авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ...»

-- [ Страница 7 ] --

Самое главное, что удалось сделать за годы руководства районом, считает Криворотов, - это его 95-процентная газификация, а ведь ещё восемь лет назад «голубое топливо» не поступало и в половину жилых домов. Почти забыли матвеевокурганцы о перебоях с водоснабжением, хотя износ водопроводных сетей составляет 80%, тогда как в докриворотовскую эпоху из-за постоянных аварий на трубопроводе воду приходилось частенько развозить по дворам. Практически на процентов налажено освещение населённых пунктов, при том, что свет на ночных улицах - невидаль не то что для сельской глубинки, но и для многих городов. В то время как на селе нынче в моде закрытие любых лечебных учреждений, в районе реконструирован с десяток фельдшерско-акушерских пунктов, открыта грязелечебница, в которую люди съезжаются поправлять здоровье со всей области. За последние годы восстановлены брошенные нынешней властью 9 домов культуры, 22 детских сада, 25 парков, возведен спорткомплекс, построено больше 40 километров новых дорог.

Пока на планете бушует кризис, в Матвеево-Курганском районе строятся шесть новых промышленных предприятий. В этом году будет сдана первая очередь завода по производству холодильных установок с расчетом выпуска 300 тысяч штук стиральных машин и холодильников в год. Введен в строй пивоваренный завод. Французские специалисты работают над проектированием и строительством здесь в 2010- годах крупного цементного завода. На стадии переговоров утверждение проекта по строительству стеклозавода. Команда Криворотова способствовала возрождению птицефабрики вмещающей 260 тысяч голов птицы, реконструкции консервного завода. Планируется строительство нефтеперерабатывающего завода. В районе производят мясную и молочную продукцию, газированные напитки и соки, кондитерские изделия, пекут хлеб.

К сожалению, многое приходится делать скорее вопреки существующей действительности, и поэтому не всё так гладко в районе, как хотелось бы, делится своими мыслями Криворотов. К примеру, экономические реалии уложили на лопатки мясоперерабатывающий завод. В феврале этого года второй по величине в Ростовской области ОАО «Мясоптицекомбинат Матвеево-Курганский» объявил себя банкротом.

Долговую петлю затянули на шее успешного завода, выпустившего в 2008 году свыше 3 тысяч тонн колбасных изделий (это больше, чем в 2007-м, почти на четверть), ненасытные банки, кредиторская задолженность перед которыми составила свыше миллионов рублей.

В 2006-2008 годах в ОАО «Мясокомбинат Матвеево Курганский» проводилось техническое перевооружение, установлено новое импортное оборудование. За три года в развитие производства вложено 87,6 млн. рублей инвестиций, в результате чего расширился ассортимент производимой продукции. Выпускалось более 100 видов колбасных изделий. Работало более 400 человек. Объём готовой продукции был доведен до 500 тонн в месяц.

Все усилия трудового коллектива комбината и руководства района по развитию социально значимого для районной экономики предприятия, перерабатывающего сельскохозяйственную продукцию, перечеркнул разразившийся финансовый кризис. Несвоевременные расчеты крупных торговых сетей за отгруженную продукцию, неплатежи разорившихся мелких торговцев, рост цен на используемые в производстве сырье и материалы, и неотвратимые сроки возврата полученных в банках кредитов на реконструкцию предприятия оказались непосильным бременем.

Одна из причин гибели мясокомбината действительно убийственна: он не выдержал конкуренцию с заграницей, поставляющей менее качественное, но более дешевое сырье....

Итак, с 1 декабря 2008 года производственная деятельность предприятия была приостановлена в связи с отсутствием средств на закупку скота и основных материалов. Выручка от реализации уже готовой продукции направлялась на погашение инвестиционных кредитов, но в их пролонгации руководству предприятия было отказано.

С 1 апреля 2009 года решением Арбитражного суда Ростовской области ОАО «Мясоптицекомбинат Матвеево-Курганский» признано банкротом, на предприятии введено конкурсное производство по упрощенной процедуре банкротства.

И всё же глава района твердо убежден в необходимости сохранения предприятия как единого производственного комплекса, не изменяя профиля его деятельности.

Эта проблема обсуждалась на встрече с представителями трудового коллектива комбината, которую проводил Криворотов июня 2009 года при участии начальника управления пищевой и перерабатывающей промышленности Министерства сельского хозяйства и продовольствия Ростовской области А. Харченко и конкурсного управляющего предприятия. Позицию Александра Самуиловича разделяют и поддерживают и конкурсный управляющий, и Минсельхозпрод области, и трудовой коллектив.

В настоящее время совместными усилиями конкурсного управляющего предприятия и администрации района при поддержке Минсельхозпрода области ведется поиск инвесторов, заинтересованных в возрождении и развитии предприятия55.

Один из авторов «Независимой газеты», пишущей о русской смуте 1598-1613 годов, заключает: «Ни Горбачев с командой и аппаратами, ни Ельцин с присными и бюрократией ничего ведь не создали – ни духовно, ни материально. Все эти годы шло и продолжает идти проедание и разворовывание достояния и капитала, накопленного предшествующими поколениями, главным образом, в советский период.

И ровно ничего более».

Внимание заслуживает совсем другое. А именно: почему в России при реализации примерно той же модели, что и в других бывших соцстранах Европы (Чехия, Венгрия, Польша), возникло так много негативных явлений?

Во-первых, лихим реформаторам первой волны было позволено крушить направо и налево многое из того, что должно было бы работать в общественных интересах и что не диктовалось логикой начального этапа рыночных реформ, но что привело к буквально разгрому системы управления госсобственностью, социальными процессами, денежно финансовой структурой, привело к разбазариванию целых отраслей.

Государство не просто преждевременно и хаотично уходило из Крюкова Н. Район советской закалки. Газета «Правда» № 88(29430) от 14- августа 2009 г.

экономики, оно из нее бежало куда глаза глядят. И все это шло от примитивного понимания новоиспеченными рыночниками регулирующей роли рынка на переходном этапе.

Как результат – страна скатилась в трясину «дикого»

капитализма, которого мир еще не знал. Не знал потому, что еще никогда в таких огромных масштабах и на таком высоком уровне развития экономики собственность вне общественного контроля не переходила так стремительно из рук в руки. В этих условиях оргпреступность, коррупция, мошенничество, рвачество и прочие негативные проявления стали расти как дрожжах, разъедая систему государственного управления, разлагая общественный организм.

Пожалуй, еще никогда за многие прошедшие годы общественная нравственность не находилась в таком ужасающем состоянии, как ныне.

Разгрому подверглись наука, культура, многие другие сферы бытия. На головы россиян обрушился мутный поток деловой западной масс культуры.

Одновременно в стране фактически сформировалась олигархия.

Скажем поточнее: квазиолигархия. Получивший зеленую улицу в ходе реформ (в ущерб предпринимательскому, если не за его счет), финансовый капитал, немалую долю которого составляет капитал спекулятивный, околокриминальный и просто криминальный (ведь в теневой экономике создается, по разным подсчетам, от 25 до процентов ВВП), стал рваться к власти, подчиняя себе попутно СМИ.

Если эта тенденция получит развитие, то серьезных политических и социальных потрясений нам не избежать56.

4.5. МЕСТО КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ В МОДЕЛИ СОВЕТСКОГО СОЦИАЛИЗМА.

Коммунистическая партия занимала особое место в СССР.

Создание самоуправляемого общества на основе общественной собственности по марксистской теории предусматривало постепенное отмирание государственного аппарата и заменой его общественными органами. В СССР этот процесс пошел по пути превращения партийных органов в государственные. КПСС по Конституции была признана как руководящая и направляющая сила в обществе.

Деятельность КПСС осуществлялась на основе ее программ.

Первая Программа партии - программа завоевания рабочим классом политической власти, установления диктатуры пролетариата - была Кива А. Россия после коммунизма. «Российская газета» от 17 сентября 1997 г.

принята в 1903 на 2-м съезде РСДРП, создавшем большевистскую партию. Эта программа была выполнена с победой Великой Октябрьской социалистической революции и созданием Республики Советов. 8-й съезд РКП (б) в 1919 принял вторую Программу партии программу построения социализма. Её осуществление увенчалось торжеством социалистического строя в СССР. Третья Программа программа построения коммунистического общества в СССР была принята 22-й съездом КПСС в 1961 году. Ее выполнение не было завершено в связи с ликвидацией СССР.

В. И Ленин разработал основные направления политической, идеологической и организационной деятельности партии, ее стратегию и тактику на различных этапах классовой борьбы, революционных битв.

В партии Ленин видел решающее условие построения социализма и коммунизма. Опираясь на идеи К. Маркса и Ф. Энгельса о пролетарской партии, критически обобщив опыт российского и международного революционного движения, Ленин создал стройное учение о партии, как высшей форме революционной организации рабочего класса. В Ленин писал: «у пролетариата нет иного оружия в борьбе за власть, кроме организации… Пролетариат может стать и неизбежно станет непобедимой силой лишь благодаря тому, что идейное объединение его принципами марксизма закрепляется материальным единством организации, сплачивающей миллионы трудящихся в армию рабочего класса. Перед этой армией не устоит ни одряхлевшая власть русского самодержавия, ни дряхлеющая власть международного капитала»

(Полн. собр. соч., 5 изд., т. 8, с. 403-04). Ленин создал пролетарскую партию нового типа, которая впервые соединила научный социализм с массовым рабочим движением. В противоположность социал демократическим партиям Запада - партиям социальных реформ и парламентских методов, партиям 2-го Интернационала с их организационным бессилием, Ленин создал боевую централизованную политическую партию революционного действия, непримиримую к буржуазии, тесно связанную с массами, идейно и организационно сплочённую, способную подготовить пролетариат к завоеванию власти, партию, вооружённую революционной теорией. «... Роль передового борца, - указывал Ленин, - может выполнить только партия, руководимая передовой теорией» (там же, т. 6, с. 25). По своей идеологии, типу построения, характеру деятельности КПСС последовательно интернационалистская партия.

Ленин провёл партию сквозь тяжёлые испытания и жестокие преследования. «Мы идем тесной кучкой по обрывистому и трудному пути, крепко взявшись за руки, - писал Ленин. - Мы окружены со всех сторон врагами, и нам приходится почти всегда идти под их огнем. Мы соединились, по свободно принятому решению, именно для того, чтобы бороться с врагами...» (там же, с. 9). В этой борьбе партия окрепла и превратилась в непреоборимую силу.

После победы Октябрьской революции Коммунистическая партия стала единственной политической партией в стране.

Мелкобуржуазные партии (меньшевики, эсеры и др.) разоблачили себя как антипролетарские, антинародные. Политика соглашательства привела их к предательству интересов рабочего класса и всех трудящихся;

в конечном счете, они скатились в лагерь контрреволюции.

КПСС стала партией правящей. Ленин в 1918 указывал: «Мы, партия большевиков, Россию убедили. Мы Россию отвоевали - у богатых для бедных, у эксплуататоров для трудящихся. Мы должны теперь Россией управлять» (там же, т. 36, с. 172). Ленин учил: «Чтобы управлять, надо иметь армию закаленных революционеров-коммунистов, она есть, она называется партией» (там же, т. 42, с. 254).

КПСС руководило всей созидательной деятельностью советского народа, вырабатывало научно обоснованную внутреннюю и внешнюю политику Советского государства, объединяло и направляло работу государственных органов и общественных организаций: Советов депутатов трудящихся, профсоюзов, комсомола, кооперативных объединений, творческих союзов, культурных и научно-технических обществ, спортивных и оборонных организаций и т.д. «Ни один важный политический или организационный вопрос, - указывал Ленин, - не решается ни одним государственным учреждением в нашей республике без руководящих указаний ЦК партии» (там же, т. 41, с. 30-31).

Конституция СССР (1936) законодательно закрепила руководящую роль КПСС в Советском государстве. Статья 126 Конституции гласит: «… Наиболее активные и сознательные граждане из рядов рабочего класса, трудящихся крестьян и трудовой интеллигенции добровольно объединяются в Коммунистическую Партию Советского Союза, являющуюся передовым отрядом трудящихся в их борьбе за построение коммунистического общества и представляющую руководящее ядро всех организаций трудящихся, как общественных, так и государственных» [Конституция (Основной закон) СССР, 1971, с. 28].

КПСС, руководствуясь решениями партийных съездов, определяло курс экономического развития страны, направление текущих и перспективных народно-хозяйственных планов, утверждаемых Верховным Советом СССР, политику в области капитальных вложений, труда и заработной платы, добивалось обеспечения высоких темпов развития промышленного, сельскохозяйственного и строительного производства, транспорта, развития науки, культурного строительства, здравоохранения, расширения товарооборота, всей сферы обслуживания. Партия последовательно проводила линию на обеспечение значительного подъема материального и культурного уровня жизни народа. Для достижения этих целей партия призывала к повышению эффективности социалистического производства, к органическому соединению достижений научно-технической революции с преимуществами социалистической системы хозяйства.

Партия проводила большую работу по укреплению государственных органов и общественных организаций политически подготовленными кадрами. Руководство Советами, хозяйственными органами, профсоюзами, комсомолом и другими общественными организациями партия осуществляла через коммунистов, работающих в этих организациях, не допуская их подмены, обезличивания, смешения функций партийных и иных органов. Партия не только давала руководящие директивы, установки, но и проверяла их исполнение.

Организационное строение КПСС было представлено по следующей схеме57:

Большая Советская Энциклопедия. 3-е издание. М.: Изд-во «Советская энциклопедия», - 1969-1978.

СЪЕЗД КПСС ЦЕНТРАЛЬНАЯ РЕВИЗИОННАЯ КОММИСИЯ ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ КПСС ПОЛИТБЮРО Секретариат КОМИТЕТ ПАРТИЙНОГО КОНТРОЛЯ ПРИ ЦК КПСС ВСЕСОЮЗНАЯ ПАРТИЙНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ СЪЕЗД КОМПАРТИИ ЦК КОМПАРТИИ СОЮЗНОЙ СОЮЗНОЙ РЕСПУБЛИКИ РЕСПУБЛИКИ РЕСПУБЛИКАНСКАЯ Ревизионная ПАРТИЙНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ комиссия КРАЕВАЯ, ОБЛАСТНАЯ КРАЕВОЙ, ОБЛАСТНОЙ ПАРТИЙНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ КОМИТЕТ ПАРТИИ Ревизионная комиссия ОКРУЖНАЯ, ГОРОДСКАЯ, РАЙОННАЯ ОКРУЖНОЙ, ГОРОДСКОЙ, РАЙОННЫЙ ПАРТИЙНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ КОМИТЕТ ПАРТИИ Ревизионная комиссия Первичные партийные организации _ Выборность и подотчетность Подчиненность Рис. 2. Организационное строение КПСС.

Такое построение КПСС создавало возможность привлекать к руководству хозяйственной и общественной деятельностью огромное количество рядовых членов партии, а также и беспартийных. Из этого числа вырастало большое количество профессиональных кадров, которые реально управляли социалистической системой хозяйства. В процессе слияния государственных и партийных органов стало складываться партийно-государственная система управления, где решающую роль играли партийные органы. Такое слияние стало порождать сталинизм и другие отрицательные черты в деятельности КПСС, которые сыграли в последующем большую роль в ликвидации СССР и КПСС. Советскую модель социализма некоторые теоретики называли партийно-государственной и такое название соответствовало реальному месту, которое занимало КПСС в советском обществе. Опыт деятельности КПСС в управлении и деятельности СССР, к сожалению, не получил достаточно широкого научного обобщения и многие положительные моменты этой деятельности стали утрачиваться.

Возрождение новых политических партий и их участие в государственной и общественной деятельности требует внимательного изучения положительного опыта КПСС и его использования в модернизации современной политической системы РФ.

4.6. КОММУНИСТИЧЕСКИЙ КАПИТАЛИЗМ В ОТДЕЛЬНО ВЗЯТОЙ ДЕРЕВНЕ Деятельность КПСС по руководству советской системой хозяйства привлекала внимание многих зарубежных журналистов. Так газета «Вашингтон пост» провела свое исследование нынешней жизни российской деревни, ее проблем и как они порой решаются довольно оригинальными способами. Американцы довольно долго наблюдали за жизнью одного крупного сельскохозяйственного кооператива, созданного на базе бывшего образцового совхоза в Поназыревском районе Костромской области.

Его нынешний руководитель Иван Матанцев борется с экономической паникой, убийственной засухой, бесконечными поломками парка из 15 тракторов и с некой гражданкой по имени Галина Беликова.

В доме кофейного цвета, получившем кличку «яма» и построенном на асфальтированной тропинке, не имеющей названия, Беликова снабжает выворачивающей нутро водкой любого из рабочих хозяйства, способного раздобыть 30 рублей. По прикидкам Матанцева, почти треть его работников с радостью отдают себя во власть зелья, предлагаемого Беликовой и другими самогонщиками.

53-летний директор хозяйства говорит, что в борьбе с этой напастью решился пойти на крутые меры. Последние 7 лет он отказывается платить работникам зарплату наличными. Вместо денег они получают сертификат, дающий право совершать покупки в магазине, принадлежащем хозяйству, где продаются продукты, туалетные принадлежности и товары широкого потребления, но не спиртное. Некоторые ворчат, но, по мнению Матанцева, главное - это трезвость. Похоже, его тактика себя оправдывает.

Алкоголь - проблема номер один в России, заявил Матанцев.

«Вы можете сами это увидеть. Разрушенные, брошенные деревни. Люди без работы. Это уже пугает».

Матанцев борется не только за хозяйство, но и за выживание деревни Горлово, находящейся примерно в 760 километрах к востоку от Москвы.

Решимость Матанцева справиться с алкоголизмом привлекла внимание и к Горлово, и к девяти окрестным деревням, где живут и трудятся остальные работники хозяйства. Местные власти задаются вопросом, не являются ли эти меры нарушением прав человека. Но директор тверд и заявляет, что необходимы радикальные меры, чтобы работники хозяйства пережили эксперимент посткоммунистической эпохи.

Бывшие рабочие образцового совхоза сегодня получили акции сельскохозяйственного предприятия. Сегодня подобными акциями владеют около 12,8 миллиона россиян. Теоретически все они имеют право уйти и создать собственные хозяйства или продать свою землю крупным коммерческим хозяйствам, в которых некоторые аналитики видят будущее российского сельского хозяйства. Но во многих случаях они не могут это сделать, поскольку земли, находящиеся в коллективной собственности, никогда не делили, и, если сельскому жителю принадлежит, скажем, 5 процентов акций, они не связаны с определенным участком земли.

По словам Матанцева, Горлово много лет не имеет прибыли.

Хозяйство производит в год всего 350 тонн молока, а в начале 90-х производило 500-600 тонн. Отчасти спад связан с засухой, в результате которой в прошлом году погибла четверть поголовья крупного рогатого скота.

Прошедшее десятилетие удручающе сказалось на многих хозяйствах. Многие поля заросли сорняками, коровники и свинарники превратились в груду досок, а безработные кормятся тем, что крадут медный провод во время частых отключений электричества.

В сельской России безработица носит характер эпидемии, а количество смертей в результате алкогольных отравлений и самоубийств растет. Сельское хозяйство находится в кризисе, и власти отчаянно пытаются справиться с новыми обязанностями, например, с эксплуатацией разваливающихся электростанций, доставшихся им в наследство от обанкротившихся предприятий советской эпохи.

Для многих деревень эта задача просто непосильна.

Предварительные результаты прошлогодней переписи населения показывают, что с 1989 года 17 тысяч российских деревень стали призраками, поскольку их жители уехали в города. Примерно в тысячах сельских населенных пунктов сегодня насчитывается не более 10 жителей, и вероятно, они вскоре исчезнут.

В интервью «Вашингтон пост» Матанцев заявил, что плата работникам натурой имеет экономический смысл. Она позволяет ему тратить небольшие доходы хозяйства на неотложные нужды: запчасти для тракторов и товары для единственного магазина в хозяйстве.

По его утверждению, это позволяет также добиваться того, что обрабатывают поля и ухаживают за коровами трезвые люди. Из дневника директора, который он ведет 25 лет, видно, что пьянство наносило удары по производству как в советские, так и в постсоветские годы. «Ужасно, - гласит одна запись. - Они получают зарплату, и весь колхоз два дня не работает».

Он настаивает на том, что моральные принципы не позволяют ему класть деньги в карманы мужчин, которые пропивают семейные средства и могут кончить тем, что преждевременно умрут от алкогольного отравления. «Это болезненная проблема каждой семьи», заявил он.

Матанцев знает, о чем говорит. Оба его сына погибают от водки. Два месяца назад один из них покончил с собой.

Директор Матанцев предпринимает и другие шаги, чтобы извлечь максимум из скудных ресурсов хозяйства. Он открыл пекарню, чтобы использовать излишки зерна, создал торговую сеть, через которую хозяйство продает половину молока напрямую в местные магазины. Он также начал обработку мяса, хотя ею занимаются главным образом женщины, вооруженные только набором ножей.

Некоторые работники Матанцева называют его способ оплаты возвращением в коммунизм, когда жизнь людей была под контролем партийного начальства. Работники говорят, что могут получить деньги в чрезвычайных случаях или когда им надо купить что-нибудь, помимо продуктов, но им, как малым детям, приходится выпрашивать у Матанцева каждую копейку.

В одноэтажном коровнике в Горлово полдюжины доярок в резиновых сапогах, таскающих ведра после вечерней дойки, сказали, что от тактики Матанцева мало проку. «Денег у нас нет, но они все равно пьют, - заявила 38-летняя Галина Веркова. - Мой муж тоже пьет.

Он тащит из дома. Он последнее может вынести».

Но другие работники поддерживают Матанцева. 39-летняя продавщица магазина хозяйства Светлана Белобородова за прилавком, на котором красовались простые счеты, хвалила его за воплощение коммунистической мечты об обществе без денег. «У нас здесь коммунистический капитализм», - гордо заявила она.

Другие сторонники Матанцева отмечают, что остановить его работники вряд ли в силах. Ему принадлежит менее 3 процентов акций хозяйства, остальные поделены между работниками, которые большинством голосов, вроде бы, могут его уволить. Дебаты по поводу натуроплаты разгораются на каждом собрании, но, как заявил глава местной администрации Геннадий Суворов, «все кончается тем, что они говорят: «В общем, он неплохой мужик».

Матанцев считает, что людям, чтобы согласиться с его политикой, достаточно посмотреть на ближайшую вымершую деревню.

«Ясно, что не сделай мы того, что сделали, все было бы много хуже.

Деревни тех, кто ничего не предпринимал, больше не существуют»58.

4.7. В. ОВЧИННИКОВ. КИТАЙСКАЯ МОДЕЛЬ СОЦИАЛИЗМА.

«Да, действительно в настоящее время в мире растут факторы нестабильности, - считает Премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао, - Какой мир нам нужен? Все народы нуждаются в мирном, демократичном, безопасном, стабильном и гармоничном мире. История подтверждает, для этого все страны без исключения должны придерживаться устава ООН и других норм международного права. Все дела на нашей планете должны быть решены сообща разными странами и народами. Хочу подчеркнуть, что на нашей планете количество населения развивающихся стран составляет большинство. Мы должны делать так, чтобы активно поднимать голос развивающихся стран, голос бедного населения. Наша планета, как и вся цивилизация, как и природа, должна быть многообразной. Мы не можем жить одной моделью. В этой связи Китай твердо и последовательно выступает за многообразие мира, за существование различных цивилизаций и культур. В этом вопросе у Китая и России широкие общие интересы»59.

Смена мировых лидеров - явление нередкое даже в новейшей истории. В XIX столетии бесспорной «владычицей морей» была Британия. В ХХ веке роль первой скрипки в глобальном оркестре перешла к Соединенным Штатам Америки. Помню, в 60-х годах, когда я работал в Токио, тамошние газеты обошла карикатура: тучного, задыхающегося дядю Сэма обгоняет резвый поджарый японец. Страна В. Богданов. Коммунистический капитализм в отдельно взятой деревне. «Российская аграрная газета» № 20(23) от 12 августа 2003 года.

В. Кучко, М. Абулхатин. Мы не можем жить одной моделью. «Российская газета» № 226 (4783) от 30 октября 2008 г.

восходящего солнца тогда уже заполонила мир своими автомашинами и телевизорами. А на книжном рынке США доминировал бестселлер «Япония как номер один - уроки для Америки».

Теперь уже ясно, что титул чемпиона мира по экономическому потенциалу перейдет от американцев не к японцам, а к китайцам. Рост гегемонистских амбиций США после распада СССР породил на всех континентах тягу к многополюсному миру. Причем наиболее активную роль в его формировании проявляют развивающиеся страны с большим населением и обширной территорией: Китай, Индия, Россия, Бразилия.

Для их обозначения в мировом политическом лексиконе появилась аббревиатура «БРИК». В формате этой четверки уже состоялось несколько встреч. А в начале лета ее лидеры планируют провести саммит в Москве.

Высокие темпы экономического роста присущи всем странам БРИК. Но наиболее стремительный взлет совершает самое многонаселенное государство на планете - Китай, где всего три десятилетия назад четверть миллиарда жителей находились в абсолютной бедности. По прогнозам аналитиков, на долю КНР в году придется 23 процента мирового ВВП, тогда как на долю США лишь 18 процентов. За три десятилетия реформ Поднебесная сумела увеличить свой экономический потенциал в пятнадцать раз и стократно расширить внешнеторговый оборот.

Примечательно, что во время нынешнего глобального финансового кризиса именно Китай первым продемонстрировал признаки оздоровления своей экономики. Причем в отрасли, которая пострадала в мире больше всех других. В феврале китайцам было продано на 25 процентов больше автомашин, чем в январе. А в марте ожидается еще более высокий прирост. Стала реальной заветная цель:

сбыть за 2009 год на внутреннем рынке 10 миллионов автомашин и опередить по этому показателю Соединенные Штаты. Пока мы в России из века в век сетуем: «Какие у нас плохие дороги!» - китайцы за последние годы проложили 60 тысяч километров скоростных автострад и теперь по их протяженности уступают лишь США.

Глазами очевидца Минувшие шестьдесят лет можно условно поделить на три периода. Первое десятилетие прошло под девизом «Русский с китайцем - братья навек!». Мне тогда выпало счастье воочию видеть, как новостроек первой китайской пятилетки заложили фундамент индустриализации страны, без которого был бы невозможен ее нынешний рывок к мировому лидерству.

Опираясь на собственный жизненный опыт, хочу подчеркнуть, что дружба наших государств отнюдь не сводилась в те годы к официальным заявлениям лидеров и газетным передовицам. Она была жизненной практикой, касалась реальных судеб десятков тысяч людей.

После двух-трех лет работы в Китае советские специалисты возвращались на Родину другими людьми - профессионалами более высокого класса.

С другой стороны, китайцы не просто копировали наш опыт, как обычно принято считать. Кое в чем они сумели усовершенствовать его. Благодаря этому им удалось избежать ряда перегибов и ошибок советской власти. Во-первых, они провели кооперирование села без ликвидации кулачества как класса. Это позволило сохранить наиболее рачительные хозяйства, которые стали рычагами роста продуктивности земледелия.

Во-вторых, более гибко, без экспроприации были проведены социалистические преобразования частной промышленности и торговли. Поставить на благо народа не только тот капитал, который предприниматель держит в кармане, но и тот, что находится у него в голове, - такова была цель создания государственно-частных предприятий. Бывшего владельца оставляли генеральным директором, лишь приставив к нему «комиссара» в виде секретаря парткома.

Такое отношение к национальной буржуазии увеличило симпатии к Пекину со стороны состоятельной китайской диаспоры. И впоследствии именно она стала главным инвестором, финансовой опорой реформ. Если у нас к соотечественникам за рубежом относились настороженно - то ли как к белоэмигрантам, то ли как к диссидентам невозвращенцам, то для пекинских властей «хуацяо», то есть заморские китайцы, всегда были желанными гостями.

Наконец, в-третьих, китайские коммунисты в отличие от наших избегали делать критерием благонадежности людей их социальное происхождение. Детей капиталистов, не говоря уже о кулаках, принимали в комсомол, брали в военные училища. И это лишало их родителей стимулов сопротивляться победившей революции.

Четыре элемента формулы успеха Этот новый подход к делу воплотился в крылатой фразе:

«Неважно, какого цвета кошка - черного или белого, лишь бы она ловила мышей». Бессмысленно спорить, означает ли создание рыночной экономики поворот от социализма к капитализму. Важен конкретный результат реформ. Они, по мнению Дэн Сяопина, имеют смысл лишь в том случае, если, во-первых, ведут к росту производства, во-вторых, повышают жизненный уровень народа, в-третьих, умножают совокупную мощь государства.

Жаль, что этими тремя критериями целесообразности не всегда руководствовались российские реформаторы! Разумеется, у каждой страны свои особенности и надо искать свой путь перехода к рынку. Но опыт Поднебесной дает основание отметить, по крайней мере, четыре поучительных элемента китайской формулы успеха.

Во-первых, начинать не с ломки политической системы, а с повышения эффективности экономики. Ибо в переходный период особенно нужна сильная центральная власть, располагающая надежными рычагами управления. Между наезженной колеей планового хозяйства и автострадой рыночной экономики лежит как бы участок бездорожья. И трудно проехать по ухабам, если перерубить рулевые тяги своей машины. Китайцы, как и японцы, любят приводить тут такую метафору. Чтобы корабль рыночной экономики набрал скорость и взял верный курс, нужны как паруса частного предпринимательства, так и штурвал государственного регулирования.

Во-вторых, начинать не с города, а с села, чтобы как можно скорее накормить и одеть народ, потеснить бедность, создать благоприятные условия для предпринимательской инициативы, для малого бизнеса. Проще говоря, минимизировать социальную цену реформ, дать миллионам людей ощутить конкретную пользу от них.

В-третьих, не форсировать приватизацию государственных предприятий, особенно естественных монополий, не допустить расхищения национального достояния, созданного коллективным трудом народа, а также природных богатств страны. Вместо этого сделать упор на привлечение иностранного капитала, образуя специальные экономические зоны с льготным режимом для инвесторов, где иностранные компании не только создавали бы рабочие места, но и повышали общий технологический уровень производства в стране.

Наконец, в-четвертых, тактически корректировать действия властей с учетом как позитивного, так и негативного опыта, то есть, как говорят в Китае, «переходить реку, ощупывая ногами камни».

К четвертому удвоению ВВП Помимо трех упомянутых критериев целесообразности Дэн Сяопин наметил три стратегических рубежа осуществления реформ.

Первый - за 80-е годы удвоить валовой внутренний продукт страны, поднять его с 250 до 500 долларов на душу населения. Второй этап предусматривал за 90-е годы вновь удвоить ВВП. По общему объему товаров и услуг это сделать удалось. Но поскольку население страны с начала реформ увеличилось на 300 миллионов человек, показателя долларов на душу Китай достиг лишь в 2002 году. Наконец, третий рубеж намечал к середине XXI века, то есть к столетию КНР, увеличить ВВП еще в четыре раза - до 4000 долларов на человека при полуторамиллиардном населении. Это позволит Китаю покончить не только с бедностью, но и с отсталостью, выйти на уровень таких среднеразвитых стран, как Португалия или Греция.

Когда Дэн Сяопин начинал реформы, каждый четвертый китаец жил впроголодь и ходил если не в лохмотьях, то в заплатках. Ниже черты абсолютной бедности, которую в Китае определяют как доход менее 5 долларов в месяц, находились 250 миллионов из миллиарда жителей Поднебесной. Ныне число их уменьшилось до 24 миллионов.

Это уже не 25, а менее 2 процентов населения КНР. Даже ООН, отнюдь не балующая Пекин похвалами, назвала это беспрецедентной победой над нищетой в современной истории.

В Поднебесной на душу населения приходится всего по соток пашни - втрое меньше среднемирового показателя. Имея лишь процентов пахотной земли, надо прокормить 22 процента человечества.

Хорошо хоть, что Китай вступил в XXI век, доведя производство мяса до 55 миллионов тонн, а рыбы - до 28 миллионов тонн. Люди стали есть больше овощей и фруктов. Благодаря улучшению рациона каждому китайцу требуется уже не по 400, а по 350 килограммов зерна в год. Так что для полуторамиллиардного населения нужно 525 миллионов тонн.

А это, как показывают недавние годы, уже реальная цифра.

Отсюда следуют два вывода. Во-первых, одно лишь полеводство не способно привести 800 миллионов китайских крестьян к зажиточной жизни. Во-вторых, только местное предпринимательство, или сельская индустрия, сможет обеспечить селянам занятость и в то же время превратить главное богатство Китая - трудовые ресурсы в реальные товары и услуги.

Покидать земледелие, не уходя из села В России пока еще в должной мере не оценен поразительный феномен китайских реформ: так называемые волостно-поселковые предприятия. А между тем этот новый, динамичный сектор экономики КНР дает более четверти промышленной продукции страны и пятую часть ее экспорта. Причем это увеличение производственного потенциала произошло не только без каких-либо государственных ассигнований, но и стало новым важным источником доходов бюджета.

Недавно российское телевидение показало репортаж о китайском селе, где ныне производится треть всех выпускаемых в мире скрипок. Есть село, где местные умельцы пишут маслом на холсте копии картин великих художников - от Рафаэля и Рембрандта до Матисса и Ван Гога. Пригласили из города двух специалистов по западной школе живописи, выстроили им дома - и дело пошло. А в западном пригороде Пекина мне показали деревню, где под большими навесами крестьянки прилежно вязали на спицах мохеровые свитера и пришивали к ним этикетки: «Пьер Карден. Ручная работа, Париж».

Нитки и лекала для каждой детали поставляет французский кутюрье. Он же забирает весь ассортимент заказанных ему деталей. Словом, вывозит овеществленный труд, который обходится в 7-9 раз дешевле, чем во Франции.

Этим трехкратным разрывом дело не ограничивается. Еще больше отстают на селе социальные условия: образование и здравоохранение, транспорт и энергетика. Поэтому Пекин пошел на небывалый шаг за 26 веков истории Поднебесной - полностью отменен сельскохозяйственный налог. А ведь подати с хлеборобов традиционно служили главным источником пополнения казны. Именно для доставки этого зерна в столицу некогда был прорыт Великий китайский канал.

Проект «Надежда»

Огромный, во многом поучительный для нас успех проекта «Надежда» объясняется его четкой адресностью. Каждый спонсор точно знает, куда и кому поступили его деньги. Пожертвовав 100 долларов, можно вернуть за парту подростка из бедной семьи, если в деревне нет начальной школы, а родители не в состоянии оплатить интернат. долларов достаточно, чтобы год содержать учителя или укомплектовать библиотеку в сельской школе.

Всякий получатель благодарит конкретного человека или коллектив. Так завязывается переписка. Затем дело доходит до взаимных визитов и личного знакомства. Из таких поездок к своим подопечным дети приезжают повзрослевшими. Причем трудно сказать, кому встречи с новыми друзьями приносят больше пользы. Когда избалованные сникерсами городские школьники узнают, что самым излюбленным лакомством для их сельских сверстников остаются кукурузные лепешки с кунжутом, они на многое начинают смотреть по иному.

Проект «Надежда» не только дает культурно-экономический эффект, но и имеет несомненную морально-политическую ценность. Он помогает возродить дух социальной солидарности, который сплачивал китайское общество в годы первой пятилетки, но потускнел в условиях рыночных отношений. А между тем феноменальный успех телесериала «Как закалялась сталь», сделавший Павла Корчагина кумиром современной китайской молодежи, показал, что нынешнее поколение так же тянется к романтике и самоотверженности, как в свое время их отцы и деды.

Пятая модернизация Начиная политику реформ и открытости, Дэн Сяопин подчеркивал, что ее цель - не только преобразовать плановую экономику в рыночную, но и модернизировать промышленность, сельское хозяйство, науку и оборону. «Четыре модернизации» стали лейтмотивом партийной пропаганды. КПК сформулировала стратегическую цель: «К середине XXI века в основном завершить модернизацию и превратить Китай в богатую, могучую, демократическую, цивилизованную социалистическую страну». Под «политической цивилизованностью» имеется в виду отнюдь не демократия западного образца, а китайский вариант «полуторапартийной системы».

Политическая модель Китая воплощает собой популярную в Восточной Азии идею «просвещенного авторитаризма». Этот термин некогда ввел в оборот Ли Куан Ю - основатель современного Сингапура, трактуя его «регулируемый рынок при управляемой демократии». По мнению поборников просвещенного авторитаризма, экономические реформы должны предшествовать политическим. Лишь после того, как сформированные при активной роли государства рыночные отношения кардинально улучшат жизнь большинства населения, можно переходить к демократизации общества.

Именно «полуторапартийная система», при которой наиболее авторитетная политическая сила имеет абсолютное большинство в парламенте и неизменно остается у власти даже в условиях многопартийности, обеспечила экономическое чудо в Сингапуре и на Тайване, а также в Южной Корее и Японии. Странам с конфуцианскими традициями чужда конфронтационная модель маятника. Чередованию у власти победителей и побежденных в Восточной Азии предпочитают поиски общего согласия через компромиссы. Китайский вариант «полуторапартийной системы», судя по всему, планируют и в Пекине.

На Западе принято считать, что китайские реформы преобразовали экономику, но не коснулись политической жизни.

Дескать, коммунистическая диктатура по-прежнему игнорирует права человека. Но это не так!

Первым шагом к осуществлению «пятой модернизации», то есть к совершенствованию политической системы, можно считать провозглашенное Дэн Сяопином верховенство закона. Именно архитектор реформ во всеуслышание заявил, что партийные органы КПК вправе действовать лишь в рамках конституции. Конкретным проявлением этого стал запрет пожизненного лидерства. Принятый по настоянию Дэн Сяопина закон разрешает занимать высшие посты в партии и государстве не более двух пятилетних сроков подряд. Сам переход от «революционной целесообразности» к идее о том, что законы писаны для всех, в том числе и для партийных руководителей любого ранга, вплоть до ЦК КПК, стал существенным шагом к демократизации китайского общества.

Теперь главным направлением политических реформ в Китае, судя по всему, станет расширение практики выборов на альтернативной основе. Они уже проводятся на уровне волостей и постепенно распространяются на уезды. В Китае действует многоступенчатая система выборов. Из лучших представителей уездного звена формируются провинциальные собрания, каждое из которых имеет свою квоту в парламенте, то есть во Всекитайском собрании народных представителей. А уже оно избирает главу государства - председателя КНР.

В свое время отцы-основатели КНР провозгласили «три неизменных ориентира»: марксизм-ленинизм, социалистический путь, руководство Компартии. Ныне оставлен в силе лишь третий из них, а второй и первый трактуются иначе. Вместо социалистического пути говорят о социально ориентированной рыночной экономике. А вместо марксизма-ленинизма официальной идеологией стал патриотизм.

Инновации на родине Конфуция Три десятилетия назад Дэн Сяопин бросил своим соотечественникам клич «Обогащайтесь!», а его преемник Цзян Цзэминь со своей шанхайской командой добились того, что в Поднебесной стало больше богатых. Следующее поколение руководителей во главе с Ху Цзиньтао видит свою стратегическую цель в том, чтобы в стране стало меньше бедных.

Мировая общественность не без основания именует ныне КНР «мастерской мира». Это звание когда-то первой заслужила Англия после промышленной революции XVIII века. Теперь пекинское руководство намерено совершить еще один прорыв, уже не количественный, а качественный. Превратить «мастерскую мира» в «мировую лабораторию». В страну, которая не заимствовала бы чужие технологии, а стала равноправным участником научно-технического прогресса.

XXI век поставил перед Китаем, как и перед Россией, задачу перейти к инновационной экономике. И тут оказалось, что древние конфуцианские традиции дают в наши дни Поднебесной важные преимущества. Китайцам генетически присущ культ учености, представление о том, что только образование способно повысить положение человека в обществе. Китайские вузы уже сейчас выпускают вчетверо больше инженеров, нежели американские.

Третий год подряд КНР поставляет на мировой рынок больше продукции информационных технологий, чем США или ЕЭС. Но лишь 15-20 процентов стоимости этих компьютеров, мобильных телефонов, цифровых фотокамер причитаются китайским предпринимателям.

Остальное идет в уплату зарубежным владельцам лицензий и патентов.

Перспективная программа создания «экономики знаний» ставит целью к 2020 году сократить зависимость Китая от иностранных технологий с 80 до 30 процентов.

Летопись эпохи Китайцы тоже настроены дружить с нами. И не только потому, что именно мы помогли им заложить основы современной индустрии, без чего успехи нынешних реформ были бы немыслимы. Не менее важно, что дружелюбие китайцев основано на прагматизме. Они на себе ощутили негативные геополитические последствия распада Советского Союза. Нажим Вашингтона на Пекин резко возрос. В этих условиях Россия стала для Китая стратегическим тылом, как, впрочем, и Китай для России.

Что же касается разговоров о «ползучей экспансии», то трансграничная миграция рабочей силы стала неотъемлемой чертой современности. Речь может идти о том, как ее регулировать. Самая крупная община зарубежных китайцев находится не в Азии, а в Соединенных Штатах. Она насчитывает 13 миллионов человек.

Поскольку в России население вдвое меньше, чем в США, аналогичная прослойка китайцев должна бы составлять у нас 6-7 миллионов человек.

Пока же степень нашей «китаизации» примерно в 100 раз меньше.

Среди американцев китайского происхождения больше нобелевских лауреатов, чем имеет вся Япония. В Силиконовой долине китайцев так же много, как выходцев из бывшего СССР. Стало быть, дело не в количестве, а в качестве мигрантов, в том вкладе, который они способны внести.

Словом, мы должны быть достаточно мудры, чтобы не только не допустить превращения соседства с Китаем в угрозу для России, но и использовать это соседство, дабы ускорить освоение Сибири и Дальнего Востока 60.

В. Овчинников, исследуя китайскую модель социализма, выделяет в ней три философских истока. Так, на его взгляд, в китайской модели слились конфуцианство, даосизм и буддизм. Своей расчерченностью и симметрией город (Пекин) отражает присущий китайскому характеру рационализм, склонность к субординации и порядку. Именно такую столицу должен был построить себе народ, который возвел в ранг религии то, что мы привыкли называть «китайскими церемониями».

О том, как сложились эти черты, помогут понять три ключа к китайской душе. Это, как говорят жители Поднебесной, - «три великих учения» - конфуцианство, даосизм и буддизм. Их зарождение совпадает по времени с расцветом древнегреческой цивилизации. Но в отличие от Древней Греции философия в Китае существовала не сама по себе, а была непосредственно подчинена политической практике.

Этика вместо религии В наибольшей степени это относится к конфуцианству. Строго говоря, это не религия, а морально-этический кодекс. Его главная цель нравственное совершенствование человека. На вопрос учеников, почему он никогда не говорит им о загробной жизни, Конфуций ответил: «Пока люди не научились правильно относиться друг к другу в этом мире, какой смысл рассуждать о мире потустороннем?»

В. Овчинников. Взлет Китая: чем поучительна формула его успеха? «Российская газета»

№ 65 (4889) от 15 апреля 2009 г.

В.Овчинников. Три истока. В китайском характере слились конфуцианство, даосизм и буддизм. «Российская газета» (Неделя) № 42 (4866) от 12 марта 2009 г.

Конфуций появился на исторической сцене 25 веков назад, в эпоху Сражающихся царств, в Смутное время нескончаемых междоусобиц, когда главным стремлением людей была жажда мира, стабильности и порядка. Проблемы управления государством, отношений верхов и низов общества, нормы нравственности и морали вот стержень конфуцианства.

«Государь должен быть государем, а подданный - подданным.

Отец должен быть отцом, а сын – сыном». Эта ключевая фраза из книги Конфуция «Размышления и слова» имела в эпоху раннего феодализма прогрессивное звучание. Ведь она означала, что на преданность подданных вправе рассчитывать лишь справедливый государь, на сыновнюю почтительность - лишь хороший отец.

Плыть по течению Если конфуцианство родилось как протест против Смутного времени, то даосизм можно считать реакцией на деспотию власти.

Основатель этого учения Лао-Цзы называет словом «Дао» (буквально – «путь») естественный ход возникновения, развития и исчезновения всех вещей, а также поведение, соответствующее природе человека и законам Вселенной. Даосизм осуждает не только деспотический произвол, но и моральные заповеди.

Главными принципами поведения Лао-Цзы называет естественность и недеяние. Для сильных мира сего это означает «управлять не управляя», избегать принуждения, не делать лишних усилий. Когда Лев Толстой описывал в «Войне и мире» поведение Кутузова накануне Бородинской битвы, он находился под впечатлением книги Лао-Цзы, которую перевел на русский язык.

Даосизм был в Китае как бы диссидентской идеологией. (Зачем постоянно напрягаться, пытаясь совершенствовать себя? Каждое существо должно оставаться таким, каким его создала природа.) Если конфуцианство служило моральным компасом верхов общества, то даосизм отражал мировоззрение низов и потому может считаться народной религией.

Культ нежелания В отличие от конфуцианства и даосизма буддизм родился не в Китае, а пришел из Индии. Там он возник как протест против кастовой системы. Символом буддийского вероучения служит «колесо жизни»:

замкнутый круг причинно-следственных связей. Проще говоря, день сегодняшний есть следствие дня вчерашнего и причина дня завтрашнего. Проявляется это в перевоплощении душ. Если человек несчастлив, он расплачивается за грехи, предыдущей жизни.

В основе учения Будды лежат четыре истины. Первая: жизнь полна страданий. Вторая: причиной их служат неосуществленные желания. Третье: чтобы избежать страданий, надо избавиться от желаний. Четвертая: дабы достичь этого, нужно пройти путь из восьми шагов. Нужно сделать праведными свои взгляды, представления, слова, поступки, быт и, наконец, стремления, мысли, волю. Тот, кто пройдет эти восемь шагов, достигнет просветления или нирваны.

Итак, даосизм проповедует недеяние, а буддизм - нежелание.

Это привело к их своеобразному сосуществованию на китайской почве.

В древности не существовало четкой грани между религией, философией и наукой. Применительно к Китаю можно сказать, что «три великих учения» как раз и олицетворяют эти ветви духовной культуры.

Буддизм - прежде всего религия. Даосизм - диалектическая философия.

А конфуцианство - наука, именуемая этикой.

За одиннадцать лет жизни в Поднебесной я вновь и вновь убеждался, что китайский национальный характер - это река, в которой слились три истока.

4.8. Е. ПРИМАКОВ президент Торгово-промышленной палаты РФ, академик РОССИЯ ПЕРЕД ВЫБОРОМ ПРЕЖДЕ ВСЕГО, НАДО ПОНЯТЬ, ЧТО МОЖЕТ ПОМЕШАТЬ НАМ СОЗДАТЬ НОВУЮ ЭКОНОМИКУ Интересные мысли и предложения изложил Евгений Максимович Примаков в докладе на заседании «Меркурий-клуба» января 2010 года. Мы предлагаем читателю познакомиться с этими предложениями, которые были опубликованы в «Российской газете» от 14 января 2010 №4 (5083).

Мировой экономический кризис высветил в контрастном виде ряд наших проблем в области экономики и политики. Но этим дело не ограничивается.


Россия встала перед выбором: либо перейти на новую экономическую модель, к чему призывает лозунг модернизации, либо стремиться сохранить относительное благополучие в экономической и Россия перед выбором. «Российская газета» от 14 января 2010 №4 (5083).

социальной сферах, которое обеспечивало превращение нашей страны в «энергетическую сверхдержаву».

Оценки, не подтвержденные действительностью Они, как представляется, необходимы для продуманной линии в отношении будущего России.

Первый вывод. В начале мирового финансового кризиса возникло предположение, что наша страна останется островом стабильности - волны кризиса пройдут мимо. Об этом говорили и с высоких трибун, что, очевидно, можно объяснить, с одной стороны, недооценкой глубины интеграции России в мировую экономику, а с другой - переоценкой мер, предпринятых в докризисный период с целью защититься в случае резкого падения цен на нефть.

Такие прогнозы были беспочвенными, прежде всего потому, что предшествовавший рыночный период уже предопределил глобальные рамки развития российской экономики. Что касается «подушки безопасности», призванной защитить страну в случае «форс мажорных» обстоятельств, то уже к концу первого года кризиса выяснилось: она далеко не панацея, спасающая Россию от тяжелых последствий мирового финансово-экономического кризиса. Даже если мы почувствовали, что достигли дна кризиса, оттолкнемся от него и начнем всплывать, все равно пройдет несколько лет до того, пока мы твердо встанем на ноги. И в этих условиях совершенно ясно, что дефицит нашего бюджета не может постоянно покрываться за счет Резервного фонда, который, по словам министра финансов, полностью иссякнет уже в этом 2010 году.

Второй не выдержавший соприкосновения с жизнью вывод заключался в том, что причина кризиса в России лежит исключительно вне нашей страны. Кризис, безусловно, пришел к нам извне, но глубину этот кризис получил у нас в результате именно российских особенностей. Мы вошли в кризис с рядом дисбалансов. У нас процентов ВВП создается за счет экспорта сырья, и естественно, что кризис больнейшим образом ударил по России. За минувший 2009 год ВВП России снизился на 8,7 процента. Кто-то может сказать, что в Китае тоже значительная часть ВВП создается за счет экспорта, и это не привело к серьезным кризисным последствиям. Более того, во время кризиса в Китае произошло сокращение не самого ВВП, а его ежегодного прироста - с 13 до 9,6 процента. Дело в том, что основу экспорта Китая составляют промышленные товары потребительского назначения, а мы экспортируем главным образом сырье. Поэтому, столкнувшись с тем, что не реализуется значительная часть экспортируемой продукции, Китай развернул ее на внутренний рынок и с помощью государственных мер увеличил внутренний спрос, платежеспособность населения. В результате при сокращении внешней торговли выросла внутренняя, и это позволило сохранить высокие темпы экономического роста. При нашей структуре экономики подобный маневр весьма ограничен.

Получая до кризиса огромные средства за счет высоких экспортных цен на нефть, газ, мы не вкладывали их не только, чтобы покончить со сверхзависимостью от экспорта сырья, но и с целью развития рыночной инфраструктуры. Одним из последствий этого стала неразвитость банковской системы. Факт остается фактом: мы вошли в кризис, имея внешний корпоративный долг в 500 млрд долларов. Это огромная сумма - на тот момент она была равна золотовалютным запасам страны. Линия Минфина и Центрального банка привела к тому, что в России так и не образовалась система долгосрочного кредитования. Наших предпринимателей практически выталкивали за рубеж для получения «длинных» денег - долгосрочных кредитов.

Положение усугубилось потому, что крупные российские компании, получившие за рубежом эти «длинные деньги», а их основная часть представлена структурами, в которых контрольные пакеты акций принадлежат государству, не стали активными партнерами правительства в погашении своих долгов. По свидетельству председателя Счетной палаты РФ Сергея Степашина, осенью 2008 года, когда наступление кризиса стало очевидным, крупные российские корпорации провели внеочередное собрание акционеров, на которых решили выплатить значительные суммы в виде «промежуточных»

дивидендов. «Таким образом, - заявил Степашин, - перед кризисом крупнейшие корпорации и холдинги остались без оборотных средств.

Их собственники сознательно изъяли из оборота сотни миллиардов рублей, а затем обратились за господдержкой. В ряде случаев эта поддержка была оказана».

До настоящего времени не стали партнерами правительства в создании внутренних источников долгосрочного кредитования реального сектора экономики крупные коммерческие банки России. По словам Владимира Путина, «банки предпочитают держать свои активы в наиболее ликвидных инструментах, а не вкладывать их в «длинные кредиты». Известно, что первой антикризисной мерой в России стала государственная поддержка финансовой системы, предотвратившая ее коллапс, что могло обернуться катастрофическими экономическими и социальными последствиями. Массированные вливания ликвидности в банковскую систему оказались полностью оправданными. Однако расходование больших государственных средств не сняло проблему кредитования реальной экономики. Обобщая, можно сказать, что высвеченная кризисом важнейшая задача создания в России внутренней системы финансирования экономики далека от своего решения.

Оттого, что не вкладывались средства внутри страны, образовалась хроническая нехватка инвестиций. Их совокупный объем составил лишь пятую часть всех заработанных средств. В результате мы попали в непозволительную зависимость от импорта потребительских товаров, машин и оборудования. По оценке «Станкоимпорта», в ежегодном объеме закупаемых российскими предпринимателями станков доля отечественных составляет не более 1 процента. И не случайно, что нового машинного оборудования у нас производится в раза меньше, чем в Японии, в 30 раз меньше, чем в Германии, и в 31 раз меньше, чем в Китае. Между тем общеизвестно, что развитие машиностроения - важнейший фактор обеспечения модернизации экономики.

Третий вывод, который не соответствует действительности, это то, что мировой финансовый кризис, который, несомненно, имеет структурный характер, означает начало конца капитализма, иными словами, рыночной ориентации мировой экономики. Безусловно, произошел кризис той модели капитализма, которая развивалась в Соединенных Штатах: «деньги - ценные бумаги - деньги». Государство, не вмешиваясь в экономику, предоставило все рынку. В США это привело к широкомасштабным спекулятивным операциям, часто осуществляемым теми организациями и компаниями, реальные активы которых были меньше средств, заявленных в спекулятивных сделках.

Не контролировались объемы и масштабы займов. Но порожденный всем этим кризис не означает конец капитализма или даже подрыв рыночного развития.

Правда, сейчас выходят из кризиса, применяя методы, далеко не свойственные либеральному капитализму, но тем не менее не методы, которые, как это оценивают некоторые, находятся за пределами капитализма или рыночного хозяйства. На определенных этапах капитализм не только допускает государственное вмешательство, но и не может развиваться без этого. В тех же Соединенных Штатах, например, под Новый год палата представителей конгресса одобрила поправки к закону о финансовом регулировании. Теперь государственное ведомство будет осуществлять жесткий контроль над банками, фондами и другими кредитными структурами. Создаваемый государственный орган получает право ликвидировать фирмы и дробить компании, чья деятельность угрожает стабильности экономики, а Федеральная резервная система (ФРС) - контролировать крупные компании, оказывающиеся на грани банкротства.

Устойчивость капитализма, его способность адаптироваться, в том числе к тяжелым кризисным условиям, бьет по аргументам антирыночников. Но для России, где антирыночники практически уже сошли с политической арены, главное не вопрос: быть или не быть рынку, а соотношение государственного и частнопредпринимательского в развитии рынка. В последнее время в России усилилась критика государственных корпораций, требование акционировать те из них, которые работают в конкурентной среде. Такой подход оправдан.

Госкорпорации, создание которых было необходимо, например, в таких деградирующих отраслях, как самолетостроение и судостроение, в целом ряде случаев были искусственно ограждены от рыночной конкуренции. Имущество передавалось им без торгов. Часть госкорпораций уходила от финансового контроля. Практика остро поставила вопрос о распространении на их деятельность законов и правил рынка.

Однако участие государства в экономической жизни не ограничивается тем, что оно является собственником предприятия. Это одна сторона вмешательства государства в экономику. Другая заключается в том, что государство наряду с рынком выступает как регулятор процесса. В отдельные периоды роль государственного регулирования экономики возрастает, подчас снижается, но никогда полностью не исчезает. Следовательно, бесспорная необходимость исправить положение с госкорпорациями ни в коей мере не должна привести к соскальзыванию на позиции неолибералов, проповедующих идею исключения государства из процесса экономического регулирования. Это отнюдь не означает отказа от совершенствования экономической стратегии и практики российского государства. На нынешнем этапе, пожалуй, особое значение приобретает у нас противодействие сращиванию чиновничества всех мастей с бизнесом.

На это, к сожалению, обращается значительно меньше внимания, чем необходимо. А без разрыва связки чиновничества с бизнесом невозможна серьезная борьба с коррупцией.


Еще один несостоятельный вывод заключается в том, что доллар исчерпал себя как резервная валюта. Действительно, проявилась тенденция ослабления доллара в отношении других валют. Но это не идентично тому, что в ближайшее время доллар сползает с пьедестала мировой резервной валюты. Собственно, в этом практически никто и не заинтересован. При удорожании евро в отношении доллара европейские экспортные товары теряют конкурентоспособность. Снижение курса доллара обесценивает резервы многих стран - в первую очередь Китая, Японии, России, да и всех других, кто держит значительную часть своих валютных резервов в американских долларах.

Неосуществимы на близлежащий период прогнозы превращения в резервную валюту рубля. Бывший глава Федеральной резервной системы (ФРС) США Алан Гринспен сказал: «Пока российский рубль не может стать даже региональной валютой из-за слишком высокой зависимости от цен на нефть». К этому можно добавить, что чрезвычайно мала доля России и в мировом ВВП, и в мировых финансовых и торговых потоках. Конечно, кризис показал, что не существует однополярного мироустройства, что нельзя сейчас руководить мировой финансовой системой из одного центра, что будет расти роль региональных и национальных валют. Но думать о том, что рубль станет резервной валютой в ближайшее время, - неосуществимая мечта.

Лучшая перспектива Рассмотрение четырех несостоявшихся прогнозных оценок приводит к выводу о необходимости модернизации России. Это процесс, который охватывает все сферы деятельности и жизни общества с целью подъема страны до уровня требований современности.

Обязателен широкий фронт таких мер, так же как и движение по всему этому фронту. Однако представляется, что в силу сложившихся обстоятельств, в том числе мирового кризиса, первостепенное значение для России приобретает модернизация экономики. Такой вывод принципиален. В России появились публикации, авторы которых настаивают на том, что вначале нужно модернизировать государственные структуры и лишь потом приступать к модернизации экономики. Выдвигается даже идея слома сложившейся политической структуры как условие успешной модернизации экономики. Такие призывы к «революционным» преобразованиям властных структур, мягко говоря, контрпродуктивны, а по большому счету провокационны, так как содержат угрозу еще до начала модернизации (мы пока только говорим о ней) разделить российское общество, создать ситуацию, когда вообще будет не до модернизации. Прямо или косвенно способствовать этому могут только безответственные люди.

Однако это отнюдь не означает, что модернизация экономики возможна вне процесса демократизации общества. Процесс этот многогранный. Но, очевидно, можно и нужно выделить из него самое главное для решения задач экономической модернизации России. Это главное - верховенство закона и независимое правосудие.

Сегодня все - и руководители государства, и рядовые предприниматели - не отрицают, а, наоборот, настойчиво утверждают, что в посткризисный период у России должна быть новая экономическая модель. Ее создание, по сути, и есть модернизация экономики. Параметры новой модели на слуху: переход на инновационные рельсы и изменение структуры экономики.

Естественно, что во время кризиса создать такую новую модель невозможно. Но вместе с тем именно в настоящее время следует обозначить не на словах, а на деле ее контуры, усиленно работать по ее построению.

Не буду останавливаться на конкретных предложениях. Они были широко развернуты в Послании президента Дмитрия Медведева Федеральному Собранию и в речи, произнесенной председателем правительства Владимиром Путиным на съезде партии «Единая Россия». Затрону лишь несколько тем общего содержания. Прежде всего, нужно понять, что может помешать успешному продвижению России к новой экономической модели. Такой помехой является инерционное мышление весьма влиятельных кругов, которые уповают на то, что основные импортеры нефти постепенно выходят из рецессии и цены на нефть удерживаются на достаточно высоком уровне. По их мнению, продолжение курса на преимущественную поддержку крупных сырьевых компаний воссоздаст благоприятную докризисную ситуацию, способствовавшую росту ВВП и благосостоянию населения в России.

Такая линия предполагает экстраполяцию на будущее задач и целей докризисной экономической политики, что объективно приведет к превращению России в сырьевой придаток мировых держав не только «традиционных», но и Китая. Есть все основания считать:

преобладающее большинство стран, охваченных кризисом, связывает его преодоление с выходом на более высокую ступень технико технологического развития. И не только связывает, но и делает для этого очень многое. В новых условиях, сложившихся в связи с мировым кризисом, курс на возрождение экономической активности без учета ее качественной составляющей для России еще более неприемлем, чем раньше. Последствия такого статуса-кво для России пагубны и в экономической, и социальной, и политической областях.

Вместе с тем в противодействии силам, которые не настроены на решительное продвижение России к новой экономической модели, следовало бы избежать ряда крайних выводов. Во-первых, представления о том, будто ориентир на новую экономическую модель предполагает разворот спиной к «столь уже облагодетельствованным»

сырьевым компаниям. Мы еще очень долго будем зависеть от выплачиваемых ими налогов и других взносов, пополняющих бюджет.

Поэтому увеличение объемов добычи сырья, сопровождаемое ростом эффективности и добычи, и переработки, и доли сырья с добавленной стоимостью в экспорте, - такие направления должны найти достойное место в новой экономической модели.

Но и этого недостаточно. Существует прямая связь между сохранением и совершенствованием экспорта энергоносителей с необходимостью модернизации всей экономики. Россия резко отстала от очень многих стран в разработке и внедрении энергосберегающих технологий. На производство одной тонны стало у нас тратиться в раза больше электроэнергии, чем в Бельгии, Франции, Италии, на производство одной тонны минеральных удобрений - в 6 раз больше, чем в арабских странах. Возникает реальная угроза того, что без перехода на инновационные рельсы резко сократится уже в обозримый период экспорт энергоносителей. Даже при увеличении добычи не хватит для экспорта ни нефти, ни газа. Конечно, большое значение имеет сбережение энергии за счет новых электролампочек, но оно мизерно по сравнению с потерями в промышленности.

Во-вторых, неправильно представлять все проделанное в российской экономике до сегодняшнего дня в негативном плане, а такие мотивы уже начинают тиражироваться. Несмотря на имевшие место недостатки, российское руководство, начиная с конца девяностых годов прошлого века, сделало в целом немало в тяжелом противостоянии с псевдолибералами-монетаристами, которых вынес на гребень волны хаотичный переход России на рыночные рельсы в период с 1992 по 1998 год. Можно считать, что их деятельность в дальнейшем была ограничена. Вспомним, например, инициативу президента В.В. Путина, настоявшего на разделе Стабилизационного фонда на Резервный фонд и Фонд национального благосостояния. В результате вопреки планам правительственных финансистов часть полученных от экспорта нефти средств все-таки была предназначена не для складывания в кубышку, а для развития экономики и подъема уровня жизни населения. Ныне тоже просматривается линия председателя правительства на сдерживание тех, кто не прочь возвратиться к докризисной модели российской экономики. Как реакция на предложение Минфина широко возобновить финансовые заимствования за рубежом на рыночной основе прозвучало предложение Путина создать внутренний механизм получения «длинных денег» российскими предпринимателями, используя с этой целью Пенсионный фонд и Фонд национального благосостояния.

Наконец, не кто иной, как Путин, в описании антикризисных мер впервые выдвинул идею необходимости новой экономической модели для России. Нужно сказать, что представление, будто экономическое оздоровление России начинается с сегодняшнего дня, не способствует укреплению лидирующего «тандема», в чем заинтересованы те, кто действительно хочет перемен.

В-третьих, в оценках осуществляемых антикризисных мер нельзя абстрагироваться от объективных трудностей и противоречий.

Вполне понятно стремление и президента, и руководителя правительства сделать все, чтобы сохранить социальную направленность экономической политики, ограничить рост социальных и политических рисков. А это на практике ведет к тому, чтобы не допустить банкротства целого ряда неэффективных предприятий, что само по себе противоречит интересам экономического прогресса.

Социальная направленность антикризисных мер диктуется и общим положением - бедностью значительной части российского населения, поэтому невозможен отход от социальной ориентации антикризисных мер, которым некоторые экономисты противопоставляют правильный по сути, но неприемлемый в российских условиях отказ от поддержки правительством ряда экономически несостоятельных предприятий, особенно в моногородах.

Особая роль государства Что может стимулировать бизнес работать в инновационном режиме? В развитых странах бизнес принуждает к этому конкуренция, которая слабо развита в нашем рыночном хозяйстве. Однако и у нас все зависит от того, почувствует ли предприниматель, что его прибыль непосредственно связана с постоянным совершенствованием производства в технико-технологическом плане. Такого чувства отнюдь не вызывало докризисное положение дел в российской экономике, где погоду делали крупные сырьевые компании, получавшие гарантированную прибыль за счет использования природной ренты.

Переход на путь инновационной экономики возможен в России, прежде всего, при опоре на средние и малые предприятия.

Одновременно следует, как это ни звучит парадоксально, оказать многостороннюю поддержку военно-промышленному комплексу, превращая его в один из важных рычагов инновационного развития всей экономики. Исторически сложилось так, что в советский период ВПК вобрал в себя наибольшую часть научно-технического потенциала страны. Этот потенциал далеко не полностью растрачен в современной России. Поставив его на службу модернизации экономики, следовало бы сделать технико-технологические достижения ВПК доступными для гражданского производства, естественно, не нанося ущерба секретности, необходимой при изготовлении вооружений. В США производством вооружений занимаются, как правило, компании, которые одновременно выпускают гражданскую продукцию, во всяком случае, продукцию двойного назначения. Это один из важных путей инновационного развития и для нас.

В отсутствие должного уровня конкуренции, подталкивающей предпринимателей к инновациям, резко возрастает роль государства в качестве стимулятора научно-технического прогресса. Методы и меры такого стимулирования должны на данном этапе составить основную часть функции государства как регулятора экономики. Одним из наиболее эффективных механизмов стимулирования инновационных предприятий является дифференцированное снижение налогов, предоставление налоговых каникул, субсидирование процентных ставок на кредиты, используемые для приобретения новых технологий, патентов, лицензий и современного оборудования. В условиях кризиса такие решения принимаются сложно, но это необходимо делать.

Российская действительность требует также, чтобы были предусмотрены меры по усилению государственного и общественного контроля за целевым характером и эффективностью преференций, предоставляемых тем компаниям, которые занимаются инновационной деятельностью. У нас хорошо в этом плане проявляет себя Счетная палата. Но нередко результаты ее расследований и аналитической работы уходят в песок.

Особое значение имеет поддержка производителей, приобретающих новые технологии. В настоящее время 70 процентов наших предприятий почти всех отраслей предпочитают прочим видам инноваций лишь закупку машин и оборудования. Причем в большинстве случаев закупается по более низкой цене оборудование уже не сегодняшнего дня. Только чуть более 8 процентов заинтересованы в закупке лицензий и патентов. Нужно их поощрять в первую очередь.

Вспомним, как быстрого роста достигли Япония, Южная Корея, а сегодня - Китай, Индия. Магистральным путем к этой цели были закупки лицензий, которые не просто реализовались, а становились базой для усовершенствования. Следует втягивать в организацию инновационного движения и сам бизнес. Торгово-промышленная палата России, например, предложила принять федеральный закон, который обязывал бы все без исключения компании направлять определенный процент от своих доходов (подчеркну - именно доходов, а не чистой прибыли) в общенациональный Фонд модернизации и технологического развития страны. Причем - и это очень важно - сумма отчислений в этот фонд уменьшалась бы на тот объем средств, который компания тратит на решение своих собственных инновационных проблем, включая расходы на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. Почему бы не наделить этот фонд многими функциями хорошо проявившего себя в советский период Государственного комитета по науке и технике (ГКНТ)?

Наряду с недостатком, связанным с приобретением предприятиями новых технологий, проявляется неумение превращать свой интеллектуальный потенциал в активы (лицензии, права интеллектуальной собственности и бренды). В широком плане - это недостаток, унаследованный еще с советских времен, когда путь от фундаментальных открытий через прикладную науку до имплементации в производство мы проходили в два-три раза дольше по времени, чем в США, ряде развитых европейских стран. Сохранение этого отставания в рыночных условиях подтолкнуло некоторых к мысли о необходимости коммерциализации главного центра фундаментальной науки - Российской академии наук. Хорошо, что такой порыв был вовремя остановлен. Без разработки фундаментальных научных дисциплин России будет уготовлена роль страны, получающей сугубо дозировано технико-технологические достижения из-за рубежа. Однако ставка на РАН, как на главный центр развития фундаментальной науки, отнюдь не противоречит необходимости совершенствования прикладной науки и, в конечном итоге, коммерциализации результатов работы ученых.

Подталкивает к тому, чтобы активно использовать российский интеллектуальный потенциал и принятый закон, разрешающий высшим учебным заведениям создавать коммерческие структуры. Следует, не откладывая в долгий ящик, разработать целый ряд нормативных актов, без которых закон будет действовать в явно недостаточных масштабах.

Новые, нетрадиционные идеи нужны и для кадрового обеспечения модернизации и технологического развития страны. ТПП России предложила подумать, например, над тем, чтобы в каждом федеральном округе было создано не менее трех-пяти образовательных кластеров, основу которых составят высшие учебные заведения, получившие статус национальных исследовательских университетов. В состав кластеров могут войти также отраслевые вузы, средние специальные, профессионально-технические и наиболее успешные общеобразовательные учебные заведения. Это позволит повысить качество подготовки всех категорий специалистов, устранит диспропорцию между реальными потребностями региональных рынков труда и сложившейся структурой выпуска специалистов.

Модернизация и демократия Президент Дмитрий Медведев в Послании Федеральному Собранию говорил о необходимости изменений в законодательстве и в государственном управлении, которые должны привести к серьезным позитивным сдвигам в российском правосудии. В этой связи многие подвергают острой критике искусственную криминализацию экономической деятельности в России. Основание для такой критики, несомненно, существует. Не случайно, например, что урегулирование ситуации вокруг предпринимателя Гуцериева, подвергнутого вначале судебному преследованию, было позитивно воспринято в кругах бизнеса.

Однако нельзя допускать не только искусственную криминализацию, но и искусственную декриминализацию экономики.

На слуху еще громко звучавшие в конце прошлого столетия заявления, что при создании первоначального капитала вообще не может быть никаких экономических преступлений. Противопоказано ослаблять внимание к реальной криминализации экономики и сегодня, особенно когда ее наиболее опасными проявлениями являются коррупционное «обслуживание» экономики чиновничеством, а также преступные действия самих предпринимателей - рейдерство, производство контрафактной и фальсифицированной продукции, уход от уплаты налогов, монополизация рынков и т.д.

Успех модернизации экономики в России во многом завит от создания такой партийно-политической системы, которая помогала бы властям избегать ошибочных решений. Характерная черта такой системы - партийный плюрализм. Его нормальному развитию в России препятствуют два обстоятельства: жесткий контроль сверху, направляющий процессы партийного строительства, и административный ресурс, которым в несравнимо большей степени, чем другие партии, пользуется самая сильная из них «Единая Россия».

На последнем ее съезде было провозглашено идеологическое кредо партии - «российский консерватизм». Судя по его трактовке, это понятие многоплановое: оно включает в себя не только консервативное отношение ко всему положительному в прошлом, но и социальную ориентацию, свойственную идеологии левого центра, и либерализм, который проповедуют «правые». Идеологическая всеядность «Единой России» на практике исключает партийный плюрализм в нашей стране в том понимании, которое он имеет, например, в Великобритании, Германии, Франции, других европейских странах, где избиратели отдают попеременно большинство голосов то правым центристам консерваторам (к ним относятся и христианские демократы), то левым центристам (к которым принадлежат партии социал-демократического толка). При консерваторах у власти в Европе, да и в США, снижаются налоги, что способствует экономическому росту. Но одновременно с этим растет социальная дифференциация. На волне неприятия роста богатства на одном полюсе общества и бедности - на другом избиратели приводят к власти левоцентристские партии. При них начинают расти налоги, так как возрастают затраты на социальные нужды. Это способствует победе консервативных сил на выборах. Такой «маятник»

попеременного нахождения у власти двух основных партийно политических сил создает своеобразный механизм развития европейских стран, помогая избегать вредных крайностей на государственном уровне.

Добавлю еще две констатации. Первая: «бренд» партии постоянная величина, не изменяемая в зависимости от текущих задач развития общества. Его нельзя будет менять от случая к случаю. Если происходит изменение идеологического кредо, то это уже другая партия. Вторая констатация: создание моноцентристской партийно государственной системы даже при наличии на политическом поле многих партий блокирует демократический процесс.

Модернизация и внешняя политика Если мы должны заниматься внутренними делами модернизацией, то не отодвигает ли это на второй план внешнюю политику? Вопрос не надуман. Подчас в российском обществе звучат голоса тех, кто настойчиво предлагает сначала выправить ситуацию внутри страны, а уж потом заниматься большой политикой в международных делах. С такой постановкой категорически не согласен.

Внешнеполитический изоляционизм - это отказ от создания наиболее благоприятных внешних условий для модернизации экономики. И, конечно, эти условия гораздо шире, чем даже такое важнейшее дело, как обеспечение притока иностранных инвестиций, чем, безусловно, тоже должна заниматься дипломатическая служба.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.