авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

«А. А. ГЛУЩЕНКО МЕСТО И РОЛЬ РАДИОСВЯЗИ В МОДЕРНИЗАЦИИ РОССИИ (1900–1917 гг.) Часть 2 из 5 Раздел 3 Раздел 4 ...»

-- [ Страница 5 ] --

РГА ВМФ Ф. 427. Оп. 1. Д. 1269. Л. 11, 12.

Научно-производственная радиотехническая база России ных работ и сдачи станций приемной комиссии, остающиеся 33500 руб. и стоимость монтажно-установочных работ, что в совокупности не должно было превысить руб., уплачивались "по удостоверению в действительно исправном действии на судах эскадры, выданном начальником ее контр-адмиралом Рожественским инженеру [фирмы], который со своим помощником будет сопровождать эскадру до отдален нейшего от Кронштадта европейского порта, включая сюда и Суэц". В связи со значительной разницей в стоимости заказа, отсутствием каких-либо гарантий со стороны фирмы Маркони в обеспечении заявленных дальностей ра диосвязи и других оговорок названной фирмы Минный отдел признал целесооб разным, прежде чем заключать контракт с той или другой компанией, произвести испытания действия установок в реальной обстановке обеих фирм. Однако на это требовалось дополнительное время, которым Морское ведомство не располагало.

Понимая шаткость своего предложения, В. О. Баранов и В. Д. Батюшков начали за кулисную деятельность, призванную способствовать получению протекции высокопо ставленных лиц в продвижении проекта контракта фирмы Маркони. Им удалось убе дить командующего 2-й Тихоокеанской эскадрой контр-адмирала З. П. Рожественского в преимуществах станций фирмы Маркони, в связи с чем 26 апреля 1904 года на имя управляющего Морским министерством поступил рапорт от Рожественского. Рапорт командующего 2-й эскадрой флота Тихого океана контр-адмирала Рожественского управляющему Морским министерством 26 апреля 1904 г. № Имею честь просить распоряжения Вашего превосходительства о покупке 21 станции беспро волочного телеграфа Маркони мощностью в 150 миль на нижеследующие суда 2-й эскадры Тихо го океана: эскадренные броненосцы "Император Александр III", "Бородино", "Князь Суворов", "Орел", "Ослябя", "Сисой Великий", "Наварин", крейсеры I ранга "Аврора", "Олег", "Адмирал На химов", Дмитрий Донской", крейсеры II ранга "Алмаз", "Жемчуг", "Изумруд", транспорты "Кам чатка", "Иртыш", "Анадырь", "Океан".

Почтительнейше прошу приказания, чтобы контракт по этому заказу был заключен без про медления, так как изготовление и доставка приборов с их установкой на суда потребует не менее трех месяцев. К сему имею честь присовокупить, что потребность в приборах Маркони неотлож на. Дальнейшее выжидание успехов отечественной системы поставило бы 2-ю эскадру в то же тя желое положение, в котором в настоящее время находится 1-я эскадра Тихого океана и сам Порт Артур, которые отнюдь не могли бы считаться отрезанными, если бы вместо системы Попова у нас была введена система Маркони или даже Слаби-Арко. Было бы непоправимой потерей време ни всякое дальнейшее промедление в заключении контракта с Маркони, и потому, в силу обстоя тельств военного времени, не имея другого выбора приходится только согласиться с требованиями Маркони в том, что касается цены, о чем имею честь покорно просить Ваше превосходительство".

Вторично З. П. Рожественский ходатайствовал перед управляющим Морским ми нистерством о вооружении кораблей 2-й Тихоокеанской эскадры радиостанциями системы Маркони 3 мая, доказывая их важность в несении службы разведочными кораблями во время перехода эскадры на Дальний Восток. Проект контракта, представленного В. О. Барановым, после всестороннего его изучения и сопоставления с предложениями фирмы "Телефункен" в Главном управ лении кораблестроения и снабжений, 4 мая 1904 года был отклонен.4 В то время, ко РГА ВМФ Ф. 421. Оп. 4. Д. 871. Л. 182, 183. Следует отметить, что донесения З. П. Рожественского в Главный морской штаб о фактической дальности связи, обеспечиваемой германскими радиостанциями, так и не последовало, что на несколько лет задержало выплату фирме "Телефункен" причитавшегося ей третьего платежа за радиооборудование, поставленное в 1904 году для 2-й Тихоокеанской эскадры.

РГА ВМФ Ф. 427. Оп. 1. Д. 1269. Л. 1.

РГА ВМФ Ф. 427. Оп. 1. Д. 1269. Л. 5, 6.

РГА ВМФ Ф. 427. Оп. 1. Д. 1269. Л. 11, 12.

Научно-производственная радиотехническая база России гда руководство и инженеры германской фирмы занимались практическими вопро сами, представители компании Маркони продолжали закулисную борьбу за заказ.

Далеко идущие последствия могло бы иметь, например, предложение, направ ленное на имя управляющего Морским министерством 12 мая 1904 года председа телем Особого комитета по усилению военного флота на добровольные пожертво вания великим князем Александром Михайловичем.1 Ссылаясь на соображения камер-юнкера В. Д. Батюшкова по установлению связи осажденного Порт-Артура с Мукденом и кораблями 2-й Тихоокеанской эскадры, великий князь предлагал обо рудовать на Дальнем Востоке 3 береговых радиостанции с дальностью действия до 300 миль. Однако указанные установки могли вести радиообмен только с маркони евскими станциями, а это означало, что все береговые станции оборонных ве домств, а также военные корабли и, в перспективе, гражданские суда должны быть оборудованы аппаратурой системы Маркони.

Руководству Морского ведомства хватило рассудительности, чтобы отсеять зерна от плевел и принять по поводу заказа наиболее рациональный вариант решения во проса. Управляющий Морским министерством Ф. К. Авелан, после доклада ему всех положительных и отрицательных сторон проектов обоих контрагентов, 22 мая года «приказал оставить заказ за [АО Русских электротехнических заводов] "Сименс и Гальске"»2 и в этот же день состоялось подписание контракта.

Не прекратились попытки русской команды Маркони получить часть пирога во енных заказов на радиоаппаратуру и после окончательного решения вопроса о выбо ре контрагента на поставку радиооборудования для 2-й Тихоокеанской эскадры. О том, как решался данный вопрос и о поведении конкурентов в борьбе за заказ гово рится в докладной записке заведующего делом беспроволочного телеграфирования в Морском ведомстве капитана 2 ранга А. А. Реммерта от 4 июня 1904 года на имя на чальника Главного морского штаба. «На первых же порах... на меня выпала тяжелая и ответственная задача подготовить техниче ские условия для заключения с одной из конкурирующих фирм, "Маркони " и "Телефункен ", ко торые привлекались для установки аппаратов беспроволочного телеграфирования на суда 2-й эс кадры. Представителем первой являлся некто В. О. Баранов, бывший в Русско-турецкую войну подрядчиком, представителем второй – правление акционерного общества Русских электротехни ческих заводов "Сименс и Гальске ".

Время не позволило тянуть переговоры и являлась необходимость решить [вопрос о заказе при боров] по представленным предложениям. От фирмы "Телефункен" были даны тотчас необходимые разъяснения и гарантии, стоимость же станций, несмотря на горячее время, не была повышена, именно 5600 руб. за станцию. От фирмы Маркони Баранов не мог дать полных сведений, [в связи с чем] ему пришлось телеграфировать в Англию, стоимость станций была 12000 руб. и на мои вопро сы, несмотря на скрытое в них научное противоречие, Баранов наивно соглашался и явно показывал незнакомство с делом. При требовании же гарантий от ответил начальнику Отдела сооружений Главного управления кораблестроения и снабжений контр-адмиралу Родионову, что "само имя фир мы Маркони является достаточной для сего гарантией".

Преимущества остались на стороне [фирмы] "Телефункен" и она тотчас принялась за дело.

Спустя некоторое время прибыли из-за границы некто Лев Давидович Жук, представившийся до веренным [лицом] фирмы Маркони на континенте и вместе с ним русский адвокат Смит, предста вившийся как личный секретарь. Со стороны фирмы "Телефункен" [прибыли из Германии] ее дирек тор граф Арко и главный инженер, заведующий отделом опытов, Рендан. Я решился еще потянуть время подписания контракта с целью выяснить надежность предложений обеих фирм. Представители Маркони бегали ко мне на квартиру и дали возможность окончательно убедиться в том, что они РГА ВМФ Ф. 417. Оп. 1. Д. 2298. Л. 532.

РГА ВМФ Ф. 427. Оп. 1. Д. 1269. Л. 13.

РГА ВМФ Ф. 421. Оп. 4. Д. 872. Л. 8–12.

Научно-производственная радиотехническая база России имеют весьма слабое представление о научной постановке беспроволочного телеграфирования и что в таких серьезных делах необходимо говорить непосредственно с самим директором Маркони. Представители [АО Русских электротехнических заводов] "Сименс и Гальске" не только шли на встречу требованиям, но еще и разъясняли необходимость того или другого технического условия и при каких из них они могут дать действительную, фактическую гарантию. Это происходило в при сутствии профессора Попова и флагманского минного офицера [эскадры] лейтенанта Леонтьева.

Баранов же, например, гарантировал на словах дальность [связи] в 150 английских миль при всякой высоте рангоута и без изоляции такелажа, что прямо противоречит научным принципам, и известно, что в английском флоте высота рангоута доходит до 60 м. Граф Арко отказался давать дальность [связи], большую 100 миль, даже при высоте рангоута в 45 м.

В промежутках между этими переговорами ко мне в штаб заходил некто Батюшков, камер юнкер, служащий в Главном управлении торгового мореплавания, и прямо запросил меня о при чине, по которой не был подписан контракт с фирмой Маркони. Я тут же дал ему довольно об стоятельные объяснения.

После того как инженеры фирмы "Телефункен" посетили все суда 2-й эскадры и выяснили не обходимость изменения в высоте рангоута и расположения станций, состоялся, еще до подписания контракта, доклад Морскому техническому комитету, который признал целесообразность как ус ловий контракта, так и мер к действительному их выполнению. Лишь после этого решения был подписан контракт с фирмой "Сименс и Гальске".

Короткое время спустя Батюшков явился в Морской технический комитет, вызвал главного ин спектора минного дела [вице-адмирала К. Д. Остелецкого] и позволил себе сказать его превосходи тельству, что он, как имеющий вход во дворец, обязан доложить государю императору об опасности, которая угрожает эскадре при установке на ее суда станций системы "Телефункен". Спустя некото рое время Батюшков опять явился в Морской технический комитет, но был приглашен в Минный от дел для объяснения причин его домогательств и присылки газеты "Биржевые ведомости", в которой сообщалось о решении установить на суда 2-й эскадры станции системы "Телефункен". [При этом] Батюшков ссылался, что "он немного занимается электротехникой" и что "он наводил справки о сис теме Маркони у одного своего приятеля во Франции" и из этого исходит, что необходимо принять систему Маркони и перечислял достоинства системы Маркони.2 Наконец, Батюшков опять позволил себе явиться на квартиру главного инспектора минного дела по тому же вопросу.

1 июня меня посетил по приказанию командующего 2-й эскадрой флагманский минный офи цер лейтенант Леонтьев, который мне заявил, что контр-адмирал Рожественский был сильно взвол нован каким-то лицом, сообщившим ему, что германское морское министерство недовольно стан циями системы "Телефункен", установленными на германских военных судах и что, если наши суда не будут телеграфировать на 100 миль по контракту без исключения, то он вынужден будет потребо вать нарушения контракта с "Сименс и Гальске" и заключит таковой с Маркони. 3 июня Ваше пре восходительство передали мне, что лицо, взволновавшее командующего 2-й эскадрой был военно морской атташе германского посольства и приказали тотчас навести у него справки, чем недо вольно германское морское министерство при введении на свои суда системы "Телефункен".

Военно-морской агент [германского посольства] капитан 2 ранга Гинце мне сказал, что он ни когда не говорил с контр-адмиралом Рожественским по поводу беспроволочного телеграфа и что, напротив, германское морское министерство очень довольно системой "Телефункен" и ввело ее лишь после обстоятельных сравнительных опытов с системой Маркони включительно и что ре зультаты этих опытов были доложены председателем комиссии германскому императору. Система "Телефункен" в настоящее время принята официально [также] правительствами Северо-Американ ских Соединенных Штатов, шведским, норвежским и австрийским в армии и на флоте.

Интрига, которая так упорно ведется сторонниками системы Маркони, нарушая спокойствие обремененного делами по изготовлению своей эскадры контр-адмирала Рожественского, отзыва ется и на мне и сильно препятствует успешности снабжения судов 2-й эскадры беспроволочным телеграфом, почему я обращаюсь к Вашему превосходительству не отказать мне в энергичном Как следует из переписки В. Д. Батюшкова с Л. Д. Жуком, вопрос о прибытии в Россию Г. Маркони также поднимался, однако и это событие было обставлено условием, что приезд может состояться только тогда, "когда будет дан крупный заказ на малые станции и еще какой-нибудь заказ на еще более мощные станции, чем те, которые уже высланы" для двух кораблей 2-й Тихоокеанской эскадры (РГИА Ф. 1101.

Оп. 2. Д. 592. Л. 24–27).

О лживости высказываний В. Д. Батюшкова и о его тесном сотрудничестве с Л. Д. Жуком и фирмой Маркони говорят материалы его документов, хранящиеся в Российском государственном историческом архиве (РГИА Ф. 1101. Оп. 2. Д. 592).

Научно-производственная радиотехническая база России прекращении этой подпольной интриги. Со своей стороны я готов представить свои показания строжайшему расследованию, что считаю идущим лишь на благо нашему русскому флоту.

Я остаюсь при убеждении, что система "Телефункен" нисколько не уступает системе Маркони. Система "Телефункен" описана до мельчайших деталей в научных сочинениях, рефератах ученых обществ и доступна оценке всех. Система же Маркони укрывается за таинственной вывеской ком мерческой привилегии. Не во власти человека изменять физические законы: обе фирмы ими лишь различно пользуются. Фирма "Телефункен" ушла вперед, сделавши в лице ее ученого профессора Брауна научные открытия, поставившие вопрос беспроволочного телеграфирования на строго науч ные основания и дала прибор, измеряющий длину телеграфной (электромагнитной. – Авт.) волны, фирма Маркони этого не сделала и старается рекламой снискать себе доверчивых клиентов.

Наше Военное ведомство приняло систему "Телефункен". Наше правительство на междуна родной [радио]телеграфной конференции отказалось принять систему Маркони.

В настоящее время не станции беспроволочного телеграфа могут задержать готовность эскад ры. Мачты и рубки будут готовы своевременно, установка станций явится работой двух суток и потому еще есть достаточно времени заказать станции системы Маркони. С меня это снимет большую не служебную, а нравственную, ответственность и избавит меня от гнета, что я, как офи цер русского флота, заслуживаю меньше доверия, чем господа Батюшков, Баранов, Жук и то неиз вестное мне лицо, посетившее контр-адмирала Рожественского и предупредившее его об опасно сти, которая кроется в отказе принять систему Маркони.

Злосчастная судьба наших родных изобретений, в том числе и беспроволочного телеграфа, поставила сейчас Россию на роковое сказочное перепутье и осторожность велит выбрать меньшую опасность: контрагент, именно Общество Русских электротехнических заводов "Сименс и Галь ске" в Санкт-Петербурге отвечает за поставку всем своим имуществом, а за фирму Маркони будут отвечать английские броненосцы».

Потерпев неудачу в борьбе за заказ радиооборудования для 2-й Тихоокеанской эскадры, что исключало возможность дальнейших массовых поставок для русского флота радиотехнического оборудования, В. Д. Батюшков и Л. Д. Жук переключили свои усилия на снабжение Военного ведомства полевыми радиостанциями. И все же фирма Маркони сумела добиться установки на кораблях 2-й Тихоокеан ской эскадры двух радиостанций своей системы. Фирма через своего представителя В. О. Баранова предложила З. П. Рожественскому "безвозмездно установить для ис пытаний" на двух кораблях эскадры радиостанции своей системы стоимостью руб. В соответствии с рапортом командующего эскадрой и доклада Морского техни ческого комитета управляющий Морским министерством 28 июня 1904 года разрешил установить на транспортах "Китай" и "Корея" радиостанции системы Маркони, чтобы, как указывал в своем рапорте З. П. Рожественский, "иметь возможность при необходи мости переговариваться [во время следования эскадры] с береговыми станциями, кото рые отвечают только судам, имеющим приборы Маркони".3 К концу сентября радио станции были установлены на транспортах, однако произвести опытные сеансы связи на дальности в 150 миль, чтобы убедиться в преимуществе станций Маркони перед аппаратами фирмы "Телефункен", из-за недостатка времени не удалось. Жизнь подтвердила утверждение капитана 2 ранга А. А. Реммерта, о чем свидетельствуют докумен ты по переходу 2-й Тихоокеанской эскадры на Дальний Восток, Цусимскому сражению и дальнейшим событиям (См. Биккенин Р. Р., Глущенко А. А., Партала М. А. Очерки о связистах Российского флота.

СПб., 1998, с. 11–33, 51–77. Биккенин Р. Р., Глущенко А. А., Партала М. А. К вопросу о радиосвязи на 2-й Тихоокеанской эскадре в годы Русско-японской войны. – В кн.: Российский флот на Тихом океане: исто рия и современность. Владивосток, 1966, с. 55–60. Партала М. А. В начале эпохи радиоэлектронных войн:

Исторический очерк о зарождении и начале развития радиоэлектронной борьбы. М, 2004, с, 10–19).

РГА ВМФ Ф. 421. Оп. 4. Д. 871. Л. 322, 353. РГИА Ф. 1101. Оп. 2. Д. 592. Л. 28–31, 36, 112, 113, 116, 117, 161, 162. Архив ВИМАИВиВС Ф. 10р. Оп. 1. Д. 84, 104.

РГА ВМФ Ф. 421. Оп. 4. Д. 871. Л. 192, 193, 209, 218, 219324;

Ф. 427. Оп. 1. Д. 1269. Л. 85, 91, 92.

РГА ВМФ Ф. 427. Оп. 1. Д. 1269. Л. 294.

Научно-производственная радиотехническая база России Параллельно с попытками получить заказы на поставку ра Попытка Маркони учреждения в России диоустановок для флота и армии, в 1904 году Г. Маркони филиала своей фирмы предпринимает усилия для учреждения в России дочернего предприятия своей фирмы. В июне месяце В. О. Баранов представил в Министерство торговли и промышленности России "для исходатайст вования разрешения" проект устава акционерного общества под названием Русское акционерное общество беспроволочного телеграфа.1 Общество, как следовало из проекта устава, учреждалось для продажи и установки в России станций беспрово лочного телеграфа, а также для целей изготовления аппаратов беспроволочного теле графа и их частей, покупки для этого приборов и привилегий на право их изготовле ния и эксплуатации в России и за границей и устройства соответствующих цели Об щества складов, мастерских и пр. Основной капитал Общества определялся в 1 млн руб., разделенных на 4000 акций по 250 руб. каждая. Из анализа проекта устава явно просматривается принадлежность учреждаемого Общества фирме Маркони.

Во-первых, упоминаемые аппараты и привилегии, необходимые для начала дейст вия Общества, передавались последнему владельцами, не называемыми в проекте, на законном основании, с соблюдением всех существующих на сей предмет законополо жений. Причем окончательное определение условий передачи названного имущества предоставлялось первому полномочному общему собранию акционеров, призванному заключить соответствующее соглашение с владельцами приборов и привилегий;

если же такового соглашения достичь не удастся, Общество считалось несостоявшимся.

Во-вторых, взамен передаваемых Обществу привилегий и имущества, их "вла дельцам" разрешалось получить акции Общества по нарицательной цене в количест ве, определяемом взаимным соглашением с первым общим собранием акционеров.

В-третьих, на основании внесенных в дальнейшем поправок к проекту снимались ограничения на участие в правлении Общества иностранцев, что давало возможность Маркони определять финансово-производственную политику вновь учреждаемого предприятия. Тем не менее, по заключению министра финансов В. Н. Коковцова и заместителя министра внутренних дел П. Дурново, проект устава "не встретил препятствий к доз волению потомственному дворянину В. О. Баранову учредить Русское акционерное общество беспроволочного телеграфа" и был представлен на благоусмотрение Коми тета министров.

Решением Комитета министров от 26 октября 1904 года проект устава Русского акционерного общества беспроволочного телеграфа был одобрен, а 5 ноября "удо стоен рассмотрения и утверждения его величества" Николая II.4 Однако деятельность данного Общества в России не состоялась, что можно объяснить, по крайней мере, тремя причинами. Во-первых, после заключения контракта с АО Русских электротех нических заводов "Сименс и Гальске" лидирующее положение на российском рынке заняла фирма "Телефункен". Во-вторых, для квалифицированного руководства фили альным отделением своей фирмы Маркони недоставало грамотного специалиста, кан дидатура же Баранова для такой роли явно не подходила. В-третьих, несовершенство самого устава, вызвавшее недоверие со стороны потенциальных акционеров.

РГИА Ф. 37. Оп. 77. Д. 461. Л. 6–17.

РГИА Ф. 37. Оп. 77. Д. 461. Л. 1.

РГИА Ф. 37. Оп. 77. Д. 461. Л. 4.

РГИА Ф. 1263. Оп. 2. Д. 5738. Л. 32, 42, 43.

Научно-производственная радиотехническая база России Новая страница в истории проникновения фирмы Маркони Общество беспрово- на российский рынок связана с образованием и деятельно лочных телеграфов и стью в России акционерного общества под названием Об телефонов системы щество беспроволочных телеграфов и телефонов системы С. М. Айзенштейна С. М. Айзенштейна.

Как следует из работ, посвященных С. М. Айзенштейну и истории его предпри ятия, в 1905 году "на средства родителя молодой инженер создал в Киеве экспери ментальную лабораторию"1 и мастерскую при ней в "наемном здании".2 Результаты экспериментальных исследований в области радиосвязи, как утверждают авторы, обратили на себя внимание командующего Киевским военным округом генерала В.

А. Сухомлинова, способствовавшего приданию опытам масштабности и целенаправ ленности. На предоставленных Военным ведомством участках земли (на Печерском плацу в Киеве и на плацу 10-го стрелкового полка в Жмеринке) С. М. Айзенштейном в 1906–1907 годах на "собственные средства" были построены две радиостанции. Доку ментальных данных об этом периоде деятельности С. М. Айзенштейна и основанных им лаборатории и мастерской выявить не удалось.

В 1907 году в присутствии комиссии, назначенной начальником штаба Киевского военного округа, были произведены опыты по радиосвязи между Киевом и Жмерин кой. Несмотря на широкую рекламу достоинств разработанной С. М. Айзенштейном системы аппаратуры (возможность многократного телеграфирования, обеспечение высокой помехоустойчивости и разведзащищенность радиолинии),3 результаты опы тов в апреле 1907 года не продемонстрировали каких-либо преимуществ разработок С. М. Айзенштейна перед аналогичными установками других систем. Согласно ра порта главного механика Киевского почтово-телеграфного округа Т. Гайса, прини мавшего участие в опытах, усматривалось, что предлагаемая система радиотелегра фирования "не представляет чего-либо нового в практике беспроволочного телегра фа, а из произведенных опытов не представлялось возможным проверить утвержде ния Айзенштейна о невозможности перехватывания депеш посторонними станциями, а также невозможность воспрепятствования телеграфирования между двумя стан циями изобретателя. Кроме того, при опытах нельзя было определить количество потребляемой [станциями] энергии из-за отсутствия измерительных приборов (нет ваттметра, а вольтметр поврежден)". В ноябре 1907 года были произведены повторные испытания радиостанций С. М.

Айзенштейна в Киеве и Жмеринке,5 а в апреле 1908 года – окончательное испытание станций в соответствии с программой, разработанной Главным инженерным управ лением Военного ведомства.6 Ввиду необходимости управления войсками Киевского военного округа и для взаимодействия с Одесским военным округом "на случай пе рерыва сообщений по проволочному телеграфу", Военным советом 30 октября года было отпущено на приобретение у С. М. Айзенштейна Киевской и Жмеринской радиостанций 70000 руб. Юсупов Э. С. Семен Моисеевич Айзенштейн – основатель и директор первого в России радиозавода // Вопросы радиоэлектроники. Серия "Общие вопросы радиоэлектроники". СПб., 1993, с. 4. Wireless Pio neer dies // Marconi News. 1962, 7 September.

РГИА Ф. 23. Оп. 12. Д. 337. Л. 18.

РГИА Ф. 23. Оп. 12. Д. 337. Л. 34–36.

РГИА Ф. 1289. Оп. 9. Д. 691. Л. 3.

РГИА Ф. 23. Оп. 12. Д. 337. Л. 37–42.

РГИА Ф. 1289. Оп. 9. Д. 691. Л. 18–20.

РГИА Ф. 1158. Оп. 1, ч. 1. Д. 146. Л. 18.

Научно-производственная радиотехническая база России 5 января 1908 года в Отдел торговли Министерства торговли и промышленности поступило прошение от учредителей Общества беспроволочных телеграфов и теле фонов системы С. М. Айзенштейна дворянина Ю. М. Тищенко и купеческого сына С.

М. Айзенштейна об утверждении в установленном порядке устава Общества.1 Целью учреждения Общества, согласно проекта устава, являлось: приобретение и эксплуа тация права исключительного пользования изобретениями и усовершенствованиями С. М. Айзенштейна в области беспроволочных телеграфов и телефонов, приобрете ние и эксплуатация всякого рода других в той же области открытий и усовершенст вований, приобретение и эксплуатация принадлежащих С. М. Айзенштейну лабора торий и станций беспроволочных телеграфов и телефонов в Киеве и Жмеринке.

В соответствии с указанной целью учреждения, при соблюдении существующих законов, постановлений и прав частных лиц, заявители определяли права Общества:

приобретать в собственность и арендовать необходимое для него движимое и недвижи мое имущество;

приобретать и устанавливать соответствующие цели учреждения Об щества промышленные и торговые заведения;

производить сооружения и постройки, устраивать заводы и склады;

в целях приема и исполнения заказов, подрядов и поставок по устройству и оборудованию станций для беспроволочного телеграфа и телефона и для эксплуатации на концессионных началах таковых станций, открывать повсеместно в империи свои отделения и вступать участником в другие акционерные общества и товарищества, преследующие цели, соответствующие указанным в уставе.

Основной капитал Общества устанавливался в 1,2 млн руб., разделенных на акций по 100 руб. каждая. Акции распределялись между учредителями и приглашен ными к участию в предприятии лицами по взаимному соглашению. При этом, взамен передаваемых Обществу привилегий, прав и прочего имущества, владельцу их разре шалось получить вместо денег акции Общества по нарицательной цене в количестве, определяемом по взаимному соглашению с первым общим собранием акционеров. При согласовании проекта устава со стороны Министерства внутренних дел и Во енного министерства не поступило никаких возражений против его утверждения.3 Не имея, в принципе, каких-либо возражений по экономической стороне деятельности пред полагаемого Общества, против предоставления ему права устройства и эксплуатации радиостанций на концессионной основе, "могущих сослужить дурную службу интересам России", высказались киевский генерал-губернатор и Морское министерство. Совет министров в заседании от 9 сентября 1908 года постановил разрешить уч реждение Общества беспроволочных телеграфов и телефонов системы С. М. Айзен штейна,5 а 3 октября состоялось утверждение Николаем II решения правительства и устава Общества. Первое (учредительное) общее собрание акционеров Общества беспроволочных те леграфов и телефонов состоялось 5 декабря 1908 года. В этом собрании "владелец иму щества, указанного в параграфах 1 и 2 устава, С. М. Айзенштейн" изъявил свое согласие передать Обществу таковое имущество со всеми принадлежащими ему правами и обя занностями за сумму 618000 руб. сполна оплаченными акциями Общества, "подлежа щими распределению между Тищенко и Айзенштейном по взаимному их между собой соглашению", и за 105117 руб. наличными деньгами, подлежащими выплате С. М. Ай РГИА Ф. 23. Оп. 12. Д. 337. Л. 1.

ЦГИА СПб Ф. 1308. Оп. 1. Д. 8. Л. 1–12.

РГИА Ф. 23. Оп. 12. Д. 337. Л. 20, 71.

РГИА Ф. 23. Оп. 12. Д. 337. Л. 24, 70.

Ж. з. 9 сентября 1908 г., ж. ст. 907 (РГИА Ф. 1276. Оп. 17. Д. 63. Л. 61).

Собрание узаконений и распоряжений правительства. 1909, 9 февраля. № 8. Отдел второй, ст. 35.

Научно-производственная радиотехническая база России зенштейну. Закрытым голосованием было избрано руководство Общества: Ю. М. Ти щенко, С. М. Айзенштейн, М. Л. Айзенштейн, Г. А. Кольберг и Н. В. Ризенко. Список акционеров Общества беспроволочных телеграфов и телефонов, явившихся на первое общее собрание 5 декабря 1908 года* №пп Фамилия, инициалы Количество акций Сумма, руб. Количество голосов 1 Тищенко Ю. М. 2000 200000 2 Айзенштейн С. М. 4800 480000 Товарищество П. О. Гукасов и Ко 3 4930 493000 4 Айзенштейн М. Л. 50 5000 5 Кольберг Г. А. 50 5000 6 Сендзиковский Р. Ю. 50 5000 7 Истомин В. К. 50 5000 8 Ризенко Н. В. 50 5000 9 Венцель Г. Г. 2 10 Филатов В. В. 2 11 Ватолин Я. В. 2 12 Хандамиров Т. А. 2 13 Арронет Г. И. 2 14 Орехов К. Е. 2 15 Боров В. Г. 2 16 Адамович И. Ф. 2 17 Кудрявцев М. П. 2 Итого: 12000 1200000 *РГИА Ф. 23. Оп. 12. Д. 337. Л. 84.

Говоря об учреждении Русского общества беспроволочных телеграфов и телефо нов системы С. М. Айзенштейна, И. В. Бренев отмечает, что "...очень скоро вместо него в России появился филиал фирмы Маркони". Не приводя документальных под тверждений, Игорь Васильевич так обосновывает свою точку зрения. "Действовал ли в данном случае С. М. Айзенштейн в интересах упомянутой фирмы, дав свое имя вновь создаваемому иностранному предприятию с целью облегчения его регистрации в России, или организованное им Общество из-за отсутствия у него необходимых денежных средств было сразу же поглощено компанией Маркони, сейчас сказать трудно, но факт остается фактом...".

Существует и другая характеристика национальной принадлежности предприятия С. М. Айзенштейна. По утверждению Х. Иоффе,3 В. А. Михайлова4 и Э. С. Юсупова, в течение всей своей научно-производственной деятельности Общество являлось "самостоятельным русским предприятием, работая исключительно на удовлетворе ние национальных потребностей в радиоаппаратуре".

Несомненно, С. М. Айзенштейн являлся выдающимся изобретателем своего вре мени в области радиотехники. К 1908 году, в возрасте 23 лет, он являлся автором более двадцати изобретений, запатентованных в России и за рубежом, и выступал держателем крупного пакета патентов: 21 отечественное охранное свидетельство, привилегий Германии, 5 – Англии, 6 – Франции и по одному патенту Австрии, Венг рии, США, Бельгии, Дании, Швеции, Италии и Японии.6 Вполне понятно, что такой инженер не мог не обратить на себя внимания Г. Маркони. В 1908 году С. М. Ай РГИА Ф. 23. Оп. 12. Д. 337. Л. 80–82.

Бренев И. В. Начало радиотехники в России. М., 1970, с. 140.

Иоффе Х. Один из зачинателей отечественной радиопромышленности // Электросвязь. 1991, № 9, с.

46, 47.

Михайлов В. А. 90-летний путь старейшего радиотехнического предприятия России. – В кн.: Наука и техника: вопросы истории и теории. СПб., 1998, с. 100–101.

Юсупов Э. С. Семен Моисеевич Айзенштейн – основатель и директор первого в России радиозавода // Вопросы радиоэлектроники. Серия "Общие вопросы радиоэлектроники". СПб., 1993, с. 3–11.

РГИА Ф. 23. Оп. 12. Д. 337. Л. 18.

Научно-производственная радиотехническая база России зентшейн "принял приглашение Маркони приехать в Англию" и, как утверждается в некрологе, помещенном в "Marconi News" в связи с кончиной С. М. Айзенштейна в 1962 году, результатом этой встречи явилось то, что "в 1911 году русская компания слилась с компанией Маркони для дальнейшего развития радио в России с м-ром Айзенштейном во главе и в качестве технического руководителя". На момент подачи прошения об утверждении устава учре Проекты и возмож- ждаемого Общества С. М. Айзенштейн и Ю. М. Тищенко в ности Общества бес- качестве научно-производственной базы располагали "на проволочных теле ходящейся в постройке станцией с мастерской и лаборато графов и телефонов рией в Санкт-Петербурге на Васильевском острове, угол Малого проспекта и 14-й линии, в доме №73/40".2 К концу лета 1908 года в шести этажном флигеле площадью 126 кв. саженей, отведенном под мастерскую, лабора торию и склад предприятия, размещались: машинное и аккумуляторное отделения (1-й этаж), административная часть и контора (2-й этаж), лаборатория по испыта нию приборов (3-й этаж), мастерская по сборке аппаратов и чертежная (4-й этаж), мастерская по изготовлению приборов (5-й этаж) и склад материалов и аппаратов (6-й этаж). В мастерских имелся 21 механический и несколько ручных станков.

Общая численность рабочих и служащих предприятия составляла около 30 человек.

Во главе технического дела стояли С. М. Айзенштейн и инженер-технолог И. Ю. Шейн берг. По оптимистическим заявлениям руководства Общества, производительность его мастерских могла составить "3–5 станций средней мощности в месяц". Несмотря на ограниченные производственные возможности и несовершенство конструкций радиостанций, недостатка от предложений С. М. Айзенштейна различ ным ведомствам в постройке радиоустановок и весьма широкой саморекламы не бы ло. Обществу удалось уже весной и летом 1908 года заключить контракты с Мор ским и Военным ведомствами на строительство радиостанции в порту императора Александра III (Либаве)4 и на Кавказе. В это же время поверенный в делах Общества М. М. Казарин обратился в Министерство торговли и промышленности с ходатайст вом разрешить С. М. Айзенштейну, "подобно существующим телефонным компани ям, брать на себя эксплуатацию станций [беспроволочного телеграфа] на концесси онных началах".5 В сентябре 1908 года на имя министра внутренних дел поступила докладная записка от Ю. М. Тищенко и С. М. Айзенштейна с предложением произве сти "в государственных целях установку 18 станций беспроволочного телеграфа вы работанного нами типа, обнимающих большую часть территории России: в Санкт Петербурге, Гельсингфорсе, Ревеле, Риге, Вильно, Варшаве, Киеве, Одессе, Севасто поле, Тифлисе, Баку, Ташкенте, Москве, Казани, Перми, Иркутске, Хабаровске и Владивостоке, выполнением чего разрешалась бы одна из задач первостепенной го сударственной важности – немедленных и беспрепятственных сношений централь ной власти с окраинами". Wireless Pioneer dies // Marconi News. 1962, 7 September.

РГИА Ф. 23. Оп. 12. Д. 337. Л. 18.

РГИА Ф. 1289. Оп. 9. Д. 691. Л. 12.

РГИА Ф. 23. Оп. 12. Д. 337. Л. 28–33.

РГИА Ф. 23. Оп. 12. Д. 337. Л. 27.

РГИА Ф. 1289. Оп. 9. Д. 691. Л. 22. Как уже отмечалось ранее, данное предложение имело характер своеобразной программы развития общегосударственной сети радиостанций, к чему так и не пришло Почто во-телеграфное ведомство России, и заслуживает восхищения. Но одно дело – прозорливость в роли радио связи для России с ее огромными пространствами, являвшаяся прерогативой государственных учреждений, другое дело – его техническая реализация, являвшаяся в то время для Общества непосильной задачей.

Научно-производственная радиотехническая база России Кроме того, 31 января 1909 года на имя министра торговли и промышленности поступило ходатайство М. М. Казарина с просьбой о содействии правительства Об ществу беспроволочных телеграфов и телефонов системы С. М. Айзенштейна к по лучению концессии на сооружение радиостанций в Афинах и Александрии. "Общество беспроволочных телеграфов и телефонов пользуется в настоящее время установ ленной репутацией среди компетентных учреждений и лиц империи.

В настоящее время иностранные государства проявляют весьма серьезный интерес к работам Айзенштейна и к деятельности Общества беспроволочных телеграфов и телефонов. Вследствие этого ныне представляется полная возможность для Общества получить концессию на сооружение станций беспроволочных телеграфов и телефонов в Афинах и Александрии, которые в ближайшем будущем войдут в общую линию, имеющую [цель] соединить беспроволочным телеграфом Евро пу с Индией.

Греческое и египетское правительства, по-видимому, вполне расположены предоставить кон цессию на сооружение радиотелеграфных станций нашему Обществу, тем не менее содействие в этом отношении русского Министерства иностранных дел является весьма ценным. Такое содей ствие уравняло бы положение моих доверителей с таковым же иностранных предпринимателей и вне сомнения обеспечило бы окончательно за Обществом получение этих весьма важных для нас и для русского имени предприятий.

В связи с вышеизложенным прошу войти в сношения с Министерством иностранных дел на предмет обеспечения Обществу беспроволочных телеграфов и телефонов содействия миссий в Греции и Египте к получению концессии на сооружение радиотелеграфных станций в Афинах и Александрии".

На отношение Министерства торговли и промышленности от 8 марта 1909 года, признавшего "в интересах предпринимателей" целесообразным поддержать ходатай ство, Министерство иностранных дел дало соответствующее распоряжение своим представителям в Афинах и Александрии оказать, "при случае, зависящее содействие Обществу беспроволочных телеграфов и телефонов в деле получения концессии". Однако ни одному из перечисленных прожектов Общества Итоги деятельности осуществиться не было суждено. Предприниматели пыта Общества беспрово лись преодолеть слишком высокую планку, не будучи к лочных телеграфов и этому готовыми. Непомерный оптимизм и безосновательная телефонов вера в свои возможности, переходившие в самоуверенность, не подкрепленные опытом работы на рынке, соответствующими производственными мощностями и вполне разработанными образцами радиоаппаратуры привели к тому, что Обществу пришлось не только отказаться от честолюбивых планов, но и с тру дом выполнять оговоренные в условиях уже заключенных контрактов сроки испол нения работ и их качество.

Итоги первого операционного года Общества беспроволочных телеграфов и телефонов системы С. М. Айзенштейна были весьма неутешительными. С 5 де кабря 1908 года по 31 декабря 1909 года Обществом было изготовлено и сдано заказов на сумму всего в 26750 руб. при расходах на рабочую силу, материалы и пр. в 18981 руб., т. е. чистая прибыль определялась суммой в 8082 руб. Для анализа сложившегося положения и выработки эффективных мер по его улучшению 30 марта 1910 года состоялось чрезвычайное общее собрание акционеров Общества. В докладе правления, представленного собранию, причины неудовлетво рительности деятельности Общества и пути выхода из кризиса были определены следующим образом. РГИА Ф. 23. Оп. 12. Д. 337. Л. 91.

РГИА Ф. 23. Оп. 12. Д. 337. Л. 102, 113.

РГИА Ф. 23. Оп. 12. Д. 337. Л. 121–127.

РГИА Ф. 23. Оп. 12. Д. 337. Л. 129–130.

Научно-производственная радиотехническая база России Одной из важнейших причин неудовлетворительной деятельности предприятия, по мнению правления, явилось то, что "названное Общество не соответствует цели, для которой оно учреждено;

а именно, по смыслу названия Общества можно предпо лагать, что [оно] учреждено исключительно для эксплуатации изобретений Айзен штейна". В связи с этим предлагалось "для избежания встречавшихся недоразумений и для точного согласования названия Общества с его целями" решить вопрос об из менении наименования Общества в следующей редакции "Русское общество беспро волочных телеграфов и телефонов".

Второй причиной низкой эффективности деятельности Общества называлась не достаточная производительность его мастерских. С целью расширения производст венных мощностей, правление, "озабочиваясь развитием дел в будущем", приобрело место и приступило к постройке собственного завода на Аптекарском острове по Ло пухинской улице в доме №14-а. В начале 1910 года последовал перевод завода в соб ственное помещение.

Наконец, третьей причиной, сдерживающей развитие масштабов производства, яв лялся недостаток материальных средств, в связи с чем правление просило у собрания полномочий "заложить принадлежащее Обществу движимое и недвижимое имущество в правительственных или частных финансовых учреждениях или у частных лиц".

Русское общество бес- Получив от собрания соответствующие полномочия по ре проволочных телегра- шению всех вопросов, правление 9 апреля 1910 года пред ставило в Министерство торговли и промышленности хода фов и телефонов тайство об изменении существующего наименования Об щества в Русское общество беспроволочных телеграфов и телефонов (РОБТиТ).1 Про шение правления было поддержано как в Министерстве торговли и промышленности, так и в Совете министров,2 и 29 июля удостоилось высочайшего утверждения. Но предпринятые меры не привели к улучшению финансово-производственных показателей предприятия. Имея на 1910 год заказов от Военного (стационарные ра диостанции в Бобруйске, Уржумке, Тифлисе, Карсе и Брест-Литовске, 28 полевых радиостанций и 10 запасных двуколок с аппаратами) и Морского (береговые радио станции в Либаве, Севастополе и Свеаборге) министерств на сумму 712000 руб., Русское общество беспроволочных телеграфов и телефонов (РОБТиТ) и второй опе рационный год завершило с прибылью всего в 10215 руб. Остаться самостоятельным В намерении спасти предприятие, С. М. Айзенштейн предприятием или превра- решает заручиться поддержкой правительства и на титься в филиал фирмы правляет в различные государственные учреждения, Маркони? начиная с отдельных министерств и ведомств и закан чивая Государственной думой, пространные записки с изложением истории возникнове ния и деятельности своего Общества. Излагая в них, в принципе, объективно сложив шуюся в России обстановку с развитием радиотехники, С. М. Айзенштейн, вместе с тем, не избежал свойственной ему саморекламы и необоснованных упреков в адрес от РГИА Ф. 23. Оп. 12. Д. 337. Л. 128.

РГИА Ф. 1276. Оп. 17. Д. 130. Л. 3.

Собрание узаконений и распоряжений правительства. 10 ноября 1910 г., отдел второй, №115, ст. 876.

РГИА Ф. 150. Оп. 1. Д. 397. Л. 253.

Всего в 1910 году Обществом было получено: за сданные заказы 473826 руб., за сдачу в наем поме щений – 5030 руб., от разных мелких поступлений – 336 руб., а расход на рабочую силу, материалы и из делия выразился в 463611 руб. С учетом же остатка прибыли за 1909 год в размере 5561 руб., приход в 1910 году составил 21163 руб. (РГИА Ф. 23. Оп. 12. Д. 337. Л. 154–160).

Научно-производственная радиотехническая база России дельных руководителей. Вот, например, образец одного из таких обращений, посту пивший 7 декабря 1910 года в Государственную думу. «Чрезвычайно важное значение, которое получили за последнее десятилетие радиотелеграф ные сношения за границей, побудили нас основать и в России самостоятельный завод, который мог бы удовлетворять все возрастающую и у нас потребность в этого рода сношениях. Потреб ность эта, особенно интенсивно обозначившаяся в последнюю японскую войну, удовлетворялась, до появления на сцене нашего Общества, исключительно заграничными фирмами...

... Но уже с самого начала действий Общества оно убедилось в том, что приобретенные у Айзенштейна патенты не устраивают дела с технической стороны, что развитие техники радиоте леграфии идет очень быстро и чтобы не отстать в техническом отношении от заграничных фирм, работающих в этой области, необходимо иметь собственную специально приспособленную для опытов лабораторию и инженеров, на обязанности которых лежала бы выработка более совершен ных приборов, находящихся в соответствии с быстрым развитием радиотелеграфа за границей.

С другой стороны, Обществу, благодаря очень низким ценам, которые оно предлагало на тор гах,2 удалось получить значительное количество заказов на общую сумму около 600000 руб. Ис полнение этих заказов, большей частью чрезвычайно сложных, становилось невозможным в тех материалах, которые имелись у Общества.

Эти два обстоятельства побудили Общество решиться на сооружение собственного завода и лаборатории, специально приспособленных к нуждам этого, столь трудного в техническом отно шении, дела.

Необходимость одновременного с сооружением завода исполнения срочных заказов и беспо щадное, в смысле исполнения сроков, отношение к Обществу со стороны Военного ведомства, создало поистине невероятные трудности как технического, так и финансового свойства. Но трудности эти были преодолены.

Постройка здания завода и лаборатории на собственном участке земли на Лопухинской улице была начата в августе месяце 1909 года. К 1 января [1910 года] все мастерские были уже переве дены в это здание. Здесь же была устроена и обставлена лаборатория для производства опытов и работ в области радиотелеграфии. Лаборатория эта уже дала Обществу много усовершенствова ний, благодаря которым оно стоит теперь вполне на уровне развития этого рода техники за рубе жом. За изобретения в области радиотелеграфа Общество удостоилось уже трех золотых медалей на выставках: Санкт-Петербургской в 1909 году и Одесской в текущем году.... Как указывалось выше, Общество при своем возникновении рассчитывало на удовлетво рение потребностей России и осмеливалось предполагать, что это его намерение встретят сочувст венно заинтересованные стороны. Страшно было видеть, например, что русский флот и армия снабжаются радиотелеграфными аппаратами немецких и английских обществ. Трудно было также предполагать, что применение радиотелеграфных станций для сношений в отдаленных местностях (от телеграфных линий) встретит препятствие административного характера.

Однако уже ближайшее время убедило правление Общества в том, что оно во всех своих предположениях заблуждалось.

Сочувственное отношение – это не завышенные цены или снисходительное отношение к каче ству сдаваемых радиостанций. Это, во-первых, преимущество при сдаче нам заказов при равных РГИА Ф. 150. Оп. 1. Д. 397. Л. 250–259. Аналогичное же письмо было отправлено министру торговли и промышленности С. И. Тимашеву.

Как свидетельствуют документы по проведению всевозможных торгов на поставку оборудования для радиостанций Почтово-телеграфного ведомства, Военного и Морского министерств, цены РОБТиТ в по давляющем большинстве случаев превышали цены АО Русских электротехнических заводов "Сименс и Гальске".

По этому поводу Морской технический комитет 11 января 1911 года докладывал товарищу морского министра И. К. Григоровичу: "Причина, почему Морское министерство, несмотря на все его желание, не может до сего времени широко воспользоваться услугами Русского общества беспроволочных телеграфов и телефонов, заключается в том, что это Общество не дало ничего нового для радиотелеграфной техники.

Полученные им золотые медали были присуждены ему на С.-Петербургской выставке в 1909 г. по энер гичным настояниям эксперта от Морского технического комитета за отличную выделку аппаратов старой системы и за лабораторный прибор (изобретенный г. Шейнбергом, техническим директором Общества), годный лишь для лабораторных измерений (РГА ВМФ Ф. 421. Оп. 4. Д. 1530. Л. 4–6). В аналогичном клю че выдержан и ответ Главного управления почт и телеграфов на имя С. И. Тимашева, где, в частности говорится, что «...новейшая модель полевых станций системы Айзенштейна... построена на принципе так называемой "учащенной искры", от которого [фирма] "Телефункен" отказалась еще в 1908 г.» (РГИА Ф.

1289. Оп. 9. Д. 691. Л. 112).

Научно-производственная радиотехническая база России ценах с ценами иностранных конкурентов, во-вторых, что заинтересованные сферы отнесутся к нашему делу так, как следует относиться к новому производству, в которое каждый день может внести что-нибудь новое. Между тем на нас сразу [же] посмотрели как на завод, производство ко торого совершенно установилось. И так же, как бракуют, например, какой-нибудь напильник, если имеется хоть ничтожнейшее отступление от образца, так же браковали наши станции за малей шую недостачу имущества, хотя и не связанную с радиотелеграфией, например, лопат. С тем же обстоятельством, что мы одновременно и вырабатывали образец, и строили по нему, и все время непрерывно улучшали построенное уже – никто не хотел считаться. За малейшие упущения на нас налагали штрафы, а на достигнутые успехи никто не обращал внимания.

Таким образом, мы не только не встретили снисходительного отношения, которое требовалось по существу дела, как неустановившееся и находящееся в процессе развития [предприятие], а на оборот, чрезвычайно сильное противодействие.

Необходимо отметить, что с появлением на сцене Русского общества беспроволочных теле графов и телефонов началась страшная борьба из-за заказов и цены на заказы чрезвычайно пони зились. Нам, как новому Обществу, приходилось в этой борьбе очень плохо, ибо мы могли взять только низкими, заведомо убыточными ценами, на которые наши противники не пошли бы.1 Мы так и делали, благодаря чему главный поставщик Военного ведомства Маркони вскоре совсем ушел с рынка и вступил даже с нами в переговоры о приобретении всех его патентов для эксплуа тации их в России. Переговоры эти до настоящего времени не прерваны.

Считаем долгом упомянуть, что в проекте соглашения с Маркони по приобретению его патен тов входит изготовление на нашем заводе для общества Маркони английских и других загранич ных заказов в тех случаях, когда английский завод Маркони с ними не может срочно справиться.

Таким образом, если бы это соглашение состоялось, то наш завод экспортировал бы за границу продукты такого высокого качества, как аппараты беспроволочного телеграфа. Инженеры Марко ни, приехавшие в Петербург для осмотра завода и лаборатории, нашли их вполне удовлетворяю щими этой цели. Это может подтвердить представитель общества Маркони В. О. Баранов.

Другой наш иностранный конкурент, немецкая фирма "Телефункен", осталась на рынке бла годаря тому, что главным акционером этой фирмы состоит "Сименс и Гальске", имеющий в Рос сии отделение своего завода по изготовлению различных предметов, относящихся к электротех нике, но не имеющих, однако, ничего общего с аппаратами беспроволочного телеграфа. У фирмы имелся, таким образом, весь обслуживающий персонал и не требовалось никаких специальных расходов для дальнейшего существования фирмы в России.


Кроме того, устроив при своем Петер бургском заводе небольшую сборочную мастерскую для аппаратов, высылаемых из Германии, фирма "Телефункен" ("Сименс и Гальске") фигурировала повсюду также как "русский" завод. И этому почему-то верят, хотя всем известно, что это комедия и что, например, для приемки аппара тов, построенных фирмой "Телефункен" Почтово-телеграфному ведомству для Камчатки, при шлось командировать приемщиков в Германию. Одна из особенностей фирмы "Телефункен" есть, к счастью, неразборчивость в средствах борьбы. Не имея другого оружия против нас, эта фирма все время неустанно распространяла слухи о нашей денежной несостоятельности, о полной негод ности наших радиостанций и о замечательном совершенстве своих, о полной непригодности на ших методов сношений и о замечательных качествах ее системы.... Мы должны сказать, что заслуга создания полевой радиостанции безусловно принадле жит нам. Нельзя же было назвать "полевой" станцию Маркони, состоящую из 14 двуколок и да вавшую сообщение на 14 верст. На выработку нового типа, состоящего из 4 двуколок и дающего сообщения на 150 верст, нами было затрачено много средств на опыты и полтора года непрерыв ного труда3...».

Это утверждение не соответствует действительности. При проведении любого конкурса на проект сооружаемой станции претенденты не могли знать заранее стоимость проекта, заявляемую другой фирмой, так как все документы подавались к назначенному сроку в запечатанных конвертах.

В связи с этим следует отметить, что критически отзываясь о достоинствах системы германской фирмы, С. М. Айзенштейн не избежал в своей деятельности "заимствования" отдельных технических ре шений, являющихся предметом патентов "Телефункен", из-за чего 28 декабря 1909 года Обществу было направлено нотариальное представление АО Русских электротехнических заводов "Сименс и Гальске" (РГИА Ф. 1289. Оп. 9. Д. 1131. Л. 73).

Относительно выработанного РОБТиТ типа полевых радиостанций Главное управление почт и теле графов отмечало 28 февраля 1911 года, что "...приписываемая фирме заслуга в выработке нового типа полевой радиостанции принадлежит главным образом берлинскому заводу Ганса Боаса, изготовившему для нее большую часть аппаратов;

центральная же часть станции, а именно удачно комбинированный агрегат теплового двигателя и источника тока, демонстрировался в свое время чинам Главного управления почт и телеграфов в Берлине (РГИА Ф. 1289. Оп. 9. Д. 691. Л. 126).

Научно-производственная радиотехническая база России Обращение С. М. Айзенштейна в Государственную думу осталось без ответа. Зато министр торговли и промышленности С. И. Тимашев счел нужным обратить внима ние оборонных ведомств и Главного управления почт и телеграфов на наличие в Рос сии фирмы, хорошо оборудованной в техническом отношении и имеющей уже доста точный опыт в сооружении радиостанций, в связи с чем, по его мнению, "означенное предприятие заслуживает всяческой поддержки и поощрения как с точки зрения ин тересов государственной обороны, так и ввиду особой важности самого дела". Заслуживает внимания мнение по данному вопросу Морского министерства, в ко тором отмечалось, что с его стороны никаких препятствий к выдаче заказов на ра диотехнические оборудование РОБТиТ не создавалось. Даже несмотря на то, что при сооружении Севастопольской радиостанции Общество "по своей неосторожности не выполнило всех обязательств контракта, министерство тем не менее считало своим долгом поддержать русское предприятие сложением всяких штрафов и дало еще но вый наряд на сооружение радиостанции в Свеаборге и на постройку двух пробных радиостанций для подводных лодок;

в случае удовлетворительной выделки послед них, министерство примет этот тип для всех подводных лодок". Менее конкретно сформулировало отношение к данной проблеме Почтово-теле графное ведомство. Указывая на ряд недостатков в аппаратуре РОБТиТ, Главное управ ление почт и телеграфов, тем не менее заверяло министра торговли и промышленности, что оно "будет иметь это предприятие в виду при будущих заказах радиотелеграфных станций для Почтово-телеграфного ведомства, если результаты работы поставленных уже Русским обществом беспроволочных телеграфов и телефонов радиотелеграфных станций для Военного и Морского ведомств окажутся на практике успешными и в дос таточной степени гарантирующими поддержание непрерывной телеграфной связи".3 И действительно, при определении контрагента на сооружение Карских радиостанций Почтово-телеграфное ведомство отдало предпочтение проекту РОБТиТ.

Однако усилиями отдельных министерств кардинально изменить сложившееся тяжелое финансово-производственное положение РОБТиТ было вряд ли возможно.

Здесь требовалось коренное изменение российского законодательства по данному вопросу, как это было отмечено Морским министерством. Исходя из того, что анало гичная участь постигла не только предприятие Айзенштейна, по мнению Морского ведомства, во избежание подобных ситуаций в дальнейшем, следовало бы "допол нить Торгово-промышленный устав статьями, предоставляющими русским или нату рализовавшимся в России предприятиям значительные преимущества по сравнению с такими предприятиями, которые, именуя себя русскими, субсидируются в той или иной форме одноименными им иностранными". Да и сам С. М. Айзенштейн, обращаясь в высокие инстанции с просьбой поддержать его предприятие, не предлагал сколь-нибудь конкретных шагов и вряд ли надеялся на уста новление для него протекционистского отношения со стороны правительства. В связи с этим, как отмечал Айзенштейн, уже в 1910 году между РОБТиТ и компанией Маркони начались переговоры "о приобретении всех его патентов для эксплуатации в России". Окончательно вопрос о сотрудничестве РОБТиТ с фирмой Неутешительный Маркони на российском рынке был единогласно решен на итог борьбы РОБТиТ чрезвычайном общем собрании акционеров Русского обще за выживание ства беспроволочных телеграфов и телефонов 26 октября 1911 года: "Одобрить действия правления по приобретению привилегий английского РГА ВМФ Ф. 421. Оп. 4. Д. 1530. Л. 2, 3.

РГИА Ф. 1289. Оп. 9. Д. 691. Л.128.

РГИА Ф. 1289. Оп. 9. Д. 691. Л. 126.

РГА ВМФ Ф. 421. Оп. 4. Д. 1530. Л. 10.

РГИА Ф. 150. Оп. 1. Д. 397. Л. 254.

Научно-производственная радиотехническая база России Общества беспроволочного телеграфа Маркони и уполномочить правление приобрести таковые привилегии по цене и на условиях, предварительно выработанных правлением с Обществом Маркони".1 На этом же собрании были решены еще два важных для Об щества вопроса, непосредственно вытекающие из указанного выше, и превращавшие РОБТиТ в предприятие, контрольный пакет акций которого переходил в руки ино странного капитала. Первое решение касалось увеличения основного капитала Общества с 1,2 до 1,8 млн руб. и изменения §25 устава Общества;

второе – количественного расши рения директорского состава правления с 5 до 7 человек, о чем 27 октября 1911 года по ступило прошение в Министерство торговли и промышленности. Анализ механизма проникновения иностранного капитала в промышленность России, в частности, показывает, что процедура увеличения основного капитала рос сийских акционерных обществ путем дополнительного выпуска акций с последующим их приобретением зарубежными банками и фирмами широко практиковалась послед ними для "поглощения" этих предприятий. Так, например, были подчинены англий скому капиталу ряд предприятий добывающей (Ленское золотопромышленное това рищество, крупнейшие и старейшие заводы Урала и целые горные округа) и нефтяной (бакинские нефтяные группы Монашева, Лианозова, Шибаева и др.) промышленности.

А накануне Первой мировой войны в результате сговора русских и германских капита листов Путиловский завод, главный частный военный завод России, только благодаря протесту Франции не стал филиальным отделением фирмы Круппа. Переговоры руководства РОБТиТ с фирмой Маркони завершилось в 1911 году и уже 10 января 1912 года правление Общества уведомило основных потребителей радиоаппаратуры в России о том, что ему "принадлежит в настоящее время исключи тельное право эксплуатации в России всех патентов Маркони в области беспрово лочной телеграфии и телефонии, кроме устройства станций международных сообще ний и на коммерческих судах". Рассмотрение вопроса об увеличении основного капитала РОБТиТ растянулось без малого на два года. Лишь 23 июля 1913 года Министерство торговли и промыш ленности сообщило в правление, что министерством "разрешено увеличить основной капитал Общества с 1800000 руб. до 2400000 руб. посредством выпуска 6000 допол нительных акций в общей сумме 600000 руб. по 100 руб. каждая".5 При этом в стои мость каждой акции дополнительно включалась, сверх ее номинальной стоимости, еще и так называемая "премия" в размере 1,5 руб., из которых 42 коп. шли на попол нение запасного капитала, а 1,08 руб. – в распоряжение правления.

В условиях свободного обращения акций возникают определенные трудности в оп ределении национальности обладающего ими капитала. Поэтому для определения "на РГИА Ф. 23. Оп. 12. Д. 337. Л. 169. Кроме этих скупых строчек из протокола заседания чрезвычайно го общего собрания акционеров других сведений, раскрывающих суть условий, согласно которым приоб ретались привилегии Маркони русским предприятием, выявить не удалось.

РГИА Ф. 23. Оп. 12. Д. 337. Л. 168. Особо следует отметить, что при дальнейшем прохождении дан ного прошения в правительственных инстанциях, правление единолично, без учета мнения акционеров, приняло решение об увеличении основного капитала Общества до 2,4 млн руб.

См.: Лященко П. И. Указ. соч., с. 365–369, 582–583.

РГИА Ф. 1289. Оп. 10. Д. 2417. Л. 51. В связи с этим следует сделать два замечания, свидетельст вующих о неравноправных отношениях партнеров на российском рынке в результате достигнутого согла шения: во-первых, Маркони предоставлял право РОБТиТ строить любые радиостанции, за исключением самых прибыльных, каковыми в то время являлись мощные станции для международной связи и наиболее распространенными – судовыми станциями торгово-пассажирского флота, во-вторых, данное ограничение сферы деятельности дочернего предприятия вынудило Маркони в непродолжительном времени пуститься на новые ухищрения в борьбе за концессию на строительство радиостанций для международной связи в Царском Селе, Москве и Твери.


РГИА Ф. 23. Оп. 12. Д. 337. Л. 202.

Научно-производственная радиотехническая база России циональности" капитала акционерных обществ прибегают к косвенным показателям (утвержденный устав Общества, состав правления, общих собраний акционеров) или просто к экспертным оценкам. Используя данный подход к определению "националь ности" капитала РОБТиТ после выпуска дополнительных акций следует отметить, что произведенная в 1911 году его реорганизация, внесла раскол в ряды акционеров Обще ства прежнего состава. Так, например, из состава акционеров и правления вышли вла дельцы крупнейших пакетов акций Ю. М. Тищенко (2000 акций) и Товарищество П. О.

"Гукасов и Ко" (4930 акций). Новый состав акционеров РОБТиТ имел существенные от личия от предыдущего и определился следующим образом. Список акционеров РОБТиТ, предъявивших свои акции на право участия в общем собрании 31 мая 1914 года* Количество Сумма, Националь № п/п Фамилия и инициалы Подданство акций руб. ность 1 Бострем И. Ф. 50 5000 российское русский 2 Балинский П. И. 50 5000 российское русский 3 Айзенштейн С. М. 50 5000 российское еврей 4 Зальберг М. Г. 50 5000 российское поляк 5 Симсон А. В. 100 10000 великобрит. англичанин 6 Айзекс Г. 50 5000 великобрит. неизвестн.

7 Маркони Г. 50 5000 итальянское итальянец 8 Маркони А. 3000 300000 итальянское итальянец 9 Сандрес Г. С. 3000 300000 великобрит. англичанин 10 Санкей Г. Р. 3000 300000 великобрит. англичанин 11 Аллен Г. В. 2150 215000 великобрит. англичанин.

12 Компания "Маркони" 3000 13 Мюргед И. Я. 1250 125000 великобрит. англичанин 14 Маркозов В. В. 3850 385000 российское русский 15 Завистовский А. Л. 30 3000 российское поляк 16 Львович Р. В. 25 2500 российское еврей 17 Шейнберг И. Ю.** 100 10000 российское еврей 18 Айзенштейн М. Л. 2070 207000 российское еврей 19 Браух В. А. 60 6000 российское неизвестн.

20 Хрущов С. Н. 1600 160000 российское русский 21 Герхен А. Л. 1000 100000 российское неизвестн.

22 Блох И. А. 2000 200000 российское неизвестн.

23 Воронов Г. А. 2000 200000 российское русский 24 Айзенштейн Л. М. 12 1200 российское еврей 25 Кудрявцев М. П. 2 200 российское русский 26 Поздняков Е. П. 2 200 российское русский 27 Сволькен И. Э. 2 200 российское русский 28 Гофман Е. М. 2 200 российское еврей 29 Петроградский учетный и ссудный банк 150 30 Сибирский торговый банк 707 Итого 29412 *РГИА Ф. 23. Оп. 28. Д. 1827. Л. 8.

** Проживал в Лондоне.

Анализ состава акционеров РОБТиТ и количества принадлежащих им акций пока зывает, что российским акционерам принадлежало 13812 акций (46,96%), а ино странцам – 15600 (53,04%).2 Из семи членов правления 4 являлись российскими под данными (И. Ф. Бострем – председатель правления, П. И. Балинский – вице-предсе датель правления, С. М. Айзенштейн и М. Г. Зальберг – директоры правления) и 3 – иностранцами (Г. Айзекс, Г. Маркони и А. В. Симсон – директоры правления). Если же, в дополнение к сказанному, принять во внимание сообщение военно-морского атта ше в Лондоне от 1 декабря 1911 года о том, что РОБТиТ в Англии фигурирует как Из-за отсутствия в делопроизводстве РОБТиТ состава акционеров по состоянию на конец 1911 года приводится список акционеров, предъявивших свои акции на собрании 31 мая 1914 года (РГИА Ф. 23. Оп.

28. Д. 1827. Л. 8).

В последующем доля зарубежных акционеров с каждым годом увеличивалась: 31 мая 1915 года они уже составляли 57,2% от общего числа акционеров, а 31 мая 1916 года – 59,59% (РГИА Ф. 23. Оп. 28. Д.

1827. Л. 52, 53).

Научно-производственная радиотехническая база России «филиальное отделение фирмы "Marconi Wireless Telegraph Co" под названием "Rus sian Company of Wireless Telegraphy" или "Русское общество беспроволочного теле графирования (оно же "Айзенштейн")»,1 то становится вполне очевидным, что в кон це 1911 года РОБТиТ прекратило свое самостоятельное существование и было по глощено английским концерном Маркони.

Новые акционеры не гнушались получением соответствующих протекций в пра вительстве, получаемых не совсем бескорыстно. Так, в частности, 15 декабря года на имя начальника ГУПиТ М. П. Севастьянова поступило письмо от председа теля правления Санкт-Петербургского учетного и ссудного банка следующего со держания. "Ссылаясь на мой с Вами разговор по телефону и пользуясь изъявленным Вами любезным со гласием принять директоров Русского общества беспроволочных телеграфов и телефонов, позво ляю себе почтительнейше просить не отказать этим господам в Вашем благосклонном внимании".

И хотя прямых доказательств подкупа Г. Маркони и С. М. Айзенштейном высо копоставленных российских чиновников выявить не удалось, косвенных доказа тельств этому имеется множество.3 Из числа российских государственных чиновни ков, лоббировавших деятельность РОБТиТ, в первую очередь следует назвать В. А.

Сухомлинова. Еще в бытность командующим Киевским военным округом он начал покровительствовать С. М. Айзенштейну. Под предлогом обеспечения взаимодейст вия войск округа, Сухомлинов распорядился предоставить молодому изобретателю земельные участки в Киеве и Жмеринке для устройства опытных станций, назначил много комиссий для выяснения технической стороны этих станций, а затем убедил Военное министерство в необходимости их приобретения для нужд округа. Подобное внимание и забота о скорейшем внедрении нового рода связи в войска были бы оправданы в 1900–1901 годах, когда радиотехника находилась в стадии ста новления, но никак не в 1908 году, когда уже существовали обладавшие совершен ными характеристиками образцы радиостанций фирм "Телефункен" и Макони, мо гущие быть сооруженными в течение одного строительного сезона. И принимать в этих условиях на вооружение армии опытные радиоустановки, каковыми и являлись Киевская и Жмеринская станции, выглядело более чем странно. В это же время Во енным ведомством было отказано в финансировании опытов по радиосвязи профес сора Харьковского университета Н. Д. Пильчикова.5 В разрез с правилами проведе ния конкурсов на поставку оборудования шло и решение Сухомлинова о передаче половины заказа на полевые радиостанции фирмой "Телефункен" предприятию Ай зенштейна.6 Перечень подобных фактов, имеющих документальное подтверждение, можно продолжать. И все они свидетельствуют о покровительстве находившегося на различных должностях в Военном ведомстве В. А. Сухомлинова деятельности РОБ ТиТ и его английских партнеров.

Приобрела более изощренный характер и рекламная деятельность объединившихся предпринимателей. В 1912 году в России учреждается первый радиотехнический жур нал "Вестник телеграфии без проводов", издателем которого являлся представитель РГИА Ф. 1289. Оп. 12. Д. 1768. Л. 85.

РГИА Ф. 1289. Оп. 10. Д. 2417. Л. 48.

Например, РГА ВМФ Ф. 1248. Оп. 1. Д. 49, 55, 56, 59, 60, 74, 80, 86;

Ф. 1249. Оп. 1. Д. 8. Астафьев И.

И. По поводу записки Верховной следственной комиссии о кризисе вооружения русской армии в период первой мировой войны. – В кн.: Материалы по истории России в период капитализма. М., 1976, с. 96–123.

РГИА Ф. 1289. Оп. 10. Д. 2417.

РГА ВМФ Ф. 417. Оп. 1. Д. 2298. Л. 50–52, 54–55, 56, 60, 69.

ЦГИА СПб Ф. 1249. Оп. 8. Д. 29. Л. 102, 103, 110, 114, 115.

Научно-производственная радиотехническая база России компании Маркони А. В. Симсон,1 а редактором – С. М. Айзенштейн. Не отрицая важ ности данного факта в популяризации "практического развития радиотелеграфного дела в России", следует все же отметить, что значительная часть публикаций данного издания в той или иной степени освещала (подчас не совсем объективно) деятельность Русского общества беспроволочных телеграфов и телефонов и компании Маркони.

Деятельность РОБТиТ Начиная с 1911 года, финансово-производственные дела РОБТиТ начали улучшаться. Динамика роста прибылей после 1911 года предприятия характеризуется следующими показателями.

Финансово-производственные показатели деятельности РОБТиТ* Операционный год Приход, руб. Расход, руб. Прибыль, руб.

1911 182180,56 108913,58 73166, 1912 875464,95 735663,37 140801, 1913 766363,90 628144,74 140219, 1914 4116562,04 2812182,17 1304379, 1915 Стоимость заказов составила 2946195,41 руб.

1916 Стоимость заказов составила 4454806,10 руб.

*РГИА Ф. 23. Оп. 28. Д. 1827. Л. 30–36, 37–43, 44, 56–61, 62–67. ЦГИА СПб Ф. 1308. Оп. 1. Д. 72. Л. 2, 3;

Д. 101. Л. 2, 3.

Номенклатура изделий завода РОБТиТ была весьма разнообразной. Важным стимулятором в расширении парка производимой аппаратуры явилось развитие военного и военно-морского искусства в связи с появлением накануне и в годы Первой мировой войны новых видов вооружения и техники (подводных лодок, авиации), а также способов боевого применения оружия и технических средств (ра диоперехват, радиопеленгование, радиоподавление, гидроакустика, радионавига ция). Среди заказов, полученных Обществом в 1914–1916 годах от Электротехни ческого отдела Инженерного ведомства и Главного управления кораблестроения, значатся береговые, автомобильные и корабельные радиопеленгаторные станции, авиационные, аванпостные, вьючные, переносные, кавалерийские и автомобильные радиостанции, станции для подводных лодок и надводных кораблей, усилительные лампы Раунда, усилители и генераторы незатухающих колебаний.2 Как пишет ин женер РОБТиТ Н. Н. Дмитриев,"...в лаборатории [завода], где испытывалась вся аппаратура и приборы, было небольшое секретное помещение, заведовал которым инженер Папалекси, где изготавливались и испытывались новые образцы радио ламп".

Кроме того, "с 1914 года начали выпускать ламповые радиоприемники,...проводили опыты с радиотелефоном и над управлением по радио (была сделана управляемая по радио велоколяска)". Наряду с этим следует отметить, что привлечение завода и лаборатории РОБ ТиТ к разработке, испытанию и производству отдельных радиотехнических образ цов техники, составляющих секрет оборонных ведомств, вело к утечке информа ции. Так, имевшие важное значение результаты опытов по радиосвязи с погружен ными подводными лодками русского флота, в которых принимали участие инжене ры фирмы, стали достоянием английского адмиралтейства, "по приглашению кото рого Айзенштейн прибыл в Англию в 1916 г. и представил подробный доклад ад миралу Г. Джексону". РГИА Ф. 1276. Оп. 9. Д. 413. Л. 59.

РГИА Ф. 23. Оп. 28. Д. 1827. Л. 56–61, 62–66.

Архив ЦМС Ф. Радио Оп. 1. Д. 1391. Л. 9.

См.: Wireless Pioneer dies // Marconi News. 1962, 7 Septemer.

Научно-производственная радиотехническая база России Несмотря на солидную научно-производственную базу РОБТиТ, позволившую предприятию разработать весьма обширную номенклатуру радиотехнического обо рудования (стационарные, корабельные, военно-полевые и авиационные радио станции, радиопеленгаторы, электронные лампы и т. п.), в период войны С. М. Ай зенштейн получал из Англии от Маркони радиоаппаратуру для подводных лодок и самолетов, передатчики Паульсена.1 Относительно таких поставок для флота сло жилось мнение, что "система Маркони в конструкциях Айзенштейна не выдержи вает никакой критики по сравнению с конструкциями Радиотелеграфного завода Морского ведомства". Предпринимательст- Апогеем деятельности Маркони-РОБТиТ в России явилось строительство и ввод в действие в 1914–1915 годах двух во и национальные интересы государства передающих радиостанций мощностью 300 кВт (Царское Село под Петроградом и Ходынское поле под Москвой) и отдельной радиоприемной станции в Твери. Так как предыстория их строительства показательна не только со стороны деятельности названных предприятий, но и мно гих реалий русской действительности начала ХХ века, представляется целесообраз ным рассмотреть ее более подробно.

Вопрос о строительстве в России радиостанций для международной связи подни мался с 1902 года, когда впервые, исходя из политических и экономических сообра жений, было предложено русским послом в Софии Бахметевым организовать радио линию Россия – Болгария.3 К 1912 году Морское и Военное ведомства имели радио станции в Севастополе и Бобруйске, предназначенные для поддержания связи с Францией.4 При этом радиолинии международной связи рассматривались исключи тельно с точки зрения стратегических целей. Имея достаточно разветвленную сеть линий проволочного и кабельного телеграфа, обеспечивающих достаточно высокую пропускную способность, Почтово-телеграфное ведомство России не стремилось зарезервировать их средствами радиосвязи. В то время, когда начала складываться мировая сеть радиосвязи, компания Мар кони решила вовлечь в сферу своих интересов и Россию. Действовать напрямую на российском рынке английская компания не решилась, опасаясь если не отказа, то конкуренции со стороны фирмы "Телефункен". Однако и дочернее предприятие его фирмы в лице РОБТиТ не могло выступить поставщиком оборудования для строи тельства мощных станций, так как согласно договора от 1911 года русскому Общест ву были предоставлены исключительные права эксплуатации в России "всех патен тов Маркони в области беспроволочной телеграфии и телефонии, кроме устройства станций международных сообщений..." В связи с этим было решено разработать устав нового общества в России под на званием Русско-английского радиотелеграфного общества и исходатайствовать для него разрешение правительства на устройство нескольких мощных радиостанций на РГА ВМФ Ф. 418. Оп. 1. Д. 1448. Л. 24, 25.

РГА ВМФ Ф. Р-360. Оп. 1. Д. 499. Л. 1.

РГИА Ф. 565. Оп. 5. Д. 19339. Л. 1–11;

Ф. 1289. Оп. 6. Д. 1508. Л. 1–48.

РГИА Ф. 1289. Оп. 10. Д. 2452. Л. 1–7;

РГА ВМФ Ф. 401. Оп. 3. Д. 190;

Ф. 417. Оп. 1. Д. 3960.

Справедливости ради все же следует отметить, что Почтово-телеграфным ведомством предпринима лись определенные шаги по организации работы в международной радиотелеграфной сети, которые не принесли ожидаемых результатов (РГИА Ф. 1289. Оп. 12. Д. 1784, 1794, 1856, 1857, 2808, 2839;

Оп. 13. Д.

496. РГА ВМФ Ф. 418. Оп. 1, т. 1. Д. 647, 663, 694, 1773. Трибельский Д. Л. Начало международной радио связи в России // Электросвязь. 1995, № 11, с. 41–43).

РГИА Ф. 1289. Оп. 10. Д. 2417. Л. 51.

Научно-производственная радиотехническая база России концессионной основе. Причем, вначале предполагалось заключение с правительством договора на строительство радиостанций, а уже потом учредить названное Общество.

После предварительных переговоров представителя компании Маркони А. Сим сона с председателем Совета министров В. Н. Коковцовым относительно проекта сооружения станций,1 он обратился в редакцию газеты Новое время" с предложением "составить устав Русского общества Маркони и проект концессии на получение от русского правительства права устройства и эксплуатации станций беспроволочного телеграфа Лондон, Париж, Петербург, Москва, Киев, Одесса".2 Вознаграждение за этот труд определялось в 10 тыс. руб. Работа по составлению требуемых документов не могла занять 3–4 месяца и соглашение было заключено.

Вскоре А. Симсон предложил руководству редакции газеты условия второй части сделки: если газета активно выступит в защиту концессии и будет способствовать ее получению, при положительном решении вопроса газета будет иметь от 40 до 50% скидки на все телеграммы, как отправляемые в пределах России и за рубеж, так и получаемые. Кроме того, в случае принципиального согласия на сделанное предло жение, газета получала право "поставить по своему усмотрению уполномоченное лицо в учредители Русского общества Маркони;

при образовании Общества это лицо должно было войти в состав правления и получало на 50000 руб. вполне оплаченных акций Общества бесплатно".

Предложения эти были переданы распорядителю газеты М. А. Суворину и приня ты им безоговорочно. Лицом, назначенным от газеты в качестве учредителя будуще го Русского общества Маркони и впоследствии членом его правления, был делегиро ван брат М. А. Суворина – Борис Алексеевич Суворин. Последний, в свою очередь, рекомендовал в учредители А. И. Гучкова, однако "осторожный и умный лидер ок тябристов уклонился от предлагаемой ему высокой чести и передал ее своему брату, бывшему московскому городскому голове, Н. И. Гучкову". Проведя предварительную работу, призванную обеспечить поддержку в заключе нии договора с правительством и весьма влиятельной газетой по реализации проекта, осенью 1912 года к министру внутренних дел Н. А. Маклакову обратилась группа "российских предпринимателей" в составе отставного вице-адмирала И. Ф. Бострема, действительного статского советника Н. И. Гучкова, мануфактур-советника Н. И.

Прохорова, статского советника П. И. Балинского, отставного гвардии ротмистра В.

В. Маркозова и потомственного дворянина Б. А. Суворина с ходатайством о выдаче им концессии на исключительное право устройства, содержания и эксплуатации мощных радиостанций для международной связи в России. Основные положения проекта концессии заключались в следующем.

"1. Обществу предоставляется исключительное право на устройство и эксплуатацию радиоте леграфных станций высокой мощности в России (на первое время четырех станций в окрестностях Петербурга, Москвы, Варшавы и Одессы) для международных сношений. По истечении концесси онного срока, определяемого в 35 лет, станции переходят безвозмездно в собственность прави тельства.

2. Радиостанции должны быть устроены по системе Маркони, иметь мощность не менее кВт в первичной цепи и рассчитаны на обмен 20000 слов в сутки и работать на длине волны более 8000 м. Изобретения и улучшения, вводимые компанией Маркони на своих станциях дальнего действия, осуществляются и на русских станциях Общества.

РГИА Ф. 1276. Оп. 9. Д. 413. Л. 57.

Снесарев Н. Мираж "Нового времени". Почти роман. СПб., 1914, с. 109. Дело в том, что в то время десятки различных концессий были обязаны проведением в жизнь не только определенных связей в пра вительственных кругах, но и благоприятствующим публикациям в популярных изданиях. Однако, как замечает Н. Снесарев, "одно дело статьи в газетах в защиту той или другой концессии, другое дело, если сама газета становится участницей концессии и добивается ее в своих личных интересах".

Снесарев Н. Мираж "Нового времени". Почти роман. СПб., 1914, с. 110.

РГИА Ф. 95. Оп. 7. Д. 82. Л. 20–22.

Научно-производственная радиотехническая база России 3. Правительство принимает меры, чтобы в близком соседстве не устраивались другие радио станции высокой мощности, могущие препятствовать правильному действию станций концессио неров.

4. Первоначально устраиваемые 4 радиостанции должны быть готовы к действию в течение двух лет со дня утверждения концессии.

5. Соединительные телеграфные ветви между радиостанциями и правительственными теле графными учреждениями устраиваются за счет концессионеров;

содержание линий относится на счет правительства.

6. Тарифы за передачу радиотелеграмм устанавливаются по соглашению с правительством в низшем размере по сравнению с существующими, но с сохранением получаемых русским прави тельством отчислений.

7. В случае порчи радиостанций телеграммы направляются по общему телеграфу, причем пре вышение в тарифе возмещается Обществом.

8. Правительству предоставляется [право] бесплатно сноситься по концессионному радиотеле графу с Францией и Англией в пределах 1000 слов в сутки передаваемых и 1000 слов в сутки по лучаемых.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.