авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 11 |

«ГРИГОРЬЕВА Лидия Петровна, Фильчикова Любовь Ивановна, Алиева Зоя Сафаровна, Вернадская Марина Эдуардовна, Толстова Вера Анатольевна, Фишман Мария Натановна, Рожкова Лидия Алексеевна, ...»

-- [ Страница 6 ] --

Функциональная роль правого полушария характеризуется обеспечением образных, целостных компонентов речи. Правое полушарие, по-видимому, принимает участие как в процессах восприятия речи, так и в процессах воспроизведения как одно из звеньев сложной функциональной системы речевой деятельности. Специфичность вклада правого полушария обнаруживается на различных уровнях реализации речевых процессов: акустическом, прозодическом, лексическом, грамматическом, синтаксическом и семантическом. Принимая во внимание, что именно эти компоненты знакового поведения играют особую роль на ранних этапах онтогенеза, можно объяснить значимость функционального вклада правого полушария в процесс усвоения языка ребенком. Степень асимметрии функций левого и правого полушарий увеличивается с возрастом, но лишь к 10-11 годам она достигает того же уровня, что и у взрослых. Однако тенденция к повышению роли левого полушария в распознавании, запоминании и оценке словесного материала отчетливо проявляется уже в пятилетнем возрасте. В то же время в 7 лет правое полушарие играет еще большую роль в осуществлении ряда речевых функций, и благодаря пластичности мозга повреждение левого полушария, сказываясь несомненно на формировании речевых функций, все же может, существенно компенсироваться.

На разных этапах онтогенеза функциональный вклад полушарий различен, с возрастом происходят перестройки внутренней структуры функций, что приводит к изменениям их мозговой организации и, соответственно, к изменениям меж-полушарного взаимодействия.

Имеется в виду не преимущество того или иного полушария в осуществлении речевой функции, а адекватность "вклада" каждого полушария в процессы реализации целостной функции (Д.А. Фарбер, Н.В. Дубровин-ская, 1986).

При аномалии речевого развития нарушено функциональное взаимодействие полушарий головного мозга, в основе которого лежит как недостаточность связей между полушариями, так и функциональная недостаточность левого полушария. Наступает "правополушарная доминантность" как компенсаторный процесс, связанный с неспособностью левого полушария обеспечить роль ведущего в речевых процессах. Однако функциональные возможности правого полушария не достигают уровня функциональных возможностей левого полушария в норме. Правое полушарие не в состоянии обеспечить такого же протекания речевых процессов, как при левополушарной доминантности, т.е. при нормальном функционировании левого полушария. Еще более осложняется нормальное развитие речевых функций в тех случаях, когда функциональная или органическая недостаточность левого полушария сочетается с нарушением деятельности правого полушария, на которое компенсаторно должна происходить "опора" в формировании речи.

Следует подчеркнуть, что в дошкольный период развития правое полушарие вообще более развито, чем левое, оно исполняет ряд простых функций, переходящих по мере развития левому полушарию. Поэтому сочетание замедленного развития лобного и височного отделов левого полушария, наблюдаемое у детей с неосложненной формой задержки психического развития, с дисфункцией задневисочной или височно-теменно-за-тылочной области правого полушария является серьезным ос ложняющим фактором в развитии фонетико-фонематического слуха у детей с ЗПР, в развитии слухо-речевой памяти, в распознавании письменных знаков речи. Как показали исследования биопотенциалов головного мозга у многих детей с задержкой психического развития, сочетающейся с общим недоразвитием речи, наряду с признаками мозговых нарушений, характерными для детей с ЗПР, выявляются локальные поражения задневи сочной или височно-теменно-затылочной областей правого полушария (М.Н. Фишман, 1989).

Снижение функциональных возможностей правого полушария кроме связи с компенсаторными процессами может иметь и самостоятельное значение. Согласно имеющимся в настоящее время данным, речь на начальных этапах развития характеризуется как непосредственно-чувственный компонент поведения ребенка, тесно связанный с конкретным действием в ситуации (Л.С. Выготский, 1960). Именно непосредственные формы поведения обычно связываются с функциями правого полушария (А.Р. Лурия, Э.Г. Симерницкая, 1975).

6.3. Методы исследования речевой функции 6.3.1. Дихотическое прослушивание Одним из наиболее распространенных методов исследования функционального состояния полушарий является метод дихотического прослушивания, когда на оба уха одновременно предъявляется набор различных слов, которые по инструкции следует воспроизвести. В связи с перекрестом слуховых путей информация, поступающая в правое ухо, воспринимается левым полушарием, в левое ухо - соответственно - правым. При последующем воспроизведении слов испытуемым экспериментатор оценивает количественное преобладание стимулов, предъявлявшихся на то или другое ухо, что свидетельствует о ведущей роли (доминантности) противоположного данному уху полушария в переработке речевой информации. У большинства здоровых взрослых и детей при воспроизведении речевого материала обнаружено преобладание стимулов, предъявляемых на правое ухо, что является показателем доминантности левого полушария по речи. Продуктивность воспроизведения полученной информации может служить показателем функционального состояния полушарий (D. Kimura, 1967;

В.И.

Голод, 1985, 1992).

При локальном поражении левого полушария снижается продуктивность воспроизведения стимулов, предъявляемых в правое ухо. Очаговые, обычно опухолевые поражения мозга в детском возрасте независимо от локализации поражения не сопровождаются двусторонним снижением продуктивности воспроизведения дихотически предъявляемых стимулов. В детском возрасте локальное поражение левого полушария проявляется в виде более низкой по сравнению с нормой продуктивности воспроизведения стимулов, воспринимаемых правым ухом. Функциональные возможности правого полушария в этом случае по данным дихотического прослушивания остаются в пределах нормы (А.Х. Алле, 1980). Напротив, при нарушении речевого развития во всех случаях отмечается именно двустороннее снижение продуктивности воспроизведения стимулов. Степень снижения функциональных возможностей левого полушария у детей с общим недоразвитием речи (ОНР) еще больше, чем при при локальном поражении левого полушария в детском возрасте (обычно вследствие травматического или опухолевого процесса).

Продуктивность воспроизведения дихотических стимулов с правого уха при локальном поражении левого полушария на 28% ниже, чем в норме, а при ОНР продуктивность ниже, чем в норме, на 32%. Однако в отличие от случаев с локальным органическим поражением левого полушария при ОНР кроме снижения функциональных возможностей левого (доминантного по речи) полушария отмечается значительное снижение функциональных возможностей и правого полушария. Более того, степень снижения функциональных возможностей правого (недоминантного по речи) полушария у детей с ОНР существенно (почти в 2 раза) больше, чем при локальном органическом поражении правого полушария. Таким образом, при грубой локальной патологии левого полушария в детском возрасте речевые процессы реализуются при относительно сохранных функциональных возможностях правого полушария. При ОНР речевые процессы должны осуществляться в условиях, когда снижены функциональные возможности не только левого полушария, но также и правого. Причем дисфункция систем правого полушария при ОНР проявляется значительно грубее, чем при очаговых поражениях правого полушария в детском возрасте (В.И. Голод, 1992).

Благодаря пластичности мозга наличие сохранных функций правого полушария при очаговых поражениях левого полуша рия в детском возрасте обусловливает достаточно быстрое и удовлетворительное восстановление речевых функций. При ОНР такая компенсация оказывается невозможной, так как наряду с дисфункцией левого полушария имеет место выраженное снижение функциональных возможностей правого полушария. Таким образом, по показателям выполнения дихотического теста дети с нарушением речевого развития существенно отличаются от группы детей с локальными поражениями мозга. Следовательно, психофизиологический механизм нарушения речевого развития не сводится к дисфункции систем левого полушария. При снижении функциональных возможностей обоих полушарий специфика левополушарной доминантности при ОНР определяется более значительным снижением функциональных возможностей неведущего по речи - правого полушария.

6.3.2. Рентгенологическое исследование Изучение большой популяции детей с отклонениями в развитии речи с помощью сложного метода исследования мозговых структур - ЯМР (магнитно-резонансное исследование) выявило в большинстве случаев негрубые изменения структуры мозолистого тела, либо его недоразвитие и даже агенезию (т.е. неразвитие основных межполушарных связей) (Ч. Нью киктьен, 1994;

С. Njikiktjen, 1983).

6.3.3. Исследование вызванных потенциалов Электрофизиологическое исследование позволило выявить изменения функциональной организации полушарий и нарушение их взаимодействия в процессе вербальной и невербальной деятельности у детей с ОНР. В процессе эксперимента у нормально развивающихся детей в возрасте 9 лет и детей с ОНР того же возраста исследовались ВП, возникающие в структурах левого и правого полушарий при изолированном предъявлении буквенных и трудно вербализуемых фигурных (невербальных) стимулов. Было установлено, что в норме у ребенка даже в 9-летнем возрасте наблюдается более выраженное включение в обработку структур правого полушария по сравнению с левым легко и трудно вербализуемых сигналов. Анализ межполушар-ной интеграции в процессе сенсорной обработки двух типов стимулов свидетельствует о преимущественно правополушарном доминировании при перцептивной деятельности у 9-летних де тей, причем это по-разному проявляется в проекционной и ассоциативных областях. При буквенных стимулах правополушар-ное доминирование (т.е. более высокая амплитуда ВП) отмечается в височно-теменно-затылочной области при стимуляции не только правого, но и левого полушария;

при фигурных стимулах (сложные, трудно вербализуемые фигуры) такая правополу-шарная асимметрия наблюдается не только в этой области, но также и в теменной области. Таким образом, судя по показателям ВП в анализе вербальных и невербальных сигналов принимают участие оба полушария. Однако в процессе сенсорного анализа наблюдается преимущественное вовлечение проекционной и ассоциативных структур правого полушария, особенно при предъявлении фигурных сигналов.

У детей с ОНР того же календарного возраста (9-10 лет) ВП при предъявлении буквенных стимулов значительно отличаются от нормы, особенно в височно-теменно-затылочной и височной областях. Ряд данных указывает на слабое включение ассоциативных областей обоих полушарий в обработку сенсорной информации, что может быть обусловлено их функциональной неполноценностью или недоразвитием. Установлено, что у детей с ОНР более медленно развиваются ответы мозга (ВП) на буквенные - вербальные стимулы по сравнению с ответами на фигурные - невербальные стимулы. Высказывается предположение, что у детей с ОНР буквенные стимулы медленно опознаются из-за недостаточно автоматизированного их опознания по отдельным признакам. Эти сигналы как бы являются трудно вербализуемыми, но требующими вербализации стимулами. Как следствие такой "двойственной" природы их обработка в мозговых системах происходит с вовлечением большего, чем в норме, числа структур, или для их опознания требуется вовлечение иных структур (В.Д. Труш, М.Н. Фишман, 1992).

Применение электрофизиологических методов для изучения функциональной организации полушарий и межполушар-ной интеграции в процессе восприятия вербальной и невербальной информации позволило изучить некоторые нейрофизиологические механизмы, обусловливающие недоразвитие речи у детей.

При ОНР установлено снижение функциональных возможностей как левого, так и правого полушарий, рассогласование механизмов межполушарного взаимодействия, выявленных нейропсихологическими и психофизиологическими методами (В.Д. Труш, М.Н. Фишман, 1992).

6.3.4. Структурный анализ ЭЭГ Для изучения нейрофизиологических механизмов, обусловливающих некоторые формы нарушений речевого развития, нами был использован структурный анализ электроэнцефалограмм (ЭЭГ). Принцип структурной организации ЭЭГ-инфор-мации основан на отнесении выделенных при визуальной оценке признаков к одному из функциональных блоков, характеризующих состояние коры в целом, либо ее отдельных областей, а также состояние подкорковых регуляторных структур разного уровня.

Применение этого метода позволило выявить не только наличие локальных поражений корковых структур левого и правого полушарий головного мозга, дисфункцию стволовых регуляторных структур, но и оценить соответствие уровня развития электрической активности коры и регуляторных структур ствола возрастным нормативам. Нормативные возрастные характеристики ЭЭГ исследованы и описаны в ряде публикаций (И.П.

Лукашевич, Р.И. Мачин-ская, М.Н. Фишман, 1996;

Р.И. Мачинская, И.П. Лукашевич, М.Н.

Фишман, 1997;

и др.).

ЭЭГ регистрировали в состоянии покоя и при функциональных нагрузках (ритмическая фотостимуляция и гипервентиляция). Анализировали ЭЭГ, записанные на 16-канальном электроэнцефалографе. Использовались монополярное и биполярное отведения в четырех монтажных схемах. Регистрировались биопотенциалы затылочной, теменной, центральной, лобной, передневисочной и задневисочной областей правого и левого полушарий.

Выявление наиболее информативных признаков и синдромов, а также различий между группами проводилось с помощью статистического анализа. Информативными считались признаки и синдромы, которые встречались не менее чем в половине случаев в группе и обеспечивали достоверные различия при 5%-ном уровне значимости. Достоверность отличий оценивалась с помощью точного критерия для таблиц 2x2 при малых выборках по формуле Фишера и критерию Стьюдента. На приведенных ниже таблицах данные представлены в виде показателя частоты встречаемости признака в группе испытуемых.

6.3.5. Исследование функциональной организации мозга при нарушениях речевого развития методом структурного анализа ЭЭГ Методом структурного анализа ЭЭГ (система "ЭЭГ-ЭКСПЕРТ") проанализировано ЭЭГ детей в возрасте от 3 до 12 лет со следующими формами нарушений речевого развития:

ОНР 1, 2 и 3 уровней - 35 человек дисграфия, дислексия - 27 человек заикание - 28 человек сенсо-моторная алалия - 20 человек моторная алалия - 10 человек ринолалия - 10 человек.

Диагностика речевых нарушений проводилась в консультативно-диагностическом центре (КДЦ) Института коррекци-онной педагогики РАО. Часть детей (преимущественно с сен со-моторной и моторной алалией и ринолалией) проходили обучение в школе-клинике для детей с нарушениями слуха и речи при ИКП РАО.

6.4. Формы нарушений речевого развития. Исследование функционального состояния мозга Общее недоразвитие речи (ОНР). Нарушения речи у детей с нормальным слухом и первично сохранным интеллектом имеют различные формы, которые характеризуются нарушением формирования всех компонентов речевой системы, относящихся как к звуковой, так и к смысловой сторонам речи. Отмечается своеобразие патогенеза и клинической симптоматики. Выделяется определенное единство клинических проявлений: позднее начало речевого развития, скудный запас слов, аграмматизм, дефекты произношения и фонемообразования. На основании единства указанных проявлений выделяется определенная категория детей с общим недоразвитием речи (Р.Е.

Левина, 1968;

Логопедия, 1989).

Клинические и психолого-педагогические характеристики детей с ОНР позволяют выделить некоторые основные причины дефекта. Сюда относится несформированность акусти-ко-гностических процессов, когда имеется пониженная способность к восприятию речевых звуков (при нормальном восприятии неречевых акустических раздражителей).

Недоста точное различение акустических признаков, характерных для каждой фонемы, приводит к первичному нарушению слухового восприятия. Следствием этого является вторичное нарушение звукопроизношения и слоговой структуры слова.

Нередко причиной ОНР становятся речедвигательные нарушения, обусловленные органическим поражением центральной нервной системы. Нарушение взаимодействия между слуховым и речедвигательным анализаторами ведет к трудностям овладения звуковым составом слова, что, в свою очередь, сказывается на накоплении словарного запаса, формировании грамматического строя и, в конечном итоге, на овладении письмом и чтением.

В многообразии речевого недоразвития условно выделяется три уровня. Первые два уровня характеризуют глубокие степени нарушения речи, при третьем уровне отмечаются отдельные пробелы в развитии звуковой стороны речи, словарного запаса и грамматического строя.

Переход от одного уровня к другому сопровождается появлением новых речевых возможностей и зависит от тяжести нарушения, компенсаторных возможностей и времени коррекционного воздействия.

Первый уровень ОНР характеризуется почти полным отсутствием словесных средств общения или весьма ограниченным их развитием в тот период, когда у нормально развивающихся детей речь сформирована. Словарь у детей с ОНР-1 находится в зачаточном состоянии. Он состоит из звуковых компонентов и небольшого количества отдельных слов;

пассивный словарь больше активного, но понимание речи вне ситуации ограничено;

способность к воспроизведению слоговой структуры отсутствует. Основной контингент составляют дети дошкольного возраста. В редких случаях при неблагоприятной речевой среде и недостаточных социальных условиях встречаются дети школьного возраста.

Отличительной чертой второго речевого уровня развития является высокая речевая активность детей. У них появляется сильно искаженная - фонетически и грамматически фразовая речь. Активный словарный запас расширяется не только за счет существительных и глаголов, но и прилагательных и наречий. Улучшается понимание речи, однако звукопроизно шение резко нарушено.

Третий уровень ОНР характеризуется появлением развернутой обиходной речи без грубых лексико-грамматических и фонетических отклонений. На фоне относительно разверну той речи наблюдается неточное знание и употребление слов, обнаруживаются аграмматичные фразы, отсутствует правильная связь слов в предложениях, выражающих пространственные и временные отношения. Выявляются лексические замены слов, близких по ситуации, заменяются названия части названием целого" и т.д. У большинства детей сохраняются недостатки звукопроизношения и слоговой структуры слова. В активной речи используются в основном простые предложения. Проявления аграмматизма ставят ребенка в затруднительное положение при обучении в школе.

При структурном анализе ЭЭГ детей с ОНР было выделено 3 группы, отличающиеся по тяжести дефекта и возрасту.

В первую группу вошло 11 детей в возрасте от 5 до 9 лет с диагнозом ОНР 1-го и 2-го уровней. Согласно результатам структурного анализа ЭЭГ у детей этой группы отмечается значительное несоответствие уровня развития электрической активности коры и регуляторных структур ствола возрастным нормативам. Кроме того, данные ЭЭГ свидетельствуют о наличии выраженных локальных поражений преимущественно структур левого полушария коры и глубинных структур паро-ксизмального характера.

Вторую и третью группы составили дети с ОНР 3-го уровня: 14 детей в возрасте от 4-х до лет 6 месяцев (вторая группа) и 10 детей в возрасте от 7 до 10 лет (третья группа). В отличие от первой группы все дети с ОНР 3-го уровня характеризовались значительно менее грубыми изменениями электрической активности мозга. Как показано на табл. 6.1, в обеих возрастных группах преобладают дети, у которых отмечается соответствие уровня развития электрической активности коры возрастной норме. Локальные изменения электрической активности коры, также как и в первой группе, регистрируются преимущественно в структурах левого полушария. Парок-сизмальная активность выражена значительно меньше, чем в первой группе, отмечается существенная нормализация ЭЭГ в старшей возрастной группе.

Таким образом, данные ЭЭГ обследования детей с ОНР указывают на выраженные различия в картине, характеризующей функциональное состояние головного мозга в зависимости от тяжести дефекта. Следует обратить внимание, что при ОНР 1 и 2-го уровней у преобладающего большинства детей развитие ЭА коры не соответствует возрастной норме.

По-видимому, это в значительной степени лежит в основе тя Таблица 6. Характеристики ЭЭГ детей с ОНР. Все данные представлены в виде показателя частоты встречаемости признака в группе: А - ОНР 1-2-го уровней (5-9 лет) - 11 чел.;

Б - ОНР 3-го уровня (4-6,6 лет) - 14 чел.;

В - ОНР 3-го уровня (7-10 лет) - 10 чел.

Тип ЭА А Б В Тип ЭА А В Б 1 6 0, 0,18 0,79 0,70 0,07 2 0,82 0,21 0,30 7 0,55 0,57 0, 3 0,18 0,21 0 14 0,55 0,29 0, 4 0,27 0,29 0,20 15 0,64 0,50 0, 5 0,09 0,07 0, Обозначения: 1 - уровень развития электрической активности коры (ЭА) соответствует возрастной норме;

2 - уровень развития ЭА коры не соответствует возрасту;

3 - локальные изменения ЭА в каудальных отделах левого полушария (ЛП);

4 локальные изменения ЭА в передних отделах ЛП;

5 - локальные изменения ЭА в каудальных отделах правого полушария (ПП);

6- локальные изменения ЭА в передних отделах ПП;

7 - генерализованные изменения ЭА стволового генеза;

14 пароксизмальная активность стволового генеза;

15-пароксизмальнап активность в коре и/или снижение порога судорожной готовности.

жести дефекта. Сочетание незрелости коры с наличием незрелости и патологии регуляторных структур ствола обусловливает особенности клинической картины, нарушения внимания, памяти, поведения.

Следует также отметить, что в ЭЭГ детей с ОНР 1-2-го уровней наряду с наличием очагов патологической или пароксизмальной активности в структурах левого полушария, как правило, выявляются зеркальные очаги в правом полушарии. Такое сочетанное поражение обоих полушарий обусловливает тяжесть клинической картины и трудности компенсации дефекта.

У детей с ОНР 3-го уровня преобладает ЭА, соответствующая возрастной норме, хотя в половине наблюдений отмечаются различного вида дисфункции регуляторных структур ствола. Существенно реже встречаются локальные поражения коры, а также пароксизмальные изменения ЭА, которые почти не выявляются в старшей возрастной группе.

Дисграфия, дислексия. Письмо и чтение являются особой формой речевой деятельности и существенно отличаются от устной речи как по своему генезу, так и по функциональным особенностям. Нарушения письма и чтения довольно часто встречаются у детей при консультативном обследовании, особенно с началом обучения в школе (Логопедия, 1989).

Письменная речь включает в себя чтение и письмо и является продуктивным видом речевой деятельности.

Как указывает А.Р. Лурия (1950, с. 81), "...письмо является формой сознательной речевой деятельности". Он подчеркивает, что "...в письменной речи мы имеем совсем новое психологическое образование, отличающееся от устной речи как по своему происхождению, так и по структурным и функциональным особенностям" (А.Р. Лурия, 1959, с. 543). И далее: "...на первых этапах письмо опирается на припоминание графического образа каждой буквы", внимание пишущего ребенка направляется на поиски нужной графемы и на звуковой анализ слова. Впоследствии «...письмо превращается в единую "кинетическую мелодию"» (А.Р. Лурия, 1978, с. 114). Написание хорошо автоматизированных слов осуществляется в виде плавных кинетических стереотипов.

До начала овладения письменной речью необходим определенный уровень овладения устной речью. Нарушения письменной речи трактуются как отражение недоразвития устной речи, обусловленного различными этиологическими факторами. Р.Е. Левина (1968) подчеркивала тесную связь нарушений письма с недоразвитием устной речи в целом.

Основными когнитивными процессами, обеспечивающими письменную речь, являются внимание и память.

Для дисграфии характерна совокупность стабильно повторяющихся при письме ошибок.

Прежде всего это ошибки, связанные с отклонениями в звукопроизношении и с недостаточным различением фонем, близких по артикуляции или акустическим признакам;

с нарушением смысловой структуры слова;

с проблемами в формировании лексико-грамматического строя речи, несформированностью четкого морфологического анализа.

Дислексия - частичное нарушение процесса чтения, обусловленное несформированностью высших психических функций и проявляющееся в стойких повторяющихся ошибках.

Степень нарушения чтения связана, в первую очередь, с проявлениями фонетико фонематического недоразвития, недостаточностью лексико-грамматического строя речи, несформированностью пространственных представлений, зрительного анализа и синтеза.

Таблица 6. Характеристики ЭЭГ у детей с дисграфией и дислексией (27 чем.), Цифры указывают на частоту встречаемости признака в группе:

А - возраст 7-9 лет (10 чел.);

Б - возраст 9,1-14 лет (17 чел.) Тип ЭА А Тип ЭА Б А Б 1 0,50 0,65 0,40 0, 0,50 0,35 0,20 0, 2 0,40 0,41 0,40 0, 3 0,20 0,24 0,30 0, 4 0,06 0,30 0, 5 0 0,20 0,06 0,60 0, 6 Обозначения: 9- изменения ЭА диэнцефального генеза;

10- изменения ЭА мезенцефально-диэнцефального генеза: 12 патологические изменения ЭА лобно-базального генеза. Остальные обозначения - см. табл. 6.1.

Как видно из табл. 6.2, в первой группе (А) в 50% случаев уровень развития ЭА коры не соответствует возрастной норме. С возрастом число таких случаев уменьшается, ЭЭГ становится более зрелой.

Суждение о возрастной незрелости электрической активности коры основывалось на оценках характера альфа-ритма и реакции его на ритмическую фотостимуляцию:

отмечалось снижение частоты основного ритма либо его полиритмия, преобладала реакция следования ритму световых раздражений в диапазоне низких частот - 4—6 Гц.

Такой характер ЭЭГ для детей 7-8 лет является признаком отклонения от возрастной нормы уровня развития ЭА коры и характерен для детей 5-6 лет (Д.А. Фарбер, В.В.

Алферова, 1972;

Е. Niedermeyer, F. Lopes da Silva, 1987;

Р.И. Ма-чинская, И.П.

Лукашевич, М.Н. Фишман, 1997). Несформи-рованность коркового ритмогенеза, отражающего значительную незрелость развития электрической активности коры, по видимому, является одной из причин дефектов речевого развития (ОНР и дисграфии, дислексии). Другой важной особенностью явился характер билатерально-синхронных изменений ЭА глубинного генеза, отражающий функциональное состояние подкорковых регуляторных структур разных уровней. Наличие групп билатерально-синхронных медленных колебаний с частотой 4-6 кол/с в лобных и центральных отделах, наличие генерализованных альфа-веретен яв ляются признаками заинтересованности диэнцефальных отделов, к которым относят таламус и гипоталамус. Специальное исследование ЭА мозга больных с локализацией поражения в различных структурах таламуса (И.П. Лукашевич, О.Б. Сазонова, 1997) показало, что такая активность наблюдается главным образом при изменении функционального состояния вентромедиальных и латеральных отделов таламуса, в которых находятся ассоциативные ядра, имеющие обширные связи с лобными отделами коры и являющиеся частью фронто-таламической ассоциативной системы. Эта система является одним из основных звеньев, обеспечивающих процессы направленного внимания и избирательной активации корковых областей при когнитивной деятельности. По мнению Р.И. Мачинской с соавт. (1997), наличие этих изменений у детей 7—8 лет отражает функциональную незрелость фронто-таламической регулирующей системы.

Несоответствие возрасту функциональной зрелости фронто-таламической системы обусловливает нарушения внимания, а также низкую способность к произвольной регуляции деятельности. Согласно представлениям современной нейрофизиологии и нейропсихологии зрелый тип произвольной регуляции деятельности обеспечивается лобными отделами коры при взаимодействии с подкорковыми (в том числе и с таламиче скими) структурами. Возрастная динамика патологии регуляторных стволовых структур, особенно мезенцефально-диэн-цефальных и лобно-базальных отделов, отражает убывание с возрастом признаков незрелости этих образований.

Наличие локальных изменений на ЭЭГ у детей этой категории не зависит от возраста. Как и у детей с ОНР, преобладают патологические локальные изменения в каудальных отделах левого полушария. В правом полушарии локальные изменения ЭА в передних отделах с возрастом снижаются. В половине случаев (0,50) в младшей возрастной группе и в трети случаев (0,29) в старшей возрастной группе при локальных поражениях коры левого полушария выявляются зеркальные очаги в правом полушарии.

Таким образом, данные структурного анализа ЭЭГ детей с дисграфией и дислексией в совокупности с клинико-психоло-го-педагогическими показателями указывают на наличие большого симптомокомплекса причин, вызывающих речевые нарушения и приводящих в дальнейшем к трудностям формирования навыков чтения и письма.

Заикание. Заикание - дискоординационное нарушение речи, которое возникает вследствие непроизвольных судорог мышц, участвующих в речевом акте (С.С. Ляпидевский, 1973;

Логопедия, 1989). Таким дефектом речи страдает примерно 1,5-2% населения. Это тяжелый недуг, возникающий чаще всего в раннем детстве, в возрасте от 2 до 5 лет, преимущественно у мальчиков. Заикание может появиться также в старшем дошкольном и младшем школьном возрасте главным образом у детей с поздним развитием речи, с ОНР. Реже наблюдается возникновение заикания у детей при поступлении в школу. Эти дети с трудом адаптируются к школьной обстановке, испытывают затруднения при овладении новым видом деятельности.

С клинической точки зрения заикание рассматривается как сложное невротическое расстройство, являющееся результатом определенной дисфункции нервной системы. У преобладающего большинства детей заикание - особый вид невроза - возникает на фоне уже развившегося невроза. Пре-и ранняя постнатальная патология мозга, с одной стороны, и реакция на неблагоприятные экзогенные факторы, с другой, могут обусловить нервный срыв, при котором страдает наиболее уязвимая область высшей нервной деятельности -речь.

Сложные функциональные расстройства речи могут появиться вследствие общего и речевого дизонтогенеза и дисгармонического развития личности. Фиксированность заикающегося на своей речи является одним из факторов, усложняющих структуру дефекта и эффективность его преодоления (Заикание, 1983).

Г.Ю. Волынкин и Н.Ф. Суворов (1990) рассматривают заикание как системный речедвигательный невроз, который является синдромом в рамках нервно-психических заболеваний как при функциональных, так и при выраженных в той или иной степени органических поражениях центральной нервной системы.

Структурный анализ ЭЭГ 28 детей с заиканием выявил наличие определенных патологических нарушений мозга. В табл. 6.3 показаны основные отклонения, наблюдаемые у детей этой категории. Как следует из таблицы, в обеих возрастных группах более чем в половине случаев уровень развития электрической активности коры головного мозга соответствует возрастной норме. Поскольку информативными или характерными для группы принято считать признаки, которые Таблица 6. Характеристики ЭЭГ у детей с заиканием (27 чел.)- Цифры отражают встречаемость признака в группе: А - 19 чел. в возрасте от 4 до 8,5 лет;

Б - 9 чел. в возрасте от 8,7 до 13 лет ТипЭА А Тип ЭА А Б Б 1 0,58 0, 0,56 7 0, 2 0,42 0,44 9 0,05 0, 3,4 0,26 0,32 14 0,42 0, 5,6 0,05 0,32 15 0,32 Обозначения: см. табл. 6.1.

встречаются в 50% и более случаев, то следует указать, что у подавляющего числа детей с заиканием ЭЭГ характеризуются генерализованными билатерально-синхронными изменениями электрической активности стволового или диэнцефального генеза. При этом для детей, у которых заикание началось в младшем возрасте, характерно наличие пароксизмальной активности глубинного генеза и снижение порога судорожной готовности.

Локальные изменения электрической активности коры головного мозга, хотя и не достигают уровня достоверности, в младшей возрастной группе выявляются только в структурах левого полушария, а в старшей - одинаково представлены в обоих полушариях.

Полученные данные отражают ведущую роль дисфункции стволовых, диэнцефальных структур в развитии данного синдрома. Эти структуры тесно связаны с эмоционально аффективной сферой. Практически во всех случаях развития заикания данные анамнеза указывают на испуг или длительную психотравму как причину возникновения синдрома.

В условиях эмоциональных стрессов (A.M. Вейн, 1998) происходит генерализованная активация симпато-адреналово-го и гипофизарно-надпочечникового аппаратов. На этом фоне наиболее уязвимыми оказываются прежде всего те функциональные системы, которые имеют к этому времени определенную генетическую или приобретенную дефектность, а также наиболее развивающиеся в этот период системы.

По данным анамнеза у большинства детей с заиканием отмечаются те или иные признаки органического поражения центральной нервной системы в пре- или постнатальный период, часто имеется наличие семейного заикания. В период от до 5 лет происходит скачок в развитии симпато-адреналовой системы. В этот же период активно развивается фразовая речь и артикуляционный аппарат. Именно эти системы и поражаются в первую очередь при эмоциональном стрессе.

В условиях эксперимента на животных К.В. Судаков (1981) выявил ослабление функционального взаимодействия гипоталамуса с корой и некоторыми лимбическим структурами при стрессовых ситуациях. Эти данные в известной мере можно привлечь к объяснению одного из возможных механизмов возникновения заикания.

Интересная гипотеза о патогенетических механизмах заикания развивается в последнее время в ряде публикаций В.М. Шкловского с сотрудниками (И.П. Лукашевич, Р.И. Ма чинская, В.М. Шкловский и др., 2000). На основании комплексного неврологического, психопатологического, психологического, нейропсихологического и электрофизиологического обследования детей с разными сроками возникновения заикания авторы приходят к выводу, что причиной его возникновения следует считать не только эмоциональный стресс, но и нарушение деятельности гипоталамо-гипофизарно надпочечникового комплекса. Авторы полагают, что возрастная и половая специфичность синдрома заикания определяются особенностями развития в онтогенезе симпато адреналовой системы.

Таким образом, результаты нейрофизиологического анализа заикания позволяют говорить о ведущей роли влияния эмоционального стресса на определенные функциональные системы мозга, и в первую очередь - на регуляторные системы мозгового ствола и диэнцефалона.

Алалия - глубокое системное недоразвитие речи, обусловленное недоразвитием или поражением речевых областей в левом полушарии и наступившее до формирования речи.

Вследствие этого вторично происходят нарушение процессов мышления, изменения личности и поведения ребенка. Ведущая роль в возникновении этого дефекта принадлежит пре- и послеродовым черепно-мозговым травмам и асфиксии новорожденных. Этиологическими факторами являются внутриутробные энцефалиты, менингиты, интоксикации плода, а также болезни раннего возраста, вызывающие поражения мозга, особенно речевых зон коры.

Сенсо-моторная алалия - резкое ограничение понимания речи у детей при наличии достаточной для развития речи остроты слуха. С раннего возраста у детей нет гуления, они не по Таблица 6. Характеристика ЭЭГ 20 детей с сенсо-моторной алалией. Цифры отражают встречаемость признака в группе: А - возраст 4-6 лет (11 чел.);

Б - возраст 7-11 лет (9 чел.) Тип ЭА А Тип ЭА А Б В 1 0,36 0,44 0,18 2 0,64 0,56 7 0,55 0, 3 0,09 0,22 8,9 0,36 0, 4 0,64 0,56 14 0,36 0, 5 0 0 15 0,45 0, Обозначения: см. табл. 6.3 и 6.4. В графе 8, 9 объединены данные, отражающие дисфункцию верхнестволовых и диэнцефальных структур.

нимают жестовую речь и не пользуются жестами. Эмоции у них неглубоки и неустойчивы, внимание рассеяно и истощаемо. В процессе развития при обучении трудно устанавливается связь между словом и предметом, слова с трудом приобретают смысловую значимость. Как правило, нарушено не только понимание, но и воспроизведение речи.

Структурный анализ ЭЭГ 20 детей с диагнозом сенсо-моторной алалии позволил выявить значительные локальные и генерализованные изменения электрической активности мозга (табл. 6.4).

Как следует из приведенных данных, при сенсо-моторной алалии ЭЭГ характеризуются следующими особенностями: а) значительно представлены ЭЭГ, отражающие несоответствие уровня развития электрической активности коры возрастной норме, примерно одинаковое в обеих возрастных группах;

б) выявляются локальные изменения электрической активности в передних отделах левого полушария - преимущественно лобная, передняя височная, центральная области;

в) регистрируются генерализованные билатерально-синхронные изменения электрической активности стволового генеза;

г) отмечается снижение порога судорожной готовности, чаще встречающееся в младшей возрастной группе.

Эти данные подтверждают наличие поражения именно речевых структур коры левого полушария, а также указывают на дисфункцию стволовых регуляторных структур мозга.

Обращает внимание практическое отсутствие локальных поражений структур правого полушария.

Моторная алалия - "системное недоразвитие экспрессивной речи центрального органического характера, обусловленное несформированностью языковых операций процесса порождения речевых высказываний при относительной сохранности смысловых и сенсо моторных операций" (Логопедия, 1989, с. 269). Моторная алалия является последствием раннего органического поражения центральной нервной системы и характеризуется преимущественно очаговой симптоматикой поражения сенсо-моторной системы левого полушария и нейроди-намическими расстройствами. В анамнезе, как правило, отмечается родовая черепно-мозговая травма либо асфиксия новорожденных. Значительная задержка речевого развития сочетается с поздним развитием артикуляционной моторики. По мере усложнения локомоторных функций отмечается общая моторная неловкость, дискоординация движений, особенно затруднена мелкая моторика пальцев рук, наблюдаются расстройства рефлекторной и вегетативной сферы, снижение слу-хо-речевой памяти. При моторной алалии ребенок не может найти правильную последовательность звуков в слове, слов во фразе. При хорошем слухе и достаточном понимании речи, при отсутствии параличей и грубых парезов артикуляционной мускулатуры у ребенка не развивается самостоятельная речь.

Нами проанализированы ЭЭГ 10 детей с моторной ал алией в возрасте от 4,9 до 9,5 лет (средний возраст 7 лет 9 месяцев).

В табл. 6.5 представлены результаты электроэнцефалографического обследования. Как следует из приведенных данных, эта группа детей характеризуется преобладанием ЭЭГ, отражающих несоответствие уровня развития электрической активности коры возрастной норме. Локальные изменения электрической активности коры несколько преобладают в структурах левого полушария, не достигая уровня достоверности. Возможно, это связано с относительно поздними сроками обследования детей и определенной возрастной компенсацией мозговой травмы, перенесенной в раннем онтогенезе. Изменения электрической активности, свидетельствующие о дисфункции регуляторных структур мозгового ствола, в частности, его диэнцефальных отделов, отражают причины несфор мированности процессов регуляции внимания и эмоционально-волевой сферы у этой категории детей. Обращает на себя внимание очень высокая представленность ЭЭГ, указывающих на снижение порога судорожной готовности и наличие па-роксизмальной активности глубинного генеза.

Таблица 6.5 Характеристика ЭЭГ 10 детей с моторной алалией.

Цифры отражают частоту встречаемости признака в группе Тип ЭА 1 шЭА 0, Ti 0, 0, 2 0,60 3 0,30 9 0, 4 0,20 14 0, 5 0,10 15 0, Обозначения: см. 5.3 ч 5. 4.

табл.

Поскольку в период обследования лишь у двух детей наблюдались некоторые неврологические признаки эпилептиформ-ного характера (кратковременные отключения сознания, застывания во время урока), то пароксиз-мальные изменения электрической активности, выявленные у 7 детей из 10, свидетельствуют о субклинических проявлениях судорожного синдрома.

Ринолалия - нарушения тембра голоса и звукопроизноше-ния, обусловленные анатомо физиологическими дефектами речевого аппарата. Это мультифакторный порок развития, в возникновении которого играют роль генетические и экзогенные факторы или их совместное действие на ранних этапах развития эмбриона (на 7-8 неделе эмбриогенеза). По психическому развитию группа разнородна, встречаются как дети с нормальным интеллектом, так и с задержкой психического развития или с олигофренией. Рассеянная негрубая неврологическая симптоматика отражает раннее поражение центральной нервной системы. Чаще наблюдаются функциональные нарушения нервной системы, выраженные психогенные реакции на свой дефект, повышенная возбудимость. Как правило, отмечается позднее появление речи.

Нарушения артикуляции влияют на фонематическое развитие детской речи. Неполноценное кинэстетическое восприятие звуков речи ведет к неполному различению их на слух, затруднено накопление представлений о звуковом составе слова, отсюда возникают значительные препятствия в овладении письмом и чтением (Г.В. Чиркина, 1989). Нарушение письма у детей с дефектами артикуляционного аппарата является результатом вторичного недоразвития фонематического слуха, обусловленного неполноценностью артикуляционного компонента (P.M. Боскис, Р.Е. Левина, 1948).

В табл. 6.6 отражены основные результаты обследования 10 детей с ринолалией. Как следует из данных, у 6 из 10 де-тей-ринолаликов в возрасте 6-10 лет уровень развития элек Таблица 6.6 Характеристики ЭЭГ детей с ринолалней (10 чел.) Тип ЭА Тип ЭА 1 0,60 0,70 0,40 9 0,20 3, 0,40 14 0,50 5, 0,20 15 0, Обозначения: см. предыдущие таблицы (6.3 и 6.4).

трической активности коры головного мозга соответствует возрасту. Признаки локальных изменений выявлены у 6 человек (у четверых - слева, у двоих - справа). Наиболее часто встречающимся признаком патологических изменений электрической активности мозга являются генерализованные билатерально-синхронные медленные волны и/или альфа веретена, пароксизмальные разряды, отражающие дисфункцию регуляторных структур ствола, либо его верхних - диэнце-фальных - отделов.

Наличие таких изменений ЭЭГ отражает особенности структурно-функциональной организации мозга при этой форме нарушений речевого развития. Они, как и при других формах нарушений речевого развития, не являются специфическими именно для данной формы патологии, но могут объяснить физиологическую обусловленность нарушений внимания, эмоционально-волевой сферы, всего комплекса отклонений, затрудняющих формирование нормальной речи.

Итак, применение структурного анализа ЭЭГ детей с некоторыми формами отклонений в речевом развитии позволило расширить и углубить представления о нейрофизиологических механизмах, обусловливающих данный вид нарушений.

Установлены области мозга, преимущественно страдающие при данном виде речевой дисфункции, выявлен характер наблюдаемых нарушений, их возрастная динамика.

Показано преимущественное поражение структур левого полушария, сочетающееся в зависимости от формы нарушения речевого развития с вовлечением симметричных отделов правого полушария. Общим для всех обследованных групп явилась значительная представленность отклонений в состоянии подкорковых регуляторных структур в виде дисфункции или функциональной незрелости фронто-таламической регуляторной сис темы или дефицита неспецифической активации. Наличие таких поражений в значительной мере объясняет свойственные детям с отклонениями в речевом развитии нарушения регуляции внимания, особенности эмоционально-волевой сферы, поведения и памяти. Сочетание дисфункции стволовых регуляторных структур с нарушением коркового ритмогенеза, отражающим функциональную незрелость коры, обусловливает тяжесть дефекта и трудности педагогического коррекционно-го воздействия. Возможно, что несоответствие возрасту уровня развития электрической активности коры в значительной мере отражает функциональную незрелость длительно формирующихся в онтогенезе ассоциативных нейронных связей, что сказывается на реализации анализаторных и интегратив-ных функций, затрудняет процессы организации и регуляции познавательной деятельности в целом.

Следует также обратить внимание на достаточно часто встречающееся снижение порога судорожной готовности, наличие пароксизмальной активности в глубинных структурах мозга. Этот фактор свидетельствует о более грубом поражении мозговых структур, хотя наличие таких знаков на ЭЭГ далеко не всегда проявляется в виде судорожного синдрома.

Однако его следует всегда учитывать при назначении стимуля-торной терапии, при проведении коррекционных занятий.

Естественно, что диагностика речевых нарушений не может быть установлена с помощью электроэнцефалограммы. Однако результаты электрофизиологического исследования мозга детей этих категорий позволяют судить о характере, локализации и тяжести мозгового поражения, что, несомненно, следует учитывать не только при медицинской, но и педагогической коррекции дефекта.

Глава ОСОБЕННОСТИ ОРИЕНТИРОВОЧНОЙ РЕАКЦИИ КАК ДИАГНОСТИЧЕСКИЙ ПОКАЗАТЕЛЬ УРОВНЯ СФОРМИРОВАННОСТИ НЕЙРОФИЗИОЛОГИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ ВНИМАНИЯ И ПАМЯТИ У ДЕТЕЙ С НАРУШЕНИЯМИ ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Проблемы развития, обучения и воспитания ребенка на разных этапах онтогенеза не могут быть успешно решены без знания специфики интегративной деятельности мозга ребенка и степени сформированности нейрофизиологических процессов, обеспечивающих реализацию высших психических функций.

Наблюдаемая в последние годы тенденция к увеличению количества детей, испытывающих трудности в обучении, является весьма актуальной проблемой.

Преодолению этих трудностей должны способствовать научно обоснованные, адекватные коррекционные мероприятия, базирующиеся на эффективной, комплексной диагностике, направленной на выявление индивидуальных психофизиологических особенностей ребенка.

Современные клинико-физиологические и психолого-педагогические исследования популяции младших школьников показывают, что причиной трудностей обучения более чем у 50% неуспевающих учеников общеобразовательной школы является задержка психического развития (ЗПР);

плохое усвоение знаний и представлений отмечается и у детей с общим недоразвитием речи (ОНР).

Важными в аспекте проблемы обеспечения дифференцированного подхода при обучении и воспитании детей с отклонениями в развитии представляются также исследования по изучению структуры дефекта в рамках одной формы аномалии.

В соответствии с клиническими и психофизиологическими данными особенности познавательной деятельности, присущие детям с ЗПР, в значительной мере определяются уровнем сформированности регуляторных и познавательных про цессов. Это позволяет выделить из полиморфного контингента детей с ЗПР две основные группы. Одну из них (более 30% детей с ЗПР) составляют дети, у которых ведущим фактором в структуре отклонений в психическом развитии является недостаточная сформированность регуляторных процессов, проявляющаяся в дефиците внимания и особенностях эмоционально-волевой сферы, что в значительной мере компенсируется в процессе возрастного развития;

у детей с такими особенностями недостатки в развитии памяти, вербального и невербального мышления могут иметь вторичный характер. Для другой, значительной части детей с ЗПР (около 40%) ведущим фактором в структуре дефекта является недостаточность познавательных процессов (памяти, восприятия, мышления), которая может иметь стойкий характер (Диагностика и коррекция..., 1988;

М.С. Певзнер, 1972, 1982;

Л.И. Переслени, 1984;

Л.И. Переслени, Е.М. Масткжова, 1989).

Сходные результаты были получены и при исследовании особенностей познавательных процессов у детей с ОНР (Л.И. Переслени, Т.А. Фотекова, 1993).

Следует отметить, что по классификации, используемой западными исследователями, выделяемой нами первой группе детей в наибольшей степени соответствуют дети с нарушениями, обусловленными дефицитом внимания (Attention Deficit Disorder), среди которых, в свою очередь, выделяются две подгруппы с или без гиперактивности. Вторая группа детей может быть соотнесена с обширной, более гетерогенной по структуре нарушений познавательной деятельности категорией детей с трудностями обучения (Learning disabilities).

В последние годы в ряде исследований подчеркивается сложность дифференциальной диагностики указанных форм аномального развития (ЗПР и ОНР), поскольку их отдельные клинико-психофизиологические проявления сходны, а иногда совпадают (Л.И.

Переслени, Т.А. Фотекова, 1993;

С.Г. Шевченко, 1994;

Т.Н. Волковская, 1999). Это позволяет выделять случаи сложного дефекта, когда ЗПР сочетается с ОНР. И в западной литературе отмечается, что среди школьников, испытывающих трудности в обучении, свыше 90% имеют речевые и языковые нарушения, при этом в 20-35% случаев у таких детей обнаруживается и дефицит внимания в сочетании с гиперактивностью;

и наоборот, 50% детей с дефицитом внимания имеют также трудности в обучении и другие академические проблемы (L.B. Silver, 1990;

A. Talay-Ongan, 1998).


Несмотря на патогенетическую неоднородность детей с ЗПР и ОНР, представляется целесообразным и важным выделять среди них две основные подгруппы, для одной из которых характерна недостаточность преимущественно регуляторных функций (внимание, эмоционально-волевая сфера), а для другой - познавательных процессов (восприятие, память, мышление). Характер соотношения между уровнем развития регуляторных и познавательных процессов важно учитывать при диагностике не только интеллектуальных, но и сенсорных дефектов (нарушения зрительного, слухового восприятия), поскольку и они часто сочетаются с недостаточностью актива-ционных, регуляторных и мнестических процессов (Э.С. Опо-линский, Л.А. Рожкова, 1993;

Л.П.

Григорьева, 2000).

Обоснованность указанного подхода для оценки состояния познавательных процессов опирается на представления о системной организации деятельности мозга (А.Р. Лурия, 1973) и данные значительного числа психофизиологических и нейрофизиологических исследований (Д.А. Фарбер, 1978;

Л.И. Пе-реслени, 1984;

Л.И. Переслени, Е.М.

Мастюкова, 1989;

Е.Д. Хомская, 1987, 1999;

В.И. Лубовский, 1989;

Л.П. Григорьева и др., 1997).

Научно обоснованная разработка и выбор наиболее эффективных коррекционных мероприятий для компенсации отставаний в развитии детей с трудностями обучения различной этиологии невозможны без понимания глубинных причин выявляемых нарушений познавательной деятельности ребенка.

Многочисленные нейроанатомические, нейрохимические, нейрофизиологические данные свидетельствуют о том, что нарушения, отклонения в развитии необходимых для усвоения знаний и навыков психических функций у детей с трудностями обучения во многих случаях имеют неврологическую основу. При этом специфика, степень выраженности поведенческих проявлений нарушения познавательной деятельности определяется качественным своеобразием, сложностью лежащего в их основе неврологического субстрата (М.С. Певзнер, 1972;

Е.М. Мастюкова, 1990;

Л.И. Переслени и др., 1996;

L.B.

Silver, 1990;

K.K.S. Voeller, 1991;

С.А. Riccio et al., 1993). Так, нарушения внимания могут быть связаны с дисфункцией передних (лобных) или задних (теменных) отделов коры, базальных ганглиев, стволовых структур вследствие специфики (незрелость или аномалия) их морфофункциональной организации, в ряде случаев наиболее выраженной в правом полушарии. Кроме того, при дефиците внимания и нарушениях памяти отмечается дисбаланс в образовании катехоламинов - одной из основных групп нейромедиаторов (Е.А. Громова, 1980;

K.K.S.

Voeller, 1991;

G. Hynd et al., 1993;

С.А. Riccio et al., 1993;

A. Talay-Ongan, 1998).

Различные сочетания вовлечения в патологический процесс тех или иных структур мозга, в частности, передних (лобных) или задних (теменных) отделов коры коррелируют с различными поведенческими проявлениями: например, дефицит внимания с или без гиперактивности (P. Goodyear, G.W. Hynd, 1992;

С.А. Riccio et al., 1993;

V.R. Brever et al., 1997). Вместе с тем, в настоящее время нет единых представлений о нейробиологической основе указанных нарушений познавательной деятельности. По одним данным, в основе нарушений внимания, сочетающимися с гиперактивностью, лежит ослабление стволовых активирующих влияний (D. Cantwell, 1977;

J.H. Satterfield, M.E. Dawson, 1971;

S.S. Zentall, 1993), по другим - дефицит кортикофугальных тормозных влияний (R.H. Rosentall, T.W.

Allen, 1978;

R.A. Dykman, P.T. Ackerman, 1993;

A. Talay-Ongan, 1998).

Нейрофизиологические исследования дают возможность объяснить динамическое взаимодействие между нейрохимическими и нейроанатомическими компонентами, образующими функциональную систему. Изучение особенностей взаимодействия и взаимовлияния различных структур мозга при осуществлении того или иного вида деятельности может способствовать пониманию нейробиологической основы трудностей обучения различной этиологии. Такие исследования представляются важной, высоко значимой составляющей при реализации системного подхода к изучению нарушений развития, необходимость применения которого подчеркивалась еще Л.С. Выготским (1983).

Большое значение в аспекте вышеизложенного имеет изучение нейрофизиологических механизмов процессов активации и регуляции и в особенности - степени ссрормированности нисходящих регулирующих влияний со стороны лобных отделов коры головного мозга на разных этапах онтогенеза, поскольку в соответствии с клиническими и нейрофизиологическими данными для значительной части детей с ЗПР (с психофизическим и органическим инфантилизмом) характерно недоразвитие лобных структур и их связей (М.С. Певзнер, 1972, 1982;

И.Ф. Марковская, 1993;

Л.И. Переслени, Е.М. Мастюкова, 1989;

М.Н. Фишман, 1989). Последнее является причиной незрелости произвольной регуляции деятельности, проявляющейся в особенностях произвольного внимания и эмоционально-волевой сферы. В связи с длительным периодом созревания этих отделов коры в онтогенезе (М.С. Певзнер, 1982;

Е.П. Кононова, 1965;

Физиология подростков, 1988) высказывались предположения о том, что по мере морфофункцио-нального развития мозга эти отклонения могут компенсироваться в старшем школьном возрасте.

Несформированность процессов активации мозговых структур и механизмов корковой регуляции, по мнению ряда авторов, может служить нейробиологической основой нарушения речевого развития (M.S. Gazzaniga, 1974;

М. Hiscock, М. Kinsbourne, 1980, 1987;

М. Kinsbourne, 1981;

J.R. Kershner, R.W. Stringer, 1991). Так, в соответствии с гипотезой М. Kinsbourne, речевой дизонтогенез может быть обусловлен задержкой созревания нервного субстрата, в частности, структур левого полушария, дифференцированная специфическая активация которого в норме обеспечивает адекватную реализацию речевой функции. M.S. Gazzaniga выдвигает предположение о том, что нарушения речевого развития могут определяться незрелостью системы контроля над психическими процессами, нейрофизиологической основой которого являются тормозные механизмы.

Одним из наиболее важных аспектов проблемы изучения нарушений познавательной деятельности представляется исследование мозговых механизмов таких базисных процессов как внимание и память, которые в значительной степени определяют закономерности протекания любой психической функции. Внимание и мнестические процессы, в свою очередь, непосредственно связаны с уровнем сформированности корковой ритмики, степенью развития процессов регуляции и следообразования. При этом особенности стволовых активирующих и регулирующих корковых влияний, являющихся нейрофизиологической основой непроизвольного и произвольного внимания, в значительной мере обусловливают и специфику процессов запечатления и воспроизведения информации, что находит отражение в особенностях возникновения и угашения ориентировочной реакции (ОР). Интенсивность и распространенность активирующих влияний в системе корково-подкорковых связей модулируются механизмами регулируемой корковой активации, что способствует селективности восприятия информации и в значительной степени определяет эффективность процессов следообразования и актуализации следов.

Реализация последних осуществляется через циклические процессы, самым тесным образом связанные с ритмической активностью мозга. Отсюда вытекает важность изучения степени сформированности корковой ритмики различных частотных диапазонов и в особенности ее реорганизации в процессе поступления сенсорных стимулов различной информационной значимости.

Проводимые нами в последние годы нейропсихофизиоло-гические исследования направлены на изучение особенностей функционального состояния ЦНС и нейрофизиологических механизмов восприятия информации у детей с ЗПР и ОНР. Они показали информативность изучения указанных составляющих интегративной деятельности мозга для понимания структуры дефекта и подтвердили обоснованность представленного выше подхода к дифференциальной диагностике. Было показано, что соотношение уровня развития регуляторных и познавательных процессов, выявляемое в ходе психологического обследования ребенка и, в частности, при анализе прогностической деятельности, в значительной степени коррелирует с характеристиками развития электроактивности коры мозга, состоянием стволовых регуляторных структур и главное, с особенностями ОР (Л.И. Переслени, Л.А. Рожкова, 1990, 1991, 1993, 1996;

Л.И.

Переслени, Л.А. Рожкова, Н.А. Рябчикова, 1990;

Л.И. Переслени, Л.А. Рожкова, Т.А.

Фотекова, 1994;

Л.А. Рожкова, 1997, 2000;

L.I. Peresleni, L.A. Rozhkova, N.A. Ryabchikova, 1991). Это позволяет использовать характеристики компонентов ОР как дополнительный, объективный критерий оценки уровня сформированности активирующих и регулирующих влияний, а также процессов следообразования. Этот метод приобретает особую значимость в диагностике нарушений внимания, что является достаточно сложной задачей (K.K.S. Voeller, 1991;

К. McBarnett et al., 1993;

Н.М. Borchgrevinc, 1997;

A. Talay-Ongan, 1998). Так, в ряде случаев особенности поведенческих реакций ребенка в процессе психологического обследования, связываемые с нарушениями внимания, могут быть обусловлены не столько функциональной недостаточностью систем активации и регуляции, сколько особенностями отношения ребенка к выполняемому заданию (недостаточный интерес, сниженная мотивация и т.п.), спецификой контакта с психологом, педагогом, исследователем. С другой стороны, нарушения внимания могут существенно вли ять на эффективность мнестических процессов, в значительной степени детерминируя результаты тестов на память. Кроме того, появляется все больше доказательств цитоархитекто-нической дифференциации внутри фронтальной коры, что обусловливает ее важную роль в реализации не только регу-ляторных, но и мнестических процессов (поиск, воспроизведение информации) (Функции лобных долей мозга, 1982;


М.А. Wheeler et al., 1995).

В связи с этим в дополнение к общепринятому клиническому методу регистрации "фоновой" ЭЭГ, позволяющему оценить функциональное состояние мозговых структур в "покое" и при функциональных нагрузках, предлагается ввести в практику клинического обследования детей с трудностями обучения различного генеза регистрацию и анализ особенностей возникновения и угашения ориентировочной реакции (ОР) на сенсорные стимулы различной сигнальной значимости.

Феномен ориентировочного рефлекса был впервые описан выдающимся русским физиологом И.П. Павловым (1952) как реакция организма на внезапное изменение окружающей среды, имеющая большое биологическое значение и названа ориентировочно-исследовательской или реакцией "Что такое?".

Многочисленные нейропсихофизиологические исследования показывают, что ОР есть результат активности весьма сложной функциональной системы, видоизменяющей деятельность многих других функциональных систем организма, о чем свидетельствует многофакторное проявление ориентировочной реакции: электроэнцефалографические компоненты ОР (реакция активации, неспецифический ответ (НО), позднее позитивное колебание РЗ) регистрируются наряду со многими вегетативными сдвигами (изменение ритма сердца, дыхания, плетизмографическая реакция сосудов, кожно-галь-ванический рефлекс (КГР) и др.) (П.К. Анохин, 1975;

Л. А. Новикова и др., 1959;

Е.Н. Соколов, 1964, 1969;

Л.П. Латаш, 1968;

Р. Наатанен, 1998;

И.М. Фейгенберг, 1998;

N. Lovless, 1983: R.

Naatanen, 1986). Среди паттерна эффектов ОР Р. Наатанен (1998) выделяет два основных компонента: энергетический, или активационный, необходимый для активации сенсомотор-ных функций, и информационный, связанный с рефлекторным включением внимания.

Одним из наиболее мощных возбудителей ОР является "новизна" стимула, определяющаяся степенью несовпадения поступающего сигнала с "нервной моделью стимула" (НМС), эталоном, сформированным в нервной системе. Поэтому наиболее отчетливо она проявляется при первом, неожиданном предъявлении афферентного сигнала, а затем постепенно угасает (Е.Н.

Соколов, 1969) и рассматривается как коррелят непроизвольного внимания (Р. Наатанен, 1998). Наряду с этим ОР вызывается когнитивным рассогласованием (например, при внезапном повторении предыдущего сигнала в ряду чередующихся различных стимулов), а также усиливается при повышении значимости стимула, т.е. в условиях произвольного внимания (Р. Наатанен, 1998;

R. Naatanen, 1986).

Развитие и угашение ОР, составляющие процесс привыкания, обеспечиваются взаимодействием иерархии центральных структур мозга, в число которых наряду с сенсорными системами входят ретикулярные образования, а также ассоциативные системы мозга.

Одной из особенностей ОР является эффект ее растор-маживания, проявляющийся в восстановлении реакции на раздражитель, на который ОР была угашена, после применения нового агента. Этот эффект объясняется деблокированием путей, ведущих к ядрам ретикулярной формации, являющимся центром эфферентной интеграции ОР (Е.Н.

Соколов, 1964, 1969).

При одновременной регистрации разных компонентов ОР было обнаружено, что их угашение при повторных предъявлениях индифферентного стимула происходит не одномоментно и отличается различной устойчивостью. По скорости угашения регистрировавшиеся компоненты могут быть расположены (в порядке убывания скорости, т.е. замедления угашения) следующим образом: изменения частоты сердечного ритма изменения дыхания-КГР—активация ЭЭГ—неспецифический ответ (НО). При угашении ОР на значимый стимул этот порядок меняется таким образом, что наиболее медленно угашаемым становится КГР и повышается угашаемость ЭЭГ-компонентов реакции: НО активация ЭЭГ-КГР (Л.П. Латаш, 1968).

Реакция активации (или arousal - пробуждение) рассматривается как корковый компонент ОР, проявляющийся в десин-хронизации, угнетении ритмической активности мозга. Она является отражением активирующих влияний ретикулярной формации среднего мозга и зависит от степени зрелости и сохранности корковых нейронов. Поэтому характеристики ре акции активации изменяются в онтогенезе, а также коррелируют с особенностями корково подкорковых взаимодействий при отклонениях в развитии той или иной этиологии.

Выраженность реакции активации (как и других компонентов ОР) зависит от информационной или биологической значимости стимулов.

Привлечение с помощью инструкции внимания к ранее индифферентным раздражителям, вовлекающее в процесс восприятия переднеассоциативные отделы коры, изменяет не только интенсивность реакции десинхронизации, но и специфику соотношения ее выраженности в различных областях коры. Анализ этих характеристик дает возможность оценить степень сформированности или сохранности кортикофугаль-ных регулирующих влияний, а также других системных процессов, обеспечивающих осуществление функции внимания (Н.В.

Дубровинская, 1985;

Л.И. Переслени, Л.А. Рожкова, 1990, 1991, 1993, 1996;

Л.А. Рожкова, 1997;

Л.П. Григорьева и др., 1997;

К.Н. Rosenthal, N.W. Allen, 1978).

В последние годы в связи с усовершенствованием методов обработки и анализа биоэлектрических сигналов возрос интерес к изучению различных процессов, развивающихся в период протекания вызванной стимулом десинхронизации ЭА, что позволяет получить новые сведения о механизмах и функциональной значимости этого ЭЭГ-феномена (В.А.

Пономарев и др., 1999;

Ю.Д. Кропотов и др., 1999;

G. Pfurtsheller, W. Klimesch, 1989).

Вегетативный компонент ОР-КГР характеризует уровень эмоционального напряжения, связанный с состоянием эмоци-огенных структур мозга как в условиях спокойного бодрствования, так и при осуществлении любой целенаправленной деятельности (Л.П. Латаш, 1968). Показана прямая связь между эффективностью мнестической деятельности и величиной, а также реактивностью КГР (Э.А. Громова, 1980;

Н.В. Макаренко и др., 1988).

Однако существует оптимальный для когнитивной деятельности уровень эмоционального напряжения, характеризуемый умеренной активацией ЦНС.

Динамика изменения выраженности электрокорковых и вегетативных компонентов ОР при повторении стимулов характеризует процесс привыкания (или "негативного научения") и является косвенным отражением процесса формирования НМС, т.е. следообразования, базирующегося на ассоциативном механизме мозга (Е.Н. Соколов, 1969;

Б.И. Котляр, 1989;

R. Naatanen, 1986). Это позволяет использовать характеристики угашения ОР как дополнительный критерий оценки состояния некоторых базисных нейрофизиологических механизмов мнестической функции.

В современных исследованиях в качестве ЭЭГ-корреля-та протекания ряда когнитивных процессов часто рассматривается позднее позитивное колебание, возникающее в ряду компонентов связанного со стимулом потенциала в тех случаях, если стимул является новым, неожиданным или обладает какой-либо информационной значимостью для испытуемого. Этот компонент достигает амплитудного максимума через ЗОО^ЮО мс после предъявления сигнала и обозначается как РЗОО или РЗ (Э.М. Рутман, 1979;

Э.С. Ополин-ский, Л.А.

Рожкова, 1990;

Р. Наатанен, 1998;

N. Lovless, 1983;

С.С. Wood et al., 1984).

Таким образом, исследование особенностей возникновения и угашения ОР занимает весьма важное место в ряду физиологических проблем и может способствовать пониманию нейрофизиологических механизмов, лежащих в основе инте-гративной деятельности мозга и обеспечивающих осуществление высших психических функций как в норме, так и при отклонениях в развитии различной этиологии. Использование условий непроизвольного и произвольного внимания дает возможность оценить особенности состояния, участия в реализации ОР не только восходящих стволовых активирующих влияний, но и системы корковой регулируемой активации. Именно анализ изменений характеристик ОР при повышении значимости стимулов позволяет выявить наиболее существенные отличия детей с разными формами аномального развития от нормы по уровню сформированности этих системных процессов и представляет наибольшую дифференциально-диагностическую ценность.

7.1. Метод исследования Обследовались дети, которые по данным ПМПК характеризовались ЗПР или ОНР.

При ЗПР исследовались дети трех возрастных групп: младшего (6,5-9 лет), среднего (9,5- лет) и старшего (12,5-15 лет) школьного возраста (всего 80 чел.).

Группу с речевой патологией составили дети с ОНР II-III уровня только младшего школьного возраста (68 чел.).

Среди детей с ЗПР и ОНР были выделены по две подгруппы, одна из которых в соответствии с педагогическими характеристиками и данными психологического обследования (решение прогностической задачи по методике "Угадайка" -Л.И. Переслени, В.Л. Подобед, 1982) характеризовалась преимущественно дефицитом внимания (ДВ), а другая - дефицитом памяти (ДП).

Контрольную группу (40 чел.) составили учащиеся общеобразовательных школ младшего, среднего и старшего школьного возраста, которые имели хорошую успеваемость и по показателям прогностической деятельности характеризовались сформированностью процессов внимания и памяти.

Электрофизиологическое обследование, направленное на оценку функционального состояния ЦНС и особенностей ОР при восприятии сенсорных стимулов различной сигнальной значимости, проводилось в следующих ситуациях:

- в покое (спокойное бодрствование);

- при предъявлении 15 световых вспышек с нерегулярными интервалами (межстимульный интервал 2-3,5 сек.) в условиях: а) непроизвольного внимания (НПВ) (угашение ОР);

б) произвольного внимания (ПВ), когда испытуемого просят сосчитать количество стимулов в серии;

- при функциональных нагрузках (ритмическая фотостимуляция и гипервентиляция).

Общая длительность электрофизиологического исследования составляет около 30 мин.

Испытуемые при обследовании находятся в экранированной, звукозаглушенной камере, сидя в кресле в темноте с закрытыми глазами.

ЭЭГ регистрируется стандартными электродами, расположенными в соответствии с Международной системой 10/20, от симметричных точек ряда областей правого (d) и левого (s) полушарий головного мозга: затылочных (О), теменных (Р), центральных (С), лобных (F), передне- (Та) и задне-височных (Тр), а также от центральной и лобной сагиттальных зон (Cz и Fz). Референтными служат ушные электроды. Параллельно с ЭЭГ регистрируется КГР по Тарханову - с левой руки. Усиление сигналов осуществляется с помощью многоканального энцефалографа фирмы "Nihon Kohden" (Япония);

полоса пропускания от 0,1 до 30 Гц. Предъявление сенсорных стимулов может осуществляться как в режиме ручной стимуляции (с панели электро энцефалографа), так и автоматически с помощью цифрового компьютера, который управляет (в соответствии с созданными схемами стимуляции) световым стимулятором (лампа-вспышка), оцифровывает аналоговые сигналы (частота опроса 125 Гц) и визуализирует процесс регистрации в режиме on-line, а также накапливает данные для дальнейшей обработки. Эпоха анализа составляет 30 сек. при регистрации фоновой ЭЭГ и 2000 мс при регистрации ОР.

Для регистрации и обработки ЭЭГ нами использовался аппаратно-программный комплекс "Нейрокартограф", разработанный научно-медицинской фирмой МБН (Москва).

Для каждого обследуемого целесообразно анализировать следующие электрофизиологические характеристики:

- спектральная плотность мощности- (СПМ в мкв/Гц) основных ритмов фоновой ЭЭГ областей коры в следующих частотных диапазонах: тета 1 (3,7-5,5 Гц), тета 2 (5,7-7,4), альфа 1 (7,6-8,9), альфа 2 (9,1-12,9), бета 1 (13,1-19,9) и бета 2 (20-30 Гц). По данным спектрального анализа осуществляется картирование основных ритмов ЭЭГ;

- наличие и характер ЭЭГ-знаков, указывающих на дисфункцию или повреждение различных структур мозга;

- выраженность КГР при стимуляции (среднее количество реакций по отношению к общему числу предъявленных стимулов в процентах), а также наличие КГР в фоновой записи;

— амплитудные (А) и временные (пиковая латентность — ПЛ) характеристики компонента РЗ в зрительном ВП, полученном при усреднении вызванной активности на первые три стимула. Для оценки этих показателей использовалась специально разработанная программа обработки ЭА мозга, которая вычисляет интегральную амплитуду (А инт.) колебаний (измеренных относительно нулевой линии, определяемой по 304 мс отрезка престимульной активности) в выделенном временном интервале ("окне") Т;

интервалы (соответствующие колебанию РЗ, а также реакции десинхрони зации (РД)) выделяются при визуальном анализе на экране дисплея индивидуальных, связанных со стимулом усредненных реализаций ЭА (отдельно для совокупности каудаль ных О, Р, Тр и передних С, F, Та областей). В связи с индивидуальной вариабельностью длительности Т, мы оценивали средние значения А: А ср. = А инт/Т;

- длительность реакции десинхронизации (ДРД) в мс в затылочной и центральной областях коры левого полушария, оцениваемая визуально по среднему арифметическому значению на первые три стимула в ситуациях 2а и 26.

В целях оптимизации обследования визуальный анализ длительности реакции активации осуществляется лишь для проекционной и ассоциативной областей коры левого полушария в связи с имеющимися данными о специфике вовлечения его структур в процесс решения непространственных задач, а также учитывая важную роль левого полушария в осуществлении речевых функций.

Использовался также нетрадиционный метод анализа, позволяющий оценить А ср. (а также полярность) колебаний в период Т, связанный с десинхронизацией корковой ритмики в ответ на предъявление сенсорного стимула. Этот показатель вычислялся аналогично А ср. для компонента РЗ и обозначен как АРД ("амплитуда" реакции десинхронизации). Он отражает величину и направленность (минус - негативация, плюс -позитивация) сдвигов ЭА различных областей коры в период, связанный с РД.

Результаты нейрофизиологического исследования соотносили с поведенческими характеристиками различных психических функций (внимание, память, мышление), выявляемыми в ходе психологического обследования.

Для оценки статистической достоверности полученных результатов использовался непараметрический критерий Т Вил-коксона (при анализе ДРД и СПМ), а также методы дисперсионного анализа (ANOVA/MANOVA, пакет программ STATISTICA). При этом оценивалось влияние на амплитудно-временные характеристики электрокорковых компонентов ОР следующих факторов: функциональное состояние (ФС: НПВ/ПВ), объект (норма/ОНР/ДВ//ОНР/ДП).

Совокупность исследуемых показателей (спектральные характеристики фоновой ЭЭГ, выраженность знаков дисфункции или повреждения различных структур мозга, характеристики компонента РЗ и реакции десинхронизации на индифферентные и релевантные зрительные стимулы) позволяют оценить степень сформированности корковой ритмики, активирующих и регулирующих влияний, в значительной степени определяющих специфику реализации высших психических функций, что может способствовать пониманию и прогнозу особенностей когнитивных нарушений при ЗПР и ОНР.

7.2. Характеристики компонентов ориентировочной реакции у нормально развивающихся школьников В данном разделе рассматриваются характеристики компонентов ОР на индифферентные и значимые сенсорные стимулы у детей в норме младшего школьного возраста (6,5-9,0 лет), а также анализируются некоторые их возрастные изменения в среднем (9,5-12,0 лет) и старшем (12,5-15,5 лет) школьном возрасте.

А. Условия непроизвольного внимания. Анализ амплитудно-временных и пространственных характеристик компонента РЗ в ВП, связанных с предъявлением первых трех вспышек в серии (т.е. при наибольшей выраженности ОР), у младших школьников показал следующее. Амплитудный максимум РЗ отмечается в теменных отделах (T-test, p 0,01), при этом пиковая латентность (ПЛ) в теменных и затылочных отделах наименьшая (р 0,05 в сравнении с Тр для левого полушария);

в правом полушарии только в центральной области ПЛ РЗ существенно меньше, чем в Тр (р 0,09). Следует отметить, что в лобных отделах в этом временном периоде отмечается негативация ЭА (рис. 7.1-II).

Межполушарная асимметрия РЗ выражена только в затылочной коре и проявляется в левополушарном преобладании его амплитуды (/;

0,05).

Вслед за РЗ обычно развивается реакция активации, проявляющаяся в виде десинхронизации электроактивности мозга, которая наиболее отчетливо регистрируется при первых двух-трех предъявлениях сенсорного раздражителя (рис. 7.1). Анализ длительности реакции активации показал, что в условиях непроизвольного внимания она больше в затылочной, проекционной коре по сравнению с центральной, ассоциативной зоной (рис. 7.1;

табл. 7.1). Такое соотношение длительности РД при поступлении индифферентных стимулов отмечалось нами на всех этапах возрастного развития (младший, средний, старший школьный возраст).

У младших школьников реакция десинхронизации характеризуется неустойчивостью: после предъявления первых трех стимулов она выявляется нерегулярно, что делает нецелесообразным анализ динамики ее угашения. В среднем и старшем школьном возрасте по мере морфофункциональ-ного созревания структур мозга и усиления активирующих Рис. 7.1 (I, А). Подрисуночный текст на стр. Рис. 7.1 (I, Б) (продолжение) Рис. 7.1 (II, А, Б, В) (окончание) влияний со стороны ретикулярной формации ствола усиливается и реакция активации, что находит отражение в увеличении ее длительности, повышении регулярности появления.

Использование нетрадиционного метода анализа (помимо визуальной оценки ДРД) позволило оценить степень и полярность сдвигов биопотенциалов в период, связанный с наиболее выраженной десинхронизацией корковой ритмики в ответ на предъявление стимула, что дало возможность Таблица 7. Особенности реакции десинхронизации электроактивности головного мозга у детей в норме ДРД (мс) Возраст Затылочная обл. (Os) Центральная обл. (Cs) непроизволь произвольн непроизволь произвольно ное ое ное е внимание внимание внимание внимание 6,5-9,0 650 560 530 9,5-12,0 650 670 480 12,5-15,5 960 700 640 выявить регионарную специфичность этого показателя и его существенную связь с уровнем внимания.

Установлено, что у младших школьников в ситуации непроизвольного внимания в период развития РД в затылочной коре, особенно справа, отмечается выраженный сдвиг ЭА в сторону негативности (негативация) (р 0,05). В других отделах, главным образом в переднеассоциативных (F, С, Та), напротив, наблюдается позитивация ЭА (рис. 7.1-II, В).

Очевидно, можно говорить о локальной негативации ЭА в проекционных зонах коры зрительного анализатора в сочетании с генерализованной позитивацией биопотенциалов в других отделах мозга при неожиданном поступлении новой информации.

Рис. 7.1. Особенности электрокорковых компонентов ОР у детей в норме.

I: компонент РЗОО и реакция десинхронизации корковой ритмики у испытуемого Р.Ю., 7 лет в различных областях коры мозга при предъявлении первого светового стимула в условиях ненаправленного (А) и направленного (Б) внимания. Слева представлены топографические карты распределения по скальпу (верхняя карта) и межполушар-ной асимметрии (нижняя карта) амплитудных значений компонента РЗОО в момент времени, помеченный курсором (вертикальная линия). Стрелкой отмечен момент предъявления стимула. О - затылочные, Р - теменные, С центральные, F - лобные, Т3,4 - передневисочные, Т5,6 - задневисочные отведения левого (L, нечетные цифры) и правого (R, четные цифры) полушарий, Cz и Fz - сагиттальные отведения;

Exl - КГР.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.