авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРА- ЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ...»

-- [ Страница 6 ] --

Доля студентов заочной формы обучения, % 1990 1995 2000 2005 В приеме 27,5 29,7 37,7 38,6 45, Распоряжение Минобразования РФ от 26.08.2003 № 985-24 «О расчете предельной численности контингента обучающихся с применением дистанционных образова тельных технологий».

Прием в образовательные учреждения высшего профессионального образования по формам обучения. Официальный сайт Росстата http://www.gks.ru/bgd/regl/b10_13/ IssWWW.exe/Stg/d2/07-54.htm Дата обращения 13.05.2011.

Продолжение табл. Доля студентов заочной формы обучения, % 1990 1995 2000 2005 В контингенте 31 29,9 35,6 39,2 В выпуске 35,2 28,3 32,4 38,9 40, Рассчитано по: Прием в образовательные учреждения высшего профессионального образования по формам обучения. Образовательные учреждения высшего профессио нального образования (на начало учебного года). Выпуск специалистов образователь ными учреждениями высшего профессионального образования по формам обучения // Официальный сайт Росстата http://www.gks.ru Дата обращения 13.05.2011.

Только в середине «нулевых» годов после высказываний первых лиц страны заочное обучение хотя бы в документах стало учитывать необходи мость дистанционных технологий. После того как филиалы обязали само стоятельно проходить процедуру лицензирования, их число стало сокра щаться. Однако идет «позиционная война»: например, с 2007 по 2008 гг.

количество филиалов государственных учреждений ВПО уменьшилось на 33, а количество обучающихся в них студентов возросло на 6 410 чел.

Вместе с тем достаточно взглянуть на сайт Рособрназдора, чтобы убе диться: особую жесткость в ходе лицензионных процедур проявляют именно к филиалам. Но практически 10 лет филиалы многих государст венных университетов работали как diploma mills, «фабрики по выдаче ди пломов» (подробно см. раздел 1.1), и, в первую очередь, – дипломов спе циалиста.

Отметим, что статистика по филиалам отрывочна и противоречива в еще большей степени, чем вся статистика высшего образования в России в целом (хуже только статистика получения ученой степени кандидата наук помимо аспирантуры). Так, например, в материалах, представленных к за седанию коллегии Минобрнауки России 1.07.2009 г.160, количество фи лиалов государственных вузов указывается 1381 за 2008 г.;

в статистиче ском сборнике «Образование в России – 2008»161 этот же показатель на 2008 г. составляет 1102.

В первые 5 лет нового столетия число государственных вузов увели чилось на 48, а число обучавшихся в них студентов выросло на 1 715,5 чел. Изменения в подходах к государственному лицензирова нию и аккредитации положили конец увеличению числа государственных вузов: с 2005 до 2009 гг. включительно их стало больше всего на 5, а ко Справка по вопросу «О состоянии и перспективных направлениях развития сети высших учебных заведений». К заседанию коллегии Минобрнауки России 1 июля 2009 года // Официальный сайт Минобрнауки РФ http://www.mon.gov.ru. Дата обра щения 18.01.2010.

Образование в России-2008. Статистический бюллетень. – М.: МГУПИ, 2009. – С. 365.

личество студентов во всех государственных вузах увеличилось «всего»

на 150,3 тыс. чел.162.

Вторую возможность быстрого однозначного внедрения многоуров невого высшего образования «сверху» давал институт, специфический для российской образовательной системы и отсутствующий в такой унифици рованной форме где-либо еще, а именно институт государственных обра зовательных стандартов. Их изменение, прерогатива государства и тес нейшим образом интегрированных с ним УМО вузов, важного звена про цедуры лицензирования и аккредитации, также теоретически позволяло зафиксировать и специалитет, и бакалавриат (или что-либо одно) как ООП первого уровня, магистратуру – как следующего второго и аспирантуру – как третьего.

В условиях «парада университетских суверенитетов» реформа ГОС ВПО и несовершенство «стандартов второго поколения» 2000-х гг. каза лись меньшим злом по сравнению с самостоятельным внутривузовским планированием содержания образовательных программ. Ведь в случае усиления институциональной автономии, даже с благой целью сделать со держание образовательной программы гибким, например, для большего соответствия запросам рынка труда, любому ректору пришлось бы, во первых, вступить в сложные и длительные переговоры с Министерством, а, во-вторых, пойти на реформу внутривузовской системы управления, не избежно, как показывает и европейская, и российская практика, сопровож дающую переход на компетентностный подход. Наконец, слабое действие репутационного фактора в российской высшей школе при отмене ГОС ВПО сняло бы последние формальные барьеры на пути превращения части российских вузов в diploma mills, не имеющие не только репутационных, но и содержательных ограничений, причем за государственный счет.

Поэтому был избран менее конфликтный, но получивший повсеме стное распространение в российской высшей школе конца 1990 – начала 2000-х гг. путь: введение специализаций в рамках специальностей. Ряд недобросовестных вузовских администраторов на уровне декана и заве дующих кафедрами, стремившихся сделать свои подразделения выпус кающими и получить право набора, в т.ч. на платные специализации, вво дил специализации «явочным порядком», не утруждаясь их согласованием с профильным УМО. Расчет шел именно на завышенный спрос и неопре деленность информации (не зря высшее образование относят к числу до верительных благ): звонкие названия «социально-экономического» или Рассчитано по: Образовательные учреждения высшего профессионального образо вания (на начало учебного года) Официальный сайт Росстата http://www.gks.ru/bgd/regl/b10_13/IssWWW.exe/Stg/d2/07-48.htm. Дата обращения 13.05.2011.

«управленческо-юридического» подобия вписывались во вкладыш дипло ма, выдаваемого по технической специальности. В некоторых вузах заня тия по некоторым дисциплинам таких специализаций, объясняемые их инновационностью, проводились на платной основе в «добровольно принудительном порядке», далеко не всегда отражались в учебных пла нах, и только в ректорате решалось, каким образом распределять полу ченный внебюджетный доход внутри вуза.

Многочисленные специализации в рамках специальностей и направ лений при наличии бакалавриата запутывали студентов и преподавателей еще больше, превращали образовательные программы и учебные планы, особенно на последних годах обучения, в набор дисциплин, часто случай ных, зависящих от профиля выпускающей кафедры и интересов ее от дельных сотрудников в гораздо большей степени, нежели от логики обра зовательной программы в целом.

Другим вариантом недобросовестного, но легального увеличения внебюджетных поступлений являлось массовое открытие специальностей гуманитарных (например, PR и юриспруденция), экономико управленческих и социальных укрупненных групп на технических фа культетах вузов, в советском прошлом бывших отраслевыми институтами.

Технология была простая: показатели кадрового обеспечения указывались по вузу, где, естественно, были кафедры и/или преподаватели с соответст вующим образованием, возможно, даже читающие такие курсы;

а специа лизация реализовывалась на техническом факультете его же преподава телями и соответствующими профилю факультета, но не реализуемой специальности, выпускающими кафедрами. Последние, помимо средств от «договорных» студентов и частично самовольно вводимых платных дисциплин, получали и так называемую «негорловую» нагрузку – руково дство курсовыми и дипломными работами, а то и диссертационными ис следованиями. Ведь аккредитационные показатели касались в основном вуза, не выходя на уровень отдельной образовательной программы и тем более ее специализации, а качество выпускаемых таким образом специа листов оказалось достаточно низким, что спустя несколько лет было соот ветствующим образом оценено высшими руководителями страны.

Участие УМО было чрезвычайно документоемко и затратно для ву за, документация по образовательной программе фактически дублировала подаваемую вузом при лицензировании, экспертизы оплачивались вузом и т.п. Но самым прискорбным было слабое взаимодействие различных УМО друг с другом, отсутствие общей базы образовательных программ и спе циализаций, рассогласованность дисциплин различных циклов в пример ных учебных планах (ПУП). Так, в ПУП специальности 013400 «Приро допользование» дисциплины «Экономика» и «Экономика природопользо вания» шли параллельно друг другу – в 6-7 семестре. Причины такой си туации были заложены отсутствием взаимодействия двух разных УМО:

«Экономика» как дисциплина цикла ГСЭ разрабатывалась УМО по обра зованию в области экономики и менеджмента, а «Экономика природо пользования» как дисциплина цикла общепрофессиональных дисциплин федерального компонента (ОПДФ.1) и логика ее расположения в ПУП ро дились в недрах профильного для данной специальности Научно методического совета по экологии УМО университетов.

На внутривузовском уровне имела место пассивность руководства факультета как подразделения, реализующего данную ООП, и его методи ческой комиссии, которая была обязана обнаружить расхождения и пере смотреть учебный план, официально сообщив в соответствующие инстан ции о выявленных недостатках, хотя бы из чувства солидарности с други ми вузами и желания предстать экспертами163. Автору этих строк как пре подавателю обеих дисциплин на одном курсе одновременно для того, что бы экономический блок приобрел вменяемость изложения и усвоения, пришлось потратить некоторое время, чтобы убедить руководство фа культета в том, что план является примерным, следовательно, его пере смотр возможен, а потом и пересмотреть весь учебный план специально сти и специализаций – разумеется, без дополнительной оплаты.

Если бы стандартами «второго поколения» магистратура была вне дрена как второй последовательный уровень высшего образования, то большей части проблем, связанных со специализациями, не возникало бы даже при четырехлетнем бакалавриате. В пятилетнем же специалитете дисциплины, «втискиваемые» в последний год обучения по «экономико образной» специализации, зачастую не были связаны с логикой препода вания общеэкономических и управленческих дисциплин в цикле ГСЭ, ос ваиваемом в первые три года. Экспертиза ООП была бы более тщательной, чем при регистрации специализации. Наконец, в магистерской программе мог бы быть задействован потенциал преподавателей и технических, и об щеэкономических кафедр. Но этого не произошло и на рубеже веков.

Продекларированная в 2003 г. интеграция в Болонский процесс, как было показано выше, не сопровождалась созданием нормативных актов, формирующих институциональную среду, адекватную успешному и бы строму внедрению последовательной и непротиворечивой системы ква лификаций многоуровневого высшего образования. В отрасли в целом происходило увеличение не только количества студентов, обучающихся по все возрастающему числу ООП первого уровня и сомнительного каче ства, но и аспирантуры, и даже докторантуры. Они открывались «в паке Подробнее об этом см.: Шендерова С.В. Проблемы преподавания экономических дисциплин в технических и естественных вузах // Вопросы экономики. – 2002. – №8. – С.102-114.

те» со специалитетом по новым для новоиспеченного университета, но пользовавшихся спросом укрупненным группам специальностей, дабы подтвердить существование научных школ в вузе. Именно консерва ция специалитета как «первого с половиной» уровня, после завершения которого был возможен бесплатный переход на третий уровень (в аспи рантуру), но в течение многих лет практически невозможен бесплатный переход на второй уровень (в магистратуру) привела к колоссальной де вальвации степени кандидата наук, особенно экономических, социологи ческих и юридических.

Как отмечалось выше, магистратура была бы выходом для желавших продолжить образование и вполне удовлетворяла бы желающих обзавес тись квалификацией магистра как статусным аксессуаром. Это, разумеет ся, не прибавило бы чести вузам, набравшим магистрантов с такой моти вацией, но, по крайней мере, усложнило и сделало бы более дорогостоя щим доступ к третьему уровню в целом по стране, уменьшив масштаб де вальвации ученой степени кандидата наук.

Однако, не имея такой возможности, выпускники «новых» универ ситетов и уже давно работающие обладатели квалификации специалиста, в соответствии с советской структурой подготовки, чаще всего, с инже нерным «базовым» образованием, шли на новые для большинства вузов специальности аспирантуры, тем паче, что статус кандидата наук был вы ше магистерского. Там, под научным руководством обзаведшихся доктор ской степенью по социально-экономическим и общественным наукам преподавателей с базовым, например, техническим образованием или (бо лее характерно для периферийных вузов) кандидатов наук, обучение в ас пирантуре и иные способы получения ученой степени кандидата наук за частую окончательно профанировались164.

На рубеже столетий вузы расширили спектр вариантов получения ученой степени кандидата наук как посредством обучения в аспирантуре, которая после значительной формализации в 1990-х гг. постепенно стала приобретать черты образовательной программы, так и вне ее. В 2010 г.

был разработан проект Приказа Минобрнауки РФ об утверждении феде ральных государственных требований к структуре программы для обу чающихся в аспирантуре, что должно привести к усилению реального за действования аспирантов в деятельности вуза и контроля за действиями Отметим, что непоследовательность и противоречивость квалификаций привела к колоссальному перепроизводству кандидатов наук и в негосударственных вузах. Од нако это не снимает ответственность с государства, лицензировавшего и аккредито вывавшего как частные, так и государственные вузы, чья «лепта» в силу описанного выше количественного преимущества и является предметом нашего анализа.

вуза в этом направлении165. По мысли руководителей отрасли, этому же должно способствовать увеличение стипендии аспирантам и докторантам, из-за низкой величины которой соответствующий контингент перспек тивных исследователей, особенно в столицах, вынужден тратить время на заработки.

Вместе с тем в реальности наблюдается усиление дифференциации в степени вовлеченности аспиранта в деятельность вуза. С одной стороны, в первую очередь в ведущих университетах постепенно ужесточаются тре бования к тем, кто обучается по очной форме обучения;

предпринимаются попытки увеличивать их стипендию из внебюджетных доходов. С другой стороны, аналогичный процесс не прослеживается на заочной форме, ко личество бюджетных мест по которой, как было показано в разделе 3.1, возрастает, в особенности по экономическим и юридическим наукам.

Так, в 2008 г. в приеме в аспирантуру на бюджетные места, с учетом принятых в порядке восстановления и перевода, первенствовали техниче ские науки: всего было принято 6 388 чел., из них очно – 5 162, т.е. 81% от всего приема. Фактический выпуск по техническим наукам составил 4 346 чел.;

из них защитили диссертацию только 27,7%, в т.ч. защитив шиеся из числа обучавшихся по очной форме составили 22,6% от всего выпуска. На экономические специальности на бюджетные места в аспи рантуру было принято почти в 3 раза меньше: 2 347 чел., из них по очной форме – 69,2%. Фактический выпуск по экономическим наукам составил 2 234 чел., из них защитили диссертации 50%;

доля защитившихся аспи рантов, обучавшихся по очной форме, составила 25%.

Это означает, что аспиранты экономических специальностей в меньшей степени нуждаются в очной форме обучения для успешной за щиты, нежели представители физико-математических и технических наук.

Однако то же самое характерно и для медиков: из выпущенных в 2008 г.

аспирантов по медицинским наукам защитили диссертации 52% и 32% всех защитившихся выпускников обучались очно.

Доля очных аспирантов физико-математических наук, занимающих третье место, составляет в приеме на бюджетные места по специальности 87,4%;

очных аспирантов юридических наук – 64,2%. Доля очных аспи рантов, принятых в отчетном году, в т.ч. в порядке восстановления и пе ревода, меньше только на специальностях медицинских (63,8%), культу рологических (63%), психологических (60,2%) и педагогических наук – 56,7%. В целом очный прием в аспирантуру в 2008 г. за счет средств фе Приказ Министерства образования и науки РФ от 16.03.2011 г. № 1365 «Об утвер ждении федеральных государственных требований к структуре основной профессио нальной образовательной программы послевузовского профессионального образова ния (аспирантура)». Рег. № Минюста РФ 20700 от 10.05.2011. Вступает в силу с 28.05.2011 // Российская газета. – Федеральный выпуск № 5479. – 17.05.2011.

дерального бюджета составил 13 793 чел., т.е. 74,8% приема, в т.ч. в по рядке восстановления и перевода. Из всего выпуска в 2008 г. защитили диссертацию по физико-математическим наукам только 25,7%;

защитив шиеся из числа обучавшихся по очной форме составили 23,3% от всего выпуска. По юридическим наукам защитился 31,2% выпускников аспи рантуры, причем выпускники очной аспирантуры составили 20% всего бюджетного выпуска166.

Более низкая, чем в общем приеме по вузам, доля мест для очных аспирантов в бюджетном приеме на ту или иную группу специальностей свидетельствует о том, что при согласовании контрольных цифр приема вузы и ответственные государственные структуры идут на поводу у высо кого спроса на заочное высшее образование третьего уровня. Этот спрос имеет «железный» аргумент: вузы не в состоянии материально заинтере совать обучающихся в аспирантуре для очного обучения по этим группам специальностей и/или предоставить им адекватную базу для работы, тем самым интегрируя аспирантов в собственный учебно-научный процесс, понимаемый как единое целое.

С одной стороны, сокращение заочной бюджетной аспирантуры приведет к увеличению предложения вузами иных форм приобретения ученой степени кандидата наук, в первую очередь коммерческих. С дру гой стороны, тот факт, что 36,2% поступивших в 2008 г. на первый курс бюджетной аспирантуры потенциальных кандидатов медицинских наук и 43,3% потенциальных кандидатов наук педагогических выполняют дис сертационные исследования, работая в иных, нежели принимающий уни верситет, местах, далеко не все из которых связаны с избранной специ альностью, и представляют на кафедру лишь результаты исследований, проведенных фактически в автономном режиме, не может не требовать настоятельного внимания к проблеме единства академической деятельно сти аспиранта и вуза.

Очевидно, что величина стипендии, которая даже после планируемо го с сентября 2011 г. повышения способна покрыть лишь ежемесячные коммунальные расходы для счастливых обладателей собственного жилья в крупных городах, вырастет в лучшем случае до прожиточного миниму ма. Поэтому сократить бюджетные места в заочных аспирантурах означа ет лишить возможности бесплатно получить ученую степень в первую очередь тех, кто не в состоянии оплатить обучение в аспирантуре, но ра ботает в сфере, соответствующей специальности, в т.ч. в бюджетных ор ганизациях.

Рассчитано по: Статистический сборник о работе в сфере послевузовского профес сионального образования в 2008 году (аспирантура и докторантура в системе Рособ разования). – СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2009. – С. 9.

На наш взгляд, поиск путей повышения качества обучения в аспи рантуре и достижения его соответствия между очной и заочной формой обучения лежит в той же плоскости, что и интеграция образования и нау ки в каждом отдельно взятом вузе. Экзогенные для вуза факторы в виде низкой стипендии должны являться стимулирующим фактором для его руководства в поиске новых путей трудоустройства аспирантов – как оч ных, так и заочных, увеличения возможностей оплачиваемых работодате лем практик, создания пресловутых малых предприятий при вузах и т.п.

Пока же на фоне ритуальных сожалений о низкой стипендии более востребованы такие управленческие практики, как бесплатная эксплуата ция аспирантов в качестве ведущих семинарские, а то и лекционные заня тия за научного руководителя и иных членов кафедры (в рамках практи ки)167, привлечение аспирантов к неоплачиваемой работе в научном про екте под тем же лозунгом, взимание платы за организацию зарубежных стажировок, публикации и т.п.

При этом статистика трудоустройства аспирантов как во время обу чения в аспирантуре, так и после этого отсутствует не только в государст венном масштабе, но и в официальных источниках российских ву зов. Такая информационная неопределенность поощряет тех, кто рассмат ривает обучение в аспирантуре и приобретение ученой степени как пре стижный аксессуар, автоматически повышающий карьерные перспективы.

Сохраняется значительный объем договорного приема в аспиранту ру, по преимуществу на те специальности, о перекосе в сторону подготов ки по которым так много сказано, в т.ч. в высших политических кругах страны. Наибольшее количество договорных мест в 2008 г. открыто для приема на экономические науки, 3 677, из них очно – 46,4%. Технические науки занимают в договорном приеме второе место: 2 782 чел., однако, в отличие от экономистов, большинство из них предпочло обучаться очно – 72,7%. На третьем месте по количеству принятых на договорной основе аспирантов находятся представители педагогических наук. Из 1 295 чел.

только 27,4% предпочли обучаться очно. Представители юридических специальностей находятся на четвертом месте по объему приема 2008 г.

(1 553 чел.), из них очно предпочли обучаться 50,1%.

В 2008 г. выпущено 475 юристов, обучавшихся на договорной осно ве, из них защитились 21,5%;

защитившиеся аспиранты-очники составили 10,9% от всего договорного выпуска по юридическим наукам. Больше, чем по юридическим наукам, аспирантуру закончило только представите лей технических (1 023 чел.) и экономических (1 198 чел.) наук.

Благо 3 кредита в Примерных требованиях позволяют аспиранту вести занятия и уча ствовать в промежуточной аттестации в 3 группах каждую неделю в течение семестра.

По техническим наукам защитили диссертации 14% выпускников, обучавшихся на договорной основе;

доля защитившихся обучавшихся в аспирантуре очно составила 8,5% выпуска. По результатам выпуска аспи рантов, обучавшихся на договорной основе, абсолютные лидеры – эконо мисты. Они первенствуют и в количестве окончивших аспирантуру, и в количестве ее выпускников, обучавшихся очно, и в количестве защитив шихся (303 чел.), что составило 25,3% всего выпуска, и в количестве за щитившихся из числа обучавшихся по очной форме (175 чел.), и в их доле в общем выпуске (14,6%)168.

В целом, как отмечалось в разделе 1.2, число незащитившихся выпу скников аспирантуры значительно преобладает над теми, кто в срок довел диссертацию до защиты. Вместе с тем в связи с увеличением срока обуче ния в аспирантуре до 4 лет в очной форме и до 5 – в заочной по специаль ностям, среди которых преобладают физико-математические и техниче ские, может измениться доля тех, кто защищается в срок.

Однако главный признак несоответствия ученой степени кандидата наук, присваиваемой в российских вузах, европейскому пониманию ква лификации третьего уровня высшего образования – это возможность ее получения иными, помимо обучения в аспирантуре, и отнюдь не равно значными ему, по преимуществу оплачиваемыми способами.

Внутривузовские управленческие практики из-за несовершенства за конодательства создают значительные различия на «входном» уровне.

Само поступление в аспирантуру возможно как с дипломом магистра, так и с дипломом специалиста. Это нарушает принцип равенства поступаю щих с социальной точки зрения, с позиций равенства их познаний и их равной оценки. Усиливающим неравенство и субъективизм на вступи тельных экзаменах является зачисление в аспирантуру на основе итоговой аттестации магистров одного и того же вуза – в ущерб магистрам и спе циалистам из других вузов.

Прием в бюджетную аспирантуру может быть облегчен для тех, кто поступает на основе соглашений и в рамках научно-технических про грамм вузов, находящихся в ведении Рособразования, поскольку сопро вождается мотивированным ходатайством направляющего вуза о зачисле нии конкретного человека. Поскольку принимающий вуз получает благо даря соглашению дополнительные средства, стимул зачислить этого чело века явно повышается и находится в меньшей зависимости от его знаний (справедливости ради отметим, что такие граждане в 2008 г. составляли 1,05% от всего приема за счет средств федерального бюджета).

Рассчитано по: Статистический сборник о работе в сфере послевузовского профес сионального образования в 2008 году (аспирантура и докторантура в системе Рособ разования). – СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2009. – С. 13.

Прием иностранных аспирантов (не СНГ), в отличие от представите лей всех бывших республик СССР, проводится в течение всего года.

В 2008 г. их количество, принятое на обучение за счет средств федераль ного бюджета, составило 1,34% от всего бюджетного приема и 2,23% – от договорного169.

Способов вообще обойти обучение в аспирантуре, но, тем не менее, успешно приобрести искомую степень кандидата наук несколько. Бес платно они доступны по преимуществу тем, кто имеет возможность полу чить целевое направление научно-образовательной организации или орга на государственной власти, где работает соискатель. В идеале эти органи зации заключают соглашение с вузом, где планируется соискательство. На практике вузы-партнеры взаимодействуют на договорной основе, а госу дарственные структуры, направляющие соискателя для прикрепления, мо гут пользоваться административным ресурсом по отношению к вузу, на правляя соискателей без оплаты.

Это обстоятельство необходимо учитывать при передаче вуза в ве дение администрации региона или в статус муниципального. Городские руководители, покушающиеся на монопольное право университета при сваивать степени, встречались еще в средневековой Европе, где злоупот реблениям способствовала территориальная удаленность руководителя государства. Так, несмотря на указ Фридриха Барбароссы о предоставле нии привилегий профессорам и студентам Болонского университета с 1158 г., вплоть до 1278 г. местная власть практиковала навязывание по жизненного контракта профессорам, вынуждая их становиться чиновни ками коммуны. Это в корне пресекало академическую мобильность, а, следовательно, поиски не только нового знания в иных университетах, но и более выгодной работы;

лишив людей выбора, можно было без труда вмешаться и в процесс присуждения ученых степеней170.

И если средневековые университеты в отсутствие цивилизованных законов лавировали между королями, папами, представителями тех и дру гих «на местах», городскими коммунами и разнокалиберными феодалами, то университеты в российских регионах при отсутствии интереса и фи нансирования их деятельности федеральными властями, и тем более, при их передаче властям региональным, могут предпочесть разве что крупного по региональным масштабам частного инвестора, статус негосударствен ного образовательного учреждения и, возможно, одним из первых меро Статистический сборник о работе в сфере послевузовского профессионального об разования в 2008 году (аспирантура и докторантура в системе Рособразования). – СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2009. – С. 8.

Гофф Жак Ле. Интеллектуалы в Средние века. – СПб.: Изд-во СПбГУ, 2003. – С. 61-62.

приятий будет присвоение степени кандидата, а то и доктора наук соот ветствующему руководителю/собственнику.

Так или иначе, направленный заключившим соглашение вузом или властными структурами конкретный соискатель в любой момент года без вступительных экзаменов может приступить к дальнейшей научной дея тельности вне вуза. Деятельность эта может быть двоякой: соискатель может быть прикреплен только для подготовки и сдачи кандидатских эк заменов, а может быть – для подготовки диссертации. Встречаются слу чаи, когда человек сдает таким образом программу кандидатских экзаме нов в одном вузе, а диссертацию выполняет в другом. При наличии моти вированного ходатайства научно-образовательной организации или органа государственной власти, где работает соискатель, диссертация может быть принята диссертационным советом к защите на основании положительно го заключения той кафедры, на которой она выполнялась.

Для категорий лиц, не подпадающих под описанные выше критерии, все указанные выше способы коммерциализированы и еще более диффе ренцированы. Законодательная лакуна, благодаря которой не прописаны способы финансирования соискательства из госбюджета, приводит к тому, что вуз взимает плату отдельно за прикрепление соискателем ученой сте пени кандидата наук для подготовки и сдачи кандидатских экзаменов на срок до 2 лет, и отдельно за прикрепление соискателем ученой степени кандидата наук для подготовки кандидатской диссертации на срок до лет. В некоторых вузах практикуется так называемая разовая сдача канди датского экзамена, причем в разных подразделениях могут быть установ лены разные тарифы.

Доступ к финальной стадии получения искомой степени кандидата наук при наличии уже подготовленной диссертации может оформляться договором о научной стажировке для завершения работы над кандидат ской диссертацией и ее представления в диссертационный совет: в этом случае обеспечивается более тесный контакт диссертанта, научного руко водителя и ученого секретаря диссертационного совета, чьи усилия ком пенсирует договор. Наконец, некоторые вузы практикуют заключение кон тракта для проведения защиты диссертации при наличии положительного заключения кафедры, где выполнялась диссертация, в т.ч. другого вуза.

В результате возможных комбинаций этих вариантов путь к при своению ученой степени кандидата наук начинает напоминать мозаику: по окончании одного вуза некто может «разово» сдавать кандидатские экза мены в самых разных вузах и в финале заключить с очередным договор на проведение защиты диссертации. Наконец, некоторые топ-менеджеры не которых престижных университетов творчески интерпретируют академи ческую свободу как свободу университета присваивать ученую степень кандидата наук по совокупности статей, на чем и настаивают (к счастью, пока безрезультатно). Другие проректоры, как правило, из числа работав ших в органах государственного управления тем или иным регионом до трудоустройства в вуз, считают возможным защищать кандидатские дис сертации в руководимом ими вузе, обобщая результаты своего предшест вующего опыта в течение одного-двух лет.

Обобщая вышесказанное, можно заключить, что процесс присвоения ученой степени кандидата наук не только в российском научно образовательном пространстве в целом, но и в каждом отдельном вузе, принимающем к рассмотрению диссертации, готовящиеся в столь разных условиях, организационно и институционально не является единым и рав ным для всех. Те, кто хочет, может и способен получить ученую степень, фактически делятся на разные категории.

Одни, поступая на «основную профессиональную образовательную программу послевузовского профессионального образования», сдают вступительные и кандидатские экзамены, проходят практику, во время ко торой их деятельность чаще всего не оплачивается;

в ряде вузов вынужде ны оплачивать собственные публикации или, например, приобретение сборников по результатам конференций, включающих их собственные на учные труды, тесно общаются с научным руководителем, проходят пред защиту и, наконец, защищают диссертацию. Другие могут обойтись без вступительных экзаменов и обязательного для других образовательного компонента, сдавать кандидатские экзамены в нерегламентируемом коли честве в «разовом» режиме, – и многие из них также успешно защищают диссертацию на соискание ученой степени кандидата наук.

Однако все вышеуказанные обстоятельства лишают ученую степень кандидата наук возможности стать действующим компонентом институ ционального механизма многоуровневого высшего образования. Столь разные и столь распространенные способы ее получения делают неоче видным содержание квалификации для основных стейкхолдеров и пре вращают диплом кандидата наук из пучка ориентиров в становящийся все менее эффектным документ.

Третий шанс быстро ввести последовательную и непротиворечивую систему квалификаций представился после Бергенского саммита 2005 г., где была принята к действию Рамка квалификаций ЕПВО171 (подробно см.

раздел 1.1). Болонский процесс предоставил российской высшей школе уникальный шанс воспользоваться этой методической разработкой и опы том стран-участниц, причем совершенно бесплатно, а при полноценном развитии международных совместных образовательных программ – и с доплатой.

A Framework for Qualification of the European Higher Education Area. Bologna Work ing Group on Qualification Framework. – Copenhagen, Ministry of Science, Technology and Innovation. 2005. P. 141-146.

Однако политической воли хватило только на введение ЕГЭ и заяв ление о прекращении приема на программы специалитета в ФЗ № в 2007 г. Результат этих усилий на том уровне, который в Европе является национальным уровнем действующего институционального механизма, подробно описан в разделе 1.2 и отражается в действующих лицензиях и контрольных цифрах приема подавляющего большинства российских университетов, включая ведущие (см. раздел 1.3).

С трудом сдает свои позиции платное довузовское образование, увя занное с приемом. Платные подготовительные курсы, по результатам оп латы и окончания которых было возможно зачисление, с введением ЕГЭ уступили место курсам по подготовке к ЕГЭ (в первый год его массового введения ЕГЭ прямо на некоторых из этих курсов и сдавался). С ужесто чением процедуры его проведения такие курсы переориентировались на тех, кто не имел возможности сдать ЕГЭ ранее, т.е. на тех, кто окончил школу больше чем за 2 года до поступления. Ужесточение процедуры ЕГЭ также послужило причиной резкого увеличения количества олимпиад и курсов по подготовке к участию в оных, причем специфика реализации этих мероприятий была настолько своеобразной, что нашла свое отраже ние в судебной практике.

Ряд вузов обеих столиц предпочитал проводить выездные олимпиа ды, причем апелляции по результатам таковых либо вообще не принима лись, либо принимались исключительно очно и на следующий день после объявления результатов172. Вместе с тем нельзя не признать очевидную К сожалению, рамки данной монографии не позволяют подробно осветить эволю цию процедуры ЕГЭ, оппортунистическое поведение вузов и непоследовательную позицию Минобрнауки РФ, что особенно ярко проявилось в недавней ситуации с Приказом Минобрнауки РФ от 24.01.2011 № 86, по выражению Президента РФ, «по ставившим всю страну на дыбы». Ряд вузов, несмотря на отсутствие в тексте Приказа даты введения нового перечня дисциплин, начал манипулировать этим обстоятельст вам, что не могло не принести выгоды в виде резкого увеличения спроса на курсы ус коренной подготовки к ЕГЭ в вузе. Причем в прессе озвучивались версии, что глав ной причиной такой ситуации явилось не затягивание сроков подготовки этого на сущного документа, в т.ч. в связи с перманентными перестановками в ответственной структуре, а Болонский процесс, благодаря которому специальности сменили направ ления (в контрольных цифрах, проект которых был озвучен 25 января 2011 г., а кон курс на которые был объявлен в конце марта, т.е. заведомо после того, как вузы выве сили перечни на официальных сайтах, а школьники записались на ЕГЭ по тем или иным предметам). Отметим, что ни один документ Болонского процесса не содержит указаний на сроки проведения Единого государственного экзамена в одной отдельно взятой стране-участнице. Логика Единого экзамена в развитых странах исходит из признания значимости социального измерения и мериторного характера высшего об разования, к которому должен быть обеспечен максимально равный доступ: это явля ется одним из условий социальной стабильности общества и, прежде всего, его наи более активной части – молодежи.

положительную сторону ЕГЭ: с его введением резко уменьшились воз можности вузов по организации каналов поступления через довузовские образовательные программы.

Социальное измерение, которое приобретает в Болонском процессе все большее значение, российским государственным вузам в значительной степени чуждо. В них с 2001 г. договорной прием начал преобладать над бюджетным: количество студентов, принятых с полным возмещением за трат на обучение, выросло с 675,6 тыс. чел до 769,8 тыс. чел., тогда как бюджетный прием упал с 569,5 тыс. чел. до 544,0 тыс. чел. в 2009 г.

С 2005 г. студенты, обучающиеся на договорной основе, начали преобла дать над бюджетным контингентом: их число с 2 982,6 тыс. чел. выросло до 3 371 тыс. чел., тогда как бюджетников стало меньше в общей числен ности студентов государственных вузов с 2 924,6 до 2 691,1 тыс. чел. На конец, с 2007 г. в пользу «договорных» студентов изменилась структура выпуска: их число увеличилось с 560,5 до 612,4 тыс. чел., тогда как выпу скников, обученных за государственный счет стало меньше с 535,2 тыс.

чел. в 2007 г. до 541,3 тыс. чел. в 2009 г.173 Напомним: 44% всех выпуск ников государственных вузов 2009 г. составили обучавшиеся по заочной форме обучения.

В итоге вместо системы последовательных и непротиворечивых ква лификаций, действующих в рамках институционального механизма много уровневого высшего образования в ЕПВО, в российской высшей школе, за частую в каждом отдельно взятом вузе, накоплен уникальный в своем роде опыт выстраивания образовательных траекторий в условиях параллельного сосуществования программ специалитета, бакалавриата, магистратуры и аспирантуры в одном и том же вузе, по одним и тем же отраслям научного знания. Невнятность компонентов институционального механизма много уровневого высшего образования на национальном уровне в сочетании с преобладанием частного финансирования образования не могла не дефор мировать внутривузовские механизмы управления российскими универси тетами вообще и их академической деятельностью в частности.

6.2. Состояние внутривузовских механизмов управления академической деятельностью в ведущих университетах России Рассмотренный выше «особый путь» развития многоуровневого высшего образования в России крайне осложняет формирование адекват Численность, прием студентов и выпуск специалистов государственными и муни ципальными образовательными учреждениями высшего профессионального образо вания по источникам финансирования // Федеральная служба статистики. Российский статистический ежегодник. http://www.gks.ru/bgd/regl/b10_13/IssWWW.exe/Stg/d2/07 62.htm Дата обращения 13.05.2011.

ной реалиям ЕПВО внутривузовской институциональной среды, не говоря уже об институциональных механизмах. Их дезорганизация проявляется в неинституциональном характере каждой из квалификаций, присваиваемой в вузах, в деформациях системы и падении качества управления универ ситетом в целом и его академической деятельностью в особенности.

Во-первых, многовариантность, непоследовательность и противоре чивость квалификаций дезориентирует все основные внутривузовские группы интересов. Она усложняет выбор образовательной программы и ее уровня для поступающих на каждый из них;

лишает ориентиров обучаю щихся, которые в таких условиях, мягко говоря, затрудняются в выборе и формировании собственных образовательных траекторий. Принимая ре шение о продолжении образования, ведущего к получению той или иной квалификации, не находя четких описаний ее уровня и соотношения с ос тальными, они ориентируются в основном на собственные представления о престиже и размеры собственного кошелька.

Перспективы трудоустройства с той или иной квалификацией также оцениваются исходя из упомянутых соображений, тем более, что россий ские вузы, в отличие от ведущих мировых, не отягощают себя сбором и публикацией статистики успеха собственных выпускников, ограничиваясь перечислением известных имен выпускников, обучавшихся, как правило, еще в советский период, или крупных фирм. Тем самым рынок труда, в т.ч. сами вузы получают выпускников с несформировавшейся карьерной мотивацией, но с запросами, определенными приобретенными квалифи кациями/ученой степенью и ориентацией на указанные абстрактные для подавляющего большинства ориентиры.

Преподавателей такие условия вынуждают к мультипликации их усилий при подготовке одного и того же курса для бакалавров и специа листов, специалистов и магистров, магистров и аспирантов, «ускоренни ков» и параллельно обучающихся студентов и т.д., поскольку распределе ние часов, так называемые «расчасовки», на одну и ту же дисциплину мо гут быть разными. Такое дробление размывает критерии оценки качества работы самих преподавателей, «вздувает» их педагогическую нагрузку часами, которые фактически отнимаются от содержательного обогащения и обновления читаемого курса по дисциплине (как правило, не единствен ного). Тем самым искусственно создается дефицит времени для научной работы, в ущерб которой преподаватели вынуждены (а иной раз и вынуж даются) иметь «горловую» нагрузку во много раз больше, чем у их коллег в ведущих университетах мира.

Для университетских менеджеров среднего звена (деканов, заведую щих кафедрами, их заместителей по методической работе, председателей методических комиссий) многовариантность и наслоение уровней влекут даже при введении вузом собственных образовательных стандартов значи тельные сложности в оценивании студентов, формировании учебных пла нов и разработке учебно-методических комплексов по дисциплинам маги стратуры и аспирантуры для «разноуровневых» поступивших.

Наконец, университетские топ-менеджеры ежегодно ставятся в ту пик инструктивными письмами и приказами, не соответствующими ос новным законам, регламентирующим деятельность отрасли или своеоб разно трактующим их;

причем это происходит в ходе лицензирования, ак кредитации, подачи отчетности и планирования контрольных цифр прие ма, а также непосредственно перед или в ходе приемной кампании. Слабая координация во внешней для вуза среде, в т.ч. между органами, ответст венными за высшее образование и его взаимодействие с другими гос структурами, прежде всего, Министерством финансов и Министерством обороны, дополняется разрушением привычных вертикалей в формирова нии образовательных программ и обеспечении их качества на уровне вуза.

В течение 20 лет присвоением одной, когда-то «лучшей в мире», квалификации «специалист» завершаются программы с разными крите риями поступления, разными принципами организации и оценки обуче ния, разными сроками обучения и перспективами его продолжения, зачас тую реализуемые разными подразделениями одного и того же универси тета. Именно противоестественное сосуществование разных образова тельных программ и фактическое отсутствие последовательных уровней девальвирует качество образования, не позволяя квалификациям специа листа, бакалавра, магистра, ученой степени кандидата наук стать пучком четких ориентиров для внешних и внутренних заинтересованных сторон.

Таким образом, квалификация перестает быть пучком ориентиров не только для внешних для вуза заинтересованных сторон (подробно см. гла ву 1), но и для основных внутривузовских стейкхолдеров.

Во-вторых, из-за дезинтеграции образования и науки в вузе, разно образия спектра пересекающихся образовательных программ, реализуе мых на договорной основе, и их дробления между разными подразделе ниями последние превращаются в «доноров» и «реципиентов», причем одни получают средства от всего, что связано с образованием, а другие – преимущественно от финансирования научных исследований. Централи зованные средства на науку и текущие хозяйственные нужды контроли руются отдельными функционерами, как было показано в предыдущем разделе, далеко не всегда интегрированными организационно и ментально с основной деятельностью вуза и его интеллектуально-этическими тради циями, которые продолжают оставаться неформальными. Соотношение «доноров» и «реципиентов» в каждом вузе индивидуально, в зависимости от сложившейся за 20 лет ориентации вуза на те или иные источники до хода (подробно см. с. 143-153).

Наиболее сложная и деформированная организационная структура управления сложилась в тех университетах, все основные источники до ходов которых были значительны по объемам, а центробежные тенденции усилены за счет размеров и территориальной раздробленности подразде лений и консервативности централизованных служб (см. табл. 16, табл.

17). В ряде случаев университет лишается не только академической, но и финансовой целостности, вплоть до передачи не всегда четко описывае мых проректорских функций топ-менеджерам, ответственным за функ ционирование отдельных подразделений или их совокупностей;

установ ления разных систем оплаты труда в различных подразделениях в зависи мости от степени их успеха на рынке, на фоне непрозрачных принципов распределения средств централизованного фонда. Тем самым искажается и феодализируется структура управления университетом в целом и акаде мической деятельностью в особенности.

В большинстве вузов по-прежнему, несмотря на ликвидацию Рособ разования и Роснауки как отдельных ведомств, сохраняется фактическое разделение науки и преподавания, закрепленное:

- законодательно (в разных Законах – «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» и «О науке и государственной науч но-технической политике»);

- организационно (разные типы подразделений – факультеты и НИИ, в некрупных вузах – научно-исследовательские отделы, неформально называемые по-советски НИЧ, научно-исследовательская часть);

- финансово (разные статьи государственного финансирования и иные источники доходов);

- кадрово (ППС, подчиненность которого складывается по линии «за ведующий кафедрой – зам. декана по учебно-методической работе – декан – проректор по учебно-методической работе», и научные со трудники, подчиняющиеся по линии «зав. лабораторией – зав. отделом – начальник управления научных исследований – про ректор по научной работе»174).

Внутри университетов образовательный и научный компоненты ака демической деятельности, а также курирование соответствующих источ ников финансирования разделены между функционалами проректора по учебно-методической и проректора по научной работе. (Повторим: чем меньше и узкопрофильней был вуз, тем чаще основные внешние лоббист ские функции, равно как внутривузовское распределение средств на науч ные исследования и координацию приема, выполнял ректор.) В ходе лоб бирования интересов вуза в вышестоящих инстанциях проректор по учеб Разумеется, в любом вузе возможны варианты, мы приводим наиболее часто встречающиеся ступени вертикалей.

но-методической работе, как правило, отстаивал увеличение контрольных цифр приема по отдельным специальностям/направлениям и в целом по вузу настолько, насколько позволяла его материально-техническая база;

от этого зависело количество ставок ППС и, следовательно, финансирова ние вуза как образовательного учреждения. Проректор по научной работе работал над увеличением финансирования научных исследований;

поиск грантов на исследования, особенно зарубежные, все чаще является ини циативой отдельных ученых. Такое распределение усилий естественно во внешней среде, ибо «нельзя объять необъятное»;

однако проблема в том, что эти два ключевых для определения целей и реализации академической политики функционала, как правило, не взаимодействуют внутри вуза.

Проректор по научной работе всегда распоряжался средствами, по ступавшими на научную деятельность вуза из госбюджета, и контролиро вал распределение средств из иных источников без права переброски средств на другие нужды. Это превращало его в одну из ключевых финан совых фигур, но изолировало от прямого влияния на реализацию образо вательных программ. Внутривузовское распределение денег на научные исследования, особенно в крупных университетах, включавших в свой со став НИИ, всегда было процессом крайне непростым, закрытым и почти недоступным для тех, кто был занят учебной работой.

Отметим, что российская практика не предусматривает ограничения числа грантов, которыми руководит ректор либо тот или иной проректор, не говоря уже о включении в платежную ведомость чиновников более мелкого ранга, от которых зависит не только скорость оформления доку ментов, но, порой, и подбор исполнителей проекта. В меньшей степени это относится к так называемым хоздоговорам и грантам на исследования, финансируемые зарубежными организациями. Хоздоговоры, узко при кладные, как правило, небольшие в общем потоке финансирования иссле дований, в значительной степени увязаны с деятельностью конкретного исполнителя и могут фиксироваться только в рамках реализующего их подразделения;

зарубежные грантодатели, как правило, жестко регламен тируют количество и ранг включенных в них чиновников ректората вплоть до их отсутствия.

Проректор по учебно-методической работе традиционно имел воз действие на прием, студенческий контингент, ППС и организационную структуру факультетов. Это делало его фигурой, определяющей стратеги ческое планирование и тактику достижения целей академической полити ки, но лишенной финансовых рычагов воздействия на усиление исследо вательского компонента учебного процесса и задействование в нем со трудников и оборудования научно-исследовательских подразделений. Та ким образом, мотивация проректоров, курирующих оба основных вида деятельности вуза, к совместным действиям по интеграции образования и науки исторически была невысока.

Заложенная на верхних этажах высшей школы изоляция науки от образования воспроизводилась на вузовском уровне. В большинстве вузов научные сотрудники были изолированы от преподавания в отделах, лабо раториях, НИИ, несистемно и не всегда с дополнительной оплатой при влекаясь к практикам и занятиям с аспирантами, а отдельные преподава тели (в лучшем случае) – к так называемым «хоздоговорным темам», уча стие в которых во многом зависело от связей с представителями научного блока на уровне факультета и ректората. Низкая мотивация к совместной деятельности по интеграции образования и науки на уровне топ менеджмента закреплялась изоляцией ученых и преподавателей, лишая первых возможности его расширенного воспроизводства, а вторых пре вращая по преимуществу в ретрансляторов стремительно устаревающего знания.


Между тем рост объема педагогических поручений, неоптимальная организация потоков и групп, их дробление и разные «расчасовки» дис циплин для специалитета, бакалавриата, с учетом возрастающих «дого ворных» групп, увеличивали аудиторную нагрузку преподавателей. В Со четании с низкой заработной платой, это вело к оценке ими научной рабо ты как необязательной и формальной части труда, время и силы, а часто и собственные средства на которую выделять все труднее. Следствием та кой ситуации является формализация научного руководства аспирантами, в вузах чаще осуществляемого профессурой, далеко не всегда вовлечен ной в деятельность научно-исследовательских подразделений, и низкая публикационная активность. Все это в совокупности ведет к дальнейшему падению российских вузов в международных рейтингах.

В такой схеме аспирантура занимает двойственное и неопределенное положение, что отражается и в законодательстве, и в финансировании, и в структуре управления вузом, дроблении академической политики. С од ной стороны, согласно российскому образовательному законодательству, аспирантура относится к послевузовскому профессиональному образова нию, предоставляя «возможность повышения уровня образования, науч ной и педагогической квалификации»175. Основные профессиональные об разовательные программы послевузовского профессионального образова ния (аспирантуры)176 указываются в лицензии вуза, аспиранты включают Положение о подготовке научно-педагогических и научных кадров в системе по слевузовского профессионального образования в Российской Федерации. П.1.

Утв. Приказом Минобразования РФ от 27.03.1998 № 814 (с изм. от 17.02.2004).

Приказ Министерства образования и науки РФ от 16 марта 2011 г. № 1365 «Об ут верждении федеральных государственных требований к структуре основной профес сиональной образовательной программы послевузовского профессионального обра зования (аспирантура)». Рег. № Минюста РФ 20700 от 10.05.2011. Вступает в силу с 28.05.2011 // Российская газета. Федеральный выпуск № 5479. – 17.05.2011.

ся в контингент обучающихся, подотчетный до недавнего времени Рособ разованию.

С другой стороны, уже в самой формулировке «послевузовское про фессиональное образование», к которому аспирантура относится наряду с интернатурой, ординатурой и адъюнктурой, соискательством и докторан турой (последние две лишены образовательного компонента), отражается ее фактический организационный и содержательный отрыв от высшего образования. Тем самым de facto на внутривузовском уровне закрепляется ее изоляция от программ высшего образования первых двух уровней (да же если предположить, что они строго последовательны). Наиболее чут кими к этому нюансу в сочетании с обновлением законодательства по ли цензированию и аккредитации вузов оказались некоторые военкоматы.

Симптоматично, что разъяснения по поводу взаимодействия с наиболее активными из них давал департамент государственной и научно технической политики и инноваций, а не департамент профессионального образования Минобрнауки РФ177.

Как «основная форма подготовки научных и научно-педагогических кадров»178, аспирантура в подавляющем большинстве вузов подчиняется проректору по научной работе, – и это при увеличении образовательного компонента в Федеральных государственных требованиях, неизбежно требующих согласования увеличенного объема педагогических поручений с проректором по учебно-методической работе179. Вместе с тем, как пока зывает практика, примитивная передача аспирантуры в ведение проректо ра по учебно-методической работе сама по себе, в условиях усеченной ма гистратуры и дублирования бакалавриата специалитетом, проблему един ства и логической последовательности трех уровней не решает. К тому же, Письмо департамента государственной научно-технической политики и инноваций по вопросу предоставления отсрочки от призыва на военную службу на время обуче ния в очной аспирантуре от 18.04.2011 № 04-258. На наш взгляд, было бы более мягко и по отношению к военкомату, и к аспиранту не предписывать каждому из них при носить копию лицензии вуза (дабы не искушать ответственных за призыв трактовать степень правдивости копии и необходимости ее заверения по своему усмотрению), а простимулировать вузы к предоставлению одной заверенной по всем правилам копии лицензии, с которой в военкомате могли бы не только сделать нужное им количество копий, но и сверяться по принесении аспирантом соответствующей справки.

Вновь отметим отсутствие системной детальной статистики трудоустройства этих кадров после присвоения ученой степени кандидата наук с разбиением по способам достижения искомой степени в официальных источниках вузов.

Приказ Министерства образования и науки РФ от 16 марта 2011 г. № 1365 «Об ут верждении федеральных государственных требований к структуре основной профес сиональной образовательной программы послевузовского профессионального обра зования (аспирантура)». Рег. № Минюста РФ 20700 от 10.05.2011. Вступает в силу с 28.05.2011 // Российская газета. Федеральный выпуск № 5479. – 17.05.2011.

как отмечалось выше, указанный проректор может затрудняться в оценке кадрового потенциала и возможностей привлечения научных сотрудни ков, в т.ч. высококлассных, к образовательному процессу, поскольку на учные сотрудники подчиняются проректору по научной работе.

Даже если предположить, что два проректора будут простимулирова ны к тесному взаимодействию, обязательно появление третьего агента – планово-экономических служб вуза. Они, возглавляемые проректором, от ветственным за финансово-правовые аспекты деятельности вуза, теорети чески и должны разрабатывать вместе с упомянутыми выше проректорами систему оплаты труда, которая бы позволяла учитывать нюансы взаимо действия образовательного и исследовательского компонента и в работе, и в ее оплате для каждого конкретного сотрудника. Именно это обстоятель ство и делает значимым становящееся все более редким обучение в аспи рантуре для проректора по (укрупним функционал) экономико-правовым вопросам. Знание особенностей и нюансов научной работы, ее организа ции, личное прохождение через непростые университетские процедуры по зволят диверсифицировать виды учебной и научной работы и обеспечи вающих бизнес-процессов, материальное и нематериальное стимулирова ние ППС для наилучшего воплощения целей академической политики.

При организационном разделении трех упомянутых проректоров развитие новых научных школ и их взаимодействие с образовательным процессом от бакалавриата до аспирантуры сложно планировать и мето дически, поскольку междисциплинарные образовательные программы со значительной долей исследовательского компонента не только разрушают предметный подход в формировании контрольных цифр приема «сверху», но и требуют сложных управленческих решений со стороны руководства вуза;

а к ним, как отмечалось в разделе 1.2, готовы далеко не все.

Вместе с тем пока не преодолена низкая мотивация ректора и упо мянутых проректоров к интеграции образования и науки, академическая политика вуза, а, следовательно, такие результаты ее реализации, как ко личество выпускников той или иной области знания на рынке труда, ко личество и направления деятельности научных школ, тематика будущих НИОКР, работа предприятий при вузах, выбор способов построения ли нейки образовательных программ (в т.ч. ее отсутствие), разъединяющей ее организационной схемой управления будет ориентирована на «коммер циализацию бренда», т.е. получение максимального дохода от образова тельных программ, а отнюдь не на внедрение инноваций, в т.ч. в области внутривузовского менеджмента.

Подчеркнем: объективные причины независимости руководителей подразделений в области академической политики, прежде всего, ее про граммной части не снимают ответственности за построение институцио нального механизма последовательных и непротиворечивых квалифика ций высшего образования внутри вуза с проректора по учебно методической работе лично. Именно данный топ-менеджер отвечает за лицензирование и аккредитацию образовательных программ вуза и от крытие новых. Только он имеет полную и детальную картину основных и дополнительных образовательных программ по всем областям знания во всем университете, в т.ч.: дублирования специальностей направлениями или его отсутствия, соотношения бюджетных и договорных мест и про грамм, критерии доступа на каждую, их длительность;

также при совре менных технических возможностях можно выявить способы и варианты оплаты труда преподавателей в различных подразделениях и т.п. Поэтому от умения проректора по учебно-методической работе (а в идеале – по академической политике, так или иначе курирующего и научную, и учеб но-методическую работу) видеть эту картину и находить баланс между материальными сиюминутными выгодами конкретного подразделения и стратегическими целями вуза зависит развитие университета, его репута ция как научно-образовательной организации в среднесрочной и долго срочной перспективе.

В так называемых классических университетах ориентация некото рых факультетов на узкоспециализированное высшее или дополнительное образование, сокращение научной деятельности собственных преподава телей в пользу увеличения их, пусть и хорошо оплачиваемой, но в основ ном аудиторной нагрузки с упором на лекции и семинары, отказ от систе мы повышения квалификации, программ кадрового резерва и другие сию минутные решения разрушают его академический потенциал как целост ного организма, соединяющего фундаментальную науку, практику и пре подавание. Преобладание материально выгодных прикладных образова тельных программ над фундаментальной теоретической подготовкой без адекватной финансовой поддержки последней имеет следствием нарас тающую изоляцию не только от науки, но и друг от друга факультетов, решающих за счет размножения коммерчески выгодных основных и до полнительных программ сиюминутные задачи быстрого получения денег без инвестиций в воспроизводство собственных кадров.


Чем больше разного рода ООП, формально ведущих к присвоению одной квалификации, довузовских программ доступа на таковые и иных способов получения квалификаций высшего образования реализовывал вуз, тем больше ощущалась не только дифференциация качества подго товки в зависимости от запросов контингента и формы обучения. Диффе ренцировались по доходам, дробились и размножались и подразделения, реализующие довузовские, основные и дополнительные образовательные программы, что находило отражение и в изменении организационной структуры вузов в целом.

Характер изменений организационной структуры вузов находится в прямой зависимости от таких объективных факторов, как:

- размеры вуза;

- количество и размеры структурных подразделений вуза;

- степень обособленности каждого подразделения;

- соотношение спроса на бюджетные и договорные места на пятилет них и «ускоренных» программах специалитета и, в меньшей степени, бакалавриата, магистратуры и аспирантуры;

- динамика предложения вузом довузовских программ доступа на ООП, в т.ч. в сокращенном варианте;

- динамика изменения спектра дополнительных образовательных про грамм (в первую очередь переподготовки и повышения квалификации свыше 500 часов, диплом об окончании которых давал право зани мать управленческие должности) и программ краткосрочного повы шения квалификации.

Мы полагаем, что повышенное внимание государственных структур и общества в целом будет проявлено не только к открытости и понятности финансовой информации университетов, но и к управленческим решени ям их руководителей, с учетом ориентации на диверсификацию источни ков университетских доходов и их увеличение не только за счет тиражи рования и дублирования направлений и специальностей, но и за счет бо лее наукоемких способов воплощения интеллектуального потенциала университета.

Отсутствие внятной академической политики по отношению к уров невым программам, многовариантность, непоследовательность, противо речивость основных образовательных программ, усложнение видов дос тупа к ним и сроков их освоения, их раздробленность между различными подразделениями вуза ведет к неоправданному отягощению управленче ской вертикали в области образовательной деятельности даже в ведущих университетах страны. Между тем выделение университетам «особого статуса», федеральным и НИУ дополнительных и весьма значительных государственных средств направлено отнюдь не на неоправданные управ ленческие эксперименты в области размножения функционалов топ менеджмента и обслуживающих их аппаратов.

Для того чтобы оценить размеры и эффективность управленческой вертикали, функционалы которой так или иначе задействуются в ходе формирования академической политики и стратегического планирования реализации ее целей, нами проведено исследование организационных структур управления ведущих университетов России с учетом размеров предельного контингента обучающихся. В качестве объектов были выбра ны те ведущие университеты России, которые имеют ту или иную опреде ленную законодательно категорию: два старейших университета, феде ральные и национальные исследовательские университеты. Таким обра зом, из анализа исключены те вузы из группы лидеров российского науч но-образовательного пространства (подробно см. раздел 2.2), которые не причислены Минобрнауки РФ к той или иной из указанных категорий и не имеют дополнительного долгосрочного финансирования для своих программ развития, нацеленных на поддержание соответствия избранной категории.

В нашем исследовании особое значение уделяется оценке транспа рентности внутривузовских управленческих механизмов, в т.ч. представ ленности значимой информации в официальных общедоступных источни ках университета. Как уже отмечалось в разделе 5.1, российские вузы по сравнению с зарубежными производят гораздо более скромное впечатление не только дизайном своих официальных сайтов, но и объемностью пред ставленной информации о регулировании академической деятельности.

Зарубежные вузы указывают не только количество обучающихся, но и его развернутую статистику в динамике по уровням, формам, каналам финансирования, странам, подразделениям, образовательным программам и т.п. Отметим, что в подавляющем большинстве университетов первой сотни ARWU-500 и THE сбором, анализом, разработкой показателей ста тистики, пригодной для изучения каждого конкретного университета, за нимается отдельное подразделение институциональных исследований (In stitutional Research). Это подчеркивает не только их внутривузовский ха рактер, но и значимость в формировании внутренней институциональной среды университета, системный характер формирования и реализации це лей академической политики как основного направления стратегического менеджмента университета.

Российские университеты, несмотря на значительное количество ежегодно составляемых отчетов, гораздо более скупо публично представ ляют информацию о количестве обучающихся и преподавателей, не гово ря уже о структурировании таковой. Как показало обследование офици альных сайтов ведущих вузов РФ, некоторые из них не размещают при ложения № 1 к действующей лицензии, что не только запрещено, но дела ет невозможной фиксацию предельного контингента обучающихся. В фи лиалах большинства вузов такое приложение отсутствует столь часто, что мы были вынуждены исходить из предельного контингента только базо вых вузов.

Отметим, что после обновления законодательства о лицензировании и аккредитации университеты начали переоформление лицензий. По скольку теперь они выдаются бессрочно, а в такой перспективе возможно увеличение предельного контингента, то во вновь выдаваемых докумен тах он вообще не указывается180. Благодаря этому вузы оказываются в ще котливой ситуации.

С одной стороны, при оформлении увеличения возможностей для обучения бльшего предельного контингента официально необходимо бу дет пройти всю лицензионную процедуру. С другой стороны, отсутствие указания размера предельного контингента искушает к превышению этого показателя, что на практике приводит к введению «второй смены», т.е.

полувечернего режима занятий для студентов дневной формы обучения, к перегрузке аудиторий и оборудования и элементарному перенаселению общежитий, что чревато не только гигиеническими, но и социальными проблемами. Наконец, нарушение лицензионных показателей грозит ли шением лицензии. При этом абитуриенты фактически лишены средства оценить реальные возможности вуза по их приему и после поступления могут оказаться в отнюдь не комфортных условиях.

В этой связи уместным будет вспомнить, что памятные тем, кто учился до 1995 г., группы не более 20-25 человек давно в прошлом. Лиди руют по количеству студентов в одной группе (до 40 чел.) наиболее вос требованные специальности «Юриспруденция», «Экономика», «Менедж мент», в т.ч. осваиваемые на договорной основе. Практика показывает, что если эффективность лекционной работы для объединяемых в единый лек ционный поток групп высока, то индивидуальная работа на семинарских занятиях в группе больше 30 чел. значительно тяжелее: из-за большого количества студентов в группе каждый из них в отдельности недополуча ет прежде всего навыки научного изложения собственных идей, постанов ки проблем и способов их решения.

Итак, проведенное обследование ведущих университетов России но сит уникальный характер, поскольку успело зафиксировать картину по предельным контингентам до того, как лицензионные документы начали меняться. Сайты университетов обследовались в динамике, итоговая про верка была проведена в период с 25.03.2011 до 7.04.2011 включительно.

Лидеры мировых рейтингов, представляя своих руководителей, как правило, описывают сферу ответственности того или иного проректора, размещают его резюме с перечислением всех квалификаций, ученых сте пеней, списка научных трудов и проектов, а также основных мест работы.

Свою исследовательскую, преподавательскую и административную карь еру глава университета и его заместители зачастую строят в нескольких вузах, а то и нескольких странах, расширяя таким образом свой культуро логический кругозор, способствующий восприятию и внедрению лучших См., напр.: приложение № 1 к лицензии МГУ, переоформленной распоряжением Рособрнадзора от 25.02.2011 № 625-06 // Официальный сайт МГУ http://www.msu.ru/study/lic/lic2011/l22.html Дата обращения 27.05.2011.

управленческих практик с учетом особенностей национальной системы образования и традиций управляемого вуза. Практически все зарубежные вузы первой сотни ARWU-500 имеют на своем сайте организационную схему управления университетом в графическом варианте, что позволяет пытливому исследователю оценить не только должностные обязанности того или иного проректора, но и количество и специфику деятельности подразделений, находящихся в его подчинении, а также степень централи зации управления вузом.

Традиции презентации достоинств каждого отдельно взятого рос сийского университета и его руководителей только складываются, и, как показывает сопоставление, чаще всего ориентируются не на мировой опыт, а на собственные представления. Подробности биографий топ менеджеров варьируются от указания должности (ученая степень прорек тора, как ни странно, указывается далеко не всегда и зачастую требует до полнительных поисков) до детального рассказа не только о карьере, но и о семье руководителя. Чем восточнее от столиц, тем чаще в перечислении ступеней вузовской карьеры руководителя встречается должность секре таря партийного бюро вуза, после которой, как правило, следует дата за щиты диссертации на соискание ученой степени доктора наук и прорек торская должность.

Должностные обязанности того или иного проректора описываются крайне редко. Это крайне затрудняет содержательный анализ и сопостав ление с зарубежными университетами, если вуз, например, располагает двумя проректорами по учебной работе (можно лишь предположить, что один из них отвечает за бакалавриат, а другой за магистратуру);

или тремя проректорами по учебно-методической работе, каждый из которых кури рует тот или иной дисциплинарный блок (эта схема чаще встречается в вузах с «педагогической» историей). Количество управлений, подчинен ных, например, проректору по учебно-методической работе, варьируется от одного (одноименного) до пяти. Этому может уступать только количе ство подразделений, находящихся в подчинении проректоров, чьи функ ции связаны с решением экономических и хозяйственных вопросов, число которых может доходить до восьми (а самих проректоров с таким функ ционалом – от одного до трех).

Однако наибольшее разнообразие проявляется в количестве прорек торов, так или иначе вовлеченных в контроль и планирование академиче ской деятельности университетов;

это вытекает из названий их должно стей и подчиненных им управлений. В силу отмеченного выше почти по всеместного разделения научной и образовательной деятельности между разными проректорами, проректоры по научной работе в наш анализ не включены, хотя присутствуют практически в каждом вузе, и редко где объединены под контролем первого проректора. Поэтому в табл. 16 указа но количество проректоров, чьи должностные обязанности лежат в той или иной области образовательной деятельности, т.е. только одной со ставляющей деятельности академической.

Таблица Количество проректоров, курирующих сферы образовательной деятельности в ведущих университетах России*, апрель 2011г Проректоров Всего в сфере довузов Предельный топ- ского, высшего Университет контингент – менед- и дополнительного ** жеров образования, в т.ч.

в филиалах «Особый статус»

Московский государственный 53 450 15 университет (МГУ) Санкт-Петербургский государст- 30 000 19 венный университет (СПбГУ) Федеральные университеты Сибирский 27 000 11 Южный 21 570 11 Северный (Арктический) 10 000 11 Северо-Восточный 13 146 10 Уральский 32 700 11 Дальневосточный 29 815 7 Казанский 12 711 10 Балтийский 11 500 8 Национальные исследовательские университеты Пилотные проекты (с 07.10.2008) Национальный исследователь- 39 491 9 ский ядерный университет Мос ковский институт физических ис следований (НИЯУ МИФИ) Национальный исследовательский 7 099 7 технологический университет Московский институт стали и сплавов (НИТУ МИСиС) I этап (2009 – 2018) Государственный университет – 15 000 16 Высшая школа экономики (ГУ ВШЭ) Продолжение табл. Проректоров Всего в сфере довузов Предельный топ- ского, высшего Университет контингент ** менед- и дополнительно жеров го образования, в т.ч. в филиалах Казанский государственный тех- 12 000 10 нический университет (КГТУ) им. А.Н. Туполева Московский авиационный инсти- 19 400 9 тут (технический университет) (МАИ) Московский государственный Нет данных 12 технический университет (МГТУ) им. Н.Э. Баумана Московский физико-технический 10 500 7 институт (государственный уни верситет) (МФТИ) Нижегородский государственный 18 000 9 университет (ННГУ) им. Н.И. Ло бачевского Новосибирский государственный 7 916 7 университет (НГУ) Пермский государственный тех- Нет данных 6 нический университет (ПГТУ) *** Самарский государственный аэ- 11 500 9 рокосмический университет им. академика С.П. Королева Санкт-Петербургский государст- 7 853 6 венный Горный институт им. Г.В Плеханова (технический университет) Санкт-Петербургский государст- 10 500 11 венный университет информаци онных технологий, механики и оптики (СПбГУИТМО) Томский политехнический уни- 14 000 12 верситет (ТПУ) II этап (2010-2019) Белгородский государственный 17 440 7 университет (БелГУ) Продолжение табл. Проректоров Всего в сфере довузов Предельный топ- ского, высшего Университет контингент ** менед- и дополнительно жеров го образования, в т.ч. в филиалах Иркутский государственный тех- 23 100 9 нический университет (ИГТУ) Казанский государственный техно- 14 300 10 логический университет (КГТУ) Мордовский государственный уни- 18 000 9 верситет (МГУ им. Н.П. Огарева) Московский государственный ин- 6 000 7 ститут электронной техники (тех нический университет) (МИЭТ) Московский государственный 12 400 8 строительный университет (МГСУ) Московский энергетический ин- Нет данных 9 ститут (технический университет) (МЭИ) Пермский государственный уни- 9 300 7 верситет (ПГУ) Российский государственный ме- 11 522 11 дицинский университет (РГМУ) Российский государственный Нет данных 13 университет нефти и газа им. И.М. Губкина Санкт-Петербургский государст- Нет данных 9 венный политехнический универ ситет (СПбГПУ) Саратовский государственный 15 400 9 университет (СГУ) им. Н.Г. Чер нышевского Томский государственный уни- 13 500 8 верситет (ТГУ) Санкт-Петербургский академиче- Нет данных 6 ский университет – научно образовательный центр нанотехно логий РАН Окончание табл. Проректоров Всего в сфере довузов Предельный топ- ского, высшего Университет контингент ** менед- и дополнительно жеров го образования, в т.ч. в филиалах Южно-Уральский государствен- 29 154 7 ный университет (ЮУрГУ) ИТОГО в 39 вузах 372 * МИФИ не включен, т. к. функционал проректоров не указан.

** По предельному контингенту обучающихся указаны данные по базовым вузам (при наличии), в т.ч. объединяемым в федеральные, т.к. на сайтах филиалов большин ства вузов отсутствуют приложения № 1 к действующим лицензиям.

*** «Нет данных» означает отсутствие приложения № 1 к действующей лицензии ву за на момент обследования при наличии лицензии как таковой.

Как показывает табл. 16, эволюция управления образовательной дея тельностью (подробно см. раздел 6.1) в отрыве от управления научной привела не только к потере целостности академической деятельности уни верситетов, но и к отягощению и дроблению управления образованием.

На наш взгляд, самым тяжелым последствием обособления отдельных подразделений является передача проректорских функций руководителям подразделений (факультетов и/или институтов) и ослабление влияния ученого совета университета в пользу ученых советов подразделений: в России неэффективность и порочность такого варианта управления из вестна со времен семибоярщины.

Подчеркнем: гибкость в предоставлении руководителям подразделе ний отдельных полномочий неизбежна в условиях крупного, тем более территориально разветвленного вуза. Вместе с тем любой новый прорек тор, курирующий ту или иную область образовательной деятельности или интересы отдельного факультета/института либо их неформализованной совокупности – это дополнительный аппарат, дополнительные поездки в Москву, не только затратные, но и потенциально децентрализующие власть, дополнительные локальные нормативные акты, потенциально дей ствительные для всего университета и далеко не всегда заносимые в еще слабые общеуниверситетские базы документов и т.д. и т.п.

В любом случае проректор, курирующий отдельное подразделение или их ограниченную совокупность, по определению не может видеть всей картины по университету в целом, не может быть объективным в оп ределении необходимых университету пропорций финансирования обра зовательных программ, общеуниверситетских систем обеспечения качест ва образования, и, при высокой доходности курируемых образовательных программ, не может не быть подвержен тенденции изолировать свое под разделение от донорских функций.

Понимание этих обстоятельств приводит к парадоксальному эффек ту: над проректорами надстраиваются первые проректоры, число которых в ведущих университетах РФ варьируется от одного до четырех, а над ни ми 19 из 39 вузов разместили двухконтурную систему управления «ректор президент». Последнюю в характеристике управления академической дея тельностью игнорировать невозможно, поскольку функционал президен тов, а иногда и ректоров, в этих университетах различен: от представитель ского до управленческого. Суммарный подсчет уровней управления на верхних этажах университетского менеджмента дает цифры от двух (рек тор – проректоры) до шести (президент – ректор – первые проректоры – проректоры по видам деятельности – проректоры, курирующие работу со вокупностей подразделений – деканы)181. В табл. 17 количество топ менеджеров ведущих университетов России, структурированных по об щепринятым статусам, сопоставлено с размерами предельного континген та каждого вуза.

Таблица Количество и статус топ-менеджеров ведущих университетов России*, апрель 2011 г.

Вуз Всего Прези- Ректор 1-е про- Проректоры/ ПК обу- Студен дент ректоры зам. ректора чающихся тов на 1 ТМ МИЭТ 7 0 1 1 5 6000 С (А) ФУ 11 0 1 1 9 10000 НИУ ГУ-ВШЭ 16 1 1 4 10 15000 СПбГУИТМО 11 0 1 0 10 10500 РГМУ 12 1 1 1 9 11522 НИТУ МИСиС 7 1 1 1 4 7099 НГУ 7 0 1 0 6 7916 ТПУ 12 0 1 0 11 14000 КГТУ 10 1 1 0 8 12000 им. А.Н. Туполева КФУ 10 1 1 0 8 12711 СГАУ им. академи- 9 1 1 0 7 11500 ка С.П. Королева Мы абстрагировались от нетипичных для большинства вузов должностей с полно мочиями в области образовательной политики, которыми вузы разнообразят свои штатные расписания, например, научные руководители тех или иных подразделений или самого вуза, первые деканы или советник ректора, которую, как следует из офи циальной биографии, занимает предыдущий руководитель вуза, связанный с нынеш ним тесными родственными узами, и т.п.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.