авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 63 |

«Министерство культуры Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего и послевузовского профессионального образования «Всероссийский ...»

-- [ Страница 37 ] --

Ведь уровень присутствия советского кино на зарубежном экране определялся не Москвой, а всесильным Голливудом. Широкое распространение новейших способов продвижения кино на домашние телеэкраны как посредством традиционного эфирного телевидения, так и системами кабельной, спутниковой, видеозаписывающей и другой коммерческой связи ничуть не оградило кинематографии западных стран от голливудской агрессии. Наоборот, новые технологии позволили максимально усилить этот прессинг.

По официальным данным американцы уже и тогда безоговорочно господствали на национальных кинорынках Англии – на 92%, Финляндии, Швеции – на 80%, Голландии, ФРГ – на 70%, Греции, Дании, Испании – на 65%, Бельгии, Италии, Норвегии – свыше 50% и т.д.

Уже эти цифры показывали, что границы пространства для потенциального появления советского кино на экранах западных стран оставляли ему крайне ничтожные шансы.

«На протяжении многих лет, признавался руководитель Совэкспортфильма О.А.Руднев, – вся деятельность Объединения и его представительств в 13 странах Западной Европы направлялась на всемерное расширение проката советских фильмов с использованием всех возможных каналов коммерческого, полукоммерческого и общественного продвижения фильмов. О степени эффективности этой работы можно было бы судить, до определенной меры, по результатам последних 2-х лет.

1 Запродажа советских к/ф-ов Премьеры Всего сов, к/ф Годы кт ТВ видео всего кт ТВ в к/прокате 1984 72 255 105 432 50 87 400- 1985 166 285 191 642 83 113 460- Цифры кажутся внушительными, однако, следует иметь в виду, что названия некоторых фильмов повторяются как в видах проката, так и по странам. В целом же объеме кинотелевизионной продукции, ежегодно циркулируемой на западно-европейском аудиовизуальном коммерческом рынке, советская составляет не более 2%.

О регулярном присутствии, как таковом, советского кино в кинопрокате можно говорить лишь применительно к таким странам, как Франция и Финляндия, где созданы и постоянно совершенствуются прокатные структуры: во Франции на базе кинотеатра фирмы друзей «Фильм-Космос» и в Финляндии – через акционерное общество «Космос фильми», наличие которых обеспечивает нам возможность регулярно ежегодного выпуска премьерами 10–12 художественных картин и повторным к/прокатом нескольких десятков советских фильмов.

Выпуск же советских фильмов в кинопрокат других западноевропейских стран носит нерегулярный характер и подвержен влиянию факторов политического и идеологического характера. Кроме того, на пути советских фильмов на коммерческие киноэкраны мощной преградой стоит так называемая «цензура кинорынка», процеживающая в первоэкранный прокат лишь высоко зрелищные коммерческие фильмы, способные возместить в первые же недели проката расходы, понесенные не только на их выпуск (издание иноварианта, печать фильмокопий, рекламирование и пр.), но и на производство»801.

Тем не менее, зная все про 2% присутствия, руководитель СЭ на заседании коллегии Госкино СССР по вопросу «О состоянии и перспективах проката советских фильмов в странах Западной Европы» (11.02.1986г.) сделал совершенно неожиданное и амбициозное заявление: «Назрело несколько принципиальных моментов, которые – хотим мы или не хотим, нравится нам это или не нравится – придется решать их все. Иначе мы ничего не сделаем. Мы пришли к тому этапу, когда первый этап – проникновение – закончился. Мы проникли в 124 страны различными способами. А сейчас наступил качественный этап – киноприсутствия»802.

Однако размечтавшийся шеф СЭ кроме как традиционных словечек «улучшить», «усилить», «активизировать» ничего конкретного в защиту своего тезиса о наступления этапа «присутствия» советского кино на буржуазных экранах привести так и не смог. В итоге и упомянутое заседание коллегии кончилось для Руднева полным конфузом. По предложению Ф.Т.Ермаша вопрос пришлось отложить «в связи с отсутствием в представленных В/О «Совэкспортфильм» материалов конкретных, действенных предложений по активизации проката советских фильмов в Западной Европе».

РГАЛИ, ф. 2944, оп. 1, д. 1843, л. 27–35.

РГАЛИ, ф. 2944, оп. 1, д. 1843, л. 27–35.

Начиная с этого маленького сбоя, у Совэкспортфильма начались уже большие неприятности. В конце мая вышло крайне неприятное для ведомства Руднева постановление ЦК КПСС «О недостатках в практике приобретения и проката зарубежных кинофильмов». А 4 июля коллегии Госкино СССР пришлось обсуждать уже серьезные недостатки в коммерческой работе В/О «Совэкспортфильм», выявленные Комитетом народного контроля СССР и зафиксированные по итогам проведенной проверки в постановлении «О серьезных недостатках в коммерческой работе Всесоюзного объединения «Совэкспортфильм» Госкино СССР»

(20.06.1986г.).

Деятельность совэкспортфильмовцев в зеркале этого документа выглядела весьма непрезентабельно.

Постановление констатировало, что на протяжении многих лет операции по экспорту советских кинофильмов носят убыточный характер.

Только за 1984–1985 годы расходы объединения, связанные с реализацией фильмов на внешнем рынке, составили 23,3 млн.рублей, в том числе 16, млн. рублей в иностранной валюте. Получено же было от экспортных операций за указанные годы 15,1 млн.инвалютных рублей. Убытки от экспортных операций составили по минимальным оценкам 3, млн.инвалютных рублей.

К своему полному изумлению контролеры КНК установили, что в объединении с большой ленцой собирали деньги даже за уже проданные советские кинофильмы. Долги инофирм за приобретенную ими продукцию советских киностудий росли как снежный ком, однако в объединении не велся даже достоверный учет этой задолженности. Так, в отчетных данных задолженность инофирм за поставленную им кинопродукцию на I января 1986 г. показана в размере 170 тыс. рублей, фактически же она составляла 424 тыс.рублей. Проявляя тут непонятное милосердие за счет государства,штрафные санкции к должникам-неплательщикам не применялись и даже не включались в контракты. А свое попустительство в этих вопросах руководители объединения умело и изобретательно оправдывали ссылками на непреодолимые политические и коммерческие барьеры.

Были выявлены и другие поразительные «особенности» в работе СЭ.

Так, например в большую копеечку обходился дубляж советских фильмов на иностранные языки. Но сам отбор фильмов тут проводился настолько на глазок, настолько без учета реальных потребностей, что большое количество отдублированных на зарубежной производственной базе кинолент впоследствии не находили никакого спроса, а вложенные валютные средства не окупались. Так за 1983–1985 годы во Франции, Индии и Сирии было отдублировано 44 кинофильма. За них заплатили иностранным фирмам тыс. рублей. Однако было получено от продажи и проката этих фильмов в зарубежных странах только 181 тыс.рублей. Убытки государства за последние три года составили 234 тыс. инвалютных рублей.

Удивительные вещи открылись при анализе документов продажи и закупки. Оказывается расчетов цен на импортную кинопродукцию не делалось, конкурентных материалов на иностранные фильмы в объединении не собиралось. И самое интересное: цены на зарубежные фильмы намного превышали уровень цен на фильмы советского производства. Анализ контрактных цен показао, что за каждый фильм, закупленный в социалистических странах, объединение платило почти в 10 раз больше, чем выручало от продажи советских художественных кинолент в эти страны.

Цены на фильмы, закупленные в Англии, превышали цены продажи советских фильмов в эту страну в 4 раза, в Канаде – 8, Японии – 7, Индии – 10, Сирии – в 11 раз. Расчеты показали, что только в 1985 году за импортные кинофильмы иностранным поставщикам было переплачено более млн.инвалютных рублей.

Про факты грубого нарушения финансовой дисциплины, выявленные КНК, говорить уже не будем, достаточно сказанного.

Казалось бы, после таких печальных констатаций, как минимум, должны были полететь головы начальников. Ничуть не бывало. Руднев отделался наказанием размером в месячную зарплату с рассрочкой выплаты.

Другим навесили по легкому выговору. Впрочем, огорчения начальников Госкино и СЭ на этом не кончатся.

Выполняя постановление ЦК КПСС «О недостатках в практике приобретения и проката зарубежных кинофильмов», коллегия Госкино СССР утвердила постановление о чистке действующего фонда зарубежных фильмов. закупленных «Софэкспортфильмом» и «прекращении демонстрации кинолент, не отвечающих современным требованиям по воспитанию трудящихся».Улов «очистителей» оказался впечатляющим – из действующего фонда было исключено 55 названий. Помимо этого были исключены из репертуара кинотеатров 15 фильмов из категории повторного выпуска. По числу фильмов «не отвечающих современным требованиям»

рекорд побили фильмы французского производства. Победный результат сказался немедленно – прокат основательно провалил установленный ему план.

Между тем, то был отнюдь не единственный подарок от ЦК КПСС.

Осенью 1986г. коллегии Госкино СССР пришлось в ударном порядке разбираться с вопросом «О мерах по улучшению проката советских фильмов в странах Африки»803. В результате отчаянного мозгового штурма был выработан и утвержден огромнейший перспективный план мероприятий по усилению информационно-пропагандистской и коммерческой деятельности средствами кино на страны Африки на 1986–1990 гг.

В частности было сочтено целесообразным принять конкретные меры по увеличению импорта африканских фильмов для проката в СССР, что должно было бы поспособствовать расширению проката в африканских странах советских фильмов и на условиях полной или частичной взаимности позволило бы оказывать материальную и политическую помощь молодым национальным кинематографиям.

РГАЛИ, ф. 2944, оп. 1, д. 1815, л. 20–23.

В целях активизации информационно-пропагандистской работы в «прифронтовых государствах» коллегия Госкино распорядилась завершить работу по открытию регионального представительства В/О «Совэкспортфильм» в Зимбабве с правом работы на Замбию, Лесото, Ботсвану, Свазиленд и через местные фирмы – на Малави и ЮАР.

Принимая это постановления, в котором значилось целое множество и других не менее интересных мероприятий, чиновники в Малом Гнездниковском не сами по себе посходили с ума. Дело было в том, что вышло очередное «распоряжение инстанции», то бишь ЦК КПСС, строго обязавшее Госкино активнее внедрять в головы африканцев светоносные идеи марксизма-ленинизма средствами «важнейшего из искусств».

Летом того же сумбурного и непоследовательного 1986г. вышли залпом еще два постановления ЦК КПСС и СМ СССР «О мерах по совершенствованию управления внешнеэкономическими связями» и «О мерах по совершенствованию управления экономическим и научно техническим сотрудничеством с социалистическими странами». Эти постановления общего всесоюзного характера имели отношение и к деятельности Госкино СССР.

Согласно директивам Старой площади Госкино надлежало еще крепче дружить с соцстранами, укрепляя любовные узы еще и за счет повышения эффективности экономических связей. Для этого Госкино, как и прочим советским министерствам и ведомствам давались более широкие полномочия. В частности, представлялось право устанавливать подведомственным Госкино организациям «прямые связи с предприятиями и организациями других стран членов СЭВ и самостоятельно решать вопросы производственной и научно-технической кооперации, включая подписание хозяйственных договоров и контрактов на поставку продукции и оказание услуг, связанных с кооперацией и развитием производства, определения экономических условий сотрудничества».

И еще одна льгота: «В целях повышения экономической заинтересованности и расширения самостоятельности в развитии экспорта и обновлении производственной базы создать в объединениях, на предприятиях и в организациях (взамен действующей системы отчислении за поставки на экспорт) фонды валютных отчислений для финансирования экспортно-импортных операций.

Валютные фонды формируются за счет отчислений по стабильным долгосрочным нормативам от реализации готовой продукции и услуг, а также всей выручки от операций по кооперированным поставкам.… Разрешить министерствам, ведомствам СССР и Советам Министров союзных республик централизовать до 10 процентов фонда валютных отчислений объединений, предприятий и организаций. Остающаяся часть не подлежит изъятию вышестоящими органами и ограничению в их использовании»804.

В том же году среди первых более полезных плодов политики гласности и демократизации оказалось решение властей об изменении порядка получения кинохроникальных съемок из-за границы. Весной Госкино СССР обратился в ЦК КПСС с инициативной запиской о предоставлении ЦСДФ права ввоза в СССР материалов обменной зарубежной кинохроники и киноматериалов, снятых советскими кинооператорами за границей.

В целях большей оперативности непосредственное осуществление обмена кинохроникой с иностранными кинофирмами было возложено на ЦСДФ еще в 1956г. Но каждый год это право приходилось переподтверждать заново. К тому же в силу объявленного курса на «гласность» резко стал возрастать сам объем получаемых из-за кордона материалов. В течение 1986 года предполагалось, в частности, получить около миллиона метров кинопленки и киноматериалов, вес брутто свыше тонн.

РГАЛИ, ф. 2944, оп. 1, д. 1832, л. 33–46.

СМ СССР удивительно быстро пошел навстречу, издав распоряжение, позволявшее ЦСДФ напрямую получать обменную зарубежную кинохронику, а также киноматериалы, снятые советскими кинооператорами за рубежом. Распоряжение прошло по инстанциям и 12 июня главное управление Государственного таможенного контроля уведомило Госкино СССР, что оно не возражает против прямых форм доставки и передает ЦСДФ право «непосредственного обмена с зарубежными странами кинохроникой и киноматериалами, а также беспошлинным ввозом в СССР кинохроники и киноматериалов, отснятых советскими кинооператорами за рубежом»805.

Но в целом первый год киноперестройки еще не поколебал сколь-либо ощутимо фундаментальные основы привычной зарубежной политики Госкино СССР. Примечательными в этом плане стали заключительные строки постановления коллегии Госкино СССР «О выполнении плана культурных связей Госкино СССР с зарубежными странами в 1986 году и о плане культсвязей на 1987 год»: «Подразделениям, организациям, учреждениям, предприятиям системы Госкино СССР, всем работникам советской кинематографии в ходе реализации плана культсвязей с зарубежными странами в 1987 году, руководствуясь решениями XXVII съезда КПСС и январского (1987г.) Пленума ЦК КПСС, последовательно раскрывать революционные преобразования в советском обществе, процессы развития социалистической демократии, социально-экономической политики КПСС, весь ход выполнения решений XXVII съезда партии.

В работе на зарубежные страны стержневой темой сделать пропаганду социализма как альтернативы капитализму, преимуществ социализма как общества для трудящихся, общества социальной справедливости, общества, предлагающего человечеству прочный мир и безъядерную перспективу.

Этому подчинить все формы деятельности»806.

РГАЛИ, ф. 2944, оп. 1, д. 1803, л. 51,58.

РГАЛИ, ф. 2944, оп. 1, д. 1869, л. 58–59.

Васильевская, 13 на рандеву с миром В Союзе кинематографистов СССР перестройка в сфере своих зарубежных связей пошла куда как веселее и беззаботнее. СК и раньше дозволялось вести свою работу в этой деликатной сфере куда более свободно и инициативно. Но с провозглашением курса на открытость рамки прежде дозволяемого значительно раздвинулись. На самом высоком уровне был организован приезд в СССР Джульетты Мазины и ретроспектива фильмов с ее участием. Во время фестиваля в Карловых Варах, на совещании руководителей киносоюзов соцстран, Э.Климов выдвинул предложение о создании интерсоюза социалистических стран с координационным центром, куда бы стекалась информация о процессах в социалистическом кинематографе.

В сентябре в Доме творчества «Репино» СК уже по-перестроечному отгрохал международный симпозиум ФИПРЕССИ, посвященный кинематографиям прибалтийских союзных республик – Латвии, Литвы и Эстонии. В работе симпозиума приняли участие представительная делегация руководства ФИПРЕССИ во главе с ее генеральным секретарем М.Мартеном, делегация правления С К СССР во главе с секретарем И.Лисаковским, а также делегации союзных республик. Последние представили участникам и гостям симпозиума обширные и тщательно подобранные программы документальных и игровых фильмов киностудий Риги, Вильнюса и Таллина.

В рамках симпозиума были показаны ретроспектива фильмов А.

Германа, а также картины А.Сокурова и С.Арановича.

Зарубежные гости весьма высоко оценили программы фильмов прибалтийских союзных республик, их национальную самобытность, профессиональную зрелость, свойственный им поиск новых форм при опоре на традиции народной культуры, успешное использование в кино талантливых театральных актеров и т. д. В специальном заявлении ФИПРЕССИ по итогам симпозиума значились крайне лестные для СК признания : «Особо следует отметить новую атмосферу дискуссии, во время которой Международная федерация кинокритиков воочию убедилась в развитии процесса формирования новой кинополитики в рамках Союза кинематографистов СССР. ФИПРЕССИ выражает свою поддержку этой политике, которая теперь позволяет советскому кино показывать зарубежному зрителю более правдивую и реалистичную картину истории и современной жизни своей страны, Такой подход является основополагающим для улучшения взаимопонимания между народами и мирного сосуществования»807.

На заседаниях секретариата СК дважды в самых критических тоннаж обсуждалась и закупочная политика Госкино и организация фестивального движения. Застрельщиком обсуждений стал И.Н.Лисаковский, в недавнем прошлом сотрудник отдела культуры ЦК КПСС, числившийся на Васильевской «секретарем по идеологии». Подобных назначенцев прежде называли «подкидышами ЦК». Однако поскольку линия партии теперь была устремлена в сторону «открытости», то и очередной партийный засланец в стан мятежной Васильевской старался блюсти ту же линию.

После 5-го съезда интерес зарубежных фестивалей и киноорганизаций к Васильевской стал стремительно возрастать. Зарубежная комисссия Союза едва успевала оформлять секретарей СК в бесчисленные зарубежные вояжи.

Прежде не слишком избалованные загранкомандировками мало кто из них смог устоять перед искушениями посетить Англию, Францию, ФРГ и прочие заповедные территории.

Был на расхват и Ролан Быков – его приглашали то с «Чучелом», то «Проверкой на дорогах», где он блестяще сыграл роль Локоткова, то как представителя революционного климовского секретариата. За неполные полгода он побывал в Венгрии, Дании, Испании, Португалии. После очередной поездки Быков записал в дневнике: «Приехали из Италии с Леночкой. Были в Болонье на фестивале под девизом «Россия берет разбег» – Информационный бюллетень СК СССР. – 1986. – №3–4. – С. 55.

довольно любопытно. Все вопросы и дискуссии вокруг «проблем», разрекламированных западной пропагандой: Афганистан, Сахаров, Тарковский, Любимов и наши изменения, в которых они готовы видеть чуть ли не отказ от социализма. Нравится Горбачев, но вдруг будет как было? Об этом все время разговор. Но аплодируют любому хорошему или даже просто приличному ответу – жаждут посрамления антисоветизма. При этом ничего о нас не знают. Общий уровень провинциален. Наши ребята все до одного имели успех. Мой успех особый – и для них, да и для наших. Большой отклик в прессе – этого, как говорят, никогда раньше не было. Меня цитируют, фамилия в заголовках». Вроде бы такая мелочь, а как приятно… В ходе перестройки интенсивность контактов СК СССР с зарубежными странами непрерывно возрастала. Заглянем в официальной отчет о работе международной комиссии СК: «В 1987г. союз осуществлял прямые международные связи с 38 странами, в том числе и 12 социалистическими, капиталистическими и 10 развивающимися странами. За период после V съезда по линии СК СССР в служебные зарубежные командировки было направлено: в соцстраны – 217 кинематографистов, в капстраны – 133, в развивающиеся страны – 14, всего – 364 человека. Особо хотелось бы обратить внимание на то обстоятельство, что из этих 364 человек (практически около половины) выезжали в зарубежные командировки впервые. За границей побывали представители самых разных кинематографических профессий: режиссеры – 152, драматурги – 35, кинооператоры – 28, актеры – 25, художники – 9, звукооператоры – 2,кинокритики и киноведы – 57. По линии зарубежного туризма в поездках побывали 619 человек, в том числе в капиталистических и развивающихся странах – 309, в социалистических странах – 122. По индивидуальному туризму социалистические страны посетили 188 человек»809.

Быков Р. Я побит – начну сначала! Дневники. – 2010. – С. 565.

Информационный бюллетень СК СССР. –1988. – №1–2 (50–51). – С. 60–63.

По официальной статистике объем зарубежных связей союза за первых два перестроечных года вырос в три раза. За этой официальной статистикой стояли, на самом деле, сотни творческих встреч и дискуссий, незабываемых поездок на международные фестивали, обмены ретроспективами и программами новых фильмов, а также превеликое множество прочих уникальнейших кинематографических событий, прошедших не по унылому казенному трафарету, а по-настоящему живо, ярко, интересно.

Как и в до перестроечные годы именно усилиями представителей СК расширялась география зарубежных связей советской кинематографии.

Посланцы Васильевской непременно оказывались первыми в тех странах, где еще не ступала нога Госкино. После долгого разрыва отношений делегация СК первой посетила Китай и восстановила прерванные связи с китайскими кинематографистами. СК наладил участие советских фильмов в целом ряде «незамечаемых» ранее фестивалях. Во Франции такими перестали быть Кемнер-87 и Амьен-87, в Италии – Турин-87,в США – Лос-Анджелес-87 и др.

Это радикальное расширение и качественно новое наполнение зарубежных контактов по линии СК объяснялось, прежде всего, новыми возможностями, возникшими в связи с острой вспышкой в мире интереса к процессам внутреннего развития в СССР, и в частности к перестройке в советском кино.

В феврале 1987г. в Москву для участия в форуме «За безъядерный мир, за выживание человечества» прибыли многие звезды мирового кино.

«В шумной внешнеполитической кампании по пропаганде «нового мышления» и «мирных инициатив», – зафиксировала НИОК, – московский форум становится одной из наиболее громких акций. Элита мировой науки, бизнеса, искусства, общественные и религиозные деятели, соблазненные возможностью приобщиться к неведомой им жизни за упавшим «железным занавесом», собирается в столице бывшей «империи зла». Представительное сообщество украшают также и VIP-персоны мира кино – Грегори Пек, Марчелло Мастроянни, Джан Мария Волонте, Максимилиан Шелл, Клаус Мария Брандауэр, Милош Форман, Марина Влади, Клаудиа Кардинале, братья Тавиани, Мринал Сен, Ханна Шигула». Но в расширяющейся географии международных связей Васильевской достаточно четко и закономерно выходит на первый план особо приоритетное направление.

Американско-советская киноиинициатива В марте 1987г. в Голливуде впервые побывала официально приглашенная делегация СК СССР. Делегация правления СК СССР в составе Э.Климова, В.Демина, Т.Океева, Э.Шенгелая, С.Микаэляна, Р.Быкова, Р.Ибрагимбекова, Л.Чурсиной и телекомментатор В.Познера посетили три ведущие СТУДИИ Голливуда «Юниверсал», «Уорнер Брозерс» и «Коламбия», встретились с коллегами, изучали кинопроизводство, кинопрокат, участвовали в дискуссиях. Гости и встречающие остались довольны этой десятидневной встречей. «Творческие дискуссии и банкеты в Голливуде, – вспоминал участник встречи киновед-социолог Игорь Кокарев, – размышления о возможностях советско-американских постановок завершились красивой декларацией о сотрудничестве. В фамильном поместье Рокфеллеров под Нью-Йорком было подписано соглашение о создании двусторонней организации – Американо-советской киноинициативы.

Так родился АСК – независимая общественная организация, учрежденная Союзом кинематографистов, с российской стороны, и при участии таких фигур, как продюсер Дэвид Патнем, президент агентства IСМ Джеф Берг, президент американской гильдии режиссеров Гилберт Гейтс, режиссер МилошФорман, актер Роберт Рэдфорд – с американской.

Целью АСКа провозглашалось налаживание творческих и деловых связей между кинематографистами СССР и США». Новейшая история отечественного кино. Кино и контекст. Т. IV. – СПб.: Сеанс, 2002. – С. 325.

Кокорев И. Российский кинематограф: между пошлым и будущим. – С. 56–58.

После такого духоподъемного описания так и хочется воскликнуть: как красиво и возвышенно все начиналось! Визиты звезд, банкеты, первый фестиваль еврейского кино, неделя эротического кино США – попытка познакомить с серьезным кино сексуальных меньшинств. И все удовольствия исключительно «за счет стартового интереса к нам голливудской элиты»!

А к чему пришло? Чем кончился «стартовый интерес»?

Отмена госмонополии на внешнюю торговлю – смертельный удар в спину советского кино Под прикрытием творческих симпозиумов, банкетов, оплаченных чудесными иностранцами, романтических объятий и заверений в дружбе и любви тихо и незаметно велась большая и серьезная работа по разведке возможностей колонизации необъятного прокатного пространства русских лапотников. Присматривались и вербовались полезные и подходящие люди, готовые пойти в услужение, на местах уточнялся план конкретных действий по предстоящему массированному прорыву на советский экран.

Под крышей СК СССР, Госкино и других советских киноорганизаций как грибы стали расти совместные предприятия, изначально включившие в программы своей деятельности много вроде бы чего интересного и полезного для советского кино, но самом деле. нацелившиеся исключительно на проталкивание своей кинопродукции на советский экран. Вслед за АСКом, обзаведшимся своими СП в 1989г. чудесным образом в СССР проросла и была официально зарегистрирована Советско-Британская Творческая ассоциация, которая вскоре развернется на всю катушку под вывеской «Ист-Вест». «Под этим именем. – сообщает нам НИОК, – она войдет в число самых крупных игроков на российском дистрибьюторском рынке, положит начало частному кинопрокату в Советском Союзе. В октябре 1190г. она выпустит широким экраном «Унесенных ветром». Покончив с монополией «Совэкспортфильма» на ввоз и публичную жизнь зарубежного кино в СССР»812.

Кто же качал и тетешкал в колыбели эту малютку? С трудом укладывается в голове – первым председателем правления«Ист-Веста» был избран Армен Николаевич Медведев, в ту пору еще пребывавший в должности заместителя председателя Госкино СССР.

Впрочем, чему тут удивляться! Ведь главный взлом границ и снос неприступных барьеров, десятилетиями надежно защищавших советское кино от западной экспансии, был победно осуществлен именно официальными решениями высших государственных инстанций СССР.

15 ноября 1989г. вышло постановление СМ ССССР, отменявшее государственную монополию на внешнюю торговлю. Для советского кино это решение имело поистине роковые последствия. «Этот день, – констатирует НИОК, – становится для «Совэкспортфильма» официальной датой подписания приговора. В том, что дела его плохи, никто не сомневался с октября 1989 г., когда правительственное Постановление №1064 отпустило на волю «Мосфильм». И тот, превратившись в киноконцерн, немедленно разорвал отношения с «Совэкспортфильмом» и самостоятельно вышел на международный рынок. В течение года после того, как СЭФ лишат привилегий монополиста, все 59 киностудий страны уйдут в свободное плавание, а бывший всесильный монстр международной торговли будет предан анафеме. Его сделают ответчиком за всю отжившую «систему», станут обвинять во всех грехах, в первую очередь – в присваивании денег киностудий. … Утратив монополию на торговлю, СЭФ не потеряет права оплачивать свои покупки из государственного кармана – но де юре, а не де факто. В 1990г. на эти нужды ему выделят 5,8 млн долларов, но сумма будет фигурировать только на бумаге: в реальности СЭФ этих денег уже не получит. 4 июня 1990г. выйдет закон о предприятиях, который позволит в том числе и СЭФу заниматься самостоятельной коммерческой деятельностью. Государство даст СЭФу «вольную», в награду за годы Новейшая история отечественного кино. Кино и контекст. Т. IV.– Спб.: Сеанс, 2002. С.– 42–44.

безупречной службы, оставив ему долги по зарплате и коммунальным платежам, а также все 87 представительств. Большинство из них прекратит свое существование в течение года. Освободившись от обязательств перед государством, СЭФ не оставит свою торговую практику. Он по-прежнему будет продавать наши фильмы за рубеж, а в 1991г. приобретет для отечественного проката 68 фильмов: среди них – американские блокбастеры …,а также образцы европейского и азиатского авторского кино … и пакет индийского кино. Но, поскольку посещаемость кинотеатров в эти годы станет стремиться к нулю, коммерческим успехом эта деятельность не увенчается»813.

Отказ от государственной монополии на торговлю с зарубежными странами не только порушит «СЭФ», но и нанесет абсолютно, по сути дела, смертельный удар в спину всей советской кинематографии, сделает ее абсолютно беззащитной перед тотальной экспансией западного кино. Все дальнейшее хорошо известно. Бездарно утраченное однажды национальное кинопрокатное пространство вплоть до наших дней надежно удерживается и бдительно охраняется новыми его хозяевами. Перспектива как-то поколебать эту ситуацию, по крайне мере, в ближайшие годы пока не просматривается.

Впрочем наши слова о «бездарно утраченном», может быть, сгоряча и неосновательно сказаны? Были ли вообще помимо роковых шагов, предпринятых правительством Рыжкова какие-то иные, менее гибельные варианты решения вопроса об отказе от госмонополии?

Ведущий киносоциолог НИИ киноискусства М.И.Жабский уверенно полагает, что такие варианты все же были: «Есть основания полагать, что предпринятый демонтаж планово-распределительной системы и первые шаги в направлении к рынку могли бы усилить конкурентоспособность отечественного кино. Для этого необходимы были, как минимум, два условия: долевое (и никакое другое!) участие создателей, прокатчиков и демонстраторов в доходах от показа фильмов и сохранение государственной Новейшая история отечественного кино. Кино и контекст. Т. IV. – СПб.: Сеанс, 2002.– С.98–100.

монополии на импорт кинопродукции в рамках постепенного, прагматически взвешенного открытия внутреннего рынка. Ничего подобного не произошло.

О реальной конкурентоспособности отечественных фильмов не подумали, и события стали развиваться именно так, как они только могли развиваться.

Тем более что декларированное рыночное движение кинематографистов навстречу зрительским интересам не осуществлялось. … Несомненно, определенный потенциал конкурентоспособности советским фильмам обеспечивали их содержательные и формальные достоинства. Особенно это относится к российским картонам. В начале второй половины 80-х гг. на них приходилось 92% посещаемости советских фильмов при 48% удельного веса в составе всей союзной кинопродукции. Не случайно фильмы той поры и сейчас пробиваются на экраны телевидения.

Нельзя, однако, не видеть действие другого, косвенного, фактора конкурентоспособности государственного протекционизма в прокате. Эта опора должным образом не была оценена, и. не задумываясь о последствиях, ее взорвали резкой отменой государственной монополии на импорт кинопродукции. Отечественное кино, исторически совершенно не приспособленное, не готовое к существованию в условиях открытого рынка, оказалось один на один с западным кинематографом, который всегда был рыночным и в результате длительной конкурентной борьбы выработал сравнительно эффективные способы овладения вниманием зрительских аудиторий. Печальный итог этого поединка общеизвестен: на экранах вот уже много лет доминируют зарубежные фильмы».

8.9 Кадры, действительно, решают все… Явное неблагополучие с пополнением кадрового состава советского кино новыми талантами остро стало ощущаться еще на исходе 70-х. Уже тогда даже руководство Госкино и СК СССР забило тревогу, то срочно организуя масштабные совещания молодых кинематографистов, то устраивая для них специальные фестивали-смотрины и прочие затейливые мероприятия. Но проку от всей этой суеты не было ни на грош. Лечение от безликости младого поколения нуждалось совсем в других и более серьезных процедурах. Как говаривал конь своему хозяину в знаменитом фильме Довженко: «Не туда бьешь, Иван!...»

Провозглашенная Горбачевым «гласность» и санкция на критику развязали языки и позволили оценить бедствие с кадровым пополнением более серьезно, но, тем не менее, все еще сквозь розовые очки.

11 февраля 1986г. на коллегии Госкино СССР обсуждался вопрос о творческо-производственной деятельности Экспериментального молодежного творческого объединения (ЭМТО) «Дебют» в свете Постановления ЦК КПСС «О работе с творческой молодежью».

За 8 лет работы – отмечалось в постановлении, – в объединении дебютировали 126 режиссеров, 21 сценарист.41 оператор, 23 композитора, представители других профессий. Более 40 режиссеров, прошедших дебют, получили право на самостоятельную постановку.

Однако, положительно оценивая опыт работы ЭМТО, – отметила коллегия – «В современных условиях работа с творческой молодежью во многом должна вестись по-новому»814. Как именно? Об этом в резолюции кроме общих слов ничего конкретного не было сказано. «Активнее внедрять», «повышать требовательность» и т.д. Единственно реальный пункт пространного постановления гласил: «Директорам студий, главной сценарной редакционной коллегии изжить практику поручения. Постановки полнометражных фильмов режиссерам, дебют которых в ЭМТО признан несостоявшимся». Пункт, по сути дела, о «волчьем билете» дорогого стоил… Острая критика ВГИКа и всей постановки профессионального кинообразования как такового прозвучала и в ходе V съезда СК СССР.

Выполняя наказ съезда секретариат СК СССР на своем заседании от 26.06.1986г. счел необходимым основательно рассмотреть вопросы педагогической и воспитательной работе мастеров кино во ВГИКе, на РГАЛИ, ф. 2944, оп. 1, д. 1834, л.22–27;

д. 1843, л.23–38;

д. 1812, л. 32–34;

д. 1835, л. 165.

Высших курсах сценаристов и режиссеров, в Экспериментальном творческом объединении «Дебют».

Сообщения сделали ректор ВГИКа В.Ждан, директор Высших курсов сценаристов и режиссеров И.Кокорева и директор ЭМТО «Дебют»

киностудии «Мосфильм» И.Виноградов. Из принятого секретариатом постановления явствовало, все главные кинороддомы страны работают неважнецки. «В первую очередь, – говорилось в постановлении, – это касается Всесоюзного государственного института кинематографии, в котором воспитываются подавляющее большинство советских киномастеров всех творческих профессии, а также многие зарубежные кинематографисты.

Секретариат считает, что в настоящее время институт далеко не отвечает поставленным перед ним задачам. Обучение проводится по устаревшим программам, учебный план перегружен общеобразовательными, необязательными дисциплинами, основным, профилирующим занятиям по специальности отводится неправомерно малое количество времени – в ряде случаев до четырех часов в неделю. Мастерские велики по количеству студентов, в них плохо организованы индивидуальные формы обучения.

Значительная часть мастеров практически самоустранилась от учебно воспитательной работы, передоверив обучение педагогам, не обладающим достаточно высокой творческой и педагогической квалификацией.

Материально-техническая база института совершенно не отвечает современным требованиям подготовки кадров, слабо налажена связь с фильмопроизводством. Во ВГИКе утеряны многие традиции, в нем создалась атмосфера равнодушия части мастеров и педагогов к жизни студенческого коллектива. Администрирование и зарегламентированность лишают студентов возможности проявления творческой инициативы, поиска и эксперимента в своих работах. В этой обстановке формируются такие отрицательные качества, как приспособленчество, делячество, которые откладывают отпечаток на дальнейшую творческую деятельность молодых специалистов.

Высшие курсы сценаристов и режиссеров, где преподавание ведется на более высоком уровне и основой обучения является индивидуальная форма работы мастеров со слушателями, испытывают серьезные трудности при наборе слушателей из-за инертности со стороны Союза кинематографистов и киноорганизаций, отсутствия производственной базы, ограничивающего возможности реализации замыслов слушателей, малого внимания к творческой судьбе выпускников курсов.

Экспериментальное молодежное творческое объединение (ЭМТО) киностудии «Мосфильм» в настоящее время не отвечает в полной мере своему главному назначению – выявлению и продвижению подлинно талантливых люден. Фактически оно превратилось в еще одну инстанцию на пути молодежи к производству. Из числа дебютантов ЭМТО считанные единицы проявили себя на самостоятельной режиссерской работе на киностудиях.

Госкино СССР не имеет продуманной программы подготовки кадров, научного анализа их потребности на киностудиях страны. В результате на киностудиях страны образовался существенный переизбыток режиссеров и операторов, немало выпускников ВГИКа и Высших курсов долгое время не находят работы, подчас вынуждены уходить в другие отрасли». Считая, что система подготовки киноспециалистов в стране требует коренной перестройки в свете новых требований, предъявляемых к работе высшей школы, секретариат постановил в целях тщательного изучения положения дел и разработки предложений по перестройке существующих форм кинообразования создать представительную рабочую комиссию.

Рабочей комиссии было поручено разработать предложения, охватывающие весь комплекс подготовки молодых специалистов во ВГИКе, на Высших курсах сценаристов и режиссеров, на кинофакультетах при республиканских театральных институтах, в ЭМТО киностудии «Мосфильм».

Информационный бюллетень СК СССР. – 1986. – №2. – С. 23–25.

Постановление сыграло роль спички поднесенной к цистерне с бензином.

Ветер вольности и перемен в аудиториях ВГИКа Осенью, с первых же дней учебных занятий во ВГИКе взбунтовались студенты.

«В коридорах и аудиториях, – повествуют авторы НИОК, – стихийно возникают многолюдные бурные обсуждения, проходят «круглые столы», а затем и «вольные трибуны». Ропот начался еще до Пятого съезда. Впервые критика институтских порядков открыто прозвучала на комсомольском собрании в апреле 1986г., куда был приглашен еще не имевший официального статуса Климов. В июне новый секретариат СК констатировал, что престиж главного киновуза страны упал, и сформировал комиссию по перестройке кинообразования во главе с Соловьевым и Андреем Плаховым.

Ответным шагом вгиковского официоза стало собрание представителей ректората, партбюро и заведующих кафедрами, осудившее Пятый съезд и его решения.

Осенью, с началом учебных занятий, вгиковцы по примеру старших товарищей принимаются бунтовать всерьез. Зачинщиками становятся студенты Соловьева. Их поддерживают другие мастерские, актерские и режиссерские, но наиболее активно выступают киноведы, ученики Евгения Суркова. Студенты протестуют против засилья общественных дисциплин и догматизма преподавателей;

против идеологизированных курсов истории литературы и кино;

против практики редких «парадных выходов» мастеров к своим ученикам;

против принципа обучения «делай как я»;

против отрыва учебного процесса от реального кинопроизводства;

против пещерной технической базы;

против семейственности при наборе. И в целом – против косной атмосферы в институте, где отдельные кафедры целиком состоят из педагогов пенсионного возраста, испытывающих страх перед молодежью и озабоченных лишь тем, чтобы «держать и не пущать»816.

Последнее объяснение проблем института «пенсионным фактором»

преподавательского состава представляется не самым глубоким. Автору этих строк довелось учиться во ВГИКе в самом начале 60-х. когда средний возраст преподавательского состава был, пожалуй, куда как выше, чем в годы перестройки. Тем не менее более чем почтенный возраст подавляющего числа педагогов ничуть не сказывался на качестве выпускаемой институтом «продукции». Тогдашнее «старичье» умудрилось взрастить поистине блистательную плеяду удивительных и самобытнейших талантов буквально во всех кинематографических профессиях. Да что там плеяду – целое поколение!

А в 70-е в тех же стенах что-то словно протухло. Но вот еще вопрос – в чем или в ком случилась порча? Да, может, и в самом деле, стали подсаживаться батарейки у преподавательского состава. Да, может, и подустарела в чем-то сама система обучения. Но главные ли то причины безликости основной массы выпускников 70-х – начала 80-х? А, может, все дело в том, что студент уже совсем другой пошел?

Вопрос совсем не праздный.

И поневоле вспоминается еще один пример из более давней истории того же ВГИКа, когда при самых наихудших, поистине чудовищных условиях выросло еще одно удивительное поколение. Уж при какой дикой драконовщине и полицейщине учились во ВГИКе студенты первых послевоенных наборов, какое это вообще было жуткое для кино, да и по всей жизни, время! А кто вышел тогда из вгиковских аудиторий? Григорий Чухрай, Станислав Ростоцкий, Юрий Озеров, Леонид Гайдай, Сергей Бондарчук, Тенгиз Абуладзе, Сергей Параджанов, Марлен Хуциев.

Александр Алов и Владимир Наумов, Эльдар Рязанов – надо ли продолжать этот ряд далее?

Новейшая история отечественного кино. Кино и контекст. Т. IV. – СПб.: Сеанс, 2002. – С. 131–134.

Так что, может, все дело в том, что вместе с оттепелью кончилась некая эпоха, сделавшая колоссальный выброс творческой энергии, породившая людей одержимых и настал черед поколенческих волн с ослабленным или полностью отсутствующим зарядом пассионарности?

Признаков того слишком много.

«СК совместно с Госкино и социологами, – рассказывал Андрей Смирнов, – провел три независимых экспертизы. Мы взяли данные за десять лет, относительно безболезненных, – 1970–1980гг. И выяснилось, что из всех выпускников экономического факультета в кино работает семь и только один стал директором.... Были целые режиссерские курсы, из которых ни один выпускник не работал в кино и не стал режиссером. Получалось, что этот институт существует для педагогов, а не для кинематографии»817.

К убийственную статистике добавились и выводы бригады кинокритиков, которые по поручению СК СССР честно отсмотрели курсовые и дипломные работы шести (!!!) режиссерских мастерских. И тут выявилась абсолютно беспросветная картина – полное торжество безликости.

Собственно уже на этих двух экспертизах можно было бы и остановиться, сделав трезвые, хотя и слишком, наверное, беспощадные выводы об измельчании самой породы тогдашних студентов. Или, по крайней мере, о каких-то системных сбоях в процедурах приема и отбора во ВГИК. Но заглянуть в корень вопроса тогда не отважились. Комиссия СК пришла к выводу, что своим затянувшимся бесплодием ВГИК обязан устаревшей системе обучения и опять-таки состарившемуся педагогическому составу. Стало быть, менять – перестраивать – надо было и то и другое.

Выводы эти были правильными, но поверхностными. Правда, со ВГИКом все равно что-то надо было делать. «На Бога надейся, а сам не плошай». Если на небесах, и в самом деле решили прикрутить крантик с отпуском нам талантов, то поневоле приходилось рассчитывать только на какие-то собственные усилия. И перестройщики с Васильевской, надо отдать им Новейшая история отечественного кино. Кино и контекст. Т. IV. – СПб.: Сеанс, 2002.– С. 135.

должное, очень по этой части старались. Однако воплотить в жизнь свои программы излечения ВГИКа им с первого захода не удалось.

Союз был намерен назначить ректором ВГИКа Сергея Соловьева, подготовившего свою достаточно интересную программу перестройки нашей общей альма-матер. Но это намерение не получило одобрения властей. Кода тогдашний ректор ВГИКА В.Н Ждан был отправлен на пенсию, на его место был назначен проректор по научной работе А.Новиков. Основной педагогический состав института воспринял этот красноречивый жест властей как знак своей поддержки и неправоты претензий СК. Коллектив сплотился вокруг нового ректора и занял круговую оборону под девизом «сами с усами» – в своих проблемах разберемся собственными силами.

Официальная позиция Васильевской поэтому случаю была запечатлена в соответствующем постановлении секретариата. В нем отмечалось, что наряду с существенными положительными изменениями по многим направлениям может возыметь место и серьезная опасность использования демократических форм управления для проведения на ряд руководящих должностей в сфере кино людей, представляющих интересы противников перестройки.

Битва за ВГИК и вообще за кинематографическую молодежь на этом не закончилась.

Мертвому припарка?

24–25 ноября 1986г. состоялся Пленум Всесоюзной комиссии СК СССР по работе с творческой молодежью обсудил задачи по реализации решений V съезда кинематографистов СССР, подготовке к Всесоюзному совещанию молодых, а также проект новой модели кинематографа, и положение молодежных секций на киностудиях страны. Руководил работой пленума секретарь Союза кинематографистов СССР К.Шахназаров, отвечавший в СК за работу с кинематографическим молодняком.

Накал критики с положение дел с молодым кино продолжал нарастать.

Эхом прошедшего пленума стало вполне толковое и дельное совместное письмо секретарям правления Союза кинематографистов СССР К.Г.Шахназарова и заместителя Председателя Госкино СССР П.К.Костикова председателям Госкино союзных республик, секретарям правлений республиканских и городских отделений СК, руководителям учреждений, организаций и предприятий кинематографий «Об улучшении отбора во ВГИК и ЛИКИ талантливой и творчески одаренной молодежи, в том числе по внеконкурсному и целевому приему».

В нем отмечалось, что итоги проведения приема в вузы кинематографии (ВГИК и ЛИКИ) в 1986г, в том числе по внеконкурсному и целевому набору, показали что, как и в предыдущие годы, в союзных республиках поиск и отбор талантливой к творчески одаренной молодежи велся крайне неудовлетворительно. На выделяемые для республик места по прежнему продолжали направляться лица, не имеющие профессионально творческих способностей, с крайне слабой общей подготовкой, низким интеллектуальным уровнем и слабо выраженными гражданскими позициями.

В письме приводился такой пример: в 1986г, во ВГИКе 39 абитуриентов, направленных по внеконкурсному и целевому набору, получили неудовлетворительные оценки по специальным и общеобразовательным дисциплинам, основная часть абитуриентов сдали вступительные экзамены только на удовлетворительные оценки.

Явно не способствовала повышению уровня будущих студентов застарелая привычка направлять на творческие специальности ВГИКа по одному кандидату на место, что напрочь перечеркивало идею конкурсного отбора и лишало возможности выявления наиболее способных лиц.

Ряд республик в 1986г. умудрился вообще не направить на выделенные места своих кандидатов.

В завершении письма руководству Госкино союзных республик и республиканских союзов кинематографистов излагался комплекс совершенно конкретных предложений по разработке четкой системы поиска и отбора наиболее талантливой, творчески одаренной молодежи для направления ее на обучение во ВГИК и ЛИКИ. Пожалуй, это был бы самый умный и необходимый шаг, который стоило тогда сделать.

Почти одновременно коллегия Госкино утвердила тогда же постановление «Об изменении порядка утверждения на право первой постановки полнометражного художественного фильма». По ранее существовавшему порядку все кандидатуры постановщиков на полнометражные дебюты в художественном кино непременно рассматривались и утверждались коллегией Госкино СССР. Отныне решение о предоставлении кинорежиссерам этого права возлагалось на художественные советы киностудий союзного и республиканского подчинения. При этом худсоветы обязаны были учитывать мнение режиссерского бюро киностудий, а также мнение общественных организаций. О принятых худсоветами решения надлежало информировать ГСРК и управление кадров и учебных заведений Госкино СССР. И только информировать! Гнездниковский отказывался еще от одной очень важной для себя привилегии… Кадровая «революция»

В 1987г. разразилась настоящая кадровая революция едва ли не во всех киноорганизациях и на крупнейших киностудиях страны. К ней уже само по себе подталкивало одно из положений базовой модели, согласно которому предполагалась обязательная выборность руководителей организаций на конкурсной основе. Плеснул керосинчику в этот костер и пленум ЦК КПСС по вопросам перестройки и кадровой политики (27–28.01.1987г.), на котором были приняты «судьбоносные» решения о демократизации общества и реформировании самой партии, а также получил благословение проект закона «Закон о государственном предприятии» (принят 30.06.1986г.), РГАЛИ, ф. 2944, оп. 1, д. 1888, л.17–21;

.д.1869, л.1–14.

предоставлявший трудовым коллективам выбирать начальство по своему усмотрению.

Руководство СК оперативно среагировало на решения партийного пленума, постаравшись использовать их в свою пользу в качестве попутного ветерка 2 апреля 1987г. состоялось заседании секретариата состоялось обсуждение доклада Э.Климова «Январский (1987г.) пленум ЦК КПСС и вопросы реализации кадровой политики в сфере кинематографа».


В принятом постановлении отмечались тревожные и противоречивые тенденции наметившиеся в некоторых кинематографических организациях, где демократические процедуры привели к весьма нежелательным результатам в решении кадровых вопросов. В качестве главное примера тут, ясное дело, фигурировал ВГИК. Но сходные ситуации наметились и в других организациях.

«Искреннее недоумение, – отмечало постановление секретариата, – вызывают у членов секретариата факты, когда люди, скомпрометировавшие себя по прошлой работе, вызвавшие резкую критику общественности, получают повышение или переходят на новые ответственные посты.

Секретариат видит в этом не только нежелание считаться с общественным мнением, но и вполне определенную линию, столь неуместную в нынешних условиях».

Секретариат правления СК СССР выразил озабоченность реальным ходом выполнения решений январского Пленума ЦК КПСС по кадровым вопросам в сфере кинематографии и поручил первому секретарю правления Э. Климову довести настоящее решение до сведения председателя Госкино СССР А.Камшалова.

Нежданный-негаданный подарок от властей, вдруг предоставивших трудовым коллективам государственных организаций и предприятий возможность самим выбирать себе начальников по собственному усмотрению вызвали поначалу огромный энтузиазм, а следом и небывалые страсти. Автору этих строк довелось возглавлять перестроечную комиссию ВНИИ киноискусства, готовившую выборы нового директора института.

Здесь, в отличие от многих других организаций выборы в основном прошли по-честному, без подлянки и праздника обливания помоями поскольку все три кандидата – известный киновед Кирилл Разлогов, начальник отдела теории кино ВНИИКа Артем Дубровин и писатель, общественный активист Алесь Адамович – каждый по своему был достоин быть избранным. С большим преимуществом был избран все-таки Алесь Адамович, сказалось и личное обаяние и большой его авторитет как общественногодеятеля. Тем не менее, даже и тут при всей внешней благопристойности выборы надолго оставили в коллективе глубокую и непреодолимую трещину, словно поделив его на три пусть и неоформленные «партии».

В других киноорганизациях и предприятиях выборы проходили чрезвычайно конфликтно, с перехлестами и яркими проявлениями далеко не лучших человеческих качеств.

Собрание трудового коллектива киностудии «Мосфильм» единогласно избрало своим новым директором Владимира Досталя, умелого и авторитетного организатора кинопроизводства. На студии им. Горького, избравшей директором оператора Александра Рыбина, произошел настоящий раскол. Коллективу «Ленфильма» пришелся по нраву молодой энергичный главный редактор студии, выходец из партийного аппарата Александр Голутва.

Заметные кадровые изменения произойдут в том же 1977г. в составе руководства самого Госкино, правда уже без игрищ выборы, а традиционным путем освобождения от занимаемой должности и назначения на должность.

В частности, усилится позиция Армена Медведева, к прежней должности главного редактора которого добавится еще и статус первого заместителя председателя Госкино.

В целом все эти кадровые перемещения, несомненно, придадут новый импульс перестроечным процессам в кино, их ускорению.

Битва за ВГИК. Второй раунд После отбитой атаки СК СССР на вгиковские бастионы за дело взялся уже Госкино СССР. Это было уже посерьезнее. ВГИК являлся структурным подразделением Госкино и у последнего были реальные полномочия для того, чтобы основательно проветрить учебное заведение.

22 сентября 1987г.на пике волны кадрового обновления в кинотрасли коллегия Госкино озаботилась состоянием дел в институте. По итогам бурного и острого обсуждения было принято пространнейшее постановление коллегии «О ходе перестройки работы ВГИКа и мерах помощи институту».

Констатирующая часть документа признавала, что в какой-то степени в институте кое-что стало меняться к лучшему. А именно: перерабатываются учебные программы по профилирующим дисциплинам, обновлен состав всех государственных экзаменационных комиссий. К руководству мастерскими и педагогической работе привлечено более 40 новых педагогов. Среди них такие известные мастера кино, как Р.Ибрагимбеков, П.Тодоровский, А.Митта, И.Квирикадзе, В.Кисунько и другие. В институте введена практика чтения лекций крупными советскими кинематографистами и учеными для всего состава студентов. Так, в 1987 году состоялись встречи студентов с Т.Абуладзе, М.Хуциевым, А.Миттой, В.Абдрашитовым, А.Германом, Э.Рязановым, М.Голдовской. Организованнее прошел прием во ВГИК в году. Начала работу вневедомственная комиссия по выработке концепции отбора во ВГИК талантливой молодежи.

Но на этом кратеньком перечне изменений все достижения и кончались.

«Вместе с тем работа по перестройке деятельности института, скорбно признавало постановление, –развертывается недопустимо медленно.

Сложившаяся структура ВГИКа, принятые в нем формы учебно воспитательной, творческой, методической и научно-исследовательской работы не соответствуют уровню и многообразию задач, которые ставятся перед ведущим вузом искусств в свете перестройки высшей школы и кинематографии. Слабо ведется перестройка учебно-воспитательного процесса. Не получил должного воплощения индивидуальный подход в развитии творческих способностей студентов. По многим предметам отсутствуют новые учебники и учебные пособия. Требует активизации методическая и научно-исследовательская работа. Необходимо более широкое участие студентов в управлении институтом. Во ВГИКе сложилось неудовлетворительное положение с педагогическими кадрами.

Профилирующие кафедры малочисленны, практически отсутствуют молодые преподаватели, много лиц пенсионного возраста, часть преподавателей пользуется устаревшими методами в обучении и не соответствует современным требованиям. Отдельные педагоги – ведущие мастера кино редко бывают в институте, отгораживаются от жизни и быта студентов. Нет системы в деле повышения квалификации профессорско-преподавательского состава, запущена работа аспирантуры.

В подготовке специалистов не учитываются потребности кинематографии и телевидения в специалистах различного профиля на перспективу.

Международная деятельность ВГИКа и его выпускников одерживается недостаточным освоением студентами иностранных языков.

Материально-техническая база института и учебной киностудии находится в неудовлетворительном состоянии. Руководство ВГИКа длительное время мирилось с таким положением. Киностудии, предприятия и организации кинематографии также не оказывают вузу в этом должной помощи. Приказ Госкино СССР по улучшению учебно-материальной базы института выполняется медленно, новое необходимое кино-, теле-, видеооборудование выделяется в основном на бумаге, а не реально.

Здание ВГИКа и внутренние помещения имеют неряшливый, неприглядный вид, редко ремонтируются. В общежитии - грязь и беспорядок.

Ректорат и общественные организации, в том числе органы студенческого самоуправления, не принимают активных мер для исправления такого положения.

Недостаточное развитие получили вопросы совершенствования социальной сферы института»819.

То есть за год ВГИК ничуть не сдвинулся с места. Воз, как говорится, и ныне там!

Постановляющая же часть документа заняла несколько страниц.

Госкино строго предписал вгиковскому руководству выполнить по пунктам детально расписанную и вполне дельную программу перестройки. Однако выписанные рецепты дела не поправили. Да, их никто, по сути дела, и не старался особенно исполнять.

Неизлечимое Незаметно пролетело еще два года. В июне 1989г.

На совместном заседании секретариата правления СК СССР и коллегии Госкино СССР вновь обсуждалась работа Всесоюзного государственного института кинематографии им. С.А.Герасимова в период перестройки. К чему пришли? Текст очередного постановления, пожалуй, будет красноречивее любых наших слов:

«За последние два года осуществлен ряд мероприятий, направленных на улучшение учебно-воспитательного процесса и подготовки кадров кинематографистов во ВГИКе, расширение демократии и гласности в работе.

Разработаны и утверждены новые учебные планы по всем киноспециальностям. В апреле 1988г. успешно прошел XVI вгиковский кинофестиваль. Оживилась международная деятельность ВГИКа.

Укрепляется материально-техническая база.

Однако коллегия Госкино СССР и секретариат правления Союза кинематографистов СССР отмечают, что, несмотря на отдельные РГАЛИ, ф. 2944, оп. 1, д. 1888, л. 82–85.

положительные тенденции, в работе по перестройке ВГИКа коренного перелома не произошло.

Ректорат избрал тактикой проведения перестройки эволюционный путь движения, его действия характеризуют неконструктивность и нерешительность, отсутствие требовательности и дисциплины как в своей работе, так и в работе кафедр и деканатов.

Не разработана новая методика приема в институт, отсутствует система эффективного поиска и отбора талантливой, способной молодежи. Несмотря на острую нехватку аудиторий для занятий, ректорат не идет на резкое сокращение приема студентов и приведение их численности в соответствие с нормами учебно-лабораторных площадей.

Ни руководство, ни совет не смогли сделать обучение во ВГИКе подлинной творческой школой для кинематографистов, не обеспечили высокого качества учебно-воспитательного процесса, о чем позволяют судить отзывы студентов, непосещение ими занятий, хронические срывы в выполнении дипломных работ. В 1988 году около 70 процентов выпускников – режиссеров и операторов не подготовили и не защитили дипломные фильмы в срок. В 1989 году среди операторов ни один не защитился в срок, среди режиссеров защитились единицы.

Ректорат и общественные организации института не преодолели процесса застоя в кадровой политике, не проводят целенаправленной, постоянной работы по укреплению профессорско-преподавательского состава, систематической аттестации преподавателей. Средний возраст доцентов составляет 61 год, заведующих кафедрами – 66 лет, профессоров – 75 лет.


ВГИК не обеспечивает постоянного притока молодых талантливых кадров в кинематограф. Анализ использования выпускников института за лет (1975–1985гг.), проведенный Госкино СССР. Союзом кинематографистов СССР и социологическим сектором ВНИИ киноискусства, показал, что процент использования молодых вгиковцев по основным творческим кинопрофессиям по всем киностудиям крайне низок. За последние два года положение к лучшему не изменилось.

Комиссия по кинообразованию и секретариат СК СССР просмотрели около 30 дипломных и курсовых фильмов всех мастерских ВГИКа. Несмотря на то, что ряд картин отмечен на различных кинофестивалях, их профессиональный уровень остается средним. Недостает ярких творческих индивидуальностей, разнообразия стилей и жанров.

Ректорат не наладил какую-либо систему организации научно исследовательской работы в вузе.

Психологический климат во ВГИКе остается сложным. Это подтвердило и социологическое обследование, проведенное в марте 1989г.

научной группой ВНИИ киноискусства, в котором приняли участие около 300 преподавателей и студентов. Более 60 процентов опрошенных считают перемены, происшедшие во ВГИКе в последние два года, малыми или крайне малыми. Студенчество вслед за резким недовольством системой обучения и деятельностью ректората и совета института проявляет в настоящее время полную пассивность и равнодушие ко всему происходящему.

Коллегия Госкино СССР и секретариат правления Союза кинематографистов отмечают, что ни ректорат, ни совет ВГИКа не смогли возглавить работу по перестройке института, не обеспечили серьезных, положительных результатов в учебно-воспитательной, научной и творческой деятельности кафедр и факультетов. Коллегия и секретариат постановляют:

1. Признать работу ВГИКа в анализируемый период неудовлетворительной.

2. Просить Государственный комитет СССР по народному образованию (тов. Ягодин) провести внеочередную аттестацию ВГИКа, включив в комиссию по аттестации представителей Госкино СССР, Союза кинематографистов СССР и ВГИКа. …»820.

Информационный бюллетень СК СССР. – 1989. – №6. – С. 13–15.

И вновь ВГИКУ предписали очередные лечебные пилюли и процедуры.

Однако лечить, похоже, надо было уже не только ВГИК, но и всю страну. И, скорее всего, – даже и саму эпоху, которая созданием СССР было замахнулась на перемену вектора развития человеческой цивилизации, но надорвалась на исполнении непосильной задачи и безвольно предалась радостям и утехам деградации.

Свиное рыло рынка. Берегите воров! Посредственность на пьедестале В подразделе «Кинопроизводство» уже отмечалось, что уже самые первые, самые робкие перестроечные поползновения в сторону ослабления былой административной удавки с целью активизации трудовой инициативы принесли необычайно щедрый урожай. Но совсем не тот, на который рассчитывали, отпуская вожжи. Дарованные вольности словно по какому-то подлому закону почему-то пробуждали у многих не столько творческую фантазию и трудовую доблесть сколько обезъяний хапательный инстинкт.

Еще на светлой заре перестройки – на дворе был март 1987г. – на колеггии Госкино обсуждался вопрос «О состоянии контрольно-ревизионной работы в системе Госкино СССР в системе Госкино СССР в 1986 году и задачах по совершенствованию ревизионного дела». Отчитывался по щекотливой проблеме начальник Управления бухгалтерского учета, отчетности и ревизий В.В.Чуланов.

По всей вероятности появление данного вопроса в повестке дня коллегии было предопределено тем обстоятельством, что такая суровая организация как КНК СССР уже приступила к масштабной проверке состояния ревизионного контроля в отрасли. У руководства Госкино по этому случаю не было никаких иллюзий насчет того, что матерые ревизоры из КНК не обнаружат впечатляющие масштабы расхитительства и разбазаривания госсредств, процветавших в кино отрасли во все времена.

Дабы как-то упредить и смягчить последствия неминуемого грозного отчета КНК и было принято надлежащее постановление самой коллегии.

Дескать, и про расхитительство и расточительство сами знаем. Отчаянно боремся.

Отсюда и появились в принятом постановление такие печальные строки: «Проведенные ревизии показали, что в целом ряде предприятий и организаций еще не обеспечена сохранность социалистической собственности, не устранены причины и условия, порождающие хищения и бесхозяйственность. В 1986 году ревизиями и проверками выявлены незаконные расходы, хищения и недостачи на сумму 1728 тыс.руб. Основная часть хищений и недостач установлена в кинотеатрах и дирекциях киносети.

По материалам ревизий принимались меры по устранению выявленных недостатков в деятельности предприятий и организаций, укреплению государственной и финансовой дисциплины. В целом по системе Госкино СССР по итогам ревизий сумма возмещаемого ущерба составила 721 тыс.

руб., привлечены к дисциплинарной ответственности 2517 человек переданы в следственные органы дела на сумму 460 тыс. руб.»821.

Это самопризнание своих прегрешений, впрочем, не смягчит сердца суровых расследователей КНК СССР. Акт их проверки работы отрасли окажется поистине беспощадным. Отдуваться по этому щекотливому вопросу на очередном заседании коллегии в присутствии представителя КНК СССР довелось В.Я.Рябинскому.

По итогам обсуждения было принято постановление. Опытная рука автора, готовившего проект этого документа на этот раз сделала все возможное, чтобы до предела сгладить и минимизировать масштабы воровства и разгильдяйтва, выявленные в отрасли контролерами КНК СССР.

По подготовленными ими заключению были все основания заводить уголовные дела. Но грозную телегу КНК сердобольная коллегия Госкино умело спустила на тормозах. Начальники-раззявы как и большие умельцы РГАЛИ, ф. 2944, оп. 1,д. 1888, л..33–37;

д. 1869, л. 78–81.

запускать шаловливые ручки в государственный карман не были удостоены даже выговоров. Надвигалось новое время и новая мораль. То, что ранее называлось спекуляцией и воровством, теперь преспокойненько можно было называть предпринимательством.

В 1988–1989гг. прежняя суперцентрализованная командно административная система советского кино на глазах стала рассыпаться от внедрения в нее первых элементов рыночной экономики. Их еще стеснялись называть рыночными. В официальных документах эти процессы стыдливо именовали переходом на «новые условия хозяйствования». Однако уже и на этой самой ранней стадии рыночная система в кино во всей красе успела показать свое свиное рыло.

Эпидемия хапка, изощреннейшего умыкательства государственных средств, собственности, пережитая советской кинематографии в годы НЭПа, теперь повторилась снова, но еще в больших масштабах и с большим бесстыдством. Хапали, умыкали, растаскивали теперь буквально все, что только попадет под руки – деньги, госсобственность, должности, звания, награды. Делали это уже не стесняясь, почти в открытую.

В самом киносообществе все перемешалось, произошло перемещение и перемешивание всех его слоев. Верх стал низом, вся помойщина всплыла на поверхность. Посредственность захватила едва ли не все пьедесталы.

С появление независимых студий и кооперативного кино за камеру встало такая масса случайных, непрофессиональных и бездарных граждан, что даже еще сохранившийся на тот момент творческий потенциал отечественной кинематографии совершенно растворился и потерялся в разливанном море кинохалтуры непрофессионализма.

И именно такое «решение» кадрового вопроса оказалось для советской кинематографии роковым.

8.10 Итоги – Причины, подтолкнувшие к перестройке кино носили объективный характер. Необходимость глубоких перемен осознавалась большинством киносообщества, а отнюдь не какой-то небольшой группой неких «заговорщиков».

– Было очевидно, что изменения должны быть глубокими и комплексными. Они должны были охватить все звенья работы большого кинематографического конвейера всей структуры насквозь, а не только какие-то отдельные его звенья. Перемены должны были коснуться всех сфер:

системы управления, репертуарной политики, экономической системы, работы кинопроката, подготовки новых кадров и т.д. Надо было «лечить»

всю систему.

– Для судеб намечаемой перестройки важно было какие силы возьмутся реформировать систему советского кино? Несмотря на то, что такого рода вопросы по идее должны были бы лечь на плечи государственных организаций, отвечающих за кинематограф, в данном случае все пошло не совсем так. Государственные органы, равно как и более влиятельные партийные структуры оказались не готовы выработать программу необходимых преобразований. Инициативу вынуждена была взять на себя общественная организация, известная как Союз кинематографистов СССР. То, что у этой инициативной группы, состоящей в основном из творческих работников, не было необходимого опыта управленческой работы и системного представления о всех звеньях киноотрасли, не могло не сказаться на характере и качестве подготовленной ими программы реформ.

– Самые первые попытки вмешательства в начинавшийся процесс перестройки носили скорее административный характер. Пытаясь улучшить, сделать более живым, интересным и актуальным тематический план выпуска фильмов на 1987 год, Союз пошел на те же меры административного диктата, попытался быть вторым Госкино. Однако путь административного решения творческих проблем не принес никакого результата, что и подтолкнуло к идее разработки новой модели организационно-экономического устройства киноотрасли.

– В связи с крахом упомянутых попыток изменить вектор репертуарной политики силовыми методами возникло предложение разработать такую систему организации кинопроцесса, при которой наиболее оптимально решались бы проблемы отбора и реализации нужных проектов и исключалось бы все бездарное, ненужное и бесплодное. Таким образом, родилась идея создания так называемой «базовой модели» кинопроизводства.

– В разработке «модели» (Болшевские деловые игры) участвовали все заинтересованные участники кинопроцесса, за исключением представителей кинопроката. Это были не только кинематографисты, но и экономисты, ученые, социологи, представители других профессий. Госкино официального участия в разработке «базовой модели» на первой стадии не принимал.

– Суть «модели», разработанной на деловых играх в Болшево сводилась к следующему: рычаги административного воздействия должны были быть заменены на организационно-экономические. На смену прежней системы (государственное планирование, централизованное распределение бюджетных средств, диктат темплана, механизмы цензуры и контроля за творчеством) должны были быть введены жесткие экономические принципы:

хозрасчет, самоокупаемость и свобода основных творческих и производственных звеньев. Центр всех наиболее властных решений и полномочий должен был переместиться на студии и другие наиболее важные кинематографические организации. Должна быть также рационализирована система кинопроизводства: процессы творчества и производства, управление ими должны были быть организационно разведены в разные системы.

– Процесс разработки и реализации проекта «базовой модели»

протекал в крайне сложных и неблагоприятных условиях:

1) Он не встретил единогласную поддержку кинематографистов и расколол сообщество. Среди кинематографистов были те, кто был абсолютно против реформирования. Другие, наоборот, пытались в корне разрушить сложившуюся систему, пока все в отрасли окончательно не разрушилось.

2) Госкино не спешило с реализацией программы преобразований, потому что не было в этом заинтересовано, ведь в результате реформы оно бы утрачивало многие свои властные полномочия и из хозяина положения превращалось в прислугу.

3) Партийное руководство и правительство также не было заинтересовано в быстрой реализации этого проекта, поскольку опасалось дать полную свободу радикально настроенным кинематографистам.

По всем этим и иным причинам утверждение модели затянулось на целых три года (с 1986–1989гг.), что не могло благотворно сказаться на и без того усугублявшейся ситуации в отрасли.

– Натолкнувшись на жесткое сопротивление инстанций, СК не дожидаясь официального утверждения, приступил в порядке «самодеятельности» к поэлементной реализации положений «базовой модели». Поскольку внедрение носило точечный, а не системный характер, уже только по одной этой причине оно заведомо не могло дать ожидаемого результата. Более того, фактор несистемного проведения реформы негативно сказался на дальнейшем ходе реформ.

– Проект «базовой модели» был рассчитан на реализацию в координатах реформированной системы социализма. Главная цель задуманной перестройки киноотрасли виделась в разблокировании административных барьеров ради максимально полного раскрытия творческого потенциала советского кино и его позитивного воздействия на общество. О переходе на рыночную систему никто и не заикался. Переход отрасли на хозрасчет и усиление роли экономических рычагов были лишь инструментами в реализации задуманных высоких целей.

Однако в ходе начавшегося реформирования произошла подмена программных установок. В рядах реформаторской команды СК СССР стала все явственнее заявлять о себе установка на рыночное кино. Одновременно и действия самого государства стали подталкивать кино к замене знамени.

Уже в 1989г., после принятия правительством закона о кооперативах, сказался новый фактор – стремительное размножение «независимых студий»

и независимых прокатных кооперативов. Их появление стало одним из первых базовых элементов рыночной экономики, нанесло серьезнейший удар по первоначальным планам реформы кинодело, «перекосило» их.

– В 1989г. правительство нанесло еще более убийственный удар по отечественной кинематографии, отменив государственную монополию на внешнюю торговлю. Соответственно утратило монопольное право продавать советские фильмы другим странам и приобретать зарубежные фильмы для проката в СССР ВО «Совэкспортфильм». Этой систуацией оперативно воспользовались независимые прокатные организации, устроившие массовый, ничем не ограниченный выброс дешевых зарубежных фильмов.

Советские фильмы, лишенные прежней государственной защиты в виде жесткого квотирования зарубежной кинопродукции, не выдержали конкуренции с задарма приобретаемыми зарубежными фильмами и мгновенно были вытеснены на периферию национального прокатного пространства. Эта незапланированная первоначальными планами перестройки интервенция иноземного кино, по сути дела, перечеркнула все итоги ранее проделанной работы и пустило экспресс перестройки кинодела буквально под откос.

С появлением новых факторов управление общим ходом кинопроцесса стало все более приобретать непредсказуемый и даже хаотический характер.

– На результатах начавшейся реформы сильно сказалась непоследовательность действий самого руководства СК СССР, инициировавшего перестройку. Тут стоит напомнить, что по проекту «базовой модели» предусматривалась конкурсная система утверждения программ творческих объединений и их руководителей. Утвержденные студии и их руководители должны были в определенный срок отчитываться по итогам своей деятельности, в зависимости от их результатам срок их дальнейшей работы мог быть пролонгирован дальше. А если итоги были неудачны, то такой коллектив должен был уступить место другому, утвержденному по новому конкурсу. Но когда кончился срок полномочий первых студий, утвержденных в 1987 году никто из этих коллективов уже не пожелал отчитаться. А руководство СК не смогло призвать таких руководителей к порядку. В результате чего и успешные и обанкротившиеся руководители студий продолжали рулить своими коллективами далее.

Многие рулят по сию пору.

Тем самым был нарушен один из базовых принципов базовой модели – принцип конкуренции и «кадрового проветривания».

– Хотя, как казалось, проект «базовой модели» носил комплексный характер, на самом деле он не охватывал всех проблем киноотрасли.

Как отмечали большинство участников этих событий, из поля зрения инициаторов киноперестройки будто бы выпали проблемы проката. Это не совсем так. Проблемой проката занимались, но разработкой проектов реформирования кинопроизводство и кинопроката занимались не синхронно и по отдельности. К тому же наработки по этим двум направлениям не успели свести в один проект. Разработчикам элементарно не хватило времени – грозные события 1990–1991 годов сломали все планы и практически обессмыслили всю проделанную ранее работу.

– Главной же причиной катастрофических итогов перестройки стал пресловутый «человеческий фактор».

Так получилось, что от времен застоя перестроечная эпоха унаследовала далеко не лучший кадровый состав. В ходе 70-х словно подсели «батарейки» и у ВГИКа, и у ВСРК. Из стен этих главных кинороддомов страны все чаще и чаще выходили выпускники с погашенным общественным темпераментом, лишенные индивидуальности, не ставящие перед собой высокие творческие цели и не готовые жертвовать своим благополучием за их воплощение.В кадровом составе советского кино образовалась уже критическая масса посредственности. Что, собственно, и привело тогда к наводнению серого, безликого кино.

В ходе перестройки улучшить качество кадрового состава не удалось, хотя СК первоначально много уделял внимания выдвижению молодых кинематографистов. Однако качественного и сильного пополнения не получилось. А с таким творческим составом – будь то самая что ни на есть идеальная «модель» – добиться коренного и быстрого перелома в лучшую сторону вряд ли было возможно.

Возможно, ситуацию тогда можно было бы как-то исправить выверенным сокращением объема кинопроизводства с тем, чтобы объем выпускаемой продукции был приведен в оптимальное соотношение с реальным состоянием кадрового и творческого потенциала. Такое решение – «лучше меньше, да лучше» – не раз, собственно, и предлагал радикально настроенный лидер СК Элем Климов. Однако реализовать его в условиях тогдашней советской системы были невозможно.

Был, правда, и другой путь – попробовать бросить все силы и ресурсы на воспитание нового кинематографического поколения. Но и этот вариант никого тогда не прельстил: он был долгим и не сулил быстрых и победных результатов. К тому же было провозглашен курс на горбачевское «ускорение».

В итоге вместо хотя бы даже самого скромного сокращения числа выпускаемых фильмов произошло нечто прямо противоположное. С появлением «независимых студий» объем советского кинопроизводства в одночасье взбухло чуть ли не три раза! Тут ни о какой-то конкуренции, отборе лучших уже не могло быть и речи. Работы стало просто завались, и люди без всякого образования и без малейших признаков таланта запросто могли снимать фильмы, если у них, или у их заказчиков имелся мешок денег.

И без того скромный творческий потенциал перестроечной кинематографии бесследно растворился в мутном потоке кооперативного кино.

– Переоценили инициаторы перестройки возможности организационно-экономических рычагов. На бумаге их прожекты действительно выглядели привлекательно, сулили большие и быстрые победные результаты. Но реальность была далека от стройных и логически убедительных схем вычерченных в перестроечных проектах.

Дарованная творческая свобода была использована односторонне, как вседозволенность без чувства ответственности за то, что ты снимаешь. И такое понимание серьезно сместило русло репертуара в ту сторону, которая менее всего отвечала ожиданиям и потребностям зрителя той сложной драматической эпохи. Наводнение «чернухи» и псевдо-авторского кино не могло способствовать повышению интереса в условиях обостренного политического и социально-экономического кризиса.

Таким образом, принципиально неверная репертуарная политика стала, на наш взгляд, вторым по важности фактором, перечеркнувшие вроде бы вполне благородные планы киноперестройки.



Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 63 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.