авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ»

КАФЕДРА МЕЖДУНАРОДНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

С.И. РЕКОРД

РАЗВИТИЕ ПРОМЫШЛЕННО-

ИННОВАЦИОННЫХ

КЛАСТЕРОВ В ЕВРОПЕ:

ЭВОЛЮЦИЯ И СОВРЕМЕННАЯ

ДИСКУССИЯ

ИЗД АТ ЕЛЬСТВО С АН КТ-ПЕТ ЕРБ УРГСК ОГО ГОС УД АРС ТВЕНН ОГО УНИВЕР СИТЕТ А ЭКОНОМ ИКИ И ФИН АНС ОВ 2010 ББК 65.30 Р 36 Рекорд С.И.

Р 36 Развитие промышленно-инновационных кластеров в Европе:

эволюция и современная дискуссия / С.И. Рекорд. – СПб. : Изд-во СПбГУЭФ, 2010. – 109 с.

ISBN 978-5-7310-2635- Монография посвящена актуальным и недостаточно разработанным вопросам теории и практики развития промышленно-инновационных кластеров европейских стран.

Анализируются особенности институциональной среды для развития промышленно-инновационных кластеров в Европе, влияние кластерного развития на инновационный потенциал европейских стран, возможности формирования трансграничных кластеров.

Предназначено для научных работников, преподавателей высших учебных заведений и всех, интересующихся перспективами развития мировой экономики по сетевому принципу.

ББК 65. Рецензенты:

д-р экон. наук, проф. С.А. Дятлов д-р экон. наук, д-р юрид. наук, проф. Ю.В. Мишальченко ISBN 978-5-7310-2635- © СПбГУЭФ, ОГЛАВЛЕНИЕ Введение ………………………………………………………………… Глава 1. Концептуальные основы кластерного подхода к развитию европейского бизнеса ……………………………..……. 1.1. Теоретическое осмысление понятия промышленно-инновационного кластера в Европе ……………. 1.2. Современное понимание кластерной парадигмы – европейский подход ……………………………………………… 1.3. Механизм «тройной спирали» как необходимое условие сбалансированного развития промышленно-инновационных кластеров в Европе …………... Глава 2. Институциональная среда развития промышленно-инновационных кластеров в Европе:

политики и инициативы …………...…............................................... 2.1. Кластерная политика на уровне Европейского Союза…….. 2.2. Международные организации развития кластеров в Европе ………………………………………….......... 2.3. Роль государства в формировании европейских кластеров ………………………………………………………….. Глава 3.

Современные тенденции развития промышленно-инновационных кластеров в Европе …………….. 3.1. Анализ «лучших практик» развития европейских промышленно-инновационных кластеров ……………………… 3.2. Влияние промышленно-инновационных кластеров на инновационный потенциал европейских стран …………….. 3.3. Биотехнологические кластеры как фактор инновационного развития Европы ……………………………… 3.4. Роль трансграничного сотрудничества в развитии европейских промышленно-инновационных кластеров ………. Заключение ……………………………………………………………… Библиографический список ……………………………………………. Приложение ……………………………………………………………... ВВЕДЕНИЕ Современное развитие международного бизнеса связано с выходом международных компаний на новый уровень конкуренции и сотрудничества в условиях все более совершенных средств коммуникаций, роста мобильности капитала и рабочей силы, развития многофункциональных инноваций. Сетевой, горизонтально ориентированный подход к организации бизнеса, ведущий к развитию взаимодействующих между собой «сообществ» компаний, постепенно воспринимается как один из наиболее эффективных как в профессиональной среде, так и в научном мире. Осмысление сетевого принципа развития международного бизнеса, в целом, требует междисциплинарного подхода.

Направления, формирующие более целостное представление о развитии международных сетей компаний, в частности, могут включать:

изучение возможностей применения новых моделей бизнеса в различных условиях;

влияние качества и количества инноваций на глобальное развитие бизнеса;

вопросы развития новой социальной организации экономики;

применение закономерностей экологии популяций к изучению межфирменных сообществ.

Данная монография посвящена анализу европейского опыта развития промышленно-инновационных кластеров. Зарубежный опыт «лучших практик» (в первую очередь – США и Европейского Союза) активно используется в России в процессе осмысления и разработки концепций формирования промышленных кластеров. Тем не менее, именно европейский опыт развития такого эффективного вида межфирменных сетей, как промышленно-инновационные кластеры, неизменно нуждается в подробном рассмотрении с учетом динамики их развития и развития сотрудничества с Россией по нескольким причинам:

1. Кластеры продолжают развиваться, и опыт их успешного или неуспешного развития одинаково важен для общего понимания современного контекста международного бизнеса.

2. Развитие происходит в пост-кризисных условиях, и мониторинг кластеров в различных отраслях помогает оценить современную конъюнктуру отраслей и спрогнозировать их развитие в будущем.

3. В контексте процессов экономической модернизации, официально поддержанных и широко обсуждаемых в России, важно находить эффективные модели развития бизнеса в уже существующих отраслях. По мнению профессора Кембриджского университета Карлоты Перес (Carlota Perez): «Сегодня нет устарелых производств. Сегодня есть устарелые способы производств. Новая техническая волна, парадигма гибкого производства дает возможность модернизировать любую отрасль»1. Данное суждение представляется уместным, когда речь идет о возможности проанализировать опыт высокотехнологичных кластеров. Не случайно значительное место в данной монографии отдается таким современным структурам, как биотехнологические кластеры, сочетающие в себе сугубо технологические подходы, био-инновации, с пониманием кластера как единой экосистемы.

Проблематика развития европейских промышленно-инновационных кластеров важна для российской экономики еще и тем, что она охватывает максимальное количество измерений их координации и развития:

Мегауровень: наднациональный уровень законодательной, финансовой и стратегической поддержки (ЕС или Европа, в целом).

Макроуровень: уровень национальных потребностей в развитии полюсов роста (государственные приоритеты по стимулированию определенных отраслей или уровня инноваций, в целом).

Мезоуровень: региональный уровень, развитый в Европе в достаточной степени. Регионы отдельных стран сотрудничают напрямую, образуя трансграничные кластерные структуры, обладающие большей критической массой и эффективностью, чем национальные кластеры.

Микроуровень: сотрудничество и координация на уровне отдельных компаний (что изначально является частью классического определения промышленного кластера), в т.ч. – крупного бизнеса, представленного в Европе в полном объеме в виде компаний-резидентов и нерезидентов.

Таким образом, в Европе решается задача координации всех четырех уровней развития промышленно-инновационных кластеров, а следовательно – активного информационного обмена и развития инновационной среды.

В России задача формирования национальной инновационной системы (НИС) остается одной из наиболее приоритетных: на сегодняшний день построение НИС происходит одновременно с возникновением частных инновационных инициатив, государственно частных партнерств в инновационно-технологической сфере и требует выработки оптимальных механизмов формальной и неформальной координации без увеличения бюрократической, а, следовательно, коррупционной составляющей.

Из стенограммы Мирового политического форума 2010 «Современное государство:

стандарты демократии и критерии эффективности», Ярославль, 09.09.10-10.09. (цитата по: Быков П., Власова О. Модернизаторам всех стран // Эксперт – 2010 – № 36(720). – С. 18.

Данное исследование не имеет своей целью подтверждение факта безусловной конкурентоспособности европейского бизнеса и систем его поддержки, или поиск доказательств эффективности кластерного подхода к организации бизнеса.

В монографии предпринята попытка анализа эволюции теоретических подходов и практических аспектов развития промышленно инновационных кластеров европейских стран, в частности:

- На основе анализа эволюции теоретических подходов к пониманию концепции промышленно-инновационных кластеров определены направления современной модификации кластерной парадигмы в европейских странах.

- Выявлены особенности институциональной организации современной системы поддержки развития промышленно инновационных кластеров на уровне ЕС, в целом, международных организаций и национальных кластерных политик европейских стран.

- Рассмотрены примеры успешного развития промышленно инновационных кластеров в европейских странах и выявлены основные возможности для получения ими конкурентных преимуществ.

- Оценено влияние развития кластеров на инновационный потенциал стран Европы.

- Определен генезис и современные особенности развития европейских кластеров биотехнологий как механизма ускорения инновационного развития Европы.

- Обосновано растущее значение трансграничного сотрудничества в развитии европейских промышленно-инновационных кластеров.

- Проведен краткий факторный анализ возможностей и ограничений для применения европейского опыта в процессе развития промышленно-инновационных кластеров в России.

Исследование охватывает не только страны Европейского Союза, но и европейские государства, не входящие в него, в частности Исландию, Норвегию и Швейцарию как страны, имеющие богатый опыт инновационного и кластерного развития, в том числе на международном уровне.

В то же время, данное исследование не является исчерпывающим по данной проблематике и имеет следующие особенности и ограничения:

Кластерное развитие стран Европы описывается в работе с использованием понятия «промышленно-инновационный кластер»

(industrial-innovative cluster), хотя в научных исследованиях и руководствах по развитию европейских кластеров встречаются такие отдельные дефиниции, как промышленный кластер и инновационный кластер. Однако именно промышленно-инновационные кластеры являют собой сочетание производственного потенциала и инноваций как необходимого условия их эффективности, поэтому для европейских стран с развитыми кластерными системами имеет смысл оценивать их развитие.

Промышленно-инновационные кластеры, по мнению автора, не являются единственным эффективным вариантом организации бизнеса – межфирменные сети могут быть различного типа. Выбор модели развития компаний обусловлен определенным набором экзогенных и эндогенных факторов. Однако рост (хотя и непропорциональный) количества и качества кластеров во многих регионах мира (в том числе – в Европе) подтверждает жизнеспособность данной модели развития бизнесов и территорий.

Европейские кластеры рассматриваются в данном случае безотносительно подобных структур в других регионах мира, так как в Европе накоплен требующий дальнейшего изучения самодостаточный опыт не только сетевых межфирменных взаимодействий, но и поддержки данного процесса на уровне отдельных государств (в том числе – не входящих в Европейский Союз) и ЕС, в целом.

Информационную базу исследования составили официальные документы отдельных европейских государств и ЕС, в целом, данные Европейского Инновационного Барометра, базы данных промышленно инновационных кластеров и кластерных инициатив, в первую очередь – Института Стратегии и Конкурентоспособности Гарвардской Школы Бизнеса под руководством М. Портера, а также Института Конкурентоспособности TCI (Барселона) и др., исследования европейских кластерных инициатив и политик, инициированные Европейской Комиссией и выполненные экспертами научных институтов и консалтинговых компаний (компании BAK Basel Economics, Ivory tower, Oxford Research AS и др.), научные монографии и статьи американских и европейских специалистов в области теории и практики формирования промышленно-инновационных кластеров (Becattini G., Cortright J., Ketels Ch., Porter M., Slvell. и др.).

Интересными также представляются российские исследования мирового опыта развития промышленных кластеров с целью его применения в различных регионах России, проведенные Быковой А.А., Волковой Н.Н. и Сахно Т.В., Третьяка В.П., Феровой И.С., подробный анализ теоретических подходов к сетевым формам межфирменной кооперации Румянцевой М. и Третьяк О.А. а также комплексное исследование межфирменных сетей как современной формы функционирования рынка Шерешевой М.Ю. и др.

Однако в данной работе основной акцент был сделан на зарубежные источники, так как они являются первичными для данной проблематики, как с теоретической, так и с практической точек зрения.

ГЛАВА 1. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ КЛАСТЕРНОГО ПОДХОДА К РАЗВИТИЮ ЕВРОПЕЙСКОГО БИЗНЕСА Промышленно-инновационные кластеры являются комплексными системами, требующими сбалансированного теоретико-прикладного подхода. Изначально благодаря новым теоретическим концепциям был спровоцирован интерес к данной модели развития бизнесов и территорий, затем в результате накопления опыта и возникновения различных модификаций промышленно-инновационных кластеров появлялись новые концептуальные объяснения их эволюции, и постепенно сформировался нормальный цикл развития кластеров на основе апробации теории на практике и последующей корректировки теоретических подходов в результате изменения реальных условий развития кластерных систем.

Поэтому данная глава посвящена анализу теоретических подходов к определению промышленно-инновационных кластеров, принятых в европейских странах, эволюции избранных концепций и условий, изначально необходимых для сбалансированного развития европейских кластерных систем.

1.1. Теоретическое осмысление понятия промышленно-инновационного кластера в Европе На сегодняшний день в науке и на практике разработано множество подходов к пониманию и развитию промышленно-инновационных кластеров. Некоторый парадокс состоит в том, что эволюцию кластерного подхода к организации производства можно проследить начиная с того периода, когда само понятие «кластер» не применялось по отношению к сообществам экономических субъектов.

С точки зрения эволюции концепций межфирменных сетей в Европе широко принят подход Джозефа Кортрайта (Joseph Cortright), выделяющий четыре научных направления, которые развивались последовательно в XX веке2.

Однако, по нашему мнению, предложенная Кортрайтом последовательность этапов нуждается в некоторой модификации:

прикладные подходы к экономическому развитию территорий, связанные, в первую очередь, с особенно успешным развитием промышленных районов в некоторых европейских странах, начали развиваться в 80-е гг.

XX в., поэтому могут считаться предшественниками теории конкурентных Joseph Cortright. Making sense of clusters: regional competitiveness and economic development. // A Discussion Paper Prepared for the Brookings Institution Metropolitan Policy Program. – March 2006, pp. 7-15.

преимуществ М. Портера, давшей классическое определение промышленно-инновационного кластера как некую «точку отсчета» для современного развития данной концепции.

Таким образом, эволюция теоретических подходов к объяснению закономерностей развития кластеров включает следующие основные этапы:

1. Неоклассическая экономическая школа.

2. Социальные и институциональные подходы.

3. Прикладные подходы к экономическому развитию.

4. Концепция М. Портера.

1. Неоклассическая экономическая школа Неоклассическая экономическая традиция, будучи основной школой экономической мысли начиная с конца XIX в., внесла значительный вклад в формирование концепций сетевых межфирменных взаимодействий.

Первое прото-определение промышленных кластеров приписывается известному экономисту Альфреду Маршаллу (1920-е гг.). Он исходил из своих наблюдений за экономическим развитием промышленных районов в Англии и сформулировал три причины того, почему группы компаний определенной отрасли, расположенные рядом, будут более производительны, чем по отдельности. Эти причины получили название «Маршаллианской троицы» (Marshallian Trinity):

1. Формирование пулов на рынке труда (labor market pooling):

концентрация схожих фирм формирует пул на рынке труда из работников со схожей квалификацией и получает от этого преимущество. Работники также минимизируют собственный экономический риск, находясь в месте, где расположено множество их потенциальных работодателей. Особенно важно это для высококвалифицированных работников, что можно проиллюстрировать следующей цитатой из работ самого Маршалла:

«Локализованная отрасль получает большее преимущество, предоставляя постоянный рынок квалифицированного труда.

Работодатели склонны чаще обращаться туда, где имеется большой выбор квалифицированных работников с определенной специализацией, в то же время, люди, ищущие работу, естественным образом приходят туда, где много работодателей, которым нужны именно их навыки и, следовательно, где существует рынок для них. … В данном случае социальные связи работают одновременно с экономическими: часто между работодателями и работниками возникают дружественные отношения. Но при этом ни одна из сторон не желает ощущать, что в случае разногласий они будут иметь трения друг с другом: обе стороны хотят иметь возможность легко разрывать старые союзы, как только они исчерпывают себя». (Marshall 1920, Book IV, Chapter 10, Paragraph 9).

2. Специализация поставщиков: концентрация схожих фирм создает рынок для поставщиков и обеспечивает масштаб для усиления их специализации. Это, в свою очередь, способствует росту производительности их потребителей.

3. Перелив знаний (knowledge spillovers): быстрое распространение идей между фирмами в промышленных районах.

Исследование промышленных районов, проведенное Маршаллом, в целом, определило то, что сегодня экономисты называют «внешние экономии», или «положительные экстерналии» (externalities), выгоды от роста производительности, которые не полностью поглощаются создающими их компаниями и косвенно влияют на других субъектов3.

После прорывных работ Маршалла только в 1950-х гг. экономисты обратились к проблемам региональной экономики с точки зрения размещения производств (Lsch, Von Thnen, Walter Isard). Основой послужила идея Маршала о дополнительных выгодах от концентрации предприятий.

Специалисты по региональному развитию выявили в связи с этим два типа экстерналий:

- экономии от локализации: выгоды от близости схожих фирм, особенно фирм из одной отрасли;

- экономии от урбанизации: выгоды от близости различных фирм, особенно – из разных отраслей.

Экономии от урбанизации связаны с крупными урбанизированными территориями, но их размер не является единственным определяющим фактором. Значительную роль здесь играет разнообразие отраслей (например, при исследовании крупных городов США (Benjamin Chinitz, 1961) было доказано, что недостаток разнообразия отраслей в г.

Питтсбурге и его зависимость от крупных фирм сдерживало развитие предпринимательства и экономический рост в регионе).

Таким образом, региональные исследования помогли вернуть пространство как фактор в экономические концепции, выявить особенности экономий от локализации и урбанизации, однако, данное направление отличалось значительной эклектичностью, и академический интерес к данному направлению анализа межфирменных взаимодействий начал снижаться после 1960-х гг.

Экстерналии также могут быть и отрицательными, повышающими величину предельных издержек общества. Классический пример отрицательной экстерналии – загрязнение окружающей среды.

Специалист по урбанизации Джейн Якобс (Jane Jacobs) утверждала, что города играют решающую роль в экономическом развитии: новые знания, формирующиеся в городах, способствуют появлению различных экономий и развитию человеческого потенциала (Jacobs, 1969). При этом особенно важно, что масштаб городов и разнообразие их резидентов обеспечивают множество взаимосвязей, которые генерируют новые идеи.

Создание и развитие новых продуктов и новых технологий («новых произведений» – «new work» – по терминологии Якобс) является источником экономического развития. Будучи историком, Якобс на нескольких примерах показала, как города, находясь на пересечении торговых путей, обеспечивали большое разнообразие людей, идей и товаров, способствующее производительности и экономическому росту.

Изначально идеи Якобс были скептически восприняты в академических кругах, однако впоследствии экономист Чикагского университета и Нобелевский лауреат Роберт Лукас (1988), в целом, положительно оценил ее взгляды на роль городов в формировании человеческого капитала. Соизмеряя значение экономий от локализации и урбанизации, Якобс отстаивала большую значимость экономий именно от урбанизации, включив в эту концепцию новые типы диверсификации помимо отраслевой. В настоящее время экономии от урбанизации получили название «экстерналии Якобс» («Jacobs externalities»).

Еще до 1990-х гг. некоторые исследователи начали применять математические модели для объяснения пространственного размещения производств. Однако в последние 20 лет экономисты-неоклассики все более широко применяли сложные математические модели для ответа на изначальный вопрос Машалла о том, почему фирмы размещаются в географических агломерациях (например, в книге П. Кругмана «География и торговля», 1991).

Эти модели «новой экономической географии» описывают решения о размещении фирм, которые в результате получают снижение транспортных издержек, растущий эффект масштаба и монополистическую конкуренцию (т.е. конкуренцию на основе продуктовой дифференциации, а не просто на основе низких цен) (см., например, Fujita, Krugman, and Venables 1999).

Модели показывают, что географические кластеры компаний, в основном, формируются в случае, если:

- растут доходы по отношению к масштабу;

- фирмы имеют возможность устанавливать цены;

- транспортные издержки низки;

- потребители, поставщики и работники географически мобильны.

Однако, в отличие от более традиционных неоклассических экономических моделей, данные модели не имеют единого определенного решения. Небольшие случайные события могут иметь долгосрочные масштабные последствия. В основном, работы носят довольно абстрактный характер и только несколько работ содержат эмпирическую проверку данных моделей.

Независимо от направления новой экономической географии специалисты в области экономики городов и регионов уже с 1970-х гг.

развивали пространственные аспекты многих экономических проблем, включая жилье, транспорт, рынок труда, преступность и другие вопросы.

С начала 1990-х гг. детерминанты региональной производительности и экономического роста стали основным предметом рассмотрения в рамках данного направления. Экономисты данной школы возобновили давнюю дискуссию о сравнительном значении экономий от локализации и урбанизации. Используя современный статистический инструментарий, они изучали влияние географически сконцентрированных отраслей промышленного разнообразия, и размеров метрополий на региональное развитие.

Наиболее значительный вклад в исследовательскую базу по данному направлению внести Хендерсон, Глэзер и др. (Henderson (1997), Glaeser (1992)). Тем не менее, данные исследования не достигают консенсуса в том, что важнее для регионального развития – отраслевая специализация или разнообразие отраслей.

2. Социальные и институциональные подходы Многие географы, специалисты по планированию городов и регионов, социологи и политологи, так же как и некоторые экономисты, используют при исследовании закономерностей размещения бизнеса институциональный подход. Вместо того чтобы фокусироваться на реакции отдельных фирм и потребителей на экономические стимулы, данная категория исследователей делает акцент на эффектах социальных взаимоотношений, которые, по их мнению, не могут быть полностью исключены при принятии рыночных решений отдельными субъектами.

Среди наиболее значимых «социальных сил» – обычаи, технологические сдвиги, организации и социальные сети. Последователи данного направления предполагают, что не рынки являются основным организующим принципом экономической жизни, а, скорее, сам рынок укладывается в нерыночные социальные отношения.

Данная школа социальной и институциональной мысли исследует кластеры путем анализа организации производства внутри и между фирмами. В рамках данного направления то, каким образом организовано производство – какие технологии использует фирма, какова структура производства внутри и между фирмами, взаимоотношения между работниками и работодателями – определяет многие другие свойства экономики, включая размещение фирм.

При этом необходимо помнить, что в первой половине XX в. в организации производства доминировала система «массового производства» или «Фордистская» модель. Крупные фирмы могли пользоваться экономией от масштаба в производстве (стандартизованные продукты и производство, разделение и упрощение производственных задач) и в маркетинге для снижения издержек и доминирования на рынках. Поскольку масштаб экономической деятельности увеличивался до континентального и глобального уровней, возникло впечатление, что крупные фирмы будут полностью доминировать во всей экономике.

Однако, в некоторых регионах, включая итальянскую область Эмилия-Романья группы небольших компаний процветали на высокоспециализированных рынках (Brusco, 1982). В 1984 г.

американские ученые Майкл Пайор и Чарльз Сэйбел (M. Piore, C. Sabel) провозгласили так называемый «второй промышленный водораздел»

("second industrial divide"), утверждая, что насыщение рынков сравнительно стандартизованными товарами привело к смещению потребительских предпочтений в сторону большего разнообразия и качества4. Такие сдвиги спроса, сопровождаемые изменениями в технологиях производства (более гибкие инструменты и компьютеризация), дали возможность мелким, ориентированным на ремесленное производство фирмам, использующим высококвалифицированный труд, конкурировать с крупными, менее гибкими компаниями.

Кейсы по итальянским промышленным районам (округам), предложенные Пайором и Сэйбелом, показали, что сети небольших, ориентированных на ремесленное производство фирм преуспевали на международных рынках благодаря производству уникальных высококачественных продуктов во множестве секторов (в производстве ремесленных товаров, текстиля, мебели, промышленном машиностроении). Данные регионы достигли успеха не благодаря тому, что одна крупная фирма доминировала за счет эффекта масштаба, а путем «гибкой специализации» – возможности быстро отмечать изменения спроса, реагировать на них и заполнять рыночные ниши специализированными, высококачественными и ограниченными по количеству товарами. Крупные фирмы, созданные для массового производства стандартизованных товаров, не могли бы заполнить эти См. Piore M. and Sabel C. The Second Industrial Divide: Possibilities for Prosperity. – New York: Basis Books, 1984.

ниши или так же быстро реагировать на изменения спроса. Группы фирм в промышленных районах поддерживались различными институтами и приобрели кооперационную культуру, которая позволила им сымитировать или компенсировать многие эффекты масштаба (групповые закупки, технологическое развитие, исследование рынка), которые прежде были доступны лишь крупным фирмам.

Данная модель малых фирм, представляющих собой сообщество с набором поддерживающих институтов и особой культурой, а также с совершенно другими взаимоотношениями между работниками и менеджментом, с точки зрения Пайора и Сэйбела представляла собой серьезную альтернативу крупномасштабному капитализму. Если бы данный способ организации производства получил большее распространение, группы малых фирм могли бы заместить крупные фирмы и стать двигателями экономического роста в капиталистических экономиках.

Данный подход можно считать предшественником кластерной концепции как таковой.

3. Прикладные подходы к экономическому развитию Практически в это же время, с конца 1980-х гг., положительные результаты развития небольших европейских компаний стали интересны для специалистов международного уровня. Многие регионы перенимали опыт регионов Северной Италии по поддержке локальных промышленных кластеров. В частности, Дания осуществила трехлетнюю инициативу по организации «сетей» малых производственных фирм, общая сумма финансирования в рамках которой составила 25 млн долларов США.

Таким образом, данное направление вряд ли можно назвать научной школой – скорее, это движение практиков, направленное на внедрение положительного европейского опыта по развитию межфирменных сетей.

Положительный опыт по развитию сетей породил множество исследований (в том числе – прикладных) природы промышленных агломераций (так называемых MID – Marshallian Industrial Districts), в частности, одного из ведущих экспертов по развитию промышленных районов Джакомо Бекаттини (Giacomo Becattini). Согласно его определению, промышленные округа5 (industrial districts) представляют собой сконцентрированные на ограниченной территории компании (в основном, малые и средние), производящие товары/услуги, функционально связанные с основной производственной деятельностью, Принятое название промышленных районов в Италии.

погруженные в социальную среду данной местности. Бекаттини отмечает, что «Маршаллианские промышленные районы» в том виде, в каком их концепция развивается в итальянской экономической литературе, представляют собой естественно или исторически ограниченные территории, характеризующиеся присутствием и взаимопроникновением сообщества людей, и производственным аппаратом6. При этом, важно, что MID, по его мнению, является также идеальной моделью локальной производственной системы, которая имеет собственную экономическую и социальную идентичность, определяемую т.н. «производственной атмосферой» в соответствии с определенным набором общих когнитивных, моральных и поведенческих позиций. Таким образом, процесс инвестирования в широком смысле слова происходит с учетом данных особенностей.

Бекаттини также проводит сравнение понятий «промышленный округ» и «кластер» с позиций специалистов по промышленным районам («districtualists») и кластерам («clusterists»). Ключевым моментом для развития промышленных районов является воспроизводство социального консенсуса в регионе, в то время как конкурентная среда воспринимается ими как данность. Кластерный подход, в свою очередь, концентрируется именно на воспроизводстве конкуренции между компаниями (принимая как фактор среды согласованные социо-культурные отношения на локальной территории)7.

4. Концепция промышленных кластеров М. Портера Признание термина «промышленно-инновационный кластер» в европейском бизнес-сообществе, в целом, как одного из наиболее эффективных вариантов развития компаний и отраслей, а также в качестве инструмента сравнения конкурентоспособности экономик стран мира началось именно с концепции профессора Гарвардской школы бизнеса Майкла Портера – автора теории конкурентных преимуществ – опубликовавшего в 1990 г. 855-страничный труд «Конкурентное преимущество стран» (Competitive Advantage of Nations), посвященный промышленной структуре развитых стран и развитию ведущих мировых отраслей.

Giacomo Becattini, Marco Bellandi and L. De Propris. Critical nodes and contemporary reflections on industrial districts // Regional responses and global shifts: actors, institutions and organizations – p. 3. URL: http://www.regional-studies-assoc.ac.uk/events/2010/may pecs/papers/Becattini.pdf.

Prof. Giacomo Becattini - intervention in Glasgow 2000 on industrial districts – written by Franziska Blunck 07.03.2007. URL: http://tci network.org/activities/glasgow_becattini_intervention.

Портер предпринял исследование наиболее успешных компаний в глобальном масштабе и обнаружил, что с определенной регулярностью фирмы из одной или нескольких стран достигают гораздо больших результатов, чем их конкуренты. Это послужило началом теории промышленных кластеров.

В табл. 1 суммированы принятые теоретиками и практиками определения промышленных кластеров М. Портера Таблица «Классические» определения промышленных кластеров М. Портера Кластеры – это Clusters are geographic сконцентрированные по concentrations of interconnected географическому признаку companies, specialized suppliers, группы взаимосвязанных service providers, firms in related компаний, специализированных industries, and associated institutions поставщиков, поставщиков услуг, (for example, universities, standards фирм в соответствующих agencies, and trade associations) in отраслях, а также связанных с их particular fields that compete but also деятельностью организаций co-operate (M. Porter. On (например, университетов, competition. Harvard Business агентств по стандартизации, School Press, 1998, p. 197) торговых объединений) в определенных областях, конкурирующих, но вместе с тем ведущих совместную работу Кластер – это форма сети, A cluster is a form of network которая возникает на that occurs within a geographic определенной территории, где location, in which the proximity of близость компаний и учреждений firms and institutions ensures certain обеспечивает определенные forms of commonality and increases формы общности и увеличивает the frequency and impact of регулярность и влияние interactions (M. Porter. On взаимодействий competition. Harvard Business School Press, 1998, p. 197) Кластеры – это группы Clusters are geographically географически соседствующих proximate groups of interconnected взаимосвязанных компаний и companies and associated institutions связанных с ними организаций, in a particular field linked by действующих в определенной commonalities and сфере и характеризующихся complementarities. Clusters Портер М. Конкуренция. – М.: Изд. дом «Вильямс», 2000. – С. 205-206.

общностью деятельности и encompass an array of linked взаимодополняющих друг друга industries and other entities important Кластеры содержат в себе to competition … including множество связанных отраслей и governmental and other institutions – других структур, важных для such as universities, standard setting обеспечения конкуренции … agencies, think tanks and trade включая государственные и другие associations (Porter, 1998) учреждения – такие, как университеты, агентства по стандартизации, «мозговые центры» и торговые ассоциации (М. Портер, 1998) Важной отличительной чертой развития промышленно инновационных кластеров, с точки зрения М. Портера и многих других исследователей, является сочетание кооперации и конкуренции: фирмы сотрудничают и одновременно соперничают друг с другом. Данный парадоксальный эффект сосуществования в рамках кластера получил название со-конкуренции (coopetition)10. В таком случае, кластеры компаний конкурируют между собой на рынках товаров и факторов производства и кооперируются для получения финансирования от правительств, при освоении новых рынков и технологий.

Портер особо подчеркивал, что локальная конкуренция создает стимулы для соперничества в области лучших практик и делает инновации необходимостью, объединяя, в то же время, преимущества конкуренции с достоинствами избирательной кооперации.

Критика теории М. Портера, в целом, и сформулированного им понятия «промышленно-инновационный кластер», в частности, сводится, в основном, к неточному определению понятия конкуренции.

Действительно, при анализе кейсов Портер выделяет фирмы, которые имеют наибольшую долю глобального рынка или значительную величину чистого экспорта. Он постоянно опирается на понятия производительность, инновации, «растущее конкурентное преимущество»

и прибыльность, но редко апеллирует к согласованным количественным показателям данных явлений в рамках промышленных кластеров. Портер в своих исследованиях допускает, что многочисленные данные объема продаж или рентабельности на внутреннем рынке могут быть не совсем Там же, с. 207.

См., например: Giovanni Battista Dagnino, Giovanna Padula. Coopetition strategy.

A new type of interfirm dynamics for value creation. – Доклад, представленный на 2-й ежегодной конференции Европейской Академии Менеджмента (EURAM) 9-11 мая 2002 г., Стокгольм. URL: http://www.altruists.org/static/files/CoOpetition%20Strategy.pdf.

адекватными, и заключает, что статистическое измерение наличия истинного конкурентного преимущества является сложной задачей.

Определение промышленно-инновационного кластера, данное М. Портером около 20 лет назад и взятое за основу при развитии кластеров в Европе, не могло не эволюционировать. В частности, меняется отношение к такому значимому для Портера свойству кластера, как географическая близость участников (geographic proximity).

Критически важное значение территориальной близости участников кластера обычно не вызывает практически никакой полемики:

географическая концентрация позволяет использовать общие знания и единую инфраструктуру, осуществлять активный перелив знаний между научными учреждениями в кластере, получить возможности основывать и поддерживать старт-апы (табл. 2).

Однако в современных условиях идея близости не обязательно должна быть основана сугубо на территориальной близости или физическом расстоянии. Технологические сдвиги позволяют успешно сотрудничать на расстоянии благодаря информационно коммуникационным технологиям, т.е. происходит то, что было названо в 90-х гг. 20 в. «смерть расстояний»11. Важным является замечание эксперта по развитию кластеров, Джозефа Кортрайта (Joseph Cortright), о том, что при формировании кластеров все больше принимаются в расчет другие «расстояния», которые могут затруднить кластерное развитие, а именно:

культурные дистанции, различия между группами покупателей, на которых ориентируются участники кластера, разница в уровнях квалификации работников, или даже социальная дистанция между работниками и управленцами12.

Таблица Современные официальные интерпретации понятия промышленно-инновационный кластер Кластеры – отраслевые и географические UNIDO (United скопления предприятий, которые производят и Nations Industrial продают связанные или взаимодополняющие Development товары и, таким образом, сталкиваются с общими Organization), См. Cairncross F. The Death of Distance: How the Communications Revolution Will Change Our Lives. – Harvard Business School Press, 1997.

Cortright, J. Making Sense of Clusters: Regional Competitiveness and Economic Development. A Discussion Paper Prepared for The Brookings Institution Metropolitan Policy Programme. 2006, p 4.

Программа проблемами и возможностями. Данные развития кластеров концентрации дают возможность получать и сетей внешние эффекты экономии, такие как:

возникновение специализированных поставщиков сырья и материалов, или развитие пула рабочей силы со специальными навыками, и способствовать развитию специализированных услуг в технической, управленческой и финансовой сферах.

Сети – это группы фирм, которые сотрудничают в рамках проекта совместного развития, специализируясь и дополняя друг друга, чтобы преодолевать общие проблемы, достигать коллективной эффективности и проникать на рынки, недоступные каждому участнику по отдельности.

Сети могут развиваться как внутри кластеров, так и отдельно от них Продолжение табл. Подход к Основой понимания кластеров является пониманию традиционное определение М. Портера.

кластеров в рамках В исследовании Центра ОЭСР по ОЭСР предпринимательству, малому и среднему бизнесу и региональному развитию отмечается, что кластеры обычно начинают образовываться на определенной территории, но их границы не всегда совпадают с границами административных образований. Они могут развиваться как в одной, так и в нескольких отраслях, производящих товары и услуги. Инновационные кластеры являются двигателями экономического роста стран и ключевым инструментом политики по развитию национальной конкурентоспособности Составлено по: Development of clusters and networks of SMEs. The UNIDO Programme. – UNIDO, Vienna, 2001 – p. 9.

URL:http://www.unido.org/fileadmin/user_media/Services/PSD/Clusters_and_Networks/S MEbrochure_UNIDO.pdf;

Clusters, innovation and entrepreneurship. Ed. by Jonathan Potter, Gabriela Miranda. – 2009. URL: www.oecd.org Следует отметить, что на сегодняшний день в Европе не существует официально принятого определения промышленно-инновационных кластеров ни на уровне ЕС, в целом, ни в законодательстве отдельных государств. На наш взгляд, данная особенность не является проблемой и имеет больше преимуществ, чем недостатков. Во-первых, это дает больше возможностей для инициаторов кластерного развития с точки зрения индивидуального подхода к пространственной организации, структуре участников и системы отношений в рамках кластера. Кроме того, так необходимое для Европы развитие трансграничных кластеров не наталкивается на законодательные различия в трактовке данного термина и находят понимание как у официальных органов ЕС, так и национальных правительств.

Тем не менее, на основе множества существующих определений можно выделить некоторые общие черты развития кластеров, которые отмечает большинство экспертов13:

Кластеры – это группы взаимосвязанных компаний и связанных с ними организаций (институтов), которые:

сотрудничают и конкурируют между собой;

географически сконцентрированы в одном или нескольких регионах, при том, что кластер может развиваться и в глобальном масштабе (важно отметить, что новые средства коммуникации, такие как Интернет, также меняют пространственные характеристики кластера);

специализируются в определенной сфере, связаны общими технологиями и компетенциями персонала.

Кроме того, кластеры:

существуют как в традиционных, так и в наукоемких отраслях;

могут иметь управленческие структуры (менеджмент кластера), но могут и не иметь таковых;

определяются взаимоотношениями участников, а не членством в них, и пространственные границы кластеров могут меняться и не обязательно совпадают с государственными границами;

имеют положительное влияние на инновационные процессы, конкуренцию, формирование компетенций, информационные потоки и долгосрочную динамику развития бизнеса в данном регионе.

Жизненный цикл промышленно-инновационного кластера представлен на рис. 1 и традиционно схож с жизненным циклом компании, товара – «антропологическим» принципом развития от рождения к смерти с возможностью самовозрождения при условии принятии адекватных мер.

rjan Slvell. Clusters – Balancing Evolutionary and Constructive Forces. 2-d ed., Danagеrds Grafiska, deshg, January, 2009, p. 17.

Прецеденты Возникновение Рост Дальнейший рост или Индивидуальные Начальные Полноценные Исчезновение действия кластерные кластерные эффекты эффекты Инновации или устаревающая технология Рис. 1. Жизненный цикл кластера На рост и развитие кластера влияет множество факторов, среди наиболее значимых можно назвать:

- специфику конкуренции между регионами, - качество бизнес-среды, - эффективность предпринимательских решений, - качество кооперации и конкуренции в кластере.

При этом предприятия – потенциальные участники кластера стоят, по нашему мнению, перед выбором, который можно назвать «кластерной дилеммой» (“cluster dilemma”), которая в сжатом виде представлена в табл. 3.

Таблица «Кластерная дилемма» потенциального участника кластера Принятие решения Отказ от участия в кластере об участии в кластере Отрицательное Положительное Отрицательное Положительное последствие последствие последствие Последствие Эффект синергии Потеря части Независимый Менее от участия суверенитета рост эффективная связанных и при принятии (возможность отрасль в целом, поддерживающих бизнес-решений получения замедляющая компаний, полного развитие совместного конкурентного отдельной лоббирования преимущества компании интересов от внедренных кластера, нововведений, финансовой лидерство на поддержки определенном государства, рынке) возможности пользоваться инновациями других участников Понятно, что каждый из вариантов развития несет для компании как преимущества, так и отрицательные последствия. Однако многочисленные исследования развития региональных и трансграничных промышленно-инновационных кластеров убедительно доказывают, что в долгосрочной перспективе решение об участии в данной сетевой структуре приносит большие возможности для роста и развития.

1.2. Современное понимание кластерной парадигмы – европейский подход В современном понимании кластерная парадигма (т.е. исходная система взглядов на создание и развитие промышленно-инновационных кластеров) включает в себя, по нашему мнению, четыре основные составляющие, насыщенные теоретическими подходами, которые, тем не менее, требуют осмысления создателями кластеров - представителями власти, бизнеса и научно-исследовательских структур:

производственную (сочетание отраслей в кластере, формирование производств полного цикла, локализация производства, экономические показатели эффективности работы кластеров);

пространственную (географическая близость производств, их пространственное размещение);

инновационную (информационный обмен в кластере, наличие научно-исследовательских центров, механизм коммерциализации инноваций, инновационная емкость кластера);

социальную (наличие доверия между участниками как основного нематериального актива, проблема взаимодействия в социальных сетях, механизм координации в кластере).

Важным в контексте развития «кластерного мышления» в Европе также является понимание того, что промышленно-инновационный кластер – не просто концентрация фирм одной отрасли – т.е. «cluster»14 в буквальном смысле слова.

Скопления компаний (промышленные районы, особые экономические зоны) также несут свои важные функции для развития территорий, в частности крупных городов, чему посвящены отдельные исследования, однако промышленно-инновационные кластеры представляют собой не просто способ сосуществования на определенной территории, а вид сетевого сотрудничества, при котором объединение компаний происходит на основе постоянного обмена информацией, использования совместных конкурентных преимуществ, например, в виде единого образовательного центра по подготовке узко-профильных специалистов, единой IT-платформы, координации действий с целью получения эффекта синергии от эффективности кластерного образования, в целом.

В этой связи, плодотворным представляется принятое в Европе на теоретическом и практическом уровнях понимание промышленно инновационного кластера как единой бизнес-экосистемы. Данное понятие в настоящее время активно используется для определения различных типов сообществ компаний, однако, в данном случае, оно позволяет учитывать взаимозависимость всех участников кластера и развить такое важное свойство кластерных сетей, как совместное обучение (co-learning) и, в конечном итоге – коэволюция (co-evolution) их участников.

Исследования в рамках экологии популяций подтверждают влияние самого процесса сетеобразования (как формального, так и неформального) на выживание фирм в долгосрочном периоде (Lomi, Grandori, 1993).

Сама теория бизнес-экосистем, использующая биологические аналогии, была развита Джеймсом Муром (James F. Moore, 1993)15.

Cluster – букв. с англ.: кисть, гроздь, пучок, куст, концентрация, скопление, рой.

См. James F. Moore. Predators and Prey: a new ecology of competition // Harvard – – Business Review 1993 May-June, pp. 75-86. Article reprint:

http://blogs.law.harvard.edu/jim/files/2010/04/Predators-and-Prey.pdf Изначально в качестве примера бизнес-экосистемы он описывает структуру и поведение международной сети высокотехнологичных организаций, которые работают на основе единой технологической платформы и то, как отдельные фирмы могут получать преимущества в данной среде. Однако, структура подобной бизнес-экосистемы чрезвычайно близка понятию «кластер».

Дж. Мур приводит достаточно много аспектов бизнес-экосистем по аналогии с природными экосистемами:

участники (виды), взаимоотношения между участниками (сеть), развитие (здоровье), динамика (эволюция), стратегии и поведение участников (роли).

Дж. Мур также выделяет четыре стадии развития бизнес-экосистем, каждая из которых требует от участников особого сочетания мер в ответ на вызовы кооперации и конкуренции в экосистеме:

- зарождение, - экспансия, - лидерство, - самообновление или смерть.

Данные этапы совпадают с общепринятой этапизацией развития промышленно-инновационных кластеров, что также указывает на возможность использования данной концепции в процессе кластерного строительства.

Также в рамках теории бизнес-экосистем выделяется четыре фактора, определяющих здоровье (т.е. эффективное функционирование) экосистемы:

ценность (создание ниши), критическая масса (прочность), постоянное улучшение функционирования (производительность), коэволюция16, т.е. эффекты совместного обучения и оптимизации.

Понятие коэволюции в контексте биофилософии означает не только соразвитие, но и взаиморазвитие природного и социального, и познание условий этого взаиморазвития сближает конкретно-научный, общенаучный и философский уровень исследований. Одна из основных работ на эту тему: Биофилософия. Серия:

Философский анализ оснований биологии под ред. Д-ра филос. наук И.К. Лисеева / РАН. Ин-т философии. – М., 1997. Данный подход является, на наш взгляд, чрезвычайно продуктивным для анализа сетевых форм организации бизнеса, в частности, промышленно-инновационных кластеров.

Издержками данной теории является слабое освещение проблем взаимодействия между экосистемами, которые выглядят как отдельные сообщества фирм, а также то, что данный подход изначально был рассчитан, в основном, на высокотехнологичные компании.


Тем не менее, представляется важным восприятие кластера как сообщества фирм, конкурирующих и одновременно сотрудничающих друг с другом.

Помимо системного подхода одной из важнейших характеристик, обеспечивающих успешное развитие промышленно-инновационных кластеров, является такое свойство, как динамизм. В этой связи, европейские эксперты активно обсуждают возможности использования при формировании кластеров теории американского экономиста Дэвида Берча (David Birch, 1979), выделившего категорию быстрорастущих компаний-«газелей» (Gazelle Theory).

Согласно широко принятому определению Д. Берча, «газелью»

может считаться малая или средняя фирма, которая за последние 4 года имела постоянный рост выручки не менее чем на 20% в год, начиная минимум со 100 000 долл. Т.е. за этот период должно происходить, как минимум, удвоение объемов продаж17. Компании данного типа часто являются основными работодателями в регионе.

Т.о., инициируя промышленный кластер, важно привлекать (возможно – на конкурсной основе) в качестве компаний, формирующих ядро кластера, именно динамичные компании «газельного» типа, которые не дадут кластеру «окостенеть» в собственных устаревающих конкурентных преимуществах при динамично развивающейся внешней среде.

Согласно исследованиям Д. Берча, у «газелей» обнаруживается достаточно положительных качеств:

- постоянный рост, говорящий о нахождении ими рыночной ниши с высоким потенциалом роста;

- разнообразие отраслей, в которых развиваются «газели»;

- различный масштаб компаний;

- слабая корреляция уровня развития компаний с уровнем развития отрасли, в целом, что позволяет находить возможности для роста даже в зрелых отраслях.

По нашему мнению, компании данного типа могут существенно ускорять развитие кластеров, при этом их масштаб особого значения не имеет.

См., например: Eric P. Canada What's a Gazelle? // "The Economic Development Marketing Letter" 28 February 1998, Volume: 1, Issue: e/2 SPECIAL EDITION.

В рамках европейского исследования, посвященного возможностям поддержки динамичных малых и средних компаний, одно из определений компаний-«газелей» выглядело следующим образом:

Небольшой масштаб + быстрый рост + x = компания-«газель», где x = культура, предпринимательские навыки, планы расширения бизнеса, динамичный менеджмент18.

Также европейские исследователи отмечают, что компании «газельного» типа довольно трудно поддерживать с помощью общеевропейских экономических политик, в первую очередь – из-за сильной динамики их развития («нестационарного» состояния).

Таким образом, современная дискуссия о развитии европейских промышленно-инновационных кластеров находится на том витке своего развития, когда новые или нашедшие новую интерпретацию теории могут существенно обогатить практику развития кластеров и усилить их эффективность в посткризисный период.

1.3. Механизм «тройной спирали» как необходимое условие сбалансированного развития промышленно-инновационных кластеров в Европе Экспертное сообщество и участники действующих успешных кластеров на сегодняшний день, в целом, достигли консенсуса в том, что эффективное развитие кластера характеризуется механизмом «тройной спирали» (Triple Helix), т.е. взаимодействием трех групп участников:

бизнеса, власти и науки (рис. 2). При отсутствии хотя бы одной из категорий формирование полноценных промышленно-инновационных кластеров становится невозможным.

Данное условие является ключевым и подробно исследуется теоретиками развития межфирменных сетей и практиками кластерного развития19.

John Rigby. Supporting “Gazelles” in Europe: How to design policies addressing fast growing SMEs in Europe? // Summary of INNO-GRIPS “Mini-Study on Gazelles” – April, 2007.

См., например: Etzkowitz, H. & Leydesdorfff, L. (2000) “The dynamics of innovation:

from National Systems and “Mode 2” to a Triple Helix of university-industry-government relations”, Research Policy, 29 (2), 109-123, а также: Henry Erzkowitz. The triple helix:

university-industry-government innovation. – Routledge, NY, London, 2008.

Компании и отрасли Кластеры и инновационная система Местные и Исследования, региональные разработки, власти образование (R&D&E) Рис. 2. «Тройная спираль» развития промышленно-инновационных кластеров Управление тройной спиралью осуществляется через механизм регионального партнерства с целью экономического развития, основанного на инновациях. Однако сам процесс управления – сложен в силу особенностей всех трех категорий участников (табл. 4).

Естественно, что у представителей бизнеса, науки и властных структур, участвующих в кластере, существуют собственные различные горизонты планирования, географический охват деятельности и системы стимулов. Успешными становятся именно те объединения, в которых всем группам участников удается сочетать собственные интересы с целями развития кластера.

Таблица Ключевые различия и факторы для управления «тройной спиралью»

Научно Бизнес Правительство исследовательские центры Культура Экономическая Политическая Научная Временные 6-10 лет 4 месяца 4 года рамки Географическая Региональная/лока Глобальная Глобальная перспектива льная Научное Вознаграждение Прибыль Переизбрание признание Источник: презентация Кристофера Эрландссона (Kristofer Erlandsson) на европейской конференции InterCluster 2008, http://www.intercluster.eu/images/stories/WS3.pdf Подход к сбалансированному развитию кластеров в виде «тройной спирали», несмотря на уже довольно длительное его существование, является чрезвычайно актуальным для Европейского Союза и в настоящее время – это можно заметить по условиям участия в программах по поддержке кластеров в рамках структурных фондов и рамочных программ ЕС. Например, в пояснениях к программе развития регионов знаний отмечается, что научно-исследовательские кластеры (research-driven clusters) должны включать, по крайней мере, три основных элемента «тройной спирали», а именно20:

юридические лица, осуществляющие исследования (университеты, исследовательские организации и центры коммерциализации исследований и разработок);

коммерческие организации (крупные предприятия и предприятия малого и среднего бизнеса) или их локальные объединения;

региональные/местные органы государственной власти (местные и региональные органы управления, агентства регионального развития);

национальные органы власти также могут участвовать в формировании кластеров (в малых странах Европы, или если они имеют региональное представительство);

специализированные региональные структуры, например транспортные агентства, могут также быть приглашены к участию в кластере, если в их сферу ответственности входит формирование и/или реализация соответствующей региональной политики.

В дополнение к трем вышеперечисленным категориям научно исследовательские кластеры в части бизнес-структур могут также FP7 Capacities Work Programme 2011: Regions of Knowledge. // European Commission C(2010)4903 of 19 July 2010. – URL:

http://www.frenz.org.nz/LinkClick.aspx?fileticket=LKAe2NEniqA%3d&tabid=125, p. 4.

включать центры трансфера технологий, торгово-промышленные палаты, финансовые организации (в первую очередь – банки), консалтинговые компании, специализирующиеся на данном конкретном секторе науки и производства.

По мере того, как эволюционирует сам кластерный подход, происходят уточнения и модификации данных элементов «тройной спирали». Роль государства в формировании кластеров на примере европейских стран будет подробно рассмотрена во 2-й главе данной работы, поэтому обратимся к проблеме согласованного взаимодействия всех участников европейских кластеров, а также к вопросу учета факторов, влияющих на кластерное развитие.

С точки зрения эффективного развития промышленно инновационных сетей в рамках ЕС выработана некая негласная формула:

сочетание эволюционности и конструктивности, детерминизма и волюнтаризма21. Это означает, что сети развиваются естественным путем, но пользуются поддержкой со стороны государств и ЕС в целом, имеют собственное видение развития, которое, в то же время, способствует реализации основных приоритетов Европейского Союза. Только баланс всех 4 сил (точка равновесия E на рис. 3) дает сбалансированное промышленно-инновационное развитие. Таким образом, «невидимая рука» предпринимательского сектора сочетается в Европе с «видимой рукой» кластерных политик европейских стран и ЕС в целом.

Evolution E Voluntarism Determinism Construction Рис. 3. Точка равновесия для сбалансированного развития промышленно-инновационных кластеров В данном случае под «волюнтаризмом» понимается процесс самостоятельного принятия решений менеджментом компаний относительно участия в промышленно инновационных кластерах на основе анализа экзогенных и эндогенных факторов (экономического состояния компании, макроэкономических индикаторов, состояния отрасли, конъюнктуры рынка и др.).

Данный подход в полной мере отражен в исследовании шведской консалтинговой компании Ivory tower, посвященном проблеме сочетания предпринимательских инициатив и государственной поддержки в процессе формирования эффективных кластеров в Европе на государственном и региональном уровне22. В данном исследовании предлагается графическая модель «воронки» (Funnel model), близкая, по сути, к модели детерминант конкурентного преимущества М. Портера23.

В данной модели наглядно показаны группы факторов (силы), влияющие на развитие конкурентоспособных промышленно инновационных кластеров, а следовательно, на конкурентоспособность отдельных компаний региона (рис. 4).

1. Кластеры функционируют как часть микроэкономической среды региона и изначально формируются с участием предопределенных (детерминированных) факторов, связанных с историческим и культурным наследием, географическим положением данного региона, системой институционального и нормативно-правового регулирования и макроэкономической средой, в целом.


2. Кластеры также формируются «снизу вверх», в первую очередь, самой предпринимательской активностью и фирмами, которые внедряют новые стратегии и бизнес-модели. Эти действия отдельных компаний, как правило, не скоординированы, но являются частью общего рыночного механизма – «невидимой руки рынка» в действии.

1. Национальная среда развития бизнеса Традиции и культура, Географическое положение, Институционально-правовая среда, Макроэкономическая среда.

(Принцип детерминизма) rjan Slvell. Clusters – Balancing Evolutionary and Constructive Forces, 2-d ed. - Ivory Tower Publishers, Stockholm, 2009. // URL: http://www.cluster-research.org/redbook.htm.

Конкурентный ромб или «Diamond model».

3. Политика на 4. Кластерные микроуровне инициативы (государство Региональная бизнес-наука) политика, Повышение уровня Конкурентоспособность фирм Политика по развития персонала, развитию научных Экспансия исследований, кластеров, - + Промышленная Развитие бизнеса, Статичные, Динамичные, политика, Торговое неконкуренто конкурентоспо Кластерные сотрудничество, способные собные политики и Инновации и кластеры кластеры программы. технологии, (Конструктивные Деловая среда и усилия) политика.

(Конструктивные усилия) 2. Предпринимательство и инновационные стратегии (механизмы свободной конкуренции, «невидимая рука»

рынка в действии) Предпринимательство Инновационные стратегии и бизнес-модели Возможности для выхода на рынок новых фирм (Принцип волюнтаризма) Рис. 4. Модель «воронки» в развитии европейских кластеров Составлено по: rjan Slvell. Clusters – Balancing Evolutionary and Constructive Forces, 2-d ed. - Ivory Tower Publishers, Stockholm, 2009, pp. 24-29.

С точки зрения обеспечения баланса встречного движения по развитию европейских кластеров «снизу вверх» и «сверху вниз»

необходимо рассмотреть два основных вида инструментов развития кластеров: кластерные политики и кластерные инициативы.

В Европе на сегодняшний день выработан единый подход к определению кластерных инициатив. Кластерная инициатива (Cluster Initiative) понимается как организованное усилие по увеличению роста и конкурентоспособности кластера в регионе, включающее предприятия кластера, правительство и/или научное сообщество24.

Организации, управляющие кластерными инициативами, получили название «фасилитаторы»25 кластеров. Многие европейские кластеры инициируются т.н. «кластрепренерами» (clusterpreneur): обычно это физические лица – инициаторы и основные участники кластера. При этом властные структуры также могут выступать с кластерными инициативами в формате «тройной спирали» государство-бизнес-наука.

Одно из наиболее полных исследований европейских кластерных инициатив было проведено в 2003 г. (The Cluster Initiative Greenbook).

Особое внимание в данном исследовании уделено целям, которые в основном ставятся инициаторами. Результаты опросов участников инициатив представлены в табл. 5. Опрос проводился по всему миру, однако, можно предположить, что такие усредненные результаты не искажают существенно оценки европейских инициаторов.

Таблица Основные цели кластерных инициатив Доли Основные цели развития опрошенн Варианты реализации целей кластерных инициатив ых Экспансия кластера - Услуги инкубаторов, 0-50% - Стимулирование ПИИ - Положительные побочные 50-75% эффекты (spin-off), - Развитие бренда региона, - Привлечение новых компаний - Рост компании 75% Продолжение табл. Доли Основные цели развития опрошенн Варианты реализации целей кластерных инициатив ых Инновации и технологии - Технические стандарты 0-50% - Совершенствование 50-75% rjan Slvell, Gran Lindquist, Christian Ketels. The Cluster Initiative Greenbook. – Bromma tryck AB, Stockholm, 2003. – P. 15.

Букв. от англ. Facilitator – содействующий, способствующий достижению цели.

Выборка составила 238 анкет.

производственных процессов, - Диффузия технологий, - Учет новых технологических тенденций - Рост степени инновационности, 75% Развитие новой технологии Образование и повышение 0-50% квалификации - Техническое обучение, 50-75% - Тренинги для управленческого персонала 75% Торговое сотрудничество - Координация закупок, 0-50% - Снижение конкуренции в данной сфере - Развитие рынка (market 50-75% intelligence), - Поддержка бизнеса, - Продвижение экспорта 75% Политическое влияние - Инфраструктурные проекты, 0-50% - Лоббирование с целью изменения регулятивных мер, - Лоббирование с целью получения субсидий - Лоббирование строительства 50-75% объектов инфраструктуры 75% Сетевое взаимодействие и - Мониторинг кластера, 0-50% самообследование - Публикация отчетов - Информированность 50-75% участников кластера - Формирование кластерной сети, 75% - Развитие социальной сети Составлено по: rjan Slvell, Gran Lindquist, Christian Ketels. The Cluster Initiative Greenbook. – Bromma tryck AB, Stockholm, 2003. – PP. 27-28, 36.

Исследование показало, что 89% европейских кластерных инициатив (КИ) имеет постоянного «фасилитатора», около 68% – собственный офис.

Фасилитаторы, в основном, происходят из производственной среды кластера. Около 78% фасилитаторов создают условия для обмена идеями по поводу результативности КИ и того, как она должна работать. В 87% случаев этот обмен основан на внутренней оценке сильных и слабых сторон кластера, и только в 36% происходит адаптация международного опыта. КИ имеют сформулированное и выраженное видение (84%), но, при этом, менее 68% также имеют количественные цели27. 95% КИ включают 10 и более участников. В 40% случаев успех инициативы зависит от одного ключевого физического лица.

Кластерные политики представляют собой конструктивные усилия по формированию и развитию кластеров со стороны органов власти как отдельных европейских государств, так и ЕС, в целом, и будут подробно рассмотрены во второй главе. При этом, следует отметить, что лишь сбалансированное сочетание инициатив и политик формирует оптимальные кластерные структуры, которые, с одной стороны, отвечают требованиям экономических стратегий на уровне стран и ЕС, в целом, а, с другой стороны, способны самостоятельно конкурировать на мировых рынках в изменяющихся условиях.

rjan Slvell, Gran Lindquist, Christian Ketels. The Cluster Initiative Greenbook. – Bromma tryck AB, Stockholm, 2003. – P. 11.

ГЛАВА 2. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ СРЕДА РАЗВИТИЯ ПРОМЫШЛЕННО-ИННОВАЦИОННЫХ КЛАСТЕРОВ В ЕВРОПЕ:

ПОЛИТИКИ И ИНИЦИАТИВЫ Анализируя современное развитие европейских промышленно инновационных кластеров, необходимо уделить особое внимание институциональной среде, обеспечивающей их финансовую и интеллектуальную поддержку на трех основных уровнях: Европейского Союза в целом, между отдельными европейскими странами и национальном. От степени развитости систем поддержки на всех уровнях и их согласованности зависит конкурентоспособность отдельных европейских стран и ЕС как единого экономического субъекта.

В целом, можно выделить пять типов европейских кластерных политик:

- Посреднические политики (broker policies), направленные на сотрудничество с бизнесом, развитие научных парков, бизнес инкубаторов.

- Политики по стимулированию высококачественного спроса (demand-side policies), включающие в себя аккумулирование информации о новых перспективах развития, донесение до потенциальных потребителей инновационной составляющей производимых продуктов, развитие идеи открытости инноваций.

- Меры по развитию программ обучения.

- Стимулирование развития международных связей (развитие трансграничных кластеров).

- Структурные политики (направленные на инфраструктурное и институциональное развитие).

При этом все кластерные политики можно разделить на два направления в зависимости от их приоритетов28:

I. Рост концентрации (в первую очередь – предприятий) является основным критерием успешной кластерной политики: по мере роста концентрации конкурентоспособность компаний внутри кластеров также возрастает в результате действия агломерационных эффектов.

Можно назвать данное направление политик количественным, так как основной запрос, на который они отвечают – «БОЛЬШЕ».

В случае выбора концентрации как основного критерия развития кластеров, в первую очередь, встает вопрос о мерах по стимулированию привлечения компаний на определенную территорию. При этом Ch. Ketels. Clusters, Cluster Policy, and Swedish Competitiveness in the Global Economy, pp. 23-24.

большинство экспертов считают, что на начальных стадиях развития кластеров крупные единовременные субсидии или налоговые льготы не принесут должного эффекта, так как такая политика потребует доступа к значительному массиву информации. Кроме того, любые политики по искусственному изменению местоположения компаний (привлечению их в новую производственную агломерацию) ухудшают существующий оптимум.

II. Конкурентоспособность является основным критерием успешной кластерной политики: по мере роста конкурентоспособности концентрация будет увеличиваться естественным путем по мере роста участников 29.

привлекательности кластера для новых Конкурентоспособность как избранный критерий дает возможность кластерам выступить в роли инструмента развития и реализации политики, а не только в роли ее объекта. В данном случае речь идет о целом комплексе мер – инновационных, региональных, промышленных политик, направленных на формирование единых платформ сотрудничества в рамках промышленных агломераций.H Второе направление развития кластерных политик назовем качественным, так как тот запрос, на который отвечают они – «ЛУЧШЕ».

2.1. Кластерная политика на уровне Европейского Союза Развитие промышленно-инновационных кластеров является важной частью экономического развития ЕС в целом, и одной из составляющих роста конкурентоспособности данного интеграционного объединения.

Изначально кластерное развитие являлось как частью общеэкономических кластерных политик (в первую очередь – политики стимулирования инноваций), так и объектом самостоятельной политики30.

В настоящее время Европейский Союз переходит от Лиссабонской стратегии, принятой на период 2000-2010 гг., к экономической стратегии «Европа-2020» (A European strategy for smart, sustainable and inclusive growth), направленной на экономический рост и создание новых рабочих мест, поэтому понятно, что процесс кластеризации должен стать одним из ключевых инструментов достижения большей конкурентоспособности ЕС в целом. В рамках принятой в марте 2010 г. стратегии Европейской Roriguez-Clare, Andres, Coordination failures, clusters and microeconomic interventions, IADB Working Paper 544, Washington, 2005.

См. Clustering and City Competitiveness – an introduction - EUROCITIES Clusters Working Group URL: www.eurocities.eu Комиссией сформулировано 7 ведущих инициатив (flagship initiatives)31, и внутри инициативы «Промышленная политика в эру глобализации» одним из направлений на уровне ЕС в целом названо «улучшение бизнес-среды, особенно для малых и средних предприятий, включая сокращение транзакционных издержек развития бизнеса в Европе, продвижение кластеров и улучшение доступа к источникам финансирования»32.

Значительное внимание в Стратегии уделено также проблеме финансирования инноваций в пост-кризисных условиях, что также является ключевой проблемой развития промышленно-инновационных кластеров. В табл. 6. представлены основные организации, инициативы и программы ЕС, которые способствуют развитию межфирменных сетей и, таким образом, формируют общеевропейскую кластерную инфраструктуру.

Таблица Институты и инструменты кластерной политики ЕС Кластерные организации, Необходимые пояснения инициативы, программы Инициатива Директората Европейской Europe INNOVA Комиссии по предпринимательству и промышленности (Directorate General for Enterprise and Industry), который стремится стать лабораторией развития и тестирования новых инструментов поддержки инноваций с тем, чтобы инновационные предприятия могли создавать инновации быстрее и лучше. Она объединяет государственные и частные структуры, поддерживающие инновации, такие как инновационные агентства, центры передачи технологий, бизнес-инкубаторы, финансовые посредники, кластерные организации и др.

Запущенная в 2006 г. в рамках 6-й COMMUNICATION FROM THE COMMISSION EUROPE 2020. A strategy for smart, sustainable and inclusive growth – URL: http://www.eu oplysningen.dk/upload/application/pdf/e537c86a/20102020.pdf COMMUNICATION FROM THE COMMISSION EUROPE 2020. A strategy for smart, sustainable and inclusive growth – URL: http://www.eu oplysningen.dk/upload/application/pdf/e537c86a/20102020.pdf, p. 15.

рамочной программы Европейской Комиссии, инициатива Europe INNOVA имеет целью определение и анализ факторов, способствующих и препятствующих развитию инноваций для формирования целевых поддерживающих мер.

Продолжение табл. Кластерные организации, Необходимые пояснения инициативы, программы Отраслевой подход данной инициативы направлен на усиление сотрудничества между производственными кластерами и практиками в сфере финансирования и стандартизации путем создания обучающих платформ для обмена опытом, лучшими практиками и знанием.

Основная цель инициативы – информировать, помогать и организовывать в сети основных заинтересованных лиц в сфере предпринимательских инноваций, включая менеджеров компаний, политиков, менеджеров кластеров, инвесторов и соответствующие ассоциации.

В 2009 г. были определены три приоритетных направления данной инициативы:

трансграничное кластерное сотрудничество, услуги, основанные на знаниях и эко-инновации.

В рамках этих направлений будут развиваться поддерживающие услуги для малых и средних предприятий, в основном – старт-апов, в основном на базе Европейских Инновационных Платформ, объединяющих государственно частные партнерства из разных стран, помогая им в реализации поставленных целей.

В частности, Кластерная инновационная платформа (Cluster-IP)35 направлена на рост инноваций, в первую очередь, на малых и средних предприятиях, участвующих в Приоритетом 6-й рамочной программы ЕС (FP6) является, в целом, «Структурирование пространства европейских исследований».

http://www.europe-innova.org http://www.europe-innova.org/web/guest/cluster-cooperation/cluster-innovation-platform кластерах, особенно в сфере эко-инноваций и биотехнологий. Также платформа объединяет кластерные организации из европейских стран для выработки новых, более совершенных инструментов поддержки, а также для апробирования новых форм кластерного сотрудничества. Два наиболее перспективных направления в рамках Europe INNOVA, которые можно назвать «локомотивами»

Кластерной инновационной платформы, представляют собой партнерства, Продолжение табл. Кластерные организации, Необходимые пояснения инициативы, программы направленные на выработку и апробацию «лучших практик» поддержки инновационных компаний в кластерах.

1. Кластерное партнерство «EcoClup»36 первое инновационное партнерство, направленное на поддержку более компаний, а также исследовательских центров из эко-инновационных отраслей, включая утилизацию мусора, очистку воды, контроль за загрязнениями, энергетику, экологичный транспорт и строительство. В партнерстве участвуют кластерные организации из Австрии, Великобритании, Венгрии, Германии, Дании, Испании, Нидерландов, Финляндии, Франции38. Планируется развитие образовательных программ менеджеров кластеров, методик оценок их эффективности, совместные исследования, формирование стратегий интернационализации 13 уже Eco-Innovation Cluster Partnership for Internationalization and Growth.

Примеры кластеров, входящих в партнерство: Envirocluster (Питерборо, Великобритания) – координатор партнерства EcoClup, Finnish Cleantech cluster (Лахти-Куопио-Оулу, Финляндия), Eco World Styria (Грац, Австрия), Bayern Innovativ GmbH (Аугсбург, Германия) и др. Всего в 2010 г. в партнерстве участвовало кластерных организаций.

http://www.europe-innova.eu/web/guest/cluster-cooperation/cluster-innovation platform/ecoclup/about, http://www.envirocluster.co.uk/projects/ecoclup/ участвующих в партнерстве кластеров, а также развитие взаимосвязей с европейской эко инновационной платформой (Eco-IP).

2. Кластерное партнерство “ABCEurope” (Advanced Biotech Cluster platforms for Europe) направлено на развитие кластеров мирового уровня в секторе биотехнологий путем развития индивидуальных инструментов поддержки для 750 малых и средних биотехнологических предприятий (подробнее сами кластеры биотехнологий будут рассмотрено в 3-й главе).

Продолжение табл. Кластерные организации, Необходимые пояснения инициативы, программы Основные цели:

- Усиление партнерств между сообществами биотехнологических компаний и поддержка «транснационального сотрудничества, ориентированного на результат» (results oriented transnational cooperation);

- Разработка более эффективных мер по поддержке инноваций в части соединения исследований, предпринимательства и источников финансирования;

- Усиление международного уровня сотрудничества био-кластеров ЕС внутри и вне Европейского Союза.

В рамках “ABCEurope” в 2010 г. было проведено исследование инструментов поддержки инноваций для развития ЕС биотехнологических кластеров в (подробнее о его результатах – также в 3-й главе).

On-line платформа, запущенная в 2007 г.

The European Cluster Observatory40 и обеспечивающая единый доступ к http://www.europe innova.eu/c/document_library/get_file?folderId=132990&name=DLFE-10371.pdf http://www.clusterobservatory.eu/index.html Европейская система информации о кластерах и кластерных наблюдения за политиках в Европе. Также осуществляет развитием кластеров анализ и составляет отчеты о региональных условиях конкуренции, транснациональных сетях развития кластеров, кластерах в новых отраслях, изучает лучшие практики создания кластерных организаций.

Данная система ориентирована на три целевые группы:

- Политики и правительственные чиновники на общеевропейском, национальном, региональном и локальном уровнях;

- Управленческий персонал кластеров;

- Ученые и исследователи.

Продолжение табл. Кластерные организации, Необходимые пояснения инициативы, программы В рамках данной системы создан официальный инструмент картографирования европейских кластеров (European cluster mapping tool), позволяющий отслеживать статистику занятости и результативности деятельности кластеров. Данный инструмент предоставляет доступ к статистическим данным как по принципу географической концентрации отраслей, так и по показателям экономического развития.

Кроме того, данная система предоставляет пользователям данные по системе регулирования, которая формирует региональную конкурентоспособность.

Пользователи могут получить доступ к данным по стандартным отраслям и регионам, или использовать специфические запросы, которые добавляются к инструменту картографии.

Инициатива в рамках инновационной PRO INNO Europe политики ЕС, сочетающая сравнительный анализ и оценку реализации национальных и региональных инновационных политик с поддержкой сотрудничества на государственном и региональном уровнях для стимулирования совместной работы инновационных агентств и других участников инновационного процесса.

Является частью общей политики координации между странами ЕС в инновационной сфере – в первую очередь, как источник информации для принятия решений по дальнейшему развитию инновационной политики. Инициатива PRO INNO Europe постепенно становится основным источником для анализа и развития европейской инновационной политики, объединяет более 200 участников данного процесса и заинтересованных лиц из 33 стран.



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.