авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

«М.В. НИКОЛАЕВ ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ ЭФФЕКТИВНЫХ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ СИСТЕМ ИЗДАТЕЛЬСТВО КАЗАНСКОГО ...»

-- [ Страница 3 ] --

В то же время диссипативные издержки по определению имеют место не только в процессах, непосредственно связанных с переработкой ресурсов, энергии и информации, но и в любых хозяйственных явлениях и операциях, относящихся ко всем воспроизводственным стадиям, в процессах и обмена, и распределения, и потребления, также осущест вляющихся с "трением" и сложностями.

Независимо от поэлементного состава все диссипативные издержки целесообразно подразделить на два вида – прямые и дополнительные или сопутствующие.

К прямым относятся издержки, означающие непосредственные, безвозвратные потери или рассеяние энергии, ресурсов и информации, Управление – это наука и искусство: А.Файоль, Г.Эмерсон, Ф.Тейлор, Г.Форд. – С.324.

определяемое либо технико-технологическими, либо организационными условиями хозяйствования, либо теми и другими одновременно. А также все затраты, связанные с потерями энергии и ресурсов при бесхозяй ственности, при отвлечении работников от основной деятельности по самым различным причинам, в том числе и производственным, и техническим, и организационным. Величина этих затрат варьируется в достаточно широких пределах1.

К дополнительным или сопутствующим диссипативным издержкам следует отнести затраты, сопутствующие поиску, передаче, обработке и использованию информации, необходимой для осуществления экономических действий как по производству благ и услуг, так и по планированию, управлению, координации и контролю.

Несмотря на определенные различия между отдельными видами диссипативных издержек, у них у всех есть общие родовые черты, позволяющие относить их к одному и тому же классу. Это то, что все они, как уже отмечалось, усложняют и как бы "затормаживают" ход экономических явлений, процессов и операций, изменяя их динамику либо путем удлинения или "растягивания" их во времени, либо путем увеличения стоимости соответствующих производимых благ или услуг, либо за счет и того, и другого одновременно. Они являются своеобразным Эти издержки имели, например, громадную величину в СССР, где ежегодно на летне осенние месяцы отвлекалась на сельскохозяйственные работы по заготовке веточных кормов, уборке хлопка, кукурузы, зерновых, картофеля и овощей значительная часть рабочих практически всех предприятий и сотрудников большинства организаций (во многих районах Татарии, например, включая работников редакций, врачей, учителей и служащих правоохранительных органов), почти все студенчество страны и большинство учащихся школ. При этом труд всех рабочих и служащих оплачивался, как правило, по месту их основной работы в обычном порядке по тем же нормативам, хотя эффективность их труда в сельском хозяйстве была в целом крайне низкой, а нередко и просто нулевой. На эти же работы "перебрасывалась" и большая часть транспортных средств предприятий и организаций, обслуживаемых за их же счет.

Причем с годами эта практика не только не уменьшалась, а, наоборот, приобретала размах и становилась как бы само собой разумеющимся делом.

экономическим аналогом физических диссипативных явлений – трения, вязкости и диффузии.

Проделанный анализ диссипативных издержек достаточно хорошо показал, что они в конечном счете прямо определяются степенью упорядоченности экономической системы. Можно сказать, что это издержки хаоса. Чем выше неупорядоченность, тем они больше и наоборот. Они быстро увеличиваются при нарастании в системе любых явлений беспорядка, несбалансированности и неравновесия, достигая максимума в точках бифуркации или периоды системных трансформаций.

И наоборот, быстро убывают, в пределе стремясь к нулю, по мере формирования в системе отношений порядка и движения ее к состоянию общего равновесия1.

Представляется однако, что значение этих введенных издержек не столько в том, что они могут быть критерием степени равновесия – неравновесия экономической системы, сколько в том, что именно с ними связан сам механизм формирования упорядоченности в условиях неравновесия. Здесь они выполняют роль, аналогичную той, какую играют диссипативные явления (трения, вязкости, диффузии) в физических системах, разрушая порядок на микроуровне и одновременно формируя его на макроуровне. В общих чертах этот механизм можно описать следующим образом.

Переход от стационарного равновесия к нестационарному и нарастание явлений разбалансированности и хаотичности на микроуровне, то есть в хозяйственной деятельности индивидов и фирм ведет к увеличению у них диссипативных издержек и, как следствие, – к снижению прибыли и эффективности хозяйствования, что в конечном С учетом всего сказанного выше, диссипативные издержки могут только в большей или меньшей степени приближаться к нулю, так же, как и экономическая система к состоянию общего равновесия, но никогда не могут достичь его.

счете приводит к снижению эффективности функционирования всей экономической системы. Это в свою очередь обусловливает создание на всех уровнях системы и прежде всего на мезо- и макро- новых, противодействующих этому снижению организационных форм хозяй ствования, специальных координационных и управленческих структур и новых соответствующих институтов и ведет тем самым к формированию новой упорядоченности.

Эта упорядоченность на макроэкономическом уровне, возникающая под влиянием диссипативных процессов на микроуровне, формируется по принципу отрицательных обратных связей. Однако в экономической системе одновременно действуют не только отрицательные, но и положительные обратные связи. И только их целостная совокупность образует механизм, обеспечивающий достижение системой нового экономического порядка. Кроме того, в сложной системе, каковой и является экономика, одни и те же связи могут выступать и как положительные, и как отрицательные, а также обладать пороговыми эффектами и переплетаться в своем действии со многими другими.

Вернемся в этой связи еще раз к деятельности субъектов хозяйствования – индивидам и фирмам, максимизирующих свои целевые функции (прибыль или полезность). Между их функционированием и развитием экономической системы имеет место положительная обратная связь, выражающаяся в расширении масштабов хозяйственной деятельнос ти. На каждом витке взаимодействия происходит как бы подталкивание экономической системы к дальнейшему росту действиями экономических субъектов за счет использования ими на эти цели части прибыли. И тем самым эта деятельность выступает фактором неустойчивости и неравновесия системы, поскольку не дает ей возможности находиться в каком-то одном состоянии (даже, если это состояние, близкое к равновесному), постоянно нарушая его.

Этот процесс, выражающийся главным образом в известном явлении накопления капитала, по существу своему безграничен. Он осуществляется в любой экономической системе, сопровождаясь ростом концентрации и централизации капитала и производства, углублением разделения труда, дифференциацией или расчленением отраслей, установлением между ними новых рыночных связей, ростом факторной производительности.

Немаловажно, что именно с этим процессом в свое время еще К.Маркс связывал обострение противоречий между общественным характером производства и частно-капиталистической формой присвоения, превращение капиталистических производственных отношений из фактора развития производительных сил, какими они были на первых порах существования капитала, в фактор, тормозящий их развитие, возрастание имущественного расслоения и создание предпосылок для перехода к другому общественному строю.

Не все выводы К.Маркса подтвердились в полном объеме, а некоторые с самого начала были объектом жесткой критики и противоречили реальным фактам. Однако суть дела не в этом. Сегодня интересна другая сторона рассматриваемых исследований, из которых прямо вытекает особая роль процесса накопления в картине функционирования и развития экономической системы. В терминах и категориях теории нелинейной динамики это как раз и есть тот самый вышеназывавшийся нелинейный процесс с положительной обратной связью, обусловливающий неравновесие экономической системы. Причем накопление выступает в качестве этого фактора не только в текущем краткосрочном периоде, но и в долгосрочном плане, создавая предпосылки для перехода к "другому общественному строю" (точнее, видимо, к новому типу неравновесия, что достаточно хорошо просматривается на истории экономического развития всех западных стран) и, следовательно, приводит в какие-то моменты времени к точкам бифуркации, после прохождения которых экономическая система развивается уже в ином режиме.

Очевиден также и нелинейный, пороговый характер связи процесса накопления с развитием экономической системы, поскольку вначале он был, как отмечалось выше, фактором развития производительных сил и только впоследствии превратился в тормозящий фактор.

Здесь, видимо, следует добавить, что максимизирующие действия субъектов рынка вообще далеко не сразу приводят к каким-то заметным пропорциональным изменениям в экономической системе в силу нелинейности зависимостей. Результаты этих действий постепенно накапливаются и аккумулируются, проявляясь выраженными дестабилизи рующими хаотическими тенденциями только в последующих достаточно отдаленных периодах, при этом чаще всего скачкообразно, приводя к возникновению нового качества.

Что же касается краткосрочных периодов, то здесь наблюдается иная зависимость, в значительной мере описывающаяся моделью частичного равновесия А.Маршалла. Те же самые действия субъектов рынка, направленные на максимизацию своих целевых функций (прибыли или полезности) и приводящие посредством процесса накопления капитала (выступающего в роли положительной обратной связи) к неравновесию экономической системы, обусловливают в краткосрочном периоде тенденцию к упорядоченности и равновесию.

Это происходит потому, что рациональные или ограниченно рациональные действия хозяйствующих субъектов ведут к повышению степени использования факторов производства, улучшению организации труда и управления и, следовательно, к снижению диссипативных издержек и росту эффективности хозяйствования, то есть приближают систему к состоянию максимальной эффективности или Парето эффективному состоянию. Хотя в эти же самые периоды времени на уровне микросистем, как было показано выше, могут происходить и прямо противоположные процессы, связанные с нарастанием разбалансирован ности, хаотичности и в конечном счете дестабилизирующие всю систему.

Развиваются ли первые или вторые тенденции зависит от многочисленных факторов и обстоятельств и связано, как представляется, со своеобразным периодическим колебательным циклом, в основе которого лежат показатели эффективности хозяйствования.

Если имеет место положительная эффективность, то есть доходы превышают расходы, то хозяйственная система находится в устойчивом или стабильном неравновесном состоянии. Здесь в принципе имеют место стимулы к дальнейшему росту эффективности, вплоть до максимально возможных ее значений или наиболее близких к нему. Однако по достижении последнего (даже если предположить, что это состояние общего равновесия) стремление к максимизации результатов (прибыли или полезности) не прекратится, как следует из теории и модели Л.Вальраса, а продолжится далее. Только уже не за счет внутренних резервов (которые согласно В.Парето должны быть к этому моменту полностью использованы, так что никто более не сможет улучшить своего состояния, не ухудшая положения хотя бы одного из других), а за счет перераспределения результатов, то есть уже именно за счет ухудшения положения кого-то из других участников. Это в свою очередь приведет к усилению конкурентной борьбы, изменению спроса и всей цепочки взаимосвязанных параметров рынка.

У той части экономических субъектов, положение которых будет ухудшаться, эффективность может упасть до нуля и даже принять отрицательные значения. Если это произойдет, то их положение станет неустойчивым, содержащим в себе угрозу распада. И если такое положение будет сохраняться дольше критического времени (определяемого в конечном счете стоимостью активов и временем их "проедания"), то распад соответствующих хозяйственных структур станет неизбежным. В зависимости от уровня последних (микро-, мезо- или макро-), а также от целого ряда других сопутствующих факторов этот распад будет осуществляться в разных формах – сворачивание дела, продажа "с молотка" остатков, поглощение другими фирмами, фазовые переходы.

Вместе с тем при нулевых или отрицательных значениях эффективности любое предприятие, фирма или предприниматель будут стараться выжить, поднять результативность хозяйствования за счет научно-технических инноваций, снижения себестоимости, перепрофилиро вания, сведения до минимума диссипативных издержек. Если это удастся, то начнется следующий очередной цикл развития, описанный выше. Если же не удастся, причем значительному количеству субъектов хозяйствования, то система перейдет в неустойчивое или нестационарное неравновесие, пройдет через точку бифуркации, после чего сменится режим (тип) неравновесия, а затем вновь все начнет повторяться только на ином качественном уровне.

Кроме описанного процесса взаимодействия положительных и отрицательных обратных связей, хозяйственная деятельность различных субъектов, направленная на максимизацию прибыли или полезности, реализуется через два принципиально различных типа иерархических организационных структур (иерархий), непосредственно и по-разному влияющих на формирование и развитие конкретных типов экономического неравновесия.

Основой первого типа этих структур являются небольшие творческие коллективы или инициативные группы, предлагающие на рынок новый товар или услуги, ищущие новые, еще не освоенные экономические "ниши" для своей деятельности, разработок и проектов, а также эффективно функционирующие малые предприятия и небольшие инновационные фирмы.

В немалой степени именно этими организационными и иерархическими структурами обеспечивается высокая результативность экономики многих стран. Например, в США в настоящее время более 97% предприятий представляют собой небольшие организации с числом занятых менее 20 человек. При этом они производят 40% ВНП страны и на их долю приходится более 40% всех нововведений, выдержавших испытание рынком. В Японии малыми и средними предприятиями обеспечивается большая часть ВВП – по разным источникам от 52 до 58%.

О.Тоффлер, как известно, даже связывал с ростом влияния этих организационных структур тенденции перехода к постиндустриальному обществу, наиболее характерной чертой которого является обратное движение от массового производства и распределения вновь к индивидуализированным заказам.

Однако, несмотря на высокую экономическую эффективность организационных структур первого типа, их деятельность плохо поддается контролю, они трудно управляемы, излишне чувствительны и неустойчивы к воздействиям внешней среды. Через них в значительной мере, хотя и не полностью, реализуются вышерассмотренные положитель ные обратные связи, подталкивающие экономическую систему к неравновесию. Они постоянно как бы "возбуждают" экономическую среду, не давая системе возможности находиться в одном и том же состоянии сколько-нибудь длительное время, даже если оно близко к равновесному.

Следовательно, можно сказать, что роль иерархических организационных структур этого типа заключается в постоянном и быстром изменении ситуаций в экономической системе, в непрерывном развитии и углублении состояния экономического неравновесия.

Второй тип структур представлен государственными предприятиями, корпорациями, крупными компаниями и фирмами. В известной мере они являются почти полной противоположностью иерархиям первого типа.

Они достаточно хорошо управляемы, их деятельность чаще всего поддается контролю, они устойчивы по отношению к влияниям внешней среды. Однако у этих структур намного больше, чем у предшествующих, время реакции на нововведения, часто имеет место "размывание целей", отсутствует стремление к радикальным и быстрым изменениям.

Их роль иная по сравнению с ранее рассмотренными иерархиями.

Через них реализуется тенденция к устойчивости и стабилизации сложившегося типа экономического порядка.

Исследования и опыт экономического развития показывают, что наилучшие результаты и наиболее высокая эффективность экономической системы достигаются только при наиболее удачном, рациональном сочетании иерархических структур обоих типов во взаимосвязи с комплексом положительных и отрицательных обратных связей. Только в этом последнем случае дестабилизирующие, хаотические тенденции в развитии системы уравновешиваются противоположными, направленными на стабилизацию и упорядоченность, и складывается устойчивый и эффективный тип экономического неравновесия.

В заключение настоящего раздела можно сказать, что рациональные или ограниченно рациональные действия хозяйствующих субъектов, направленные на максимизацию прибыли или полезности и непрерывно осуществляющиеся на микроуровне, через различные процессы, огромный комплекс взаимодействующих положительных и отрицательных обратных связей, функционирование иерархических структур различных типов приводят к весьма многочисленным одновременным изменениям как на микро-, так и на макроуровнях. Они обусловливают сложный и противоречивый процесс развития экономической системы как единого целого, в ходе которого она многократно и периодически проходит через состояния частичного равновесия, квазиоптимальные или близкие к нему, состояния устойчивого и неустойчивого неравновесия и смену режимов последнего. Причем центральную роль в этих превращениях играет эффективность системы и тенденции ее изменения. Не случайно, переход от одного этапа экономического развития к другому всегда происходит, как правило, под эгидой повышения эффективности хозяйствования и роста благосостояния.

ГЛАВА ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ МЕХАНИЗМОВ САМООРГАНИЗАЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ Для исследования состояний неравновесия экономических систем и действующих в них механизмов самоорганизации в настоящее время используются различные аналитические инструментарии, математические методы и модели, достаточно адекватно отражающие основные свойства и стороны экономических процессов в их взаимной связи и обусловлен ности. Это чаще всего динамические модели, в которых развитие системы или процесса рассматривается во времени, анализируется зависимость моделируемых эндогенных переменных текущего периода от экзогенных и эндогенных переменных предшествующих периодов.

Рассмотрим некоторые из моделей, применение которых возможно для анализа наиболее сложных неустойчивых неравновесных состояний, в том числе трансформационных экономик. Прежде всего заметим, что для описания динамических систем любой природы возможно достаточно эффективное использование систем дифференциальных уравнений.

В.П.Милованов вообще считает, что все известные процессы в социально экономических системах можно формализовать в виде системы n автономных дифференциальных уравнений dx Fi ( x1, x2,.......xn ), (1) dt которые, вообще говоря, нелинейны (i=1, 2, …,n), где xi – количества соответствующих переменных в момент времени t.

Изучая некоторый социально-экономический объект, как подчерки вает В.П.Милованов, мы получаем эту систему из n уравнений типа (1)1.

Конечно, моделирование сложных экономических или социально экономических объектов и явлений, характеризующиеся громадным числом переменных, приводит к системам, содержащим аналогичное количество уравнений и непосредственный содержательный анализ их крайне затруднен. Поэтому применяются специальные упрощающие приемы в виде так называемой редукции или сведения сложной системы к уравнениям гораздо меньшей размерности. В результате этого конечное описание объекта делается на основе всего лишь двух-трех дифференциальных уравнений.

Процесс редукции сотен и даже тысяч уравнений всего лишь к нескольким основывается на принципе так называемого "узкого места" или, как его еще иногда называют, принципе стационарных концентраций.

Суть его достаточно проста и заключается в следующем.

Пусть система состоит, скажем, из n уравнений. Сначала она путем некоторых, в целом несложных преобразований приводится к виду, в котором легко поддается анализу с точки зрения времени, в течение которого изменяются различные экономические переменные системы.

Затем в ней выделяется сначала та часть уравнений, которые соответствуют очень "быстрым" параметрам, изменяющимся на малых или коротких временах. Допустим, что это k уравнений. После этого выделяется другая часть уравнений, соответствующая параметрам, изменяющимся со средней скоростью, на средних временах. Пусть это, скажем, l уравнений. И наконец, третья часть, соответствующая "медленным" или "очень медленным" параметрам (явлениям или процессам), изменения которых заметны только на больших периодах времени. Пусть их количество m. Так что k + l + m = n.

См.: Милованов В.П. Неравновесные социально-экономические системы: синергетика и самоорганизация. – М.: Эдиториал УРСС, 2001. – С.8.

Далее поступают в соответствии с рассмотренным принципом "узкого места", в зависимости от того, какие конкретно параметры необходимы и важны для исследования. Если интересуют, например, экономические явления, происходящие в системе только на средних временах, со средней скоростью, то последними m уравнениями можно пренебречь, поскольку начальные значения "медленных" или "очень медленных параметров" не успевают сколько-нибудь заметно измениться и повлиять на конечный результат. В оставшихся уравнениях эти "медленные" переменные заменяются их начальными данными и порядок системы уменьшается, таким образом, сразу на m уравнений.

Оставшуюся систему из k + l уравнений редуцируют дальше.

Поскольку переменные первых k уравнений изменяются очень быстро по сравнению с переменными, изменяющимися на средних временах, то систему уменьшают еще на k уравнений, а значения "быстрых" параметров в оставшихся уравнениях заменяют их стационарными значениями.

Вместо системы из k + l + m уравнений в результате остается только l уравнений, содержащих переменные, время изменения которых примерно одно и то же, однопорядковое.

Поскольку "узкие места" весьма динамичны и по устранении одних возникают другие, то процесс редукции можно продолжить и дальше, исходя из анализа оставшейся системы уравнений.

Полученная в результате редукции значительно упростившаяся система из двух-трех обыкновенных нелинейных дифференциальных уравнений в дальнейшем анализируется, как правило, качественными методами на фазовой плоскости, позволяющими построить портрет системы и по виду фазовых траекторий наглядно представить всю совокупность движений, возникающих в исследуемой экономической системе при меняющихся начальных условиях. (О различных видах фазовых траекторий, например, устойчивый узел, неустойчивый узел, устойчивый фокус, неустойчивый фокус, предельные устойчивые циклы и другие говорилось в предыдущем разделе). И таким образом, появляется возможность судить о форме структурной упорядоченности, которая имеет место в исследуемой неравновесной экономической системе, а следовательно, и о ее эффективности. Кроме того, выясняется характер и главные направления ее самоорганизации, а также строится прогноз дальнейшего развития.

Еще одной серьезной задачей качественного анализа дифферен циальных уравнений на фазовой плоскости является выделение неприводимых (неразложимых далее) топологических структур на фазовом портрете системы и сопоставление им конкретных социально экономических процессов и объектов. При этом качественный анализ системы нацелен не на получение какого-либо конкретного численного результата, а на более важную сторону – на выделение основных, наиболее характерных черт всего исследуемого явления или поведения всей экономической системы в целом.

Упрощение модели в результате вышеописанной процедуры редукции имеет очень интересные следствия. На первый взгляд кажется естественным, что решение такой редуцированной системы уравнений должно дать только приближенный и менее точный результат, чем полной модели. Однако в действительности нередко оказывается, что полученный приближенный результат даже полнее и лучше точного и является более предпочтительным, поскольку точный вообще удается получить лишь в отдельных, сравнительно редких частных случаях, которые не могут дать цельного представления о поведении экономической системы в широкой области параметров, в то время как приближенные решения упрощенной системы позволяют это сделать.

Этот вывод соответствует и некоторым сегодняшним теоретическим представлениям о соотношении простого и сложного в экономических системах, явлениях и процессах. Согласно этим взглядам (вопреки достаточно широко распространенному мнению о том, что, чем больше переменных учитывается в модели, тем точнее и полнее она описывает действительность) любой самый сложный экономический процесс может быть описан простой моделью, если правильно выделить характеризующие его главные, существенные переменные. И если при небольшом их числе модель в пределах точности экспериментальных данных соответствует исследуемому явлению, то нет никакой необходимости и смысла вводить в нее большое количество новых дополнительных переменных, так как это только усложнит анализ данных, но практически не повлияет на конечный результат.

В.П.Милованов считает, что во многих случаях уже из системы всего двух обыкновенных дифференциальных уравнений можно выявить основные качественные характеристики социально-экономических систем.

Им, соответственно, предложен целый ряд таких экономико математических моделей для исследования вопросов обмена, ценообразования, инфляции, экономического развития и других и проведен их качественный анализ методами фазовой плоскости, позволивший сделать интересные выводы.

Рассмотрим одну из этих моделей, с помощью которой была сделана попытка разобраться с основными типами и разновидностями экономических систем, их устойчивостью и критериями саморазвития, поскольку именно эти вопросы наиболее важны с точки зрения эффективности функционирования и долгосрочного эффективного управления хозяйственными системами.

Модель представлена им в виде следующей системы нелинейных дифференциальных уравнений1:

См.: Милованов В.П. Неравновесные социально-экономические системы… – С.132-144.

dx xy (k ) x, dt dy xy y 2 y ( x y), dt dz z, j dt где x(t ) – валовой продукт в стоимостном выражении;

y (t ) – темп роста валового продукта;

z (t ) – платежеспособный спрос – денежные ресурсы потребителей;

1 – конечная средняя долговечность валового продукта;

k – коэффициент непроизводительных затрат;

) x – уменьшение валового продукта в единицу времени из-за (k непроизводительных затрат и конечной средней долговечности валового продукта;

xy – увеличение темпа (частоты работы) за счет вовлечения в процесс производства созданного валового продукта и трудового ресурса;

y 2 – уменьшение темпа (частоты работы) из-за необходимости организационных взаимодействий или возможных непроизводительных контактов;

y – простои производства по любым причинам;

( x y) – уменьшение темпа (частоты работы) из-за превышения производством платежеспособного спроса z ;

–,,, постоянные коэффициенты, обозначающие эффективность соответствующих процессов;

– прирост платежеспособного спроса за счет роста денежных j доходов потребителей;

2 – средняя долговечность приобретаемого товара ( 2 может не совпадать с 1 );

z – уменьшение платежеспособного спроса, благодаря приобретению товара со средней долговечностью 2.

Из содержания переменных и параметров этой модели следует, что она дает описание роста валового продукта экономической системы во времени во взаимосвязи с изменением платежеспособного спроса, описывает развитие экономической системы, исходя из наиболее общих и важных ее характеристик, не затрагивая при этом вопроса о специфически рыночном или, напротив, нерыночным характере механизма ее функционирования. Тем более интересны получающиеся далее выводы.

Приведенная система уравнений имеет равновесные решения, которые выглядят следующим образом:

1 1 x0 ( ( ) 2 ( ) z 0 ) /( ( ) ), 1 1 y0, z0 j 2.

Таким решениям, как уже отмечалось в предшествующем параграфе при анализе динамических систем, соответствуют особые точки или положения равновесия на фазовой плоскости, классифицирующиеся по характеру фазовых траекторий в их окрестности. (При этом наличие равновесных решений и соответствующих им особых точек вовсе не означает, что экономическая система обязательно придет в состояние общего равновесия в смысле Л.Вальраса и останется в нем. Эти точки выступают здесь лишь как своеобразные центры притяжения – аттракторы, являющиеся, по мнению ряда исследователей, некоторыми аналогами целей развития. Характер же движения и возможные состояния системы определяются картиной фазовых траекторий в их окрестностях, устанавливаемых в ходе качественного анализа дифференциальных уравнений).

Целесообразно исследовать два случая.

Первый, когда 0.

С экономической точки зрения это равенство можно интерпрети ровать, как высокую эффективность хозяйствования, выражающуюся в отсутствии непроизводительных затрат и неограниченной долговечности или, по-другому, как высокое качество изготавливаемых товаров, так как только при этих условиях приведенная сумма может быть равна нулю.

В этом случае качественный анализ приводит к существованию двух типов предельных точек на фазовой плоскости (фазовых портретов).

Первый тип соответствует устойчивому фокусу или устойчивому узлу (их общие виды приведены на рисунке 4), означающим, что система (в координатах: совокупный продукт – темп роста) непрерывно стремится к некоторой равновесной точке в фазовом пространстве.

а) – устойчивый фокус б) – устойчивый узел Рис. 4. Фазовые траектории в окрестности особой точки.

Второй тип – это предельный устойчивый цикл (его общий вид приведен на рисунке 5), означающий, что движение экономической системы осуществляется в форме незатухающих автоколебаний вокруг устойчивой точки, соответствующей некоторой величине платежеспособного спроса. Он возникает при условии dz 0.

Рис. 5. Фазовые траектории в окрестности устойчивого предельного цикла.

Таким образом, экономическая система может находиться в двух топологически различных устойчивых состояниях. Какие это состояния,.

зависит прежде всего от значения бифуркационного параметра z Если 0, то есть z 0, то имеет место 1-й тип (устойчивый фокус или устойчивый узел), если 0, то есть z 0, то – 2-й тип (предельный устойчивый цикл). Переход хозяйственной системы из одного состояния в другое в этих условиях возможен только через бифуркацию, что в экономическом смысле означает радикальные преобразования и полную смену типа неравновесия.

Второй случай исходит из предположения 0, что с k экономической точки зрения можно интерпретировать как более низкую эффективность системы, характеризующейся наличием непроизводитель ных затрат k и относительно небольшой долговечностью (качеством) изготавливаемых товаров. Исследования показывают, что при значении меньше некоторой критической величины система вообще становится неустойчивой.

Обобщая результаты обоих случаев качественного исследования, можно сделать следующие выводы.

Экономическая система может находиться в устойчивом состоянии только в том случае, если величина показателя ее эффективности превышает некоторые пороговые значения. Этот вывод полностью согласуется с результатами вышепроведенного в предыдущих разделах настоящей работы анализа, из которого также следовало, что устойчивость системы начинается с положительных значений эффективности и увеличивается по мере роста последней.

Устойчивое состояние экономической системы реализуется в двух различных и в известной мере даже противоположных типах: либо в виде непрерывного стремления к положению равновесия (тип 1), либо в виде постоянных, никогда не прекращающихся колебаний вокруг положения равновесия (тип 2). Этим двум состояниям соответствуют различные фазовые портреты: устойчивый фокус или устойчивый узел в первом случае (рис. 4) и устойчивый предельный цикл во втором (рис. 5).

Стремление к упорядоченности и самоорганизации экономической системы в один из устойчивых типов является ее внутренним неотъемлемым свойством, не связанным непосредственно с какими-либо отдельными ее характеристиками. Так, анализируемая модель была построена, исходя лишь из самых общих предпосылок, свойственных любой экономической системе, безотносительно даже к формам собственности и формам хозяйствования. В ней присутствуют всего лишь три переменных – валовой продукт, темп роста валового продукта и платежеспособный спрос. И тем не менее даже при этих предпосылках, при почти полном абстрагировании от качественных характеристик экономической системы в ней, согласно модели, в ходе эволюции возникает та или иная определенная упорядоченность.

Учитывая, что периодические незатухающие колебания основных макроэкономических показателей свойственны, как правило, рыночным экономикам, можно соотнести состояние системы, которому соответствует предельный устойчивый цикл, с этой (рыночной) формой хозяйствования, а другое состояние – с централизованно-управляемой системой. И отсюда, таким образом, вытекает следующий, интересный, хотя и не бесспорный вывод, что вопреки господствующим представлениям, характер упорядоченности хозяйственной системы, возникающей в ходе экономической эволюции, не связан непосредственно с формой собственности.

Конечно, к этому выводу следует отнестись с определенной осторожностью. Во-первых, не исключено, что возможна какая-то иная экономическая интерпретация возникающих форм упорядоченности. Во вторых, модель не учитывает многих важных связей, имеющих место в действительности, и поэтому не любой вывод следует понимать буквально, тем более противоречащий реальным фактам. И все же обратить на него внимание нужно, поскольку нельзя исключить и того, что здесь имеет место еще не до конца исследованная зависимость, а роль собственности (по крайней мере непосредственная) в формировании типов хозяйствования несколько преувеличивается. Так, например, анализ бифуркационного параметра модели ясно показывает зависимость формирующегося типа экономического порядка совсем от других характеристик – платежеспособного спроса, непроизводственных затрат, простоев, то есть в конечном счете от эффективности.

Анализировать получающиеся формы упорядоченности можно и без прямого обязательного отождествления их с каким-либо действующим типом. Например, исследования показывают, что в случае экономики с устойчивым предельным циклом в хозяйственной системе периодически нарастают состояния неравновесия. Они, как следует из всего сказанного выше, оказывают стимулирующее воздействие на хозяйственную систему, заставляя ее избавляться от структурных дисбалансов, от неэффективных отраслей и предприятий, повышать эффективность "выживших" под систем. В результате ей оказывается внутренне присущ научно технический прогресс, отсев устаревших производств и наличие такой неравновесной среды, в которой каждый экономический субъект целенаправленно ориентирован на повышение качества и конкурен тоспособности продукции, например, путем снижения непроизво дительных затрат.

Другой тип экономических систем, с наличием в фазовом портрете устойчивого фокуса или узла, напротив, оказывается малочувствительным к увеличивающемуся росту непроизводительных расходов и простоев.

Последнее хорошо видно, например, из соотношения z 0, вытекающего из бифуркационного параметра, свидетельствующего о том, что соответствующая ему упорядоченность может существовать фактически при любой величине, что в свою очередь означает слабую ориентацию хозяйствующих субъектов на экономическую результативность, расточительность в использовании факторов производства и стратегических ресурсов, замедленный научно-технический прогресс.

Вместе с тем этот тип экономического порядка имеет и определенные преимущества. Он оказывается, например, более гибким в выборе возможной траектории развития, поскольку допускает не только монотонный рост валового продукта и темпа, но при определенных условиях и некоторые их колебания без качественного изменения при этом фазового портрета.

Кроме того, меньшую чувствительность к росту непроизводительных затрат (коэффициент k ) можно рассматривать не только как недостаток, но и как более широкую возможность, по сравнению с другим рассмотренным типом упорядоченности, для роста благосостояния населения и повышения обороноспособности. Поэтому преимущества и недостатки различных типов упорядоченности и соответствующих им экономических систем носят все же относительный, а не абсолютный характер. Многое в этом вопросе будет зависеть от того, какие конкретно институты сформируются и будут действовать в обществе.

Представляет интерес еще один момент. В рассмотренной системе дифференциальных уравнений все коэффициенты эффективности –,,,, k – являются постоянными величинами. И при этом условии модель неравновесия, как было показано, приводит к двум различным типам упорядоченности, которые с известной долей условности можно сопоставлять с централизованно управляемой или рыночной экономиками.

Однако в действительности эти коэффициенты не являются постоянными, и модель может быть значительно уточнена, а ее решения – приближены к реальности за счет введения в нее функционально изменяющихся параметров эффективности моделируемых процессов.

Например, для рассматриваемой модели важным фактором возникновения того или иного типа неравновесия является коэффициент, учитывающий эффективность функционирования хозяйственной системы за счет реализуемых в ней организационных решений. В простейшем случае можно предположить линейную функциональную зависимость этого коэффициента от стоимости валового продукта, часть которого расходуется на повышение эффективности организационных решений, например, за счет компьютеризации и автоматизации:

1 2 x, где 1 и 2 – некоторые постоянные коэффициенты.

В этом случае система дифференциальных уравнений несколько усложняется, а ее качественный анализ на фазовой плоскости приводит к выделению, кроме двух вышерассмотренных, еще одного нового типа упорядоченности, топологически характеризующегося неустойчивым предельным циклом (рис. 6).

Рис. 6. Фазовые траектории в окрестности неустойчивого предельного цикла.

Экономическая интерпретация этого типа упорядоченности непроста и скорее всего возможны различные ее варианты. Однако достаточно очевидным является то, что ей соответствует экономическая система с весьма сложными и противоречивыми тенденциями – либо что-то вроде смешанной, либо трансформационной экономики. Анализируя этот вопрос, В.П.Милованов приводит фазовый портрет достаточно своеобразной экономической системы Китая1 (в переменных: валовой продукт – темп роста) и обращает внимание на то, что он сильно напоминает именно неустойчивый предельный цикл (рис. 7).

См.: Милованов В.П. Неравновесные социально-экономические системы … – С. 142.

Рис. 7. Фазовый портрет экономики КНР.

Таким образом, проведенные исследования показывают, что в неравновесных экономических системах в процессе их функционирования формируются различные виды внутренней упорядоченности, которые не обязательно идентифицируются только уже с известными, действующими типами и не всегда укладываются в традиционную схему – рыночная или планово-централизованная система, хотя в большинстве случаев могут быть достаточно подробно исследованы с помощью топологических структур фазовых портретов.

В качестве такого примера рассмотрим фазовую траекторию реформируемой экономики Республики Татарстан в тех же переменных (валовой продукт – темп роста). Картина будет выглядеть следующим образом (табл.1, рис. 8).

Таблица Рассчет валового регионального продукта (ВРП) Республики Татарстан за 1991–2003 гг. в ценах 1991г.

Годы ВРП в 27, 476, 3577, 12136, 37829, 57642, 64605, 70967, 117108, 203552, 219095, 261843, 287105, текущих ценах (млн.руб., до 1998г.- млрд.

руб.) ВРП в 91, 86, 89, 99, 100, 101, 91, 107, 107, 110, 103, 104, сопоставим.

ценах (в % к предыд.

году) 27, 25, 21, 19, 19, 19, 19, 18, 19, 20, 23, 23, 25, ВРП в ценах 1991 г.

Рассчитано автором на основе данных следующих источников: Республика Татарстан, 1996: стат. сб. – Казань, 1997. – С 6, 161;

Национальные счета Республики Татарстан:

стат. сб. – Казань, 2004. – С.13.

Т е м п 12 р 6 7 о с т а 95 В Р П 8 в % 18 20 22 24 26 Валовой региональный продукт (ВРП) в абсолютных величинах в ценах 1991 г.

Рис. 8. Фазовая траектория экономики Республики Татарстан за 1991 – 2003 гг.

Строго говоря, данных не достаточно для того, чтобы сделать однозначный вывод о характере топологической структуры и типе упорядоченности, складывающейся в экономической системе республики.

Больше всего она, пожалуй, напоминает формирующийся неустойчивый предельный цикл, в целом же скорее всего свидетельствует о наличии сложных, противоречивых и еще не устоявшихся тенденций, что в действительности и имеет место.

Получившаяся картина очень похожа на фазовую траекторию экономики Российской Федерации в целом (табл. 2, рис. 9), что, безуслов но, говорит о проявляющихся здесь общих закономерностях переходного периода.

Таблица Рассчет валового внутреннего продукта (ВВП) Российской Федерации за 1991–2003 г.г. в ценах 1991г.

Годы ВВП в 1397, 19000, 171064, 612630, 1428500, 207800, 2342500, 2629600, 4823200, 7305000, 9039400, 10863400, 13285000, текущих ценах (млн.

руб., до 1998г.- млрд.

руб.) ВВП в 85, 91, 87, 95, 96, 101, 94, 106, 110, 105, 104, 107, сопоставим.

ценах (в % к предыд.

году) 1397, 1195, 1091, 952, 913, 882, 890, 896, 892, 966, 1014, 1062, 1135, ВВП в ценах 1991 г.

Рассчитано автором на основе данных следующих источников: Российский статистический ежегодник: Стат. сб. / Госкомстат России. – М., 2003. – С. 281;

Россия в цифрах. 2003: Крат. стат.сб. / Госкомстат России. – М., 2003. – С. 275;

Россия в цифрах.

2004: Крат. стат.сб. / – М., 2004. – С. 27, 32.

Т е м п р 7 о с т а В В П % 90 800 900 1000 1100 1200 1300 Валовой внутренний продукт (ВВП) в абсолютных величинах в ценах 1991 г.

Рис. 9. Фазовая траектория экономики Российской Федерации за 1991–2003 гг.

(в переменных: валовой продукт – темп роста).

Как видим из рисунка 9, здесь тоже сложно пока говорить о формирующемся типе упорядоченности, но очевидно, что как в случае Республики Татарстан, так и в случае Российской Федерации в целом ни о каком стремлении экономики к точке равновесия в неоклассическом понимании говорить не приходится.

Рассмотрим теперь другой тип моделей, которые можно использовать для анализа динамики неравновесных систем, на примере макроэкономической модели, предложенной Г.Г.Малинецким1. Эта модель включает три основных переменных, характеризующих состояние и развитие экономической системы.

См.: Капица С.П., Курдюмов С.П., Малинецкий Г.Г. Синергетика и прогнозы будущего. – С.121-138.

Обозначим через X объем производства (на графиках он будет изображаться сплошной линией), через R – объем доступных материальных ресурсов (на графиках будет изображаться пунктирной линией с длинными штрихами) и через A – объем интеллектуальных ре сурсов (будет изображаться пунктирной линией с короткими штрихами), включающий в себя созданные или освоенные технологии, уровень обра зования, научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки.

Предположим далее, что прирост объема производства Х в году (t+1) осуществляется за счет расходования некоторого объема ресурсов R прошлого года (t). Так что Х(t+1) = р R(t), где р можно интерпретировать как показатель эффективности хозяйственной системы при преобразовании ресурсов в конечный продукт.

В модели предполагается зависимость этого показателя от объема интеллектуальных ресурсов (образование населения, степень развития высшей школы, разработка и внедрение продуктов НТП, эффективность организации). Поэтому с ростом интеллектуальных ресурсов эффективность системы будет возрастать:

р = р0 + р1А, где р0 и р1 – некоторые постоянные коэффициенты.

После ряда преобразований, которые здесь опущены, была получена следующая система алгебраических уравнений, описывающая динамику экономической системы:

X (t 1) ( p0 p1 A) XR /( R gX ), R(t 1) R XR /( R gX ) h b( A(t t R ) / AC ) 2, A(t 1) qA(t ) f eXA /( A eX ), где g коэффициент, отражающий цену ресурсов;

h часть ресурсов, возобновляемых естественным путем;

b параметр усвоения инноваций;

t R время "включения в работу" специалиста;

AC критический уровень развития интеллектуальной сферы;

q множитель, учитывающий эффект распада интеллектуальной сферы, например, устаревания знаний, ухода специалистов в другие сферы;

f скорость роста интеллектуальной сферы при высоком уровне финансирования;

e коэффициент расхода продукта X на развитие интеллектуальной сферы.

Г.Г.Малинецким были проведены расчеты для нескольких различных типов переходных (трансформационных) систем с различными параметрами эффективности.

Первый случай предполагал развитие общества с некоторой началь ной точки, характеризующейся отсутствием развитого производства и интеллектуальной сферы, но с большим запасом неосвоенных природных ресурсов. Результаты этого расчета представлены на графике (а) (рис. 10) X,R.A (а) (а) 11 C С t – время, годы Рис. 10. Макроэкономические траектории развития экономики, невосприимчивой к нововведениям.

Из графика видим, что в экономике этого типа вначале, в течение примерно 30 лет происходит бурный рост производства, объем которого увеличивается в несколько десятков раз (линия 1), хорошо финансируется интеллектуальная сфера (линия 3). Однако эта экономика плохо вос приимчива к нововведениям. Новые технологии и открытия используются в ней с низкой степенью эффективности, в результате чего происходит быстрое исчерпание доступных материальных ресурсов (линия 2).

На графике хорошо видно, что когда объем ресурсов падает ниже некоторой критической (пороговой) точки (это примерно точка пересечения линий 1 и 3), начинается стремительный спад производства.

Всего за 5 лет он опускается, а потом и стабилизируется на уровне, отвечающем потреблению только возобновляемых ресурсов (примерно точка С). Заметим, что зависимость, аналогичная этой, к сожалению, характерна для экономики России.

Второй случай исходил из иных предпосылок, предполагая высокую чувствительность системы к усвоению инноваций, поэтому экономический рост осуществляется здесь за счет интенсивных источников, что предотвращает резкий спад производства в период исчерпания ресурсов.

На графике (б) (рис. 11) видим, что после относительно непродолжитель ного падения производство снова начинает быстро расти.

X, R, A (б) t – время, годы Рис. 11. Макроэкономические траектории развития экономики, восприимчивой к инновациям.

В экономике этого типа фактически происходит смена одних ресурсов, за счет которых шло развитие, другими, и дальнейший рост обеспечивается уже за счет интеллектуальной сферы.

Третий случай, изображенный на графике (в) (рис.12), предполагает низкий, недостаточный объем финансирования интеллектуальной сферы, так что к критическому моменту иссякания природных ресурсов ее развитие не достигло необходимой пороговой величины и поэтому дальнейшее развитие происходит практически так же, как и в первом случае.

X,R,A (в) t – время, годы Рис. 12. Макроэкономические траектории развития экономики с недостаточным финансированием интеллектуальной сферы.

Можно сказать, что экономика этого типа с недостаточным финансированием интеллектуальной сферы по своим качественным характеристикам и, соответственно, по результатам почти не отличается от экономики, невосприимчивой к нововведениям. Это хорошо видно на графике (в), где кривые 1 и 3 изменяются практически так же, как и на графике (а).

И наконец, представляющий, пожалуй, особый интерес четвертый случай, представленный на графике (г) (рис. 13).

X, R/R0, A/AC (г) C t – время, годы.

Рис. 13. Макроэкономические траектории развития экономики с недостаточным усвоением инноваций, но опережающим финансированием интеллектуальной сферы.

Здесь предполагается недостаточное усвоение инноваций, поэтому так же, как и в первом случае, примерно через 30 лет, что хорошо видно на графике, производство выходит на тот же самый уровень (точка С), отвечающий потреблению только возобновляемых ресурсов.

Однако здесь, в отличие от первого случая, предполагается увеличение финансирования интеллектуальной сферы (кривая 3) с 1 до 1,5%, что приводит к полной качественной смене режима неравновесия и быстрому росту производства (кривая 1, начиная с точки С) вместо спада, как на графике (а). Таким образом, расчеты показывают, что даже при не достаточно эффективной хозяйственной системе, которая тем не менее продолжает опережающее финансирование интеллектуальной сферы, она может достичь значительного роста производства, даже несмотря на исчерпание материальных ресурсов.


Исходя из анализа результатов рассмотренной модели, можно сделать вывод, что эффективность неравновесной экономики на этапе трансформации в значительной степени зависит от условий и возможностей усвоения и расширения своей ресурсной базы за счет производства и внедрения научно-технических или организационных инноваций. Если они таковы, что усвоение находится на низком уровне, то это необходимо компенсировать расширением финансирования соответствующих направлений интеллектуальной деятельности.

Нужно сказать, что по этим критериям сегодняшняя экономика России в значительной степени отстает от других стран. Конечно, оценить весь спектр направлений функционирования интеллектуальной сферы как с точки зрения ее финансирования, так и эффективности достаточно сложно, однако понять основные формирующиеся тенденции возможно, например, через анализ ситуации в области научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ.

Как известно, в соответствии с федеральным законом "О науке и государственной научно-технической политике" был установлен приоритетный характер финансирования со стороны государства научных исследований и экспериментальных разработок, причем на эти цели было предусмотрено выделение не менее 4% расходной части федерального бюджета. Но до недавнего времени этот показатель реально не превышал даже 2%. Хотя, ориентируясь на примеры развитых стран, можно сказать, что доля расходов на науку должна быть по крайней мере не менее 2,5-3% ВВП. Аналогичный показатель в США, например, составлял в период с 1975 г. по 1990 г. 2,2-2,7%, Японии – 2-2,9%, Швеции – 3-5%, Франции – 1,8-2,3%, Великобритании – 2,1-2,3%, Корее – 2,6-2%, ФРГ – 2,2-2,8%, Израиле – 3,5%.

Следовало бы добавить еще, что эти показатели западных стран (от до 5 %), вообще говоря, не должны бы быть ориентирами, поскольку соответствуют уже сформировавшимся развитым системам и обеспечивают только их поддержку. В России же происходит переход от одного режима экономического неравновесия к другому, когда потребность в интеллектуальных ресурсах совершенно иная и от степени, качества и интенсивности использования этого ресурса, как было показано при анализе модели, прямо зависит траектория дальнейшего развития, возможность "технологического прорыва".

Явно недостаточное на сегодня финансирование науки сопровож дается быстрым сокращением количества людей, занятых исследованиями и разработками, ускоряется "распад" знаний. Так, если в России еще в 1990 г. в этой сфере было занято около 2 миллионов человек, из которых 1 миллион составляли непосредственно научные работники-исследо ватели, то к 1996 г. эти показатели сократились уже до 990,7 и 484,8 тысяч человек, соответственно. Финансовая государственная поддержка науки только из средств федерального бюджета за период с 1990 г. по 1998 г.

упала почти в 3,5 раза. В этот же период из России ежегодно эмигрировало примерно по 2 тысячи ученых, а по некоторым оценкам до 5 тыс. человек1.

В свете вышепроведенного анализа неравновесной модели Г.Г.Малинецкого эти данные свидетельствуют в целом о неблагоприятных тенденциях, складывающихся в экономической системе России и грозящих ее развитию по варианту 3. Причем ситуация, по-видимому, зашла так далеко, что простым увеличением финансирования сферы науки сегодня уже вряд ли поможешь. Здесь необходим специальный глубоко продуманный комплекс взаимосвязанных мероприятий, охватывающих различные уровни хозяйствования от общегосударственного до отдельной фирмы, предприятия и индивида.

Интересные с этой точки зрения меры предлагает группа авторов (В.Кушлин, А.Фоломьев, А.Селезнев, Е.Смирницкий). Они выделяют несколько хозяйственных уровней: макроэкономический, включая отраслевой;

региональный;

нормативный;

первичного звена и предлагают взаимосвязанную систему организационно-экономических форм См., например: Кушлин В., Фоломьев А., Селезнев А., Смирницкий Е. Инновация хозяйственных систем. – М.: Эдиториал УРСС, 2000. – С. 81.

реализации научно-технической политики, распределенных по этим уров ням. В системе выделяется несколько групп: научно-воспроизводственных форм;

инфраструктурных форм;

регулирующих и управляющих форм.

Если свести все это в единую таблицу, то получится своеобразная матрица, по столбцам которой расположены уровни хозяйственной системы, а по строкам – предлагаемые организационно-экономические формы реализации научно-технической политики (табл. 3).

Таблица Матрица системы основных организационно-экономических форм реализации научно-технической политики России Уровни Группа научно Группа инфраструктурных Группа регулирующих и хоз. сис- воспроизводственных форм управляющих форм темы форм · Государственные · Инновационные внебюджетные · Совет по научно Макроэкономический (включая отраслевой) научно- фонды. технической политике при производственно- · Инвестиционные фонды. Президенте страны.

финансовые группы. · Инновационные банки. · Межведомственный · Федеральные научные · Информационная система Совет по региональной центры. инноваций. научно-технической · Наукограды. · Эталонная база и система политике.

· Академии. стандартизации. · Дирекции приоритетных · НИИ. · Сертификация продукции. научно-технических · Страховые компании. программ.

· Институт патентных · Государственная поверенных. контрактная система · Экспертные организации. (Госзаказ).

· Система подготовки и · Налоговая служба.

переподготовки кадров для · Таможенная служба.

инновационной деятельности. · Правительственная комиссия по НТП.

· Технопарки. · Инновационные региональные · Дирекции приоритетных · Инкубаторы (межрегиональные) фонды. научно-технических инновационного · Инновационные банки. программ.

бизнеса. · Инвестиционные фонды. · Региональный научно · Консалтинговые · Информационная технический Совет при Региональный фирмы. система инноваций. администрации региона.

· Торгово- · Фирмы · Региональная контрактная промышленная посреднических услуг. инновационная система.

палата. · Экспертные организации. · Налоговая служба.

· Научно-учебные · Консалтинговые · Агентство научно инновационные компании. технического центры. · Региональный центр развития.

сертификации.

· Страховые компании.

· Научно-технические · Внутрикорпоративньй банк. · Совет директоров.

центры. · Рисковый фонд. · Собрание акционеров.

· НИИ, КБ, · Внутрикорпоративный · Научно-технический лаборатории. консалтинг. совет корпорации при Корпоративный · Инкубаторы · Информационная Совете директоров.

инновационного система. · Мозговые центры.

бизнеса. · Фирмы гарантийных · Система социальных · СП. услуг. гарантий.

· Инжиниринговые · Фирмы посреднических фирмы. услуг.

· Малые инновационные предприятия.

· НИИ, КБ, · Рисковый фонд. · Научно-технический лаборатории. · Вспомогательное совет при директоре.

Первичное звено · Научные машиностроение. · Инновационные кооперативы. бригады.

· СП. · Стимулирование · ВТК. группового и индивидуального творчества.

Анализ таблицы 3 показывает, что улучшение положения в интел лектуальной сфере, повышение здесь организационной эффективности предполагается за счет максимально интенсивного "насыщения" всех уровней хозяйствования специальными соответствующими этим уровням воспроизводственными, обслуживающими и управляющими структурами.

Часть из них в настоящее время действует. Например, промышленно финансовые группы, торгово-промышленные палаты, научно-технические центры, инвестиционные фонды, страховые компании, научно технические программы и советы, хотя может быть и недостаточно эффективно. Другая часть, хотя и действует, но в ограниченном и явно недостаточном масштабе, например, технопарки, инкубаторы инновационного бизнеса, малые инновационные предприятия, фирмы гарантийных услуг. Несмотря на очевидную необходимость, их развитие тормозится многочисленными обстоятельствами и многие годы остается практически на одном и том же уровне. Наконец, третья часть – это структуры либо распавшиеся, как, например, наукограды и многие НИИ, либо существующие пока больше в замыслах, чем в действительности, как рисковые фонды, системы социальных гарантий или стимулирования группового и индивидуального творчества.

Из трех групп рассматриваемых авторами структур (форм) – научно воспроизводственных, инфраструктурных и регулирующе-управляющих – наименее развитыми на сегодня представляются структуры второй группы (фонды, банки, консалтинговые компании и др.), то есть по-прежнему отсутствует развитая инфраструктура интеллектуальной сферы.

Представляется, что порознь и независимо друг от друга все многочисленные вопросы подъема интеллектуальной сферы, в том числе, например, создания ее инфраструктуры самостоятельно от производства как такового, нерешаемы, и ценность рассмотренной таблицы-матрицы представляется прежде всего именно в том, что она устанавливает взаимосвязь этих вопросов.

Перейдем к рассмотрению еще одной модели неравновесных экономических систем, предложенной Д.Ю.Миропольским1. Эта модель основывается на анализе структурных изменений хозяйственной системы с использованием геометрического инструментария. Здесь исследуется движение продукта – его производство и потребление в рамках производства и производство и потребление в рамках потребления.

Известно, что в процессе производства происходит частичное потребление продукта, так же, как и в процессе потребления осуществляется процесс производства, например, воспроизводство рабочей силы. Предлагаемая графическая модель отражает структурные особенности этого процесса. В качестве объекта здесь выбирается некоторое абстрактное изолированное сообщество из 10 человек, производящих вначале некоторый продукт "А", обладающий следующими См.: Миропольский Д. Структурное моделирование трансформации хозяйственных систем // Структурная трансформация экономики: соотношение плановых и рыночных механизмов реализации. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2001. – С.13-21.


экономическими характеристиками: на производство единицы продукции "А" затрачивается 4,8 минут, его потребление восстанавливает 8 минут жизненных сил. Рабочий день членов сообщества составляет 8 часов. При этих предположениях графики производства и потребления будут выглядеть следующим образом (рис. 14).

Время (час.) Время (час.) (а) (б) B L N P 13 8 A E 8G W K Z O O 10, произво- 10, потреби дители (чел.) тели (чел.) Рис. 14. Графики производства (а) и потребления (б) продукта "А".

Здесь: OAEK – затраты на производство 100 единиц продукта "А";

OLPZ – восстановление жизненных сил при потреблении 100 единиц продукта "А".

Таким образом, каждый член условного сообщества не только вос станавливает жизненные силы, необходимые для очередного 8-часового дня, но и имеет запас энергии еще на дополнительные 5 часов, которые он может потратить, например, на развлечения. Важно, что в данной модели подразумевается равенство работников в затрате усилий на производство и в потреблении продукта – перераспределительные процессы отсутствуют.

Предполагаем далее, что в условном сообществе происходит расширение спектра производства и потребления за счет освоения нового продукта "В". Это приводит к качественным изменениям структуры экономической модели.

Пусть продукт "В" представляет собой предмет роскоши и на единицу его производства необходимо затратить 10,8 минут, а потребление единицы продукта "В" восстанавливает только 6 минут жизненной энергии. Если рацион работающих составить таким образом, что он будет включать по 10 единиц продуктов "А" и "В", и при этом двое работающих будут специализироваться на выпуске только продукта "В", то получится следующая диаграмма (рис. 15).

Время (час.) Время (час.) (а) (б) Q Z B 15 N 12 U V 9R T E A H 9 8,2 P S 7, D G W L M J K F O 8 10 O 8 Производители (чел.) Потребители (чел.) Рис. 15. Графики воспроизводства первичного (а) и вторичного (б) продуктов.

Здесь: OAEK – производство продукта "А" (члены сообщества работают теперь по 9 часов);

KEHF – производство продукта "В";

KWLF – восстановление жизненной энергии в процессе потребления продукта "В".

Видим, что производство продукта "В" оказывается в целом убыточным и его приходится дотировать за счет производства продукта "А" за увеличенный рабочий день.

OZQJ – производство жизненной энергии в процессе потребления продукта "А" и продукта "В";

OUVJ – производство жизненной энергии в процессе потребления продукта "А";

UZQV – производство жизненной энергии в процессе потребления продукта "В";

ORTJ – объем восстановленной жизненной энергии, необходимой для очередного рабочего дня. При этом время, которое можно затратить на развлечения, сократилось на 1 час.

Введем в модель производство еще одного нового инновационного продукта "С", являющегося орудием труда, необходимым для производства продукта "А". Теперь производством продукта "А" заняты человек, производством продуктов "В" и "С" – по 2 человека (рис. 16).

Время (час.) Время (час.) (а) (б) B N 13 V Z 15 12 S T 13.3 A E 10 MJ 10 U J C L 9 IH PQ 5 YL KF W R O 6 8 10 O 6 8 Производители (чел.) Потребители (чел.) Рис. 16. Графики воспроизводства рабочей силы (а) и средств производства (б).

Здесь: OBNK – общая стоимость продукта "А";

KIHF – общая стоимость продукта "В";

FMJW – общая стоимость продукта "С";

FPQW – стоимость продукта "С" с точки зрения его потребления, следовательно, затраты на продукт "С" вновь не покрывают результат его потребления.

Важное отличие "предмета роскоши" "В" от инновационного продукта "С" в том, что по сути FPQW есть экономия труда, которая будет достигнута при его использовании в производстве продукта "А".

Одновременно, продукт "С" является чисто орудием производства, поэтому его производство и потребление совмещено на одном графике.

CAEL – затраты овеществленного труда, приходящиеся на орудие "С".

В сфере потребления продуктов "А" и "В" (на графике (б)):

OVZR – общая величина жизненных сил, произведенных при помощи продуктов "А" и "В", где на долю продукта "В" приходится SVZT;

OUGR – величина, идущая на воспроизводство жизненной энергии, затраченной в процессе работы, то есть время развлечений у хозяйствующих субъектов сократилось еще на 1 час.

Анализ рассмотренной модели позволяет выделить две различные стратегии поведения хозяйствующих субъектов, которые можно сопоставить с плановой и рыночной формами:

В соответствии с первой из них освоение новых вторичных продуктов продолжает расширяться, при этом эффективность их производства и потребления продолжает отставать от первичного сектора.

Все большая доля продукции "А" расходуется на дотирование вторичного сектора, в результате чего время активных развлечений продолжает сокращаться, а в пределе хозяйственная система переходит на "самоедский" режим функционирования.

Вторая стратегия в отличие от первой, означает, что условное сообщество повышает эффективность вторичных продуктов до тех пор, пока "В" и "С" не будут потреблять ресурсов меньше, чем производить.

Только после этого будут осваиваться новые продукты роскоши или инноваций. Такой тип стратегии производства, по мнению Д.Ю.Миропольского, стимулирует развитие в экономике отношений товарности, капитала.

Первая стратегия, хотя в предельном случае и оказывается неэффективной, однако позволяет быстрее и в больших объемах вовлекать в процесс производства возрастающее число инновационных продуктов.

Теперь предположим, что производство первичного продукта осуществляется не в рамках единой воспроизводственной системы, а за ее границами, а потребление продуктов "А" и "В" производится на дискриминационной основе. В этом случае приходим к модели открытой экономики, где стремительное расширение выпуска предметов роскоши ("В") и инновационных продуктов ("С") дотируется либо за счет вырождения первичного сектора в другой хозяйственной системе, либо за счет "экспансии" специализирующегося на производстве "роскоши и инноваций" абстрактного сообщества на все большее число сообществ, производящих первичный продукт. Одновременно дискриминация в потреблении этих продуктов может в значительной степени увеличить время активных развлечений сообщества "роскоши и инноваций". В этом случае получаем некоторую третью стратегию развития, которую можно с определенной долей условности сопоставить с "постиндустриальной" моделью.

Итак, рассмотрены три вида различных теоретических моделей, которые могут применяться для исследования неравновесных состояний экономических систем, в том числе трансформационных экономик. Это модели, основанные на системах дифференциальных уравнений, модель, использующая алгебраический и графоаналитический аппарат, и модель, опирающаяся на геометрический инструментарий.

Наибольшей общностью и универсальностью обладает подход, основывающийся на дифференциальных уравнениях. С помощью последних можно описать любую экономическую систему, независимо от уровня хозяйствования – отдельное предприятие или вся экономика в целом, и проанализировать процесс ее развития. Так, с помощью модели, предложенной В.П.Миловановым, был не только установлен факт формирования упорядоченности в любой неравновесной системе, но и показана возможность путем построения фазовых траекторий и портретов классифицировать ее виды. Вместе с тем аппарат дифференциальных уравнений даже при использовании механизма редукции весьма сложен, непроста также и экономическая интерпретация получающихся результатов, а иногда она и просто невозможна. Поэтому их применение не всегда целесообразно.

Нужно отметить также, что другие модели и с помощью более простого инструментария позволяют получать не менее интересные результаты. Например, на основе модели макроэкономической динамики Г.Г.Малинецкого были показаны все возможные пути развития экономической системы в зависимости от уровня финансирования интеллектуальной сферы. А "геометрическая" модель Д.Ю.Миропольского позволила выявить и оценить эффективность различных стратегий поведения хозяйствующих субъектов, формирующихся в зависимости от характера структурных изменений в процессе производства-потребления.

Несмотря на весьма сильные отличия рассмотренных моделей и по содержанию, и по характеру используемого аппарата, получаемые с их помощью результаты во многом или совпадают, или дополняют друг друга.

Так, например, фактически из всех моделей в той или иной форме следует, что в процессе функционирования любой неравновесной экономической системы, независимо от ее типа, возникает определенная структурная упорядоченность или формируются некоторые упорядочен ные стратегии поведения хозяйствующих субъектов, которые в основных своих чертах соотносятся либо с планомерной, централизованно управляемой, либо с товарно-рыночной, либо со смешанной формами организации хозяйства.

Ни из одной модели не вытекает безусловных преимуществ какой либо одной формы хозяйствования по отношению к другой в смысле их эффективности, например, рыночной к централизованно-управляемой.

Наоборот, очевидным становится иное, что в одних случаях эффективной является одна форма, а в других – другая. Следовательно, эффективность системы выступает только конечным, интегрирующим результатом действия целого ряда факторов и условий, среди которых принадлежность системы к какому-то конкретному типу является, хотя и важнейшим, но лишь одним из многих. Поэтому переход к рынку сам по себе еще не решает проблему повышения эффективности путем только одной приватизации собственности. Здесь необходим большой комплекс взаимо увязанных мер, направленных на формирование всей сложной сети сопутствующих институтов и новых экономических отношений в тесной связи со всем предшествующим опытом.

Наконец, из анализа моделей можно сделать и еще один вывод, что в состоянии крупномасштабной трансформации экономической системы (какая происходит в экономике России), когда ее неравновесие и нелинейность зависимостей проявляются в наиболее выраженной форме, граничащей, а временами и переходящей в состояния неуправляемости и хаоса, обычный традиционный инструментарий неоклассической экономической теории, разработанной для условий общего равновесия и максимальной эффективности, и соответствующие рекомендации имеют ограниченную применимость. Здесь необходима выработка других подходов, разработка иных критериев эффективности и направлений реформирования и развития для всех уровней хозяйственной системы.

ГЛАВА АНАЛИЗ ВЛИЯНИЯ СИСТЕМНЫХ КАЧЕСТВ И СТРУКТУРНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ НА ЭФФЕКТИВНОСТЬ ХОЗЯЙСТВОВАНИЯ Любая экономическая система находится в непрерывном движении и развитии, в ходе которого изменяются ее важнейшие характеристики, оказывающие непосредственное влияние на эффективность хозяйство вания. Наиболее выраженны и быстры эти изменения в период смены типов экономического неравновесия, когда они приобретают всеобъемлющий характер и охватывают все стороны системы, определяя тем самым новое ее качество.

Механизмы связи системных качеств и структурных изменений с эффективностью хозяйствования весьма сложны и неоднозначны, мало изучены, тем более применительно к условиям экономического неравновесия, они непросто поддаются анализу.

В предыдущих разделах настоящей работы был исследован один из механизмов, связывающих эффективность и некоторые свойства неравновесных систем. Однако он касался, хотя и близких по смыслу, но все же иных вопросов – самоорганизации и саморегулирования неравновесных экономических систем через комплекс положительных и отрицательных обратных связей во взаимодействии с иерархическими организационными структурами и рациональной (или ограниченно рациональной) деятельностью хозяйствующих субъектов.

Здесь же будет рассмотрено влияние на эффективность хозяйственной системы не каких-либо отдельных ее элементов или составляющих, а ее интегральных свойств, являющихся результатом функционирования системы как целого.

Чтобы разобраться с этими вопросами, уточним сначала понятие "экономическая система" и выясним основные ее свойства.

В отечественной науке под экономической системой обычно понимается сложная, вероятностная, динамическая взаимосвязь производительных сил и производственных отношений, охватывающая процессы производства, распределения, обмена и потребления материальных благ в обществе. Ее относят к классу так называемых кибернетических систем, состоящих из множества взаимосвязанных элементов или объектов, способных воспринимать, запоминать, перерабатывать информацию и обмениваться ею. Экономическая система, согласно этим представлениям, имеет многоступенчатую иерархическую структуру, причем отдельные уровни иерархии часто сами также рассматриваются как сложные, вероятностные, динамические системы, которым присущи определенная самостоятельность и возможность самоорганизации.

Наиболее полно с учетом рыночных подходов современной экономической теории экономическую систему можно представить как композицию следующих элементов:

– производительные силы и производственные отношения, совокупность которых определяет специфику экономических процессов;

– система институтов, которые трактуются как целостное многогранное явление, в котором можно выделить такие уровни, как общепринятый порядок, традиционно установившиеся правила, нормы и стереотипы общественного (коллективного) поведения (обычаи, традиции, правила поведения);

особый, укоренившийся в общественном и индивидуальном сознании образ мыслей, их направленность, стиль и способы мышления, совокупность соответствующих представлений, отражающих сознание собственных интересов (менталитет);

нравственные координаты общества и составляющих его социальных групп, систему совместно разделяемых этических (нравственных) ценностей;

различного рода организации, объединяющие на принципах разделения труда и иерархической соподчиненности группы людей для достижения какой либо цели (например, корпорации, профсоюзы, государственные учреждения, партии);

– система инструментов (орудий) доминирования одних хозяйствующих субъектов над другими и структура соответствующих системообразующих потоков;

– природно-ресурсные условия.

В отличие от обычных, "простых" объектов система обладает особыми, как бы двойственными характеристиками. Ее свойства слагаются из свойств всех отдельных ее элементов и, кроме того, она имеет еще дополнительное, новое или, как его часто называют, системное качество, которым не обладает ни один элемент. Источником последнего являются материальные и информационные связи между всеми частями системы.

Эти связи исключительно многообразны, однако из них применительно к теме настоящего раздела целесообразно выделить прежде всего системо- и структурообразующие. Их роль в формировании системных качеств особо значима. Они определяют конкретный тип сложившегося неравновесия, данное его качество как таковое, включая соотношение между факторами воспроизводства, организационные формы хозяйства, отраслевое и региональное строение экономики, взаимодействие производства и потребления, структуру инвестиций, соотношение стоимостных параметров системы, характер экспорта и импорта.

Системо- и структурообразующие связи дополняются еще так называемыми дублирующими, которые формируют избыточность системы и обеспечивают устойчивость ее свойств и качеств в экстремальных и критических ситуациях. Переключение на них происходит при серьезных системных нарушениях, грозящих самому существованию системы как данного типа неравновесия.

При смене типов экономического неравновесия происходят весьма существенные нарушения системо- и структурообразующих связей. В трансформационной российской экономике это обусловлено, в частности, значительной рекомбинацией прав собственности в результате массовой приватизации, снижением спроса на продукцию, конкуренцией со стороны зарубежных товаропроизводителей, появлением новых привлекательных рынков сбыта, разрывом большого числа контрактов из за общего падения объемов производства и некоторыми другими причинами.

Эти нарушения сопровождаются серьезным изменением положения и функций фирмы и значительным ростом всех видов хозяйственных затрат на различных стадиях воспроизводственного процесса, что еще больше осложняет функционирование хозяйственной системы, своевременное и неискаженное поступление ценовых и управляющих сигналов в различные подсистемы и к хозяйственным агентам. Рост затрат, в свою очередь, в совокупности с другими факторами обусловливает изменение ряда основных интегральных свойств хозяйственной системы, к которым можно отнести целостность, самоподобие или фрактальность, неопределенность базовых количественных характеристик и иерархичность системы.

Результатом этих изменений является перераспределение выпусков продукции между различными компаниями и фирмами. Однако в отличие от условий обычного стабильного неравновесия, где это перераспределение в конечном счете осуществляется в пользу наиболее эффективных субъектов хозяйствования, при смене типа неравновесия зависимость выглядит иначе и сложнее.

В целом механизм связи системных качеств и структурных преобразований с эффективностью хозяйствования можно представить с определенной степенью условности в виде следующей цепочки последовательных взаимодействий или следующей схемы (рис. 17).

Изменение системо- и структурообразующих связей Изменение положения и функций фирмы Рост хозяйственных затрат Изменение интегральных свойств экономической системы (целостность, фрактальность, неопределенность, иерархичность) Перераспределение выпуска продукции между компаниями и фирмами Рис. 17. Примерная схема механизма связи системных качеств и структурных изменений с эффективностью хозяйствования.

На этой схеме изображен сложный вид системной зависимости, где каждый последующий элемент испытывает на себе влияние не только непосредственно предшествующего, но и всех других предыдущих как через непосредственно предшествующий элемент, так и напрямую.

Рассмотрим элементы этого механизма подробнее. Вначале остановимся на изменении положения и функций фирмы, являющейся главным звеном экономической системы, любые преобразования в котором непосредственно влияют на свойства последней, и начнем с уточнения самого понятия "фирма".

В определении фирмы можно выделить несколько весьма различающихся подходов. Согласно одному из них – традиционному неоклассическому, называемому также технологическим или функциональным, фирма представляет собой своеобразный "черный ящик" или некоторую данность, входами в который являются ресурсы, а выходами – произведенные блага. При этом считается, что всегда существует возможность определить вид зависимости, связывающей объем выпуска с количеством потребляемых ресурсов, или производственную функцию, которая в свою очередь позволяет установить, при каком соотношении факторов достигается оптимальный объем производства по критерию соотношения затрат и выпуска и, соответственно, найти наиболее эффективный вариант хозяйствования. С помощью производственной функции можно также установить минимально необходимое количество ресурсов для обеспечения заданного объема выпуска благ, оптимальный размер или границы фирмы.

Таким образом, с точки зрения традиционного подхода фирма – это такая технологическая единица, описываемая производственной функцией, которая позволяет использовать имеющиеся ресурсы (факторы) с максимальной эффективностью. Здесь эффективность хозяйствования, образно говоря, как бы вплетается в саму ткань фирмы и является не только ее главным и неотъемлемым элементом, но и самой сутью.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.