авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 17 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Пермский ...»

-- [ Страница 9 ] --

Saratov State Socio-Economic University e-mail: marinarj@ mail.ru In article the author considers the pressing questions connected with problems of formation of social insurance in Russia. Questions of payment of temporary disablement allowance and a condition of granting of sanatorium treatment and improvement of workers are investigated.

ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ СИСТЕМЫ ОМС В РФ Рыбин Виктор Николаевич, проф. каф. финансов и банковского дела, д-р экон. наук Санкт-Петербургский государственный инженерно-экономический университет, 191002, г. Санкт-Петербург, ул. Марата, Электронный адрес:Veronica_f@list.ru Рыбин В.Н., Анализ функционирования системы ОМС в современных условиях показывает, что наиболее сложные проблемы связаны с методами формирования, распределения и использования финансовых ресурсов, выделенных на оказание медицинских услуг.

Рыночная страховая медицина, фундаментальный принцип ее функционирования, при котором осуществляется вначале аккумулирование денежных средств населения, а затем их распределение через страховые компании заболевшим, нарушен. Необходимые финансовые ресурсы для обеспечения здравоохранения сначала перечисляются не гражданам, а территориальному фонду обязательного медицинского страхования, затем перечисляются по непонятным методам страховым компаниям. В связи с этим предлагается ликвидировать данный фонд, не позволяющий осуществлять страховой принцип аккумуляции и распределения финансовых ресурсов в обязательном медицинском страховании.

Федеральный фонд обязательного медицинского страхования должен решать нерыночные по своей природе проблемы. К ним можно отнести проблему долгосрочных инвестиций. Проблемы инноваций, дорожно-транспортного обслуживания, социального обеспечения работников лечебно-профилактических учреждений и другие должны решаться за счет этого фонда.

Страховая медицина в Российской Федерации не играет первостепенной роли в финансировании здравоохранения по следующим причинам.

Во-первых, следует отметить, что значительный объем средств для оплаты медицинских услуг поступает из личных доходов граждан без документального оформления. По экспертным оценкам этот теневой оборот равнозначен открытому обороту. Контроль за ним возможен не только прямым путем на основе мероприятий, осуществляемых правоохранительными органами, но и путем применения метода недострахования части стоимости медицинских услуг, когда определенный фиксированный процент возмещается страхователем. В этом случае страхователь вынужден был бы контролировать не только собственную долю, но и косвенно всю сумму затрат.

Во-вторых, важной и нерешенной остается проблема финансирования медицинских расходов для неработающего населения. В действующей системе местные органы власти и органы исполнительной власти выступают в роли страхователей неработающего населения. В связи с отсутствием нормативных и законодательных отношений в этой области страховые взносы в территориальные фонды ОМС производятся часто по остаточному принципу, т.е. только при наличии финансовых ресурсов.

При этом не учитывается половозрастная структура населения и региональные особенности условий проживания.

И, наконец, в-третьих, существенным источником страховых взносов является единый социальный налог на работающее население. В этом случае обнаруживается основной дефект действующей системы – слабая связь со всей системой финансирования бесплатного здравоохранения.

Средства, поступающие через бюджет в систему здравоохранения, в 1, раза превышают средства, получаемые через ОМС, и соответственно идею формирования полноценной страховой медицины в Российской Федерации нельзя реализовать. Приведенные оценки подтверждаются данными по регионам. Например, в Санкт-Петербурге, в 2009 г. при утвержденных ассигнованиях на финансирование отрасли «Здравоохранение» в 57,3 млрд руб. средства бюджета Санкт-Петербурга составили 33,2 млрд руб., средства предпринимательской и иной приносящей доход деятельности – 6,8 млрд руб., средства от страховых медицинских организаций – 17, млрд руб., или всего 30,2%. В итоге закономерно ставится вопрос о значительном увеличении в дальнейшем ставок отчислений в ОМС и использованию одноканального способа финансирования затрат на здравоохранения. Представляется, однако, что в качестве единого канала финансового обеспечения целесообразно использовать не только внебюджетные фонды ОМС, как это планируется в будущем, но и средства государственного и территориальных бюджетов, объединенных в Федеральном фонде обязательного медицинского страхования.

Главными факторами изменения отчислений в ОМС от организаций являются численность работающего населения и их средняя заработная плата. Между тем социальные расходы в здравоохранении существенно зависят от потребностей неработающего населения, которое, составляя более половины населения страны, больше всего и нуждается в медицинских услугах в неработающем возрасте.

В российской практике обязательного медицинского страхования применяются полисы, в которых отсутствуют фундаментальные принципиально важные данные о размерах премий. Данное положение закреплено в Федеральном Законе «Об обязательном медицинском страховании»: страховые взносы на обязательное медицинское страхование – обязательные платежи, которые уплачиваются страхователями, обладают обезличенным характером и целевым назначением которых является обеспечение прав застрахованного лица на получение страхового обеспечения. Реализация такого подхода в системе ОМС приводит к тому, что финансовые отношения в сфере финансирования здравоохранения становятся непрозрачными, а в ряде случаев и криминальными. В итоге расходы на здравоохранение и отчисления в ОМС могут различаться по регионам без существенных на то обоснований в несколько раз.

Специфический и финансово неопределенный характер существующих финансовых отношений между страховой компанией и гражданами создает серьезные проблемы функционирования системы обязательного медицинского страхования. В договоре предусматриваются обязательства по оказанию определенного набора медицинских услуг, однако страховой взнос, как самый существенный элемент финансовых отношений, в котором могут и должны найти отражение, как нам представляется, принципы страхования, не указан. Хотя в договорах социального страхования, в соответствии с российским законодательством и не обязательно должна указываться страховая премия, применительно к медицинскому страхованию, по существу сумма страхового взноса определяет основные финансовые отношения между государством и населением в этой области. Скрытый, неявный характер данных отношений не обеспечивает организации достоверного учета, анализа, планирования и контроля финансовых ресурсов в здравоохранении.

Чтобы обеспечить финансирование расходов в системе ОМС, в первую очередь целесообразно наделить граждан финансовыми ресурсами путем использования банковского медицинского чека, выдаваемого государственным банком, в качестве которого может выступать, например, Сбербанк. Затем этот чек должен обмениваться на страховой полис той страховой компании, которую выберет клиент.

Медицинский чек принципиально отличается от приватизационного чека, поскольку цели у них разные. Муниципальный чек именной и не может использоваться для иных целей, кроме финансирования затрат на медицинские услуги. Страховая компания на основе учета характера заболевания должна сама предлагать клиенту лечебно-профилактическое учреждение.

Стоит также обратить внимание на то, что в настоящее время система настроена на решение проблемы финансирования медицинских услуг заболевших граждан. Между тем страховая медицина, если она действительно страховая, должна ориентироваться изначально на финансирование всех страхователей, т.е. на здоровых граждан. Именно этот принцип заложен в предлагаемой системе. При этом деньги, как и полагается в нормальных условиях, должны следовать за больным.

Уровень премии в медицинском страховании зависит от пяти фундаментальных факторов. Первый из них – это уровень развития экономики, определяющий объем финансовых ресурсов, получаемых из бюджета и внебюджетных фондов ОМС. В кризисные периоды возможности финансирования системы здравоохранения более ограничены, и данный фактор может негативно сказаться на финансовом обеспечении ОМС.

Второй и третий фактор (пол и возраст) чаще всего рассматриваются вместе. В табл.1 представлена дифференциация стоимости потребления медицинских услуг в зависимости от пола и возраста. Приведенные данные подтверждают существенность этих факторов. Так, на мужчин в пенсионном возрасте на 27% тратится больше средств, чем на женщин.

Велики также различия в потреблении медицинских услуг по возрасту. В расчете на одного мужчину они изменяются от 0,691 до 1,504, или в 2, раза.

Таблица Половозрастные коэффициенты потребления медицинских услуг Группы населения Возраст мужчины женщины в среднем (число лет) 0-2 1,504 1,268 1, 3-15 0,691 0,595 0, 16-54 - 1,045 1, 16-59 0,987 Старше 55 - 1,145 1, Старше 60 1,456 Четвертым важным фактором дифференциации расходов на медицинские услуги и соответственно на уровень премии является региональный фактор. Условия жизни населения (экология, состояние окружающей среды, удаленность от научно-исследовательских медицинских центров и др.) могут оказывать первостепенное влияние на стоимость медицинских услуг.

Уровень страховой премии зависит также от вероятностных характеристик риска, являющихся пятым фактором объективной его дифференциации. Если вероятность обращения за медицинской помощью по определенной половозрастной группе выше, то и сумма премии по типовому договору с определенным лицом должна быть больше.

Расчет премии по договору ПIJ по половозрастной группе I в регионе J может производиться по формуле:

ПIJ=С х КI х КJ х РIJ,где С – стоимость медицинских услуг, которые могут быть обеспечены в стране в данном году в расчете на одного человека с усредненными по стране параметрами половозрастных коэффициентов, региональных коэффициентов и вероятности риска;

КI – половозрастной коэффициент по I –ой группе;

КJ – коэффициент по J – ому региону;

РIJ – вероятность риска в I –ой половозрастной группе по J – ому региону.

Параметр С определяется исходя из наличия финансовых ресурсов страны на ОМС в определенном году РЕС на основе балансового соотношения:

РЕС = С Х КI х КJ х РIJ Таким образом, на каждого страхователя, в том числе и ребенка, определенной половозрастной группы разрабатывается типовой страховой медицинский полис с отражением премии, учитывающей перечисленные пять факторов. Достоинство такого подхода состоит в том, что информация о распределении средств становится открытой. При предлагаемой системе трудно будет объяснить, почему годовалый ребенок в одном регионе имеет премию в несколько раз большую, чем в другом.

Дифференциация нормативов даст возможность отразить структуру населения. Так, например, смертность сельского населения на 19% выше средней смертности, в том числе за счет ее структуры, в которой преобладают категории населения с высокой смертностью – дети и пожилые.

Страховые компании в новых условиях будут конкурировать между собой, стремясь застраховать как можно больше людей, аккумулируя их средства для оказания эффективных медицинских услуг.

ПРОБЛЕМЫ МОДЕРНИЗАЦИИ ПЕНСИОННОЙ СИСТЕМЫ РОССИИ НА СТРАХОВЫХ ПРИНЦИПАХ Соловьев Аркадий Константинович, проф., д-р экон. наук, начальник Департамента актуарных расчетов и стратегического планирования Исполнительной дирекции Пенсионного фонда РФ, заслуженный экономист РФ Коржов Максим Андреевич, проф., вед. науч. сотр. Центра прикладных актуарных исследований НИУ ВШЭ Электронный адрес: sol26@100pfr.ru Исходной точкой для достижения целевых страховых ориентиров развития пенсионной системы следует признать, что дефицит бюджета ПФР не имеет угрожающих для экономики размеров, и он обусловлен прямым действием нескольких факторов: в 2011 г. дефицит бюджета ПФР снизится до 1,8% ВВП и в дальнейшем будет неуклонно сокращаться до 1,3% ВВП в 2040–2050 гг., хотя совсем не исчезнет, если не будут приняты дальнейшие меры по пенсионной реформе.

Несмотря на глобальный финансовый кризис в России была продолжена реализация государственной стратегии по развитию пенсионной системы страны на страховых принципах.

Так, в частности, отменен неэффективный единый социальный налог и восстановлены индивидуально возмездные страховые взносы на обязательное пенсионное страхование. С 2011 г. тариф страховых взносов устанавливается на уровне 26%, приближенном к необходимому для обеспечения финансовой самостоятельности ПФР. Одновременно была устранена несправедливая дифференциация тарифа для разных категорий страхователей-работодателей, которая вела к ущемлению пенсионных прав застрахованных лиц.

Соловьев А.К., Коржов М.А., Важно отметить, что повышение тарифа страховых взносов проведено не шоковым методом, а поэтапно в течение 5 лет (предоставлен переходный период работодателям, для которых ставка отчислений в ПФР была существенно ниже) и восстановлены функции ПФР как страховщика по администрированию страховых взносов.

Отменена экономически неоправданная регрессивная шкала и установлена верхняя граница заработка, подлежащего страхованию (в 2011г. – 463 тыс. руб.), которая в дальнейшем будет индексироваться по темпам роста средней заработной платы в экономике.

Программа антикризисных мер Правительства определила повышение эффективности системы пенсионного обеспечения одним из приоритетов государственной политики и бюджетных расходов. Главным ориентиром социальной политики Правительства в условиях финансового кризиса стало усиление мер по дополнительной материальной поддержке пенсионеров, борьба с бедностью, выполнение социальных обязательств перед населением, принятых до начала кризиса.

Однако главные проблемы страхового развития пенсионной системы хронический дефицит бюджета ПФР и снижение коэффициента замещения – не могут быть полностью урегулированы внутри пенсионной системы без участия государства, так как являются производными от макроэкономической и демографической ситуации в стране.

Исходной точкой для достижения целевых страховых ориентиров развития пенсионной системы следует признать, что дефицит бюджета ПФР не имеет угрожающих для экономики размеров, и он обусловлен прямым действием нескольких факторов: в 2011 г. дефицит бюджета ПФР снизится до 1,8% ВВП и в дальнейшем будет неуклонно сокращаться до 1,3% ВВП в 2040–2050 гг., хотя совсем не исчезнет, если не будут приняты дальнейшие меры по пенсионной реформе.

Вторым фактором дефицита бюджета ПФР являются возрастающие отчисления на формирование накопительной части трудовой пенсии для будущих пенсионеров (по тарифу 6% для лиц 1967 г. рождения и моложе).

В текущем году страховые взносы на накопительную часть трудовой пенсии составят 24% от объема дефицита бюджета Фонда по распределительной составляющей. В России в отличие от всех стран, внедривших накопительный компонент, компенсация выпадающих ресурсов на финансирование обязательств по распределительному компоненту не предусмотрена.

Причина дефицита бюджета ПФР кроется, помимо собственно пенсионных проблем, в ухудшении соотношения работающих и пенсионеров – в глобальном демографическом кризисе.

Он обусловливает также вторую проблему современной пенсионной системы – сохранение накопленных пенсионных прав застрахованных лиц, которые традиционно измеряются показателем коэффициентом замещения. Так, за период с 1991 по 2009 гг. средний возраст населения России увеличился с 34,6 лет до 38,3 лет. Коэффициент старения вырос с 16,3 до 17,31%. В настоящее время Россия находится на предпоследнем – «высоком уровне демографической старости». Последний – «очень высокий уровень демографической старости» начинается с 18%. Женщины России этот уровень перешли значительно раньше начала 90-х гг.

прошлого века (коэффициент старения для них составляет 21,3%).

Постепенное снижение доли дефицита бюджета ПФР в ВВП к 2050 г.

и более плавное, чем прогнозировалось в прошлые годы, снижение коэффициента замещения, помимо повышения тарифа страховых взносов связано с долгосрочными результатами реализации утвержденной Правительством России в 2007 г. Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 г.

Государственное регулирование в развитии пенсионной системы должно заключаться, прежде всего, в управлении внешними по отношению к ней факторами, создании благоприятных макроэкономических и демографических условий. В практике развитых пенсионных систем государственное регулирование внешними факторами включает, как правило:

- повышение рождаемости, снижение смертности и привлечение внешней трудовой миграции, что способствует росту численности работников, за которых уплачиваются страховые взносы;

- улучшение здравоохранения и профилактики заболеваемости с целью сокращения высокой смертности мужчин в трудоспособном возрасте, - опережающее повышение производительности труда и увеличение заработной платы, что в условиях демографического кризиса и сокращения числа работающих позволяет обеспечить достойный уровень пенсий;

- мероприятия по сокращению теневой экономики и недопущению сокрытия зарплаты. Например, взимание страховых взносов с теневой заработной платы позволило бы уже в 2011 г. снизить дефицит бюджета Фонда более чем на 0,9 трлн. руб.;

- рост занятости, создание новых рабочих мест, недопущение теневой занятости и сокращение рабочих мест с вредными и опасными условиями труда, снижение уровня безработицы, - предотвращение инфляции, ведущей к обесцениванию пенсионных прав и снижению покупательной способности пенсий.

В условиях финансового кризиса государственная пенсионная политика была усилена комплексом мер по дополнительной материальной поддержке не только самых бедных, но и всех пенсионеров. Среди этих мер следует выделить систему социальных доплат до величины прожиточного минимума в регионе, а также валоризацию. Это – система перерасчета пенсионных прав всех пенсионеров, имеющих трудовой стаж до 1991 и 2002 гг.

Все эти социальные мероприятия обеспечиваются финансовыми ресурсами из федерального бюджета.

Наряду с социальной поддержкой населения в условиях финансового кризиса государство поддерживает и страхователей, для отдельных категорий которых предусмотрен переходный период до 2020 г. с постепенным повышением для тарифа страховых взносов в государственные внебюджетные фонды и компенсацией выпадающих доходов из федерального бюджета.

В проектах федерального бюджета и бюджета ПФР на эти цели предусматриваются в 2011 г. 69,6 млрд руб., в 2012 г. – 78,7 млрд руб., в 2013 г. – 56,4 млрд руб.

Однако и после 2010 г. перед пенсионной системой сохраняются проблемы, тормозящие достижение заданных целей по обеспечению долгосрочной финансовой устойчивости пенсионной системы Из них наиболее острой является проблема дефицитности бюджета ПФР и его перманентной финансовой зависимости от федерального бюджета. Так, в период 2011–2013 гг. дефицит бюджета ПФР составит в среднем около 1,7% ВВП, хотя он и уменьшится по сравнению с 2010 г. (в текущем году он составит 2,9% ВВП). В долгосрочной перспективе он сократится, по актуарным оценкам, до 1,2–1,3% ВВП, но совсем не исчезнет.

Финансовая самостоятельность бюджета ПФР в настоящее время не может быть достигнута по причине недостаточности тарифа страховых взносов и практики предоставления отдельным категориям страхователей льгот по уплате тарифа в целях стимулирования развития экономики.

Однако подобные меры ведут к уменьшению пенсионных прав застрахованных лиц, занятых у этих страхователей;

снижению коэффициента индексации расчетного пенсионного капитала и назначенных пенсий для всех застрахованных лиц;

снижению коэффициента замещения, а также к увеличению расходов федерального бюджета на компенсацию выпадающих доходов ПФР.

Другая принципиальная проблема – снижение в долгосрочной перспективе коэффициента замещения пенсией заработной платы – до 30% к 2020 г. и 25% – к 2030 г. (хотя в среднесрочном периоде его удастся поддерживать на уровне 37%) Предусмотренное целевыми ориентирами КДР-2020 соотношение трудовой пенсии с прожиточным минимумом пенсионера на уровне 250% достигается не к 2016–2020 гг., а к 2050 г.

Как решать эти проблемы?

Руководствоваться нужно единственным принципом – последовательной реализации всего комплекса актуарно обоснованных мероприятий по совершенствованию пенсионной системы. Должен быть обеспечен системный подход, а не «лоскутные» реформы.

Предлагаемым комплексом мер предусмотрены:

- регулирование тарифной политики путем установления тарифов страховых взносов и верхней границы дохода, на который они начисляются, на основе результатов актуарного оценивания в размере, достаточном для финансирования всех накопленных пенсионных обязательств.

Суммарный тариф страховых взносов в ПФР с 2011 г.

устанавливается равным 26%, но может корректироваться в сторону снижения в зависимости от скорости и полноты реализации мер по трансформации накопительного компонента и системы досрочных (льготных) пенсий.

В пенсионных правах застрахованных лиц учитываются процентных пунктов тарифа.

- ликвидация всех пониженных тарифов страховых взносов в ПФР, предоставленных на переходный период для работодателей в отдельных видах экономической деятельности. Целесообразно заменить их на субсидии из федерального бюджета, предоставляемые не Пенсионному фонду, а самим работодателям;

- решение вопроса в отношении застрахованных лиц, уплачивающих страховые взносы в фиксированном размере (индивидуальные предприниматели, адвокаты, нотариусы, частные детективы и др.), который существенно ниже обычного страхового взноса;

- закрепление за ПФР еще одного самостоятельного источника доходов, не связанного с увеличением нагрузки на фонд заработной платы (например, НДС);

- повышение требований к продолжительности страхового стажа для обеспечения коэффициента замещения на уровне международных норм;

- учет в формуле исчисления трудовой пенсии продолжительности страхового стажа застрахованного лица, изменения макроэкономической и демографической ситуации в стране, статистически обоснованного (а не нормативного – 19 лет) ожидаемого периода выплаты пенсии;

- корректировка механизма индексации РПК. РПК должен осовремениваться исходя из средневзвешенного (вместо текущего) индекса роста заработной паты в экономике, но не свыше индекса роста доходов ПФР в расчете на одного пенсионера;

- совершенствование накопительного механизма формирования пенсий. Здесь возможны четыре варианта:

Первый вариант – обязательный накопительный компонент сохраняется в структуре пенсионной системы в существующем объеме. В этом случае необходимо осуществить комплекс мер по его модернизации.

Второй вариант – предоставить застрахованному лицу право добровольного выбора способа формирования своих пенсионных накоплений – через переход в НПФ и продолжение формирования в них пенсионных накоплений, либо через возврат тарифа и пенсионных накоплений в страховую часть трудовой пенсии и продолжение формирования будущих пенсий исключительно на солидарно распределительной основе.

Третий вариант – обязательный накопительный компонент сохраняется в структуре пенсионной системы, но его объем сокращается.

Можно освободить от этой повинности застрахованных лиц, получающих заработную плату ниже среднемесячного заработка в стране.

Можно рассмотреть вопрос о снижении тарифа страховых взносов на формирование накопительной части трудовой пенсии – с 6 до процентных пунктов, что позволит сократить объемы средств, отвлекаемых из финансирования текущих солидарно-распределительных пенсий.

Четвертый вариант – обязательный накопительный компонент сохраняется в структуре пенсионной системы, однако взимание 6 п.п.

тарифа (или в меньшем объеме) переносится с работодателя на работника, в отношении которого формируются пенсионные накопления, либо на государство.

Но для реализации этой меры необходимо обеспечить адекватное повышение уровня заработной платы работников для неснижения их уровня потребления.

- реализация программы перевода института досрочно назначаемых пенсий по условиям труда из системы обязательного пенсионного страхования в систему обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний с применением дифференцированного тарифа страховых взносов в соответствии с видами экономической деятельности по классам профессионального риска.

- оптимизация условий и порядка выплаты пенсии работающим пенсионерам;

- оптимизация порядка бесплатной доставки пенсий их получателям, осуществление ее только престарелым гражданам, инвалидам, нуждающимся в постороннем постоянном уходе, и жителям отдаленных, труднодоступных территорий.

- стимулирование продолжения трудовой деятельности после достижения общеустановленного пенсионного возраста без получения пенсии.

Государство должно сохранять свою лидирующую функцию регулятора в российской пенсионной системе на весь переходный период для успешной реализации пенсионной реформы. Государственное регулирование развития пенсионной системы заключается в создании благоприятных макроэкономических и демографических условий – повышении рождаемости, снижении смертности и привлечении внешней трудовой миграции. Это способствует росту численности работников, за которых уплачиваются страховые взносы, и соответствующему увеличению доходов пенсионной системы.

ТЕНДЕНЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ СТРАХОВАНИЯ ЖИЗНИ В РОССИИ Сударикова Ирина Александровна, канд. экон. наук, доц.

Саратовский государственный социально-экономический университет, 410004, г. Саратов, ул. Радищева, Электронный адрес: sudarikova.08@mail.ru Низкий уровень развития страхования жизни в России не позволяет обеспечить защиту населения от действия социальных рисков и реализовать потенциал инвестиционной функции страхования. В данной статье исследуется современное состояние рынка страхования жизни России, выявляются тенденции и факторы его развития. Даны рекомендации по использованию инструментов, стимулирующих повышение спроса на страхование жизни.

Одним из главных отличий российского страхового рынка от зарубежных страховых рынков является очень низкий уровень развития страхования жизни. Например, в 2009 г. доля рынка страхования жизни в Великобритании в его общем объеме составляла 75% (или 350 млрд долл.

США), во Франции – 70% (или 187 млрд долл. США), в то время как в России его доля едва превысила 3%, а объем достиг всего лишь 524 млн долл. На очень низком уровне находится и показатель среднедушевой премии по страхованию жизни: в России всего лишь 5 долл. на человека, тогда как в Великобритании – 1831 евро, а во Франции 2651 евро.

К сожалению, предсказанного десять лет назад потребительского бума в страховании жизни так и не произошло. Несмотря на попытки российских и иностранных страховщиков активизировать спрос россиян на классические лайфовые продукты, рынок страхования жизни находится в зачаточном состоянии. Непопулярность страхования жизни в России обычно объясняют действием совокупности многочисленных (исторических, экономических, психологических и иных) факторов. В данной статье предпримем попытку вновь оценить проблемы и перспективы, а также потенциал инструментов, стимулирующих развитие страхования жизни в России.

За последние 6 лет страхование жизни демонстрировало скачкообразную динамику развития (рис.).

Сударикова И.А., 25, Страховые премии по 22,5 22, 20 страхованию жизни, 16 18, млрд. руб.

15, 15, Страховые выплаты по 16, 10 10 страхованию жизни, 7,8 млрд. руб.

5, 2005 2006 2007 2008 2009 Рис. Динамика страховых премий и страховых выплат по страхованию жизни в России в 2005–2010 гг.

Отраженное на рисунке падение сборов по страхованию жизни было обусловлено сворачиванием схемного бизнеса страховщиков (по оценкам экспертов доля схем в страховании жизни в этот период продолжила сокращаться, и достигла в 2009 г. 12,9%). После 2007 г. сокращение объема премий объяснялось влиянием кризиса (в 2008 г. сегмент страхования жизни просел на 17%, а в 2009 г. еще на 15%, что в общей сложности составило 30%). Рост страховых премий за последние 6 лет наблюдался в 2007 г. и в 2010 г. и преимущественно был связан с увеличением объемов банковского кредитования, сопровождающегося вмененным страхованием жизни заемщиков.

За 2010 г. рынок страхования жизни вырос на 6,26 млрд руб.

преимущественно за счет увеличения (на 5,7 млрд руб.) поступлений по страхованию на случай смерти и/или дожития. Благодаря высоким темпам роста сборов (138,1%) в 2010 г. был восстановлен докризисный объем рынка страхования жизни – 22,66 млрд руб.

Для рынка страхования жизни, как и российского страхового рынка в целом, характерны существенные географические диспропорции.

Преобладающий объем операций – 56% – сосредоточен в Центральном федеральном округе (ЦФО), причем около 50% операций по страхованию жизни сосредоточено только лишь в одном субъекте Федерации – г. Москва. На Приволжский федеральный округ (ПФО) приходится пятая часть рынка.

В 2010 г. в преобладающей доле (на 79%) поступления по страхованию жизни были обеспечены за счет взносов страхователей – физических лиц, и только 21% – за счет взносов юридических лиц.

Наибольший интерес страхователи – физические лица проявляли к страхованию на случай смерти и/ или дожития, на которое пришлось 86% уплаченных ими страховых премий, 13% было ими уплачено по договорам рентного страхования, а по пенсионному – менее 1%. Несколько иными были предпочтения со стороны корпоративных клиентов: 64% уплаченных ими страховых премий пришлось на страхование на случай смерти и/или дожития, 11% – на рентное страхование и 25% – на пенсионное страхование.

Оценивая структуру рынка страхования жизни по итогам 2010 г. в разрезе трех основных сегментов, стоит отметить, что 81% страховых премий (или 18,4 млрд руб.) приходится на страхование на случай смерти и /или дожития. Данный сегмент страхования жизни продемонстрировал наиболее высокие темпы роста в 2010 г. – 144,8%. По 4,5 млн договоров страхования на случай смерти и /или дожития страхователями выступали физические лица и только по 13,9 тыс. договоров – юридические лица. По договорам с физическими лицами поступило 15,4 млрд руб. страховых премий в данном сегменте, что выше аналогичного показателя за прошлый год на 56%. По договорам с юридическими лицами поступило 3 млрд руб., что выше значения 2009 г. только на 9%. Средняя премия по договорам с физическими лицами составила в 2010 г. 3,3 тыс. руб., а по договорам с юридическими лицами – 218 тыс. руб. Операции по страхованию на случай смерти и/или дожития на 56% сконцентрированы в ЦФО. Безусловное лидерство по сборам страховых премий в данном сегменте принадлежит ЗАО «Страховая компания АЛИКО» (16% или 3 млрд руб.). На втором месте ООО «АльфаСтрахование - Жизнь» (14%), а на третьем месте – ЗАО «Русский Стандарт Страхование» (10%).

Доля сегмента рентного страхования в составе рынка страхования жизни составила по итогам 2010 г. только 13%. Темпы роста сборов по рентному страхованию, несмотря на отставание от темпов роста страхования на дожитие, также были достаточно высокими – 25,7%. Всего страховщики собрали 2,9 млрд руб. страховых премий по рентному страхованию, из которых 82% были уплачены страхователями физическими лицами. В 2010 г. действовало 112,6 тыс. договоров рентного страхования с физическими лицами, вновь заключено было 53,8 тыс.

договоров. Коэффициент обновления договоров рентного страхования с физическими лицами составил 48%. С юридическими лицами было заключено лишь 798 договоров рентного страхования, притом, что всего действовало 3729 договора. Коэффициент обновления составил 21%.

Размер среднего платежа по договорам с физическими лицами установился на уровне 21 тыс. руб., а по договорам с юридическими лицами – 140 тыс.

руб. Безусловным лидером рентного страхования является ООО «Страховая компания «Росгосстрах-Жизнь», собравшая 50% премий в данном сегменте или почти 1,5 млрд руб. На втором месте ООО «Страховая компания «Альянс РОСНО Жизнь» с долей 15%.

Таким образом, в развитии двух рассмотренных сегментов можно выделить общие тенденции: во-первых, в преобладающей доле (82–83%) поступления сформированы за счет физических лиц;

во-вторых, существенная положительная динамика объема операций обеспечена повышением спроса со стороны физических лиц.

Третий сегмент – пенсионное страхование – имеет самую низкую долю в объеме рынка страхования жизни – всего лишь 6%, причем по сравнению с 2009 г. она снизилась на 2 п.п. Рынок пенсионного страхования продемонстрировал падение взносов на 2,1% по сравнению с 2009 г., едва дотянув до 1,4 млрд руб. Из общего объема страховых премий по пенсионному страхованию 88% пришлось на корпоративных страхователей. В 2010 г. действовало боле 7 тыс. договоров пенсионного страхования с юридическими лицами и было вновь заключено договоров, коэффициент обновления составил лишь 3%. Средний платеж по 1 действующему договору составил 163,5 тыс. руб. Со страхователями – физическими лицами было заключено 3,3 тыс. договоров, коэффициент обновления составил 29%.

Для пенсионного страхования характерен еще больший уровень региональной диспропорции: 94% операций пенсионного страхования сконцентрировано в ЦФО. Непосредственно в Москве сосредоточено 92% операций пенсионного страхования, а в более удаленных от центра регионах оно совсем не развито. Так, например, если в структуре рынка страхования жизни ЦФО доля пенсионного страхования составляет 10% (1,28 млрд руб.), то по Приволжскому федеральному округу – только 1% (44 млн руб.). Безусловным лидером пенсионного страхования уже второй год является ЗСАО «ГЕОПОЛИС»: по итогам 2010 г. компании принадлежит 64% рынка пенсионного страхования. В то время как доля лидера рынка страхования жизни ООО «Страховая компания АЛИКО» в пенсионном страховании всего 11%. Около 5% составляет доля ООО «Страховая Компания СОГАЗ-ЖИЗНЬ».

Таким образом, для сегмента пенсионного страхования свойственны следующие отличия: 1) отрицательная динамика по итогам 2010 г.;

2) преобладание операций за счет корпоративных клиентов;

3) более высокая концентрация в ЦФО, чем по другим вида страхования жизни;

4) большая концентрация в руках одного страховщика. Отрицательная динамика пенсионного страхования еще раз подтверждает взаимосвязь высоких темпов роста страхования жизни с восстановлением объемов банковского кредитования.

Для российского рынка страхования жизни характерен высокий уровень концентрации операций. В 2010 г. у 70 страховщиков сборы по страхованию жизни превысили 500 тыс. руб., при этом 93% поступлений пришлось на 20 компаний, доля ТОП-10 составила 75%, а доля ТОП-5 – более 50%. Положение трех страховщиков (ЗАО «Страховая компания АЛИКО», ООО «АльфаСтрахование - Жизнь», ООО «Страховая компания «Росгосстрах - Жизнь») на федеральном рынке страхования жизни следует признать доминирующим, поскольку их доля превышает 10%. Указанные лидеры рынка в 2010 г. активно наращивали свои страховые портфели, показав рост от 20% (АЛИКО) до 217% (АльфаСтрахование-Жизнь).

Стремительное наращивание портфелей страховщиками, входящими в финансовые группы, еще раз подтверждает вывод о взаимосвязи роста рынка страхования жизни с наращиванием кредитных операций банками.

В целом же активная деятельность трех лидеров рынка страхования жизни обеспечила более чем на 50% рост этого рынка.

Подводя итог проведенному анализу, следует отметить, что на страховом рынке России преобладает индивидуальное страхование жизни за счет физических лиц, преимущественно обусловленное страхованием кредитных рисков банков. Спрос на долгосрочные накопительные продукты очень мал.

В чем же причины сложившейся ситуации? Развитие страхования жизни чрезвычайно актуально для современной России, однако этот процесс тормозится наличием многих ограничительных факторов.

Во-первых, страхование жизни носит долгосрочный характер, а в условиях политической и экономической нестабильности, высокой инфляции долгосрочные вложения не представляют интереса для населения.

Во-вторых, долгосрочное страхование жизни предъявляет серьезные требования к финансовому состоянию и устойчивости страховых организаций, поскольку в его основе лежит процесс капитализации страховых премий. В условиях общей нестабильности и возможности финансовых кризисов уровень доверия к страховщикам очень низкий.

В-третьих, страхование жизни рассчитано в основном на средние слои населения, имеющие определенное превышение доходов над расходами, часть которого они хотели бы сохранить для наследников или инвестировать для получения дополнительного дохода. В настоящее время в России отсутствует такая широкая социальная база для страхования жизни.

В-четвертых, накопительная функция страхования жизни может быть реализована только при наличии развитого рынка инвестиций. В России такой рынок находится в стадии формирования.

В-пятых, отсутствуют экономические рычаги, стимулирующие работодателей и население заключать договоры страхования жизни.

Таким образом, для большей части населения страхование жизни недоступно и неинтересно по причине низкого уровня доходов. У меньшей, платежеспособной, части населения нестабильная финансовая ситуация в стране и высокая инфляция снижают горизонт финансового планирования и вызывают сомнение в финансовой привлекательности и надежности долгосрочных накопительных продуктов, включая пенсионное страхование. Также развитию добровольного накопительного страхования жизни мешают невысокая страховая культура, недостаточно развитые сети продаж и меркетинговые технологии лайфовых страховщиков, отсутствие дополнительных финансовых стимулов в виде налоговых преференций.

Почему же при стремительном росте вкладов населения в банках спрос на накопительные продукты так низок? Ответ очевиден: население отдает большее предпочтение накоплению, чем защите, и больше доверяет банкам, чем страховщикам. Высокая популярность страхования жизни за рубежом объясняется, во-первых, ярко выраженной накопительной составляющей страховых продуктов;

во-вторых, высоким уровнем доверия и наличием механизмов защиты интересов застрахованных при банкротстве страховщиков;

в-третьих, наличием эффективной государственной политики, стимулирующей спрос посредством широкой системы налоговых льгот и дотаций. Остановимся более подробно на этих трех факторах – трех китах развития рынка страхования жизни.

Оценивая привлекательность накопительного страхования жизни, потенциальные клиенты сравнивают уровень доходности по полисам с доходностью по альтернативным вариантам вложений, прежде всего, банковским вкладам или инвестиционным паям ПИФ, и делают выбор, увы, не в пользу страхования. Страховщики жизни гарантируют доход по накопительным программам на уровне 2–5%, т.е. существенно ниже процентной ставки по депозитам и уровня инфляции в стране. Очевидно, что при уровне доходности ниже уровня инфляции будет идти не накопление, а обесценение вложений. Стоит отметить, что на практике реальная доходность страховых полисов может быть выше за счет выплаты бонусов, т.е. дополнительного дохода, который зависит от результатов инвестиционной деятельности компании в каждом календарном году. Например, в 2009 г. в компании «Росгосстрах-Жизнь»

инвестиционный доход по полисам составил 10,25%, в «Альянс РОСНО Жизнь» – 9,7%, в «АльфаСтрахование-Жизнь» – 9% по рублевым полисам, 7% – по валютным. Указанный уровень доходности способствует большей привлекательности накопительного страхования, поскольку перекрывает уровень инфляции (в 2009 г. он был 8,8%), но следует не забывать, что он не гарантирован. К тому же он ниже доходности по банковским депозитам и вложениям в отдельные ПИФ и НПФ.

Гарантировать больший процент доходности российским страховщикам мешает нестабильность финансового рынка и жесткое регулирование их инвестиционной деятельности со стороны государства, ориентирующее их на низкорискованные и, соответственно, низкодоходные инструменты.

По нашему мнению, интерес населения к накопительным продуктам повысится, если страховщики докажут, что способны на протяжении ряда лет обеспечивать доходность по полисам на уровне не ниже процентной ставки по банковским депозитам. Несомненно, существенно повысить привлекательность накопительного страхования жизни могло бы внедрение инвестиционного страхования жизни (unit linked). Поэтому необходимо подготовить и внести соответствующие коррективы в законодательство. Дополнительно нужно расширять и широко рекламировать различные опции в договорах, усиливающие элемент защиты застрахованных.

Важным фактором развития страхования жизни является высокий уровень надежности страховщиков жизни. В настоящее время степень доверия к страховщикам недостаточная. Явным преимуществом накопления средств на банковских депозитах является действующая система гарантирования сохранности вкладов в пределах 700 тыс. руб.

посредством страхования в государственной корпорации «Агентство страхования вкладов». Повысить уровень доверия страхователей к страхованию жизни можно посредством создания гарантийных фондов, созданных по аналогии с «АСВ», и напрямую контролируемых государством. Каждый страховщик жизни должен перечислять в данный фонд взносы, рассчитываемые от объема страховой премии и норматива (0,5–1,5%), установленного исходя из группы риска, присвоенной данному страховщику органом страхового надзора, и особенностей осуществляемых видов страхования жизни. Целесообразно установить предельную величину ФГСВ в страховании жизни, рассчитанную от совокупной величины математических резервов страховщиков. Уровень возмещения должен быть на уровне 100% по договорам классического страхования жизни с установлением максимальной суммы компенсационной выплаты, соответствующей уровню гарантирования банковских вкладов.

Третий фактор – наличие эффективных стимулирующих мер со стороны государства. В отдельных странах ЕС для этого используются льготы по налогообложению доходов, наследства и др., что дает страхователю (либо выгодоприобретателю) существенный финансовый эффект. Реже используются прямые государственные дотации.

В российском налоговом законодательстве наиболее льготный режим налогообложения установлен по добровольному пенсионному страхованию (ДПС) за счет физических лиц, поскольку:

1) в отношении страховых премий по нему установлены социальные налоговые вычеты по НДФЛ (пп. 3 п. 1 ст. 219 гл. 23 НК) с совокупным лимитом в 120 тыс. руб. (он действует также и в отношении расходов на обучение, лечение, негосударственное пенсионное обеспечение). Льгота означает, что страхователь-налогоплательщик имеет возможность возместить себе 13% от расходов, потраченных на ДПС. Однако льгота будет предоставлена только в году, следующем после заключения договора ДПС, и наличие такого значительного временного лага снижает ее значимость. С 2010 г. социальный налоговый вычет может быть предоставлен налогоплательщику до окончания налогового периода при его обращении к работодателю при условии документального подтверждения расходов налогоплательщика и при условии, что взносы по ДПС удерживались из зарплаты работника и перечислялись работодателем;

2) страховые выплаты по договорам ДПС налогообложению не подлежат.

Однако указанные налоговые льготы не несут в себе существенного финансового эффекта для страхователя в связи с низкой ставкой НДФЛ.

По договорам накопительного страхования, заключенным работодателем в пользу застрахованных сотрудников, организации имеют возможность в целях налогообложения прибыли включать страховые премии в состав расходов на оплату труда в пределах 12% от них по:

- долгосрочному страхованию жизни (ДСЖ), если такие договоры заключаются на срок не менее 5 лет и в течение этих пяти лет не предусматривают страховых выплат, в том числе в виде ренты, за исключением выплаты, предусмотренной в случае наступления смерти застрахованного лица;

- добровольному пенсионному страхованию, если такие договоры предусматривают выплату пенсии при достижении застрахованным лицом пенсионных оснований, предусмотренных законодательством РФ.

Попробуем дать оценку данной налоговой льготе.

Если работодатель, воспользовавшись этой налоговой оговоркой (п.16 ст. 255 НК), включает затраты на ДСЖ и ДПС сотрудников в состав расходов на оплату труда, то одновременно эти затраты должны быть включены в базу обложения страховыми взносами на социальное страхование (СВСС) по ставке 34%. В связи с этим наличие для работодателя экономического эффекта от использования этой налоговой оговорки будет зависеть от соотношения ставок налога на прибыль и страховых взносов. При сохранении ставки налога на прибыль на уровне 20%, совокупные расходы работодателя по заключению договоров накопительного страхования жизни (в т.ч. и ДПС) будут намного ниже, если источником их оплаты будет чистая прибыль. По нашему мнению, возможность отнесения затрат предприятия на накопительное страхование жизни к расходам (п.16 ст. 255 НК гл. 25 НК) будет правомерно считать налоговой льготой только в том случае, если ее использование приведет к экономии на налоговых (страховых) платежах. Такая ситуация сложится в том случае, если соотношение ставки СВСС и ставки налога на прибыль будет меньше величины (1+ставка СВСС). Отсюда можно определить, что если ставка страховых взносов составляет 34%, то льготный характер п. ст.255 будет иметь только при ставке налога на прибыль не ниже величины (34/(1+0,34)*100%), т.е. 25,4%.

Таким образом, следует признать, что действенное налоговое стимулирование страхования жизни в стране отсутствует. Для повышения регулирующего эффекта налогообложения актуально ввести социальный налоговый вычет по НДФЛ в отношении долгосрочного страхования жизни, а по коллективному пенсионному страхованию за счет средств работодателя установить льготу – освобождение от обложения страховыми взносами в Пенсионный фонд РФ затрат страхователя-работодателя по договорам ДПС сотрудников в пределах 12% от расходов на оплату труда.

TENDENCIES AND DEVELOPMENT PROSPECTS LIFE INSURANCE IN RUSSIA Sudarikova Irina Aleksandrovna The state social and economic university of Saratov The low level of development of life insurance in Russia doesn't allow to provide protection of the population against action of social risks and to realize potential of investment function of insurance. In given article the current state of the market of life insurance of Russia is investigated, tendencies and factors of its development come to light. Recommendations about use of the tools stimulating increase of demand for life insurance are made.

РАЗВИТИЕ СТРАХОВАНИЯ РИСКОВ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ УЧАСТНИКОВ РЫНКА ЦЕННЫХ БУМАГ Филичкина Юлия Юрьевна, канд. экон. наук, доц.

Майорова Татьяна Валентиновна, студ.

ГОУВПО «Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева», 430005 Республика Мордовия, г. Саранск, ул. Полежаева, Электронная почта: and92fil@yandex.ru;

mayotta@mail.ru Рассматривается необходимость страхования рисков профессиональных участников рынка ценных бумаг, современное состояние и проблемы данного вида страхования, а также предложения по его развитию.

В современных условиях нет ни одной сферы бизнеса, полностью огражденной от возможности возникновения убытков различной природы, свойств и последствий. Данная проблема особенно актуальна для рынка ценных бумаг. Формирование инфраструктуры фондового рынка, развитие технологий, расширение отраслей, функционирование очень большого количества субъектов – профессиональных участников, чья деятельность на сегодняшнем этапе развития характеризуется комплексностью, многоплановостью – все это факторы, несомненно, положительного свойства, но, помимо новых преимуществ, они неизбежно порождают и новые проблемы. Перед профессиональными участниками фондового рынка, крупными эмитентами и рядовыми инвесторами возникают новые опасности, защититься от которых возможно лишь применяя все имеющиеся на данный момент средства. В этой связи дополнительную значимость приобретают различные инструменты управления риском как превентивного, так и компенсационного характера. Среди них одним из основных является страхование.

Филичкина Ю.Ю., Майорова Т.В., В последнее время стал развиваться и чаще использоваться новый вид страхования ответственности – страхование рисков профессиональных участников рынка ценных бумаг. Необходимость и значимость страхования рисков профессиональных участников рынка ценных бумаг как нового вида страхования ответственности следует рассматривать в первую очередь с позиции существования реальных рисков и желания профессиональных участников защититься от них. С позиции же страховых компаний внедрение и предложение потребителям нового вида страхования может рассматриваться как расширение ассортимента предлагаемых услуг, что является инструментом повышения конкурентоспособности, увеличения прибыли, репутационным «знаком качества». В свою очередь взаимодействие страховых компаний с участниками рынка ценных бумаг окажет положительное влияние не только на указанных субъектов, но и на развитие российского финансового рынка в целом. В российском законодательстве, регулирующем страхование, нет официально-закрепленного понятия «страхования ответственности профессиональных участников рынка ценных бумаг».

Как нам видится, под страхованием ответственности профучастников рынка ценных бумаг понимается страхование ответственности лиц, осуществляющих профессиональную деятельность на рынке ценных бумаг, за причинение вреда третьим лицам в результате допущенных при осуществлении профессиональной деятельности ошибок и упущений. Под третьими лицами в свою очередь понимаются лица, пользующиеся услугами профессиональных участников рынка ценных бумаг.


В связи с функционированием профессиональных участников на рынке ценных бумаг в их деятельности существует множество рисков, приводящих к крупным убыткам как самих участников, так и их клиентов.

Под рисками, связанными с осуществлением профессиональной деятельности (рисками профессиональной деятельности), понимается вероятность наступления событий, приводящих к неисполнению (ненадлежащему исполнению) профессиональным участником своих обязательств, связанных с осуществлением профессиональной деятельности, а под их реализацией – фактическое наступление таких событий. К ним относятся следующие риски:

- непреднамеренные действия (ошибки, упущения, небрежность) работников страхователя, включая неисполнение или ненадлежащее исполнение ими своих служебных обязанностей;

- умышленные противоправные (мошеннические) действия или бездействие работников страхователя, включая совершение действий с использованием поддельных документов, а также несанкционированный доступ к компьютерным сетям страхователя с целью уничтожения, изменения (искажения) электронных данных;

- умышленные противоправные действия внешних по отношению к страхователю лиц, включая совершение действий с использованием поддельных документов, а также несанкционированный доступ к компьютерным сетям страхователя с целью уничтожения, изменения (искажения) электронных данных;

- сбои (отказы, нарушения работы) вычислительной техники, программного обеспечения, коммуникационного и иного оборудования, используемого страхователем при осуществлении застрахованной деятельности [4].

Российский рынок страхования профессиональных участников начал формироваться в конце 90-х под эгидой саморегулируемой организации ПАРТАД (Профессиональная ассоциация регистраторов, трансфер-агентов и депозитариев) и, благодаря их усилиям, стабильно и динамично развивался на протяжении последних 10 лет.

В целях повышения надежности функционирования учетной системы рынка ценных бумаг и защиты законных интересов и прав инвесторов ПАРТАД приняла Программу разработки и внедрения системы мер снижения рисков, связанных с осуществлением профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг, в которой первостепенное место определяет страхованию. Именно ПАРТАД внедрила страхование профессиональных участников рынка ценных бума, заложила основы его функционирования и закрепила условия данного вида страхования. Так в качестве объекта страхования по договору должны быть указаны не противоречащие законодательству Российской Федерации имущественные интересы страхователя, связанные с его обязанностью возместить вред (ущерб, убытки), причиненный третьим лицам при осуществлении страхователем застрахованной деятельности. В качестве застрахованной деятельности по договору должна быть указана депозитарная деятельность (деятельность по хранению сертификатов ценных бумаг и/или учету и переходу прав на ценные бумаги) – для депозитариев и деятельность по ведению реестров владельцев ценных бумаг – для регистраторов. В связи с внесением изменений в Программу в застрахованную деятельность также можно относить дополнительную деятельность профессиональных участников.

Совокупный лимит ответственности (страховая сумма) по договору страхования регистратора должен составлять не менее 2,5 млн руб., в то время как по договору страхования депозитария не менее 5 млн руб.

Франшиза (условная, безусловная) по договору страхования должна быть не более (в % от страховой суммы): 3% для страховой суммы до 10 млн руб., 2% для страховой суммы от 10 до 30 млн руб., 1% для страховой суммы от 30 млн руб. и более;

при этом рекомендуется применять франшизу в размере не более 1% от страховой суммы, и в любом случае величина франшизы не должна превышать 1% от величины собственных средств страхователя.

Срок действия договора страхования должен быть не менее одного года. Договор может предусматривать наличие ретроактивной даты, а также расширенного срока для предъявления претензий (дополнительного периода страхования). Территория страхования – в пределах Российской Федерации. Договор страхования должен предусматривать возможность урегулирования претензий третьих лиц и выплаты страхового возмещения во внесудебном (досудебном) порядке.

ПАРТАД также были сформулированы требования к страховым компаниям, осуществляющим страхование профессиональных участников РЦБ. К указанным требованиям относятся:

- наличие лицензии на осуществление страховой деятельности и правил страхования;

- наличие у страховой организации собственных средств в размере не менее 300 млн руб. по состоянию на отчетную дату;

- наличие не менее трехлетнего опыта страхования на российском рынке и опыта страхования рисков, связанных с профессиональной деятельностью финансовых организаций;

- суммарная ответственность страховой организации (на собственном удержании при перестраховании) по действующим договорам страхования финансовых организаций не должна превышать величины собственных средств страховой организации [4].

Стоит заметить, что российский рынок страхования учетных институтов достаточно стабильно развивается. По данным таблиц 1 и 2, несмотря на заметное сокращение количества учетных институтов, зарегистрированных ПАРТАД (количество регистраторов в 2010 г. по сравнению с 2002 г. сократилось на 50%, а количество депозитариев – на 61%), количество ежегодно регистрируемых ПАРТАД договоров страхования практически не изменяется. Вместе с тем совокупный объем страхового покрытия увеличился в несколько раз.

Таблица Количество зарегистрированных ПАРТАД договоров страхования в 2002–2010 гг.[2] Договоры страхования 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2кв. учетных институтов Всего 62 59 57 76 68 60 63 В том числе:

43 44 43 53 43 39 41 регистраторов депозитариев 19 15 14 23 25 21 22 Таблица Совокупный объем страхового покрытия, экв. млн долл.

за 2002–2010 гг.[2] Страховое покрытие 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2кв. учетных институтов Всего 21,6 34,2 54,6 70,7 72,9 80,4 96,9 342, В том числе по договорам 8,1 19,6 35,4 43,1 53,2 46 74,3 313, страхования:

регистраторов депозитариев 13,5 14,6 19,2 27,6 19,7 34,4 22,6 29, Сопоставив количественные и качественные показатели по данному виду страхования, видно, что количество «крупных» договоров со страховым покрытием, многократно превосходящим минимальные требования по достаточночти собственного капитала (2,5 млн руб. для регистраторов и 5 млн руб. для депозитариев), увеличивалось, что связано с желанием получить большую страховую защиту и защититься от большего числа рисков.

Доля договоров/полисов страхования с минимальным страховым покрытием в 2010 г. составила 9% для регистраторов и 33% для депозитариев. Для сравнения в 2002 г. доля составляла 60% и 74% соответственно. Таким образом, можно говорить о существенном снижении доли договоров с минимальным страховым покрытием, что обусловлено желанием профессиональных участников страховаться на суммы, превосходящие нормативы ПАРТАД. Также это связано с тем, что на начальном этапе развития рынка страхования профучастники заключали договоры в основном не для покрытия рисков, а для повышения своих рейтингов. Таким образом, в данный момент можно сказать, что рынок страхования профучастников рынка ценных бумаг вышел на новый более качественный этап развития, и первоначальной целью страхования стала защита от рисков.

Компаниями, занимающими лидирующее положение на рынке страхования профессиональных участников рынка ценных бумаг, являются «Ингосстрах» и «РОСНО». Из всех застрахованных учетных институтов в 2010 г. 41% имеют договоры, заключенные со страховой компанией «Ингосстрах» и 24% – договоры, заключенные с компанией «РОСНО». Основной объем страховых возмещений по договорам/полисам страхования учетных институтов (все – регистраторы) пришелся на 2006– 2008 гг., в течение которых страховщиками было произведено 5 выплат на общую сумму 27,1 млн руб. При этом спектр реализовавшихся рисков (непреднамеренные ошибки работников, противоправные мошеннические действия персонала, исполнение поддельных документов, компьютерные преступления) подтвердил актуальность рисков, включенных в условия регистрации. В соответствии с пресс-релизом от 30.08.2010 за последние три года по данному виду страхования компания «РОСНО» осуществила выплаты на общую сумму более 11,5 млн руб. регистраторам и депозитариям – членам ПАРТАД. В то же время за последние полгода компания «Ингосстрах» выплатила страховое возмещение регистратору ЗАО «Национальная регистрационная компания» в размере 2,1 млн руб.

Убыток у регистратора произошел вследствие противоправных действий третьих лиц по списанию акций по поддельным документам с лицевого счета акционера в реестре владельцев ценных бумаг. Другим регистраторам были произведены страховые выплаты в размере 3 млн руб.

и 1,3 млн руб. по аналогичным случаям за этот же период [3].

Таким образом, следует отметить, что страхование учетными институтами своей профессиональной деятельности уже воспринимается профессиональным сообществом, а также клиентами учетных институтов как необходимый и неотъемлемый элемент полноценной системы управления рисками. Однако в настоящее время добровольное страхование ответственности профучастников основывается не на нормах законов (как должно быть), а скорее на негласных, хотя и устоявшихся, правилах делового оборота (разработанных ПАРТАД), что не может не беспокоить профучастников, заинтересованных в полноценной страховой защите, и самих страховщиков, заинтересованных в привлечении большего числа страхователей. Единственным верным вариантом решения, как нам кажется, является легитимизация уже сформировавшегося и доказавшего свою эффективность института страхования ответственности профессиональных участников путем совершенствования сильно отставшего от нынешних реалий «профильного» законодательства в области рынка ценных бумаг.


Под легитимизацией института страхования ответственности понимается внесение поправок в действующие законодательные акты, касающиеся рынка ценных бумаг (в первую очередь – в ФЗ «О рынке ценных бумаг»), вводящих обязательное страхование ответственности профессиональных участников рынка ценных бумаг или хотя бы допускающих добровольное страхование их ответственности.

Законодательное введение обязательного страхования ответственности профессиональных участников рынка ценных бумаг позволило бы профессиональным участникам относить плату за страхование на расходы организации (в настоящее время приходится платить из прибыли) и, безусловно, послужило бы стимулом для дальнейшего развития института страхования ответственности. Однако следует понимать, что введение обязательного страхования ответственности профессиональных участников рынка ценных бумаг помимо неоспоримых плюсов может привести и к негативным последствиям. Так, излишняя законодательная «зарегулированность» требований к содержанию договора обязательного страхования ответственности, в частности к перечню застрахованных рисков, может негативно отразиться на роли и адекватности страхования как компенсационного инструмента, предназначенного для покрытия возможных убытков от реализации рисков, связанных с профессиональной деятельностью организации.

Важнейшим также является вопрос установления тарифов на обязательное страхование ответственности профессиональных участников рынка ценных бумаг. В настоящее время стоимость договора страхования определяется по соглашению сторон, исходя из предстраховой оценки (сюрвея) рисков профессионального участника со стороны страховой компании или иной специализирующейся на оценке рисков организации. А если цена страхования будет законодательно ограничена сверху некими предельными уровнями тарифов, которые окажутся экономически невыгодными для страховых компаний или будут неадекватными рискам, принимаемым на себя профессиональными участниками, то такой рынок страхования будет обречен в лучшем случае на «растительное»

существование в целях удовлетворения минимально допустимых требований.

Исходя из этого, при введении обязательного страхования ответственности профессиональных участников рынка ценных бумаг вопросы, связанные с разработкой требований к условиям договоров страхования (прежде всего – в отношении перечня застрахованных рисков), следует оставить в сфере компетенции «профильных»

саморегулируемых организаций, а определение предельных уровней тарифов нужно согласовывать с профессиональными ассоциациями страховщиков и сюрвейеров.

Принимая во внимание неоднозначность последствий введения обязательного страхования ответственности профессиональных участников рынка ценных бумаг, а также сложность его законодательного закрепления (необходимость принятия специального закона, внесения корректив в действующие законы, Налоговый кодекс РФ, установление Правительством РФ предельных уровней страховых тарифов), вторым и гораздо менее трудоемким способом решения проблемы является изменение действующего законодательства о рынке ценных бумаг, легитимизирующее существующее ныне добровольное страхование ответственности профессиональных участников рынка ценных бумаг.

В самом деле, раз ФЗ «О рынке ценных бумаг» уже содержит упоминание о страховании участниками рынка ценных бумаг своих рисков, то достаточно внести в данный закон поправку, явно указывающую на возможность профессиональных участников рынка ценных бумаг осуществлять страхование своей ответственности, в том числе вследствие нарушения или ненадлежащего исполнения своих обязательств по заключенным с клиентами договорам, – и проблема неурегулированности законодательства будет снята в рамках действующего сейчас добровольного страхования ответственности и без навязывания обязательного страхования тем финансовым институтам (брокерам, дилерам, доверительным управляющим), которые пока еще не готовы к его повсеместному применению [1].

Таким образом, страхование профессиональных участников рынка ценных бумаг является актуальным и выгодным направлением деятельности как самих участников, так и страховых компаний.

Законодательное закрепление данного вида страхования, как нам представляется, повысит финансовую устойчивость субъектов рынка ценных бумаг и увеличит число страхователей по данному виду страхования, что положительно скажется на деятельности страховых компаний.

_ 1. Бекаревич П. Договорная ответственность: страхование ответственности или безответственности профессиональных участников рынка ценных бумаг? /П. Бекаревич // РЦБ. 2010. №5 URL:

http://www.rcb.ru/rcb/2010-05/48143/ 2. Бекаревич П. Повышение надежности регистраторов: за чей страх и риск? / П. Бекаревич РЦБ. №21.

// 2007. URL:

http://www.partad.ru/newsletter/rcb/word/rcb_348_Bekarevich.pdf 3. Официальный сайт ПАРТАД. URL: http://www.partad.ru.

Программа разработки и внедрения системы мер снижения рисков, связанных с профессиональной деятельностью организаций-членов ПАРТАД от 19.10.2006г. URL: http://www.partad.ru/materialy/all/insurance/prog_.html DEVELOPMENT OF PROFESSIONAL PARTICIPANTS’ OF THE SECURITIES MARKET INSURANCE Julia Filichkina, Tatiana Mayorova In this article the author considers the necessity of the professional participants’ of the securities market insurance, modern status, problems and ways of the future development of this kind of insurance.

СЕКЬЮРИТИЗАЦИЯ КАТАСТРОФИЧЕСКИХ РИСКОВ Финогенова Юлия Юрьевна, канд. экон. наук, доц. каф. страхования ГОУ ВПО «Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова», 115998, г. Москва, Стремянный пер., Электронный адрес: jfinogenova@yandex.ru Ценные бумаги, связанные со страховыми рисками (ILS, Insurance linked securities), предназначены для передачи страхового риска на рынки Финогенова Ю.Ю., капитала. Наиболее популярные в настоящее время формы ILS, связанные с альтернативными перестраховочными ёмкостями включают в себя такие как: катастрофические облигации (CAT bonds), облигации по «сверхсмертности» (extreme mortality bonds), гарантийные производные в отношении отраслевых убытков (industry loss warranty derivatives), фьючерсы на катастрофы (catastrophe futures contracts). Обычно ILS используются страховыми компаниями, для защиты от рисков с низкими вероятностями, но высокими размерами убытков в качестве дополнительного перестраховочного инструмента по программам с высоким размером собственного удержания.

Взаимодействие перестрахования и рынка ценных бумаг усилилось после «сезона ураганов» в США в 2004–2005 гг., когда международные рейтинговые агентства повысили требования к размеру капитала для страховщиков, подверженных катастрофическим убыткам, что привело одновременно к увеличению спроса на перестрахование и сокращению перестраховочных мощностей. Поэтому страховщики стали все чаще обращать внимание на возможности финансовых рынков. С тех пор инвесторы стимулировали рост рынка ILS, привлекаемые высокими спрэдами и возможностью диверсификации своих портфелей, путем приобретения ценных бумаг, не коррелирующих с экономическими рисками, типичными для финансовых рынков.

Различают следующие разновидности продуктов ILS [1]:

- Катастрофические облигации (Catastrophe bonds, CAT Bonds) – ценные бумаги по передаче определенного перечня рисков от спонсора/страховщика инвесторам рынков капитала через полностью обеспеченного финансово-инвестиционного посредника (SPV, special purpose vehicle). Этот посредник эмитирует облигации с плавающей процентной ставкой, причем основной капитал (принципал) используется для компенсации по страховым убыткам, если возникнут события триггеры.

- Гарантийные производные в отношении отраслевых убытков (industry loss warranty derivatives, ILWs) являются разновидностью контрактов, где одна сторона приобретает защиту, размер которой зависит от потерь всей страховой отрасли в результате указанного события, а не потерь самого клиента.

- Фьючерсы на катастрофы (catastrophe futures contracts) в настоящее время торгуются на Нью-Йоркской товарной бирже (NYMEX), Чикагской товарной бирже (CME) и Чикагской климатической фьючерсной бирже (CCFE). Контракты NYMEX и CCFE базируются на уровне отраслевых потерь и могут использоваться подобно ILWs. Основу контрактов составляют индексы штормовой интенсивности (например, разработанные компанией Carvill, для определения разрушительного потенциала урагана).

- Производные, в качестве базисного актива которых выступают уже выпущенные в обращение катастрофические облигации (CAT bonds), отраслевые потери (ILWs) или параметрические индексы, такие как уровень штормового ветра или амплитуды землетрясения минимальной величины в пределах определенного расстояния до данного местоположения. Подобные деривативы могут представлять интерес для тех клиентов, кто заинтересован в переводе рисков на рынок капитала, но у кого нет достаточного их объема, чтобы выпуск катастрофических облигаций стал бы рентабельным [1].

В настоящее время имеется широкий спектр продуктов, доступных страховщикам, начиная от традиционного перестраховочного контракта, который в большинстве случаев индивидуализирован, гарантирует убытки и не обеспечен другими ценными бумагами и заканчивая катастрофическими облигациями, в основу которых закладываются потери рынка, смоделированные убытки или параметрические индексы.

По мере развития рынка происходит эволюция структуры компенсации. Так, катастрофические облигации, которые когда-то покрывали единичные опасности на сугубо определённых территориях, могут теперь включать в себя целый ряд естественных катастроф, таких как землетрясение, торнадо, град, пожар, наводнение, причем на многих территориях. Раньше катастрофические облигации оценивались рейтинговыми агентствами «ниже инвестиционного класса», и таким образом приобретались инвесторами с высоким риск-аппетитом. Однако в настоящее время некоторые эмиссии катастрофических облигаций, обеспечивающим страховую защиту с высоким уровнем собственного удержания страховщика, стал присваиваться рейтинг инвестиционного уровня, открывая целый класс новых активов для сравнительно большой категории инвесторов с фиксированным доходом.

С точки зрения страхования жизни, здесь также имеется небольшой, но активно растущий класс продуктов, связанный с секьюритизацией риска чрезмерной смертности в результате пандемий. На рынке также присутствует спрос на секьюритизацию риска, связанного с ростом продолжительности жизни. Однако перспективы этого сегмента пока не ясны.

При передаче риска с помощью катастрофических облигаций, инвестор подвержен риску полной или частичной потери основной части капитала (принципала) в результате наступления оговоренного заранее страхового случая с высокими убытками, например в результате стихийных бедствий таких, как ураганы, штормы, торнадо и.т.д. Взамен инвесторы приобретают возможность получать регулярные купонные платежи по облигациям, обычно по плавающей процентной ставке (например, LIBOR). Выплаты инвесторам осуществляются из части средств страховых резервов, формируемых за счет страховых премий.

На практике, эмитентами катастрофических облигаций становятся, как правило, специализированные (Special Purpose Vehicle, SPV), представляющие собой огранизационно-правовые структуры, создаваемые для конкретных целей и спонсируемые страховщиком. Еще одно название SPV – фондовый перестраховщик. При использовании SPV в секьюритизации, одной из этих целей является вывод активов за баланс организации, создающей SPV и перевода их на баланс SPV. При этом SPV создается как предприятие, совершенно юридически независимое от своего учредителя. После того, как SPV приобретет необходимое количество активов, она эмитирует ценные бумаги, обеспеченные этими активами.

Структура SPV может быть создана в форме траста, компании с ограниченной ответственностью, а также в других юридических формах, допускаемых юрисдикцией страны, где осуществляется секьюритизация.

Конкретная форма SPV выбирается в соответствии с особенностями сделки, из соображений наиболее оптимального разделения рисков и минимизации расходов на ее содержание, в том числе и налоговых.

Обычно SPV создается как бесприбыльная структура, поэтому налога на прибыль платить не приходится. Особенность SPV заключается также и в том, что он не является дочерней структурой организатора секьюритизации, и поэтому при возникновении финансовых затруднений у организатора обращение взыскания на активы SPV невозможно. В процессе эмиссии катастрофических облигаций SPV используется для перевода доходов от продажи облигаций и размещения их в высокодоходные и ликвидные активы.

Возможно два варианта гарантирования выплат процентов по облигациям их держателям в соответствии с оговоренной схемой выплат:

приобретение процентного свопа (для оперативного переключения между фиксированными и плавающими обязательствами) или прямое инвестирование эмиссионного дохода в активы с низким уровнем риска ради снижения риска своп-контрагента.

Организация SPV нацелена на изолирование специфических рисков катастрофических облигаций от рисков портфеля страховщика. При этом организаторы эмиссии, как правило, не связаны со спонсором, поэтому влияние на баланс спонсора минимально или же вообще отсутствует [2].

Помимо этого, использование SPV снижает кредитный риск, поскольку ни страхователь, ни страховщик не должны беспокоиться о риске несостоятельности друг друга. Это отличает катастрофические облигации от классических своп-соглашений, где покупатель свопа может быть подвержен существенному риску со стороны контрагента.

Если наступит страховой случай (триггер-катастрофа), тогда SPV осуществит перевод принципала (привлеченных средств) спонсору.

Инвестиции Инвестиционный доход Доход от размещения/ принципал Премии Облигации Страховщик - Инвесторы SPV перестрахователь Перестраховочное Доход от размещения/ принципал покрытие Инвестиционный Инвестиционный доход/ плавающий доход/ фиксированный СВОП - контрагент Рис. 1. Схема функционирования классического варианта катастрофических облигаций При реализации типичной сделки SPV (рис 1.) входит в перестраховочный контракт со страховщиком, передающим риск, и одновременно эмитирует катастрофические облигации инвесторам. Если страховой случай не происходит, тогда инвесторы получают поток купонных платежей плюс инвестиционный доход на инвестированный привлеченный SPV капитал в качестве компенсации за риск.

Если катастрофическое событие все же наступает, тогда инвесторы теряют процент инвестиционного дохода, купонные платежи и сам принципал. Эти средства передаются страховщику с целью обеспечения перестраховочного контракта.

Как уже было упомянуто, до недавнего времени, в структуру функционирования катастрофических облигаций вовлекался своп контрагент, который конвертировал инвестиционный доход, от размещения привлеченного от инвесторов капитала по плавающим процентным ставкам. После 2009 г. во многих схемах наличие своп контрагента стало необязательным. На рис. 2 приведена современная схема функционирования катастрофических облигаций.

Контракт на перевод риска в перестрахование Облигации SPV Инвесторы Спонсор – перестрахова тель Привлеченный доход Гарантийный Премия фонд Купонные платежи + принципал Инвестиции Фиксированный 3 доход Активы с фиксированным доходом Рис. 2. Наиболее популярная в настоящее время схема функционирования катастрофических облигаций Из рис. 2. видно, что на первом этапе перестрахователь передает риск SPV-перестраховщику в обмен на уплату перестраховочной премии.

Далее происходит эмитирование катастрофических облигаций и их размещение среди инвесторов. И, наконец, привлечённый доход размещается в активы с фиксированным уровнем дохода. Представляет интерес тот факт, что для обеспечения переменных купонных платежей и премии за риск используются средства гарантийного трастового фонда.

Если катастрофического события не происходит по окончании периода обращения, они получают обратно весь принципал, но в случае его наступления, выплаты осуществляются по формуле: принципал минус размер катастрофических убытков.

Гарантийный фонд формируется из перечислений на него эмитентом части продажной цены активов или за счет заемных средств. После выпуска облигаций эти счета регулярно пополняются за счет разницы (спреда) между входящим потоком платежей и выплатами инвесторам.

Траст, который управляет резервным счетом, вправе использовать аккумулированные денежные средства на выплаты по ценным бумагам, покрывая тем самым возникшие из-за неплатежей убытки или преодолевая кассовые разрывы. Средства, оставшиеся по окончании сделки в гарантийном фонде, возвращаются эмитенту.

Как альтернативный способ перестрахования секьюритизация имеет ряд преимуществ, таких как:

- в определенной степени сгладить негативные тенденции в развитии страхового цикла;

- увеличить ёмкость по удержанию крупных рисков для страховщиков;

- участникам фондового рынка использовать диверсифицированный инструмент, параметры которого со статистической точки зрения поддаются точной оценке и обладают просчитываемой вероятностью;

- формировать дополнительные перестраховочные ёмкости для перестрахования рисков, традиционно не принимаемых на страхование;

- страховщикам получить доступ на рынок ссудного капитала, необходимого для формирования дополнительных ёмкостей в целях перераспределения рисков, принятых на страхование или перестрахование.

Несмотря на то, что ILS открыли широкий диапазон возможностей для страховщиков, ищущих альтернативные формы передачи риска, остается открытым вопрос, подходят ли эти продукты всем страховщикам?

Так, несмотря на теоретическую эффективность катастрофических облигаций (CAT Bonds), им присущ ряд недостатков: (1) выпуск подобных ценных бумаг сопряжен со значительными затратами, кроме того, дополнительные издержки потребуются и на управление и инвестирование привлеченного капитала;

(2) ассиметричность информации о принимаемых инвесторами рисках, что ведёт к требованиям высокой премии за риск;

(4) необходимо, чтобы ILS обращались на достаточно ликвидных рынках, а это затруднено в развивающихся странах.

С точки зрения российского законодательства, возникает ряд проблем с развитием ILS.

Во-первых, затруднен процесс передачи страховых премий SPV (фондовому перестраховщику). Формально фондовый перестраховщик не является страховой компанией. Поэтому эту операцию нельзя расценивать ни как перестрахование, ни как передачу страхового портфеля (что в РФ с 2010 г. регламентируется в рамках закона о банкротстве). В отечественном законодательстве не прописана процедура, на каком основании страховщик может передавать премии нестраховой компании. Здесь могут возникнуть также налоговые проблемы, в том числе связанные с НДС.

Во-вторых, в Российском законодательстве пока отсутствуют специальные нормы, регулирующие рынок секьюритизации, за исключением закона «Об ипотечных ценных бумагах», который содержит такие понятия, как ипотечное покрытие, ипотечный агент, доверительное управление ипотечным покрытием, необходимые для внедрения секьюритизации ипотечных активов.

Таким образом, для решения обозначенных проблем необходимо:

- Ввести в сферу регулирования надзорными органами фондовых перестраховщиков (SPV), при этом необходимо также отслеживать направления размещения активов в случае их продажи зарубежному SPV.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 17 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.