авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«Александр Ильянен Дорога в У. Дорога в У.: KOLONNA Publications; 2000 ...»

-- [ Страница 3 ] --

Англия туманов, голос с Востока, пагода у моря, бух та с кораблями. Девушка у храма, ее жених, близкий и далекий. Фильм Индокитай о том же. Надо посто янно учиться жить. Лозунг стихотворения. Снова на учиться. Дом-крепость, башня, покрытая свиными ко жами, жилище аборигенов, шкурами собак, лисиц, буй волиц, украшенная женскими украшениями, голоса де вушек и картины женских тел. Утрата невинности, на ивности. Ля перт де ля виржинитэ. Философия утрат, кафедра университета. Перформанс девушек, конец.

Смысл всех превращений. Эзотеричность. Игра деву шек, их пальцы, арфы, прожекты платьев, тонкие рас четы, виртуальная реальность. Пессимизм. Эхолалия снов. Среди обломков, после крушения, сопротивляе мость материала, обрывки речей, слова, среди дыма, поэзия всего этого состояния. Слова, извлекаемые от куда-то из глубин, из чрева. Они словно рожденные.

Как ангельские голоса они говорят и в огне и не тонут в воде, продолжая говорить среди ветра, бурь, морского шторма. Театр университета, кости и банки с монстра ми анатомического театра, город фантомов, платья, высокая мода. Одежда для ветра, пыль от книг, легкая походка девушек, молчанье платьев. Дама и священ ник, мать художницы, персонаж пьесы, длинные шел ка, нескончаемые разговоры.

Шелковый шарф, бабочки и капуста.

*** Сон в декабре, желтая штора, весть из окна. Небо все в свете. Без снега, такой нынче сезон. Вчераш няя лекция о памяти. Шестнадцатый век, Европа, свет и тьма. Свечи, факелы, солнечные и лунные сиянья.

Кафе Арка, с Антуаном. Метро, книга о Лорке. Дво ры, Пушкинская улица с памятником. П. как в Пари же посередине улицы, небольшой сквер. Шум вокза ла не слышен, не видны его огни, здесь темно и све тло. Эсхатологическое ожидание, мессианизм, апока липсический ужас, страх за себя внутри, с шерстью и шкурой, позвоночником. Глаза в темноте как в Европе шестнадцатого века. Латынь, европейские языки. Но вогодние открытки в Лондон, Франкфурт. Опять непо нятный шум, шорохи, свет. Вчерашние звонки. Думал об Окладском, поэте, читал коричневую книгу. Нет сил позвонить и узнать о поэте новости. Подробности для пьесы. Какая-то лень, сестра. Московский вокзал, ог ни киноромана. Размышления как на Сенной площади.

Маниакально-кризисное состояние. Государство, чте ние Платона. Мысль о поэте, воспоминание о Павлов ске, Пушкине. Восторженность, состояние перед под линным торжеством. Ванная, вода, голова, мысли, си ла и слабость воды, канализация. Философия воды, фамилия французского философа на Б. Гастон Баше ляр как Бергсон. Тот писал о воде, другой о памяти.

Кто-то писал о барокко. Кто, не могу вспомнить. Кре сло-крепость, спина, рвы. Лошади и люди. Рыцарские турниры, женские романы о вышивальщицах, их пес нях, юных гитаристках. Роман Скука, госпиталь для ве теранов войны, пятый этаж.

Состояние дервиша, его одежда, обувание, разде вание, снимание одежд, звонки, один носок не снял, забыл, разложенные вещи. Драма поэта, дума о Бур дине, достать его книгу, подумать о нем, его дача, его звонки, профессия топографа, буря и натиск. Парк в Павловске, листья, его подручные и почитатели, се мья, дума о немцах, поиск жилья. Книга о Федерико Гарсии Лорке. Автор: Селюнас. Мужчина или женщи на не поймешь, может быть переходное состояние. Как это бывает у русских эклектика, маньеризм, синкре тизм. Желание прикоснуться к концу, потрогать его, по держать. Волосатые ноги друга, чтение Идиота в кро вати.

Разговор с А., учителем английского языка, его во прос, наш ответ, девушки, огни, университет, гранит ная набережная. Сексуальная революция, точка опо ры, Удельная. Театр, военное слово. Милость к пада ющим как к звездам.

Девушки падающие с моста в воду зимней канав ки летом. Память о летчиках, монумент на волжской набережной. Падающие и прыгающие, парашюты, гра нит, колокольня. Полет над землей. Их пол, возраст, одежда. Душа, маски. Бурдин, Окладский, полет. Тоска и мука, кто-то написал. Застывшие химеры. Сочинение доминиканских монахов. Нетерпение и служение муз.

Категорический императив. Мрак, потом рассвет, кое какие вещи, состояние. Воспоминание о Нотр дам де Пари, киноромане. Своды как на вокзале, Эсмеральда, горбун К., люди в плащах, при шпагах, студенты. Бу фетчицы, богатые дамы, девушки. Цветы, огни, воздух.

*** Прожигание имен бумаги, так острова с женским именем и цунами. Имя в метеорологии, метеорит или скала после взрыва, потом что-то растет. Плодородие земли, имена цветов и фруктов. Женщина и зверь, его имя. Укротительница всего живого, звериного и дикого.

Ласкающая шерсть, кормящая с ладони. При этом го лос и волосы смешиваются в одно. Брызги с океана, далекое японское, песни оттуда, волны на картинах.

Китай. Цветы, фрукты, чай. Девушки и их наставницы в лодке, чайная чашка, блюдце. Как у поэта. Фудзий в блюдечке. Длинное и короткое как сезоны. Это спек такль, уроки французского. Взрывы на далеких плане тах, слух, музыка оттуда. Звоны. Имитация. Восстано вление музыки сфер. Декабрь с осенней погодой. Ба рокко. Прогулка после университета с А., учителем ан глийского языка до К.островского проспекта, до дома Глюкли. Сорок четыре, номер квартиры. Нет дома. Воз вращение. Его любовь к девушкам вне возраста. Та кая странность. Его первый португальский язык. Раз говор с ним в трамвае пока едем в гости. Темные ули цы, деревья, волосы девушки в трамвае. Письмо не о том, кавычки, это как письмо об основном. Постанов ка пьесы. До и после. Название стихотворение Р. Апре ле делюж. Волосы и память, сильнейшая связь, глуби ны вне снегов и ветров. Темнота вокруг освещенного вокзала, восторженность, восхищение, страстные по рывы, черное и красное, т.е. наоборот, в другом поряд ке, сначала страстное, потом черное, как цвета пла тья. Построенный дом, вокзал с линиями, уроки пения.

Лица и позы как в театре, посетители общественного туалета. Опять опера, молчание рыб. Окна огромные, мученики и комедианты как у Сартра. Лекция профес сора Сорбонны, потом туалет. Прогулка, обдумывание постановки пьесы Между садом и адом. Удельная. От вращение к откровению, ужас апокалипсиса, срывание печатей. Бездны. Желание. Женские имена, срываю щиеся с неба. С крыш, обрывов, теплоходов. Имена звезд. Стихотворение. Опера. Тайна бумаги. Ее изо бретение. Миссионеры на Пушкинской как на Аляске или в Китае, в Сибири, в темноте, тусклый свет с Нев ского проспекта, свет чудесный от памятника. Свиде тельство о фруктах, женских плодах. Падшие женщи ны, мужчины. Падшие п. Милость к ним. Жизнь в ужас ном трепете, женское имя в волнах и бурях. Покой.

Критические периоды на картах. Артист, дер Кюнстлер, дер Дихтер в океане страстей, падение, до этого стре мительное восхождение. Срывание вниз. Причалива ние к огромной горе. До этого бури. Ураганы. Летящие деревья, вода, вышедшая из берегов. Летящие крыши.

Туман вне сцены стен, уже само по себе действие, ге рои или персонажи с романтическими именами.

Лариса в сером кардинальском халате, катающая ся во время беседы в кресле у окна, аудиенция в вос кресенье, красные огни за окном. Неподвижная Лари са в катающемся кресле. Ее вопросы о Кате в Удель ной, желание контролировать голос.

Пессимизм преподавателя английского языка для девушек, нет надежды среди цветов в саду, среди пе ния таких птиц, которых не видно среди зарослей, уни верситет. Мечта быть охотником в таком лесу, чтобы слушать небесное пение.

*** Вокзал, встреча с Ромой, опять как тогда, почти на том же месте. Он сказал, почему ты сюда пришел? Я:

проходил мимо, по пути. Он: не ходи сюда. Разговор как на Сенной площади. Кинороман.

После лекции в университете на болоте. Лекция о двойном теле французских королей. Их засыпание, их продолжение. Да здравствует король, после потопа.

Милость к п. призывал как к падающим звездам и ме теоритам, птицам, б. и м., падежам, цифрам, молни ям, лепесткам, листьям, солдатам. Девушкам из хора.

Сердца и голоса, написание разное, звучание одно, Катя, ее Удельная. Голоса, церковь, Театральная пло щадь. Проводил друга до п., на свежий воздух, чистый снег. Остался. Вокруг химеры с вокзала, ночь почти бе лая от выпавшего снега. Его свежесть как милость. Как князь М. из романа, Рома. Романтизм взгляда, пушок над губой. Н.Ф. это мы, вы и я, зритель, читатель, про хожий. Отражение в зеркалах, стеклах витрин, дверей метро. Швыряющие в камин. Осторожность сравнения.

Инверсия ролей. Получения вчера письма. На комоде лежит знакомый, вытянутый конверт. Это письмо от по эта из Воронежа.

Вы сравнивший Рому с князем. Он слесарь, сантех ник. Его отмывание в ванне. Сама простота под водой.

Длинное, но не слишком длинное, тело, под скромны ми струями. Надо починить, князь, это и то. Сможешь?

Зуба впереди нет у князя. Кажущееся. Мнительность девушек, их недоверчивость, граничащая с легковери ем. Чистота взгляда, мрачные и темные глубины не у всех. Бездонность. Вверху синева, лучи сквозь голу бые бездны. Все краски у горизонта. При заходе крас ные лучи. Чернота ночи, очищение снегом. Взгляд жен щины. Его тело не как в позавчерашнем кино, а худое.

Униженья дочь, это я, Аня права, может быть. Открыть форточку после ухода князя. Впустить свежесть. Он чесался всю ночь, потом успокоился. Ритуал выбра сывания его трусов. Он говорит, что это рабочие. Там нет холодной и горячей воды, нет отопления. Сыро. Он пьет шесть стаканов чая в день, курит. Его чистота за облачная, гималайская. Продолжение того персонажа другими средствами. Не знаю. Нет, наверное. Это дру гой снег. А где же прошлогодний? Коллекция как ме хов, снегов. Национальное достояние. Каждый год, не повторимое. Имена и снега. Завещания как птицы или п., огромные, средние, разные. Третьего не дано. По иск этого третьего. Воображение этой золотой середи ны. Алхимия. Потом прилетал комар египетской казни.

Мне была показана чудесная и трогательная простота.

В рождественский пост. Чтобы увидеть мои сложности.

Сплетающиеся как пирамиды в пустыне, среди муче ния трудов. Запах денег. Тема тем, темная ночь. Тела.

Огонь и вода библейского города, вид сзади, сверху, снизу. Будущие снега перед огнем. Таянье снегов. По топ, ураганные ветры. Маскировочные халаты как на войне, чтобы спрятаться от тоски среди снегов.

Цыганское имя принца, сантехника, слесаря. Его рот, ребрышки, все тело. Летящие в воду зимней ка навки девушки, в воду как в огонь, их вытирают забо тливыми мужскими руками, до суха. Философы и изо бретатели ракет. Падение метеоритов, поклонение чу десным камням. Паломничество. Изгиб спины, вытя нутое тело до кончиков пальцев, пальцы рук, волосы.

Мокрые после падения девушки. Милость к падшим и горящим девушкам.

*** Двойное тело девушек как у французских королей.

Догмат о втором теле. Одно сгорает от любви при по лете как космический корабль в слоях атмосферы. Об шивка. Другое не сгорает как куст или речь. Нетлен ность и несгораемость, непотопляемость рукописи те ла.

Часы тикают сквозь решетки готического стула. Кар тина художника меняет свой свет, раскрывая новые, результат падения света. Дёблин, имя художника из Швейцарии. Утренний свет и снег.

Рома. Его Швейцария здесь, в Любани, на реке Ти года, его худое как у солдат тело, его спина и т.д.

В гости к девушкам на Каменноостровский проспект.

Тьма и огни, офис. Паспорт в фирме, поездка в Фин ляндию, на зимний курорт, в Тахковуори, гидом. Вол нение, связанное с непонятным языком. Словно Рус со, никогда не сочинявший опер. Вчерашний дом, фа соль, слайды о парижской весне. Цветут как сакуры ро зовые деревья у собора Нотр Дам, строчки из Сосно ры. Прощай и помни обо мне. Голоса девушек, читаю щих эти строки. Плетутся воображаемые венки как на лугу из цветов, пьется вино с милыми друзьями. Глухое раздражение. Антон уходит не по-английски, а попро щавшись. В передней провожаем его с Цаплей, Олей.

Вадим ходит как шотландец в клетчатой юбке. Это не идет ему. Хорошо, что хорошо кончается. Ольга, Вадим и я в метро. Чтение стихов Саши. Его письмо лежит на стуле. Ответ почти готов на желтой бумаге. Фильм Дэд мен Жордаша. Индеец, поезд, странный попутчик. Кро вать, упавшая девушка. Вставшая девушка, любовник в черной шляпе. Черный пистолет. Девушка и смерть.

Опять индейцы как цыгане. Герой хочет устроиться на работу бухгалтером. Это сделать не удается. Фиаско.

Начало истории.

Вместо восхождения на гору, спуск в богему. Иначе как это назвать. Полусумрак ателье, черно-белый ТВ.

Африканская музыка, француженка Мирей, стриженая в круглых очках. Круглый стол, заставленный фасо лью. Кружки, чайные ложки. Разговоры вокруг стола.

Потом возвращение мимо госпиталя, там вдали огни.

По чистому воздуху в дом. Стихотворение Рембо, моя богема. Рваный ботинок, дорога среди звезд. Стихо творение Верлена о ночи с богемой. Дормир ше ле пешэр этан ле пенитан. Такие строки. Болезнь это де кабрь, снег, возвращение из гостей. Спутники возвра щения, их одежда, душа, мысли. Дай мне видеть мои мысли. Достойное молчание художника в кителе на краю дивана. Одежда и внутренняя тревога. Воспоми нание об Африке. Дендизм.

Война и мир, история одежды. Кино. Психология и патология костюма. Пол, сон, явь. Переводчик-офи цер, годы речей, забывание об одежде, мыслях, душе.

Вокзал как памятник воспоминаниям. Дорога, ее на чало и конец как у тела, здесь альфа и омега. Речь и вокзал. Дискурс о вокзале. Наполеоновский памят ник милиционерам. Звонки с вокзала. Беглянки и бе глецы вокзала. Лозунги вокзала. Мир как в америке прерий. Робкое дыхание, писательница вокзала. Мону ментальность теней вокзала. Нотр-Дам вокзала. Цы ганка и горбун.

*** Обещание скафандра для спусков. Художница по няла необходимость защиты от фраз и взглядов. Ли цо за стеклом. Выходи в люди как в бездну без возду ха. Лариса сказала вчера: вот ходят птицы. Или: гуля ют птицы. Так может сказать только поэт, смотря в ок но из больницы. Наташа сказала: я чувствую за спи ной ветры. Мы закрыли двери, выключили в коридоре свет. Сидели на кухне у Лены-художницы в серьгах и красной кофте. Пили чай, беседовали. До этого встре тились с Н. Случайно в Борее (Северный ветер), где Спирихин сидел с ласковым и добрым лицом. Его во лосы, Инга за плечом, другие артисты. Разговор с На ташей. Пьеса, письма, автор. Прогулка до метро, а по том дальше до Марата, останавливались у ювелирно го магазина, магия, Блок, черные волосы, белая шапка.

Женщины в скафандрах, живая и мертвая вода, слова.

Встреча с Леной, в это время Наташа поднимается в кв. 62 дома семьдесят пять напротив Лены в поисках проектора. Персонаж открывает дверь, после уговоров обещает привезти кинопроектор, объясняет как скле ивать фильм, похожий на Дэдмена молодой человек.

Лестница вниз, двор, переход через улицу, дом Лены, ее мастерская. Видимость текста. Фон, шум, дым. Эф фекты сцены. Или: золотые кресла, ковры, люстры. Ки но. Вчерашний поздний фильм о Рудольфе Валентино.

Возвращение домой по черной улице, метро. Девуш ки и жертвы. Освобождение горла. Надевание скафан дра. Примерка, движение руками и ногами, шаги впе ред и назад как по сцене. Улыбка за стеклом. Музыки не слышно, но она от этого не перестает звучать. Запи сывать ее как сажают цветы, чтобы они росли вверх к небу, в воздухе. Садовница, садовник, их руки, сердца, мысли. Лепестки, бутоны, соловьи, девушка и вечер, ее увлечение всем, что влечет к себе. Желание летать или петь. Платье, волосы, горящие глаза. Светящиеся глаза. Блеск тех глаз.

Лариса в палате и халате, кресла для посетителей.

Ее аудиенция. История пап. Вопросы о темпераменте.

Рассказ о Маше, в прошлом наезднице, хирургической медсестре, пианистке. Рассказ Маши (версия Ларисы) о визите к доктору, его хвастовство. Дом, где живет она одна, с собакой. Мечта поэта и писателя, нобелевского лауреата Б. Маша достигла этого. Не страшно, не оди ноко, светло. Грустно: ученик не звонит, не пишет. Уход из гостей, его пальто, платок и кепка. Ее лицо. С ними иду к метро. Едем в желтом свете. Аквариум, полный музыки. Романс о дороге домой.

Пьеса как растительный и животный мир, среда оби тания по Руссо, любителю прогулок, бывшему швей царцу, педагогическая поэзия. Флора, фауна, сам че ловек. Вчерашний разговор о человеческих качествах, письмо по шелку. Вопрос, хочу ли я быть режиссе ром. Буквы больные еле держатся на тоненьких нож ках. Буквы большие и малые. Руки, глаза, ноги. Все тело участвует в педагогической поэме. Вода, воздух, скафандр. Обещание сшить такой костюм для защиты.

Скромное обаяние б. Режиссер старое слово. Что оно значит. Будем читать и ставить пьесу, учиться ходить и разговаривать по сцене, среди зеркал. Репетиция пе дагогической поэмы.

*** Нет сил стремиться. Финляндия, лыжный курорт Тахко. Глыбы тоски. Финские скалы, Леена-Кристина, француженка-финка, б.-крестьянка. Кинороман. Глю кля, яблочный пирог, руки финской француженки из Нормандии, глоб-троттер. Шелка. Их не видно, лишь кусочек шарфа, который когда-то купила Леена-Кри стина. Финская Финляндия. Французская речь, ф. Сло ва. Ее волосы. Речь. Домашний театр Глюкли, пьеса ее папы. Кто-то сидит рядом и играет хвостом. Чей хвост, пушистый и маленький. Держу в руках. Он бросает в девушку с косами, которая слушает пьесу. Она делает замечание, мол мешаю слушать пьесу. Мы разговари ваем за другим концом стола. Круглый стол, верблюды, нищие, калеки, переход через пустыню. Пьеса о вели ком шелковом пути. С утра журчит вода в батарее.

Потом провожали до метро. Она уехала в общежи тие на Косыгина, метро Ладожская. Я домой, в другую сторону. После пьесы про шелковый путь. У Ларисы в больнице. Кресла на колесах у окна, место аудиенции.

Ее добрый, милостивый взгляд. Новая пьеса, одна в другой. Разговор о Кате, я хотел бы доверить ей поста новку пьесы о девушках. Читаю отрывок из пьесы Са ши Яковлева. Режиссеров может быть несколько, как в борьбе за испанскую корону. Чтение из Библии, книга Даниила. Сны, церковь, свечи. Сын.

Воспоминание о Гойе, звонок Антона вчера после встречи с Цаплей в национальной библиотеке. Ее об щество на водах. Его голос и глаза. Она говорит, что у него везде волосы. Разговор в метро, в прошлый раз, мое удивление: как она могла это разглядеть. Она видела за воротом рубашки. Девушки очень проница тельны. Я люблю волосы. Она, наверное, притворяет ся. Ее желание купить себе сапоги, план плантации.

Табу на табличках, остров Таити. Кругом Тихий океан.

Выпал тишайший снег. Эврика, открытие, крик радо сти на берегу. Нашел, по-гречески.

Университет, сумерки, коридор. Лекция о коммуни кации, математическая модель, стратификация обще ства. Профессор, ров, львы. Разгадывание снов. Зима, снежные барсы, поэма М.Ю.Лермонтова. Девушки как таитянки, обещание скафандра для защиты. Чувстви тельность под мехами, прикосновение к шелку. Фур гон с хлебом. Солнце. Вчерашняя вода у Университета, студенты обманывают уток, бросая снег вместо хлеба как в притче. Доверчивость уток. Вчерашний снег, се годняшний снег.

Пьеса о девушках среди зимы, их глазах в мехо вых папахах, турчанки, персианки, бархат театра, кино романов, кресел. Разговор с Антоном. Перечитывание рукописи. Война языков. Императив. Несчастная лю бовь, изломанные линии рук. Гибкость тела побеждает.

Лебеди зимы, женские имена как предостережение за воевателям. Объекты из чего попало на первый взгляд.

Поездка в Москву девушек для дальней связи, конец века, его снега, железные дороги.

Перечитываю И Ф., как будто кто-то другой написал.

Льется вода в батареях как песня.

*** Продолжение Роб-Грийе нашими средствами, дру гими. Дерево, головы, разговоры. Фильм Шлендорфа, поле, белый снег и его продолжение. Ле ку де грас.

Вчерашний спектакль в здании немецкого центра, Бегегнунгсцентрум при приходе св.Петра, при церкви.

Фигуры апостолов перед фасадов, при входе. Вход слева, молодой охранник, секъюрити в пятнисто-се ром, вверх по лестнице. Айнганг. Наш театр. Пьеса па пы Наташи про шелковый путь. Великий караван в пес ках. Шамаханскую царицу исполняла П.-Якиманская.

Мамины шелка. Мы играли слепых, горбатых и вер блюдов. Я еще исполнял роль арапчонка в темно-си них колготках Цапли. Играли тут же как генеральную репетицию, режиссер сидел в центре и нам давал ука зания, играла музыка, Валентина за голубой занаве ской как ангел.

Сны, которые в перерыве рассказала Оля. Среда, четверг. Страшные старухи, которые охотятся за мо лодыми людьми, показывают ей свои раны, руки. Она убеждает их, что не виновата. Вхожу я и обличаю. Она просыпается вся в слезах. Сон-кино. Их поездка в Мо скву. Глюкля, Цапля, Вадим в одном вагоне. Серж Спи рихин, его Инга. Другие. Вернулись в город и вот спек такль. Среди снегов, сезон. Потом косноязычно высту пали, вдохновенно. Серж в соломенной шляпе и гал стуке как американская звезда, в шубе. Мне дали чер ные очки, в голубой рубашке с хлыстом. Речь об Арто и современной режиссуре. Чудесный спектакль полу чился. Потом ехали все к Глюкле. Вадим вдруг почув ствовал себя больным, они поехали с Олей домой. Ва лентина шла в платке. Мы с Димой несли сумку, из ко торой торчали таблички. Финал (конец), анданте канта биле, другие таблички. Разговаривали об организации.

Другие средства и кино. Всю дорогу играли в кино. Роб Грийе, Шлендорф. Белый снег, декабрь, русский сезон.

До этого я встретил Славу Карпова на Мойке, разгова ривал с ним, совершили небольшую прогулку. Игра пе рерастает в кинороман. Мрамор Бродского, пьеса об одиночестве. За столом в глюклином доме, обсужде ние спектакля. Шелка, окна, манекены. Изредка звон ки телефона. Разговор в коридоре. Лифт. Спускаемся в ночь, идем до метро. Спускаемся в метро. Ночь кино.

Разъезжаемся по домам. Дима, Валентина, я. Линии в ночи сценария. Девушка в слезах после сна. Снега, меха, шелка.

Вчерашний музей, откровение. Рисунки Гойя, по следний период, бордосская тетрадь, французская ссылка в двадцать шестом-двадцать восьмом годах.

Обтянутый кожей коричневый сундучок, коробка с ри сунками. Казнь, в лесу повешенный, сумасшедшие, нищие у решетки, летящая женщина, скользящие на коньках, человек с удавом, монахи. Рисунки, сделан ные карандашом, тушью. Тулуз-Лотрек, Ван-Гог, До мье. Сумерки зимы, ваш сезон и час. Город в сумерках после Тулуз-Лотрека, Ван-Гога, Гойя.

Тревожно-восторженное состояние. От чуть тревож ного, едва заметного волнения до восторга. Кафе, ма ленький цыганенок в кафе. Его смех. Дает мне кусочек недоеденной булки, я отказываюсь. Вежливость бур жуа. Изверг, злодей. Падение, церковь напротив, четы ре евангелиста на крыше, на небе, крест и ангелы. Дру гой мальчик на Невском просит денежку.

*** Кино Ку де грас, по роману М.Юрсенар. Без Димы, с Валей, дом кино. Снег, гражданская война. Мужское и женское. Феминэн, маскюлэн. После того красного и черного, синего, разноцветного кино: черно-белое.

Шлендорф, фон. Чай с Валей на стуле, бар, дом ки но. Воспоминание о Мирей, Мите Г., остальных геро инях и персонажах. До этого дом Достоевского. Огни города, собор, рынок. Прогулка по Питеру, кинороман.

Бармен дома кино, другая барменша из большого за ла, продолжение киноромана, лестница, лифт, люди у дома кино, полированный серый гранит, химеры, лица, ноги, двери, номера телефонов в голове. Смерть маэ стро Мастрояни. Париж. В больнице у Ларисы, кресла у окна, опять аудиенция. Шел по декабрьскому снегу будто над снегом. Крест, сумасшедший дом, дорога в У.

Почти Киплинг. Валя, ее голубая кофта, черная книга, героиня дома кино. Ночной Невский, до этого сквер без памятника, сквер с собакой, чаши на крыше, впереди освещенный театр. Гоголь, Невский проспект. Жизнь в Озерках, вагон метро, желтое освещение. В прошлом году, объясняю Вале, я ездил в Озерки на уроки фран цузского к девушке. Снег, зима, уроки в Озерках. Линии фронта, волны, берег. Замок, земля, окопы. Ландшафт, болезни: тело и душа. Звон колоколов над площадью.

Дорога в У.

Постель зимой, чтение Б., перевод с французско го на финский. Опыты. Погружение после дома кино.

Пешком до дома по набережной. Огни. Темная ночь, кинороман-с. Наконец мы и дома. Сны, Б. о Бунюэле.

Ку де грас: грас матине. Тонем в сне. После дома кино, дом кино. Кинороман: опыты. Лариса в Сороке. Назва ние газеты, ля Пи. Архитектоника, слово, которое она произнесла вчера во время аудиенции. После сцены с маман, бананами, ботинками, в коридоре, кухне. Ку де грас. Белый снег, доктора притаились и ждут. Поле борьбы внутренность человека, его психическое, ата ка. Вчерашнее кино, снег, возвращение. Почти-нуле вая отметка письма. Полуденное письмо. Потеря все го, по словам Ирины Львовны. Что это значит? Про шлогодний снег, дом кино.

Погружение в ф. речь, почти физическое. Встреча с м. человеком, оператором, вчера в доме кино. С тем, что снимал в университете. Исчезновение учителя в снегах, поиск его тела, души и мыслей. Елена, женское имя. Как во вчерашнем кино война. Романтизм кино.

Педагогическая поэма. Восстановление снегов. Воспи тание чувств, эмансипация аффектов, по белому сне гу, раскаленное солнце в белом и голубом. Собаки и птицы зимы. Свиньи. Мовизм это красное и голубое кино, цветное, павлиний хвост, летнее, на следующий день это зимнее черно-белое кино. Роб-Грийе, Шлен дорф, имена. Спуск в метро, лица и тайные имена, же лания. Иллюзия снегов, новый сентиментализм, слезы и смех в одеждах. Постмодерн, кинороман. Дорога в У.

Дураки и дороги. Восстановление. Путем зерна. Снег ожидание. Птица Ф.

Обещание погибели, спасение в потопе. Тающие снега, грязь, распутица. Красота лиц.

Дошел до дома кино. Снег прошлогодних книг, их имена. Цифры снегов как метка на простынях, белом белье. Сани, опыт письма: до и после потопа. Строи тельство к.

*** Приближение к теме, удаление концентрическими кругами, взгляд сверху, снизу. Башня ТВ. И то что в телевизоре Татлина. Перечитывая под верной лампой роман И Ф. Желание переписать: но не возможно из за катаклизма. Взрыв дискурса, ломаные линии воды и воздуха, их соприкосновение: горизонт, цитата из Рем бо в фильме Пьерро ле фу. Взрыв. Речь персонажа в романе. Пародия всего. Сам клоун, шут. Его одежда, стихотворение об одежде. Буффон, ботинки, зеленая куртка офицера с воротником неведомого зверя.

Университет, встреча с читателем романа балетным критиком П.Г. в переходе метро Невский проспект. Ве селое место, люди вниз и вверх как на показе мод, буд то плывут. Как лестница витая. Маниакальная одер жимость идеей лестницы, строительство собора во круг спирали, ее воображение, расчеты вокруг. Инту итивный и чувственный метод строительства как фи лософия Бердяева. Цифры садо-мазохизма. Душев ное равновесие. Учебник расчетов, математическая модель коммуникации. Язык, музей этнографии, точ ка опоры. Синтаксис, скепсис, сепсис. Слова на букву эс. Писать до вчерашнего разговора, т.е. чтения ста тьи о лауреатах. Газета, голос Сережи. Забвение преж них имен. Очарование над: полет. То, что поднимает от земли, от почвы. Стремление цветка, птица это про должение растения, в т.ч. цветка другими средства ми. Аэродинамические возможности цветка, преодоле ние гравитации. Птица это летающий цветок, поющий коготок. О фривольном и серьезном, пример одежды.

Мысль о скафандре пришла от девушки в том кафе.

Все снаряжение, защита тела, костюм, табу. В книге Даниила дошел до рва со львами. Думаю об Ане, во лосах, глазах. Рассуждения о беседах в подвале Бо рея. Скафандр. С. для Александра. Изготовление в ма стерской Глюкли как в средние века. Бумажные деньги, шелковый платок, пальто. Поле для иллюзий. Мы в ска фандре, глаза за стеклом, волос не видно, голоса не слышно. Мы улыбаемся, поднимаем ногу, идем. Дно, бездна, провода. Университет, кафе в коридоре, объ явление, пышек нет. Туалет филфака, надписи на не мецком и на английском языках. Туземцы-немцы, ан глосаксы. Жестокость: краски вечера после универси тета. Иду на встречу с л. Роман-с.

Пока разговаривал с читателем и ходил смотреть с ним новую станцию, переход после реконструкции, опоздал на ранде-ву. Девять минут. Поднимаюсь по эс калатору, вижу его лицо. Черные волосы, узкие карие глаза, в черной куртке. Индеец. Дух Паунда. Это я о сегодняшнем настроении после чтения И.Ф. Коммен тарий к Кантос. По ту сторону, гнездо кукушки. Вот мо раль. Катя-режиссер, хор, Удельная. Пьеса Между са дом и адом. Ларисин госпиталь для ветеранов войны.

Континент это часть суши. Пыль от книг. Римейк Ки плинга.

Сережа это профиль городского бездельника. Но кто занимается делом бросайте свои камни первыми.

Опять: царство минералов. Их разбрасывание, сбор.

Суд. Необходимость скафандра для защиты от летя щих метеоритов, осколков от звезд.

*** Закройте чем-нибудь эти часы. Множество часов, ко торые невозможно ничем завесить. Как этот тикающий будильник. Не хватит шелка. Шелков, льющейся мате рии, Вода и воздух. Не стучащее, не бьющее как те часы из романа. Детство, девятая Советская, у тети Дуси, сестры бабушкиного друга, бой-френда дяди Пе ти, маятник на стене. Вчерашний дом кино, кафе-бар после Роб-Грийе, ля Бель каптив, черные фигуры ка ких-то фашистов на пляже, герой, призрак героини, са ма героиня, огонь, ствол дерева. Шея, рана, Аня. Рас сказы о ней, Лукреции, Эмине. Девушка в платке, Дми трий и И.

Красное вино, красные портьеры, до этого: черные волосы девушки с переднего ряда, ее голос, глаз не видно, потом после кино глаз тоже не видно. Ля бель спектатрис. Подготовка к спуску, метафора поездки в Ф. Погружение в воздух поездки. Расшифровать, най ти ключ, листать страницы с цифрами. Кафка, Дани ель Месгиш, имя актера. Сара, босс организации, шеф, девушка на мотоцикле, пассия Д. Последняя миссия.

Смеялись с девушкой в платке, пили красное. Лестни ца, ни одной лежащей д. из фильма. На дороге, перед машиной героя. Музыка романтиков, пустые ротонды, на мраморном полу ил, грязь, после бури, черная вода, ветер. Доктор Моргентод, его пациентка, он сам. Уби тый граф, почтовые открытки. Рене Магрит. Море чер ная туфля, малиновый занавес итальянского театра.

Берег океана, волны, дюны. Наша одежда после про смотра кино. Случайная встреча с Д. по дороге домой из университета. Вместо бельэтажа или полуподвала вокзала это чудесное кино в доме кино. Восхищение от кинофильма. Звонок Ларисы из госпиталя для ветера нов войны. Огней вокруг нет, вокруг госпиталя нет ог ней, потому что день. Огни загораются ночью. Красные на башнях (черных). Голубые в некоторых окнах госпи таля. Вчера возвращался пешком, романс возвраще ния, музыка и слова, голова поющая, шагающая, все тело. Теория киноромана, Роб-Грийе.

Декабрь, река, Восток, красная полоска, как пишут в книгах, доктор Фрейд, портрет Дориана. Следовало бы прочесть по-английски. Режиссура, мечта Ани. О чем мечтают все девушки. Бар, сумка, бред. Как в субмари не кино, кит, волны, раненая девушка. Герой обращает ся к С. на Вы, она его шеф. Бар, бармен как в арт-кли нике этого лета. Французы, двор, звезды. Певцы. Де вушка с серебряными волосами, правда обо мне. Дно, колодец ночи, Пушкинская. Звезды, памятник, возвра щение к себе. Утренняя свежесть, солнце на Восто ке. Психиатр из Нанта в восторге. Мы с ним разделя ем. Восток и Запад, поэзия К. Санаторий в Финляндии, подготовка к спуску. Чтение Б. Одну привезли с Мада гаскара, она пахла ванилью, другую привез из Пушки на, недалеко от гимназии Гумилева.

Чтение шестьдесят третьего псалма. Пустыня, вра ги, шакалы. Безопасность. Берег киноромана. Девуш ка мечты. Герой вспоминает в пустыне о прохладе луч ших дней, цветах и птицах, шелках. Неназванное имя.

Смерть, участь врагов, шакалов. Моление об ученике.

Все спутано: жизнь, кино и роман. Вишня в вине, цита та из романа без вранья. Романтика кинороманов. Пе ревод с ф. На ф. Как в лесу, кругом сосны в декабре и солнце.

*** Б. страница, крыло, снег. Падающая на пол, соскаль зывающая белой птицей, героиня. Палец у губ. На ко вре. Огромные галереи Гостиного двора. Прошлым ве чером в кафе. Сидим трое. Оля, Вадим, все мы. Встре ча с настоящим полковником в черном, врачом, похо жим на греческого п. В фуражке у прилавка с платка ми, женским б. Мы плавали в Бельгию, морем, кружи ли чайки, самолеты. После урока французского с Ва димом. Его глаза, волосы, губы. Ест сладкое губами.

Его спина. Он слушает спинным мозгом. Нервно-вни мательно. После дамского счастья Г. двора выходим в черный город. Огни как в море. По пути в переходе встречаем юного профессора Диму, он идет с лекции о фашизме. Приехала Винча. Гуляем по Невскому, за ходим во двор Борея, где секс-шоп, типография после Ивана Федорова, словно во Львове или Москве. Се верный ветер закрыт, идем в Ник. Там вечер перед со чельником западных христиан. Неделя перед Новым годом. Свечи в бантах. Кормим друг друга сладкими булочками, обсыпанными белым, почти из рук, как лю бимые. Дима нервничает, уходит. Нам уходить не хо чется, стол маленький как в Бельгии. Будто плывем ку да-то на корабле. Здесь и сейчас. Рассказ Вадима о своей жизни. С Олей познакомился год назад. Она его увела. Полгода он жил с девушкой, у которой родите ли в Париже. Кокаиновая история. Рассказ в автобусе, который переполнен. Ухо у губ. Мне грустно. Я живу в соблазнении. Тот, кого соблазняют, манят, все пока зывают. Огни соблазна. Желаемое действительное. Но прядь волос. Как в магазине женского счастья: мане кены, мелкие вещи, пальто, чулки, колготки, духи, оде колон. Мужское и женское. Название журнала, кино, ТВ. Соблазн соблазнителей. Игра на свежем воздухе и в помещениях. Буря, свежий ветер, соленые брыз ги. Вторник, рассвет. Розовая полоска, после вчераш него дня. Метро. Человек, живущий ради слов. Иска тель фраз как жемчуга.

Кафе с витриной: пирожные, угощения. Чувстви тельный Дима, его пальто и шапка, очки, волосы, как будто надет парик, искусственный голос. Когда он молчит, кажется красиво говорит.

Мужское и женское. Разделение для власти. Сам со блазняюсь, льну к ним, тянусь. Трудно оттащить, дет ские капризы. Ловушки как Троянский конь. Эти хитрые греки. Продолжение Роб-Грийе. Димин конек.

Исчезновение Наталии Романовой. Веер. Иерар хия соблазнов. Институт теории. Лекция о соблазне.

Графин с какой-то жидкостью. Мундир лектора. Гим назистки. Взволнованные словами о соблазне. Мой принц. Маленький п. Роза, лист. Дикая страсть, неж ность, игра. Ищем майку для Оли, черное белье с бре тельками, освещенный Гостиный двор, живые люди в коридорах.

Неосторожные слова, вечер, ветер, свеча, воспоми нание о волнах. Волосы, сладкое на губах. Вечер вне правил. Империя страсти. Как лис был соблазнен тем принцем. Ночной полет.

*** Клуб охотников М.в., лес железной дороги. Идея и иллюзия пути. Жесты профессора из Парижа, те вок залы, то кино. Язык жестов. Трепет и боль профессо ров, лес, иллюзии.

Илья Ильич, писатель в голубом халате, диван, кре сло, кровать. Путешествие за границу, письма, универ ситет. Вокзал. Невский проспект, дом Тютчева, армян ская церковь.

Степной волк, игра в бисер. Почта у финбана. Их одежда, душа, мысли. Прекрасное. Все пресное, квас ное, кислое. Патриотизм одежд и флагов, журналь ные обложки. Кафель. Высота и низость болезни. Ро ман в письмах. История. Нарратология. Музыкальные пальцы, милость к падшим. Пыль не от шагающих са пог, другие битвы. Солдатские могилы. Пропасть, без дна, пустые глазницы, белые кости, кладбища земли.

Писатель на четвереньках в пижаме, мемуары о М., зверь в человеке, сад. Единственное и множествен ное число: бестиарий. Деньги, шерсть, мех. Среди цы ган, шатры вокзалы, шапито. Медведи, кони, кот. Му зыка цыган, их одежда, душа, язык. Психология цы ган, их приметы, сад, музыка в саду, гадальные кар ты, цифры, зверь, его шерсть, ласка, тепло. Кочевая жизнь, сны. Энциклопедия цыган. Лекция о цыганах.

Шумная жизнь вокзала. Нити невидимые это религия, связь. Наркотические вещества. Подворотни, чердаки, привокзальные кафе. Огни рекламы, витрины, пасса жиры. Постоянный и переменный состав людей как в армии. Книги, двадцать лет, мемуары. Жизнь на про сторах родины, ее круги, отражение неба, лужи, двор вокзала. Прекрасная туалетчица состарилась, как лет чица, участница войны. Народ, дно, опера. Дно это из вестное название из жизни народа. Театр. Народ вы ходит на сцену. Нищие, убогие, калеки. Хор. Святая Русь, дно еще не сгоревшего вокзала, не затонувше го. Разрушение церквей, колокола, стена на кладбище Александро-Невской лавры. Могила Суворова. Мучи тельные мысли, вернее, импульсы до мыслей, хаос, пугающее, предупреждение об опасности. Шум. Ша тры кочевья. Египет. Бегство. Страдание: цифры, ору дия страсти, живая музыка. Звери на страницах ма нускрипта. Время, освобождение из плена, предание.

Чтение псалмов, религия, невидимые нити. Расшире ние и сужение памяти. Сомнение, романс. Разговоры людей на вокзале: тишина. Уроки, лекции вокзала, уни верситет. Прогулка по Васильевскому острову. Мимо ларьков, цветов, барахолки, седьмая линия, Андреев ский собор, маленькая церковь рядом, трех святите лей, восемнадцатый век. Рынок, шестая линия, скла ды. Впереди Нева, воздух, небо. Переулок, тренер, со баки, обелиск. Переулок Шевченко, обелиск снова, с орлом на шаре, Румянцова победам, Нева. Путь к Уни верситету. Третья линия, набережная, налево. Дворец Меншикова, академия тыла и транспорта, вход в У.

Книги, студенты, люди, лестница. Справа и слева два деревянных дивана, скамьи-сундуки, коридор, аудито рия. Ораторы и риторы из Франции, конец тысячеле тия близок, далек. Знания, шум имен, машин, розовые стены, окна под потолком, сумерки, огни. Пот и кровь переводчиков лекции, потоп. Огонь. Лампа, желтые за навески, прихваченные прищепкой для белья. Вырез как на платье. Декабрь.

*** Ранде-ву манке. Ехал в метро, в желтом сиянии. На верху зима. Мое ожидание: нервное истощение как у Валентины, почти. Ее платок, наброшенный на воло сы, на пальто. Ожидание вчера в метро, когда ехали к Н. Р. Вагоны, внизу железная дорога. Внизу рель сы железной дороги, люди стоят как будто на насы пи. Вчерашний фильм, прошлое лето в Мариенбаде.

Не то отель, не то пансионат на водах. Французский парк. Мужчина в черном, может быть муж, м.б. еще кто. Герой, героиня, люди. Ее спальня, вообще инте рьеры: коридоры, роскошь, бар, театр. Роль статуй, разговор вокруг, продолжение Роб-Грийе. Его первый фильм. Ожидание ученика: придет не придет. Все-таки холодно. После вчерашнего фильма бар Престол. Из вестные в городе персоны: исследователи искусства, женщины, дух фатализма. Пиво темное, опасное, пре дупредил бармен. Рыба, орехи, разговор. В основном:

продолжение кино. Вас перестали раздражать некото рые люди. Плод упражнений. Девушка сидит в вашей шубе как в санях. Кресло бара. Посетители расходят ся. Любовь и ненависть: все, что копится внутри. Ко му-то надо переводить кино, девушка в платке и паль то, с волосами, Валентина, фигура соблазна идет смо треть другое кино, про Японию. Мы идем в Борей. Вот она богема. Встреча во дворе Б., где сегодня идет спек такль, кафе закрыто, со Славой, артистом из Парижа, эпизодическим п. из романа. Голова побрита под ста рой меховой шапкой, он в папином пальто. Говорит, что ждет девушку. Небо, двор, ее еще нет. Мы идем на Пушкинскую по темному как пиво Невскому. Звонки ре жиссеров, женские платья. Глаз не видно. А вчера: на стоящая беседа за столом. Их шапки мужчин, женские змеи в улыбках. Не ужалят, пока не наступишь босой ногой. О.Е., кольца, тонкая рука, ум. Женское сердце этих артисток. Все три, даже четыре. Потом одна ушла со Славой. Остальные три, основные, остались. Что то расцвело как в оранжерее. Между двумя фильмами разговор. В заметенном снегами месте. В жилище на подобие чума, вигвама, как таковом. Белые медведи, тигры. Собаки. Снежные буйволы. Мой ученик играл на гитаре, пел. Кормил из пальцев конфетой, попалась вишня в коньяке. Цинизм, спрятанный за романтизм, кинороман. Ольга говорила с особым чувством обиды о том человеке из бара по имени С., который дружит с М. Разговор о неизвестном. Ее обида. Как выкинуть это место из разговора? Ее очищение. Оля в белой шуб ке под конец, когда мы возвращаемся, униженные, от Натальи Романовой, от закрытых дверей. У Оли рас пустились волосы. Триумфальная арка, вход в метро.

Волосы и голос притягивают внимание, заштопанные чулки, черные. Взгляды мужчин напротив и сбоку на коленку. Звонок артиста: не может выехать. Вчера ка тались на горке, перед домом, сегодня обнаружил, что испачкано пальто. Надо чистить, будет через час. Что поделать? Такой день. Вчерашние слова, сегодня пу стота, башня. Коридоры вчерашнего кино, сон. Опять женские звонки как в режиссерском замысле, в сцена рии. Требование актеров. Переодевание в новые ко стюмы. Двадцать седьмого, новый спектакль.

*** Ветер Петроградской стороны. Метро: желтые и го лубые вагоны. Еду в фирму Авеню. Ординарная улица, двор. Поездка в Ф, в снега. Дальняя дорога. Что может сравниться с дорогой, только дорога. Другая дорога как горы.

Друг, передняя, репетиция жизни. Приглашение к пу тешествию, пора собираться в дорогу. Поэзия в чистом виде. Женские имена, например: Эдит Пиаф и Эдит Седергран, на букву Э. Имена. Острова. Океан. Там угасал Наполеон. Поэзия от А до Я.

Дом, подворотня, офис. Желтая кофта, зеленые га лифе с красным кантом. Желтая книга словно приру ченная лежит в кресле, другая, белая с другой сторо ны. Сегодня ночью читал ее вслух. Стихотворение, ко торое люблю читать. С С. и Вадимом читал. Север ная ночь, Венеция, Александрия. Трилогия об Алек сандрии, мечта выучить английский и прочитать роман Даррелла. Разрушение беседки и моста ураганом. По эзия.

Жизнь в ожидании потопа, случайностей, сбора в дорогу. Между снегами. Утренняя церемония. Вокзал, падение, тренировка полета. Гнездо кукушки, люби мый роман среди любимых. Имена как огни в ночном небе. Валентина в платке, еще русская красавица, ма шет за стеклом вагона, мы уезжаем в желтом или голу бом, Оля, Вадим и я.

Вчера, вчерашний снег, Невский проспект, где мы гу ляем с Сережей. Кафе Северный ветер, после спекта кля Мрамор Бродского. Двор, звезды, певица. Шелест, пух для подушки, зимние птицы. Шелка, яблочный пи рог француженки-финки, прошлогодний снег. Вален тина, Вадим, прихожая. Спускаемся вниз в лифте, по черной улице идем до метро. Вагоны как в романсе привычной линией. Вспомнилась песня про матросов и далеком океане здесь вдали от бурь, тревог, опас ностей. Потом ты увидишь, что для кого-то опасность всегда рядом, океан везде, бури, ураганы обрушивают ся неожиданно. Везде огонь, воздух, другие стихии.

Петербургский сезон, эта книга об этом. О ветре и страхе перед бурей, поднимаешься с бурей высоко вы соко и видишь все внизу. Захватывает дыхание. Неза бываемое. Минералы, птицы, ковры. Гостиный двор, виденное не раз в кино. Перчатки, женское ухо и муж ское. Губы тянутся к ним. Желание речи. Лучшее невы разимо, поэтому улыбаясь молчу.

Фильм и строки, которые зреют как жемчуг на дне.

Фильм о ныряльщицах, тех, кто моет золото грубыми руками у ручья.

Звонок, голос. Тело, читающее мне Идиота. Швейца рия далекая и близкая. Теплая постель в декабре. Раз деваемся, будем читать роман. Страсть к картинам, ко торые рождаются как в воздухе из строк. Латинское, греческое, Белое индийское. Болезнь снегов, норман ны, наши песни. Отрицание отрицания. Ни дня без. Его ягодицы и ноги. Возвращение ветра. Волнение. Песня о моряках. Руки мужчины. Певица в мехах.

*** Дом дружбы, св. место, мечта М. Пейзаж, дороги, по сле кафе Северный ветер. Мост и кони вместе с укро тителем. Барон фон К. Рассказ как вчерашний снег, ка фе Гостиного двора, о любовниках актрис. Об актри сах и их любовниках, всех троих. Вадим слушает те лом, своим спинным мозгом о венских актрисах. Гале рее кино подобен Большой гостиный д. Философ с раз дутой щекой в Северном ветре, С. Все такое знакомое:

рядом Мариинская больница. Судьба.

Дно. Ты сам с отражением, пруд, кино, темные ал леи. Розовый рассвет, обертка шоколада Гейша.

Французская библиотека, фильм Дети райка, лезан фан дю паради, об артистах, любовниках. Финская церковь, Рождество, печенье.

Желанье поджечь бумагу (не мое). Разорвать ее нежную кожу, скомкать. Вместо пруда ванна, вниз го ловой, держась за края, берега, не от любви к себе, а к искусству, к всеобщему, к Тебе.

Вместо Мариенбада Московский вокзал, ведь все пути ведут, все стальные с проводами, линии комму никаций, все опутано. Небо над всем. Снег, любовь к кино, роман об этом. Персонажи как хор у стены: суво ровец, молодой высокий господин из Капеллы в белых брюках, очках с черным портфелем. Как в армии со став постоянный и переменный. Рождество западных христиан, свечи.

Дом дружбы, беседа с Анной в готическом зале.

Испанский снек-бар, вернее испанское название: каза Дон Кихота, первый этаж Дома дружбы. После премье ры беседа кино. Дно: огонь, ветер, вода, земля. После стихий подсчитывают ущерб, место опустошения. По сле вчерашнего дня, после ветра, воды, земли и огня, на выбор. Защита стихий. Идея связи, железных дорог, линий электропередач, телефонов, небесных трасс.

Как в кино беседа о ветре, Ник. Искусство каллигра фии. Шелк, чернила, точнее тушь, анкр де шин, бума га, фарфор. Обычно в учебниках пишут еще о порохе.

Дно, дым, дом.

Наш сон после этого кино прогулок. Вчерашний снег.

Оставленные ладони. Ле мэн абандоннэ, слова из кни ги. Урок с Вадимом. Оставленные руки. Брошенные ла дони. Покинутые руки.

Девушка Валя исчезла в метели. Кино и то, что пе ред ним, вся эта метель, и то, что после. Ум после слу чившегося, тепло воды, ее прохлада, жар тела и то, что внутри горит, вниз с головой в прохладу.

Дно, откуда видны звезды. Глаза, волосы, голос.

Жизнь городского дна, пустырь французского фильма.

Тьма спускается, пишут в книжках, зажигаются огни ма ленького кафе, идиллия уюта. После скитаний, прогу лок, бреда пути этот приют.

Полузабытые слова, пение зимних птиц. Пение тех летних птиц. Парение, приземление. Дураки, дороги.

Кинороман посвящается Гоголю. Найти эти строки, ко торые передал мне офицер Дима Петров. Двор вокза ла, Римская империя, милиция моя. Один некрасивый с лицом после оспы, другой красавец с глазами и губа ми. Падение во дворе, но не как мага с башни. Звезда над вокзалом кино. Роза маленького принца, стеклян ная дверь, ведущая во двор, сцена книги, искусство ки но. Воздух и воля святого П.

*** Звонок Лукреции вечером, вчера, после падения на вокзале. До этого: прогулка с дамой в шубе, с Татьяной Анатольевной до метро. Поездка с ней в метро. Рус ская красавица.

Кафе в доме Достоевского, Бедные люди. Дума о людях, их роскоши и нищете как куртизанок. Достоев ский Бальзак. Дом, кафе, люди. Неореализм жизни.

Призраки, отражения от реальности. Зимний пар жиз ни. Шаг как в балете или в армии. Па де де. Сцена жизни. Репетиции. Греческая эпоха, спираль, виток. Ля бель эпок. Белая Индия. Платки, шали, танцы. Церковь на площади, пение, свечи. Иконы. Люди на площади.

Здание церкви, гравюра из книги Обломов, литератур ные памятники.

Корабль над водами, когда гора? Голубь с веточ кой, добрая весть. Снега, сугробы, просторы. Полет над гнездом. Контекст киноромана. Автор и наш белый снег. Искрится как саван белый. Белая И. Воображение розовых от солнца слонов, зимнее утро. Наш караван.

Женский голос, песня. Любезности милиции, моей на вокзале. Их язык и лица как на иконах.

Метро, Малибран, стансы. Станция метро, освеще ние под землей, это бывшая церковь. Два входа как в катакомбы, один с вокзала, другой с площади. Ко жа и руки милиционеров, походка. Туалет вокзала, сре ди посетителей публичного места. Раздевание людей.

Святость индийских коров в гирляндах. Свиньи и соба ки Евангелий.

Откровение о милиции Третьего Рима, четвертой не бывать. Санкт-Петербург, московский вокзал. Отчаян ные глаза милиции, ноги, губы, уши не выдают дрожь.

Змеи, ящерицы, другие рептилии с вывески вокзала.

Человеческие лица. Как в фильме Ночной портье. Ле портье де нюи. Игра чувств, роли. Защита стихий. Би блейский город в клубах зимнего пара, огонь и вода.

Необходимость театра. Исследование этого слова. Что оно значит? Птицы поющие и сгорающие от страсти.

Их возрождение.

*** Возвращение из Ф. Это страна-призрак с реальны ми людьми и делами. Бассейн, дороги, свет. Пока еха ли как цыгане с нашего курорта. Проезжали дым над домами. Снега и сосны. Финская иллюзия, фильм Ре нуара о великой войне. Теплый хлеб продавали на до роге (между Куопио и Миккели). Все время задним фо ном представлялась дорога из Нижнего в Арзамас, ми мо нашей Криуши. Такие же дали. Мирная мордва, ставшая тайной, Христос в церкви в деревне Всесвят ское, дорога полями, вдоль реки. Финляндия магази нов и автозаправочных станций, Ф. дорог как Россия, Куопио, каппа, мююмяля. Машины, огни курорта, про спекты (туристический буклет, брошюра). Финский Гол ливуд, русская мечта простерлась до сюда, до этих буклетов. Мой финский отдых, моя фамилия, голубое сияние с утра. Погружение в язык и сон. Продолже ние фильма-романа другими средствами. Дума о Роб Грийе, другие средства, дали, язык словаря. Сосны на горе наподобие книжной, священной. С высокой катят ся люди на лыжах, мечта о прыжке с колокольни здесь оживает, кажется люди парят по белому, в голубом.

Bon Dieu.

Illusion du vol, c’est ca la Finlande. Le retour du pays des songes en car avec mes touristes.

La longue bouffe du peuple russe. Sa passion pour la vitesse du fast-food. Les fastes de F.

Que faire, je ne sais pas comment revenir.

Возвращение к родному языку, через финские розы, морозы. Влюбленный взгляд за окно.

Бунт, бал, бум.

Переливы финских бумажных денег. Фантастиче ские марки. Ее озера подо льдом. Дети Ф., дискоте ка в канун Нового года в нашей гостинице Тахковуори.


Наши дома-коттеджи, с названиями полевых цветов.

Ландыш, незабудка, колокольчик. Дальняя поездка, по словам шофера шестьсот километров, от Москвы в другую сторону. Т.е. от Петербурга в другую сторону от Москвы. Непонятно. Проверка паспорта на границе.

Холод за окном как будто в космосе, т.е. очень высоко от Земли. В голубом сиянии. Тепло у печки, рядом с во дителем. Лошади и сани на озере курорта. Полет над гнездом. Бассейн в зимнем саду в тепле гостиницы.

Зимний сад, можно ходить как до грехопадения среди зеленых кустов, взгляд за окно на зимнюю Ф., настоя щий полет на корабле. В сиянии голубом. Вот мелодия, тема. Обещанная вода. Достигли. Погружайся с воспо минаниями. Зеленоватая, словно морская, вода океа на. Баня. Номер гостиницы. Неожиданный уют. Возвра щение через темноту, усталость и страх. Приближение к границе, вот мы и за границей, на родине. Кабак как в драме Борис Годунов. Настоящая опера. Буфетчица, шоферы, туристы. Мои думы, взгляд за окно, ухо слу шающее речи в переливах света, на границе с тьмой.

Происхождение Российского государства, чтение ста тьи, памяти Кавафиса, поэта из Александрии, люби теля исторических этюдов. Лирика и эпос, пафос про шлого. Застигнутые в настоящем. Постижение через дорогу, вам открывается в пути, когда настигает тьма.

На границе света и тьмы. Потом во Франции метро не ожиданно выходит на свет, мимо домов, над улицами.

Все в новогоднем ожидании. Иллюминация. Снова во тьму с пассажирами. С их речью, веселыми и усталы ми лицами, думами. Здесь и там, сейчас. Бывшие нор манны на быстрых и красивых машинах, мы в автобу се с нашими людьми. Временное состояние в пейзаже.

Через ночь по голубой дороге к свету.

*** Очарование могучей страстью, берега. Птицы над волнами. Песок, картина: итальянский театр, женский голос, бельканто. Страх перед падением, огонь, само лет. Сон о приземлении, до и после. Странный. Будто самолет и не взлетал, а ехал мимо церкви-клуба. Бо жья матерь, икона над вратами. На окнах кресты. Све тлая часть сна.

Елка в театре Балтдом. Огромные люстры, гирлян ды, детский смех. Мир вещей, динозавры, комиксы, трансформеры. Зайчик. Часть сна о дороге. Поездка в трамвае. Пророк Д. Снег. Лошади у метро. Перед Но вым годом спуск в город. Природа: кино, роман. Душа города. Ларисин звонок. Окно. Сказка для детей на ел ке. Дед Мороз, гномы готовят подарки, баба Яга меша ет им, отвлекает, бьет в бубен, черное платье, волосы.

Воскресенье, утренний звонок, тепло постели, голу бой свет за окном, перед новым годом. Сцена-окно, целый мир, перевод киноромана, нет, кинороман это перевод, иллюзии, сор, слова, поэзия безотчетных по ступков. Одна, но пламенная власть одной думы. По литика, искусство это сам человек. Его пол, потолок, возраст, одежда, настоящий гардероб. ТВ снимает зай чика на елке. Лариса, ее волосы, голос по телефону.

Комнат хозяйка как в итальянском театре. Возвраще ние в дом в снегах.

Воскресенье, вспоминаю об Арзамасе, тех снегах, уже голубых и дальних будто в кино или романе, еще непрошлогодних. За то что ты п.-беззаконник (без и, через дефис). Суббота, дед мороз из Ф., дети, малень кие радости, целый мир, мечты, сказки детства, оке ан. Ручейки, река, неба шаманский шатер, лес, мои ду мы. Мои. Тишина, окопы. Белая книжка Фрейда о бес сознательном, с кем бы почитать? Язык людей. Театр семьи. Кулисы, песня об актрисе. Она была а. Кафе на углу Графского и Владимирского, у Достоевского.

Открытие города неожиданно как с корабля. Ум зад ний, такая особенность ума, замок Датского королев ства. Берег Северного моря, без берегов, волны. Плы вем в Бельгию. Те самолеты, птицы, мост над проли вом. Каюта, иллюминатор, волны и песни моряков, гал люцинации, парад морских оркестров перед ратушей.

Иллюминация. Все исчезает, что-то остается. То, что остается. Прогулка утром по европейскому городу. Ав тобус наобум везет меня. Седой старик кормит лебе дей в пруду. Идиллия фильма. Розы в цветочном мага зине. Витрины и пустота. Стеклянная дверь на вокза ле, за которой как в кино падение и два милиционера.

У одного лицо в оспе, у другого красивое. Уши, руки.

Маленький принц, роза и лис. Планеты и люди, путе шествие маленького п. (Потом я увижу купюру досто инством в пятьдесят франков, голубую, с изображени ем писателя, летчика, его аэроплан, маленький принц и рисунок шляпы-слона как в книге.) Метаморфоза ме талла в бумагу. Одно из превращений. Голубая бумага денег, красивая как фантики в детстве, люди гибнут за такую? Писатель-летчик, его гибель, его персонаж. Ги бель над голубым как бумага морем. Вместо королей и президентов писатель на бумаге денег.

Майя, индийское имя, санскрит наших снегов. Иллю зия. Скорбящий Христос в мордовской деревне. Мор довская значит русская. Явное становится тайным и наоборот. Диалектика. Одно становится другим. Пре вращения. Бог в той деревне. Белый снег, машинка по сле ремонта, красная значит красивая, протопоп в ог не. Голубое утро, потом белое.

*** Дикие желания. Женщина и жалость. Дикая ж. Урок французского. Меховая шапка из овчины с кожаным верхом, не шинель, но новая, купленная в Г. дворе.

Провожаю ученика. Стихотворение Блеза Сандрара о взвешивании в аптеке, о мытье в ванной, зверях, де тях, растениях. Я выхожу из аптеки, только что взве сился, мой вес восемьдесят килограмм, я тебя люблю.

Антология французской поэзии в наших снегах. Ф.

сезон в России. Сезон в сезоне. Роза в шубе, мечта ма ленького п.

Рассказ о Валентине, ее платье и декольте, два сви детельства. На Новом Году она была в черном платье с перьями. Почти неприличное декольте. Его носки, брю ки цвета травы в С., куртка на меху, двойная, кожаные перчатки коричневые, вязаная кофта, шарфик а ля Ге расимоф. А я был его учитель. Новый год, нейтраль ная полоса, ноумэнланд, с огнями в елках, между двух имен, границ. Входят и проверяют паспорта как у кре стьян. Опера. Празднование нового и ст. Нового года.

Женщина и жалость. Мотив вышивания, песни. Пере вод строки, фразы, урок французского. Визуальная ра дость, слова ученика. Какие еще бывают радости?

Пост, проверка, касание.

Сон о воде, странный корабль в броне с адмира лами. Руки и лицо, человек задумался. Сумасшедший корабль на воде. Волнение от ученика, звуки музыки, другое кино. Перевод с темного на ясный. Толкование сновидений, практика перевода. До остановки по не видимому снегу. Где моя кепка? Потерял в Ф. Дикость жалости. Подарок, оставленный в Финляндии, дорогая пропажа. Красная свеча, сжигающая сожаления, рас плавленные проэкты, черное, сожаления горят ярким пламенем в желтом. Искренность, ее границы. Голос.

От женского к мужскому, волосы. Сцена, платье, ко рабль плывет. Книги разбросаны после взрыва как буд то. Катаклизм. Уроки финского языка, учение светом, утро, рассвет, зеленая вода, тепло, прохлада, тепло.

Руки ученика, который вернулся с мебельной фабри ки, его красивые руки, красные с мороза (стихотворе ние), его ногти (грязь не страшная, чистая). Новая сен тиментальность, романтизм конца века, нейтральная полоса. Ожидание, волнение, что будет в конце кон цов? Приступ тоски. Ученик называет страх железной дороги по-латински. Раньше это было его увлечением, собирать названия страхов, латинские термины. Как увлечение игры в солдатики. Сидеродромофобия, ка жется так звучит. Название модной пьесы.

Одна молодая дама мечтает увидеть пьесу В ожида нии Годо. Самюэль Беккет в Санкт-Петербурге.

*** После Финляндии, после бала, Наташа Ростова это граф, мужчина, женщина. Я, она, мы. Известная фор мула. Маркиз де Сад, барон Захер фон Мазох. Аристо кратизм писателей прошлого, настоящего и будущего.

Фон, де, етс. Их демократизм. Наташа это я. Мадам Б.

это я. И это я. Начало и конец. Где середина? Настро ение как у девушки перед балом в платье. Сам бал:

Финляндия в ослепительном блеске, всюду свет на до рогах, в магазинах на автостоянках, особенно в окне :

огни на склонах, на дорогах. Если нет огней, то ослепи тельное солнце, снег блестит, искрится как бал. Гости ница, ее ресторан, бар, бассейн. Туалеты господ и дам, смех детей. Девушка и деньги. Кусочек пиццы, пожа лованный вам господином Игорем, полумафиози. Шу ба, шапка, сапоги. Одежда имперская. Переход через Финляндию как в суворовском походе, подготовка, ре петиция к переходам через перевалы. Империя снегов с границей учебника аффектов. Аристократизм деву шек, их демократизм, барышни-крестьянки, их одежда, переход от одного к другому. Девушки и гражданская война.

Дельфины в воображении, волны, голубое небо. Ха рактер и воля, имение, имя. Открытие себя в Финлян дии на границе света и тьмы. Возвращение в Санкт Петербург. Мир и свобода. Девушка и сласти, шоколад в блестящей обертке, пусть даже в самой простой, не в ливрее с позументами, шоколад в ливрее, с блест ками, в костюме укротительниц. Девушка и опьянение.

Цветы, платья, бумажные салфетки. Ее радость легкая и тяжелая как самолет. Ее волосы. Свои и чужие, отре занные вместе с головой. Настроение девушек, в око пе и в имении. Женщины это другое как после перехо да через границу. Возраст, переход через тьму к све ту. Аппетиты. Открытие Америки. В особняке Шувало вых, Фонтанка двадцать один, прием, визит вежливо сти. Лестница, потолок как в пантеоне, в беседке друж бы, мечта персонажа о таком особняке. Скульптуры из мрамора, своды, стекло, головы львов. Хаос лабирин тов. Извилины головы, аффекты. Чудовища вас под жидают, страшные, вибрация цифр. Желание развяз ки, Танатос, название книги, обложка, не так страшно, смерть и любовь. Резюме. А между тем… Клоуны, фильм Феллини. Название пиццы, кото рую подают на Владимирском дом семь, кафе Зеле ный крест, оазис в пустыне, веселые потолки и сте ны, цветы в кадках. Высокие стулья, семиугольные сто лы. Черное и белое. Документальность кино. Кони, их укрощение, памятник барона Клодта. Звонок вечером, когда я возвратился сквозь тьму и огни в дом.


Бунтовать ненасытную. Разговор с Ларисой о поли тике и порнографии. Она вернулась из ресторана до ма журналистов Доменикос, где прислуживают латино американцы. Очень вежливые. Интервью Романа. По худел, устал, краска с волос сошла. Портрет режиссе ра после юбилея. Пост фестум.

Власть и мирная мордва, церковь в деревне, исто рия города Арзамаса. Сцена, волнение, голос.

Слоны, белые и розовые от заката. Белая Индия, еще: Финляндия, продолжение страны другими сред ствами, почти-сон, призрак, белая Швейцария.

Аня в Москве, имя страны, другие имена. Три обе зьяны. Кафе-кино-шантан. Бессмысленное и беспо лезное. Очарование дали. Девушка из оперы, балета.

Театр женщин, сцена – мир, душа и маски. Потом ки но, роман. Все перепуталось в огнях, туманах. Тема возвращения. Эсхатология, ожидание конца, тревож ное состояние, смена настроений: от сумеречного, си реневого, лилового, даже фиолетового до желтого, го лубого, синего. Красное заката.

*** Содом и Г. Библейские города, снег, под ним огонь и земля, пепел, зола. Черное. А сначала красное, фран цузский роман. У нас по-другому, другие цвета. Что-то льется. А пока восьмое число, среда. Свежий воздух воспоминаний из форточки. Окно кажется нарисован ным, декорация. Звонки с утра. Финляндия без звонков и писем. Один струится воздух. Вчера: визит доктора, потом визит в семью, детские часы. Потом трамвай.

Ранде-ву галан, живопись прошлого, семнадцатый век, восемнадцатый век. Ватто, Пуссен. Настоящая Фин ляндия: деревянный дом с сауной, телевизором. Лыж ники на склонах, солнце.

Научиться ждать, терпение, философия болезни, лучше сказать философия в болезни. Пациент и на значение докторов. Метро Маяковская, он ждет в чер ном и желтой шапке. Дворы, освещенный памятник, свет и тьма. Снова свет. Чтение вслух романа Идиот, сюжет для фильма. Чтец на ночь, лучше сказать перед сном. Зима покрывает многое.

Наши иконы, сосны, финский воздух. Смешалось все: ваше и наше. Стопки книг. Языки: ваши наши, мои.

Мужья и любовники, итальянский роман-фильм. Про рочество черных птиц, деревьев на зимнем небе.

Свежий воздух, зеленая вода вместо больницы.

Финляндия, зимняя сказка за окном. Сам собой в сне гах заграницы. Термин из философии, психиатрии.

Грань государства. Социум и зло болезни, сердцеви на, душа и маски. Медицинские монографии, диссер тации, истории болезней, гербарии цветов зла, целая Александрия. До огня и воды.

Медь и металл песен, защита ими как полет. Страх перед числами, петербургская ипохондрия, хандра, греческое название недугов. Придумаем кличку иную.

Изобретение заново колеса болезни. Усовершенство вание недуга, нонсенс, абсурд. История истерик, вы слушивание снов, детских страхов, падений. Бо-бо и до-до, дада. Спешим навстречу с С. Итальянский фильм в моем отечестве. Фильм французский, амери канский. Мечта и языки. Греческое на нашем воздухе, в наших зимах. Ожидание урока. Смех, величие, запис ки в Удельной. Снег, голубой воздух, сосны. Искусство ждать, пациенты и стулья.

Биотехнологии, перманентность поиска, эволюци онный и революционный пути развития. Скорости, ожидание в кресле на повышенной скорости, луга Бур гундии, потом снега Швейцарии на склонах гор. На ско рости ожидание перестает быть ожиданием. Дорога в У., русская тема, тело мечты. Война с беседками и мо стами, партизанская а ля Денис Давыдофф и другая, с регулярными войсками, космическая, гражданская, го рячая и холодная. Перемирие, мир.

Псевдовеличие маний. Одна, но пламенная или хо лодная. Выбор не наш. Одна неделимая как надпись на гербе. Крест. Город. Взгляд издалека, гостиница, бар с бассейном, блестящие машины на морозе. Раз деление на государства. Высшая власть разделяет для власти. Бунты в головах людей.

Репетиция языка, одежда, поиск и примерка. Стили сты. Снова сон об Ане. Ее голос по телефону во сне.

Низины и горы в топографии сна. Искусственное осве щение, театр, архитектура. Пение романсов голосом под гитару. Сочинение. Содом в снегах. Дом. Атоми зация. Золотая парча риз, московское золото священ ников, первосвященники. Лечение докторов, танцы во круг огня, звон блестящих предметов, шапки, меха, бу бен.

*** Девушка и шелк материй, девушка и ветер, вечер.

Театральная площадь. Так ветер возвращается. Мей ерхольд, черная книга. Статьи, письма, что-то еще. До рога к Театральной площади, кинороман. Остановка у ГД, деньги на курение табака С. Государство инков, ац теков, особенно майя. По-индийски это иллюзия. Снег санскрита.

Кинороман, эпопея книг, викинги и греки, история России, черный памятник, белый снег. Сережа Шелест у Ларисы. Другой С. Книга имен, журнал, обложка. Чер ное и белое, поэма о мужском и женском. Космонав ты-исследователи, их океан, сирены, шелк парусов, знамен.

Потоп платьев, а пока репетиция, повторение. От вращение к игре, приступ жеманства, притворность.

Отвращение не к игре, а к плохой игре, к плохому се бе в игре. Сережа Ш. Рассказывает эпизод о встрече с Глюклей на темном проспекте Петроградской стороны.

О том, как она стояла у яркой витрины и смотрела на людей в кафе. Его пронзила дикая жалость к девушке и он захотел даже пригласить ее, но не посмел. Как в кино.

Рассказ о фильме Полночные любовники. Персонаж Жана Марэ, харизм мужчины в сером плаще, девуш ка из магазина, новогодняя сказка начинается. Их ко роткий роман. Пробуждение, фальшивые деньги, раз битая мечта.

Воспоминание о Финляндии. Ее дым. Не чужой, не полынь. Лес, небо, дорога. Голубая и синяя вода, ле беди и Леда, миф, кентавры, магазины, туристы, тай ная жизнь как у С.Д. Лыжи, солнечный путь, душ, кро вать и постельное белье, камин. Язык как в Венеции.

Девушки за стойкой бара, музыканты и юноши из книг.

Финские идиллия и иллюзия. Путь как по воздуху, сия нье за окном. Илиада. Шелк моря и воздуха.

Слезы из фильма Параджанова, крики и стоны юно шей, хрипы мужчин, девушки поют и вышивают по шел ку. Дорога в далеком океане.

Середина жизни, открытие кругов. Тема неба над океаном. Воображение простора. Руки девушки, сцена в ресторане, возвращение под дождем. Фильм о тер рористке. Девушка в Удельной, правда, дорога в ми фическую Сибирь. В снегах и шубах, красота иррацио нального. Мех и подкладка шубы. По ту сторону мечты.

Свет посередине жизни. Маленький финский горо док, пицца-хауз, ресторанчик на автостанции, хозяин индийский гость с женой, тепло печи вместо далекой родины в Финляндии.

Мондиализация, слово, услышанное вчера по радио до поездки на Театральную площадь. Сгоревшая крас ная свеча и тень от еловых веток, шишек. Мемуары ме жду двух снегов. Шелк. Мечты как у д., мешающие есть и пить, ходить. Летать или плыть лишь. Остается.

Небо, летчики, песня. Памятник Чкалову Валерию на берегу Волги, фотография, чтение стихотворения Б.

Сандрара с учеником. Стопки для ликера, пальцы, спи на в защитной одежде, мысли как у девушки спокойные и нежные. Женское беспокойство. Первобытный хаос, океан. С ветром, тучами. Скрипом мачт.

*** После академии денег – манеж искусств, кони у вхо да, картины, художники, артисты перформанса, хлеб, огурец, водка, Олег Иванович, бывший офицер, пе реводчик со своей спутницей. Царь Давид, поющий п., мрамор, скульптор Лотош. Лестница, музыка, говор внизу. Китт тон ами. Жизнь полна удивительных вещей.

Перевод с французского. С языка на другой. Манеж: из жесты, платья, красный глаз камер. Ухо. Диктофоны, губы.

Слух и зрение технических средств, улавливание, насыщение слухом и глазом. Вход в манеж. Дорога в манеж. Лужа в метро, снег с ног. Тяжесть виевых век.

Возвращение из Финляндии в манеж. Корабль-бал.

Пальцы в краске. Память и перевод. Ожидание на до рогах, трамвай и здания, перед сумерками. Из акаде мии еду в манеж. Люди ждут. Терпение, формула крас ного. Остров снега, книга Агаты Кристи в руке женщи ны. Народ как в церкви в поездке. Дом Распутина, под готовка революции, быв. Семеновский плац, площадь перед театром, памятник Грибоедову. Спускаемся в го род тьмы и огней после Финляндии. Рассвет, снег и Не ва. Манеж, кони и люди, топот. Молчание вверху. Ищу щие люди среди красок и линий в тьме мелодий. Свет.

После ожидания: опера, балет, искусство сцены. Кино роман, путевые заметки, это японский фильм.

Этюды, полонезы, реквием. Вальсы, мазурки, мар ши. Адажио.

Визуальная радость, тактильные о. Поиск форму лы. Листки, черное и белое. Кино тридцатых годов, ше стидесятых. Расчеты спекулятивного ума, ступеньки, топтанье на месте. Победа над спекуляциями ума. Ум.

Между двух снегов юбилей. Воображаемая арка триумфа в виде беседки дружбы. Ночь, ощущения, до этого чтение Идиота. Настоящее кино. Компьютер ума, разговоры, равновесие. Черно-белое расчетов. Путе вой дневник, свое чужое. Бессмысленный и красный от краски русский бунт. Манеж, кровь художников. Те ло артистов, еда, красные салфетки в виде шахмат ных клеток. Клаузевиц, Жомини: продолжение и поиск средств. Возвращение с Глюклей по Мойке мимо Вос питательного дома, озарение пост фактум, после ма нежа жеманство.

Триумф римских солдат, их бесславный конец, ди кая жалость, монумент. Чудо о змии, икона Св. Солда та с копьем. Победа над водкой русского народа. Джин в бутылке. Слова киевского князя. Равноапостольный святой, слова о водке до святости. Невозможность без веселого пития. Красный плащ, копье в пасти змея.

Правда о Финляндии, поездка, погружение. На самом деле как будто в горы. Горний воздух, стекло, в голубом сиянии полет.

Попугай в клетке, Багдасарян. Птица, рыба, яблоко.

Эмаль, чугунное литье и ковка. Сильно и тонко, неожи данно красиво. Правда.

Между двух снегов сюрреализм. Нижегородская до рога, ссылка. Арзамас-Москва-Санкт-Петербург. По ездка в Финляндию, полет. Между двух дорог. Тьма, огни, манеж художников. Как в книге Гиннесса, театр дыхания, спуск и подъем, техника перформанса, тре нинг чувств, продолжение и поиск других. Закон пер форманса, манеж, снег прошлого года. Коварство и под прошлогодним снегом имена. Ксения Блаженная и бомжи вокзала. Это манеж: художники, люстры, люди.

Звонок, выводящий как тонкая нить. Любовь.

*** Я сижу на кухне на стуле в углу и слушаю что-то рез кое. Учи ученица меня. Почти за шкафом рядом с две рью. Острые слова в виде правды, но не правда, а ви димость, аффект в форме острого предмета. Желание правды, притягивание острых предметов. Они летят, тупые и острые предметы. Лечение правдой, кавычки, снова летаргический сон. Датское королевство, берег Северного моря. Ларисины чудесные стихи, особенно одно как мех боа, черное платье, воображаемые ко ралловые бусы. Когда горит кошачий ум. Моя ладья к весне всплывает. Над снегом мертвых дремлет сон.

Слова благодарности за тупые предметы страсти.

Желание правды. Резкость слов при тусклом свете кух ни. Прощение, непонимание. Темное. Красный цвет и свет, Стендаль кинороманов.

Резкий разговор в кухне-прихожей. Приход как луча света Светы, ее светлые волосы, Манон Леско, непо нятая для мужчин. Поиск кавалера де Грие. Ларисины доспехи, копья, латы. Девственность Жанны де Арк, грубость коней, окружающей жизни на войне, дым кух ни. Острое вперемежку с тупым все летит. Красота кар тины.

Желание скрыть и таить. Затаиться на время. Обви нение в робости. Трусость, страх. Подлость, неблаго родство, это ужасно. Нежелание дружить с мэтром. За все благодарю. За закат в Малаге, испанские столбы и испанскую инквизицию с черными капюшонами, крас ными речами. Розовый рассвет после черных волос и тела, без коня и доспехов. Сухие цветы, чугунные сло ва, горячее олово, кислота, лудильные и паяльные ра боты, разрезать металл, а не воду, не воздух. Тянуть ся к нежности, искать ее среди сухого. Жарить мясо, сушить сухари, делать котлеты на кухне-прихожей. Хо зяйка гостиницы на театральной П. Корейские студен ты-постояльцы-музыканты.

Тяжелый разговор. Каменные, почти первобытные орудия слов. Красные слова в черном облаке, белый дым, сизые и пурпурные блики. Дорога на Театральную п. мимо театра, сквера. Колокольни. Собор, сквер, ко локольня. Красный обелиск гранита. Кафе на канале, дальше аптека.

Отвага, корень красоты. Лицо розовеет от похвал.

Заслужить камни, град, чугун ядер, огромные валуны таранных машин, солдаты бегут на приступ, в отчая ньи, в пьяной отваге. Фигура полководца на стенах кре пости с чудо-богатырями. Жалкие постройки рушатся словно бутафорские. Богатыри, не мои. Другие мэтры.

Сад, снег, камни. Дикая красота, надежность сильных рук. Животная, дикая сила борется с вами. Свист стрел как в кино при осаде крепости. Стрелы впиваются в де ревянное со свистом, звенят струной. Красное течет, руки у глаза, дикий крик. Самурайское.

*** Ни дня без. Плохо, мовизм. Императивы дня. Стро ки, фразы, снег. Гор не видно, кризис, принятие реше ния. Человеческий сын это и дочь. Вчерашний вечер у госпожи К. На Бассейной улице, чай, кекс, серебро ло жек. Город и мир. Снежный покров, религия снов.

Основа мирозданья, женский разговор, чай из ча шек, снег за окном, возвращение по гололеду. Просьба о костюме, постель под снегом. С С.

И снова ночь, остановка, возвращение из гостей, ожидание автобуса, мое раздражение, мост, идем пеш ком. Надо научиться ходить. Сложность чувства, раз говор. Деньги, тело, лед. Снег, этюд о д. Врубель, кар тина, кладбище. Его болезнь. Деньги, декорации, голос жены. Сирень, взгляд студентки, терпение. Итальян ские стихи поэта. Путешествие до Пушкинской. Парк Победы. Улица, разговор на кухне. Мои мысли о С., ко гда он выходил в прихожую. Мои мысли о презумпции и чистоте. Помыслы и желания. Пить чай с дамой и сту денткой на кухне. Сожаление мыслей. Жалость, назва ние книги. Чтение романа Идиот. Падение вниз, кры лья, взгляд. Звонок студентки. Колокольчик из романа, кинороман. Поэма педагогики. Зима и запахи. Откроем форточку и выветрим запах друга.

Партии друзей их ум. Изощренность их ума и на ша простота, их желание меня обыграть, переиграть.

Азарт. Ку де де. Между ку де де и ку де грас? Клетки театра войны. Фигуры. Девушка в платье с большим разрезом, боа. Лень, ожидание. Жанр книги. Франция, ирландский писатель. Здесь и сейчас. Страна друзей, дружба за шахматной доской. Бои в воздухе, на море, везде. Космос. Генеральные сражения. В поисках ж.

Разговор на кухне. Пафос пацифизма в подготовке к бою. Тяжесть с утра, вчерашнее состояние. Пропасти земли, календарь. Могут быть только горы лучше. Ма ги падающие с башни, городских домов, летят вниз.

Там в деревне тишина, сторож из Алых парусов имя его Саша, зовут как и нас. Русский сезон вне Парижа, далеко от Франции, просто время года. Африка для африканцев, коренных жителей, туземцев и абориге нов, туарегов п.

Книга о стоимости денег, о ценности тел с внутрен ностями, волосами, голосом. Фильм о гладиаторах, тех временах. Прибавочная стоимость. Запахи и свежесть зимнего воздуха. Это церковь, тело людей. Тупик, крас ный бык японского календаря. Император и его слезы как награда для соловья. Рыбак, берег моря. Снег над городом, невероятный покой где-то далеко как в океа не, в воздушном пространстве, еще выше и дальше.

Он везде и всегда, до и после боя.

Мех и веера зимы. Утром берег, очарование путни ков могучей страстью. Не просит ничего, даже спортив ного костюма, косой взгляд, усталость. Нытье о день гах. Пожалеть его, дать. Педагогическое упрямство.

Паденье магов в меховых шубах и шапках в снежные сугробы.

*** Итальянка по имени Сильвия. Строка из стихотво рения. Вчерашний снег почернел, позавчерашний то же, снег может розоветь, голубеть, синеть. Есть небо, есть ветер. Б. С. Чтение вслух с учеником, он учит ся работать, красит шкафы у Смоленского кладбища.

Крики ворон, вчерашний звонок. Прогулка вдоль сне гов, трамваи, поезда метро. Упоминание об Италии мо жет вас обрадовать. Б., северный город. Январь, ожи дание нового чистого снега. Близость больницы, меди цинское освидетельствование. Лечение светом зим.

Утюг, лампа, школа мэтра это рисование острых и тупых п. Ежедневность прогулок, лист света, снег, мер цающее о. Кино: разговор на Невском с Петром, его бо рода, усы. Разговор о лете, лагере анархистов Европы.

Черное знамя, абордаж, море. Ткань, символ, ночь.

Человек и сегодняшний снег, набережная, ветки деревьев, небо, птицы, разбросанные ветром пере мен книги. Четверг января. Автобус без границы, про странство воспоминаний. Дорожки, посыпанные пес ком. Беспокойство сна после звонков, сон. Профессия.

Дом сезонов. Дом вне. Театр, кино, текст. Эссе Сартра о Бодлере. Имаж. Имя профессии имя.

Продолжение другими средствами, воздух вчераш ней прогулки, светофоры, пассажиры.

Легион врачей, последний пациент. Кошмары голо вы как у Пушкина в известной опере. Музыка памят ника, Глинка на площади. Никольский собор. Зерка ло и движения которые не лгут. Изгибы рук и чувств, голос внутренностей. Евангелие. Маленькие книжеч ки культурной революции. Холерная часовня рядом с музеем, четки на витрине, календари, иконы, чтение и ожидание. Болезнь, опиум, ум. Возвращение и вре мя, почти-отсутствие диалогов, монологизация жизни, страсть, ее лед. Построенная при Н. Первом в честь чудесного избавления П от холеры часовня. Наши ико ны.

Ямщик, лошади, голубой халат. Вместо лошадей му зей. Ин мемориам мыслителей, осторожность, острог, острие предметов страсти в разговоре. Песня в кафе Бедные люди. Атмосфера, книга о климате, смене се зонов и песен. Имена лиц, их одежда, пол. Память о скафандре для Александра. Пушкин в пуленепробива емом жилете, скафандре. Муки волос, голос из вице рального. Смена снегов. Руки девушек, их тела раз говоров, цветы. Роза, аленький цветочек кустов, феи.

Сон разума? Твари, монстры, гады. История болезни в смене сезонов. Армия любовников. Постоянный и пе ременный состав. Возвращение из Финляндии, Арза маса, хаос. Ле као. Описать мои пробуждения. Мое собственных пробуждений. Разные мысли. Взгляд за окно. Гауди. Создание дачных домиков, соборов, кот теджей-особняков.

Швейцария лыж и учительниц, лепет слов, фраз, книг. Дворы-колодцы, дом, небо. Единственное и мн.

число. Воздух, который нам диктует. Власть дум. Мне ние, имение, имя.

Мнимость и подлинность болезни. Триумфы и пора жения, триумфальные арки, вечные огни, сны солдат.

Мы идем по Африке, песня Киплинга. Полет над гнез дом кукушки. Крыша мира.

Кузнечный рынок, мозаика метро. Картина изоби лия. Плоды, фрукты, спускаемся в метро. Дружба с де вушками, вечный бой, покой. Город и сон разума, тре вожный воздух. Опыт возвращения, икона на коне. На ука о конце, эсхатология. Этюд об этом. Эпос.

*** Тупые и острые предметы страсти, слова.

Что-то острое и тупое бросала в меня. Самурайский меч. Мешки, набитые чем-то невесомым, черным жен ским волосом. Всего Гольдони мало, много. Острое и тупое, слишком ж. или эм. Не пойму. Как в том фильме, где снег, пакгауз железнодорожной станции, расстрел, ку де грас. Кожа кобуры, наган. Тупое, безжалостное, граничащее с дикой жалостью, красное, горячее, мо крый снег.

Прощание с армией. Чеченская война по телевизо ру. Приемы во дворцах и парках. Послы, адмиралы, гу бернатор, премьер-министр, фейерверк, дождь, хоро шая погода.

Острые и тупые предметы страсти. Утюги, кастрюли, нож, круглый стол, швырянье рукой: воображение дви жений. Сублимация тупого и острого, руки, ноги, голо ва. Движения из пустого в порожнее. Кухня, коридор, ванна. Корейцы, гостья. Глухой звук как в кино. Тихие страницы.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.