авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |

«ГРИГОРЬЕВА Лидия Петровна, Фильчикова Любовь Ивановна, Алиева Зоя Сафаровна, Вернадская Марина Эдуардовна, Толстова Вера Анатольевна, Фишман Мария Натановна, Рожкова Лидия Алексеевна, ...»

-- [ Страница 9 ] --

8.6. Синдром Мартина-Белл Синдром Мартина-Белл представляет собой определенную форму Х-сцепленной умственной отсталости, синдром ломкой (фрагильной) Х-хромосомы. Название этой формы связано с тем, что в клетках (лимфоцитах крови или фиброб-ластах кожи) выявляется пробел на конце длинного плеча Х-хромосомы. Этим заболеванием обычно страдают мальчики, однако интеллектуальный дефект в виде относительно легкого интеллектуального недоразвития может встречаться и у 1/3 гетерозиготных носительниц женского пола. Встречаемость синдрома Мартина-Белл среди умственно отсталых мальчиков по данным зарубежной литературы составляет 2,9-5,9%, а по данным отечественных авторов 8-10%. Такое высокое распространение этой формы умственной отсталости сопоставимо лишь с распространенностью болезни Дауна, которая является наиболее часто встречающейся формой дифференцированной олигофрении.

Ранняя диагностика данного заболевания очень важна, так как позволяет своевременно провести лечебно-коррекционные мероприятия, а также дать медико-генетическую консультацию семье с целью предупреждения рождения детей, страдающих данной формой интеллектуального недоразвития.

При диагностике синдрома Мартина-Белл особое значение имеет электроэнцефалографическое исследование (Л.Ф. Ко-жушко, 1990;

Н.Л. Горбачевская, Л.П.

Якупова, 1999;

S.A. Musumeci et al., 1988;

и др.). Доминирующей формой электрической активности является гиперсинхронизированный те-та-ритм частотой 5-7/с, преимущественно выраженный в теменных, центральных и лобных отделах полушарий. Альфа-ритм при этом отсутствует.

У всех обследованных нами больных зарегистрирован типичный паттерн ЭЭГ: альфа-ритм отсутствует, преобладает тета-ритм, который периодически приобретает характер билатерально синхронных вспышек разной степени выраженности (рис. 8.13). Частота колебаний находилась в пределах 6-7/с, и только в одном случае периодически отмечались вспышки со снижением частоты колебания до 4/с. Билатерально синхронные вспышки имели максимальную амплитуду в центральных и теменно-центральных областях, где значения амплитуды варьировали от 100 до 200 мкВ.

Во время пробы с гипервентиляцией отмечалось повышение индекса и амплитуды тета-ритма, большая представленность вспышек, в ряде случаев частота колебания замедлялась до 4/с.

Предъявление ритмической фотостимуляции вызвало у двух больных нечеткую депрессию тета-ритма при включении света, в двух случаях имело место усвоение ритма световых мельканий: у одного больного на низкие частоты (4 Гц), у другого - на высокие (15-20 Гц).

При обработке полученных данных использовалась программа "Брейнлок", которая показала, что источником тета-активности являются срединные структуры, по-видимому ди энцефального уровня. На рис. 8.14 в трех проекциях представлено расположение источника тета-активности у 10-летнего мальчика с синдромом Мартина-Белл.

Рис. 8.13. ЭЭГ мальчика 9 лет с синдромом Мартина-Белл. Видно преобладание в центральных, теменных и лобных областях высокоамплитудного тета-ритма частотой 6-7/с Известно, что некоторые больные с синдромом ломкой Х-хромосомы страдают эпилептическими припадками. В этих случаях у них на фоне описанных изменений ЭЭГ могут регистрироваться эпилептические знаки. К.Е. Висневский с соавторами (К.Е. Wisnewski et al., 1985) выявили изменения в виде острых волн и комплексов спайк-волна у 3 из больных, страдающих эпилептическими припадками с цитологически подтвержденным синдромом ломкой Х-хромосом. Эти изменения во всех случаях носили локальный характер и регистрировались в лобных, лобно-центрально-височных и теменно-височ Рис. 8.14. Локализация в трехмерном пространстве источника тета-рит-ма, полученная с помощью программы "Брейнлок" у больного 10 лет с синдромом Мартина-Белл ных областях левого полушария. В 1986 г. С. Санфилиппо (S. Sanfilippo et al., 1986) впервые описан характерный ЭЭГ паттерн, наблюдающийся исключительно во время сна у больных с синдромом ломкой Х-хромосомы и эпилептическими припадками. Этот паттерн состоял из спайков среднего вольтажа, отчетливо локализованных в височных областях унила-терально и билатерально. Такие же изменения во время сна были зарегистрированы и другими исследователями (S.A. Musumeci et al., 1988) у 5 из больных с патогенетически подтвержденным диагнозом ломкой Х-хромосомы, причем эпилептические припадки имели место только у 4 больных из 5. Авторы полагают, что описанный паттерн ЭЭГ является типичным для синдрома ломкой Х-хромосомы, подтверждением чему является отсутствие указанных изменений у 35 обследованных больных с умственной отсталостью и эпилептическими припадками при отсутствии синдрома ломкой Х-хромосомы (диагноз подтвержден цитогенетически). Авторы подчеркивают редкую встречаемость описанного паттерна в ЭЭГ бодрствования.

В наших исследованиях удалось зарегистрировать у одного больного наличие локальных спайков и острых волн в правой центрально-височной области. Эпилептическими припадками мальчик никогда не страдал. Выявление локальных эпилептических знаков на ЭЭГ детей с синдромом ломкой Х-хромосомы даже при отсутствии эпилептических припадков указывает на необходимость дальнейшего изучения нейрофизиологических механизмов поражения головного мозга при данном синдроме.

В целом проведенные нами исследования и данные литературы указывают на поражение коры и глубинных структур мозга у детей, страдающих синдромом ломкой Х-хромосомы.

Наличие типичного паттерна у этих больных свидетельствует о ценности ЭЭГ обследования при дифференциации различных форм умственной отсталости, сцепленных с Х-хромосо-мой, что имеет важное значение для своевременной коррекции этих расстройств.

Итак, синдромы Леннокса-Гасто, Ландау-Клеффнера, Ретта и Мартина-Белл имеют свои электроэнцефалографические особенности, что позволяет использовать метод ЭЭГ в диагностике и дифференциальной диагностике всех четырех синдромов. Динамическое ЭЭГ-исследование может быть использовано для оценки эффективности проводимых коррек-ционных медикаментозных мероприятий, направленных на снижение эпилептизации мозга. Математическая обработка ЭЭГ позволяет проводить более точную диагностику и следить за динамикой процесса.

Глава КОМПЛЕКСНАЯ ОЦЕНКА СОСТОЯНИЯ ЦНС ПОДРОСТКОВ НАРУШЕНИЯМИ УМСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ Подростковый возраст - это возраст полового созревания (пубертатный период: 12-16 лет), протекающий под контролем центральной нервной системы (ЦНС) и желез внутренней секреции. Ведущая роль в нем принадлежит гипоталамо-гипо-физарной системе (нейроэндокринный комплекс). Знание специфических закономерностей, характерных для психофизиологического развития детей с нарушениями умственного развития, актуально, так как является необходимым условием повышения эффективности коррекционной работы.

Основную массу учащихся вспомогательных школ, получающих навыки работы по некоторым рабочим профессиям, составляют олигофрены (в стадии дебильности).

Олигофрения - необратимое состояние недоразвития и искаженного развития психики с ведущими признаками недостаточности высших познавательных функций, возникающее на основе органического поражения ЦНС. Страдает не только интеллект, но и эмоционально-волевая сфера. Все это является физиологической основой нарушения психической деятельности ребенка, включая процессы познания, эмоции, личность в целом (Умственное развитие учащихся вспомогательной школы, 1965;

Учащиеся вспомогательной школы, 1979;

В.М. Астапов, 1994).

При олигофрении существенно страдает непроизвольное и произвольное внимание.

Последнее связано с волевым напряжением, направленным на преодоление трудностей, которые умственно отсталые не всегда пытаются преодолевать. Нарушение высшей нервной деятельности (ВНД), недоразвитие психических процессов являются причиной ряда специфических особенностей личности умственно отсталых. Для них характерны ограниченность представлений об окружающем ми ре, примитивность интересов, элементарность потребностей и мотивов, снижение активности всей деятельности, трудность формирования отношений со сверстниками и взрослыми.

Сниженный интеллект и особенности эмоционально-волевой сферы детей-дебилов позволяют им овладеть только программой вспомогательной школы. У них часто отмечаются дефекты речи. Недоразвитие аналитико-синтетической функции ВНД и нарушение фонетического слуха вызывают большие трудности в овладении устной и письменной речью, навыками счета. Дифференцированная моторика развита недостаточно и в сочетании с физической ослабленностью и соматическими нарушениями, а также особенностями эмоционально-волевой сферы значительно ограничивает круг их последующей трудовой деятельности.

9.1. Методы исследования Реоэнцефалограмма (РЭГ) - изменения электропроводности, вызванные пульсовыми колебаниями кровенаполнения (объемный пульс сосудов мозга). РЭГ регистрировали биполярно с помощью реографической приставки РГ- 4М на энцефалографе "Медикор".

Записывали фронто-мастоидальное (переднее) отведение, отражающее гемодинамику бассейна внутренней сонной артерии, и окципито-темпоральное (заднее) отведение, отражающее гемодинамику позвоночных артерий справа и слева. Высчитывали реографический индекс (РИ), определяющий относительную величину пульсового кровенаполнения мозга (амплитуда основной РЭГ волны);

дикротический индекс, отражающий преимущественно тонус артериол;

диастолический индекс, отражающий преимущественно состояние оттока крови артерий и вен, тонус вен.

Эхоэнцефалограмма (ЭХОЭГ, М-ЭХО) - сигналы от срединных структур мозга, выявляющие внутричерепные поражения с помощью ультразвука. ЭХОЭГ проводили с помощью эхоэнцефалоскопа ЭЭС-12. Признаки внутричерепной гипертензии определяли, вычисляя среднеселляр-ный индекс (СИ), ширину III желудочка, степень пульсации и выраженность по количеству и амплитуде латеральных эхосигналов.

Запись ЭЭГ производили на 16-канальном энцефалографе "Медикор" стандартными электродами в соответствии с Международной схемой 10-20 (Л.Р. Зенков, М.А. Ронкин, 1991). Регистрировали ЭЭГ затылочной, теменной, центральной, височной и лобной областей левого и правого полушария с объединенным ушным электродом в покое и при функциональных нагрузках: ритмическая фотостимуляция (РФС) с частотой света 5-20 Гц и гипервентиляция (ГВ) в течение 2 мин.

Для измерения умственной работоспособности практически здоровых подростков и учащихся-олигофренов использовали показатели, отражающие количество и качество работы, выполненной за определенный отрезок времени. Подростки вычеркивали определенные буквы в корректурных таблицах В.Я. Анфимова (М.В. Антропова с соавт., 1974). Задание, предлагаемое всем испытуемым, состояло из двух частей: 1) в течение мин зачеркивать определенные буквы (X, И);

2) в течение 2 мин продолжать вычеркивать эти буквы (X и И), кроме случаев, когда они встречались в определенных сочетаниях с двумя другими буквами ВХ, ЕЙ (не зачеркивать, а подчеркивать). Подсчитывалось количество знаков, просмотренное за 4 мин (А), количество ошибок в I части задания (В), количество ошибок во II части задания (С).

Прогрессивные матрицы Дж. Равена предложены в 1936 г. Л. Пентроузом и Дж. Равеном, разрабатывались в соответствии с традициями английской школы изучения интеллекта, согласно которой наилучшим способом измерения фактора "Q" (генерализованный интеллект) является выявление отношений между абстрактными фигурами.

Наиболее известны два основных варианта прогрессивных матриц Равена: черно-белые и цветные. Черно-белые матрицы предназначены для исследования детей и подростков в возрасте 8-16 лет и взрослых до 65 лет.

Для определения уровня развития особенностей внимания и невербального мышления подростков применили краткий вариант матриц Дж. Равена: 30 черно-белых усложняющихся матриц-заданий, не требующих для своего решения каких-либо знаний, грамотности, социокультурного уровня, речевого развития (О.И. Мотков, 1993).

Физическую работоспособность исследовали в статическом режиме с помощью пружинного эргометра. Определяли максимальное произвольное усилие (МПУ) и время удержания 50% МПУ. В покое и во время нагрузки регистрировали частоту сердечных сокращений (ЧСС по ЭКГ), частоту дыха тельных движений (ЧДД) нипельным датчиком и кожногаль-ваническую реакцию (КГР) с помощью мостовой схемы.

Определяли общую (Вт) и относительную (Вт/кг) физическую работоспособность в циклическом режиме, проводя степ-тест - подъем и спуск со ступеньки в течение 5 мин со скоростью 20 шаг/мин (3 мин), а затем - 28 шаг/мин (2 мин) (И. А. Корниенко с соавт., 1978).

9.2. Группы обследованных Контрольная группа подростков 12-16 лет состояла из практически здоровых школьников (20), проходивших диспансеризацию от спортивных секций в городской детской поликлинике № 34 г. Москвы в последние 5 лет. Анализировались собственные публикации и литературные данные возрастных показателей ЭЭГ, ЭХОЭГ, РЭГ, умственных и физических нагрузок.

Обследовано 55 мальчиков - учащихся вспомогательной школы № 30 и № 110 (школа интернат) г. Москвы. В первую группу вошли 30 подростков в возрасте 12-14 лет, во вторую -25 школьников 15-16 лет. Все учащиеся имели умственную недостаточность в степени дебильности. У большинства обследованных мальчиков была ранняя патология в пренатальном, катальном и постнатальном периодах. У матерей этих ребят были угроза невынашивания, токсикоз I и II половины беременности, быстрые или затяжные роды. У детей фиксировали асфиксию в родах, гидроцефальный синдром, перинатальную энцефалопатию. В ряде семей умственная недостаточность была наследственной. Многие семьи были неполными и социально неблагополучными.

9.3 Показатели состояния ЦНС, умственноой и физической работоспособности у подростков 12-14 лет Состояние мозгового кровообращения. В контрольной группе форма волны РЭГ была правильной. Наклон подъема анакротической части волны РЭГ крутой. Форма вершины основной волны РЭГ заостренная. Высота РЭГ была в норме (РИ [== 1,8 и выше).

Межполушарная асимметрия (чаще слева) была не более 10-20%. В середине катакроты одна средняя дикроти-ческая волна. Тонус мелких артерий и артериол в норме, дикро тический индекс также в норме (45-70%). Тонус вен и венозный отток в норме, диастолический индекс был в норме (55-80%). АД было от 90/60 до 110/70 мм рт.ст. ЧСС от 70 до 80 удар/мин. У 30 подростков с нарушениями умственного развития во всех отведениях форма волны РЭГ не всегда была правильной. Наклон подъема восходящей анакротической части волны РЭГ чаще крутой, реже пологий. Форма вершины основной волны РЭГ чаще заостренная, реже притупленная. Высота РЭГ в переднем отведении слева в большинстве случаев (80%) снижена (особенно с учетом пульса): PHs =1,4 (от 1, до 1,5);

у остальных в норме или близко к норме : PHs = 1,75 (от 1,7 до 1,9). Справа в переднем отведении высота РЭГ снижена чаще (в 85%): PHd = 1,1-1,5 (1,6 и 1,8). В заднем отведении кровенаполнение сосудов мозга чаще снижено: PHd = 1,10;

PHs = 1,20 (от 0, до 1,4). На катакроте, как правило, регистрировали одну-две средние дикротические волны. В передних отделах ди-кротический индекс чаще был в норме (45-70%), реже неустойчивым: то в норме, то снижен, то повышен. Диастолический индекс у этих мальчиков чаще был неустойчивым: то в норме (55-80%), то снижен, то повышен. В задних отведениях дикротический индекс чаще неустойчив. У 14 пациентов регистрировали пресистолическую волну - признак гипотонии вен. У пяти подростков были "петушиные гребни" (признак внутричерепной гипертензии).

Таким образом, анализ РЭГ выявил у большинства пациентов (64%) венозную недостаточность разной степени (гипотонию вен или внутричерепную гипертензию) на фоне чаще сниженного кровенаполнения мозговых сосудов. У 20% была умеренная ангиоцеребральная дистония (АЦД). У 16% обследованных контурные показатели РЭГ соответствовали возрасту, но было снижено кровенаполнение мозговых сосудов.

Адаптационные возможности мозгового кровообращения снижены. АД в среднем у большинства подростков было 105/66 мм рт.ст. (СД = 90-120;

ДД = 60-70). У одного мальчика АД было несколько снижено: 85/55 мм рт.ст. Пульс большинства подростков был в среднем 75 ±3 удар/мин (от 66 до 85).

Эхоэнцефалограмма. В контрольной группе смещений срединных структур мозга не выявлено: Md = 72,0±0,5 (от 69 до 74 мм). Ширина III желудочка соответствовала возрасту (6 мм и меньше). Латеральные эхосигналы были слабо или умеренно выражены.

Пульсации эхосигналов были слабыми или умеренными (30-40%). Среднеселлярный индекс был в норме (4,0 и выше).

В ЭХОЭГ дебилов смещений срединных структур мозга не выявлено: Md = 73,1±0,6;

Ms = 73,1±0,6 (от 68 до 76 мм). М-ЭХО в большинстве случаев было расщеплено, что характерно для детей. Ширина III желудочка у всех соответствовала возрастной норме и составляла 6 мм. Латеральные эхосигналы у половины пациентов были выражены, у остальных умеренно выражены. Пульсации эхосигналов у большинства были умеренно выражены: 40-50% (в среднем, 45%). У трети обследованных пульсации были выраженными: свыше 50% (50% - граница нормы). Среднеселлярный индекс в 60% был снижен: 3,76±0,5 (от 3,7 до 3,8);

у остальных - близок к норме или в норме: 3,95±0,05 (от 3,9 до 4,0). Таким образом, у 60% обследованных были признаки венозной недостаточности: внутричерепная гипертензия или ликворная дистония.

Электроэнцефалограмма. В контрольной группе развитие электрической активности (ЭА) коры головного мозга соответствовало возрасту. Альфа-ритм регулярный, среднего индекса, модулированный, частота 9-11 Гц (доминирующая частота 10 Гц), амплитуда от 50 до 80 мкВ. Локализован в темен-но-затылочных отведениях. Пространственное распределение сохранено. Бета 1-активность амплитудой до 15-20 мкВ не локализована.

Тета-активность частотой до 40 мкВ локализована чаще в центральных отведениях. При первом предъявлении сенсорного сигнала выявляется ориентировочная реакция в виде десинхронизации альфа-ритма. При РФС следование ритму раздражения выявляется на 8 10 Гц во всех областях (лучше в теменно-затылочных). На фоне ГВ урежается частота альфа-ритма. Умеренно увеличивается количество и амплитуда тета-активности.

Регистрируются отдельные генерализованные группы тета-активности до 100 мкВ.

Восстановление фоновой активности быстрое (10-15 сек.).

У подростков с умственной недостаточностью развитие ЭА коры головного мозга у 50% пациентов не соответствовало возрасту (низкий индекс альфа-активности, усвоение РФС на низкие частоты, снижена доминирующая частота альфа-ритма), либо были признаки функциональной незрелости Альфа-ритм у всех был полиритмичен, заостренный, часто дезорганизованный. У трети пациентов была снижена доминирующая частота: 9 Гц (вместо 10,0 Гц). Амплитуда колебалась от 40-70 мкВ до 80-120 мкВ. Альфа-ритм локализован в те менно-затылочных отведениях. Пространственное распределение у половины обследованных сглажено.

Неспецифическая реакция в виде депрессии альфа-ритма при РФС была выражена у всех (кроме двух). При РФС регистрировали усвоение ритма на 5-6 Гц у половины обследованных, часто фрагментарно, в передних отделах. Усвоение ритма раздражения в теменно-затылочных отведениях было у большинства подростков на 7, 8 и 9 Гц фрагментарно;

на 10 Гц - у трети (фрагментарно);

на 11 Гц - у двух (фрагментарно). У всех подростков регистрировали бета 1-активность частотой 14-20 Гц без локализации: у большинства до 15-20 мкВ, у двух до 30 мкВ, у двух до 40-50 мкВ. Тета-активность частотой 5-7 Гц и амплитудой до 50-70 мкВ локализована чаще в теменно-затылочных отведениях, реже - в центральных и/или лобных отделах или не локализована.

Диффузно у большинства подростков выявлены изменения: регистрируются моно-, двух и трехфазные острые волны альфа- и бета 1-диапазона без локализации. Генерализо-ванно и билатерально регистрируются заостренные альфа-подобные и группы тета-активности до 100—120 мкВ и 70-80 мкВ соответственно. На фоне ГВ урежается частота альфа активности и увеличивается количество генерализованной альфаподобной и тета активности до 100-150 мкВ. У двух пациентов на фоне гипервентиляции зарегистрированы группы пароксизмальной бета-активности до 60-80 мкВ (в покое 40- мкВ). У двух подростков была генерализованная тета- (до 150-200 мкВ) и дельта активность (до 100-200 мкВ) соответственно. Восстановление фоновой активности у половины обследованных было затянуто до 30 сек., у остальных - 20 сек.

Данные ЭЭГ выявили: у 72 % были умеренные общемозговые изменения (из них у трети выраженные). Локальные изменения - очаг патологической активности выявлен у одного школьника-левши в лобной области слева. У 48% были умеренные функциональные изменения стволовых структур мозга (у двух - верхнестволовой акцент, у двух нижнестволовой акцент);

умеренные функциональные изменения мезодиэнце-фальных структур - у 28%;

выраженные функциональные изменения диэнцефальных структур - у 20% (в нескольких случаях сочетались с функциональными изменениями верхнестволовых структур). У четырех подростков на фоне ГВ был снижен порог судорожной готовности.

ЭЭГ, соответствующая возрастной норме, зарегистрирована лишь у одного школьника лет.

Умственная работоспособность. В контрольной группе при работе с корректурными таблицами В.Я. Анфимова количество знаков, просмотренных за 4 мин подростками 12- лет, составило в среднем 610±10 (от 560 до 650). Количество ошибок в I части (В) задания составило 2 (от 1 до 3). Количество ошибок во II части (С) задания в среднем 4 (от 3 до 6).

Подростки 12-14 лет с умственной недостаточностью просмотрели в среднем 334±17 (от 235 до 429). Количество ошибок в I части (В) задания составило 5±1 (от 1 до 11).

Количество ошибок во II части (С) задания в среднем равнялось 15,0±2,3 (от 3 до 28).

Уровень развития внимания и невербального мышления в контрольной группе подростков в 70% случаев был высоким 120 (115-130), у остальных - средним 90 (80-110). Количество попыток 40±1 (от 30 до 48). Время выполнения занимало 10 мин (от 7 до 13 мин).

У 95% подростков 12—14 лет с умственной недостаточностью уровень развития внимания был средним: 85±6 (от 61 до 105). У одного мальчика был низкий уровень (48).

Количество попыток в среднем составило 48±1 (от 43 до 53). Время выполнения задания 13±1 мин (от 8 до 17). Два подростка не уложились в контрольное время (15 мин): задание заняло у них соответственно 16 и 17 мин.

Физическая работоспособность. Определение физической работоспособности подростков 12-14 лет в статическом режиме в контрольной группе показало следующее.

МПУ в среднем составило 1,1 ±0,1 усл.ед. (от 1,0 до 1,3). Время удержания нагрузки 50% МПУ было в среднем 70±5 сек. (от 60 до 80). Прирост пульса был умеренным (10- удар/мин.) КГР выражена.

У подростков с проблемами умственного развития время удержания нагрузки 50% МПУ:

60±5 сек. (от 50 до 70). В данной группе МПУ в среднем составило 1,0±0,2 усл.ед. (от 0, до 1,2). Из них у 43% подростков МПУ было незначительно снижено: 0,8-0,9;

у 57% - в норме: 1,0-1,1. Пульс покоя в среднем был 72 удар/мин (от 60 до 88). АД = 107/70 мм рт.ст. Во время нагрузки ЧС увеличивалась в среднем на 14 удар/мин (от 4 до 22). КГР был слабо выражен.

Анализ физической работоспособности в циклическом ре-Жиме (степ-тест) у мальчиков 12-14 лет в контрольной группе Показал: у 30% обследованных была высокая работоспособ ность (15 кгм/кг/мин) - это подростки спортивных школ. У половины - хорошая (13- кгм/кг/мин);

у 20% - средняя (11-12 кгм/кг/мин).

У подростков 12-14 лет с умственной недостаточностью у половины обследованных была удовлетворительная работоспособность (8,8-10,1 кгм/кг/мин). У 40% - средняя (10,9-12, кгм/кг/мин), у 10%-хорошая (12,6-13,7 кгм/кг/мин). Большинство подростков были неритмичны и замедляли темп выполнения нагрузки, быстро уставали.

9.4. Показатели состояния ЦНС, умственной и физической работоспособности у подростков 15-16 лет Состояние мозгового кровообращения. В контрольной группе подростков 15-16 лет форма волны РЭГ была правильной. Наклон восходящей анакротической части волны РЭГ крутой, форма вершины заостренная. На середине катакро-ты - одна умеренно выраженная дикротическая волна. Высота РЭГ в переднем отведении была в норме (РИ с 15 лет = 1,5). Асимметрия кровенаполнения (чаще слева) не превышала 10-20%.

Дикротический индекс был в норме: 45-70%;

диасто-лический индекс также в норме: 55 80%. Адаптационные возможности мозгового кровенаполнения сосудов по данным функциональных проб (повороты головы, задержка дыхания на вдохе и выдохе) также в норме. АД от 100-120/ 60-70 мм рт.ст. Пульс в среднем был 70 удар/мин (от 60 до удар/мин).

У подростков с умственной недостаточностью форма РЭГ не всегда была правильной.

Наклон восходящей анакротической части волны у 80% был крутой, у остальных - слегка пологий. Форма вершины основной волны РЭГ чаще заостренная, реже притупленная.

Высота основной волны РЭГ в передних отделах слева в 77% случаев снижена: в среднем PHs = 1,2 (от 1,0 до 1,4). В остальных случаях - в норме: в среднем 1,7 (от 1,5 до 1,8).

Справа РИ был снижен чаще, у 80%: 1,2 (от 1,0 до 1,4). В задних отделах сниженный PHs зарегистрирован у большинства пациентов: в среднем 1,0 (от 0,9 до 1,1). У нескольких подростков кровенаполнение было в норме: в среднем 1,5 (от 1,3 до 1,8). PHd у большинства был снижен и составил в среднем 1,0 (от 0,9 до 1,1). В норме РИ зарегистрирован у трех школьников и составил в среднем 1,5 (от 1,4 до 1,7).

Дикротический индекс в передних отделах у половины был в норме, у половины неустойчивым: то в норме, то снижен, то повышен. Диастолический индекс в большинстве случаев был неустойчивым, реже снижен. В задних отведениях у половины подростков Дикротический индекс был в норме, почти у половины неустойчивым и у нескольких сниженным.

У нескольких пациентов регистрировали пресистолическую волну с обеих сторон (признак гипотонии вен) или "петушиные гребни" (признак внутричерепной гипертензии).

АД у большинства (90%) подростков было 110/70 (СД от 90-120;

ДД от 60-80). Пульс в среднем был 71±3 удар/мин (от 55 до 82). Таким образом, почти у половины подростков 15-16 лет (46%) выявлены признаки АЦД (чаще по гипотоническому типу). У 29% зарегистрирована венозная недостаточность (21% - гипотония вен и 8% - внутричерепная гипертензия) чаще на фоне сниженного (77%) кровенаполнения мозговых сосудов.

Адаптационные возможности мозгового кровообращения снижены.

Эхо энцефалограмма. В сравнительной группе у всех подростков смещение срединных структур мозга не выявлено. Ширина III желудочка;

соответствовала возрастной норме ( мм и меньше). Пульсации М-ЭХА и латеральных сигналов были небольшими или умеренными (30-40%);

латеральные эхосигналы выражены слабо или умеренно по количеству и амплитуде. Среднеселлярный индекс был близок к норме (3,9) или в норме (4,0 и выше).

У подростков-дебилов 15-16 лет в ЭХОЭГ значимых смещений срединных структур мозга не выявлено: Md = 73,4±0,8;

Ms = 73,4±0,8 (от 68 до 77 мм). М-ЭХО чаще было расщеплено. Ширина III желудочка у всех соответствовала возрастной норме: 6 мм.

Латеральные эхосигналы у половины пациентов были выраженными, у остальных умеренно выражены. Пульсации эхо сигналов у большинства (80%) были умеренно выраженными: 40-50% и у нескольких пульсации превышали 50%. Среднеселлярный индекс в 60% случаев был снижен (3,8, у нескольких - 3,7);

у остальных - близок к норме или в норме: 3,95±0,05 (от 3,9 до 4,0).

Таким образом, по данным ЭХОЭГ подростков-олигофренов у 60% независимо от возраста (12-16 лет) были выявлены умеренные признаки внутричерепной гипертензии (реже ликворной дистонии), что сопровождалось жалобами на периодическую головную боль, повышенную утомляемость.

Электроэнцефалограмма. У практически здоровых подростков 15-16 лет развитие ЭА коры головного мозга соответствует возрасту. Альфа-ритм регулярный, среднего (реже высокого индекса), частота 9-12 Гц (доминирующая частота = 10-11 Гц), амплитуда до мкВ, локализован в теменно-затылочных областях. Пространственное распределение активности сохранено. Бета!-активность частотой 14-20 Гц до 15-20 мкВ без локализации.

Тета-активность частотой 5-7 Гц, амплитудой до 30-50 мкВ в небольшом количестве, локализована в центральных областях. Регистрировались одиночные генерализованные высокоамплитудные группы альфаподобной и тета-активности на фоне ГВ, что характерно для пубертатного периода. Восстановление фоновой активности после ГВ быстрое (10 сек.).

У подростков с проблемами умственного развития уровень развития ЭА коры головного мозга у 42% не соответствовал возрасту. У половины обследованных был полиморфный тип ЭЭГ. Полиритмичный и заостренный альфа-ритм выявлен у всех пациентов, нередко дезорганизованный. Частота: 8,5-13,0 Гц (доминирующая частота - 10,0 Гц). Амплитуда у большинства была от 30 до 70 мкВ, у нескольких подростков -высокоамплитудной - до 100 мкВ. Альфа-ритм локализован в теменно-затылочных отведениях.

У трети пациентов пространственное распределение сглажено или сохранено не всегда.

Неспецифическая реакция в виде депрессии альфа-ритма была выражена у большинства (90%). При РФС наблюдается усвоение на 5-6 Гц в передних отделах (фрагментарно). В теменно-затылочных (лучше в затылочных) на 8,9, и 10 Гц (у большинства);

у нескольких школьников - на 11 и 12 Гц (фрагментарно).

Бета!-активность частотой 14-20 Гц без локализации повышенной амплитуды до 30- мкВ была у половины обследованных, у остальных - до 20-25 мкВ. Тета-активность частотой 5-7 Гц, амплитудой чаще до 50 мкВ (у нескольких 60-70 мкВ), у большинства локализована в центральных отделах, у нескольких - не локализована. У 10% зарегистрирована дельта-активность в лобных отделах амплитудой до 50-60 мкВ.

Диффузно у пациентов часто регистрируются моно-, двух-и трехсразные острые волны альфа- и бета!-диапазона без локализации. Генерализованно и билатерально у большинства подростков регистрировали заостренные альфаподобные и группы тета-активности до 100 мкВ (у одного пациента были группы дельта-активности до 60 мкВ).

На фоне ГВ (2 мин) урежается частота альфа-активности и увеличивается количество и амплитуда генерализованной альфаподобной и тета-активности. Восстановление фоновой активности чаще затянуто до 30 сек., реже - 20 сек.

ЭЭГ выявила: развитие ЭА коры головного мозга не соответствовало возрасту у 42% обследованных;

функциональные изменения разной степени стволового генеза - 38% (у половины - верхнестволовой акцент) обследованных;

у 38% - функциональные изменения мезодиэнцефального генеза, у 20% это сочетается с функциональными изменениями лобно-базально-го генеза, у 20% это сочетается с функциональными изменениями лобно базального генеза. У 20% выявлены функциональные изменения диэнцефального генеза.

У двух юношей была эпилептиформная активность.

Умственная работоспособность. Работа с корректурными таблицами В.Я. Анфимова показала, что подростки 15-16 лет контрольной группы просматривали за 4 мин в среднем 635±10 букв (от 600 до 680). Количество ошибок в I части (В) задания в среднем составило 2 (1-4). Количество ошибок во II части (С) задания в среднем составило 5±1 (от 3 до 7). Подростки с умственной недостаточностью того же возраста просматривали за мин (А) в среднем 408±24 (от 224 до 600) букв. Количество ошибок в I части (В) задания в среднем составило 6 ± 2 (от 1 до 16). Количество ошибок во II части (С) задания в среднем составило 11±2 (от 3 до 21).

У большинства (80%) подростков-олигофренов независимо от возраста во время проведения теста отмечен ряд особенностей: замедленная скорость зачеркивания букв, у некоторых нерациональное зачеркивание букв (крестом, вместо одной черты по инструкции);

пропускали вычеркивание не только отдельных нужных букв, но изредка целой строки, единичные дебилы начинали вдруг вычеркивать другие буквы, но спохватывались и исправлялись. Если скорость просмотра увеличивалась, то нарастало и количество ошибок.

Вторая часть задания для всех оказалась трудной: подростки быстро забывали инструкцию (хотя видели ее написанной и повторяли вслух), часто просто продолжали выполнять первое задание и лишь изредка вычеркивали нужные сочетания.

Таким образом, подростки-олигофрены при оценке умственной работоспособности успевали за 4 мин просмотреть в среднем в 1,5 раза меньшее количество знаков и сделать в заданиях в несколько раз больше ошибок, чем практически здоровые школьники.

В контрольной группе подростков 15-16 лет у 80% имел место высокий уровень развития особенностей внимания и невербального мышления: 125 (от 115 до 135). У 20% был средний уровень 90 (от 80 до 110). Время задания в среднем составляло 9 мин (от 6 до 12).

Большинство (95%) подростков 15-16 лет вспомогательной школы имели средний уровень развития особенностей внимания и невербального мышления: 85±5 (от 62 до 104). У одного пациента был низкий уровень (47). Количество попыток в среднем составило 48±1 (от 44 до 52). Время выполнения задания в среднем длилось 12,0±1,0 мин (от 8 до 15 мин). Один подросток не уложился в контрольное время 15 мин (работал 19 мин).

Физическая работоспособность. Физическая работоспособность подростков 15-16 лет контрольной группы в статическом режиме показала следующее. МПУ в среднем равно 1,2±0,1 (1,0-1,4). Время удержания 50% МПУ в среднем составило 75 сек. (от 60 до 90).

Прирост пульса при нагрузке 10-15 удар/мин. КГР выражена.

В группе подростков с умственной недостаточностью МПУ в среднем составило 1,15±0, усл.ед. (от 1,0 до 1,4). Время удержания 50% МПУ в среднем составило 69,0 сек. (от 50 до 90).

Пульс покоя в среднем был 72,2 удар/мин (от 60 до 80). АД = 110/70 мм рт.ст. (СД от 95 до 130;

ДД от 70 до 80). При нагрузке ЧС увеличивалась в среднем на 13 удар/мин (от 6 до 20). У нескольких подростков (12%) МПУ было незначительно снижено.

В контрольной группе 15-16 лет физическая работоспособность у 60% подростков была хорошая (13-14 кгм/кг/мин), высокая (15 кгм/кг/мин) и средняя (11-12 кгм/мин/кг) у 20% соответственно.

Анализ физической работоспособности подростков-олигофренов 15-16 лет в циклическом режиме показал: в 50% случаев была удовлетворительная работоспособность (9,0-10, кгм/кг/мин), у 40% средняя работоспособность (от 11,2 до 12,3 кгм/кг/мин) и в 10% случаев хорошая (13,4 кгм/кг/мин).

9.5. Сравнительный анализ показателей состояния ЦНС, умственной и физической работоспособности здоровых подростков и их сверстников с нарушениями умственного развития Состояние мозгового кровообращения. В норме обнаружена корреляция между возрастной динамикой реоэнцефа-лограммы и ЭЭГ. Отмечено увеличение интенсивности кровенаполнения сосудов мозга (увеличение амплитуды РЭГ) в периоды усиленной активности мезодиэнцефальных структур мозга у детей 5-7 и 13-14 лет. У олигофренов чаще, чем у здоровых, повышен тонус мозговых сосудов и затруднен отток крови из исследуемого участка тканей. У олигофренов также не наблюдалось высоких значений амплитуды РЭГ (Э.С. Ополинский, 1973;

1979).

Данные количественной РЭГ показывают, что развитие мозгового кровообращения имеет нелинейный характер. К 12 годам регионарный мозговой кровоток в покое снижается, а реактивность в ответ на функциональную нагрузку и ее прекращение увеличивается, приближаясь к дефинитивным значениям. Во II и III стадии полового созревания регионарный мозговой кровоток в покое усиливается, а реактивность снижается. Завершение полового созревания сопровождается приближением показателей мозгового кровообращения к уровню взрослых (М.Г. Князева, 1988).

Средняя амплитуда основной РЭГ волны (РИ) претерпевает возрастные изменения: с 6 до лет она равна 0,20 ом;

в И лет - 0,17 ом;

в 12 лет - 0,18 ом;

в 13 лет - 0,019 ом;

в 14 лет - 0, ом. В 15 лет амплитуда снижается до 0,15 ом, что соответствует средним значениям амплитуды взрослых (Л.Р. Зенков, М.А. Ронкин, 1991).

К 11 годам у девочек и к 12 - у мальчиков в связи с повышением тонического напряжения церебральных артерий крупного калибра отмечено снижение объемного мозгового кровотока по сравнению с предыдущими возрастными периодами. От 13 до 15 лет отмечается возрастание мозгового кровотока и тонуса крупных церебральных артерий в связи с интенсивным половым созреванием.

Дефинитивные значения достигаются в 16 лет у девушек и к 17 годам у юношей. Снижение тонуса крупных артерий отмечается у девушек в 15 лет, у юношей - в 16 лет. К 17 годам все показатели мозгового кровообращения достигают дефи нитивных значений (И.О. Тупицын, И.Г. Андреева, В.Н. Безо-бразова, СБ. Догадкина, Г.В.

Кмить, Л.В. Рублева, 2000).

В нашем исследовании в контрольной группе подростков 12-16 лет форма волны РЭГ была правильной. Наклон восходящей анакротической части волны РЭГ крутой, форма вершины заостренная. Высота РЭГ во всех отведениях была в норме. В переднем отведении РИ в 12- лет равнялась 1,8;

с 15 лет - 1,5. Асимметрия кровенаполнения (чаще слева) не превышала 10 20%. Тонус магистральных артерий и артериол был в норме. Тонус вен и венозный отток - в норме. Адаптационные возможности мозгового кровенаполнения на фоне функциональных проб сохранены (при пробах амплитуда РЭГ меняется незначительно).

У большинства учащихся с нарушениями умственного развития данные РЭГ показали чаще сниженное кровенаполнение мозговых сосудов как в передних, так и в задних отделах (85% в 12-14 лет и 77% в 15-16 лет). Признаки венозной недостаточности разной степени: венозная гипотония или внутричерепная гипертензия выявлены почти у половины подростков 12-14 лет и у трети - в 15-16 лет. АЦД преобладала (46%) у старших подростков (15-16 лет), в 12-14 лет она была у 20%.

Эхоэнцефалограмма. В контрольной группе не было признаков внутричерепной гипертензии или ликворной дистонии. Ширина III желудочка соответствовала возрасту (6 мм и меньше).

Пульсации М-ЭХА и латеральные сигналы были небольшими или умеренными (30-40%).

Латеральные эхосигналы выражены слабо или умеренно по количеству и амплитуде.

Среднеселлярный индекс находился в норме (4,0).

Данные исследования ЭХОЭГ подростков-олигофренов 12-16 лет в 60% случаев свидетельствовали о наличии внутричерепной гипертензии или ликворной дистонии, что сопровождалось головными болями, сниженной работоспособностью и плохим сном.

Электроэнцефалограмма. По данным ЭЭГ у практически здоровых подростков альфа-ритм становится доминирующей формой активности и преобладает во всех областях коры (средняя частота 10,0-10,5 Гц). В 13-15 лет выявляется в затылочных областях в 75%. Уменьшается степень выраженности низкоамплитудных медленных колебаний в центральных областях коры (Н.К. Благосклонова, Л.А. Новикова, 1994). В подростковом возрасте совершенствуется ансамблевая ор ганизация нейронов ассоциативных областей коры, главным образом ее лобных отделов.

Повышенная активность гипоталамуса в начале полового созревания (II и III стадии) у девочек в 12 лет, у мальчиков - в 13-14 лет вызывает в ЭЭГ подкорковые диэнцефальные знаки в виде комплексов высокоамплитудной волновой активности и увеличение тета-ритма (Д.А. Фарбер с соавт., 2000).

К концу пубертатного периода (16-17 лет) исчезают диэнцефальные знаки, уменьшается спектральная мощность тета-ритма, возрастает мощность альфа-ритма, его мода (10—11 Гц).

На основании исследования спектральной мощности ЭЭГ с применением машинных методов обработки у умственно-отсталых детей наблюдаются высокие показатели мощности тета активности (М.Н. Фишман, 1989). При олигофрении в степени дебильности в 6% случаев ЭЭГ не отличалась от нормы, в 39% случаев была измененной. Эти отличия проявляются в значительно худшей выраженности альфа-ритма и большей выраженности медленных волн во всех областях коры. Наряду с тета-ритмом на ЭЭГ олигофренов в соответствии с диффузным органическим поражением мозга, лежащим в основе этого заболевания, регистрируются генерализованные дельта-волны (Н.К.Благосклонова, Л.А. Новикова, 1994).

При нарушении поведения временами наблюдаются вспышки высокоамплитудных билатеральных тета-ритмов и билатеральных пароксизмальных разрядов в центральных областях коры, указывающих на поражение стволовых структур мозга, ответственных за эмоционально-волевую деятельность ребенка. При олигофрении на ЭЭГ могут регистрироваться эпилептиформные разряды в виде пароксизмальных медленных волн, комплексы "пик-волна" и др. Характерным для ЭЭГ олигофренов является нарушение реакции усвоения ритма. В 87% случаев перестройка на высокие ритмы световых мельканий на ЭЭГ детей-олигофренов отсутствует или слабо выражена. В ответ на частые световые мелькания появляются медленные колебания частотой 2-5/с (Н.Н. Зислина, 1967).

Анализ совместного распределения параметров, характеризующих уровень развития ЭА коры головного мозга и регуля-торных структур, позволил прийти к заключению, что наиболее грубые отклонения в состоянии как коры, так и стволовых структур характерны для умственно отсталых детей с общемозговыми изменениями (есть корреляция с алкоголизмом родителей, недоношенностью, внутриутробной гипоксией). Особенностью функционального состояния мозга детей этой группы является дисфункция мезодиэнцефальных отделов ствола, сочетающаяся с нарушениями корковой ритмики преимущественно в виде отсутствия регулярного альфа-ритма и наличия реакции следования при ритмической фотостимуляции в передних отделах мозга. ЭЭГ умственно отсталых детей с локальными отклонениями характеризуется наличием более грубых признаков вовлеченности верхних диэнцефальных отделов ствола. По состоянию корковой ритмики дети-олигофрены с локальными изменениями ЭА отличается от детей без отклонений в умственном развитии: в этой группе достоверно чаще, чем в норме, наблюдается фрагментарный и полиритмичный основной ритм (М.Н. Фишман, Р.И. Мачинская, И.П. Лукашевич, 1996).

В нашем исследовании у практически здоровых подростков развитие ЭА коры головного мозга соответствует возрасту. Альфа-ритм регулярный, среднего (реже высокого) индекса, модулированный, частота 9-11 Гц (доминирующая частота 10,0-10,5 в 12-14 лет) или 10-12 Гц (доминирующая частота 10,5-11,5 Гц в 15-16 лет), амплитуда 40-70 мкВ, локализован в теменно-затылочных отведениях. Пространственное распределение активности сохранено.

Бета!-активность до 15-20 мкВ без локализации. Тета-активность амплитудой до 30-50 мкВ в небольшом количестве, локализована в центральных областях. Регистрировали отдельные генерализованные высокоамплитудные волны альфаподобной и тета-активно-сти, незначительно усиливающиеся на фоне ГВ.

Данные, полученные при обследовании подростков-олигофренов 12-16 лет, показали, что развитие ЭА коры головного мозга у 12-16-летних подростков в 40-50% случаев не соответствовало возрасту. У большинства (72% в 12-14 лет и 60% в 15-16 лет) обследованных были общемозговые изменения (диффузные поражения мозга). Анализ ЭЭГ выявил почти у половины подростков 12-14 лет и 40% - в 15 - 16 лет умеренную дисфункцию стволовых структур мозга, у трети в 12-14 лет и в 40% в 15-16 лет - дисфункцию мезодиэнцефальных, у 20% не зависимо от возраста была дисфункция диэнцефальных структур мозга. Эти изменения сочетались нередко с дисфункцией лобно-базальных отделов. У нескольких пациентов была эпилептиформная активность.

Умственная работоспособность. Работоспособность - способность человека развить максимум энергии и достичь поставленной цели при качественном выполнении умственной и фи зической работы. Во всех возрастах уровень работоспособности связан с состоянием здоровья, морфофункциональной зрелостью, готовностью к умственной и физической нагрузкам.

Изучение уровня работоспособности подростков 12-16 лет показало, что скорость и точность работы у мальчиков 13-15 лет и юношей 16-17 лет были ниже, чем у их одногодков девочек и девушек (М.В. Антропова с соавт., 2000).

В контрольной группе подростки 12-16 лет за определенное время (4 мин) просматривали 610 650 знаков (А). Количество ошибок в I части (В) задания 2 (от 1-4);

во II части (С) задания - 4 5 (от 3 до 7).

Подростки 12-16 лет из вспомогательной школы просматривали за 4 мин в среднем 330- знаков. Количество ошибок в I части задания составило в среднем 5-6, а во II - в среднем 11 15. При оценке умственной работоспособности выявлена сниженная умственная работоспособность подростков-олигофренов 12-16 лет: за определенное время они успевали просмотреть в 1,5 раза меньшее количество знаков и сделать в заданиях в несколько раз больше ошибок, чем практически здоровые школьники.

Выявлено замедленное выполнение заданий с большим количеством ошибок (особенно при усложнении задания). К концу учебного года (май) количество ошибок увеличивается как у практически здоровых, так и у подростков-олигофренов, т.к. адаптационные возможности школьников в это время года снижаются. Есть данные о низкой способности к переключению на новый вид деятельности детей-олигофренов (В.И. Лу-бовский, 1956;

М.С. Певзнер, 1959;

1972).

Уровень развития внимания и невербального мышления (по матрицам Равена) в контрольной группе подростков 12-16 лет был высоким в 70-80%, средним - у 20-30% обследованных.

Уровень развития внимания и невербального мышления (по матрицам Равена) у большинства (90%) подростков-олигофренов был средним, у 10% - низким. Несколько ребят не уложились в определенное время работы (15 мин).

Физическая работоспособность. Термином "физическая работоспособность" обозначают потенциальную способность человека проявить максимум физических усилий в статической, динамической или смешанной работе. Физическая работоспособность зависит от морфологического и функционального состояния разных систем организма. В повседневной жизни интенсивность физической нагрузки невысокая и она имеет аэробный (с использованием кислорода) характер, поэтому обычную работу лимитирует именно система транспорта кислорода. При обследованиях часто ограничиваются определением максимума аэробной мощности, что вполне обоснованно считать главным фактором работоспособности (И.В. Аулик, 1979). В повседневной практике работоспособность в циклическом режиме оценивают как высокую ( кгм/кг/мин);

хорошую (13-14 кгм/кг/мин);

среднюю (11-12 кгм/кг/мин);

удовлетворительную (9-10 кгм/кг/мин) и низкую (7-8 кгм/кг/мин).

В нашем исследовании в контрольной группе подростков 12-16 лет физическая работоспособность в циклическом режиме у 20-30% была высокой;

у 50-60% - хорошей;

у 20% - средней.

Физическая работоспособность в циклическом (аэробном) режием у половины подростков-олигофренов была удовлетворительной, у 40% - средней и лишь у 10% хорошей.

В контрольной группе подростков 12-16 лет МПУ было в среднем 1,1-1,2 усл.ед. Время удержания 50% МПУ составило 70 с (от 60 до 80).

Физическая работоспособность в статическом (анаэробном) режиме у подростков олигофренов 12-16 лет по абсолютным и относительным (на кг веса) показателям максимально произвольного усилия у большинства (60%) была близкой к норме, у 40% незначительно снижена. У большинства подростков выявлена сниженная реактивность при выполнении умственной и физической назгрузках.

При статической нагрузке 50% МПУ показано, что приросты реакций пульса и КГР на инструкцию о работе у подростков-олигофренов меньше, чем в контрольной группе. При физической циклической нагрузке подростки-дебилы замедляли темп выполнения задания, часто шагали неритмично, быстро уставали.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ Литература к главе Адрианов О.С. О принципах организации интегративной деятельности мозга. М. "Медицина". 1976.

Алиева З.С. Слуховые вызванные потенциалы детей различного возраста // "Сенсорные системы". 1988.

Т. 2. № 1.

Алиева З.С.. Новикова Л.А. Электрофизиологическое исследование слуховой функции у детей с нормальным и нарушенным слухом // "Физиология человека". 1996. Т. 22. № 4. С. 569-573.

Алиева З.С. Электрофизиологические методы в ранней и дифференциальной диагностике нарушений слуха у детей // "Дефектология". 1998. № 1.С. 10-17.

Ананьев Б.Г. Психология чувственного познания. М. Изд-во АПН РСФСР. 1960.

Ананьев Б.Г. Сенсорно-перцептивная организация человека // Познавательные процессы: ощущения, восприятие. М. "Педагогика", 1982.

Анохин П.К. Общие принципы компенсации нарушенных функций и их физиологическое обоснование // Труды научной сессии по дефектологии. М. Изд-во АПН РСФСР, 1959. С. 45-55.

Анохин П.К. Биология и нейрофизиология условного рефлекса. М. "Медицина". 1968.

Басилова Т.А. Изучение состава учреждений для слепоглухих детей // Дифференцированный подход при обучении и воспитании слепоглухих детей. М. АПН СССР. 1990. С. 6-17.

Батуев А.С. К. современному состоянию рефлекторной теории // "Журн. высш. нервн. деят." 1995. Т.45. Вып. 5.

Бардин К.В., Забродина Т.А. Изменения сенсорной чувствительности при решении мыслительных задач // "Вопросы психологии". 1988. № 1. С. 149-154.

Бауэр Т. Психическое развитие младенца. М. "Прогресс". 1985.

Бетелева Т.Г. Нейрофизиологические механизмы зрительного восприятия. М. "Наука". 1983.

Бетелева ТТ. Онтогенез структурно-функциональной организации воспринимающей системы мозга // Структурно-функциональная организация развивающегося мозга. М. "Наука". 1990. С. 65-87.

Бетелева Т.Г., Дубровинская Н.В., Фарбер Д.А. Сенсорные механизмы развивающегося мозга. М.

"Наука". 1977.

Блонский П.П. 1935. Память и мышление // Избранные педагогические и психологические сочинения.

М. 1979. Т. 2. С. 118-340.

Брунер Дж. Психология познания. М. "Прогресс". 1977.


Брушлинский А.В. О природных предпосылках психического развития человека. М. 1977.

Брушлинский А.В. Проблема субъекта в психологической науке // "Психолог, журнал". 1991. Т. 12. № 6.

С. 3-11.

ВеккерЛ.М. Психические процессы. Л. 1974. Т. 1.

Величковский Б.М., Зинченко В.П.,Лурия А.Р. Психология восприятия. М. Изд-во МГУ. 1973.

ВенгерЛ.А. Восприятие и обучение. М. "Просвещение". 1969.

Венгер А.А., ВенгерЛ.А. Формирование перцептивных обобщений у глухих дошкольников //"Дефектология". 1970. № 4.

Выготский Л.С. Развитие высших психических функций. М. Изд-во АПН РСФСР. 1960.

Гасанов У.Г. Системная деятельность корковых нейронов при обучении. М. "Наука". 1981.

Глезер В.Д. Механизмы опознания зрительных образов. Л. "Наука", 1966.

Глезер В.Д. Зрение и мышление. Л. "Наука". 1985.

Глезер В.Д.,Дудкин К.Н., Куперман A.M. Зрительное опознание и его нейрофизиологические механизмы. Л. "Наука". 1975.

Гоголицын Ю.А., Кропотов Ю.Д. Исследование частоты разрядов нейронов мозга человека. Л. "Наука".

1983.

Григорьева Л.П. Психофизиологические исследования зрительных функций нормальновидящих и слабовидящих школьников. М. "Педагогика". 1983.

Григорьева Л.П. Особенности зрительного опознания изображений у слабовидящих школьников // "Дефектология". 1984. № 2.

С. 22-28.

Григорьева Л.П. Психофизиология зрительного восприятия слабовидящих школьников. Дис. док-pa психол. наук. М. 1985.

Григорьева Л.П. О системе развития зрительного восприятия при нарушениях зрения // "Психолог, журн". 1988. № 2.

Григорьева Л.П. Зрительная память при сенсорно-перцептивном дефиците //Исследование памяти. М.

"Наука". 1990. С. 171-192.

Григорьева Л.П. Психофизиологическая диагностика и компенсация нарушений зрительного восприятия у детей с низким зрением // Психофизиологические основы дифференциальной диагностики и кор-рекционного обучения детей с нарушениями познавательной деятельности. М. РАО.

1995. С. 32-47.

Григорьева Л.П. Роль перцептивного обучения в преодолении последствий зрительной депривации у детей с низким зрением // "Физиология человека". 1996. № 5.

Григорьева Л.П., Сташевский С.В. Основные методы развития зрительного восприятия при нарушениях зрения. М. 1990.

Григорьева Л.П., Сташевский С.В. Психофизиологический фактор системного развития зрительного восприятия детей и подростков с нормальным и низким зрением //"Физиология человека". 1991. Т. 17. № 5.

Григорьева Л.П., Зислина Н.Н., Толстова В.А. Пластичность зрительной системы и обучение // "Физиология человека". 1996. Т. 22. № 1. С. 49-62.

Григорьева Л.П., Зислина Н.Н., Толстова В.А., РожковаЛ.А., Алиева З.С., Костина Т.Ф., Вернадская М.Э., Блинникова И.В. О теоретическом и практическом значении нейропсихофизиологических исследований в дефектологии // "Дефектология". 1997. № 5. С. 15-26.

Давыдов В.В. Проблемы развивающего обучения. М. "Педагогика". 1986.

Данилова Н.Н. Функциональные состояния: механизмы и диагностика. М. Изд-во МГУ. 1985.

Дубровинская Н.В. Нейрофизиологические механизмы внимания. Л. "Наука". 1985.

Дубровинская Н.В., Савченко Е.И. Формирование механизмов внимания в онтогенезе // Структурно функциональная организация развивающегося мозга. Л. "Наука". 1990. С. 87-110.

Дьячков А.И. Воспитание и обучение глухонемых детей. М. Изд-во АПН РСФСР. 1957.

Запорожец А.В. О действенном характере зрительного восприятия предмета // Докл. АПН РСФСР.

1962. № 1.

Запорожец А.В. Развитие восприятия и деятельность // "Вопросы психологии". 1967. № 1.

Запорожец А.В., ВенгерЛ.А., Зинченко В.П., Рузская А.Г. Восприятие и действие. М. "Просвещение". 1967.

Зинченко В.П. Развитие зрения в контексте перспектив общего духовного развития человека // "Вопросы психологии". 1988. № 6. С. 15-30.

Зинченко В.П., Вергилес Н.Ю. Формирование зрительного образа. М. Изд-во МГУ. 1969.

Зислина Н.Н. Нейрофизиологические механизмы нарушения зрительного восприятия у детей и подростков. М. "Педагогика". 1987.

Зислина Н.Н., Толстова В.А., Новикова Л.А., Куман И.Г., Фильчи-коваЛ.И. Вызванные потенциалы и обработка сенсорной информации в зрительной системе человека // Сенсорные системы. Зрение. Л.

"Наука". 1982. С. 65-76.

Калюнов В.Н. Фактор роста нервной ткани. Минск. "Наука и техника". 1984.

Костюк П.Г. Физиология центральной нервной системы. Киев. "Вища школа". 1977.

Котляр Б.И. Пластичность нервной системы. М. Изд-во МГУ. 1986.

Куман И.Г..Федоров С.Н., Новикова Л.А. Исследование сенситивного периода в развитии зрительной системы человека //"Журн. высш. нерв. деят.". 1983. Т. 33. № 3. С. 434-441.

Лебедев А.Н. Кодирование информации в памяти когерентными волнами нейронной активности // Психофизиологические закономерно сти восприятия и памяти / Под ред. А.Н. Лебедева. М. "Наука". 1985. С. 6-33.

Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М. "Мысль". 1965.

Леонтьев А.Н. О путях исследования восприятия // Восприятие и деятельность. М. Изд-во МГУ. 1976.

С. 3-27.

Ломов Б.Ф. О структуре процесса опознания // XVIII Междунар. психол. конгресс. Симпозиум 16.

Обнаружение и опознание сигналов. М. 1966. С. 135-142.

Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М. "Наука". 1984.

Ломов Б.Ф. Проблема образа в психологии // Вести. АН СССР. 1985. №6.

Ломов Б.Ф. О системной детерминации психических явлений и поведения // Принцип системности в психологических исследованиях. М. "Наука". 1990.

Ломов Б.Ф. Память и антиципация // Вопросы общей, педагогической и инженерной психологии. М.

"Педагогика". 1991. С. 73-81.

Ломов Б.Ф., Сурков Е.Н. Антиципация в структуре деятельности. М. "Наука". 1980.

Лубовский В.И. Развитие словесной регуляции действий у детей. М. "Педагогика". 1978.

Лубовский В.И. Психологические проблемы диагностики аномального развития детей. М.

"Педагогика". 1989.

Лурия А.Р. Мозг человека и психические процессы. М. Изд-во АПН РСФСР. 1963.

Лурия А.Р. Основы нейропсихологии. М. Изд-во МГУ. 1973.

Лурия А.Р. Нейропсихология памяти. М. "Педагогика". 1974.

Лурия А.Р. Функциональная организация мозга // Естественно-научные основы психологии. М.

"Педагогика". 1978. С. 109-139.

Мещеряков А.И. Слепоглухонемые дети. М. "Педагогика". 1974.

Митькин А.А. Системная организация зрительных функций. М. "Наука". 1988.

Новикова Л.А. Влияние нарушений зрения и слуха на функциональное состояние мозга. М.

"Просвещение". 1966.

Новикова Л.А. Нейрофизиологические механизмы зрительной и слуховой депривации//"Физиология человека". 1986. Т. 12. № 5.

Новикова Л.А., Григорьева Л.П., Толстова В.А. и др. Использование вызванных потенциалов для изучения зрительного восприятия. Сообщение I. ВП при восприятии яркости и цвета // "Физиология человека". 1979а. Т. 5. № 3. С. 527-534.

Новикова Л.А., Зислина Н.Н., Толстова В.А. и др. Использование вызванных потенциалов для изучения зрительного восприятия. Сообщение II. Восприятие пространственно-структурированных стимулов // "Физиология человека". 19796. Т. 5, № 3. С. 535-542.

Новикова Л.А., Рыбалко Н.В. Нейросенсорные нарушения слуха у детей (электрофизиологическое исследование). М. "Педагогика". 1987.

Певзнер М.С., Бертынь Г.П., Мареева Р.А. Особенности этиопато-генеза и структуры дефекта при слепоглухонемоте у детей // Коррскци-онно-воспитательная работа с детьми при глубоких нарушениях зрения и слуха. М. 1986.

Пиаже Ж. Избранные психологические труды. М. 1969.

Прибрам К. Языки мозга. М. "Прогресс". 1975.

Розанова Т.В. Зрительное восприятие. Образная память//Психология глухих детей. М. "Педагогика".

1971. С. 38-56.

Розанова Т.В. Развитие памяти и мышления глухих детей. М. "Педагогика". 1978.

Семенова Л.К., Васильева В.А., Цехмистренко Т.А. Структурные преобразования коры большого мозга человека в постнатальном онтогенезе // Структурно-функциональная организация развивающегося мозга. Л. "Наука". 1990. С. 8.

Смирнов А.А. Проблемы психологии памяти. М. "Просвещение". 1966.

Соколов Е.Н. Восприятие и условный рефлекс. М. Изд-во МГУ. 1958.

Соколов Е.Н. Нервная модель стимула и ориентировочный рефлекс // "Вопросы психологии". 1960. № 4. С. 61-72.

Соколов Е.Н. О моделирующих свойствах нервной системы // Кибернетика, мышление, жизнь. М.

"Мысль". 1964. С. 242-279.

Соколов Е.Н. Ориентировочный рефлекс как информационный регулятор // Ориентировочный рефлекс и проблемы рецепции в норме и патологии. М. "Просвещение". 1964а. С. 3-20.

Соколов Е.Н. Механизмы памяти. М. Изд-во МГУ. 1969.

Соколов Е.Н. Детектор, командный нейрон и пластическая конвергенция // "Журн. высш. нервн. деят.".

1977. Т. 27. № 4. С. 691-697.

Соколов Е.Н. Нейронные механизмы памяти и обучения. М. "Наука". 1981.

Соколов Е.Н. Формирование детекторов // Сравнительная физиология высшей нервной деятельности человека и животных. М. 1988, ч. I.

Соколов Е.Н. Принцип векторного кодирования в психофизиологии // Вести. МГУ. Сер. 14.

Психология. 1995. № 4.

Соколов Е.Н., Григорьева Л.П. Исследование критического интервала дискретности зрительного анализатора // Физиология зрения в нормальных и экстремальных условиях. Проблемы физиологической оптики. Л. "Наука". 1969. Т. 16. С. 61-67.

Соколов Е.Н., Вайткявичус Г.Г. Нсйроинтеллскт. От нейрона к нейрокомпьютеру. М. "Наука". 1989, Соколянский И.А. Обучение слепоглухонемых детей // Обучение и воспитание слепоглухонемых детей.

Известия АПН РСФСР. 1962. Вып. 121.

Соловьев ИМ. Психология познавательной деятельности нормальных и аномальных детей. М.


"Просвещение". 1966.

Структурно-функциональная организация развивающегося мозга. Под ред. Д.А. Фарбер и др. Л.

"Наука". 1990.

Толстова В.А.,ДубовскаяЛ.А., Татаринов С.А. Вызванные потенциалы зрительной проекционной области коры на синусоидальные решетки у детей с разной степенью депривации форменного зрения // "Сенсорные системы". 1989. Т. 3. № 1. С. 85-91.

Фарбер Д.А. Формирование нейрофизиологических механизмов зрительного восприятия в процессе индивидуального развития ребенка //"Физиология человека". 1978. Т. 4. С. 654-667.

Фарбер Д.А. Принципы системной структурно-функциональной организации мозга и основные этапы ее формирования // Структурно-функциональная организация развивающегося мозга. Л. "Наука". 1990. С. 168 177.

Фарбер Д.А., Бетелева Т.Г., Горев А.С., Савченко Е.И. Зрительная функция непроекционных отделов коры и ее отражение в вызванных потенциалах // "Сенсорные системы". Зрение. Л. "Наука". 1982. С. 53-64.

Фарбер Д.А., Бетелева Т.Г. Межполушарные различия механизмов зрительного восприятия в онтогенезе //"Сенсорные системы". Л. "Наука". 1985.

Фарбер Д.А., Бетелева Т.Г. Формирование зрительного восприятия в раннем детском возрасте // "Физиология человека". 1995. Т. 21. № 5. С. 162-174.

Фарбер Д.А., Дубровинская Н.В. Мозговая организация когнитивных процессов в дошкольном возрасте //"Физиология человека". 1997. Т. 23. № 2. С. 25-32.

Фильчикова Л.И., Новикова Л.А., Дубовская Л.А. и др. Влияние степени депривации на созревание зрительной системы человека //Нейрофизиологические основы формирования психических функций в норме и при аномалиях развития. М. 1995. С. 61.

ХьюбелД. Глаз, мозг, зрение. М. "Мир". 1990.

Шамшинова A.M. Электроретинография в клинике глазных болезней // Клиническая физиология зрения. М.

1993. С. 57-82.

Шевелев И.А. Нейроны зрительной коры. М. "Наука". 1984.

Чулков В.Н. Вопросы изучения психического развития слепоглухих детей и характеристика вариантов развития при слепоглухоте // Кор-рекционно-воспитательная работа с детьми при глубоких нарушениях зрения и слуха. М. 1986.

ЭкклсДж. Физиология синапсов. М. "Мир". 1966.

Ярмоленко А.В. Очерки психологии слепоглухонемых. Л. Изд-во ЛГУ. 1961.

Beteleva T.G. Functional maturation of the perceptual system in ontogenesis // Developing Brain and Cognition (eds. D. Farber and C. Njiokiktjien). Amsterdam Suyi Publication. 1993. V. 4. P. 60-67.

Boothe R.G. Consequences of very early visual deprivation // Child Vision. Frankfurt: Max-Planck-Institute for Brain Research. 1995.

Dubrovinskaja N.V. Development of attention mechanisms // Developing Brain and Cognition (eds. D. Farber and C. Njiokiktjien). Amsterdam: Suyi Publication. 1993. V. 4. P. 134-155.

Farber DA. Principles of Structural and Functional Brain Organization in Ontogenesis. Main stages of its Formation. // D. Farber and C. Njiokiktjien (eds) Developing Brain and Cognition. 1993. V. 4. Suyi Publications Amsterdam.

Flares-Guevara R., Renault F., Ostre C., Richard P. Maturation of the elec-troretinogram in children: stability of the amplitude ratio a/b/Electroenceph Clin. Neurophysiology. 1996. V. 100, № 5. P. 422-427.

Foreman N., Hemmings R. The egollin incomplete figures test: computerized version // "Perception". V. 16. P. 543.

Gustavsson S., Karlsson J. Lack of physiological stimulation induces decreased protcolytic activity in nerve terminals // Neurochem. Res. 1988. V. 13, №7. P. 633-635.

Hebb D.O. The organization of behavior. A neuropsychological theory. -N.Y. Lond.: Chapman Hall. - 1949.

Hebb D.O. Distinctive features of learning in the higher animal // Brain mechanisms and learning. - Lond. - N.Y.:

Oxford Univ. Press. 1961. P. 37-46.

Hyvarinen G., Hyvarinen L., Linnankosti J. Modification of pariental association cortex and functional blindness after binocular deprivation in young monkeys // Exptl. Brain Res. 1981. V. 42. P. 1.

Linuma K. Lombroso, Matsumiya Y. Prognostic value of visual evoked potentials (VEP) in infants with visual inattcntivencss // Electroenceph. Clin. Neurophysiology. 1997. V. 104. № 2. P. 165-170.

Knyazeva M.G. Bihemispheric brain organization and cognitive performance in children // Developing Brain and Cognition (eds D. Farber and C. Njiokiktjien). Amsterdam: Suyi Publication / 1993. V. 4. P. 134-155.

Kosslyn S.M. Aspects of a cognitive neuroscience of mental imagery // Science. 1988. V. 240. № 4859. P. 1621 1626.

Marks D.F. The neuropsychology of imagery // Theor. Image Form. New York. 1986. P. 225-241.

McCulloch D.L., Skarf B. Development of the human visual system: Monocular and binocular pattern VEP latency // Invest. Ophthalmology and Visual Science, Supplement. 1991. V. 32, № 8. P. 2372-2381.

McCulloch.L., Skarf B.A. Two stage model for maturation of visual evoked potential (VEP) latency in infants // Invest. Ophthalmology and Visual Science, Supplement. 1993. V. 34, № 4. P. 1341-1353.

Rosenzweig M.R. Neuronal plasticity related to cognition // Psychophysiological approaches to human information processing. Amsterdam. 1985. P. 31^5.

Vada M., Ogawa Т., Sonoda H., Sato K. Development of relative power contribution radio of the EEG in normal children: a multivariatc autoregressive modeling approach // Electroenceph. Clin. Neurophysiology. 1996. V. 98. № 1. P. 69-75.

Van Baal G.C.M., De Gens E.J.C., Boomsma D.I. Genetic architecture of EEG power spectra in early life // Electroenceph. Clin. Neurophysiology. 1996. V. 98. №6. P. 502-514.

Литература к главе Аветисов Э.С., Ковалевский Е.И., Хватова А.В. Руководство по детской офтальмологии. М.

"Медицина". 1987.

Аршавский И.А. Физиологические механизмы и закономерности индивидуального развития. М.

"Наука". 1982.

БадалянЛ.О. Детская неврология. М. "Медицина". 1975.

Бауэр Т. Зрительный мир грудного ребенка // Восприятие. Механизмы и модели. М. "Наука". 1974.

Бауэр Т. Психическое развитие младенца. М. "Прогресс". 1985.

Бетелева Т.Г. Онтогенез структурно-функциональной организации воспринимающей системы мозга // Структурно-функциональная организация развивающегося мозга. Л. "Наука". 1990. С. 65.

Бочкарева А.А., Брошевский Т.И., Нестеров А.П. и др. Глазные болезни. М. "Медицина". 1989.

Васильева В.А., Цехмистренко Т.А. Структурные преобразования коры большого мозга и мозжечка у детей от рождения до 6 лет как морфологическая основа развития зрительной функции в постнатальном онтогенезе // "Физиология человека". 1996. Т. 22. № 5. С. 68.

Выготский Л.С. История развития высших психических функций. М. "Педагогика". 1983. Т. 3.

Гнездицкий В.В. Вызванные потенциалы мозга в клинической практике. Таганрог. ТРТУ. 1997.

Григорьева Л.П. Психофизиологические исследования зрительных функций нормальновидящих и слабовидящих школьников. М. "Педагогика". 1983.

Григорьева Л.П. Психофизиология зрительного восприятия слабовидящих школьников // Автореф. дис.

... док-pa психол. наук. М. 1985.

Григорьева Л.П. О системе развития зрительного восприятия при нарушениях зрения // "Психолог, журн.". 1988. Т. 9. № 2. С. 97.

Гусельников В.И., Изнак А.Ф. Ритмическая активность в сенсорных системах. М. Изд-во МГУ. 1983.

Ермаков В.П., Якунин Г.А. Развитие, обучение и воспитание детей с нарушением зрения. М.

"Просвещение". 1990.

Земцова М.И. Пути компенсации слепоты. М. АПН РСФСР. 1956.

Зислина Н.Н. Нейрофизиологические механизмы нарушения зрительного восприятия у детей и подростков. М. "Педагогика". 1987.

Каплан А.И. Детская слепота. Цветовое остаточное зрение. М. "Педагогика". 1979.

Ковалевский Е.И., Дубовская Л.А., Новоселова Н.Г. Определение остроты зрения у детей младшего возраста // "Офтальмологический журнал". 1984. № 3. С. 135.

Коган А.И. Острота зрения // Физиология сенсорных систем. Ч. 1. Физиология зрения. Л. "Наука". 1971.

С. 271.

Крюковских О.Н. Электро- и психофизиологические показатели улучшения зрения у слабовидящих детей // Автореф. дис.... канд. биол. наук. М. 1993. 24с.

Кулагин Ю.А. Восприятие средств наглядности учащимися школы слепых. М. "Педагогика". 1969.

Литвак А.Г. Теоретические вопросы тифлопсихологии. Л. "Просвещение". 1973.

Литвак А.Г. Тифлопсихология. М. "Просвещение". 1985.

Мещерякова С.А., Авдеева Н.Н. Особенности психической активности ребенка первого года жизни // Мозг и поведение младенца. М. Институт психологии РАН. 1993. С. 167.

Митькин А.А. Системная организация зрительных функций. М. "Наука". 1988.

Мишустин А.В. Реабилитация детей с врожденной глаукомой // Автореф. дис.... канд. мед. наук. М.

1994.

Новикова Л.А. Влияние нарушений зрения и слуха на функциональное состояние мозга. М.

"Просвещение". 1966.

Новикова Л.А. Нейрофизиологические механизмы зрительной и слуховой депривации //"Физиология человека". 1986. Т. 12. № 5. С. 844.

Плаксина Л.И. Развитие зрительного восприятия у детей с нарушением зрения. М. "Просвещение".

1985.

Плаксина Л.И. Теоретические основы коррекционной помощи детям с косоглазием и амблиопией в условиях дошкольного образовательного учреждения // Автореф. дис.... док-pa психол. наук. М.

1998.49с.

Преображенская Н.С. Затылочная область. Наружное коленчатое тело, подушка зрительного бугра и другие подкорковые образования зрительного анализатора // Развитие мозга ребенка. Л. "Медицина".

1965. С. 87.

Семенова Л.К., Васильева В.А., Цехмистренко Т.А. Структурные преобразования коры большого мозга человека в постнатальном онтогенезе // Структурно-функциональная организация развивающегося мозга. Л. "Наука". 1990. С. 8.

Сергиенко Е.А. Антиципация в раннем онтогенезе. М. "Наука". 1992.

Сидоров Э.С. Реконструктивные и комбинированные операции на склеральном синусе с доступом АВ externo при врожденной глаукоме (гидрофтальме) и их эффективность // Автореф. дис.... док-pa мед.

наук. М. 1988.

Солнцева Л.И. Развитие компенсаторных процессов у слепых детей дошкольного возраста. М.

"Педагогика". 1980.

Солнцева Л.И. Использование зрительного восприятия в процессе обучения слепых детей и с остаточным зрением // "Дефектология". 1991. №5. С. 3.

Солнцева Л.И. Введение в тифлопсихологию раннего, дошкольного и школьного возраста. М.

"Полиграф-сервис". 1997.

Строганова Т.А., Посикера И.Н. Функциональная организация поведенческих состояний бодрствования младенцев (электроэнцефалографическое исследование) // Мозг и поведение младенца.

М. Институт психологии РАН. 1993. С. 78.

Фанц Р. Восприятие формы // Восприятие. Механизмы и модели. М. "Мир". 1974. С. 338.

Фарбер Д.А. Функциональное созревание мозга в раннем онтогенезе. М. "Просвещение". 1969.

Фарбер Д.А. Системная организация интегративной деятельности мозга ребенка в онтогенезе // "Физиология человека". 1979. Т. 5. № 3. С. 516.

Фарбер Д.А., Алферова В.В. Электроэнцефалограмма детей и подростков. М. "Педагогика". 1972.

Фарбер Д.А., Семенова Л.К., Алферова В.В. и др. Структурно-функциональная организация развивающегося мозга. Л. "Наука". 1990.

Фарбер Д.А., Бетелева Т.Г. Формирование зрительного восприятия в раннем детском возрасте // "Физиология человека". 1995. Т. 21. № 5. С. 162.

Фильчикова Л.И. Созревание зрительных вызванных потенциалов // Нейрофизиологические основы формирования психических функций в норме и при аномалиях развития. М. 1995. С. 60.

Фильчикова Л.И. Электрофизиологическая диагностика нарушений зрения у детей раннего возраста //"Дефектология". 1998. № 1. С. 17.

Фильчикова Л.И. Влияние ранней сенсорной депривации на формирование механизмов зрительного восприятия // Проблемы младенчества: нейро-психолого-педагогическая оценка развития и ранняя коррекция отклонений. М. 1999. С. 144.

Фильчикова Л.И., Дубовская Л.А., Сидоренко Е.И. и др. Зрительные вызванные потенциалы у детей с врожденной глаукомой // "Вестник офтальмологии". 1992. Т. 108. № 1. С. 15.

Фильчикова Л.И., Мосин ИМ., Крюковских О.Н. и др. Электрофи-зиологическис и нейрорадиологические методы в диагностике и прогнозировании функциональных исходов у детей раннего возраста с поражением зрительных путей // "Вестник офтальмологии". 1994. № 3. С. 29.

Фильчикова Л.И., Дубовская Л.А., Крюковских О.Н. и др. Зрительные вызванные потенциалы в оценке остроты зрения у детей грудного возраста // "Вестник офтальмологии". 1995. № 3. С. 28.

Фильчикова Л.И., Мосин ИМ., Дубовская Л.А. Зрительные вызванные потенциалы у детей раннего возраста в норме и при гипоплазии зрительного нерва // "Вестник офтальмологии". 1996. Т. 112. № 5. С. 21.

Хватова А.В.,Лакомкин В.И., Сидоров Э.Г. Диагностика и лечение врожденной глаукомы (гидрофтальма) у детей. М. 1982.

Хиваринен Ю. Изменения в теменной ассоциативной коре после ослепления в раннем возрасте // Ассоциативные системы мозга. Л. "Наука". 1985. С. 208.

ХьюбелД. Глаз, мозг, зрение. М. "Мир". 1990.

Шелепин Ю.Е., Колесникова Л.Н., Левкович Ю.И. Визоконтрасто-метрия. Л. "Наука". 1985.

Шпак А.А. Система диагностики патологии зрительно-нервных путей в офтальмохирургии // Автореф. дис.

... док-pa мед. наук. М. 1991.

Шпак А.А. Исследование зрительных вызванных потенциалов в офтальмологии и офтальмохирургии. М.

МНТК "Микрохирургия глаза". 1993.

Эльконин Д.Б. Избранные психологические труды. М. "Педагогика". 1989.

Atkinson J. Human visual development over the first 6 months of life. A review and a hypothesis // Human Neurobiology. 1984. V. 3. № 2. P. 61.

Atkinson J., Braddick 0., Moar K. Development of contrast sensitivity over the first3 months of life in the human infant// Vision Res. 1977. V. 17. P. 1037.

Atkinson J., Braddick O. Assessment of vision in infants // Trans. Ophthalmol. Soc. U.K. 1979. V. 99. № 3. P. 336.

Atkinson J., Braddick O., French J. Contrast sensitivity of the human neonate measured by the visual evoked potential // Invest. Ophthalmol. Visual Sci. 1979. V. 8. P. 210.

Banks M., Salapatek P. Acuity and contrast sensitivity on one-two-, and three-month-old human infants // Invest.

Ophthalmol. 1978. V. 17. P. 361.

Barnet A., Friedman S., Weiss./. et al. VEP development in infancy and early childhood: a longitudinal study // Electroencephalog. Clin. Neurophysiol. 1980. V. 49. P. 476.

Blakemorc C., Vital- Durand F. Effect of visual deprivation on the development of the monkey's geniculate nucleus //J. Physiol. 1986. V. 38. P. 493.

Blom J., Earth P., Visser S. The visual evoked potential in first 6 years of life // Electroencephalog. Clin.

Neurophysiol. 1980. V. 48. P. 395.

Crawford M., Pesch Т., Von Noorden G. et al. Bilateral form deprivation in monkeys // Investigative Ophthalmol. a.

Visual Science. 1991. V. 32. № 8. P. 2328.

Crews S., Harding G. Visual evoked potential and psychophysical findings in dominant hereditary optic atrophy // Doc. Ophthalmol. Proc. Series, Eds. H. Spekreijse, P.A. Apkarian. The Hague (Boston) London. 1981. V. 27. P.

167.

Dobson V. Spectral sensitivity of the 2- month infant as measured by the visual evoked cortical potential // Vision Res. 1976. V. 16. P. 367.

Douthwaite W., Jenkins T. Visual acuity prediction using the visual evoked response // Ophthalmic. Physiol. Opt.

1987. V. 7. № 4. P. 421.

Ellingson R., Lathrop G. Danahy T. et al. Variability of visual evoked potentials in human infants and adults // Electroencephalog. Clin. Neurophysiol. 1973. V. 34. P. 113.

Engel R., Butler B. Appraisal of conceptual age of newborn infants by elec-troencephalic methods. // J. Pediat. 1963.

V. 63. P. 386.

Fantz R. Pattern vision in newborn infants // Science. 1963. V. 140. № 3564. P. 296.

Fiorentini A., Pirchio M., Spinelli D. Scotopic contrast sensitivity in infant evaluated by evoked potentials // Investigative Ophthalmol. a. Visual Sci. 1980. V. 19. № 8. P. 950.

Garey L. Structural development of the visual system of man // Human Neurobiology. 1984. V. 3. № 2. P. 75.

Gwiasda./., Mohindra 1., Brill S. el al. The development of visual acuity in infant astigmatisms // Invest.

Ophthalmol. a. Vis. Sci. 1985. V. 26. P. 1717.

Hamer R., Norcia A., Tyler C. et al. The development of monocular and binocular VEP acuity// Vision Res. 1989.

V. 29. P. 397.

Harris L., Atkinson J., Braddick O. Visual contrast sensitivity of a 6-month-old infant measured by the evoked potential // Nature. 1976. V. 266. P. 570.

Harter M., Suitt C. Visually evoked cortical responses and pattern vision in the infant: a longitudinal study // Psychon. Sci. 1970. V. 18. P. 235.

Harter M., Deaton F., Odom J. Maturation of evoked potentials and visual preference in 6-45- day-old infants:

effects of check size, visual acuity and refractive error // Electroencephal. Clin. Neurophysiol. 1977. V. 42. P. 595.

Hubel D., Wiesel T. Receptive fields of single neurons in the cat's striate cortex//J. Physiol. 1959. V. 148. P. 754.

Hubel D., Wiesel T. Binocular interaction in striate cortex of kittens reared with artificial squint//J. Neurophysiol.

1965. V. 28. P. 1041.

Hubel D., Wiesel T. Receptive fields and functional architecture of monkey striate cortex //J. Physiol. 1968. V. 195.

P. 215.

Hubel D., Wiesel T. The period of susceptibility to the physiological effects of unilateral eye closure in kittens // J.

Physiol. (Lond.). 1970. V. 206. P. 419.

Hyvarinen J., Hyvarinen L., Linnakoski J. Modification of parietal associate cortex and functional blindness after binocular deprivation in young monkeys //Exp. Brain Res. 1981. V. 42. P. 1.

Ikeda H., Tremain K. Amblyopia resulting from penalization neurophysio-logical studies on kittens reared with atropinization of one or both eyes // Br. J. Ophthalmol. 1978. V. 62. P. 21.

Kulikowski J. Spatial resolution for the detection of pattern and movement (real and apparent) // Vision Res. 1977.

V. 18. P. 235.

Lodge A., Armington./., Barnet A. et al. Newborn infants electroretino-grams and evoked electroencephalographic responses to orange and white light // Child. Develop. 1969. V. 40. P. 267.

Marg E., Freeman D., Peltzman P. et al. Visual acuity development in human infants: Evoked potential measurement // Invest. Ophthalmol. 1976. V. 15. P. 150.

Moskowitz A., Sokol S. Spatial and temporal interaction of pattern-evoked cortical potentials in human infants // Vision Res. 1980. V. 20. P. 699.

Norcia A., Tyler C. Spatial frequency sweep VEP: visual acuity during the first year of life // Vision Res. 1985. V.

25. № 10. P. 1399.

Pirchio M., Spinelli D., Fiorentini A. et al. Infant contrast sensitivity evaluated by evoked potentials // Brain Res.

1978. V. 141. P. 179.

Porciatti V. Temporal and spatial properties of the pattern-reversal VEP s in infants below 2 months of age // Human Neurobiology. 1984. V. 3. № 2. P. 97.

Porciatti V., Berger G. Retinal and cortical evoked potentials in response to alternating gratings in the diagnosis of optic diseases // Evoked potentials II. The 2-nd Inter. Ev. Pot. Symposium. 1984. P. 319.

Quigley H., Dunkelberger L., Green W. Retinal ganglion cell atrophy correlated with automated perimetry in human eyes with glaucoma // Amer. J. Ophthalmol. 1989. V. 107. № 5. P. 453.

Sokol S. Measurement of infant visual acuity from pattern reversal evoked potentials // Vision Res. 1978. V. 18. № 1. P. 33.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.