авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 48 | 49 || 51 | 52 |   ...   | 63 |

«Министерство культуры Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего и послевузовского профессионального образования «Всероссийский ...»

-- [ Страница 50 ] --

Нелепо и неверно утверждение, что якобы ряд лет снимались «Поход Ворошилова»1 и «Оборона Царицына». Эти картины, несмотря на эвакуацию и перенос студии, были сданы с запозданием против календарного плана всего на 1 1/2 месяца, и получили, как известно, исключительно высокую оценку.

Буквально все утверждения Наркомата Госконтроля являются или неправдой, или результатом недоразумения, или результатом непонимания того, что происходит. Общий же тон письма настолько несправедливый, настолько обиден и настолько искажает общую картину, что я считаю необходимым Ваше самое резкое реагирование.

Я все время считал и считаю, на основании своего многолетнего опыта работы в кинематографии, что, если учесть невероятные трудности сегодняшнего дня, то работу кинематографии следует пока что оценить как блестящую среди всех других искусств.

Товарищи из Госконтроля, очевидно, совершенно забыли о том, что кинематография — это искусство, а не обувная промышленность, искусство очень сложное, требующее определенной базы, определенной техники, определенных кадров, окружения литературным материалом и т.д., и т.д.

Нелепы обвинения кинематографии в том, что якобы она недостаточно заготавливает себе сценарии, хотя это единственное искусство, обеспечившее себя литературным материалом во время войны почти полностью.

Посмотрите, что делается в театрах? Там Вы с трудом насчитываете 3— приличных пьесы. На первом месте стоит «Олеко Дундич», созданный фактически как сценарий и отвергнутый нами как недостаточно актуальный.

Он оказался наиболее актуальным в театре.

Я не могу поверить, чтобы содержание письма т. Баранова и его оценка работы Управления соответствовали объективной точке зрения и отражали установившийся в Москве в руководящих инстанциях взгляд на работу художественной кинематографии. Если эта оценка отражает московские настроения, то мне трудно представить себе перспективу дальнейшей работы всех товарищей, возглавляющих управление по производству художественных фильмов.

Я убежден, что Вы, зная специфику нашего дела, поможете установить истину в оценке работ художественной кинематографии.

Ромм М.И.

РГАЛИ. Ф. 2456. Оп. 1. Д. 784. Л. 1-3.

Первоначальное название первой серии фильма «Оборона Царицына».

№ ДИРЕКТИВА ГЛАВКА КИНОХРОНИКИ О ЗАПРЕЩЕНИИ ИНСЦЕНИРОВОК 8 ноября 1942 г.

Всем фронтовым киногруппам За последнее время ряд кинооператоров фронтовых киногрупп вместо того, чтобы снимать подлинный боевой кинорепортаж с фронтов Отечественной войны, увлекаются так называемой организацией материала, что в большинстве случаев приводит к грубейшим инсценировкам.

Такая работа свидетельствует о неправильном понимании отдельными фронтовыми операторами своих обязанностей. Каждый оператор, направленный на фронт, должен в первую очередь в любом сюжете обеспечивать боевые кадры, которые следует стремится снимать непосредственно в ходе боевых действий. К таким кадрам допустимы отдельные досъемки. Операторы же часто эти досъемки превращают в основное содержание сюжета, не стремясь снимать подлинно фронтовые кадры. Предупреждаем, что операторы, ориентирующиеся на организацию материала и не дающие боевых кадров, будут решительно отстраняться от работы во фронтовых группах.

Предлагаю прекратить съемку и присылку подобных сюжетов немедленно, приняв все необходимые меры, чтобы кинооператоры снимали яркий и высококачественный кинорепортаж с фронта, прибегая к так называемой организации материала только в том случае, когда она вызывается необходимостью досъемок к основному фронтовому репортажу.

Точный текст этой телеграммы довести до сведения каждого оператора.

Васильченко РГАЛИ. Ф. 2451. Д. 90. Л. 32.

№ ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА НАЧАЛЬНИКА ГЛАВКА КИНОХРОНИКИ М.Ф. ВАСИЛЬЧЕНКО ОБ ОТЧИСЛЕНИИ ИЗ ФРОНТОВОЙ КИНОГРУППЫ ОПЕРАТОРА С.И. АВЛОШЕНКО 24 декабря 1942 г.

В отдел кадров Комитета по делам кинематографии Бывший оператор Куйбышевской студии кинохроники тов. АВЛОШЕНКО С.И., находившийся в рядах Красной Армии, был по просьбе Комитета по делам кинематографии при СНК СССР демобилизован и направлен в кинохронику, для работы по специальности во фронтовой группе кинохроники. Тов. Авлошенко на этой работе себя не оправдал.

За 8 месяцев он снял всего 11 сюжетов (часть из них совместно с другим оператором), из которых только один вошел в СКЖ. Ни одного боевого эпизода тов. Авлошенко не заснял. Получив возможность работать на фронте по специальности, тов. Авлошенко не проявил должной инициативы, не стремился к освоению фронтового кинорепортажа и овладению формами фронтовой хроники.

Тов. Авлошенко допущен также серьезнейший дисциплинарный проступок.

Получив разрешение на выезд в г. Куйбышев, тов. Авлошенко самовольно просрочил установленное время пребывания в командировке и, ссылаясь на ряд личных обстоятельств, поднял вопрос об оставлении его на постоянной работе в Куйбышеве и освобождении его от работы на фронте, этим самым проявив недостойное отношение к почетной и ответственной работе кинооператора-фронтовика.

На основании вышеизложенного считаю необходимым оператора Авлошенко С.И. исключить из фронтовой киногруппы и вернуть обратно в Армию.

Начальник Главка кинохроники Васильченко РГАЛИ. Ф. 2451. Оп. 1. Д. 70. Л. 1.

№ ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА НАЧАЛЬНИКА ГЛАВКА КИНОХРОНИКИ М.Ф. ВАСИЛЬЧЕНКО ОБ ОТЧИСЛЕНИИ ИЗ ФРОНТОВОЙ КИНОГРУППЫ ОПЕРАТОРОВ Л.С. ГРОЦКОГО И Е.И. ЕФИМОВА 24 декабря 1942 г.

В отдел кадров Комитета по делам кинематографии Оператору киногруппы Западного фронта тов. ГРОЦКОМУ Л.С.

неоднократно указывалось на необходимость резко улучшить качество своей работы.

За время с 1-го мая по декабрь с.г. тов. Гроцкий заснял 28 сюжетов, из которых только один был включен в СКЖ, остальные для журналов оказались непригодными. Оператор Гроцкий не дал ни одного боевого, подлинно фронтового сюжета. Наоборот, он регулярно допускал съемку сюжетов, порочащим хронику методом инсценировки.

Кроме того, тов. Гроцкий и оператор Ефимов Е.И. были направлены Главкинохроникой для выполнения специального задания на одном из фронтов. Прибыв на место, они всячески старались вернуться в Москву и этого добились от командования фронта. В Москве они также предвзято информировали Главк о причинах своего возвращения в Москву.

В результате этого Гроцкий и Ефимов, будучи лично не заинтересованными в этих съемках, оказались вне событий, которые позже начались на Центральном фронте.

На основании вышеуказанного считаю необходимым за не обеспечение высокого качества фронтового кинорепортажа и съемки боевых эпизодов — оператора Гроцкого исключить из фронтовой киногруппы Западного фронта.

Оператора Ефимова временно переведенного на работу в «Мосфильм», не возвращать больше во фронтовую киногруппу.

Начальник Главка кинохроники Васильченко РГАЛИ. Ф. 2451. Оп. 1. Д. 70. Л. 1.

№ ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА ПРЕДСЕДАТЕЛЯ КОМИТЕТА ПО ДЕЛАМ КИНЕМАТОГРАФИИ И.Г. БОЛЬШАКОВА А.С. ЩЕРБАКОВУ ОБ УЛУЧШЕНИИ УСЛОВИЙ РАБОТЫ ВОЕННОЙ КИНОХРОНИКИ 1943 г.

Начальнику Главного Политического Управления Красной Армии генерал лейтенанту А.С. Щербакову Опыт работы в области военной кинохроники за два года войны настоятельно требует внесения в организацию работы по съемке кинохроники на фронте ряда коренных улучшений и изменений, которые дадут возможность значительно лучше выполнять ответственные задачи, стоящие в настоящий момент и создадут основу для выпуска новых высококачественных документальных фильмов об Отечественной войне.

Состояние работы В настоящее время работают 17 фронтовых групп Комитета по делам кинематографии, из которых 4 работают во флоте. 14 киногрупп, закрепленных за армиями, состоят из 166 человек. В каждую группу входят:

операторы, ассистенты, начальник группы и зам. начальника по организационно-хозяйственным делам.

Фронтовыми киногруппами проделана большая работа. На пленке запечатлены основные события, происшедшие на фронте Отечественной войны от Баренцева до Черного морей. 13 операторов снимали и снимают в настоящее время в тылу врага будни партизанской борьбы. Операторы закреплены за авиачастями, участвуют в воздушных боях, летают за линию фронта, операторы участвуют в операциях танковых, кавалерийских частей и действиях флота.

Киногруппы участвовали в обороне Одессы, Москвы, Севастополя, Ленинграда, Сталинграда.

Это дало возможность создать и оперативно выпустить такие фильмы, как «Разгром немцев под Москвой», «Ленинград в борьбе», «День войны», «Черноморцы», «Сталинград».

Руководство группами осуществляет Комитет по делам кинематографии при СНК СССР через Главное Управление Кинохроники. Киногруппы укомплектованы из состава студий кинохроники и частично студий художественных и технических фильмов.

Во фронтовые группы влито также большое количество молодежи из числа окончивших уже во время войны Государственный институт кинематографии. Прошедший период характеризуется большим ростом операторских кадров. За образцовую работу 29 операторов повышены в категориях и ряд ассистентов переведен в операторы.

За время войны 30 операторам присвоено звание Лауреатов сталинских премий, 40 операторов награждены правительственными наградами, операторов убито, 12 ранено, 13 пропало без вести.

Недостатки в организации работы военной кинохроники 1. Киногруппы находятся на фронтах на нелегальном положении, никакой организованной заботы об обеспечении групп материально-хозяйственной базой нет, в обязанности военным органам это не вменено, а это приводит к неорганизованности и срыву работы по фронтовым съемкам, снижению оперативности и качества всей работы военной кинохроники.

Наиболее ярко это выражается в необеспеченности групп автотранспортом.

Кинооператор и группа в целом могут осуществлять свою работу имея автотранспорт, который должен быть обеспечен ремонтом, покрышками и т.п., бензином, оборудованием и др. каждая машина должна быть обеспечена шофером.

Всем этим фронтовые киногруппы на месте, на фронтах обеспечены плохо.

Отдельные группы имеют прикрепленные к ним автомашины. Однако эти машины не состоят в штате какого-либо подразделения. Водители, закрепленные за этими машинами, не состоят в штате какой-либо воинской части, поэтому даже те отдельные машины, которые имеют группы, у них регулярно отбираются, а водители открепляются.

2. Выполняя по существу фронтовую, воинскую работу, пребывая беспрерывно в армии, фронтовые операторы в то же время поставлены в условия гражданских работников.

Снимать военную кинохронику на фронте в гражданской одежде невозможно. Операторы же носить воинскую форму не имеют права.

Многим операторам на месте, еще в начале создания военных киногрупп, были присвоены воинские звания. Однако сейчас операторы, имеющие звания, не переаттестованы. Ибо присваивать звания или переаттестовывать не военнослужащих на фронте не имеют права.

Операторы не имеют постоянных аттестатов на питание и обмундирование.

3. Выполняя по существу военную работу, но, формально не являясь военными людьми, операторы своевременно не информируются о текущих приказах и принципиальных установках высших армейских органов, которые доносятся до сведения красноармейцев и командиров, и без знания которых нельзя находиться и снимать в армии.

На месте кинооператоры связаны с Политуправлениями фронтов. Связи с оперативными отделами штабов, связи с военными советами у группы нет.

Отсюда часто запоздалые прибытия операторов на места съемок, отсутствие операторов на местах решающих событий. Военные организации на местах не несут ответственности за несвоевременную переброску операторов на места решающих событий.

4. Кинооператоры, беспрерывно находясь в армии и испытывая те же трудности, которые испытывают бойцы и командиры-фронтовики, погибая, неся увечья, — в то же время не пользуются льготами и привилегиями, которыми пользуются военнослужащие, находящиеся в действующей армии, и их семьи. Существующие законы не распространяются на операторов.

5. До сих пор нет Положения о работе фронтовых групп кинохроники, которое бы определяло порядок работы групп на месте, права и обязанности операторов, взаимоотношения с воинскими организациями и их ответственность за обеспечение групп.

6. Целый ряд съемок, заснятых на фронтах не доходит до зрителей фронтовиков, т.к. в 6 номеров «СКЖ» нельзя вместить все съемки на фронтах и приходится отбирать только сюжеты, представляющие всесоюзный интерес.

*** В целях ликвидации указанных выше коренных недостатков в работе фронтовых групп и приведения организации всей работы в области хроники в соответствие со стоящими перед ней ответственными задачами Управление агитации и пропаганды ГлавПУРККА и Комитет по делам кинематографии при СНК СССР считают необходимым проведение следующих мероприятий:

1. Установить штатный контингент фронтовых киногрупп кинохроники в количестве …1 человек, с тем, чтобы каждый фронт и флот были обеспечены фронтовой группой операторов кинохроники.

2. Присвоить всем работникам фронтовых киногрупп военные звания 3. Разрешить всем работникам военной хроники ношение военной формы, в соответствии с присвоенным званием 4. Обеспечить личный состав фронтовых киногрупп согласно штатного контингента питанием и обмундированием по аттестатам.

5. Закрепить за кинооператорами фронтовых групп автомашины и шоферов водителей2.

6. Установить для автомашины во фронтовых киногруппах по 6 заправок горючего в месяц на каждую машину.

7. Утвердить Положение о работе на фронте военных киногрупп Комитета по делам кинематографии при СНК СССР с тем, чтобы это Положение определило порядок работы групп, права и обязанности операторов, взаимоотношения с военными организациями на местах и их ответственность за своевременное направление кинооператоров на места решающих событий.

8. Распространить Постановления СНК СССР о льготах и пенсиях для семей военнослужащих на личный состав фронтовых киногрупп, работающий в действующей армии, а также на их семьи. Освободить от уплаты налога личный состав фронтовых киногрупп, работающих по съемке в действующей армии.

9. Организовать на материале съемок фронтовых групп ежемесячный выпуск киножурналов предназначенных специально для экранов данного фронта, тиражом … копий каждого номера.

10. Настоящие мероприятия целесообразно было бы распространить и на работу военной кинохроники в действующем Военно-Морском флоте.

Начальник Управления агитации Председатель Комитета по делам и пропаганды ГлавПУРККА кинематографии при СНК СССР генерал-майор Шикин Большаков РГАЛИ. Ф. 2451. Оп. 1. Д. 111. Л. 12-14.

Вероятнее всего, этот документ является проектом или одним из вариантов обращения И.Г. Большакова к руководству по вопросу улучшения работы фронтовых киногрупп.

В одном из вариантов этой записки контингент определялся 200 киноработниками.

В одном из вариантов докладной записки за фронтовыми киногруппами закреплялось 100 автомобилей.

№ ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА ЗАМ. ПРЕДСЕДАТЕЛЯ КОМИТЕТА ПО ДЕЛАМ КИНЕМАТОГРАФИИ М.И. ХРИПУНОВА В.М. МОЛОТОВУ О ПОИСКАХ ВЫВЕЗЕННОГО НЕМЦАМИ КИНООБОРУДОВАНИЯ 15 февраля 1945 г.

Секретно ЗАМЕСТИТЕЛЮ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СОВЕТА НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ СОЮЗА ССР Товарищу МОЛОТОВУ В.М.

За время оккупации территории БССР и Прибалтики немцами было вывезено в Германию оборудование Минской, Рижской и Таллинской киностудий.

В настоящее время, в соответствии с решением Правительства, Комитет по делам кинематографии поступил к восстановлению указанных студий и возобновлению их деятельности, которая в сильной степени лимитируется из-за недостатка оборудования.

Немцами также за время оккупации разрушено или вывезено в Германию около 8 000 кинопроекционных аппаратов и 11 000 копий фильмов.

Для выявления местонахождения вывезенного немцами оборудования, находящего в различных городах Германии, и обеспечения его сохранности до возвращения в СССР, прошу Вашего разрешения командировать в занятые Красной Армией области Германии группу специалистов в составе 15 человек1.

Зам. председателя Комитета по делам кинематографии при СНК Союза ССР Хрипунов РГАЛИ. Ф. 2456. Оп. 4. Д. 93. Л. 51.

На документе сохранилась резолюция: «По сообщению т. Карасева, сейчас посылать никого не будут».

№ ПИСЬМО ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СНК СССР А.И. МИКОЯНУ ОБ УЛУЧШЕНИИ ПИТАНИЯ РАБОТНИКОВ КИНО 24 июля 1943 г.

ЗАМЕСТИТЕЛЮ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СОВЕТА НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ СЮЗА ССР тов. МИКОЯНУ А.И.

Комитет по делам кинематографии при СНК СССР просит Вас распространить действие распоряжения СНК СССР от 30 июля 1943 г. № 12635-Р на деятелей кинематографии и руководителей киностудий Комитета, обязав Наркомторг СССР установить с 1-го августа 1943 г. для указанных работников следующее снабжение продовольствием:

1. Отпускать выдающимся деятелям кинематографии (выдающиеся мастера и писатели) всего на 31 чел. по решению Комитета по делам кинематографии обеды без карточек по нормам литера «А» и на 500 руб. продовольственных товаров в месяц каждому.

2. Отпускать залуженным деятелям науки и искусства. Народным артистам республик, работающим в кинематографии, а также 89 мастерам и писателям по решению Комитета по делам кинематографии обеды без карточек по нормам литера «Б» и на 300 рублей продовольственных товаров в месяц каждому.

3. Отпускать заслуженным артистам Союзных республик, работающим в кинематографии, директорам и их заместителям, заведующим кафедрами, профессорам и докторам наук ВУЗов и научно-исследовательских институтов кинематографии, директорам и их заместителям киностудий художественных фильмов, научно-технических фильмов, «Союзмультфильм», студии кинохроники, директорам съемочных групп киностудий, дирижерам, концертмейстерам и и солистам симфонического оркестра и хора Комитета, директорам кинотеатров Союзного значения и Московского Дома Кино — обеды без карточек по нормам литера «В» и сухие пайки.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ КОМИТЕТА ПО ДЕЛАМ КИНЕМАТОГРАФИИ при СНК СССР БОЛЬШАКОВ РГАЛИ. Ф. 2456. Оп. 1. Д. 836. Л. 85.

Даже получая положительные ответы на свои ходатайства о дополнительном питании, И.Г. Большаков вновь и вновь обращался инстанции с аналогичными просьбами, хорошо зная, что в подобных льготах нуждаются многие работники отрасли. Поэтому 2 августа 1943 года он «в целях закрепления лучших писателей, работающих в области кинодраматургии», направляет докладную записку заместителю председателя СНК СССР А.И. Микояну о льготном питании для работников Сценарной студии (РГАЛИ. Ф. 2456.

Оп. 1. Д. 836. Л. 83.) В тот же день в Совнарком СССР уходит еще одно его ходатайство «Об улучшении питания руководящего состава киностудий и предприятий кинематографии», в котором Большаков хлопочет уже за работников Ташкентской объединенной студии, местный Театр киноактера, киностудии «Союздетфильм», «Союзмультфильм» и «Воентехфильм», симфонический оркестр кинематографии еще многих других подразделений отрасли (РГАЛИ. Ф. 2456. Оп. 1. Д. 836. Л. 94-95 об).

26 октября 1943 года А.И. Микоян получает от Большакова еще одно прошение — на этот раз уже о льготном питании для работников кинохроники (РГАЛИ. Ф. 2456. Оп. 1. Д. 837.

Л. 58).

Крайне примечательно и то, что Большаков хлопочет об улучшении условий жизни и питания не только для кинематографической элиты и начальников, но и для рабочих киностудий и предприятий отрасли. Так, 3 сентября 1943 года он буквально выбивает у СНК СССР распоряжение, которое предписывало выдавать «б) второе горячее питание с выдачей без зачета в норму по карточкам 100 граммов хлеба на человека в день для 1 рабочих, перевыполняющих нормы выработки;

в) усиленное и диетическое питание сроком на 3 месяца для 500 рабочих и служащих, нуждающихся в этом по состоянию здоровья» (РГАЛИ. Ф. 2456. Оп. 1. Д. 836. Л. 93).

№ СПРАВКА УПРАВЛЕНИЯ ПРОПАГАНДЫ И АГИТАЦИИ ЦК ВКП(б) О НЕОБХОДИМОСТИ СОЗДАНИЯ В ЕГО СТРУКТУРЕ ОТДЕЛА КИНЕМАТОГРАФИИ [Не позднее 17 февраля 1943 г.] В период Отечественной войны неизмеримо возросло значение киноискусства, как могучей силы, мобилизующей наш народ на разгром врага. При помощи журналов кинохроники проводится систематическая информация трудящихся о важнейших событиях на фронте и в тылу. В области кино работают многие сотни известных деятелей искусства — режиссеров, сценаристов, операторов, артистов, художников, композиторов.

В стране имеется много киностудий и кинофабрик. На 1943 г. намечен большой план выпуска художественных, научно-технических и учебных фильмов. Все это требует постоянного руководства идейной и художественной жизнью киноорганизаций и систематического контроля за их работой (рассмотрение и утверждение сценариев, контроль за производством кинокартин, просмотр и выпуск на экран научно производственных фильмов).

Для контроля за осуществлением политики партии в области кинематографии, для рассмотрения сценариев художественных, научно технических и учебных фильмов, для контроля за выпуском учебных фильмов прошу реорганизовать ныне существующий сектор киноискусства в Управлении пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) в отдел кинематографии.

Заведующим отделом кинематографии прошу утвердить т. Ковалева С.М.

Ныне работающего зам. зав. отделом агитации Управления пропаганды1.

Начальник Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) Г.

Александров РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 117. Д. 337. Л. 103.

В книге «Кремлевский кинотеатр» приводится биография рекомендуемого на должность начальника создаваемого Отдела кино: «Сергей Митрофанович Ковалев, 1913 года рождения, белорус, член партии с 1937 г., с 1942 г. работал зам. зав. отделом агитации УПиА ЦК ВКП(б). В тридцатые годы был студентом Минского железнодорожного техникума, бригадиром по ремонту паровозов депо «Москва — Горьковская». Затем направлен на учебу в Московский историко-философский институт имени Чернышевского, затем два года был слушателем Высшей партийной школы при ЦК ВКП(б). После ее окончания, в 1941 году был зачислен в штат аппарата ЦК в качестве инструктора отдела пропаганды. В справке сектора учета кадров ЦК ВКП(б) делается вывод, что Ковалев «проявил себя теоретически подготовленным и по своим деловым качествам подходит для работы зав. Отделом кинематографии». 17 февраля 1943 года Секретариат ЦК ВКП(б) утвердил предложение УПиА ЦК ВКП(б) о создании в его составе вместо сектора киноискусства отдел кинематографии и назначил его заведующим С.М. Ковалева, освободив его от должности зам. зав. отделом агитации УПиА» (Там же.

Оп. 116. Д. 116. Л. 64;

Оп. 117. Д. 337. Л. 104).

Предложение УПиА попало, по-видимому, на хорошо подготовленную почву, поскольку 17 февраля 1943 года Секретариат ЦК ВКП(б) санкционировал преобразование скромного сектора кино в целый отдел. Столь же гладко обернулось дело и с назначением начальника нового отдела — в соответствии с пожеланием УПиА им был утвержден С.М.

Ковалев.

№ ПИСЬМО М.И. РОММА И.В. СТАЛИНУ О КРИЗИСЕ В СОВЕТСКОМ КИНО 8 января 1943 г.

Дорогой Иосиф Виссарионович!

Я уже давно хотел написать Вам это письмо. Но, сознавая, какие грандиозные, мирового масштаба труды лежат на Ваших плечах, я просто не решался обращаться к Вам. Дело, однако, зашло так далеко, что обойтись без этого письма я не могу.

Дорогой Иосиф Виссарионович! Задавались ли Вы вопросом, почему за время войны Вы не видели картин Эйзенштейна, Довженко, Эрмлера, Козинцева и Трауберга, моей, Александрова, Райзмана (ибо «Машенька»

была начата задолго до войны), Хейфица и Зархи1 (ибо «Сухэ-Батор» тоже, по существу, довоенная картина) и некоторых других крупнейших мастеров.

Ведь не может же быть, чтобы эти люди, кровно связанные с партией, взращенные ею, создавшие такие картины, как «Броненосец «Потемкин», «Александр Невский», «Великий гражданин», «Щорс», «Трилогия о Максиме», «Ленин в Октябре», «Ленин в 1918 г.», «Депутат Балтики» и др., чтобы эти люди не захотели или не смогли работать для родины в самое ответственное время. Нет, дело в том, что любимое Ваше детище — советская кинематография — находится сейчас в неслыханном состоянии разброда, растерянности и упадка.

Начну с себя, хотя дело идет, по существу, не обо мне. Два с небольшим года тому назад я был назначен художественным руководителем кинематографии2. Одновременно другие крупнейшие режиссеры были назначены художественными руководителями студий. Это мероприятие, несомненно, продиктованное ЦК партии и лично Вами, мы — творческие работники кинематографии — приняли с энтузиазмом, мы восприняли это, как новую эпоху в кино. Мы взялись за эту непривычную для нас, трудную и неблагодарную работу и, скажу прямо, покрыли своим горбом бесчисленные ошибки, наделанные до нас Большаковым. Мы засыпали пропасть, которая годами отделяла кинематографическое руководство от основного массива творческих работников. И вот за последнее время я оказался в каком-то непонятном положении. Все важнейшие вопросы, непосредственно касающиеся художественного руководства, решаются не только помимо меня, но даже без того, чтобы проинформировать меня о принятых решениях. Без моего участия утверждаются сценарии, пускаются в производство картины, назначаются режиссеры, без моего участия картины отвергаются, принимаются или переделываются, без моего участия назначаются и смещаются работники художественных органов кинематографии, в том числе художественные руководители студий и даже работники моего аппарата. Я работаю в атмосфере явного недоброжелательства со стороны т. Большакова и его заместителя Лукашева.

Больше того, у меня сложилось впечатление, что я нахожусь в негласной опале. На все поставленные мною принципиальные и практические вопросы т. Большаков не считает нужным даже отвечать, в том числе и на вопрос о том, когда я сам получу возможность ставить картину, и какую именно.

Дошло до того, что окружающие меня работники смотрят на меня с недоумением, не понимая, что происходит. Ко мне приходят режиссеры, операторы, актеры с рядом насущнейших творческих вопросов. Я ничего не могу им ответить, так как мои указания подчас ведут к полной дезориентации из-за расхождений с неизвестными мне указаниями Большакова, делающимися помимо меня.

Если бы речь шла только обо мне, то, может быть, я не отважился бы писать Вам в такие дни. Но и художественные руководители студий находятся подчас в таком же плачевном состоянии. Так, например, все, что я написал о себе, в полной мере относится к художественному руководителю крупнейшей у нас Алма-атинской студии Ф. Эрмлеру. Важнейшие вопросы художественной практики студии, которой он руководит, решаются без него.

Дошло до того, что приказом Большакова смещены заместители Эрмлера по художественному руководству Трауберг и Райзман, а на их место назначен Пырьев, причем с Эрмлером по этому вопросу не посоветовались, не объяснили ему причин этого исключительного мероприятия и даже не нашли нужным известить его об этом. Будучи на днях в Ташкенте, Эрмлер беседовал со мной. Он находится в исключительно тяжелом моральном состоянии.

То же самое испытывают не только художественные руководители, но и целый ряд других крупнейших режиссеров. Сегодня я получил трагическое письмо от создателя «Трилогии о Максиме» Козинцева. Он жалуется на невыносимое обращение с ним, на полную дезориентировку, говорит о том, что чувствует себя «бывшим» человеком и просто гибнет. История с ним действительно возмутительна, и не только с ним.

Дорогой Иосиф Виссарионович! Мы спрашиваем себя: в чем дело? Чем провинились против советской власти Эрмлер, Ромм, Козинцев, Трауберг и многие другие, имена которых я не упоминаю только потому, что они не беседовали со мной лично или не писали мне, но положение и настроение которых я отлично знаю. Среди нас нет ни одного, кто не просился бы многократно в Москву и на фронт. Но мы продолжаем сидеть в тылу, оторванные от центральных органов партии3, получая от Комитета вместо руководства приказы, бюрократические окрики и потоки непонятных и недоброжелательных распоряжений. Мрачная атмосфера клеветы, аппаратной таинственности и бюрократизма, исчезнувшая было за последние четыре-пять лет, — начинает возрождаться в новых формах, со всеми типичными «прелестями»: подхалимажем, любимчиками, таинственными перемещениями, зазнайством, самодурством и мстительностью. Мы с завистью смотрим на работников других областей, которые живут полной жизнью и, несмотря на все лишения военного времени, радостно отдают свой полноценный труд родине4.

Как Вам известно, за месяц до войны в ЦК ВКП(б) состоялось совещание по вопросам кино»5, которое проводили тт. Андреев, Жданов, Маленков и Щербаков. В выступлениях секретарей ЦК был дан ряд руководящих указаний: об усилении художественного руководства и укреплении этого института, об устранении ряда бюрократических рогаток6, мешающих работе кинематографии, об упрощении финансовой системы, об усилении работы с молодежью, выдвижении новых режиссеров и т.д. Ряд указаний был обличен в форму практических предложений. Ни одно из этих указаний не выполнено7. Мало того, практика Комитета по делам кинематографии прямо противоречит всему направлению, данному на этом совещании. Это не может объясняться войной, так как война должны была бы подтолкнуть Комитет на быстрейшее осуществление указаний секретарей ЦК, ибо совещание происходило в атмосфере предвоенной обстановки.

Я не позволяю себе затруднять Ваше внимание перечислением множества фактов, иллюстрирующих бюрократизм, организационную неразбериху, формальное решение вопросов и т.д. Люди гибнут. Крупнейшие режиссеры, имена которых известны не только любому пионеру в нашей стране, но известны и в Америке, и в Англии, и во всем мире, — эти режиссеры находятся в таком состоянии, что если ничего не изменится буквально в ближайшее время, то страна может навсегда потерять этих мастеров.

Поднять их снова на ноги будет, быть может, уже невозможно. Что до нашей молодежи, то здесь помогать, пожалуй, уже поздно. Наша немногочисленная смена наполовину не существует.

Я прошу Вас, Иосиф Виссарионович, вызвать в Москву в ЦК партии художественных руководителей крупнейших студий: Эрмлера, Юткевича, Чиаурели, Александрова, а также меня и режиссеров Эйзенштейна, Козинцева и Трауберга. Украинскую кинематографию на таком совещании мог бы представлять находящийся в Москве Довженко.

Я убежден, что такое совещание внесет ясность во все вопросы и даст нам надолго политическую и творческую ориентировку.

Дорогой Иосиф Виссарионович! Я дважды в моей жизни обращался к Вам в тяжелую для меня минуту. Если я теперь в чем-то неправ, чего-то не понимаю, то прошу Вас разъяснить мне как члену партии и режиссеру, допущенную мною ошибку.

Извините, что своим письмом я отнял у Вас время, такое ценное для всего передового человечества.

Лауреат Сталинской премии Михаил Ромм 8 января 1943, гор. Ташкент Михаил Ильич Ромм, Ташкент, ул. 9 января, 16, кв. 36, тел. 32- РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 213. Л. 1-3.

Сталина подобный вопрос вряд ли мог застать врасплох, поскольку вождь хорошо знал, что Эйзенштейн по его личному заданию снимает «Ивана Грозного». Знал Иосиф Виссарионович, что Козинцев и Трауберг могли бы снимать взлеленную ими эпопею о Карле Марксе, но не снимают ее, поскольку лично ему же эта затея не пришлась по вкусу.

Известно было также обитателю кремлевского кабинета, что у Эрмлера на подходе картина «Партизаны» («Она защищает Родину»), а у Марка Донского — «Радуга».

Известно Сталину было и то, что на самом деле и другие «ведущие мастера» отнюдь не сидят без дела.

По инициативе И.Г. Большакова М.И. Ромм в октябре 1941 года был назначен заместителем начальника Главного управления по производству художественных фильмов Комитета по делам кинематографии при СНК СССР.

Имеется в виду совещание кинематографистов в ЦК ВКП(б), проходившее в мае года. См. вступление к подразделу «…Комитет по делам кинематографии и киностудии работают неудовлетворительно» («Киносовещание-41), а также док. № 10-12.

Буквально за несколько месяцев до того, как М.И. Ромм обратился с письмом к И.В.

Сталину о чудовищном положении в советском кино, он же в письме к И.Г. Большакову с гордостью сообщал о прекрасной работе советской кинематографии, которая, в отличие от других муз, блестяще справляется со всеми своими проблемами. При этом и все последующие месяцы он продолжал работать в статусе художественного руководителя Главного управления по производству художественных фильмов. См. док. № 140.

Эта жалоба на оторванность от родного ЦК ВКП(б) как-то плохо сочетается с предшествующей фразой о неутоленном желании вырваться на фронт.

По-видимому, эта прекрасная греза привиделась М.И. Ромму во сне. См. стенограмму выступления А.А. Жданова на указанном совещании (док. № 12).

Автор послания Сталину прекрасно знал, что постановление ЦК, которое готовилось по итогам майского совещания 1941 года, на самом деле не было принято. Работа над проектом этого постановления оказалась не завершена — ее прервала война. Говорить о невыполнении каких-то партийных решений, которых не было и в помине — по меньшей мере, странно.

К тому же, говоря о саботаже партийных указаний руководством Кинокомитета и рисуя столь катастрофическую картину гибели советской кинематографии, автор письма Сталину повествует обо всем так, будто он в этот период был всего лишь сторонним наблюдателем, а не вторым по рангу лицом в Кинокомитете.

В деле сохранилась записка Г.Ф. Александрова от 24 мая 1943 года в секретариат А.С.

Щербакова: «Кинорежиссер М.И. Ромм вызывался в Управление пропаганды. В настоящее время т. Ромм М.И. снимает картину «Человек номер 217». Кроме того, постановлением СНК СССР от 20 мая с.г. № 577 «О производстве киножурналов и документальных фильмов» предложено Комитету по делам кинематографии привлечь т.

Ромм в числе других кинорежиссеров к созданию киножурналов» (Там же. Л. 4). Сам М.И. Ромм красочно описал это свидание в своей книге «Устные рассказы».

№ ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА ПРЕДСЕДАТЕЛЯ КОМИТЕТА ПО ДЕЛАМ КИНЕМАТОГРАФИИ И.Г. БОЛЬШАКОВА В.М. МОЛОТОВУ О ВОЛОКИТЕ С УТВЕРЖДЕНИЕМ СЦЕНАРИЕВ В УПРАВЛЕНИИ ПРОПАГАНДЫ И АГИТАЦИИ ЦК ВКП(б) 17 июля 1943 г.

Тов. МОЛОТОВУ В.М.

Я вынужден обратиться к Вам по следующему очень важному для кинематографии вопросу.

В начале этого года Секретариат ЦК ВКП(б) решил, что съемка каждого нового фильма должна производиться только с его разрешения. Для получения разрешения на производство съемок фильма Кинокомитет должен представлять на рассмотрение и утверждение Секретариата ЦК ВКП(б) литературные сценарии по каждому новому фильму.

Рассмотрение и утверждение в ЦК ВКП(б) литературных сценариев превратилось в такую сложную процедуру, которая парализует всю работу художественной кинематографии, отталкивает писателей от кино и обезличивает Кинокомитет как руководящий орган художественной кинематографии. На практике эта процедура выглядит следующим образом:

Комитет направляет готовый литературный сценарий в ЦК ВКП(б). В ЦК ВКП(б) он попадает в Управление пропаганды, где сейчас создан даже специальный Киноотдел. Киноотдел рассылает сценарии на отзыв 15— консультантам. Каждый консультант считает необходимым дать свои замечания и непременно найти недостатки. Киноотдел вызывает к себе автора сценария и дает ему свои замечания. С этими замечаниями сценарий возвращается снова в Комитет для переработки, а если по мнению Управления пропаганды сценарий подходящий, он представляется на прочтение Секретарям ЦК ВКП(б).

Вся эта процедура занимает 2—3 месяца. За первое полугодие рассмотрено и утверждено ЦК ВКП(б) всего лишь 10 сценариев, а остальные рассматриваются. Естественно, что при таком положении у писателей отпадает всякое желание писать сценарии, они свою работу над сценарием рассматривают как хождение по мукам. Этот порядок обезличивает Комитет, превращает его в какой-то подотдел Киноотдела Управления пропаганды, а в результате страдает дело, наши киностудии не загружены и мы можем остаться без фильмов. Я очень прошу Вас рассмотреть этот вопрос. Мне кажется, что нужно восстановить прежний порядок, когда ЦК ВКП(б) утверждал тематический план картин, а сценарии утверждались Комитетом.

И. Большаков РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 213. Л. 66.

На документе сохранилась важная резолюция В.М. Молотова: «т.т. Щербакову, Маленкову, Андрееву. По-моему, Большаков прав. 17.VII.43 г. В. Молотов».

В деле отложилась также и справка, по всей вероятности подготовленная в аппарате Секретариата ЦК ВКП(б):

«Т. Александров 4-го февраля с.г. представил в адрес секретарей ЦК ВКП(б) записку и проект пост. ЦК ВКП(б) о плане художественных фильмов на 1943 г. (вопрос включен в повестку Секретариата). Этим проектом предусматривается утверждение художественных и 10 документальных фильмов.

В новой записке (прилагается) и проекте пост. ЦК ВКП(б) Управление пропаганды ЦК предлагает утвердить только 5 художественных фильмов на 1943 год и ни одного документального (?!).

Т. Александров предлагает тематический план, представленный Комитетом, отклонить, как совершенно нереальный, но ни слова не говорит об этом в проекте пост. ЦК. В самом проекте пост. ЦК, кроме утверждения указанных 5 фильмов, да и то с оговорками, ничего не говорится о дальнейшем производстве фильмов, ничего не предлагается Комитету для восполнения плана на 1943 год.

В 1942 году Комитет выпустил 11 художественных фильмов, вместо 28 по плану»

(РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 213. Л. 5).

№ ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА Г.Ф. АЛЕКСАНДРОВА О НЕУДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНОМ РУКОВОДСТВЕ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КИНЕМАТОГРАФИЕЙ КОМИТЕТОМ ПО ДЕЛАМ КИНЕМАТОГРАФИИ ПРИ СНК СССР 21 июля 1943 г.

Тов. МОЛОТОВУ В.М.

Тов. АНДРЕЕВУ А.А.

Тов. МАЛЕНКОВУ Г.М.

Тов. ЩЕРБАКОВУ А.С.

За последние два-три года художественная кинематография в СССР переживает прогрессирующий упадок, а в настоящее время она находится в состоянии развала. Художественные фильмы, за немногим исключением, стали крайне упрощенными, примитивными по замыслу, убогими по идейному содержанию, низкими по художественному выполнению, плохо музыкально и технически оформленными.

В течение первых полутора лет войны Комитет по делам кинематографии выпустил 13 так называемых «киносборников». Эти сборники, посвященные главным образом войне, но делавшиеся людьми, не знающими фронтовой обстановки, представляют собой, за редким исключением («Пир в Жирмунке», «Эликсир бодрости»), наспех составленные, недопустимо халтурные фильмы. Темы сборников были надуманы («Ночь над Белградом», «Молодое вино»), по режиссерской разработке и актерскому исполнению сборники примитивны («Песня в исполнении Крючкова»1 и др.), по идейному замыслу крайне бедны и малосодержательны («Карьера лейтенанта Гоппа» и др.). Эти киносборники получили в народе едкое и по существу справедливое название «Киновинегрета». Отказ многих киноработников от создания цельных художественных произведений и переход к легковесным, кое-как составленным киносборникам был явным проявлением неспособности Комитета справиться со своими обязанностями во время войны. Понятно, что нельзя было ни поощрять, ни терпеть подобное направление в работе киноорганизаций. Дальнейший выпуск киносборников был запрещен.

Художественные фильмы, созданные за последнее время, как правило, также были примитивны и вызывали всеобщее недовольство зрителей.

Фильм «Актриса» (режиссер Трауберг, авторы сценария Эрдман и Вольпин) фальшив по самому замыслу, построен на совершенно ложной, надуманной проблеме о полезности искусства в Отечественной войне. Только люди, утратившие связь с действительностью, могли разрешить к постановке и ставить столь глупый фильм.

Не менее пустой фильм — «Дорога к звездам» (режиссер Пенцлин), в котором нудно и явно бутафорскими приемами доказывается, что и композитор может быть летчиком. Причем немецкий ас изображен в картине сильным, волевым и зрелым летчиком, а советский летчик — герой фильма выглядит тщедушным и изнеженным мальчиком, победа которого над немцем в картине не обоснована.

Кинокартина «Лермонтов» (режиссер Гендельштейн, автор сценария Паустовский) не раскрыла характерных особенностей содержания и значения творчества Лермонтова, крайне принизила и обеднила образ великого русского поэта, изобразила его недалеким и капризным барчуком (сцена встречи Лермонтова с Белинским, поведение среди офицеров). На совещании кинодраматургов резко критиковалась эта картина, и крупные режиссеры выражали сожаление, что авторы фильма «испохабили тему». Недаром советский зритель не принял эту картину, не идет смотреть этот фильм.

Даже те фильмы, которые работниками Комитета признаются хорошими, как, например, «Во имя родины» («Русские люди»), «Подводная лодка», сделаны недопустимо поверхностно и слабо для столь больших тем. В картине «Русские люди» мало действий, она сплошь заполнена длинными диалогами, артисты играют, кроме Жарова, серо, бледно. Война изображается, уже осужденными в свое время формалистическими приемами — посредством мелькания снятых крупным планом искаженных от ужаса и гнева лиц, блеска штыков и кованых подошв. События в картине изображены в темных углах комнат, в подвалах и землянках. Весь фон картины мрачный, тягостный. Тема, которая могла бы послужить вдохновением для крупнейшего фильма наших дней, исковеркана, подана мелко, и не может удовлетворить советского зрителя. Комитет по делам кино не понял значения темы «Русские люди» и подошел к постановке этого фильма безответственно, поставив режиссера, операторов и артистов в скверные производственные условия.

Художественная кинематография работает настолько плохо, что Комитет по делам кино фактически выбрасывает в корзину большое количество фильмов, выпущенных студиями. За последнее время не увидели света полнометражные фильмы «Новгородцы», «Убийцы выходят на дорогу», «Бой под Соколом», фильм «Юный Фриц», «Железный ангел», «Швейк готовится к бою», киносборник «Юные партизаны» и другие. Все эти фильмы не могли быть выпущены на экран либо ввиду их фальшивости и ошибочности, либо ввиду совершенно неудовлетворительного выполнения, либо же из-за их пустоты и безыдейности.

Показательно, что за последние пять лет количество художественных фильмов, удостоенных Сталинской премии, неуклонно снижалось (Сталинскую премию получили 9 фильмов, созданных в 1938 г., 7 — в г., 5 — в 1940, 4 — в 1941, 3 — в 1942 г.).

Как показал опыт, Комитет по делам кино не имел и не имеет ясной линии развития художественной кинематографии. Создание картин предоставлено самотеку. Постановка той или иной картины определяется случайно появившимся сценарием. Именно поэтому за два года войны не создано ни одной кинокартины о колхозах, фабриках и заводах, о советской интеллигенции, о воспитании молодежи, не созданы фильмы для детей. Не появилось за это время и хороших музыкальных и комедийных картин.

Совершенно не создаются фильмы, воспроизводящие произведения русской классической литературы.

Из всего этого видно, что за последние 2—3 года происходит резкое уменьшение выпуска картин и снижение их идейного содержания и художественной ценности. Комитет по делам кино привел художественную кинематографию страны к развалу.

Ввиду того, что Комитет по делам кино представил на утверждение ЦК много явно плохих картин, на производство которых были затрачены огромные средства, Секретариат ЦК ВКП(б), дабы предотвратить дальнейший упадок художественной кинематографии, предложил т.

Большакову представлять сценарии перед запуском их в производство на утверждение ЦК ВКП(б).

Рассмотрение сценариев, представленных т. Большаковым в Управление пропаганды, показало, что одной из важных причин неудовлетворительного состояния художественной кинематографии является крайне низкое качество сценариев. Сценарное дело переживает серьезный кризис2. Тов. Большаков не понял важности создания большого количества хороших сценариев, оказался неспособным правильно организовать подготовку и рассмотрение сценариев на темы, нужные нашему государству. Все дело подготовки сценариев Комитет передоверил хозрасчетной организации — так называемой сценарной студии, во главе которой до последнего времени стояли второстепенные литературные работники (Блейман, Большинцов, Коварский и др.). Вокруг сценарной студии сгруппировался небольшой кружок посредственных писателей и ремесленников сценарного дела.

Отсюда бедность тематики сценариев, убогость их содержания, примитивность и однообразие сюжета, образов, приемов изображения и т.п.

Такие крупные писатели, как Алексей Толстой, Шолохов, Вишневский, Соболев, Тихонов и др., не привлекаются к написанию сценариев.

Насколько безответственно и плохо готовятся сценарии для художественных фильмов, видно из следующих примеров.

Представленный Комитетом на утверждение ЦК ВКП(б) сценарий «Конец Кащея Бессмертного» является фальсификацией русских народных сказок.

Авторы сценария взяли отдельные куски различных русских сказок («Кащей Бессмертный», «Марья Моревна», «Никита Кожемяка» и др.), добавили много отсебятины и создали, как они пишут, «оригинальный сюжет». Кащей Бессмертный — образ, заимствованный авторами из цикла народных сказок («Кащей Бессмертный», «Марья Моревна»). В этих сказках Кащей изображается как похититель невест. В сценарии же он представлен главой разбойничьего племени, вторгнувшегося на русскую землю. Изменены в такой же манере и остальные образы русских сказок. Авторы сценария крайне легкомысленно обращаются с эпическими произведениями русского народа. Они коверкают содержание и образы русских сказок, которые созданы и пронесены народом через века в самобытной, оригинальной форме. Сценарий написан людьми, которые, как правильно пишет Алексей Толстой в рецензии на сценарий, «просто не ощущают стихию русской сказки», не знают народного русского языка. … Сценарий «Конец Кащея Бессмертного» является глумлением над русским фольклором, замысел и идеи его ошибочны, язык сценария представляет из себя подделку под народный эпический язык. Создание такого сценария является ошибкой авторов. Еще большей ошибкой является одобрение его Комитетом по делам кинематографии.

Представленный Комитетом сценарий «Март — апрель» серьезно ухудшил хорошую одноименную повесть В. Кожевникова. Вместо лирической военной повести, раскрывающей душу советских людей, борющихся против немцев, получился поверхностный плохенький роман. Действие развертывается прямолинейно, схематично. Персонажи повести — ходульны.

Главный герой капитан Жаворонков в повести добрый, веселый, но ожесточившийся против врага воин, в сценарии дан грубым, неприятным, озлобленным человеком. Рецензенты называют главного героя «отвратительным капитаном Жаворонковым» (см. рецензию т. Довженко).

Сценарий изобилует ошибками военно-технического характера. Сценарий «мал по объему мыслей, чувств, драматических ситуация, событий» — так оценивает его т. Довженко.

Сценарий «Малахов курган» (автор Войтехов) составлен неряшливо, без знания дела и содержит грубые принципиальные ошибки. Сценарий оправдывает нарушение воинской дисциплины, содержит множество фальшивых ситуаций. В военном отношении написан безграмотно (см.

рецензию полковника Мусьякова, редактировавшего черноморскую газету во время осады Севастополя).

В сценарии «Робинзон Крузо» допущены грубые искажения повести Д.

Дефо. Робинзон изображен «перевоспитавшимся» рабовладельцем, в детстве мечтавшим о захватах рабов, а затем под влиянием жизни на острове начавшим прославлять честную трудовую жизнь. В сценарии Робинзон, живя на острове, доходит до понимания несправедливости капиталистического строя. Кроме того, Робинзон последовательно проходит пути и стадии хозяйственной жизни, соответствующие стадиям развития мировой цивилизации. Все это — глупая и совершенно ненужная модернизация (см.

рецензию Чуковского).

Столь же малограмотны и негодны сценарии, представленные Комитетом по делам кино, — «Я — черноморец» (Л. Соловьев), «Далекий край» (Е.

Шварц), примитивны и неудовлетворительны сценарии «Трофим Бомба», «Джамбул» и многие другие.

Комитет предполагает в 1943 году выпустить 23 художественных фильма.

Это мизерная программа. Но и она не обеспечена сценариями3.

Тов. Большаков, ратующий за освобождение его от контроля со стороны ЦК ВКП(б), проявил полную неспособность обеспечить художественную кинематографию удовлетворительными сценариями. Председатель Комитета по делам кино пытается скрыть от ЦК ВКП(б) и правительства развал в области художественной кинематографии. Причину неудовлетворительного состояния сценарного дела т. Большаков видит в сложности системы утверждения сценариев. Лишь ограниченность т. Большакова и желание прикрыть свою бездеятельность мешают ему понять, что дело не в «процедуре» утверждения сценариев, а в том, что Комитет по делам кинематографии представляет в ЦК ВКП(б) совершенно негодные сценарии.

Однако дело не только в том, что на экран почти сплошь выпускаются плохие художественные фильмы, а Комитет представляет негодные сценарии. Даже те немногие картины, которые вышли за последние годы из недр Комитета, большинство трудящихся не имеет возможности смотреть ввиду того, что Комитет совершенно запустил дело обслуживания населения, особенно сельского, кинофильмами. Проверка состояния обслуживания кинофильмами населения в Ярославской, Пензенской областях, Башкирской АССР, Узбекской ССР и многих других показала, что в сотнях районов страны население годами не видит кинофильмов. Так, например, в четвертой части всех сельсоветов Ярославской и Пензенской областей за время войны колхозники ни разу не видели кинокартин. Свыше одной трети киноаппаратуры, имеющейся на селе, бездействует. Таким образом, из-за преступной бездеятельности органов кинофикации и Комитета, кино — это важнейшее средство политического воспитания трудящихся — в должной мере не используется.


Главной причиной упадка художественной кинематографии в стране и недопустимой запущенности обслуживания населения кинофильмами является неспособность нынешних руководителей Комитета по делам кино направлять развитие советской кинематографии. Тов. Большаков не пользуется никаким авторитетом среди творческих работников кино, ввиду его полной некомпетентности в вопросах киноискусства. Два заместителя т.

Большакова т.т. Хрипунов и Лукашев — весьма ограниченные, мало подготовленные люди, к вопросам кино вообще отношения никакого не имеют и не могут со знанием дела судить о фильмах, сценариях, работе режиссеров и актеров. В составе Комитета нет ни одного работника, который мог бы разбираться в вопросах киноискусства и пользовался бы уважением среди творческих работников кино.

Считаю, что если не принять срочных мер к укреплению руководства Комитетом по делам кино, советская кинематография может очутиться в еще более тяжелом положении, чем то, в которое ее yже поставили нынешние работники Комитета.

Начальник Управления пропаганды и агитации ЦК BKП(б) Г.

Александров РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 213. Л. 68-75.

Видимо, речь идет о «Боевом киносборнике» № 6, в котором Н. Крючков вел конферанс и исполнил «Боевую песню о славе русского оружия».

Слева на полях поставлен вопросительный знак.

Слева на полях поставлен вопросительный знак.

№ ПИСЬМО И.Г. БОЛЬШАКОВА В ЦК ВКП(б) О ЗАПИСКЕ Г.Ф.

АЛЕКСАНДРОВА ОТ 21 ИЮЛЯ 1943 г.

29 июля 1943 г.

Тов. Молотову В.М.

Тов. Андрееву А.А.

Тов. Маленкову Г.М.

Тов. Щербакову А.С.

О записке тов. АЛЕКСАНДРОВА Тов. АЛЕКСАНДРОВ в своей записке на Ваше имя огульно опорочивает работу Кинокомитета и художественной кинематографии за время войны.

Прежде всего, тов. АЛЕКСАНДРОВ пытается опорочить большую и очень важную работу художественной кинематографии по выпуску боевых киносборников во время войны. Киносборники, выпуск которых Кинокомитет начал со второго месяца войны, явились новой мобильной формой художественной кинематографии и преследовали в те дни, главным образом, агитационные цели — быстрее откликнуться на текущие военные события средствами киноискусства. Киносборники сыграли, несомненно, большую политическую роль в первый период войны, как у нас, так и заграницей, что признавалось в свое время ЦК BКП(б). Если бы это было не так, то спрашивается: почему же тов. АЛЕКСАНДРОВ не высказывал Комитету своего отрицательного отношения в течение почти одного года, когда вышло на экран 151 боевых киносборников. Выпуск киносборников никем не запрещался, и он был прекращен Кинокомитетом примерно через год в связи с тем, что к этому времени наши студии стали выпускать полнометражные фильмы на военные темы, которые подготовлялись Кинокомитетом к выпуску с началом войны.

За время войны, несмотря на крайне тяжелые условия, в которых находилась художественная кинематография, в связи с эвакуацией на Восток, создано свыше 35 полнометражных фильмов. Многие из них являются крупными произведениями и пользуются большим успехом у нашего зрителя, а именно:

1. «Машенька»

2. «Георгий Саакадзе» 1-я серия 3. «Оборона Царицына»

4. «Секретарь райкома»

5. «Парень из нашего города»

6. «Сухэ-Батор»

7. «Котовский»

8. «Непобедимые»

9. «Как закалялась сталь»

10. «Она защищает родину»

11. «Русские люди»

В настоящее время закончены еще четыре фильма:

«Георгий Саакадзе» 2-я серия «Насреддин в Бухаре»

«Подводная лодка»

«Воздушный извозчик»

Поэтому утверждение тов. АЛЕКСАНДРОВА, что художественные фильмы, созданные за последнее время, как правило, примитивны и вызывали всеобщее недовольство зрителей, является вымыслом тов. АЛЕКСАНДРОВА и не соответствует действительности. Конечно, наряду с хорошими картинами отдельные режиссеры за этот период делали посредственные и плохие картины. Было бы нелепо требовать от Комитета, чтобы все картины, выходящие из производства, были бы только хорошими, боевиками. В искусстве такого явления никогда не было и не может быть, особенно в такой переломный период, каким являлся для творческих работников переход от мирной жизни к суровой войне.

Что же касается критики тов. АЛЕКСАНДРОВА работы Комитета в области сценарного дела, то она является сугубо поверхностной. Причины неудовлетворительного состояния сценарного дела кроются не в том, что Комитет передоверил дело подготовки сценариев хозрасчетной организации — так называемой сценарной студии, как об этом пишет тов.

АЛЕКСАНДРОВ, а в отставании художественной прозы и драматургии от требований, предъявляемых к ним театром и кино, чего, к сожалению, тов.

АЛЕКСАНДРОВ не замечает. Сколько крупных художественных произведений написано нашими писателями, тем же ТОЛСТЫМ, ШОЛОХОВЫМ, ВИШНЕВСКИМ, ТИХОНОВЫМ и др. за время войны и, в частности, за первое полугодие текущего года? Какие из вышедших за это время хоть сколько-нибудь значительных произведений литературы, не были бы экранизированы кинематографией?

Эти вопросы, видимо, тов. АЛЕКСАНДРОВА не интересуют. Больше того, тов. АЛЕКСАНДРОВ как Начальник управления пропаганды ни разу не дал Кинокомитету не только каких-нибудь указаний, но и ни одного вразумительного совета в его работе.

Несмотря на указанные выше трудности, Кинокомитет подготовил в 1-м полугодии 1943 года свыше 20 доброкачественных киносценариев и собирается столько же подготовить во 2-м полугодии. Для этой цели он привлек свыше 70 писателей и кинодраматургов. Критика тов.

АЛЕКСАНДРОВА отдельных киносценариев: «Кащей Бессмертный», «Март — апрель», «Малахов курган», — основана не на его собственном мнении, а на отзывах консультантов (писателей, режиссеров), каждый из которых имеет свою сугубо индивидуальную точку зрения.

Критика же тов. АЛЕКСАНДРОВА фильмов «Актриса», «Дорога к звездам»

и других вызывает удивление. Тов. АЛЕКСАНДРОВ выступает здесь в роли Фомы, не помнящего родства, забывая, что сценарии критикуемых картин были прочитаны в свое время им и санкционированы к производству.

Оценка тов. АЛЕКСАНДРОВЫМ картины Пудовкина «Русские люди»

является сугубо субъективной и резко расходится с оценкой кинематографической общественности и автора пьесы тов. Симонова, заявившего на совещании кинодраматургов, что «в картине гораздо больше того, что мне хотелось сказать в пьесе»2.

О компетенции тов. АЛЕКСАНДРОВА в вопросах киноискусства можно судить также и по таким фактам:

Тов. АЛЕКСАНДРОВ после просмотра фильма «Лермонтов» в присутствии работников Кинокомитета и Управления пропаганды дал блестящий отзыв фильму, а теперь в своей записке дает совершенно противоположную оценку;

фильм «Антоша Рыбкин» тов. АЛЕКСАНДРОВ предлагал забраковать как фальшивый;

сценарии «Малахов курган» и «Робинзон Крузо» были тов. АЛЕКСАНДРОВЫМ оценены как вполне хорошие и представлены им на утверждение Секретариата ЦК ВКП(б), а теперь он их всячески поносит. Кстати, сценарий «Робинзон Крузо» до представления его на утверждение Секретариата ЦК ВКП(б) был переделан, без санкции Кинокомитета сценаристом Кнорре по указанию Управления пропаганды.

Абсолютно нелепой является критика тов. АЛЕКСАНДРОВЫМ Кинокомитета в ухудшении кинообслуживания населения. Даже в мирное время никогда не ставился вопрос о поголовном кинообслуживании сельского населения СССР, так как для этого не было достаточных материальных предпосылок (аппаратуры, пленки и кадров).

Тов. СТАЛИН поставил перед Комитетом в 3-й пятилетке задачу иметь в каждом районном центре кино. Эта задача Комитетом была до войны успешно разрешена. Во время войны, несмотря на то, что часть киноаппаратуры была мобилизована в армию, Комитет по своей инициативе поставил перед своими организациями на местах задачу — добиться показа кино в каждом сельсовете не реже двух раз в месяц3. Над разрешением этой задачи, не без успеха, работает Комитет и его местные органы кинофикации, о чем говорит количество обслуженных кинозрителей: если за первое полугодие 1942 года было обслужено в деревне 29,5 млн. чел., то в первом полугодии 194З года было обслужено З3,4 млн. чел.

Совершенно неправильным является утверждение тов. АЛЕКСАНДРОВА, что я якобы ратую за освобождение от контроля со стороны ЦК ВКП(б). Я в своей записке на имя тов. МОЛОТОВА В.М. просил отменить существующий сейчас порядок утверждения сценариев, который парализует работу художественной кинематографии и обезличивает Кинокомитет как государственный орган, руководящий кинематографией. Тов.

АЛЕКСАНДРОВУ следует понять, что если сценарии будут мариноваться по 2—3 месяца в Управлении пропаганды, они от этого не сделаются лучше, и тем более их не станет больше, а дело от этой волокиты страдает.

Сведения о том, что руководство Кинокомитета не пользуется авторитетом у творческих работников, тов. АЛЕКСАНДРОВ, видимо, собрал у таких людей, как Ромм, Трауберг, Райзман, Дзиган и др., которые недовольны проводимою за последнее время Кинокомитетом линией4.

Наоборот, проделанная Кинокомитетом напряженная работа по эвакуации больших творческих коллективов в Среднюю Азию и созданию необходимых производственных и бытовых условий для их работы, организация съемок на фронтах отечественной войны и выпуск крупнейших документальных военных фильмов, организация производства спец. видов боеприпасов (за что ряд наших работников был награжден орденами), организация заново производства кинопроекционной аппаратуры, ранее не производившейся в системе Кинокомитета, подняло авторитет Кинокомитета среди как творческих, так и других работников кино.

Необъективная и поверхностная критика, данная тов. АЛЕКСАНДРОВЫМ в записке на Ваше имя, не может принести пользу советской кинематографии.


И. Большаков РГАСПИ. Ф. 82. Оп. 2. Д. 957. Л. 82-87.

В действительности 12.

Имеется в виду выступление К. Симонова на совещании кинематографистов в ЦК ВКП(б), которое состоялось 14—16 июля 1943 года. Симонов высоко оценил фильм В.

Пудовкина «Во имя Родины», в основу которого была положена пьеса «Русские люди»:

«Когда Пудовкин взялся за эту пьесу, то у него не укладывался материал, ему не очень хотелось ставить картину (он мне сам сказал об этом), но него было свое представление о войне, жизни, о людях и, вместе с тем, уважение к чужой работе. Вместо того чтобы пойти по такой линии: здесь что-то вырезать, а там что-то перекромсать, Пудовкин, как говорится, влез в картину целиком и сделал глубокую свою вещь, гораздо более сильную, чем первоначально сделал ее я для театра» (Живые голоса кино. М.: Белый берег, 1999. С.

226-227).

Слева на полях от слов «не реже двух раз в месяц» поставлен восклицательный знак.

Это предположение И.Г. Большакова имело под собой реальные основания.

№ РАСПОРЯЖЕНИЕ СЕКРЕТАРЯ ЦК ВКП(б) А.С. ЩЕРБАКОВА ОТВЕТСТВЕННОМУ СЕКРЕТАРЮ ЖУРНАЛА «НОВЫЙ МИР» В.Р.

ЩЕРБИНЕ О ЗАПРЕТЕ НА ПУБЛИКАЦИЮ ПРОИЗВЕДЕНИЙ А.П.

ДОВЖЕНКО 8 февраля 1944 г.

ЦК ВКП(б) обращает Ваше внимание на то, что в произведениях украинского писателя и кинорежиссера Довженко А.П., написанных за последнее время («Победа», «Украина в огне»), имеют место грубые политические ошибки антиленинского характера.

Ввиду этого ЦК ВКП(б) обязывает Вас не публиковать произведений Довженко без особого на то разрешения Агитпропа ЦК ВКП(б).

Секретарь ЦК ВКП(б) А.С. Щербаков РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 293. Л. 1.

№ ПОСТАНОВЛЕНИЕ СНК СССР О ВЫВОДЕ А.П. ДОВЖЕНКО ИЗ КОМИТЕТА ПО СТАЛИНСКИМ ПРЕМИЯМ 25 февраля 1944 г.

СОВЕТ НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ СССР ПОСТАНОВЛЕНИЕ № от 25 февраля 1944 г. Москва, Кремль.

О выводе из состава Комитета по Сталинским премиям в области литературы и искусства при Совнаркоме СССР т. Довженко А.П. и об утверждении членом Комитета по Сталинским премиям в области литературы и искусства при Совнаркоме СССР т. Юру Г.П.

Совет Народных Комиссаров Союза ССР ПОСТАНОВЛЯЕТ:

Принять предложение СНК УССР:

а) о выводе из состава Комитета по сталинским премиям в области литературы и искусства при Совнаркоме СССР т. Довженко А.П.;

б) об утверждении членом Комитета по сталинским премиям в области литературы и искусства при Совнаркоме СССР т. Юру Г.П.

Зам. Председателя Совета Народных Комиссаров Союза ССР В. Молотов Управляющий Делами Совета Народных Комиссаров СССР Я. Чадаев РГАЛИ. Ф. 2456. Оп. 1. Д. 915. Л. 16.

№ ПОСТАНОВЛЕНИЕ ОРГБЮРО ЦК ВКП(б) «О ПРОИЗВОДСТВЕ КИНОЖУРНАЛОВ И ДОКУМЕНТАЛЬНЫХ ФИЛЬМОВ»

15 мая 1944 г.

ЦК ВКП(б) устанавливает, что Комитет по делам кинематографии при СНК СССР (т. Большаков) неудовлетворительно руководит производством киножурналов. Часть киножурналов дает превратное, извращенное представление о наступательных действиях Красной Армии. В киножурналах не отображена действительная сила и размах наступления наших войск, не показаны героизм и боевое мастерство наших воинов, мощь советской военной техники. Крупные операции Красной Армии нередко сводятся к малозначительным эпизодам, а действия артиллерии, танков и авиации упускаются. В киножурнале о наступлении наших войск в Крыму, который не был выпущен на экран вследствие своего низкого качества, а также в ранее сделанных и также не выпущенных на экран журналах, посвященных освобождению Смоленска и Анапы, совершенно не показаны наступательные бои наших войск, действия артиллерии, танков и авиации. В указанном выше журнале, посвященном боям за Крым, не показан прорыв мощной линии немецкой обороны, умелый и стремительный маневр наших войск в Крыму.

Киножурналы составляются по стандарту, шаблонно, неинтересно. В производстве киножурналов преобладает рутина, несовместимая с передовым киноискусством.

ЦК ВКП(б) считает, что в организации производства киножурналов имеют место крупные недостатки:

а) производство киножурналов передоверено второстепенным малоквалифицированным работникам. Крупные режиссеры документальных и художественных фильмов не привлекаются к созданию киножурналов;

б) в производстве киножурналов укоренилась безответственность и обезличка. За создание киножурналов фактически никто не отвечает. Главное управление кинохроники (начальник управления т. Васильченко, заместитель т. Кацман) явилось на деле некомпетентной организацией, тормозящей развитие документальной кинематографии;

в) работа кинооператоров на фронте не направляется должным образом Комитетом по делам кинематографии при СНК СССР и пущена на самотек.

Кинооператоры часто снимают малозначительные эпизоды, упуская съемку важнейших военных событий. Между работой операторов на фронте и работой режиссеров, выпускающих киножурналы, существует вредный разрыв. Операторы и режиссеры работают без всякой связи друг с другом;

г) киножурналы создаются без квалифицированной военной консультации.

Тов. Большаков привлек в качестве главного военного консультанта киножурналов генерал-лейтенанта Хмельницкого, который совершенно не обеспечил киножурналы надлежащей военной консультацией и безответственно относился к своим обязанностям;

д) оплата режиссеров, выпускающих киножурналы, построена на основе уравниловки. За выпуск как хорошего, так и негодного киножурнала режиссер получает одну и ту же оплату.

ЦК ВКП(б) считает важнейшей задачей Комитета по делам кинематографии ликвидацию крупных недостатков в производстве киножурналов и создание документальных фильмов и киножурналов об Отечественной войне на высоком художественном уровне, своевременно и правдиво отображающих боевые действия советских войск, героизм и высокое воинское искусство наших бойцов и офицеров, мощь советской техники и ее умелое применение в боях, всенародную поддержку Красной Армии тружениками советского тыла.

В целях ликвидации крупных недостатков в деле выпуска киножурналов ЦК ВКП(б) постановляет:

1. Ввиду того, что существующая в Комитете по делам кинематографии при СНК СССР система руководства выпуском киножурналов не оправдала себя, упразднить Главное управление кинохроники, а Центральную студию кинохроники реорганизовать в Центральную студию документальных фильмов, подчинив ее непосредственно Комитету по делам кинематографии при СНК СССР.

Фронтовые группы кинооператоров подчинить директору Центральной студии документальных фильмов.

2. Отстранить от работы главного военного консультанта киножурналов генерал-лейтенанта Хмельницкого Р.П., как не справившегося со своими обязанностями.

3. Утвердить директором Центральной студии документальных фильмов и заместителем председателя Комитета по делам кинематографии при СНК СССР т. Герасимова С.А.

4. Привлечь к созданию киножурналов режиссеров художественных и документальных фильмов и в первую очередь следующих товарищей:

Александрова Г.В., Беляева В.Н., Варламова Л.В., Донского М.С., Копалина И.П., Лукова Л.Д., Петрова В.М., Пудовкина В.И., Посельского И.М., Посельского Я.М., Пырьева И.А., Райзмана Ю.Я., Ромма М.И., Савченко И.А., Юткевича С.И.

5. Утвердить главным военным консультантом военных киножурналов генерал-майора Платонова С.П.

6. Создать при директоре Центральной студии документальных фильмов совет в составе: тт. Александрова Г.В., Ешурина В.С., Пудовкина В.И., Копалина И.П., Беляева В.Н., Варламова Л.В., Трояновского М.А., Платонова С.П., Симонова К.М., Горбатова Б., Агапова Б.Н., возложить на совет разработку тематики киножурналов, просмотр материалов для журналов и предварительный просмотр киножурналов.

7. Установить поощрительную оплату режиссерам за создание киножурналов в размере от 3 000 до 5 000 рублей, в зависимости от художественной ценности созданного журнала. За журналы, не выпущенные на экран вследствие их низкого качества, гонорар режиссерам не выплачивать.

Установить поощрительную оплату военным кинооператорам за съемку интересных и ценных боевых сюжетов на фронте в размере от 3 000 до 000 рублей в зависимости от качества сюжета и кинооператорам, производящим съемки о работе советского тыла, в размере от 1 000 до 3 рублей.

8. Приравнять работников фронтовых киногрупп и их семьи в отношении пенсий и пособий при гибели или потере трудоспособности — к военнослужащим.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 117. Ед. хр. 409. Л. 105-107.

Партийное происхождение документа до последнего времени было строго засекречено.

До сведения кинематографистов постановление ЦК ВКП(б) было доведено в виде приказа председателя Комитета по делам кинематографии И.Г. Большакова, излагавшего содержание постановления СНК СССР.

№ ПИСЬМО С.М. ЭЙЗЕНШТЕЙНА И.В. СТАЛИНУ О ФИЛЬМЕ «ИВАН ГРОЗНЫЙ»

20 января 1944 г.

Дорогой Иосиф Виссарионович!

Поверьте мне, что только крайняя необходимость позволяет мне обратиться к Вам в то напряженнейшее время, которое переживаем мы все и Вы — больше всех нас.

Но дело касается не столько меня лично, сколько той очень трудной и ответственной работы, которую мы с моим коллективом выполняем, ставя фильм «Иван Грозный» по Вашим указаниям, переданным мне тов.

Ждановым еще до войны.

Условия труда исключительно тяжелые. Постоянные перебои в снабжении самого необходимого для съемок. Сложности с актерами, вынужденными для съемок ехать по 8 суток в Алма-Ату, где мы снимаем. Очень тяжелые бытовые условия даже ближайших моих сотрудников, вынужденных жить впроголодь без света и без топлива. Наконец, здешний климат, который за два года окончательно расшатал мое здоровье — все это делает нашу работу исключительно трудной.

Однако никто из нас не жалуется и никогда не посмеет жаловаться, зная, что никакие наши трудности и тяготы несравнимы с тем, что приходится претерпевать в боях нашей Красной Армии.

Мало того, мы поставили себе целью быть, несмотря ни на что, совершенно бескомпромиссными в отношении качества того, что мы делаем, и по тому, что мы уже сделали в первой половине нашей работы, мы, по общему мнению, качественно превзошли довоенный уровень.

Но вместе с тем объективные трудности не могут не сказаться и сказываются на темпах нашей работы, а эти темпы влияют на срок окончания работы.

Я скорее умру, чем позволю себе перейти на халтурную спешку в постановке такой темы, как «Иван Грозный». Но совершенно невозможно ставить сейчас нечеловеческие рекорды быстроты (что мне удавалось и с «Потемкиным», и с «Александром Невским») когда имеешь дело с переутомленным и истощенным коллективом и с собственным функциональным расстройством нервной системы, которая меня периодически валит с ног! Никакая добрая воля и никакое перенапряжение энергии в этой труднейшей творческой работе не может сейчас преодолеть тех темпов, которые навязываются объективной обстановкой.

В силу этого нам не удается соблюдать те сроки, о которых мы мечтали сами и на которых настаивает Комитет по делам кинематографии.

На этой почве идут беспрерывные столкновения с руководством и лично с тов. Большаковым.

Я прекрасно понимаю его положение, когда он не может представить картину Вам и Центральному Комитету в те сроки, которые он обещает, из-за того, что мы не поспеваем со съемками.

Однако это ведет к постоянному тормошению и дерганью нашей работы, которую мы сами хотим закончить как можно скорее, и только приводит к еще более трудной обстановке творческой работы, вплоть до распоряжений руководства, чтобы снимали картину мои ассистенты без меня в тех случаях, когда я захварываю: это не только оскорбительно, но просто нецелесообразно и практически невозможно по самому характеру и сложности работы.

Зная, насколько Вы внимательны ко всякой работе в области искусства, а кинематографической в особенности, я Вас очень поэтому прошу быть моим заступником перед тов. Большаковым и облегчить и ему ответственность в отношении сроков выхода в свет фильма «Иван Грозный».

2—3 месяца разницы в выпуске не играют роли для фильма, тема которого нам будет нужна на многие годы;

для качества же самого фильма и связанного с этим престижем нашего советского искусства подобный «недобор» в сроках может оказаться губительным.

Очень Вас прошу убедить тов. Большакова, чтобы он был более гибок в этом вопросе и считался бы с тем, что задержка сроков выпуска зависит не от нашей «злой воли» а от действительной невозможности делать эту работу сейчас в более быстрых темпах.

Сейчас по расчетам первая серия «Ивана Грозного» может быть закончена к середине лета (одновременно с этим будет заснята и половина второй серии) и мы просим об одном, чтобы нам дали возможность творчески спокойно снимать. Поверьте мне, мы живем только производством этого фильма и отдаем все силы, которые имеем, его производству — это единственное оправдание тому, что мы не сражаемся с винтовкою в руках на фронтах Красной Армии.

Но заступитесь за наши творческие интересы и творческие интересы нашей кинематографии, и помогите нам трудиться и творить спокойно и уверенно, не комкая своей работы, и в том случае, если нам не будет удаваться выдерживать эти сроки.

Искренне уважающий Вас режиссер и автор сценария «Иван Грозный» С.М. Эйзенштейн.

Алма-Ата.

20 января 1944 г.

АП РФ. Ф. 3. Оп. 35. Д. 87. Л. 170-171.

№ ЗАПИСКА И.Г. БОЛЬШАКОВА СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) В.М.

МОЛОТОВУ О ПОДГОТОВКЕ США И ВЕЛИКОБРИТАНИИ К МАССИРОВАННОМУ ПРОДВИЖЕНИЮ СВОИХ ФИЛЬМОВ НА ОСВОБОЖДЕННЫХ ТЕРРИТОРИЯХ ЕВРОПЫ 20 мая 1944 г.

Секретно НАРОДНОМУ КОМИССАРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СОЮЗА ССР тов. МОЛОТОВУ В.М.

По сообщениям наших представителей из Нью-Йорка и Лондона, американцы и англичане развернули большую работу по подготовке американских и английских фильмов в иностранных вариантах на европейских языках с тем, чтобы по мере освобождения территории Европы от немецкой оккупации демонстрировать эти фильмы в отдельных европейских странах.

В последнее время при главнокомандующем союзными войсками вторжения генерале Эйзенхауэре организована специальная «Психологическая военная дивизия», во главе которой поставлен известный английский кинематографический деятель г. Бернстейн.

В функции «Психологической военной дивизии» входит распространение кинофильмов союзных государств на освобождаемой европейской территории.

Г. Бернстейн обратился к представителю Кинокомитета в Лондоне с предложением передавать советские фильмы Британскому Министерству Информации по договору для распределения их в Европе, по мере очищения европейской территории, через Министерство Информации.

Независимо от этого обращения, Кинокомитет уже предпринял некоторые меры для подготовки советских фильмов в иностранных вариантах на отдельных европейских языках. На французском языке в Москве уже изготовлены 3 фильма.

Кроме того, в соответствии с распоряжением Совнаркома СССР от 27.III с.г.

№ 6828-рс о выделении для этой цели 15 000 англофунтов, Кинокомитет дал указания Совкиноагентству в Лондоне озвучить 10 документальных и художественных фильмов от одного до четырех иностранных вариантов на итальянском, норвежском, французском и чешском языках, а также изготовить 8 художественных фильмов с французскими субтитрами по заказам алжирских фирм, которые уже прокатывают наши фильмы в Северной Африке.

Помимо этого, по особому заданию Кинокомитет изготовляет в настоящее время 16 документальных и художественных фильмов на польском, сербском, румынском, чешском и венгерском языках.

В связи с предложением Британского Министерства Информации, переданным через г. Бернстейна, прошу Ваших указаний по существу этого предложения, а также следует ли уже теперь приступить к изготовлению наших фильмов на немецком языке.

Приложение: Справка на 2-х листах.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ КОМИТЕТА ПО ДЕЛАМ КИНЕМАТОГРАФИИ при СНК СССР И. Большаков № ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА И.О. УПРАВЛЯЮЩЕГО «СОЮЗИНТОРГКИНО» П.Г. БРИГАДНОВА ПРЕДСЕДАТЕЛЮ КОМИТЕТА ПО ДЕЛАМ КИНЕМАТОГРАФИИ И.Г. БОЛЬШАКОВУ ОБ ЭКСПОРТЕ СОВЕТСКИХ КИНОФИЛЬМОВ ЗА 20 ЛЕТ (1924— 1944 гг.) 11 октября 1944 г.

Секретно ПРЕДСЕДАТЕЛЮ КОМИТЕТА ПО ДЕЛАМ КИНЕМАТОГРАФИИ ПРИ СНК СССР тов. БОЛЬШАКОВУ И.Г.

Краткая докладная записка об экспорте советских кинофильмов за 20 лет (1924—1944 гг.) 1.

Впервые советские кинофильмы демонстрировались на зарубежных экранах в 1921—1922 гг. «Межрабпом» в те годы широко использовал кинофильмы в ряде кампаний, проводимых им. Были показаны документальные фильмы «Красная Армия», «Пять лет Советской России» и др., а также художественные: «Поликушка», «Комбриг Иванов» и др.

Первые шаги в области киноэкспорта были сделаны в 1924 году, когда был запродан (в порядке обмена) кинофильм «Дворец и крепость» на Францию, Прибалтику, Скандинавию и Германию.

Годом позже была совершена первая крупная киносделка на кинофильмов.

В течение последних четырех лет т.н. «немого периода» — 1926—1929 гг. — советские организации, занимавшиеся киноэкспортом, значительно расширили и контингент экспортируемого фильмофонда, и сумму запродажи.

Так, в 1925—26 гг. экспорт составлял 65 фильм-стран, а в следующем 1926—27 году — он возрос до 417 фильмо-стран. Соответственно, сумма сделок увеличилась с 42,7 тысяч амдолларов (1926) до 154 тысяч (1929).

Экспорт советских кинофильмов к концу немого периода охватил 53 страны.

Из немых советских фильмов наибольшим успехом пользовались «Броненосец «Потемкин», «Турксиб», «Мать», «Конец Санкт-Петербурга» и «Крылья холопа».

Демонстрация «Броненосца «Потемкина» на зарубежных экранах была этапом в развитии советского киноэкспорта.

Параллельно с увеличением экспорта советской кинопродукции резко уменьшилось число импортируемых иностранных фильмов. В 1922 году (первый год импорта) было выпущено на советские экраны 98 иностранных фильмов. В 1925 году — было выпущено максимальное количество кинофильмов — 263. Начиная с 1926 года, эта цифра быстро уменьшается. В 1926 году было выпущено всего 82 кинофильма, в 1928 — 55, в 1930 — 18 и в 1931 г. — всего 8.

В годы немого кино экспорт советской кинопродукции был сопряжен с большими трудностями. Помимо цензурных ограничений, препятствовавших в ряде стран продвижению наших фильмов — мешало отсутствие конкурирующих зарубежные организаций.

2.

Экспорт советских звуковых кинофильмов закрепил имевшиеся уже достижения в смысле освоения зарубежного рынка.

Велик и плодотворен был политический эффект демонстрации советских фильмов. Достаточно указать на роль, сыгранную фильмами «Чапаев» и «Мы из Кронштадта» в годы борьбы республиканской Испании за независимость, на успех фильма «Профессор Мамлок», обошедшего экраны всех демократических стран мира.

Советские кинофильмы «Ленин в Октябре» и «Ленин в 1918 году» дали возможность широким массам населения зарубежных стран увидеть на экране величественные образы т.т. Ленина и Сталина.

Массовость и общедоступность кинозрелища — обеспечивали и обеспечивают широким массам населения возможность ознакомиться с советскими фильмами, а через них и со страной социализма.

В 1938 году за 5 месяцев фильм «Мы из Кронштадта» в одной только республиканской Испании просмотрело 756 000 человек, а «Чапаева» за тот же срок 418 000. За годы Отечественной войны в США фильм «Разгром немцев под Москвой» посмотрело 4 500 000 зрителей, фильм «Наш русский фронт» — 2 500 000 зрителей, «Фронтовые подруги» — свыше 1 000 000, «День войны» — 16 000 000.

На 01.09.1944 г. на территории США демонстрируется 55 советских фильмов, в Великобритании — 50, в Иране — 185 и в Китае — 120.

Действующий фильмофонд на 01.09 составляет около 190 названий.



Pages:     | 1 |   ...   | 48 | 49 || 51 | 52 |   ...   | 63 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.