авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 23 |

«ВЕСТИ-КУРАНТЫ 1656 г., 1660–1662 гг., 1664–1670 гг. ЧАСТЬ 2 ИНОСТРАННЫЕ ОРИГИНАЛЫ К РУССКИМ ТЕКСТАМ ИССЛЕДОВАНИЕ И ПОДГОТОВКА ...»

-- [ Страница 6 ] --

В некоторых случаях, хотя мы и не смогли идентифицировать ори гинал каждого русского микротекста в одной сводке, мы тем не менее с большой долей вероятности можем сказать, из какого газетного выпуска (не сохранившегося до наших дней) переведены не идентифицированные русские сообщения. Приведем пример. Семь первых микротекстов в еди нице 51 (л. 204–207) восходят к десяти газетным статьям в 22-м выпуске «Tijdingen uyt verscheyde Quartieren» за 1666 г., напечатанном 29 мая (см.

№ 361–370 на с. 513 и сл., а также снимок самого газетного выпуска на с. 684 и сл.);

шесть русских микротекстов на л. 208–210 основаны на семи статьях из гарлемского выпуска, «Oprechte Haerlemse Dingsdaegse Cou 6 сентября (см. № 168) — в русской редакции находится в сводке № 174 (лист 82). Мы предполагаем, что этот лист первоначально относился к тому же комплекту, что и три остальные корреспонденции. Венецианская корреспонденция начинается наверху на л. 82, т. е. нет текстуальной связи с предыдущим листом. Переводы сводки № осуществлены 13 октября 1669 г. (согласно указанию переводчика), а сводки 173 (л. 90– 93), по-видимому, 15 октября (месяц не указан, только дата: «переведены ЕІ [15] де нь »). По крайней мере часть сводки № 174 — черновики переводчика;

скорее всего, л. 79–81 и 83–85 (последние даже пронумерованы буквами «Е, Ѕ, З» [5, 6, 7];

см. приме чания в издании). Л. 173.93 тоже выглядит как черновик переводчика, хотя этот лист не пронумерован;

кроме того, на л. 93 меняется почерк. По нашему мнению, первона чальная последовательность листов явно нарушена.

Слова «и з галанских» написаны над словом «печатных», т. е. эти слова дописаны потом. Либо переводчик вспомнил, что он действительно использовал также и нидер ландский источник, либо он добавил эти слова, потому что у него была задача переве сти и те газеты, и другие.

Филологический анализ всех трех версий не смог выявить использованный ори гинал. Нидерландский текст приводится на с. 202, наряду с немецким и русским.

Вводная часть rant» № 22 от 1 июня (см. № 371–377 и иллюстрацию на с. 686–687). Для следующего русского микротекста, Париж от 28 мая, мы приводим веро ятный оригинал из 23-го выпуска «Oprechte Haerlemse Saterdaegse Cou rant» от 5 июня, но, как мы подробно излагаем в комментарии к № 378, мы подозреваем, что та же корреспонденция могла также быть опублико вана в амстердамском выпуске того же дня.

Дело в том, что из данного выпуска гарлемской газеты у нас не найдено никаких дальнейших тексту альных совпадений с курантами, а для последних пяти микротекстов — Кентербери от 21 мая, Варшава от 20, Гамбург от 30, Гаага от 3 июня и Амстердам от 5 июня — оригинала (или оригиналов) не обнаружено. По рядок русских сообщений и даты соответствуют порядку одного обычного нидерландского выпуска, в котором французские корреспонденции всег да помещались раньше английских, хотя французские нередко имеют бо лее поздние даты 24. Потом идут Польша, Германия и в самом конце сами Нидерланды, как можно убедиться на примере любой из иллюстраций на с. 672–700. Последняя дата, «Амстердам от 5 июня», — это суббота, по «амстердамскому» календарю. (Амстердамские газеты обычно заканчи вались известиями из Амстердама, датированными днем выпуска газеты;

см. выше, на с. 85.) В тот день в Амстердаме должны были выйти два вы пуска (оба нигде в мире не сохранились, согласно нынешнему положению дел) 25 : 23-й выпуск «Courante uyt Italien en Duytslant, &c.» и «Tijdin gen uyt verscheyde Quartieren». Создается впечатление, что русские ми кротексты на л. 51.210–212 (начиная с парижского сообщения) основаны на одном из этих двух амстердамских выпусков от 5 июня. Если наше предположение верно, то сводка № 51 основана на трех выпусках нидер ландских газет: двух амстердамских и одном гарлемском, напечатанных в промежутке от субботы, 29 мая, до субботы, 5 июня.

К сожалению, в большинстве случаев мы не смогли найти оригинал к каждому листу русской рукописи в одной сводке, так что приведенные выше примеры могут только свидетельствовать о том, что в разных слу чаях одна русская сводка могла включать микротексты из одного или не скольких изданий, выпущенных одним или несколькими издательствами.

Сравнивая результаты нашего исследования с тем, что выявил А. По кровский относительно источников одного выпуска петровских печатных «Ведомостей», можно сделать вывод, что практика составления рукопис ных курантов нашла прямое продолжение в первые годы существования печатной газеты: «Что касается до состава русской газеты за время от Подробнее о географически-хронологическом принципе размещения корреспон денций в голландских газетах см. на с. 41. В принципе, конечно, лондонские пись ма доходили до Амстердама так же быстро, как парижские. Но французские коррес понденции в голландских газетах, разумеется, всегда датированы по новому стилю, а английские, вероятно, иногда печатались с их первоначальной датировкой, т. е. по старому стилю.

Кроме того, сохранившийся в двух разных голландских хранилищах 23-й выпуск гарлемской «Oprechte Haerlemse Saterdaegse Courant» напечатан в тот же день.

Составление курантов в Посольском приказе в 1660–1670 гг. 1701 26 (так! – И.М.) по 1707, то надо заметить, что почти каждый рус ский номер представляет собой выборку не из одной какой-либо иностран ной газеты, а из двух или даже трех. Редакторы русской газеты выби рали весьма малую часть из иностранных известий. Часто в состав одного номера «Ведомостей» входят известия, выбранные из 2–3 номеров одной и той же иностранной газеты» [Покровский 1906: 45].

4.2.3. «Цесарские» (немецкие) и «голландские»

первоисточники До осени 1669 г. почти без исключения каждая сводка русских ку рантов в рамках настоящего издания была основана на переводах с од н о г о языка, обычно с немецкого или нидерландского, т. е. практически не было случаев, когда в одной сводке помещались бы переводы с р а з н ы х языков. В большинстве случаев переводчики в своих заглавиях упоминали язык переведенных источников. Типичное заглавие перевод чиков в это время могло содержать также другую информацию о перво источниках: письменный источник, печатный, или и тот и другой. В на чале исследуемого периода заглавие нередко содержало также имя че ловека, доставившего иностранные газеты в Посольский приказ, либо наряду с указанием на язык первоисточников, как, например, в сводке № 5 (1660 г.): «Перевод с немецког вестового писма что прислал из Юрева Ливонског думнои дворянин Офонасеи Лаврентьевичь Ординъ Нащокин... », либо без указания языка, например в сводке № 13 (1664 г.): «Перевод с печатных курантов каковы подал переводчик Лазар Цымермановъ... ».

После 1665 г., когда иностранные газеты стали доставляться по почте, отпала надобность упоминать имя «почтальона», и тем самым заглавия переводчиков становятся короче;

ср., например в сводке № 37 (1666 г.):

«Перевод з галанских печатных и писменых курантовъ» 27.

Но и в тех случаях, когда в заглавии переводчика нет указания на язык первоисточников, до 1669 г. все сообщения одной русской сводки обычно восходят к источникам на одном языке, насколько мы можем об этом судить на основе идентифицированных иностранных газет. Мы уже обсуждали сводку 14 без указания переводчика на язык оригинальных корреспонденций (см. подробнее на с. 141);

она основана исключительно на нидерландских источниках. Не указан язык первоисточников также В другом месте А. Покровский называет как дату появления первого печатного номера «Ведомостей» 2 января 1703 г.;

см. [Покровский 1906: 39].

Фамилия переводчика какой-нибудь сводки курантов может также быть указана в заглавии, однако такие случаи тоже крайне редки. В текстах, публикуемых в изда нии В-К V, мы встретили всего лишь одно указание подобного типа: «преводил Иван Тшкогорскии» (см. комментарий к № 128). (Иван Михайлов Тяжкогорский умер в 1704 г. или позже [Буланин & Романова 2004: 52]. К. В. Харлампович пишет о нем в главе «Малороссы — педагоги, проповедники, писатели и переводчики» своей мо нументальной книги «Малороссийское влияние на великорусскую церковную жизнь»

[Харлампович 1914: 431], т. е. он считает, что Тяжкогорский был уроженцем Украины, однако это мало говорит об этнической принадлежности или о родном языке перевод чика.) Вводная часть для переводов в длинной сводке 23 (л. 47–67). Нами были найдены ори гиналы к 13 из 14 русских сообщений, восходящих к печатным источни кам 28 : девять выпусков разных немецких газет (из Кёнигсберга, Данцига и Берлина), т. е. все переводы сделаны с немецкого языка (см. оригиналы № 21–33 на с. 270–282).

Когда в заглавии переводчиков язык первоисточников определяется как «голландский» или «немецкий (цесарский)», эта информация — на сколько мы могли судить на основе найденных оригиналов — почти во всех случаях оказывается правильной. В тех немногих случаях, когда это не так, в одной русской единице издания обычно объединены пере воды, первоначально относившиеся к разным сводкам. В качестве при мера можно привести единицу № 34, «Перевод с неметцких печатных курантов» 29, № 38, «Перевод с неметских печатных курантов», а также № 156, «Перевод з галанскихъ печатныхъ курантов» (о единице 156 уже была речь выше;

см. с. 136). В основе каждой из этих единиц издания, по нашему глубокому убеждению, лежат две или более первоначальных сводок курантов.

Примеров, когда бы переводчик просто ошибался и писал «переводы с немецких курантов», при том что в комплекте содержались бы пере воды как с немецкого, так и с нидерландского языков, у нас нет. Нам также не встречались случаи, когда переводчик под названием «немец кий» понимал бы что-то вроде «германские языки», включая нидерланд ский. Видимо, такое неразличение германских языков нехарактерно для переводчиков Посольского приказа в 60-е годы XVII в. Если же в описи РГАДА фигурирует дело под названием «Амстердамские н е м е ц к и е га зеты» (ф. 155, оп. 1, 1689, № 7), которое на самом деле содержит гол ландские газеты на нидерландском языке, то это, разумеется, ошибка не переводчика, а, скорее, архивариуса XVIII в.

Из них не найден оригинал лишь к короткому русскому сообщению из Стокголь ма от 20 мая (л. 63), но и тут нет никаких сомнений, что это перевод с немецкого, так как переводчики никогда не смешивали беспорядочно переводы с разных языков;

см.

подробнее с. 148. Перед началом переводов из печатных источников в данной сводке помещено «Писемцо неметцкое» в несколько строк рукописного текста (л. 47);

к нему тоже не найдено оригинала.

Оригинала варшавской корреспонденции от 1 января 1666 г. (л. 34.80–81) нами не найдено. (Во втором выпуске «Tijdingen uyt verscheyde Quartieren» за 1666 г. напе чатана варшавская корреспонденция от 1 января, по содержанию частично похожая на данное русское сообщение. Однако эта нидерландская корреспонденция не могла лежать в основе русской редакции.) Зато найден немецкий оригинал к парижскому со общению от 11 декабря (л. 81–82;

см. № 40 на с. 291) и н и д е р л а н д с к и й к последнему микротексту данной «сводки», сообщению из Парижа от 1 января 1666 г. (См. № на с. 485. Оригинальная газета сохранилась в РГАДА, и парижская корреспонденция помечена двумя черточками на полях.) Мы подозреваем, что начиная с листа 83 идут переводы из голландских газет. Между л. 82–83 явный разрыв: л. 82 — только малень кий обрезок столбца;

текст не доходит до его нижнего края. Л. 83 — полный;

в его верхней части видны нижние фрагменты от букв надписи, которая шла выше, но не сохранилась. Вероятно, на л. 83 начинался новый комплект курантов.

Составление курантов в Посольском приказе в 1660–1670 гг. 4.2.4. «Переводы съ цесарскихъ и галанскихъ курантовъ»

Начиная с середины 1668 г. изредка в одном комплекте курантов начинают помещаться переводы как из немецких, так и из голландских газет. Самые ранние комплекты, в которых (по сведениям переводчиков) имеются переводы с обоих языков, — это № 94 (июль – август 1668 г.) и (август – сентябрь). Видимо, за 1668 год это единственные случаи, и до конца 1669 г. такие «смешанные сводки» остаются редкими исключения ми. Однако начиная с осени 1669 г. такие случаи встречаются все чаще и чаще: в последние месяцы 1669 г., согласно заглавиям переводчиков, семь раз были использованы одновременно источники на обоих языках, а в первой половине 1670 г. 30 — 12 раз (это немногим более половины всех сводок того периода). Мы склонны к выводу, что до конца 1669 г. немец кие и голландские газеты приходили в Москву в разные дни, не одной почтой, а с осени 1669 г. они все чаще стали приходить в один день, поче му их и начали переводить одновременно.

С этого времени переводчики обычно пишут в своих заглавиях о том, что в сводку включены переводы «съ цесарскихъ (немецкихъ) и галан скихъ курантовъ». Когда в одной сводке объединены переводы с разных языков, почти всегда сначала идут переводы из немецких газет, потом — из голландских, а иногда, в редких случаях, наоборот. Так, для свод ки № 193 — «перевод с цесарских и с голландских курантов» — найдены первоисточники ко всем русским микротекстам, кроме последнего сооб щения, из Гааги от 6 февраля 1670 г. Первые пять русских сообщений основываются на немецких источниках, потом следуют четыре микро текста, которые основаны на нидерландских оригиналах;

поэтому источ ник к последнему русскому сообщению, гаагскому, очевидно, тоже был напечатан в голландской газете 31.

При составлении сводки № 205 — «Перевод с цесарских и галанских пе чатныхъ курантовъ» — переводчики сначала поместили переводы из гол ландских газет (оригиналы № 572–574 на с. 624), а для последнего рус ского сообщения нами идентифицирован немецкий оригинал (№ 216 на с. 427). Между идентифицированными «голландскими» и последним, «не мецким» сообщением в курантах помещено четыре микротекста, к кото рым не обнаружено оригиналов, так что мы не можем сказать, где точно произошел переход от голландских к немецким источникам. Из этого при мера явствует, что порядок наименования источников в заглавии перевод чика не обязательно соответствует их размещению в самой сводке.

Насколько мы можем судить на основе идентифицированных ориги За вторую половину 1670 г. курантов, видимо, не сохранилось.

В гарлемской газете «Oprechte Haerlemse Saterdaegse Courant» 1670/6/2 (РГАДА, ф. 155, оп. 1, 1670, № 7, л. 1 об., а также PRO, SP 119/60) опубликован сходный по содержанию текст, посвященный тем же событиям, но он не является непосредствен ным первоисточником: «’s Gravenhage den 5 February [... ] Hier is nu advijs/ dat den Heer Mortagne op den 24 passato by den Bisschop van Munster Audientie ghehadt heeft [... ]».

Вводная часть налов, переводчики никогда не смешивали переводы с немецкого и с ни дерландского беспорядочно. Если такое впечатление и возникает в свя зи с единицей издания № 198, в которой сначала помещены переводы из немецких, потом из голландских источников, а потом опять из немецких и из голландских, то это только мнимое исключение: в единице 198 собран материал из не менее, чем четырех первоначальных сводок (не всегда полных) 32.

Однако есть случаи, когда вопреки информации переводчиков о том, что сводка содержит «переводъ с печатныхъ цесарскихъ и галанскихъ курантовъ», использованы только немецкие, т. е. запись переводчика, по всей вероятности, не соответствует действительности. (Конечно, упрекать переводчика в ошибке мы можем только в тех случаях, где мы смог ли найти оригиналы ко в с е м микротекстам в одной сводке, и когда мы убеждены в том, что в РГАДА не нарушен первоначальный порядок ру кописных листов.) Так, оба сообщения в сводке № 207 — варшавское от 19 апреля 1670 г. и гамбургское от 5 апреля — восходят к корреспонден циям в 33-м выпуске кёнигсбергской газеты, несмотря на упоминание о немецких и голландских источниках в заглавии 33. При этом последо вательность переводов соответствует порядку в печатной газете;

переве дены первая и последняя из четырех статей первоисточника (оригиналь ные корреспонденции см. № 223–224 на с. 433 и сл.). Голландских источ ников нет, и даже по содержанию нет ничего голландского.

С чем связаны такие ошибки? Думается, причину следует искать в том обстоятельстве, что в 1670 г. в русские сводки, как правило, входили и немецкие, и голландские источники, как явствует из заглавий сохра нившихся русских курантов за этот год. Вероятно, газеты из этих стран приходили одновременно, и одновременно их надо было перевести. Чаще всего на самом деле кое-что отбиралось из немецких газет и кое-что из голландских;

тогда заглавие совершенно правильно отражает содержа ние русской сводки. Когда, однако, из голландских изданий не бралось ничего, переводчики могли тем не менее указать и голландские источ ники, — либо по ошибке или по инерции, либо чтобы показать, что зада ча выполнена, т. е. переведены и немецкие, и голландские газеты. Подоб ные случаи показывают, что информации переводчиков о происхождении оригинальных газет можно доверять только с известными оговорками.

Как явствует из работы [Шамин 2003а: 53], в 70-е годы заглавие «пере водъ с печатныхъ цесарскихъ и галанскихъ курантовъ» стало настолько См. РГАДА, ф. 155, оп. 1, 1670, № 8, л. 95–116. Л. 95–98, по нашему мнению, со ставляют одну сводку. Л. 99–102 имеют нумерацию «А–Д» [1–4], т. е. это черновики переводчиков (ср. также таблицу № 7 во Введении С. М. Шамина к первой части на стоящего издания). На л. 105 имеется новая дата перевода: 16 марта, на л. 109 — опять («марта КВг [22] числа цесарские»;

см. примечание 1 к л. 109 в русской части изда ния). Л. 114 начинается словами: «А в галанских курантах напечатано», хотя, как мы можем доказать (см. оригинал № 568 на с. 622), л. 112 тоже содержит перевод из гол ландской газеты (впрочем, л. 198.109–113 по содержанию почти полностью совпадают с л. 201.376–380).

См. также наши сомнения относительно сводки № 206 на с. 143.

Составление курантов в Посольском приказе в 1660–1670 гг. привычным, что переписчики автоматически его использовали в тех слу чаях, если в черновике не указывалось, откуда пришли газеты.

4.3. От иностранной корреспонденции к русскому сообщению 4.3.1. Одно русское сообщение основано на нескольких оригинальных корреспонденциях В большинстве случаев одно русское сообщение, один микротекст, соответствует одной иностранной корреспонденции в первоисточнике. Но бывало и так, что в русских курантах из двух, трех или даже четырех оригинальных газетных статей составлялось од н о сообщение (под одним заглавием). Особенно часто это случалось с переводами из голландских газет, в которых, как правило, имелось большое количество порой очень коротких корреспонденций. Эта практика русских переводчиков сущест венно затрудняет поиск оригиналов, особенно в тех случаях, когда для од ного короткого русского микротекста были использованы не 2–3 короткие газетные статьи, а, например, по одному предложению из середины 2– крайне длинных статей. Все эти случаи оговариваются в наших коммен тариях к отдельным оригиналам. Приведем лишь несколько наглядных примеров.

Для русского сообщения из Гданьска от 17 января 1665 г. (14.16–17) использованы три голландские корреспонденции из разных мест и под различными датами (все они напечатаны в 4-м выпуске «Oprechte Haer lemse Dingsdaegse Courant» за этот год): из Гданьска от 17 января и из Гамбурга от 20 и 23 января (см. № 258, 259, 260). Русское сообщение под заголовком «Из Виници, октяб ря Ѕг числа» (1668 г.;

см. 118.186) создано на основе трех нидерландских газетных корреспонденций — одной из Марселя и двух из Венеции (см. № 475–477). Бывали даже случаи, ког да русский переводчик объединял в одно сообщение три корреспонденции из трех разных стран. Так, под заголовком «Из Варшавы марта Вг числа»

(1669 г.) в курантах объединена информация из трех разных корреспон денций, а именно — из Варшавы, Стокгольма и Копенгагена (оригиналы см. № 499–501;

русская редакция в 135.281).

Такие примеры встречались нам на каждом шагу. Если все исполь зованные газетные статьи относятся к одному газетному выпуску, нам всегда удавалось найти в с е источники русского микротекста. Однако в редких случаях для какого-то предложения русской версии оригинал не был обнаружен, хотя мы могли найти источники к большей части соответ ствующего микротекста. В таких случаях переводчик, по-видимому, ис пользовал еще какой-нибудь печатный выпуск (не сохранившийся до на шего времени), либо рукописную газету, — или же что-то добавлял из сво их собственных познаний. В нашем издании таких примеров очень мало;

они тоже всегда оговариваются в комментариях.

Вводная часть При переводе из немецких газет одно русское сообщение гораздо реже составлялось из двух или трех оригинальных. Подобных сообщений так мало, что можно привести полный список: это касается оригиналов № 96– 97, 105–106, 141–142, 159–160, 189–190, 199–200 34. При этом за одним ис ключением обе корреспонденции в газете-источнике действительно отно сились к одному городу (чаще всего это корреспонденции из Вены) и — за двумя исключениями — к одной дате. Только в одном случае корреспон денции имеют как разное место, так и разные даты: № 199 (Антверпен от 28 января 1670 г.) и № 200 (Вена от 1 февраля).

В связи с нидерландскими корреспонденциями это случалось гораздо чаще. По нашему мнению, главной причиной является то обстоятельство, что немецкие газетные статьи обычно были длиннее, чем голландские, а крайне коротких статей в них почти не бывало. Особенно длинными в берлинских и кёнигсбергских газетах бывали как раз статьи о положе нии в Польше и на востоке Священной Римской империи, т. е. именно в тех регионах, которые больше всего интересовали русское правительство.

Неудивительно поэтому, что переводчики скорее были склонны к р а з д е л е н и ю одной немецкой статьи на два микротекста, чем к объединению двух таких статей в одно русское сообщение. Так, длинная немецкая кор респонденция из Варшавы от 19 июня 1665 г. поделена на две части, т. е.

с двумя заглавиями: Варшава от 19 июня и Меджибож от 6 (см. оригинал № 31 на с. 280;

русская редакция — 23.49–52). В оригинальной статье со держание письма из Меджибожа было интегрировано в варшавскую кор респонденцию: «Aus Miedziborz vom 6. dito schreibet der Herr Wojewoda Krakowski... ». Впрочем, в таких случаях трудно решить, сознательно ли создавал переводчик два сообщения из одного. Нам также представляет ся возможным, что п е р е п и с ч и к не всегда понимал, когда начинается новое сообщение. Кроме того, иногда издатель курантов мог дать новый заголовок, хотя ни переводчик, ни переписчик это сознательно не делали:

когда новая дата начинается с новой строки, конечно могут быть сомне ния, как поступить в издании. Нами зарегистрировано всего 5–6 таких случаев.

4.3.2. Параллельные переводы идентичных или близких по содержанию иностранных текстов В редких случаях одна и та же иностранная корреспонденция пере водилась два раза, — надо полагать, различными переводчиками 35. Так, приводимая под № 32 немецкая корреспонденция отражена в русской сводке 23, л. 57–58 и л. 63–65, причем переводы выполнены совершенно Кроме того, в одном случае перевод одного немецкого предложения включен в русское сообщение, которое составлено на основе статьи в рукописной газете (см.

комментарии к № 117 и 118), и в двух случаях переводчик, вероятно, объединил ин формацию из двух статей, но нами обнаружена только одна из них (см. № 177 и и наши комментарии к этим оригиналам).

Мы здесь не говорим о таких случаях, когда сохранилось два списка одного и того же перевода, которые отличаются друг от друга лишь на уровне орфографии.

Составление курантов в Посольском приказе в 1660–1670 гг. независимо друг от друга. При сравнении этих двух переводов в первую очередь бросается в глаза расхождение в датах: в оригинале имеется дати ровка 6. Junii (что, собственно говоря, нелогично ввиду названных в за главии дат описываемого события — морского боя между Голландией и Англией, имевшего место 13–15 июня!);

в одном из переводов эта дати ровка повторяется, а в другом — приведена весьма реалистическая дата 16 июня. Возможно, один из переводов был сделан на основе другого не мецкого издания, где действительно фигурировала датировка по новому стилю (не только внутри статьи, но и в заголовке). Однако не исключе но также, что переводчик увидел ошибку в оригинале и исправил ее по собственной инициативе.

Две независимые друг от друга русские версии были созданы также на основе бреслауской корреспонденции от 10 ноября 1668 г. (см. № 111 36 ).

Венская корреспонденция от 14 ноября 1668 г. тоже фигурирует в ку рантах два раза, в двух разновидностях (125.221–222;

226;

оригинал при водится под № 127 на с. 358). При этом один из переводов, возможно, восходит к другому источнику (ср. комментарий к № 127). Впрочем, нам представляется маловероятным, что эти два независимых друг от друга перевода первоначально относились к одной сводке курантов: лист 226 на чинается с сообщения «Из Вны ж нояб ря ДІг [14] числа». Использование слова ж (же) предполагает, по нашему мнению, существование предыду щего сообщения из того же города (Вены), но его там нет. Скорее всего, архивные листы перепутаны.

Мы сталкивались также с ситуацией, когда в одной русской сводке два раза переводилась не одна и та же корреспонденция, а две очень близкие по содержанию корреспонденции из двух разных газет — а именно из 39-го выпуска «Ordinaris Dingsdaeghsche Courant» и из 40-го выпуска «Oprechte Haerlemse Dingsdaegse Courant» за 1665 г. (№ 290 и 295 на с. 479 и 481;

см.

30.66 и 30.64 в русской части издания). Вероятно, и эти переводы осущест влены разными переводчиками;

иначе было бы непонятно, почему почти идентичные по содержанию нидерландские газетные статьи, причем обе под заглавием «Из Варшавы сентяб ря вь АІ [11] де нь », отражены два раза в одной и той же русской сводке 37. Представляется, что одновремен но работали два переводчика, которые решили между собой распределить задачу таким образом, чтобы каждый из них переводил один выпуск.

Переводы из одного газетного выпуска, естественно, в принципе всегда сначала относились к одной и той же сводке курантов, и случаев, когда материал из одной и той же оригинальной газеты в курантах оказался бы внутри разных сводок, практически не было обнаружено. Когда тем не менее переводы из одного газетного выпуска оказываются в разных См., однако, комментарий к № 111 о том, что в основе одного из переводов, воз можно, лежал другой, очень похожий по содержанию источник.

Между двумя оригинальными корреспонденциями имеется несколько различий, из которых можно сделать вывод, что они в свою очередь основаны на двух независи мых друг от друга переводах, по всей вероятности, с немецкого.

Вводная часть единицах издания В-К VI, это обычно объясняется уже не раз упоминав шимся нарушением порядка листов в архивном деле.

Когда переводы из якобы одного печатного выпуска попадают в раз ные сводки, хотя порядок архивных листов не нарушен, у нас всегда есть сомнения, подтвержденные и текстуальным сличением, что либо один из переводов, либо оба не восходят к указанному «первоисточнику», т. е. ука занный источник совпадает с переводом по содержанию, а на самом деле в основе русской редакции скорее всего лежало другое издание, где был напечатан идентичный (или почти идентичный) текст. Так, например, русские версии немецких корреспонденций из Парижа от 3 января 1670 г.

и из Вены от 8 января (оригиналы № 193 и 194) находятся в двух разных русских сводках, соответственно 192 (л. 50) и 194 (л. 55). Как указывается в комментарии к венской корреспонденции, у нас остались довольно силь ные сомнения относительно того, действительно ли приведенный «ори гинал» из 9-го выпуска «Knigsb. Donnerstags Ordinari Post-Zeitung» яв ляется непосредственным источником русского перевода. В тех случаях, когда мы с уверенностью можем сказать, что было использовано именно приводимое нами издание, русские версии всех корреспонденций из этого издания всегда помещены внутри одной сводки.

Глава Несколько слов о технике перевода Переводческой технике в Посольском приказе можно — и должно — по святить целую монографию. В данном разделе мы лишь обобщим неко торые наблюдения, сделанные в ходе работы над изданием оригиналов первоисточников.

5.1. Способы сокращения материала Ввиду изобилия материала в газетах переводчикам обычно приходи лось не только сосредоточиваться на самых нужных статьях (и оставлять другие в стороне), но и осуществлять сокращения внутри отдельных га зетных статей, даже если это были корреспонденции на актуальные, ин тересующие царя и его приближенных темы. Согласно нашим наблюдени ям, переводчики пропускали «побочную информацию». На практике это часто все то, что не совсем обязательно для понимания сообщаемого. Так, когда переводилась информация о каких-либо переговорах или проектах соглашений, всегда довольно точно переводились сами предложения (или решения), а детали о месте, где проходили переговоры, или рассуждения журналистов о предпосылках, вероятном исходе или последствиях пере говоров обычно опускались.

В качестве примера можно привести корреспонденцию из Штетти на от 7 июня 1670 г. о дипломатических переговорах между Англи ей, Францией и Голландией (см. № 226). В русской редакции (210.392– 393) довольно точно передаются предложения голландского посла von Beuningen (в данной — немецкой — статье с «германизированной» фор мой его фамилии, вместо van Beuningen 1 ). В самом начале немецкой корреспонденции указана причина, почему переговоры не могут прово диться в Дувре, а должны быть перенесены в Кентербери. Эта инфор мация, не относящаяся непосредственно к переговорам, в переводе про пущена. В конце немецкой статьи корреспондент делает предположения о вероятном исходе переговоров, причем приводятся разные мнения. По Beuningen, Koenraad van (1622–1693) — нидерландский политический деятель и дипломат;

шесть раз был бургомистром Амстердама.

Вводная часть видимому, такого рода спекуляции не рассматривались как достаточно важные;

они тоже пропускались.

Пропускаются также всякие «дистанцирования» журналистов от со общаемого. Корреспонденты газет любят подчеркивать, что они не дают никакой гарантии, действительно ли имело место то, о чем они пишут, — возможно, потом окажется, что дела обстоят по-другому. В переводах та кие сомнения отражены крайне редко. Так, например, в переводе гааг ской корреспонденции от 30 января 1666 г. (см. № 61) пропущены фразы «Allhie wil zwar verlauten/ ob... » (‘правда, здесь говорят, что... ’) и «ohne da man hievon noch einige Gewiheit hat» (‘но подтверждения это му пока нет’). В переводе амстердамской корреспонденции от 29 сентября 1665 г. о том, что епископом мюнстерским осажден либо город Кампен, либо Девентер, или даже ни тот, ни другой, — тоже пропущены все сом нения корреспондента (см. № 294 на с. 481 и л. 30.66 в русской части из дания). С точки зрения московских правителей, разумеется, не так уж важно, какой из голландских городов осажден, ведь и тот и другой в России совершенно неизвестны. Из корреспонденции о том, что какой то рыбак якобы видел на море английский флот, состоящий из 80 кора блей, в курантах сделано следующее сообщение: «Аглинскои караванъ на море видели числомъ П (80) караб леи» (л. 51.210;

оригинал см. № 377), несмотря на то, что, согласно источнику, рассказ рыбака не является достойным большого внимания: «invoegen veele hier aen gansch niet en ge loven», ‘так что многие в это совсем не верят’. Такого рода дистанциро вания никак не способствуют пониманию текста, поэтому они чаще все го и пропускаются русскими переводчиками, которые сосредоточивают ся на том, что им кажется самым важным, — а сюда, очевидно, не от носится выражение личного отношения корреспондента к описываемым событиям. Тем самым, однако, всякие события, о которых корреспонден ты писали предположительно, в русской редакции предстают как факты.

По нашему мнению, это значительно уменьшает ценность самой инфор мации.

В некоторых случаях дистанцирование корреспондента бывает ирони ческим. Ср., например, последнее предложение памфлета [Idolum Judai cum II]: перечислив предметы, которые еврейский пророк якобы носит с собой (в том числе фиговый листок, которым прикрывался Адам, и прялку, на которой пряла Ева), — автор замечает: «Was von solchen und dergleichen Sachen zu halten/ wird der verstndige Leser leicht bey sich selbst ermessen knnen» (‘Что следует думать о таких и подобных вещах, умный читатель сам может для себя решить’;

см. оригинал № 42 на с. 293–297;

русская редакция 44.136–141). Таким образом, автор сочинения дает по нять, что он сам не верит в то, о чем пишет, а только передает то, что слышал от других. Но в русской версии это предложение не отражено, хотя фантастический список переведен (за исключением двух предметов).

Мы встречали также случаи, когда в результате сокращения в русской версии утверждается информация, которая в оригинале прямо опровер гается. В качестве примера можно привести «перевод» парижской кор Несколько слов о технике перевода респонденции от 11 сентября 1665 г. из 39-го выпуска «Oprechte Haerlem se Saterdaegse Courant» (см. также наш комментарий к № 281 на с. 475).

В данной корреспонденции мы читаем: ‘В моем предыдущем [письме] я со общил, будто герцог де Бофор 2 с королевским флотом прибыл на остров Бель-Иль, но это оказалось неверным, а наоборот... ’ (наш перевод. – И.М.). После этого введения следует рассказ о том, что произошло на самом деле: недалеко от Алжира французский адмирал Бофор встретил семь турецких пиратских кораблей. В русской версии в результате сокра щений и упрощений осталась следующая информация: «Дук Беауфортъ съ королевским караваном вь Бел Исле пришол, и отшод от того мста на море встртил З [7] турских воровских караб леи» (30.60). Даже если допустить возможность, что русская версия была составлена на основе по добной корреспонденции из другой, не сохранившейся до наших дней гол ландской газеты, очень мало вероятно, чтобы где-либо была опубликована корреспонденция, подобная русскому сообщению из Парижа: ведь сооб щения о том, что Бофор прибыл на остров Бель-Иль (у берегов Бретани!) и встретил турецкие карабли недалеко от Алжира, просто несовместимы.

По-видимому, переводчик не знал, где расположен остров Бель-Иль, но на всякий случай не упомянул, что встреча с семью турецкими корабля ми произошла у берегов Алжира.

Довольно регулярно пропускались также сведения о том, откуда, каким путем, через какие города и как быстро какая-либо информация доходила до того корреспондента, который ее распространяет дальше.

Очевидно, такая информация очень важна для европейского читателя:

в зависимости от нее он решает для себя, насколько эта информация дос товерна. Так, в процитированной выше (с. 47 и сл.) корреспонденции из Маастрихта от 15 марта 1670 г. сообщается об избрании нового папы, и в частности о том, что он ‘склонен к французской стороне’. В подтвер ждение этого в печатных газетах приводится следующий аргумент: ‘...

почему и эта новость из Рима через гонца пришла в Париж за шесть дней, оттуда в Льеж за два с половиной, а вчера после обеда была сообщена здесь (т. е. в Маастрихте. – И.М.) через господина барона Вейера’. Ни в одной из сохранившихся газет, в которых была напечатана корреспон денция об избрании папы, эти подробности не были вычеркнуты, только русскому переводчику они не показались достаточно важными. Разумеет ся, ему и не было понятно, превышают ли обычный темп (и насколько) шесть дней пути из Рима в Париж и два с половиной из Парижа в Льеж.

Подобным же образом из переведенной почти полностью нидерландской корреспонденции из Данцига от 13 марта 1660 г. пропущен источник од ной информации: «soo uyt Pultowska 3 van den 5 deser bericht wordt» (‘как Duc de Beaufort, Franois de Vendme (1616–1669) — французский адмирал. О нем идет речь также в № 332, 363, 378, 407, 509, 512 (все на нидерландском языке).

(В последней корреспонденции сообщается о его смерти на Крите в августе 1669 г., незадолго до полной капитуляции венецианцев.) Вероятно, имеется в виду город Пултуск (Putusk) в Мазовии, километрах в 50 к северу от Варшавы. См. также в 1.279 русской части издания: «в городе Вводная часть сообщается из П. от 5 сего месяца’;

см. № 242 на с. 453 и сл.). В данном случае причиной пропуска может быть незнание топонима.

Приведем еще один пример типичного сокращения. Он показывает, что не только путь информации, но и подтверждения через свидетелей не считались достаточно важными. Корреспонденция № 227 — письмо из Каменца Подольского от 24 мая 1670 г. — в принципе переведена уди вительно точно;

пропущено лишь одно предложение: «... was ich in se creto, au des Chocimischen Burkalazer eigenem Munde/ und von Vorneh men Leuten in der Wallachay vernommen/ welches auch Herr Mysliszewski mit angehret... » (‘что я тайным образом сам услышал из собственных уст бургграфа [города] Хотина и от знатных людей в Валахии и что господин Мыслишевский тоже слышал’). Для немецких читателей такого рода свидетельства — это почти гарантия, что сообщаемому можно дове рять, в то время как русскому переводчику подобная информация кажет ся излишней. (Конечно, надо полагать, что он, кроме того, не знал, что такое Burkalazer 4, а упоминание никому в России неизвестного господи на Мыслишевского также вряд ли явилось бы для российских правителей гарантией достоверности письма из Каменца.) Характерно в связи с этим, что часто — хотя и далеко не всегда — про пускаются и очень популярные в газетах XVII века трафареты, т. е. фразы типа «die Zeit wirds in kurtzem auweisen» (‘время скоро покажет’;

см. ком ментарий к № 225 на с. 436), или «... allwo es denn wiederumb was neues zu Schreiben abgeben wird» (‘откуда опять будет что-то новое, о чем писать’;

ср. № 231);

ср. также голландский пример: «maer sulckx per naesten» (‘но об этом в следующем (письме)’;

ср. № 326). Сюда относятся также ничего не значащие обороты типа «Hier is niet nieuws;

als dat... » (‘здесь нового ничего нет, кроме... ’;

см., например, № 320), или «Van hier is niet schrijf waerdig/ als dat... » (‘здесь нет ничего, заслуживающего упоминания, кро ме... ’), № 304. Тут налицо своего рода газетные штампы, не содержащие, собственно, никакой новой информации, и русские переводчики не пере водили их совершенно обоснованно. К ним примыкают обороты типа «Soo men verstaet... » (‘как мы понимаем’) в корреспонденции № 280 (с. 474) или «Soo het schijnt... » (‘как кажется’) и «Men meynt nu... » (‘теперь считают’;

№ 307). Иногда такие фразы переводились 5 (можно предпола Пултовском»;

рядом фигурирует «Мазовская земля». Оригинал к данному переводу не найден.

Слово Burkalazer не отражено ни в одном из немецких словарей или картотек.

Этимологически оно связано со словом Burggraf (средневерхненем. burc-grve) и, по видимому, вторично заимствовано через польский (burkuab / burkoab румын. pr kalb венгер. porkolb). В одном из наших латинских первоисточников, № 590 на a с. 638, использована латинизированная форма в виде прилагательного, Burchalovien sis (Moderator), тоже не отраженная ни в одном латинском словаре (см. также [Maier 2003a: 235, примечание 20]).

Приведем хотя бы один пример. Газетный трафарет ernet die Zeit (дословно ‘окажет время’) в № 21 («ob sie es auf heutiges Beschweren... ebenmig halten werden/ ernet die Zeit») отражен в русской редакции: а что нне здлаетца впред услышим (л. 23.61).

Несколько слов о технике перевода гать, в зависимости от общего количества переводимой информации и от временных рамок), но чаще всего пропускались.

По нашим наблюдениям, довольно регулярно пропускалось также то, что было совсем непонятно. Сюда относятся целые предложения, про цитированные в газете на латинском языке. Такие примеры встречают ся исключительно в немецких газетах;

для голландских целые длинные цитаты на латыни не характерны. Например, в одной из варшавских кор респонденций от 7 ноября 1668 г. приведена библейская цитата, — впро чем, не совсем точная, а процитированная журналистом по памяти: «Et dixit Samuel congregatis in Maspha, Ecce vos Dominus eruit de manu Regum, qui aixerunt vos» (№ 116;

‘А Самуил сказал собравшимся в Массифе:

вот Господь избавил вас от руки царств, угнетавших вас’;

наш перевод, – И.М.;

ср. 1 Цар. 10.17–18). Можно думать, что тема проповеди варшавско го священника и не очень важна в рамках политической корреспонденции, но далее в газете эта тема обыгрывается, и в результате русскому читате лю многое остается неясным.

В русской редакции другой корреспонденции на польскую тематику (из Кракова;

см. № 176 на с. 399) пропущены два последних предложения, о публичном протесте вице-канцлера против нетерпимого поведения горо да Данцига, который незаконным образом присваивает себе разные права, принадлежащие польской короне: «Gegen der Stadt Dantzig insolentz/ die nunmehro insupportabel wre/ hat der Vice Cantzler public votiret, weil sie sich jura Majestatis & Principum arrogirte, und jus Maris sci, caducorum, exten sionem privilegiorum &c. impun bihero usurpiret htte. Drumb man au die Coercition derer Exorbitantien bedacht seyn mste». Этот «немецкий» пас саж изобилует заимствованными из латыни словами, а также целыми выражениями на латыни. Нельзя сказать, что содержание этого пассажа менее важно, чем первая часть корреспонденции, которая была переве дена. Думается, он остался непереведенным просто потому, что перевод чик не понял, о чем идет речь.

Таких примеров много. Из королевских предложений на варшавском сейме от 7 марта 1670 г. (см. № 212) переводчик пропустил два пункта. Оба сформулированы по-латыни: «11. Prtensio Civitatis Dantiscan, sum ma Trubecensis, Illustrissimorum Ducum Curlandi & de Croy commen dantur... 15. Provisio Johannis Casimiri». Они отнюдь не менее важны, чем все остальные пункты, которые переводились более или менее точ но, но переводчик, очевидно, их не понял. В русской редакции коррес понденции № 54 не переведено латинское выражение stante adhuc Con silio (‘пока еще продолжалось совещание’). На фоне изобилия новостей, из которых в любом случае приходилось делать какой-то выбор, степень понятности оригинальной информации, по-видимому, играла определен ную роль: зачем переводить непонятную информацию, если и понят ной более чем достаточно? При этом нельзя забыть, что в п р и н ц и п е в Посольском приказе работали также переводчики со знанием латинского языка, но они, очевидно, обычно не участвовали в переводе очередных немецких и голландских газет, тогда как переводчики с за Вводная часть падноевропейских языков, по-видимому, не владели латинским. Кроме того, создается впечатление, что для переводчиков еженедельных газет было непросто консультироваться у коллег-специалистов по латинскому языку.

5.2. Способы упрощения материала на уровне отдельных предложений 5.2.1. Пропуск неизвестных фамилий и названий местностей В русских переводах часто пропускаются фамилии не очень известных (особенно в России) людей, а также названия местностей, о которых в Рос сии не слышали. С одной стороны, уровень эквивалентности в результате таких сокращений несомненно снижается [Алексеева 2004: 221], а с дру гой — такая информация удлиняет предложения и затрудняет понимание;

без них можно прекрасно обойтись.

Приведем примеры. В переводе нидерландской корреспонденции из Антверпена от 23 марта 1660 г. очень подробно описываются картины, вы ставленные на главной городской площади по случаю заключения мира между Испанией и Францией (см. 1.277). В иностранном подлиннике упоминается также фамилия художника, украсившего подставку (в рус ском переводе: «рундук»), на которой были выставлены картины: Erasmus Quellinus (Антверпен, 1607–1678 гг. — И.М.), но эта неизвестная в России фамилия в русской версии не фигурирует. В русской версии висмарской корреспонденции от 28 мая 1665 г. опущена фамилия голландского посла, Amerong (см. оригинал № 15, русская редакция 22.28–29). Также опущена фамилия англичанина Robert Cinner Clyton из лондонской корреспонден ции от 1 марта 1666 г. 6 (см. № 318), а в русской редакции варшавской кор респонденции от 6 января 1668 г. — фамилия бранденбургского посланни ка van Hovenbeck (74.53–56 в русской части издания;

оригинал: № 68 на с. 316 и сл.). В русской версии сообщения из Львова от 3 февраля 1668 г.

в сводке 81, л. 82–83 не упомянута фамилия коменданта Белой Церкви, Stackorski 7 (оригинал см. № 69 на с. 318), а также названия нескольких малоизвестных городков и деревень, например, Caruow 8, Podhayec / Pod В русской редакции эта дата не фигурирует;

для курантов выбран материал из трех нидерландских газетных статей, помещенный в сообщение из Лондона от 22 фев раля (см. 38.48–49 в издании В-К). Нам не удалось идентифицировать англичанина Robert Cinner Clyton ни в одном биографическом словаре или электронном указателе.

Мы подозреваем, что фамилия в источнике искажена.

Jan Stachurski (Stachrski) стал комендантом крепости Белой Церкви в 1664 г.

[PSB, 41: 351–352]. В переводе письма Стахурского от 5 июля 1668 г. (93.133–134) его фамилия — на сей раз в форме Stachor (см. № 73 на с. 322) — вновь пропущена.

Нам не удалось с полной уверенностью идентифицировать это место. Вероятно, имеется в виду город Карасубазар в Крыму, ныне (с 1944 г.) Белогорск. Письмо поль ского пленного у татар отправлено из города «Bialogrod», — очевидно, Белгород, к югу Несколько слов о технике перевода hoyec 9. В переводе варшавской корреспонденции от 24 октября 1668 г.

пропущена фамилия итальянца Colalti (121.200–201;

оригинал см. № 107);

в переводе корреспонденции из Лондона от 24 июля 1669 г. не упоминают ся имена двух судей английского короля Карла I, Henry Martyn и Henning ham (161.314;

оригинал см. № 148 на с. 374), незнакомые как самим пере водчикам, так и тем, для кого переводы предназначались. От такого рода упрощений (которые нам кажутся понятными и естественными) перевод не страдает, скорее наоборот.

Довольно распространенным способом упрощения текста является также прием замены малоизвестной фамилии обозначением политической должности определенного деятеля. Граф Карлейль (Charles Howard, rst Earl of Carlisle, 1629–1685), конечно, был хорошо известен переводчикам Посольского приказа. Этот английский политический и военный деятель в 1663 г. был послан чрезвычайным послом в Россию, Швецию и Данию 10.

В 1668 г. граф Карлейль снова был отправлен в Швецию. Ему было пору чено передать орден Подвязки (Order of the Garter) молодому шведскому королю Карлу XI. Очевидно, обо всех передвижениях английского графа сообщалось в газетах, и нередко эти известия попадали также в куранты (см., например, № 124 из немецких оригиналов и 498, 501, 504, 505, и 529 из голландских). Иногда переводчики в русских версиях оставля ли как фамилию, так и обозначение должности дипломата. Но они могли также убрать фамилию и заменить ее должностью, как это было сдела но в связи с корреспонденцией из Копенгагена от 13 апреля 1669 года 11.

В оригинале фигурирует Den Heere Grave van Carlisle (‘господин граф Карлейльский’), в данном случае без указания его функции. Однако пере водчик вместо фамилии написал «аглинскои посолъ» (135.282).

Помимо обозначением должности человека малоизвестная фамилия могла заменяться также чем-то другим. Так, в нидерландской корреспон денции из Парижа от 13 июля 1666 г. 12 сообщается о том, что ‘господин де Бертилла сегодня заплатил 100 000 крон графу Конингсмарку’ (наш перевод. — И.М.);

в оригинале, № 405: «en men segt/ dat Monsr. de Bertil la op heden 100000 Kroonen aen den Grave van Coningsmarck heeft getelt».

В русской версии фамилия неизвестного француза 13 не упомянута, и он от Курска, недалеко от современной границы между Россией и Украиной, созданный как форпост на южных рубежах России, часть Белгородской оборонительной черты.

Ныне Podhajce (Lubelskie), Польша.

См. описание путешествия этого посольства в книге «A Relation Of Three Em bassies From his Sacred Majestie Charles II... » (первое издание: Лондон, 1669 г.).

Автором был не сам Карлейль, а писатель и лексикограф Г. Мьеж (Guy Mige), уроженец Швейцарии, участник посольства Карлейля. Об этом путешествии, правда, в В-К VI нет никаких сообщений, очевидно потому, что никаких переводов из ино странной прессы за 1663 г. и первую половину 1664 г. не обнаружено.

Этой даты нет в курантах, где из трех корреспонденций — № 499–501 — скомпоно вано одно русское сообщение.

В курантах указана другая дата: 14 июля.

Нам не удалось идентифицировать его ни в одной из французских энциклопедий Вводная часть заменен королем: указал королевское величество свискому генералу Ко никсъмарку дать = Р золотых червонныхъ (62.308) 14.

Иногда опускались не только фамилии неизвестных в России людей, но и вся информация о них. Так, например, в последнем предложении кор респонденции из Венеции от 6 сентября 1669 г. говорится о ранении гра фа фон Вальдека 15 (см. № 168 на с. 387). Представляется, что в России не знали фамилию этого генерал-майора, командовавшего брауншвейг скими и баварскими войсками на стороне венецианцев против турок на Крите. Поэтому информация о его ранении, по-видимому, не рассматри валась как важная, и она целиком пропущена в русской редакции данного сообщения (л. 174.82 в издании). Подобных примеров очень много;


в от дельных комментариях они обычно оговариваются.

Однако нельзя сказать, что фамилии неизвестных в Москве полити ческих или военных деятелей опускались во в с е х случаях. Порой они и сохранялись, особенно если были упомянуты в оригинале без указания титула или должности, например, в переводе корреспонденции из Львова от 20 июля 1668 г. (см. № 75, внизу на с. 323): «... da der Herr Kirnow sky von dem Bassa von Silistria zurck kommen» гсднъ Керновскии из Силистрии от паши воротился (93.137).

Иногда вместо названий неизвестных в России местностей в переводе даются названия крупных городов, расположенных поблизости. Так, в не мецких и нидерландских источниках иногда пишут, что польский король собирается в Непорент (по-польски ныне Nieport, в нескольких киломе трах к северу от Варшавы) или пребывает там в данный момент (ср. № 72, 107 и 116 из немецких источников и № 473 из нидерландских), а в данных русских переводах этот топоним не фигурирует: либо пропускается вся информация, касающаяся этого места (например, в оригинале № 116), либо вместо городка Непорент называется известный всем топоним Вар шава: «Die Knigliche Maytt. verhot man au Pngsten zu Nieporent»

(№ 72) Его королевское величество в Варшаву ожидают мая ж въ К [29] д е н ь (89.115). На том же листе рукописи уже встречалась по добная информация: «а его королевское величество в Варшаву к заговеню ожидают»;

следовательно, переводчику было ясно, что Непорент и Вар шава — почти одно и то же 16.

и ни в одном биографическом указателе. Не исключено, что имеется в виду казначей de Berlis;

ср. № 467 на с. 571.

Словам «свискому генералу» нет соответствия в оригинале. Несомненно, рус ский переводчик знал генерала Кёнигсмарка (Hans Christoer von Knigsmarck, 1600– 1663), который воевал на стороне шведов во время Тридцатилетней войны. Но в 1666 г.

его уже не было в живых. В данной корреспонденции речь идет об одном из сыновей известного Кёнигсмарка: либо о Конраде (Conrad (Curt) Christo, 1634–1673;

о нем см.

также примечание 18 на с. 98), либо о его младшем брате (Otto Wilhelm, 1639–1688).

Josias II Graf von Waldeck (1636–1669) участвовал в обороне города Кандии (Ирак лион) с мая 1669 г. [Nouzille 1987: 124] и в августе был там смертельно ранен.

Следует, впрочем, оговориться, что у нас нет полной уверенности, является ли данцигская газета, из которой взяты цитаты под № 71 и 72, непосредственным ис точником;

не исключено, что в другой газете (кёнигсбергской?) была напечатана ста Несколько слов о технике перевода В печатных газетах нередко встречаются случаи, когда корреспондент исправляет информацию, данную (им самим или каким-либо другим жур налистом) прежде и оказавшуюся неверной, например, в корреспонден ции из Гамбурга от 26 июня 1665 г., опубликованной в гарлемской газете:

«Het Coningl: Leger wort niet tot Janowitz/ maer tot Cziersko geslagen» (‘ко ролевский лагерь разбит не в Яновце 17, а в Черске 18 ’). Переводчик совер шенно справедливо не упоминает место, где н е находился лагерь, напи сав: «а королевские полки нын въ Чирском» (см. подробнее в коммента рии к № 278 на с. 473 и сл.). С полным правом переводчики опускали так же названия других мест, где н е происходило (или не будет происходить) какое-либо событие. Приведем еще один пример: в переводе варшавской корреспонденции от 24 октября 1668 г. говорится о том, что польский ко роль, как кажется, едет не в Живец, а в Подлясье (см. № 107). В курантах эта новость передается словами «Королевское величество на Подляшье подетъ» (121.200).

Подводя некоторые итоги, можно сказать, что фамилии малоизвест ных в России людей и названия неизвестных местностей при переводе ча сто опускались, хотя и не систематически. Представляется, что во мно гих случаях, когда переводчики не могли ответить на вопросы типа «кто это?», «где расположен этот город?», они предпочитали не упоминать че ловека или город вообще. Возможно, у разных переводчиков были раз ные стратегии. Однако не исключено также, что упоминание человека (места) частично зависело от того обстоятельства, сколько времени было в распоряжении переводчика.

5.2.2. Упрощения указаний на количество В западных газетах часто встречаются приблизительные указания на количество типа «50–60 человек / домов / кораблей (погибло / сгорело / тья, в которой вместо планируемой поездки в Непорент говорилось о поездке короля в Варшаву. В таком случае, возможно, в оригинале фигурировала также конкретная дата — 29 мая — вместо названия праздника, au Pngsten. Но нельзя сказать, что пе редача немецкого выражения au Pngsten (‘к Пятидесятнице’) конкретной датой ис ключает данную немецкую корреспонденцию как непосредственный оригинал. Пере водчик вполне мог попытаться указать конкретную дату вместо неопределенной, тем более что выше уже была информация об ожидаемом прибытии короля в Варшаву «к заговеню»;

указание конкретной даты в этом сообщении дает хотя бы какую-то новую информацию по сравнению с последним предложением из предыдущего русского мик ротекста. Кроме того, «Пятидесятница» в Варшаве и в Москве — это разные даты. (На самом деле Троицын день в 1668 г. по григорианскому календарю, применявшемуся в Варшаве, пришелся на 20 мая, а не на 29.) Нам не удалось со стопроцентной уверенностью идентифицировать это место, так как в Польше имеется не менее восьми городов и городков с таким названием. Вероят нее всего, однако, что имеется в виду Janowiec Lubelski, расположенный на реке Висле в Люблинском воеводстве километрах в 130 к юго-востоку от Варшавы, в пяти кило метрах от города Kazimierz Dolny, между городами Радом и Люблин. Дворец в Яновце и окрестные земли принадлежали Любомирскому [Гордон, с. 7].

Из трех польских мест с этим названием скорее всего имеется в виду Czersk в Мазовии, между городами Варшава и Радом.

Вводная часть подготовлено)». При переводе на русский язык эти указания почти всегда упрощались. При этом обычно выбиралось более высокое, более впечатля ющее число, в частности, когда речь шла о военных или об их вооружении.

Приведем сначала несколько примеров из голландских газет. В кор респонденции из Антверпена от 15 февраля 1666 г., напечатанной в «Op rechte Haerlemse Saterdaegse Courant» 1666/8, сообщается о том, что мюн стерский князь-епископ вторгся в страну неприятеля (т. е., в Голлан дию) с 600–700 солдатами («sterck tusschen 6 en 700 Man»), а в курантах идет речь о 700 солдатах (40.32;

в русской редакции под заголовком «Из Недерляндов»). В корреспонденции из Копенгагена от 20 апреля 1666 г., напечатанной в 18-м выпуске той же гарлемской газеты, читаем: «Hier zijn nu 10 a 12 Oorlogh-schepen t’eenemael gereet... », т. е. ‘Здесь теперь 10– военных кораблей совсем подготовлены’ (см. № 348 на с. 508). Перевод чик упростил количество кораблей, написав, что оснащено 12 кораблей (48.179).

В корреспонденции из Гамбурга от 10 июня 1670 г., напечатанной в 24-м выпуске «Oprechte Haerlemse Saterdaegse Courant», говорится о большом пожаре в Москве: «Hier zijn Muscovisse Brieven, meldende van een Brandt, aldaer geweest, waer in tuschen de 3 en 400 Huysen souden zijn afge brandt... » (‘Здесь есть московские письма, сообщающие о происшедшем там пожаре, в котором сгорело, как пишут, от 300 до 400 домов’). Согласно русской редакции, в Москве просто «У (400) дворовъ згорло» (л. 210.387;

см. оригинал № 575, с. 625).

Для немецкоязычных газет, как нам кажется, такие «гибкие» указа ния на количество менее характерны, чем для нидерландских. Приведем только два примера. Согласно корреспонденции из Гамбурга от 12 октя бря 1668 г. (см. № 93 на с. 334), в герцогстве Бременском должно остаться всего две или три тысячи шведских военных, «und bleiben nur 2. 3000.

Mann im Hertzogthumb Brehmen bestehen». В русской версии указан толь ко верхний предел: а в Бремени толко три тысячи оставляют (110.149).

Другой пример — из амстердамской корреспонденции от 11 октября 1669 г., напечатанной в 161-м выпуске «B. Einkommende Ordinari und Post zeitungen» (оригинал см. № 171 на с. 390). В последнем предложении ори гинала мы читаем: «In Leiden haben die hitzige Fieber schon in zehn Wo chen ber 4. bis 5000. Mann weggenommen... », т. е. ‘В Лейдене тяжелые лихорадки за 10 недель уже унесли жизни более чем 4 000-5 000 чело век’. Следует признать, что указание количества в оригинале нелогично:

погибло либо 4-5 тысяч человек (т. е. менее 5 000), либо свыше пяти тысяч.

Переводчик устранил этот алогизм и написал «съ = Е [5000] ч еловек умерло».

Во всех приведенных выше случаях русский переводчик упростил ко личество, назвав верхний предел. В следующем примере в соответствии с нидерландским указанием времени in 3 a 4 weken (‘через 3–4 недели’) в русской редакции был избран нижний предел, однако с эксплицитным выражением приблизительности (посредством инверсии): «недли в три»

(оригинал см. № 578 на с. 628).

Несколько слов о технике перевода Случаи, когда «гибкое» указание на количество передавалось бы та ким же неточным выражением по-русски, встречаются крайне редко.

К таким исключениям относится случай «аглинских людеи побили восмь сотъ или девятсотъ члвкъ, а от них пало шестьсотъ или семьсотъ члвкъ» в соответствии с немецким предложением «da auch... 8 900/ der Englischen ebenmssig 6 700 geblieben wren» (см. оригинал № 66 на с. 313 и сл. 19 ), а также оборот «в трехъ или въ Дх крепостях» в качестве перевода нидерландского выражения 3 a 4 vestingen (№ 581 на с. 630).

5.3. Способы уточнения и конкретизации Во многих русских микротекстах мы находим слова и выражения, не имеющие соответствия в оригинале. В редких случаях они появлялись в результате недоразумений, а чаще всего это уточнения переводчика с целью сделать сообщаемые известия более конкретными и тем самым более понятными.


Так, например, переводчик корреспонденции № 362 уточнил, что de toe-komende Keyserinne (‘будущая императрица’) — невеста его импера торского («цесарского») величества. О предстоящем браке он знал из мно гих других газетных статей. Когда в газетах речь идет о татарах, пере водчики обычно добавляли либо слово крымский, либо даже целую фразу типа «Всти из Крыму» (ср. № 351) или «ис Крыму слышат» (ср. № и 381). В этих примерах переводчик добавил типичный газетный штамп, который, конечно, мог бы быть использован и в оригинале, но случайно его там нет.

В следующих подразделах рассматриваются некоторые типичные спо собы уточнения и конкретизации, применявшиеся переводчиками Посоль ского приказа.

5.3.1. Уточнения «дейктических» выражений Отдельным вопросом является передача в курантах дейктических спо собов указания места, времени или людей в оригинале, типа hier;

hierher;

von hier;

morgen;

wir;

die unseren (‘здесь;

сюда;

отсюда;

завтра;

мы;

наши’).

Обычно эти указания оставлялись такими, какими были, т. е. переводчик передавал их соответствующим русским дейктическим оборотом, но иног да он заменял их конкретным названием (географического места, нацио нальной принадлежности военных и т. д.) — или же другим дейктическим указанием. Устранение некоторых дейктических указаний, в частности, места и лиц, несомненно облегчало понимание сообщаемого, так как ука зания дейктического типа требуют, чтобы читатель / слушатель помнил название города или страны в заглавии сообщения. Приведем несколько наглядных примеров.

О непонимании того обстоятельства, что согласно оригиналу первое число отно сится к убитым шотландским мятежникам, а второе — к англичанам, см. комментарий к № 66 на с. 314.

Вводная часть Первое предложение в нидерландской корреспонденции из Варшавы от 27 апреля 1656 г., напечатанной в амстердамской газете «Ordinarise Middelweeckse Courante», гласит: «Het is alhier in een ellendigen stant en werden alle onse Volckeren vande Poolen doodtgheslagen... » (‘Здесь все в плачевном состоянии, и все наши воины уничтожаются поляками... ’;

см. оригинал № 233 на с. 447). Переводчик совершенно правильно понял, что под выражением onse Volckeren в данном случае подразумеваются ш в е д с к и е военные, хотя корреспонденция прислана из Варшавы (види мо, она была написана корреспондентом при шведской армии), и написал:

полские люди безпрестани побиваютъ свискихъ людеи (0.211). В том же микротексте вместо uyt de Stad (‘из города’) верно уточнено, из какого именно города, — из Варшавы: «alhier werdt niemant u y t d e S t a d ghela ten» из В ар ш а в ы никого мещан не выпущают (там же).

В конце сравнительно короткой корреспонденции под заглавием «Wt Koningsbergen den 2 May» из той же амстердамской газеты имеется ин формация о приезде московского посла: «heeden is alhier een Ambassadeur van den Moscovieter aen den heer Keurvorst aenghekoomen... » (‘сегодня приехал сюда посол от московитов к господину курфюрсту’;

оригинал см.

№ 235 на с. 448). Читателю (и тем более слушателю!) нелегко запоминать для каждого сообщения место его сочинения. В данном случае после названия города Кёнигсберг была речь еще и о Варшаве (где якобы скончался шведский монарх Карл X), так что любой читатель может запутаться, к чему же относится дейктическое слово alhier. Поэтому пере водчик и уточнил место, написав «В Кролевецъ пришол... » (русскую версию см. 0.212).

В варшавской корреспонденции от 11 сентября 1660 г., напечатанной в гарлемской газете, мы читаем (№ 295): «Wy hebben gewisse Tijdinge/ dat de Armeen dicht by Czenstochowa aen malcander zijn geweest» (‘У нас надежное сообщение о том, что армии столкнулись близ Ченстоховы’).

Переводчик вместо неопределенного выражения de Armeen добавил, о ка ких войсках идет речь: Всти к нам дошли подлиннишие что воиска ко ролевские и Любомирского вмсте сьходилис (30.64). В следующем пред ложении опять уточнено неопределенное, дейктическое выражение ори гинала: вместо Van onse zijde zijn ghevangen... (‘с нашей стороны взяты в плен... ’) переводчик написал «с королевские стороны побито... » 20.

В нашем последнем примере данного подраздела переводчик заме нил дейктическое указание времени другим способом, но тоже дейкти ческим. Корреспонденция из Амстердама от 29 мая 1666 г. начинается словами Voorleden Donderdagh (‘прошлого четверга’), а в переводе — со общении из Гааги от 27 мая — мы читаем «третяг дня» (оригинал № на с. 517;

русская редакция в 51.207). Так как «нормальный» читатель (или слушатель) не знает, какому дню недели соответствует определенная дата месячной давности, выражения типа вчера, позавчера действитель но более информативны ввиду того, что каждая корреспонденция имеет О несоответствии между ghevangen и побито см. комментарий к № 295 на с. 481.

Несколько слов о технике перевода дату. Замечательно, что это в каком-то отношении совершенно правиль но: 29 мая 1666 г. по новому стилю, дата амстердамской корреспонденции (которая совпадает с датой выпуска данного экземпляра амстердамской газеты «Tijdingen uyt verscheyde Quartieren») — это суббота, т. е. третий день после четверга, 27 мая. Однако поскольку русский перевод малень кого фрагмента из этой корреспонденции вставлен в перевод корреспон денции из Гааги от 27 мая, получается, что «третьего дня» — это вторник, 25 мая, т. е. все же не точно тот же день, который фигурирует в ориги нальном сообщении. Но с другой стороны, это, конечно, не имеет никакого практического значения после более чем месячного путешествия газеты из Амстердама в Москву.

Переводчики старались также уточнить временные указания ориги нала, выраженные не дейктическим, а другим «неточным» способом. Так, к концу корреспонденции из Данцига от 14 сентября 1669 г. (напечатан ной в берлинской газете «Sonntagischer Mercurius» 1669/37) сообщается о дне, с которого должна была начаться планировавшаяся девальвация польской монеты: «... welche valvation denn den andern Tag nach Michaelis ihren Anfang nehmen sol». Переводчик оставил «неточную» формулиров ку «другово дня по Свтомъ Михаиле», но добавил также точную дату — совершенно правильную: «то есть Л дня сентяб ря» (оригинал см. № 164, в курантах 172.74).

5.3.2. Уточнения указаний мест Особая тема — это уточнения географического и историко-политиче ского характера 21. Нас сейчас интересуют только те случаи, когда пере водчики Посольского приказа вносили подобные уточнения по собствен ной инициативе. Эти случаи следует отграничивать от примеров, когда какое-либо географическое «объяснение» находится уже в тексте пер воисточника, — ведь такого рода уточнения имеются, конечно, также и в западных рукописных и печатных газетах. Так, например, в свод ке 27.105 слова Из Недерляндов («Из Недерляндов пишут ис кораб ля Гедерлянда») не являются уточнением переводчика, потому что в пер воисточнике тоже фигурирует слово Nederlanden (см. № 268 на с. 466).

Нас занимают, только такие случаи, когда в основе уточнений лежат ис ключительно знания самих переводчиков. Решающую роль здесь играет сравнение с оригиналами.

Так, в русской редакции венской корреспонденции от 30 мая 1665 г.

(№ 16) переводчик уточнил, что город Эгер находится «в Ческои земл», а после первого упоминания города Мальборк в переводе данцигской кор респонденции от 14 сентября 1669 г. переводчик добавил, что этот город расположен в Пруссии (см. № 164: (из Малборка города) в П р ус ех).

В русской версии корреспонденции из Кёльна от 18 марта 1670 г. (№ 213) Такого типа уточнениям, сделанным на полях текстов курантов, посвящено специальное исследование С. М. Шамина, основанноее на курантах времен Федора Алексеевича (1676–1682 гг.) [Шамин 2004а].

Вводная часть при названии города — в русском переводе в форме «Из Клинъна» 22 — на поле имеется помета: в Цесарскои земл над Рною (200.137). В пере воде нидерландской корреспонденции из Антверпена от 23 марта 1660 г.

(№ 246) добавлены слова «Брабанские земли» как уточнение, где распо ложен Антверпен.

Имеется еще ряд примеров, но надо сказать, что в 60-е годы XVII в.

этот способ еще не применялся с такой регулярностью, как в более позд них курантах (ср. [Шамин 2004а]).

В редких случаях переводчики ошибались в своих географических объяснениях. Очень наглядный пример представлен в переводе коррес понденции от 4 июня 1670 г. из итальянского города Маламокко, распо ложенного на острове недалеко от Венеции (перевод с латыни;

см. 211. и оригинал № 589 на с. 637). На поле возле слов «Из Маломука июня въ Д де нь » имеется помета «в Ынде» — очевидно, переводчик подумал об известных ему Молуккских островах (см. подробнее об этом переводе с латыни в работе [Maier 2003a]).

5.3.3. Уточнения сведений о политических деятелях В разделе 5.2.1 мы писали о том, что фамилии малоизвестных лю дей часто опускались. Наблюдается, однако, и обратное явление, когда в русской редакции добавляются фамилии, которых нет в оригиналь ной корреспонденции. Это делается, как правило, в тех случаях, когда речь идет о каком-либо достаточно важном деятеле, о более или менее известном в России человеке. Так, после отречения от престола поль ского монарха Яна Казимира осенью 1668 г. руководство страны прак тически перешло в руки Миколая Пражмовского (Mikoaj Pramowski, 1617–1673) — примаса (главного епископа) римско-католической церкви, архиепископа Гнезненского и великого коронного канцлера. Он выполнял функции «интеррекса» во время междуцарствия, как это предписыва лось польской конституцией. В современных немецких (а также нидер ландских) источниках интеррекса обычно именовали Primas Regni (по немецки также Reichs-Primas);

его фамилия сравнительно редко фигу рирует в западных источниках. В немецкой корреспонденции из Варша вы от 8 октября 1668 г., которая приводится под № 104 на с. 341 и сл., наместник короля и глава польского государства так и называется Pri mas Regni, без указания фамилии. Однако в русской версии представлена его фамилия. Должно быть, переводчик исходил из того, что она известна в России и ее упоминание облегчит понимание сообщаемого, — тем более, что латинское слово primas, вероятно, было неизвестно в России XVII в. Но в данном случае речь идет о главе государства, так что это добавление Переводчик здесь не применил обычный способ транслитерации (см. с. 176 и сл.).

Русская форма данного топонима напоминает о голландской форме Keulen, хотя пере вод явно был сделан на основе немецкоязычной корреспонденции.

В другом русском сообщении о наместнике короля термин Primas Regni передан словами «бискупъ Гнездинскии» (см. нидерландский оригинал № 548 на с. 612).

Несколько слов о технике перевода в принципе не противоречит тому факту, что в других случаях, в связи с каким-либо второстепенным посланником и т. п., фамилии скорее устра нялись, нежели добавлялись.

5.4. Способы «актуализации» материала Между написанием письма корреспондента и выходом газетного вы пуска проходил какой-то промежуток времени, от нескольких часов или одного дня 24 до нескольких месяцев (новости из Константинополя или из Америки);

от даты выпуска газетного номера до перевода в Посольском приказе проходило еще несколько недель. Поэтому почти любое событие, о котором в письме корреспондента сообщалось в будущем времени, — на пример, планировавшееся начало заседания сейма, подготовка к поездке важного политического деятеля, намеченный прием посла — было уже в прошлом, когда газета готовилась к печати, и тем более, когда перевод чики Посольского приказа приступали к работе над очередной сводкой курантов. Если, например, корреспондент пишет о том, что «заседание сейма начнется 5 июня», и переводчик об этом же событии сообщает в ку рантах, у него в принципе две возможности: он может оставить временные отношения такими, каковы они в источнике, или же написать о плани ровавшемся во время написания письма событии в прошедшем времени.

Согласно нашим наблюдениям, московские переводчики (как, впрочем, и издатели печатных газет) н е изменяли временные отношения оригинала.

Это, конечно, справедливо, так как планы могут и не осуществиться — поездка, заседание сейма и т. п. могут быть отложены.

Приведем сначала пример, в котором переводчик не изменял буду щее время, которое использовано в первоисточнике. Корреспонденция из Брюсселя от 3 мая 1668 г., опубликованная в 19-м выпуске «Oprechte Haerlemse Dingsdaegse Courant», начинается следующим образом: «Heden is hier Expresse Tydinge ghekomen van Aken, als dat de Vrede daer Mor gen of Over-morgen sal gepubliceert worden» (‘сюда пришли известия че рез гонца из Аахена о том, что там завтра или послезавтра будет провоз глашен мир’). В курантах мы читаем: с нарочным гонцом вдомость зд от города Акена что назавтре того дня какъ тот гонецъ похалъ мирное постановление... миру возвещен будет. (Оригинал см. № 448 на с. 560;

русская версия 88.123–124. Впрочем, здесь переводчику удалось найти очень своеобразный, но в принципе точный перевод выражения Morgen of Over-morgen, ‘завтра или послезавтра’.) Хотя данный перевод, вероят но, осуществлен в середине или конце июня, тем не менее об этом событии в курантах сообщается в будущем времени, а не, например, в виде «в на чале мая был объявлен мир».

Но мы замечали также любопытные отступления от этого принципа, Это касается почти исключительно корреспонденций из Амстердама в какой-либо голландской газете (особенно амстердамской или гарлемской);

во всех остальных слу чаях корреспонденции более «старые» на момент печати.

Вводная часть т. е. случаи, когда переводчиков, по-видимому, смущали подобные рас хождения между временем события и временем написания перевода и они заменяли глагольную форму будущего времени оригинала формой прошедшего времени. Так, например, в русской редакции сообщения из Гамбурга от 26 июня 1665 г. нидерландское предложение «den Grave Wran gel [sal] / aenstaende Maendagh nae Sweden... verreysen» (‘граф Вран гель в ближайший понедельник поедет в Швецию’;

см. оригинал № 278 на с. 473) передано следующим образом: Генералъ господинъ графъ Вран гель похалъ въ Свею 25. Т. е. указание времени, ‘в (ближайший) понедель ник’, в переводе опущено и все событие перенесено в прошедшее время.

Это можно объяснить тем, что к моменту перевода Врангель уже давно был в Швеции (если, конечно, поездка не была отложена или его корабль не потерпел крушения).

Самый яркий пример такого рода — это перевод московской коррес понденции от 21 мая 1666 г., напечатанной в гарлемской газете («Oprechte Haerlemse Dingsdaegse Courant» 1666/26): «Den Prins uyt Georgia/ voor eenige Weecken hier aenghekomen/ is seer heerlijck ingehaelt;

sal op toeko mende Sondag/ zijnde den 23 deser/ so men segt/ by de Zaarse Majesteyt ter Audientie komen/ werdt groote preparatie gemaeckt/ om seer heerlijck boven te komen». Согласно русской редакции прием у царя уже позади:

в прошлых ндляхъ прихал здс црвчь грузинскои и тот велми чесно принятъ и в двадесятъ третьемъ числ того ж мсца у его црского вели чества на призде был, такъж с наиболшею честию (оригинал № 391 на с. 530;

русская редакция 55.248). Очевидно, переводчик знал, что прием на самом деле имел место и что он прошел «с наиболшею честию». Русский переводчик в данном случае знает б о л ь ш е, чем автор корреспонденции.

Конечно, это возможно почти исключительно тогда, когда представлена корреспонденция из Москвы (таких в В-К очень немного). Но получается парадокс: в русском сообщении от 21 мая о намеченном на 23 мая событии рассказывается в прошедшем времени!

Повторяем, что такие примеры относятся к исключениям 26 ;

обычно переводчики Посольского приказа не переделывали время и модальность исходных корреспонденций.

5.5. Специфические проблемы лингвистического характера В этом разделе рассматриваются некоторые частные лингвистические проблемы, с которыми сталкивались переводчики Посольского приказа.

Каждой из этих проблем можно было бы посвятить специальное исследо вание бльшего или меньшего объема. В данной работе мы только кратко о Русская редакция — см. единицу издания 24 (без указания листов). Текст воспро изведен на основе более позднего списка;

оригинальную рукопись найти не удалось (ср. также комментарий к № 278 на с. № 473).

Еще один подобный пример приводится на с. 184.

Несколько слов о технике перевода останавливаемся на этих вопросах и иллюстрируем их на материале из настоящего выпуска В-К, оставляя задачу более основательного изучения будущим исследователям.

5.5.1. Адаптация иностранной ономастической лексики Теме адаптации иностранных топонимов в В-К уже посвящены, в част ности, один раздел в монографии Р. Шибли [Schibli 1988], а также не сколько работ В. Г. Демьянова, например, [Демьянов 2001] (о топонимах и антропонимах). После выхода В-К VI эту тему можно будет исследовать более основательно, поскольку путь адаптации может быть показан на большом количестве примеров 27. Одна из проблем состоит в том, что сами источники на немецком и нидерландском языках характеризуются широ кой вариативностью в области ономастической лексики. Когда нет источ ника, не хватает одного из звеньев изучения адаптации и трудно делать какие-либо общие выводы. Более того, без наличия оригинала неред ко даже трудно решить, ка ко й именно топоним или антропоним адап тируется. Так, например, в указателе В-К I фигурирует город Легер, иден тифицированный как Леэ на основе следующего контекста: Из Легера всти про короля датцково [В-К I: 85;

315]. Уже Р. Шибли подозревал, что тут представлен не топоним, а немецкий апеллятив со значением ‘лагерь, обоз’ [Schibli 1988: 271]. Шибли оказался почти прав: перевод сделан не с немецкого, а с нидерландского, но в оригинале действительно фигуриру ет апеллятив, а не топоним: «Wt ’t Legher van den Coninck in Denemarcken den 29 November» 28, т. е. ‘Из обоза короля Дании от 29 ноября’. В работе [Демьянов 2001: 43] русская форма Легер еще раз возводится к немецко му городу Lehe (Holstein). В данном случае мы имеем дело сразу с двумя ошибками: с одной стороны, русский переводчик воспринял нидерланд ский апеллятив как топоним 29, а с другой — исследователь использовал несуществующий топоним для подтверждения гипотезы об адаптации на званий немецких городов на -er.

Не менее важно наличие иностранных источников для изучения адап тации антропонимов, как показывают многие примеры из исследований, для которых они не были привлечены. Приведем хотя бы один казус. В ра боте [Демьянов 2001: 131] формы фамилии Кинге, Кине, Кинз, Кинч, фигурирующие в издании В-К I, возводятся к немецкой фамилии Kin sky 30. Найденными оригиналами эта гипотеза не подтверждается: речь В работе [Демьянов 2001] не были использованы уже известные к тому времени оригиналы к В-К I–V.

Courante uyt Italien en Duytslant, &c.;

дата печати: 19 декабря 1626 г. (в том году еще не было сквозной нумерации отдельных выпусков). Один экземпляр сохранился в Стокгольме (RAR Tidn. Nederl. Fol.), а в Гааге даже два [Dahl 1946: 38].

Кроме того, он неправильно перевел конструкцию с предлогом van, которая тут обозначает не объект речи, ‘(вести) про’, а принадлежность: ‘(из обоза) короля дат ского’.

«Кински, нем. Kinsky [... ] [О]чевидно, называемое лицо являлось поляком по про исхождению» [там же].

Вводная часть идет об известном деятеле Тридцатилетней войны, генерал-лейтенанте шотландского происхождения Джеймсе Кинге (James King, 1589–1652), который сначала воевал в шведской армии, а потом участвовал в граж данской войне в Англии (на стороне монарха) 31.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 23 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.