авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 |

«1 Владимир Мещеряков ПОИСК ИСТИНЫ О ВОЙНЕ Монография ...»

-- [ Страница 31 ] --

Две торпеды не долетают до причалов, приводняются вблизи них в бухте и не срабатывают, просто зарываются в грунт. Зато остальные, сброшенные вместе с бомбами, ложатся с большой точностью среди портовых сооружений, подымая в воздух краны, разметая находящуюся вокруг них военную технику.

Бомбардировка Мемельского порта закончена. Задача выполнена, можно сказать, блестяще. Цель эта оказалась весьма важной(?!) в планах нашего командования. В результате массированного налета противник потерял два крупных транспорта с боевой техникой, сторожевой корабль. Оказались выведенными из строя сложные портовые сооружения, разрушены причалы вместе с находящейся на них военной техникой.

И все это далось нам без каких-либо потерь. Все 70 самолетов уцелели от зенитного огня, ни один из них не получил сколько-нибудь серьезных повреждений. А истребители противника по каким-то причинам так и не появлялись».

Понятное дело, что те были заняты прикрытием своей бомбардировочной авиации, которая расчищала путь немецкой пехоте к Либаве, а заодно, подавляла сопротивление защитников базы. И про немцев, по войне, тоже можно сказать словами Козьмы Пруткова:

«Нельзя, объять необъятное». Но они-то, хоть, преследовали определенную цель. А какая задача ставилось, вообще, нашим войскам? Ведь, по началу войны военная доктрина Красной армии была сформулирована таким образом: «активная оборона». Это уже в последующем военный официоз принял установку партии: освещать события войны по-другому. Дескать, войскам была поставлена задача «жесткой обороны». Глядя на эпизод с Либавской базой трудно найти отголоски как той, первой установки – активной обороны, так и другой, послевоенной. По тому как большими кругами ходили два полка бомбардировочной авиации не найдя поставленной перед ними цели, поневоле задашься вопросом: «А был ли мальчик, в этом деле»? Покружили, покружили – и с песней полетели бомбить Мемель. Между прочим, как пояснил Хохлов, – запасную цель. А может она и была основной? Это потом, после войны «подрисовали», что начальство было, в какой-то мере, обеспокоено Либавой, да летчики, почему-то цель не нашли. А так, как всегда – все хорошо, прекрасная маркиза! Даже, два транспорта потопили в порту. Пора немцам сдаваться!

«Окрыленные боевой удачей, авиационные полки отходили от Мемеля. Самого города с высоты полета не было видно — его плотно покрывало облако непроглядно-черного дыма. И только виднелись огромные языки пламени в морском порту…».

Своеобразные задачи были у советского командования. Свою военно-морскую базу отдали на растерзание врагу, зато побомбили вражескую. Что по такому случаю вспоминал лично адмирал Трибуц?

Видимо, он подумал: зачем утомлять читателя разными подробностями, тем более что об этом уже упоминал начальник штаба? Лаконичным военным языком (словно резолюцию наложил на документ), пояснил существо дела.

«Перед полуднем 22 июня мне позвонил М.С. Клевенский:

- Наши части отступают на Ригу, базу удержать трудно.

Он просил помощи. Увы, мы ничем не могли помочь Лиепае(?) – войск в нашем распоряжении не было. Не приходилось рассчитывать и на округ – враг, потеснив войска 8-й армии, прорвался уже к Шауляю. На Лиепаю по прибрежной дороге наступала отборная, имеющая двухлетний боевой опыт 291-я пехотная дивизия врага. В дивизии насчитывалось до 17 тысяч человек, ее усиливали подразделения морской пехоты, поддерживали танковые, авиационные и артиллерийские части».

А что, немецкую дивизию защитил бы от бомбежки нашей авиацией её двухлетний боевой опыт? Или же высокое Балтийское начальство постеснялось причинять неудобства немецким «ветеранам» войны? Кроме того, руководство Либавской базы попросило помощи еще 22 июня, а наши авиаполки «прохлаждались» на аэродромах еще пару дней. Что же касается отсутствия нашей истребительной авиации по прикрытию бомбардировщиков, то ее же заблаговременно переместили к границе, чтоб подставить под удар немцев. Остатки, как помните, перелетели под Ригу. Вообще, можно сказать, что этот боевой вылет двух бомбардировочных авиаполков, на фоне царящих в то время всяческих безобразий, вполне можно считать очень даже удачным, так как без истребительного прикрытия, проведя боевую операцию, вернулись без потерь. Конечно, эту операцию можно поставить и в плюс, но, разумеется, не командованию Балтфлотом, а исключительно летному составу авиаторов.

Уважаемый читатель, в свете изложенного не вызывает ли у вас чувство легкого недоумения воспоминания адмирала Трибуца? Начальник штаба так его расхваливал за оперативное руководство. Даже, припоминает, что тот, озаботился, – самолеты высылал для помощи Либаве, и штурман Хохлов подтвердил: действительно, летали.

Да, но сам Владимир Филиппович, напрочь, отказывается от проведенной боевой операции авиацией Балтийского флота. Отчего же так скромность обуяла? Не оттого ли, что прекрасно знал подоплеку всех подлых дел, что по Либаве, что по Прибалтийской ВМБ. Да и мало ли, накопилось их по всей войне на Балтике. Подумали в издательской редакции и посоветовали адмиралу: если слово – серебро, то молчание – золото. Трибуц прислушался к пословице, и даже, от усердия, указал послевоенное название базы – Лиепая. Ведь, на тот момент, начало войны, она была, все же, Либавой.

Но это не последнее, что хотелось бы сказать по данной базе. Помните читатель, что в приведенном выше документе Главного политуправления РКВМФ «намылили шею»

командованию Либавской базы? Так вот, история могла иметь и такое развитие. Этой группе бомбардировщиков и была поставлена задача, помочь обороне Либавы (Пантелеев так ярко описал данный эпизод, что сомнений не вызывает). По началу войны лётное начальство не особенно утруждало себя сбережением бомбардировочной авиации. Можно встретить в воспоминаниях маршала авиации А.Е.Голованова упоминание о том, что его полк тяжелых бомбардировщиков без прикрытия послали 23 июня бомбить, что бы вы думали? – Варшаву. К 28 июня из 72 машин в полку осталось в строю только 14, остальные были либо сбиты, либо нуждались в капитальном ремонте. Так что к Либаве, деятели из ВВС КБФ, вполне могли направить два полка бомбардировщиков, да к тому же без прикрытия, что они собственно и сделали (Не потому ли начальник штаба, впоследствии, почти втрое сократил число самолетов?). Это характерное явление тех дней. Но что там могло произойти? Прилетев к месту «работы» летчики, видимо, должны были связаться с руководством базы. Ведь надо было получить с земли, хотя бы, обозначение своего переднего края. Дать направление вражеских позиций. Это же не штурмовики Илы, рыскающие на бреющем полете, и даже не «пешки», имеющие большие возможности по части пикирования по наземным целям. Хотя и они требовали уточнения. Но это же, тяжелая авиация, способная наносить бомбовые удары по крупным объектам, как в нашем случае, Мемельскому порту. А что получилось? Подлетели к Либаве, а связи с ней нет. Начальство же, разбежалось (Шел уже третий день, когда Клевенский попросил о помощи). И Грищенко вспоминал, о том же самом. И что прикажете делать нашим пилотам? С высоты птичьего полета обозревать окутанные дымами окрестности Либавы?

Скорее всего, доложили своему начальству, что связи с землей нет, цели не просматриваются, что делать? Вот и всплыл тогда запасной вариант с Мемелем. Остается только удивляться, что не столкнулись с немецкими истребителями прикрытия. Те бы стали резвиться, как на учениях.

А чего бояться? Ни одного советского истребителя в прикрытии. Сбивай в свое удовольствие, лишь не попадай под курсовые пулеметы или под огонь башенного стрелка бомбардировщика.

Вот и возвращались с боевых заданий бомберы, теряя за день более десятка сбитых самолетов.

Вот так планировалась и осуществлялась подстава врагу, то по части флота, то по части авиации, – тех же истребителей и бомбардировщиков.

Ну, а что касается немецкого десанта севернее Либавы – это, скорее всего, был повод для подставы тяжелой авиации флота. По счастью, ее боевая мощь сохранится к августу месяцу, и она будет наносить бомбовые удары по самой Германии.

А «быстрое реагирование» на просьбу руководства Либавской базы ясно и понятно из многоступенчатой системы управления войсками и флотом.

Помните, историю с Главными направлениями, в том числе и с Северо-Западным? Как там, у нас лихо «бегали» приказы командования Северо-Западного фронта по бесконечному кругу вышестоящего начальства. Так и в данном случае. Пока пришел приказ летунам о помощи пехоте под Либавой много воды утекло. Вот и пришлось бомбардировочной авиации лететь бомбить запасные цели. Хорошо, что хоть вылет по военному времени оказался, очень уж удачным, а то бы гореть на земле с десяток наших самолетов. Без прикрытия летать на дневную бомбежку, заведомо проигрышное дело. Если, конечно, не произойдет маленького чуда. Оно и произошло.

Из воспоминаний Петра Ильича Хохлова хотелось бы отметить еще один эпизод по началу войны. Это бомбардировка Финляндии.

«…Успех первого боевого вылета поднял моральный дух личного состава авиационных полков. С 26 июня части и соединения авиации Балтфлота, куда входил и наш полк, совместно с авиаторами Северного фронта и ВВС Северного флота участвовали в операции по уничтожению самолетов 5-го немецкого воздушного флота (Люфтваффе) на аэродромах Финляндии и Норвегии. В массированных ударах участвовало 230 бомбардировщиков и истребителей. По данным воздушного фотоконтроля, фашисты потеряли на аэродромах более 130 самолетов. Серьезные повреждения получили их ангары, аэродромы, бензохранилища.

Наш полк в ходе этой операции уничтожал самолеты противника на аэродромах Лахти и Лаппенранта. Там по наблюдениям экипажей происходили взрывы и пожары, было уничтожено 17 немецких самолетов. 28 и 29 июня авиаторы полка наносили бомбовые удары по пушечному заводу в городе Турку (Финляндия) и вели интенсивную разведку в Балтийском море. А в ночное время ставили мины с воздуха на фарватерах военно-морских баз Котка, Турку, Хельсинки».

В этом месте советскому читателю преподносилось очередное искажение советским официозом событий прошедшей войны. Мы с вами, уважаемый читатель, уже знаем, из главы о командующем ВВС Новикове, что наша авиация, руководствуясь указаниями Ставки, именно, 25 июня нанесла бомбовый удар по Финляндии и втянула ее в орбиту войны. В силу этого обстоятельства, та, на следующий день, направила нам ноту протеста и объявила войну.

Советская же цензура, всего-то, изменила один день в мемуарах Хохлова. Не в первый раз.

Да и события размазала, в частности, захватив при этом и Норвегию. Но, как теперь, зная из любого военного словаря, что Финляндия 26 июня 1941 года объявила нам войну, ни у кого не возникнет сомнения, что нанесенный бомбовый удар, «в этот же», день по северной «соседке», был, своего рода, актом возмездия. Чтоб знали, как объявлять нашей Родине войну! А всего-то изменен был один день! Да, но как по-разному читаются события. Вот вам и «правда» о войне.

Так кого же покрывал постсталинский официоз по финским событиям?

Теперь обещанная информация о морских минах. Снова вернемся к мемуарам Николая Ефремовича Басистого, командира «Червоной Украины». Как помните, он получил боевое задание из штаба Черноморского флота и принял на борт своего крейсера 90 морских мин.

«Из штаба флота прислали кальку — схему минного заграждения. Всматриваюсь в нее — знакомая работа. Кажется, давно ли эта калька лежала на моем столе в оперативном отделе штаба флота».

Поясню в чем дело? В его «красном пакете», вскрытом после объявления войны находилось предписание, что командиру корабля надлежало делать в последующем. А намечалась постановка мин в указанном квадрате моря. Соответственно, среди приказа могла находиться и схема минного заграждения. К чему это говорю? В пакетах подобного рода, всегда находятся отложенные по времени приказы вышестоящего начальства. Они не являются тайной от подчиненного, чтобы он, вскрыв пакет, не таращил на приказ глаза, как баран на новые ворота. Просто, до поры до времени, они под печатью хранятся в сейфе командира.

Пришел приказ вскрыть пакет – вскрыл, и получил письменное обоснование своим последующим действиям. Только и всего. Задача подонков-предателей заключалась в том, чтобы затруднить (оттянуть, замедлить), в конце концов, просто не отдать приказ о вскрытие пакета, обрекая командира на бездействие в тот момент, когда он уже подвергся воздействию противника. Смотрите, что мы видим, вместе с Николаем Ефремовичем? Знакомый ему документ – калька со схемой минных заграждений. Видимо, с данными документами вместе со старшим штурманом корабля они предварительно работали, рассчитывая прокладки курса и привязку к ориентирам.

А вот что вспоминал, упомянутый, чуть выше, командир авиаполка А.Е.Голованов июня 1941 года, находящийся в Западном военном округе. Получил приказ, как помните, нанести бомбовый удар по Варшаве (?). Спрашивает своего непосредственного начальника:

«- Есть ли у вас распоряжение вскрыть пакет под литером «М»?

Последовал отрицательный ответ.

- А приказ или письменное распоряжение бомбить Варшаву?

Такого документа также не оказалось.

Будучи совершенно твердо ориентирован об объектах нанесения ударов, среди которых Варшава никогда не значилась, я усомнился в данном распоряжении.

- Товарищ полковник, – обратился я к Скрипко, – кто давал распоряжение?

- Лично Жигарев (в то время командующий ВВС – автор А.Г.) - А вы вскрыли пакет? – опять спросил я.

- Нет. Без особого на то распоряжения этого сделать я не могу.

Мне стало ясно, что полковник Скрипко так же, как и я, и не мыслит вскрывать документы на случай войны без особого на то распоряжения. Но его не было… - А вы уверены, что нашему полку приказано бомбить Варшаву?

Скрипко вспыхнул. Разговор стал принимать неприятный оборот.

- Я вам еще раз передаю словесный приказ командующего ВВС произвести боевой вылет на Варшаву, еле сдерживаясь, повышенным тоном сказал Скрипко… Я распрощался с ним и вышел… Во второй половине второго дня войны полк поднялся в воздух и лег курсом на Варшаву (???)».

Голованов не упомянул, чем закончился полет к столице генерал-губернаторства, но думаю, читатель и сам догадается о его результатах. Что здесь видим? Разве, дали команду о вскрытии пакета под литерой «М», то есть, мобилизационного, командиру авиакорпуса Скрипко? Нет! А так как Голованов, ранее знал, что там (в пакете) таких целей, как Варшава, не значилось, то выразил сомнение в правильности поставленной перед ним боевой задачи – бомбежка Варшавы. Это же не над своим аэродромом покружить? Надо же было заранее наметить маршрут полета, ориентиры, привязку к местности и все утрясти со своим флагманским штурманом, таким, каким например, являлся капитан Хохлов из 1-го минно торпедного авиационного полка. А словесный приказ, как говорят в таких случаях, к делу не пришьешь. Немало настреляли по началу войны командующих авиасоединениями, из тех же ВВС, слепо выполняющих устное распоряжение более высокого начальства. Оно-то, отсиделось «в кустах», а непосредственные исполнители положили голову на плаху. Указали на них пальцем: «Своими действиями содействовали врагу». И точка. По войне мало было времени на разбирательства. Настоящий враг уходил от ответственности, а простые, честные военные попадали под расстрельные статьи. Оправдайся, например, Голованов по поводу бомбежки Варшавы. Скрипко, взял бы, да и сказал следователям из Особого отдела, что посылал, дескать, Голованова бомбить Кенигсберг. Кому верить? Приказ-то был отдан на словах. В дальнейшем, правда, ввели строгое указание: все делать только по письменному приказу вышестоящего начальства. И то, недруги умудрялись подличать и при таких обстоятельствах.

Но вернемся к Голованову, с его невскрытым мобилизационным пакетом. Как увязывался с планом «активной обороны» Красной Армии, этот отданный на словах приказ о полете за тридевять земель к Варшаве? Кроме вреда – никак. Какие цели были указаны полку Голованова и все ли самолеты вернулись домой после сомнительного, с позиции здравого смысла, заграничного вояжа? Молчание.

Но, не к этому, особо хотелось привлечь внимание читателя, так как о пакетах говорилось ранее, в одной из начальных глав исследования, тем более тема – не авиационная. Хотелось провести параллели с минными делами на Балтике и Черном море.

Продолжаем рассказ Николая Ефремовича Басистого.

«Вскоре на «Червону Украину» прибыл командир крейсера «Красный Кавказ» Алексей Матвеевич Гущин. Вместе с ним мы направились к командиру бригады крейсеров капитану ранга С. Г. Горшкову. Поскольку минная постановка была совместной, предстояло предварительно разыграть ее на морской карте.

Выход из базы, следование в точку, от которой начнется минная постановка, курсы и скорости, на каких она будет производиться, время, сигналы — все это согласовывалось самым тщательным образом. Да иначе и нельзя. Ведь даже при обычном совместном плавании в ясную погоду необходимы точные согласования по времени, курсам и скоростям для обеспечения нужных тактических построений и безопасного маневрирования. А мы готовились к выполнению боевой задачи ночью, причем такой задачи, которая требовала особенно точного выдерживания курсов и скоростей. От этого зависела боевая эффективность создаваемого нами заграждения.

Под покровом темноты выходим из бухты. «Червона Украина» впереди, за нею «Красный Кавказ».

Фарватер знакомый. Рулевой точно держит курс. Кругом спокойно. А все же чувствую нервное напряжение. Первый боевой поход! Невольно думается о сообщении, которое застало нас еще в базе: при входе в Карантинную бухту подорвался на мине и быстро затонул портовый буксир. А ведь в этом районе тральщики тщательно «пахали» море. Может быть, остались невытраленными и другие мины, сброшенные немцами с самолетов? Какая опасность для крейсера, который сейчас, можно сказать, набит взрывчаткой!»

Вот он, еще один, результат ночного налета на Севастопольскую базу. И это не последняя жертва, как среди кораблей, так и людей. Кроме якорных мин немцы набросали и донные магнитные мины, которые особенно много причинили вреда. Их трудно было обнаружить и не так просто обезвредить.

«…Через некоторое время штурман сообщил, что подходим к назначенному району.

Командир минно-торпедной боевой части Александр Давидюк доложил с кормы — все готово к минной постановке. Узким, невидимым со стороны, лучом сигнального фонаря-ратьера даем условный сигнал на «Красный Кавказ». Корабли легли на параллельные курсы в строго рассчитанной друг от друга дистанции. Получив разрешение комбрига, подаю команду:

— Начать минную постановку!

…Черный шар с глухим всплеском исчезает в кипящей кильватерной струе.

…Через равные промежутки времени следуют команды, и мина за миной исчезают в глубине.

Корабль идет строго по прямой линии с неизменяющейся скоростью. И воображение рисует ровный пунктирчик мин, оставленных за кормой крейсера. Второй такой же пунктир, параллельный нашему, чертит идущий неподалеку «Красный Кавказ». А мористее, как нам известно, тем же курсом следует эсминец «Безупречный». Он ставит минные защитники.

Если противник попытается уничтожить минное заграждение тралами, защитники помешают ему это сделать. Находящиеся на них устройства застревают в тралах, взрываются и выводят их из строя.

Наконец с палубы сброшена последняя мина. Задание выполнено. Командир бригады дает кораблям сигнал возвращаться в базу».

Еще не один раз крейсер, во взаимодействии с другими кораблями, будет осуществлять постановки мин, опоясывая данными минными полями Севастопольскую базу и западное побережье Крыма. От кого защищались? Немецких кораблей в акватории Черного моря не будет, а вот свои нахлебаются, как в прямом, так и в переносном смысле соленой водички в районах своих же минных поставок. Не каждому командиру корабля вручишь схему минных полей в суматохе военных будней, особенно, когда пойдет основной поток беженцев из Одессы, Николаева и других городов южного побережья Украины, отступающих под ударами сухопутных войск вермахта.

Разумеется, нарком ВМФ Кузнецов попытался оправдаться. Это ведь из его штаба последовала команда о постановке мин.

«Конечно, минные поля даже при точном знании своих фарватеров представляют некоторую опасность и создают неудобство для плавания боевых кораблей и транспортов, но опасность эта была бы значительно большей, если бы вражеские надводные корабли или подводные лодки имели возможность набросать около наших баз свои мины. Неприятности причиняемые своими минными полями, обусловливались главным образом недостатками в технике – мины всплывали, срывались с якорей и становились опасными. Постановка минных полей, конечно, требовала ходить строго по фарватерам».

К сожалению, водная гладь моря не есть автострада с разделительной разметкой дорожных полос, поэтому неудобства будут. И обгонять сложно попутные суда, и разворот не знаешь где выполнять? То ли у берегов Румынии, то ли у Турции? К неудобствам, также, можно отнести невозможность определения, на чьей же мине подорвался корабль? На своей или вражеской? Подрыв на своей мине всегда будет выглядеть менее патриотичным.

Единственный плюс, что лично на себе, можно проверить боевую мощь нашего подводного оружия.

Но товарищ Кузнецов находит еще положительные моменты в постановке наших минных полей. Дескать, не дали немцам возможности набросать своих мин около наших баз. Одной Севастопольской бухты, конечно, мало.

Это всё возражения Николая Герасимовича на сообщение начальника штаба Черноморского флота И.Д.Елисеева. Тот писал:

«Когда выяснилось, что нашим врагом на Черном море будут румыны и немцы, следовало воздержаться от постановки мин, поскольку большой угрозы с моря не было, а постановка их принесла нам много горя. Основными потребителями моря были мы сами».

Что сказать по поводу прочитанного? Такое ощущение от прочтения подобных мемуаров, что они написаны автором для внутреннего употребления в кругу своей семьи. Это жена, раскрыв рот, будет с упоением внимать военным рассказам своего мужа в адмиральском кителе. А детишки будут быстро засыпать на ночь от чтения подобных морских сказок.

Это когда же выяснилось, что основными потребителями моря будут сами моряки Черноморского флота? Или у Босфора с Дарданеллами были замечены дымы немецкой эскадры в ночь на 22-е июня? А может к Одессе незаметно подкралась румынская эскадра, чтобы нанести огневой налет? У нас, что же на флоте отсутствовала морская разведка? Или Намгаладзе не на стол начальства клал разведывательные донесения? Даже 21-го июня принес радиоперехват об официальном объявлении Германией войны, да местное начальство патриотами не оказались.

После войны, сплошь одни оправдания. Только, как всегда остаются без ответа извечные русские вопросы: «Кто виноват?» и «Что делать?», с теми людьми, которые являются источником всех этих безобразий по войне.

Тревоги наркома Кузнецова «Беспокоились мы и о Таллине — главной базе Балтийского флота. Расположенный в Финском заливе, Таллинский порт был плохо защищен от нападения с севера. К тому времени рейд еще не успели оборудовать хорошими бонами и сетями, а на нем ведь стояли два линкора.

Посоветовавшись с начальником Главного морского штаба и командующим флотом, решили перебазировать линкоры в Кронштадт. Всего за несколько дней до войны из Талинна ушел «Марат», а второй линкор, «Октябрьская революция», перебазировался только в июле, когда уже шла война, с большим риском. Июнь с первых же дней был необычайно тревожным, буквально не проходило суток, чтобы В.Ф.Трибуц не сообщал мне с Балтики о каких-либо зловещих новостях. Чаще всего они касались передвижения около наших границ немецких кораблей, сосредоточения их в финских портах и нарушений нашего воздушного пространства.

На Черном море было относительно спокойнее: дальше от Германии. Но и там нарастала угроза. Об этом свидетельствует, например, приказ комфлота контр-адмирала Ф.С.Октябрьского, отданный в развитие директивы Главного морского штаба:

«В связи с появлением у наших баз и побережья подводных лодок соседей и неизвестных самолетов, нарушающих наши границы, а также учитывая всевозрастающую напряженность международной обстановки, когда не исключена возможность всяких провокаций, приказываю:

1. При нахождении в море всем кораблям особо бдительно и надежно нести службу наблюдения, всегда иметь в немедленной готовности к отражению огня положенное оружие.

2. О всякой обнаруженной подводной лодке, надводном корабле и самолете немедленно доносить с грифом «Фактически».

Написано ладненько, да гладенько. Буковка к буковке. И слова-то все правильные, и написано-то, по-русски. Если бы к этим словам, да умную голову, да сердце патриота. Разве, сумели бы немцы нанести нам такой урон?

Таллиннский переход – это черная страница Балтийского флота. Столько в нем было тупости, подлости, трусости и прочей гнусности высшего флотского командования. Тысячами жизней заплатили за все это советские моряки и гражданское население, эвакуировавшиеся из окруженного Таллина. Об этом уже было сказано выше.

«Слова о возрастающей напряженности в международной обстановке появились в приказе, разумеется, не случайно. На флотах с тревогой следили за развитием событий и просили разрешения принимать практические меры для обеспечения безопасности.

— Как быть, если во время учений около наших кораблей будет обнаружена неизвестная лодка или на опасное расстояние приблизится немецкий самолет? Такие вопросы комфлоты задавали мне неоднократно.

— Применяйте оружие,— отвечал им и при этом только требовал, чтобы они по ошибке не открыли огонь по своим».

Тут, как всегда нарком лукавит. Речь идет не о применении оружия, можно, ведь, понять и как личное оружие командующих флотов. Кроме того, подводную лодку, при случае, можно и таранить форштевнем, а об открытии огня на поражение. Вот в чем, главная суть. Это после свершившихся событий легко пером водить по бумаге. Что было в реалиях, читатель уже знает достаточно.

«В те дни, когда сведения о приготовлениях фашистской Германии к войне поступали из самых различных источников, я получил телеграмму военно-морского атташе в Берлине М.А.Воронцова. Он не только сообщал о приготовлениях немцев, но и называл почти точную дату начала войны».

Это после начала войны стало известно о точной дате, а до нее было лишь предположение, с высокой степенью вероятности. Даже получив от немцев ноту о разрыве дипломатических отношений, не знали точное время нападения. Хотя, какое это имело отношение к полной боевой готовности армии и флота? Будь готов и жди! Не будет же немец выжидать до бесконечности. Это сколько же надо продовольствия, чтобы накормить такую прорву немецких солдат скопившихся на границе? Да они, если бы не объявили войну, скажем через неделю, все до одного ушли бы в Германию обедать.

«Среди множества аналогичных материалов такое донесение уже не являлось чем-то исключительным. Однако это был документ, присланный официальным и ответственным лицом. По существующему тогда порядку подобные донесения автоматически направлялись в несколько адресов. Я приказал проверить, получил ли телеграмму И.В.Сталин. Мне доложили:

да, получил».

Ох, и легко, видимо, стало на душе у Николая Герасимовича! Всё! Снял с себя ответственность за обеспечение боевой готовности флотов. Пусть теперь Сталин отвечает за все дела, – телеграмму же от Кузнецова получил. Но что это? Испугался, как бы читатель сразу не догадался об этом. Поэтому отрабатывает машинами задний ход.

«Признаться, в ту пору я, видимо, тоже брал под сомнение эту телеграмму, поэтому приказал вызвать Воронцова в Москву для личного доклада. Однако это не мешало проводить проверки готовности флотов работниками Главного морского штаба. Я еще раз обсудил с адмиралом И.С.Исаковым положение на флотах и решил принять дополнительные меры предосторожности».

Если же были сомнения по сведениям, то почему торопился доложить об этом Сталину?

Более того, приказал проверить получение своего послания. И Воронцова не было необходимости вызывать: сам приехал, как только игры в дипломатию с Германией кончились.

А уж как, обсуждал перед войной с Исаковым «положение на флотах», читателю известно, через край.

В перестроечное время газета «Красная звезда» печатала отрывки из неопубликованных ранее материалов воспоминаний адмирала Кузнецова. Кое-что просочилось, и в свете, уже известных читателю фактах, вполне способно прояснить многое. Конечно, цензура уже Горбачевская, да и острота проблемы притупилась. Разумеется, что-то, кое-где подрисовали, чтоб здорово не выпирало.

«Нужно со всей откровенностью признать, что война, особенно в первые два года, велась распорядительным порядком, а не по планам, разработанным накануне. Без Сталина никто не хотел решать что-нибудь серьезное, поэтому часто приходилось поступать на свой страх и риск».

Например, позвонил на флота в обход Жуковской Директиве: «Товарищи! Немцы затевают, что-то нехорошее! Будьте, бдительны!»

Как могут быть осуществлены планы обороны страны, когда шла подстава врагу? Как раз, планы-то и похерили, заменив отсебятиной из Ставки и прочих военных новообразований.

Дальше, в газете, видимо, было напечатано для домохозяек – тех же, жен военных моряков. Они, ведь, тоже грамотные, тем более что слова для них знакомые.

«В первые дни войны мы вообще были лишены какого-либо руководства.

Правительство, занятое крупными делами, оказалось малодоступным для меня, как Наркома ВМФ, а Нарком обороны и Генеральный Штаб не успевали разбираться со всеми вопросами».

Едва, можно сдержать улыбку по поводу написанного. Оказывается, у нас правительство руководило военными действиями, в том числе и на флоте. И, как выясняется, даже, в крупных масштабах. Обидно, что не подпускало близко к себе бедного Николая Герасимовича.

«Хорошо» смотрятся действия Наркома обороны и безымянного Генерального штаба. О Ватутине не напишешь, а Георгия Константиновича давно и след простыл в Москве, по тем дням.

А вот то, что эти структуры «не успевали разбираться со всеми вопросами» военного характера, и пришлось посвятить этому делу, целую главу.

С сожалением констатирую, что и по флоту, и по военно-морским базам, много было еще всяких «чудес», но рамки данной работы не позволяют втиснуть всю информацию по Балтике.

С более полным вариантом данной главы и событиями, связанными с нашим флотом, читатель может ознакомиться в другой моей самостоятельной работе посвященной морским делам по началу войны «Как встретил войну наш Советский Военно-Морской Флот?»

Глава 38. КУДА ЖЕ ПОЛЕТЕЛ ГЕСС?

У нас получилось, и я ранее говорил об этом, что Гесс пройдет, как бы, красной нитью через всю работу. Поэтому, как начали расследование о нашей «пятой колонне» с Гесса так им и завершаем первую часть данной работы. Разумеется, что это было сделано не преднамеренно, а получилось исходя из логики данного расследования.

Продолжим рассмотрение этого «таинственного» перелета немецкого партийного деятеля, которое не дает покоя многим историкам, и по сей день.

Рассмотрим некоторые «детали» «перелета» Р.Гесса в Англию. Кроме анализа устоявшихся версий об этом деле предлагаю взглянуть на сам перелет под другим углом зрения. Если читатель не утомился Гессом, которому ранее было посвящено немало страниц, то, как говорится, милости просим к прочтению этой главы.

Уточним, что он (Гесс), по устоявшемуся мнению многих историков, якобы, полетел в Шотландию, что находится на севере островного государства, так как там проживал герцог Гамильтон, заинтересованное в переговорах лицо, с которым, якобы, до перелета осуществлялась переписка между ним и Гессом. Почему-то многие, пишущие на эту тему, обходят стороной такой важный момент, на каком именно, самолете полетел Р.Гесс? Как правило, не утруждая себя уточнением, обходятся просто указанием марки самолета – «Мессершмитт». А ведь Гесс полетел не просто на каком-то «Мессершмитте», а на двухмоторном, двухместном самолете «Ме -110». Но, мне представляется, и я склоняюсь к этой версии, что мог быть использован вариант ночного истребителя-бомбардировщика – трехместный Ме- 110 G-4 (Это ночной истребитель, экипаж 3 человека;

Радар FuG 202/ «Lichtenstein»;

Оператор радара, размещался между пилотом и стрелком). А так, как мы знаем, что готовился, необычный рейс, то вполне возможно, что данный тип самолета и мог быть использован для полета на дальнее расстояние. Самолет вылетел из Аугсбурга, что расположен на юге Германии. В этом городе, кстати, и находилась авиационная фирма Вилли Мессершмитта.

Я задаюсь вопросом: «Нет ли какой взаимосвязи между названием города, из которого стартовал Гесс и кодовым названием операции «Аугсбург» (Augsburg), обозначавшим приостановку наступления германских войск на Западном фронте?». Пароль «Аугсбург»

означал: «Временно прекратить наступательную операцию». В мероприятиях подобного уровня, ведь «просто так», ничего не бывает. Нет ли здесь попытки, представить дело, таким образом, будто бы полет Гесса произошел, якобы, именно из Аугсбурга, хотя место вылета, могло быть иным?

Получается, что «беглец» Гесс летит через всю Германию, но, ни одна служба ПВО не зафиксировала «несанкционированный» полет скоростного истребителя-бомбардировщика Ме 110. Странно, не правда ли? Далее, как следует из рассказов, Гесс, пролетая над имением герцога Гамильтона, выпрыгнул с парашютом, а самолет врезался в землю. Из материалов Нюрнбергского процесса легко читается, что самолет Гесса все же совершил посадку, а версию о прыжке английское правительство запустило в печать, чтобы показать мировой, а большей степени своей общественности, якобы, свою непричастность к полету. Дескать, Гесс прилетел по своей воле, а так как дело было ночью и не было возможности найти место для посадки самолета, то Гесс и решился выпрыгнуть с парашютом.

Но, не для того же, надо полагать, летело второе лицо нацистской партии Германии в Англию, чтобы ломать себе шею или ноги в ночном прыжке с самолета. Все эти сказки, о подвернувшейся лодыжке Гесса, пусть англичане рассказывают своим доверчивым гражданам, а мы с вами зададимся вопросом: «Как Гитлер должен был узнать: прилетел Гесс к месту назначения или нет?» Самолет «Ме –110» со вторым пилотом (вместо стрелка) и штурманом (он же оператор радара) при возвращении в Германию, видимо и должен был своим фактом появления на родине подтвердить, что задание выполнено и Гесс передан из рук в руки. Вполне возможно, что в экстренном случае Гесс должен был заменить основного пилота. А почему бы и нет? Все же Гесс, на данный момент, если и не мог считаться профессиональным летчиком, однако имел очень неплохие навыки управления самолетом. Между прочим, в первой мировой войне он был летчиком эскадрильи «Рихтгофен», которую возглавлял, небезызвестный Герман Геринг.

Использован материал Энциклопедии Третьего рейха www.fact400.ru/mif/reich/titul.htm Но все не так просто, даже в данном изложении. Ведь, мы следуем в русле устоявшихся версий полета. Но возникают вопросы, на которые трудно дать однозначный ответ.

По Р.Гессу есть интересная работа британца Хью Томаса «Гесс. Рассказ о двух убийствах». С ним мы уже сталкивались ранее. Х.Томас, в свое время, в качестве старшего военного хирурга в 1972 году обследовал заключенного № 7, известного под именем Рудольфа Гесса. Все вопросы и связанные с ними расследования он изложил в ряде своих работ, в том числе и этой. Целиком с нею можно ознакомиться в журнале «Вопросы истории» № 4 за год. Автор статьи высказал свои сомнения, как по самому Гессу, предположив, что возможно был двойник, так и по поводу его перелета, высказав сомнения относительно маршрута следования. Дело в том, что номер самолета, на котором Гесс вылетел из Аугсбурга и номер самолета приземлившегося в Шотландии разнятся, что подтверждается даже фотографией Гесса сидящего в самолете. Кроме того, Томас обратил внимание, что это разные модификации самолета Ме-110, т.е. Е и D. Но, хотелось бы заметить, что энциклопедия по самолетам «Мессершмитт» дает сведения, что радар мог быть установлен только на модификации G, что я и отметил выше. Кроме того, хотелось заметить уважаемому Х.Томасу, что при такой засекреченной операции, кто же позволил бы фотографировать тот самолет, на котором полетит Гесс? Согласитесь, что это выглядело бы более чем странно. А если есть фотография, – значит, это сделано умышленно, с целью скрыть существо дела и направить любопытствующих лиц по ложному пути. На модификации D, радар не устанавливался и он, самолет, был двухместный.

Интересен и такой факт, что второй самолет с двойником-Гессом вылетел из датского города Аалборг (видимо, Ольберг, – такая транскрипция принята в нашей картографии). Все это дело довольно запутано, но этому есть объяснение. Ведь, дело Гесса представляло сверхсекретное мероприятие, отсюда и сложности в понимании случившегося. Хью Томас уверен, что в Англии находился двойник, а не настоящий Гесс (частично, согласен с этим), и тому есть масса подтверждений.

Как читатель себе представляет, что второе лицо в партийной иерархии нацистской партии Германии летит на секретные переговоры, пусть даже с гарантией личной безопасности, но на территорию врага? Ведь, не надо забывать, что Англия и Германия находились в состоянии войны, как бы это не представлялось любителями видеть данный полет, некой «миротворческой миссией». По законам военного времени, Гесс автоматически становился военнопленным, будучи захваченным службой контрразведки. Разумеется, если ей не будет дана особая команда: «Отставить!». Да, и с самолета ночью прыгать на парашюте над незнакомой местностью, судя по всему, удовольствие малоприятное, к тому же, и небезопасное.

Неужели, Гесс и те, кто готовил операцию, не понимали существа проводимого мероприятия, готовя этот перелет? Очень трудно дать на это положительный ответ, но не меньшие трудности возникнут и с ответами и на другие вопросы. А как Гесс собирался возвращаться в свою Германию? Или шотландские сепаратисты готовы были предоставить Гитлеровскому эмиссару новый самолет? А может возврат Гесса уже не входил в планы заговорщиков и как к этому должен был отнестись сам Гесс?

Понятно, что версию прилета немецкого эмиссара подкорректировали. Как следует из материалов Нюрнберга, самолет с «Гессом» все же приземлился в Шотландии.

Но как это должно было выглядеть в реалиях? Вопросов множество. Хотя бы один из них:

«Как Гессу удалось ночью найти и приземлиться на незнакомом аэродроме?». Чтобы смикшировать этот неприятный вопрос и понадобилась первоначальная версия о прыжке с парашютом. Специалисты сразу поняли, что без наводки самолета на аэродром, а затем его дальнейшая посадка, не могли быть осуществлены без участия наземных служб, так как воздушные полеты на самолетах, тем более ночью, это все же несколько иначе, чем, скажем, полеты на воздушном шаре или езда на автомобиле. Но тогда прыжок с парашютом не стыковался бы с версией о возврате Гесса.

А как же все же обстояло дело в реалиях? Вполне возможно, что самолет из Аальберга (Ольберга) с двойником Гесса, летящим в Шотландию, был отвлекающим маневром, а настоящий Гесс летел на тайную встречу совсем в другое место. Сам Хью Томас, тоже считает сомнительным полет настоящего Гесса в Шотландию и приводит данные, что накануне Гесс приобрел билет в Ставангер (Норвегия). Трудно из приведенной в журнале статьи понять, на какой вид транспорта был приобретен билет Гессом, но, ни это главное. Важно, что Хью Томас ставит под вопросом, сам полет Гесса в Англию. Я разделяю его сомнения и предполагаю следующее, что Гесс не собирался лететь не только в Англию, но, и в норвежский город Ставангер. Вероятнее всего он полетел в Швецию, где его, возможно, ожидали заинтересованные люди, хотя бы тот же, промышленник Биргер Далерус, владелец фирмы «Болиндерс фабрик А/В». А почему бы и нет? Разве не он, 7 августа 1939 года организовал встречу группы видных английских промышленников во главе с Ч.Спенсером и Г. Герингом в имении своей жены «Зенке Ниссен Хог» вблизи датской границы. Правда, ситуация в 1941 году несколько изменилась, так как началась вторая мировая война и место встречи в Шлезвиг Гольштейне, вряд ли могло подойти повторно. Но Швеция-то, была нейтральной страной и вполне могла стать привлекательной, как для Гесса, так и для британских представителей деловых кругов. Ведь если бы, были раскрыты переговоры английских деловых кругов с представителями враждующей страны, то по законам любой страны, за контакты с врагом, полагалось уголовное наказание. Нам пытаются представить Гесса, как белого голубка, залетевшего на остров с единственной целью – мир и дружба между народами Англии и Германии. По закону, как сказал выше, полагался арест и «голубка», и тех, кто пытался покормить его из своих рук. Не думаю, что Гесс не понимал ситуацию, «решившись на перелет» во враждебное государство. Для таких переговоров, как правило, используется нейтральное государство. И Швеция, очень подходила, в плане переговоров, к тому же, была страной, с сильной ориентацией на германскую промышленность. И что же там, в Швеции, могло произойти с Гессом? Здесь мне, думается, поработал У.Черчилль. Ведь его задачей было сорвать «мирные» переговоры собратьев-островитян и втянуть Англию в полномасштабную войну. Вполне возможно, что были нарушены условия гарантии безопасности, данные Гессу и, таким образом, английские спецслужбы могли похитить и тайно доставить его к себе на остров.

Вот вам и два самолета, один из которых – отвлекающий, с двойником Гессом. То, что Гесс попал в западню, не отрицали даже в то, военное время.

По этому поводу еще в 1941 году в канадской «Газетте Монреаль» от 4 августа 1941 года была размещена статья французского журналиста Леопольда Шварцшильда «Неожиданный захват Гесса в ловушку, подстроенную английской «Сикрет сервис».

Приведу краткий вывод данной статьи, помещенной в Военно-историческом журнале № за 1990 год.

«…Полет Гесса был спровоцирован английской разведкой. Согласно сюжетной линии немцы представлены круглыми дураками, а лихие парни из «Интеллидженс сервис» провернули блестящую операцию в обход руководства страны…».

Далее, в журнале идет пересказ статьи Л.Шварцшильда, где говорится о том, как именно, Гесса заманили в Англию, точнее в Шотландию.

И только через год, в том же самом журнале, под тем же самым номером, и с тем же названием, будет, наконец-то, помещена та, самая, статья (ВИЖ № 5 за 1991 год) из канадской газеты. Рамки данной работы не позволяют подвергнуть пристальному изучению данную статью. Думаю, в дальнейшем, при самостоятельном рассмотрении темы о Гессе представится возможность более внимательно присмотреться к ней. Но небольшой отрывок, все же, приведу, чтобы у читателя сложилось определенное мнение об авторе (Леопольде Шварцшильде) и его статье.

«Сикрет сервис» задумала фантастический план, который, по-видимому, для нормального человека показался бы нереальным. Но для системы мышления нацистов он оказался именно тем, что было нужно. Было решено заставить немцев поверить в то, что существует «шотландское движение за независимость» и что шотландская революция против Англии не за горами… В течение 18 месяцев «Сикрет сервис» настойчиво, творчески и усердно трудилась над последовательным развитием этого замысла. Через посредников с использованием нейтральных государств, и в частности Ирландии, были налажены контакты с некоторыми немецкими официальными лицами. Письма и «пробные шары», посланные якобы ру ководителями «шотландских сепаратистов», и самом деле были написаны в «Сикрет сервис»

и направлены окольными путями нацистским лидерам в Берлин. Назад в Англию были посланы интересные ответы. Так шаг за шагом развивался и зрел этот «заговор»… «Берлину дали понять, что для реализации этой программы необходимо дождаться благоприятного политического момента. Кроме того, намекнули, что потребуется гарантированная и организованная помощь со стороны Германии. Но можно ли провести все необходимые обсуждения, обдумывания и приготовления без личных контактов, а только с помощью переписки? …Осторожно начинает обыгрываться идея о том, чтобы надежный немецкий представитель рискнул бы посетить Шотландию с кратковременным визитом.

Появление подобного эмиссара будет, мол, способствовать приободрению робких и колеблю щихся шотландских друзей».

Судя по всему, «шотландцы» оказались неуступчивыми партнерами и согласились сесть за стол переговоров только на своей территории. А дальше произошло то, что известно всему миру. Дураки немцы послали своего Гесса, который и угодил в коварно подстроенную ловушку английских спецслужб.

Хотя о Швеции (или какой иной нейтральной стране) в данной статье Л.Шварцшильда не было сказано ни слова, но факт, именно, захвата Гесса, рассматривается вполне серьезно, хотя детали операции не совпадают с моей предложенной версией. Неужели, английские спецслужбы будут вести речь о нейтральной стране, где был схвачен Гесс, даже, если дело и происходило именно таким способом? Да и вряд ли журналист Леопольд Шварцшильд, в августе 1941 года, мог «знать» больше того, что «знал» на тот момент.

В статье, в основном, излагается мотив, по которому Гесс на самолете совершил перелет по маршруту Германия – Шотландия. Так как речь, в основном, шла о мнимых сепаратистских силах в северной оконечности острова, способных, дескать, совершить государственный переворот, то ни о каких переговорах, типа «не открытия второго фронта» в статье не велось. С чего бы им взяться? Ведь руководство Германии клюнуло на приманку, в плане, перемены государственной политики Британии, в случае удачного завершения дела, поэтому, дескать, Гесс, как эмиссар Гитлера и прилетел на намеченную встречу. Но, во-первых, переворот, это событие не одного дня, а во-вторых, еще не известно, как повернется ситуация в самой Англии, даже, если заговорщики удачливо завершат начатое дело. Вообще, вся эта затея с заговором шотландских сепаратистов выглядит, как и погода в Британии: слишком туманной, крайне сумрачной и с очень плохой видимостью.

Что же до самих фактов, связи с перелетом Гесса, изложенных в статье, то они не обладают какой-то особой новизной. Всё изложенное давно известно и использовалось, даже, на Нюрнбергском процессе.

К тому же, о каких вообще, переговорах о втором фронте могла идти речь, если Гесс был схвачен английской контрразведкой? Если, конечно же, сама контрразведка не была вовлечена в шотландский заговор, что представляется маловероятным фактором.

Однако к этой, приведенной выше, информации можно все же, кое-что, и добавить.

Известный нам Хью Томас сообщает, что « Галланд (командующий эскадрильей истребителей Ме-109 на северном побережье Германии. – В.М.) сообщил историку Френкелю, что он был послан Герингом, чтобы сбить Гесса… Он отказался поведать всю историю от начала до конца, а когда вышла моя книга (Видимо, «Смерть Рудольфа Гесса?». – В.М.), пытался совершить самоубийство».

Ну, как вам читатель, сюжетец? Какого же Гесса приказал сбивать Геринг? Думается, настоящего. Видимо, не хотел, чтобы Рудольф Гесс, достался английской разведке? Так надо, видимо, понимать действие рейхсмаршала исходя из предложенной версии? Или все же были какие-то другие причины, по которым Гесса следовало отправить на дно моря?

Значит, можно предположить, что Геринг определенным образом следил за переговорным процессом (или сам участвовал в нем), если определил, когда тот вышел из-под контроля? Не указывает ли, таким образом, действие Геринга, как на ведение секретных переговоров на нейтральной территории? Но не мог, же Геринг, просто так, отдавать приказ на сбитие самолета Гесса направлявшегося на переговоры с территории Германии из Аугсбурга? Это же никак и ничем не мотивировано, так как данная операция была санкционирована самой верхушкой рейха, и Гитлером, в том числе.

Вот это, по всей видимости, ближе к истине, чем представленный общественности, якобы, самостоятельный полет Гесса на встречу с оппозицией в Англию. Только, как я предполагаю, «заманили» его не в Шотландию, а, к примеру, в Швецию. Опять же, рассматриваем ее, как один из вариантов места, где могли вестись переговоры между Гессом и представителями «миротворческих кругов» Англии. Кроме того, есть ли источник, с абсолютной точностью сообщающий, что вылет Гесса из Аугсбурга был 10 мая? Вполне возможно, что это могло произойти и чуть раньше. То есть, только после переговоров, Гесса «умыкнули» в туманный Альбион, но никак не раньше. Но, и «заманили», по версии «Газетты Монреаль», думается, не совсем точно. «Нарушили соглашение» – вот такая формулировка, более подошла бы к проведенной операции против Гесса. Цель понятна: сорвать переговоры с Германией о перемирии и заодно схватить Гесса, чтобы «выжать» из него всю систему организации «пятых колонн». Еще бы, такой лакомый кусок для любой разведки пригодится. Надо полагать, что материалы по Советскому Союзу, имевшиеся у Гесса, перекочевали к Черчиллю со товарищами и они их использовали по назначению. Не просто же так, вводили Гессу специальные препараты по подавлению воли, как пишет в своей книге П.Пэдфилд?

Кроме того, Черчилль сделал провокацию и против «миротворцев» в своей стране, подсунув им двойника Гесса. Зафиксировав их переговоры, добился отставки ряда крупных политиков, чтобы в дальнейшем самостоятельно рулить в руководстве страны.

Кстати, Хью Томас довольно кропотливо исследовал «дело Гесса» и предполагает, что в переговорный процесс были вовлечены члены «шведской королевской семьи» имевшие родственников Маунтбеттенов в Ирландии. Этот Маунтбеттен принимал участие в финансовых переговорах между представителями английских и немецких банковских структур.

Есть предположение, что переговорный процесс должен был состояться в Стокгольме, но Х.Томас, опять ссылается на засекреченность материалов по Гессу. Конечно, интересно, что там планировалось между Англией и Германией по европейскому переделу, но нас больше бы заинтересовало сообщение, что там решалось на переговорах по Советскому Союзу:

«…Германия должна была «легализовать» свой захват Чехословакии и Польши, а также, по словам лорда Вигрема, получить свободу «европеизировать Россию и добиться стабильности на Балканах, вызывавших особое беспокойство Британии».

Не хочется гадать, что там подразумевали под «легализацией» Чехословакии и Польши?


Но до чего знакомо, сейчас, для наших граждан слово «европеизация России», что и объяснять не следует. Осталось совсем немного времени, чтобы они нас полностью … «европеизировали».

Слабость позиции, «о переговорах Гесса», состоит в том, что если и был наделен Гесс особыми полномочиями о подписании документов по переговорам от лица Германского правительства, то кто же был уполномочен это сделать от лица Английского правительства?

Иначе, что это за договор? Если со стороны Германии, все-таки, более менее ясно, так она была инициатором данного процесса, отсюда и присутствие на «переговорах» второго лица в партийной иерархии Третьего рейха Гесса, то в отношении Англии полное непонимание и темнота, в отношении лица (или лиц), наделенных подобными полномочиями? Каким образом могло состояться подписание такого рода соглашения? Если это не было глубоко задуманной операцией англичан, с целью провокации руководства Германии на подобное мероприятие, то, как же, в таком случае, можно говорить о переговорном процессе? Если провести аналогию с нашим советско-германским соглашением от 1939 года, то его подписали с нашей стороны нарком иностранных дел Молотов, сочетая исполнительную должность Председателя СНК, при партийном контроле в лице Сталина. А с немецкой стороны договор подписал министр иностранных дел Риббентроп, тоже, имеющий особый мандат на проведение переговоров подобного рода.

Он писал, впоследствии, в своих тюремных воспоминаниях:

«Хотя я был наделен неограниченными полномочиями для заключения договора, все же, учитывая значение русских требований, счел правильным обратиться с запросом к Адольфу Гитлеру».

Пусть Рудольф Гесс, тоже по аналогии, был бы наделен такими полномочиями и мог консультироваться с Берлином, но кто же, с английской стороны должен был быть представлен на переговорах? Нельзя же, на полном серьезе, предполагать, что документ, подписанный от лица Британской империи Гамильтоном, якобы, являющимся ставленником шотландских сепаратистов, будет являться основанием для его ратификации английским парламентом?

Конечно же, нет!

Речь шла о секретных переговорах, не подлежащих огласке. Я уже высказывал предположение, что речь шла о финансовых проблемах, связанных с будущей агрессией против Советского Союза. Здесь, все время крутится Геринг, который и ворочал большими деньгами в Германии и имел связи с банковскими кругами всех крупнейших стран Европы и Америки.

Может быть, речь на таких переговорах могла идти о финансировании оппозиции Черчиллю, с тем, чтобы в ближайшем времени сместить кабинет министров? Сложно гадать.

Но, как видите, Уинстон, сам оказался, парень не промах, и лихо зацепил Гесса, уволочив того в Англию.

Насколько похищение Гесса потрясло верхушку Третьего рейха, можно судить по книге Курта Рисса «Кровавый романтик нацизма».

«Бегство Гесса поразило Геббельса так же сильно, как и весь остальной мир. Когда министру пропаганды сообщили новость по телефону, он потерял дар речи. Через полчаса Фрицше зашел к Геббельсу в кабинет, но не застал его там. Он позвонил ему домой, но ему ответили, что министр уехал в свою загородную резиденцию в Ланке. Только через два часа Фрицше удалось связаться с ним. Он спросил у Геббельса, какие будут указания, каким образом следует освещать это невероятное происшествие и какими причинами объяснять бегство.

Геббельс ответил мрачно и немногословно: «Сегодня я не приду в министерство». Фрицше возразил: «Но мы должны сказать хоть что-нибудь!» Тогда Геббельс пробормотал обреченно:

«Говорите что хотите. Я не знаю, что вам посоветовать. Бывают обстоятельства, справиться с которыми не под силу даже лучшему пропагандисту». Геббельс бросил трубку и отправился в постель.

Спасать положение пришлось главе департамента печати рейха доктору Отто Дитриху. (Помните, рассказ И.Ф.Филиппова в одной из начальных глав? – В.М.). Результат получился удручающе жалкий. Он не придумал ничего лучше, чем предложил распространить слух, что Гесс стал жертвой несчастного случая, когда выполнял задание над вражеской территорией. Оставшееся без руководства министерство пропаганды возражало, поскольку опровергнуть подобную версию не составляло особого труда. Тогда Дитрих придумал иное объяснение: мол, на Гесса нашло помрачение рассудка, и он, движимый своими пацифистскими убеждениями, улетел в Англию. Более того, следовало добавить, что его нельзя считать изменником и перебежчиком, так как ему просто-напросто нечего выдавать противнику.

Когда Геббельс прочитал придуманное Дитрихом объяснение, с ним случился приступ истерии. Как можно было сказать, что Гесс, бывший заместителем самого фюрера, сумасшедший? И какие после этого мысли возникнут в умах немецких обывателей? Не станут ли они спрашивать себя: а может быть, все окружение Гитлера состоит сплошь из душевнобольных? Однако прекрасно отлаженный механизм министерства пропаганды уже заработал, и эта версия успела облететь весь мир еще до того, как англичане сообщили, что Гесс приземлился в Шотландии. Таким образом, геббельсовским пропагандистам, по крайней мере, удалось первыми распространить сенсационную новость.

Геббельс придерживался того мнения, что Гесс не мог нанести по престижу Третьего рейха более сокрушительный удар. Он даже называл поступок Гесса более тяжелым преступлением, чем бегство с поля боя (из дневника Рудольфа Земмлера). Позднее он пересказал Якобсу свой разговор с Гитлером во время долгой прогулки по саду рейхсканцелярии.

По его словам он снова расспрашивал Гитлера о случае с Гессом, и тот подтвердил, что незадолго до своего бегства в Англию Гесс заходил к нему. Гесс спросил фюрера, не изменил ли он свое намерение продолжить войну с Англией, на что Гитлер ответил отрицательно. Тогда Гесс решил на свой страх и риск полететь в Англию и выступить в качестве посредника.

Геббельс добавил от себя, что Гесс нанес делу рейха ущерб, размеры которого трудно сразу оценить.

Примечание. Среди историков преобладает мнение, что Гесс был послан в Англию самим Гитлером. Достаточно сказать, что самолет, на котором он летел, был подготовлен конструктором Вилли Миссершмиттом, его тренировками руководил личный пилот Гитлера, а в пути его сопровождал летевший на другом самолете Гейдрих, который после возвращения в рейх тотчас же был принят Гитлером».

Почему-то вектор исследований многих историков о полете Гесса, как правило, указывает только в одну сторону – Англию. Нет ли в этом деле определенной заданной направленности?

Кроме того, надо понимать, исходя из создавшейся ситуации, что Гитлер и его окружение, действительно попали в патовую позицию с Гессом. И молчать нельзя, в связи с его «исчезновение», и говорить об «исчезновении» – нет слов, чтобы дать объяснение случившемуся. Говорить, что Гесса похитили – это сильный удар по Гитлеру, как политической фигуре. Как же это могло произойти, что человек из партийной элиты страны похищен вражеской разведкой? Это, значит, расписаться перед гражданами страны в собственной беспомощности. Если же в открытую, говорить, что Гесс полетел на секретные переговоры по поводу мирных соглашений с Англией, то, псу под хвост, все тайные приготовления к войне с Советским Союзом.

Но вернемся к «переговорам» с одним из главных фигурантов, обозначенному в нашем деле, Биргеру Далерусу. Его, кстати, тоже привлекут в качестве свидетеля на Нюрнбергском процессе по обвинению Г.Геринга, как раз за эту самую встречу в Шлезвиг-Гольштейне в году. Но благодаря влиянию высокопоставленных людей из деловых кругов, которым не нужна была лишняя реклама, дело по Далерусу спустили на тормозах.

Вот что писала газета «Известия» в 1946 году по поводу нашего фигуранта.

«Ни об одном свидетеле не говорили столько, сколько о Далерусе. С самого начала предполагалось вызвать его. Потом встретились какие-то затруднения, и защита послала ему опросный лист из 72 вопросов, на которые Далерус должен был ответить под присягой. Потом защита стала настаивать, что без личных показаний Далеруса истина не может быть выяснена. Далерус выехал из Швеции. В дни, когда допрашивались свидетели по делу Геринга, Далерус задержался в Париже. И вдруг посреди допроса Геринга трибунал услышал, что Далерус в Нюрнберге, но спешит куда-то»

(www.izvestia.ru/retro/article3091275).

Тем не менее, Далерус присутствовал в зале заседаний и дал свои свидетельские показания. Он и раньше не молчал по этому поводу и «в 1945 году издал книгу своих мемуаров "Последняя попытка: Лондон - Берлин летом 1939-го года»… Рассказал он тогда и о своих тайных визитах в Лондон до и сразу после объявления Гитлеру войны Великобританией и Францией - 3 сентября… (http://sverigesradio.se/cgi-bin/International) Но обратите внимание, с какой тщательностью охранялась тайная встреча Гесса и тех людей из Англии в 1941 году:

«Биргера Далеруса убили через несколько лет после войны. Его задушили;

труп вместе с машиной утопили в озере. Какая-то пресса попробовала тогда об этом написать, но её тут же заткнули. Больше фактов нет – одни версии, домыслы, догадки…».

Но, попутно убрали и еще одного «эмиссара и посредника – Юнити Митфорд».


http://www.echo.msk.ru/programs/netak.

Читатель вправе задать вопрос: «А не уводит ли все это от существа нашего дела о наших заговорщиках? Причем здесь Гесс?». Напротив! Да, не будь Гесс ключевой фигурой во всем этом деле, не было бы столько преград к раскрытию тайны этого полета. Поверьте, без наших заговорщиков не обошлось в этом деле.

Не могу не удержаться, чтобы не обратиться к еще одному персонажу из данной «оперы»

– это, промелькнувшая выше, Юнити Митфорд. Автор данной публикации, думается, не совсем точен в оценке «убийства» Юнити Митфорд 28 мая 1948 года, хотя, как следует из ее буйной биографии, ей могли и «помочь» уйти в мир иной. Даже краткое изложение ее похождений в верхах третьего рейха, думаю, не оставит равнодушным, ни одного читателя.

Итак, краткое «либретто оперы» о Юнити Митфорд, времен Адольфа Гитлера из книги «Женщины фюрера» Антона Иоахимсталера. Сначала небольшие анкетные данные. Юнити родилась в 1914 году в семье, известных в аристократических кругах, Фримен-Митфордов. Она была одной из шести сестер семейства Митфордов. Когда ей исполнилось 18 лет, ее ввели в светское общество Лондона. В 1932 году она познакомилась с любовником ее сестры Дианы, основателем Британского фашистского союза сэром Освальдом Мосли. Через некоторое время, сестра Юнити – Диана, окончательно порвет со своим мужем и свяжет свою судьбу с английским фюрером. Обратите внимание на то, как были сильны идеи фашизма в то время в мире и, особенно, в Европе, если жены (как и в случае с Катрин фон Кантцов, о которой речь пойдет ниже) бросали своих мужей, ради того, чтобы близко соединиться с носителями этих идей. Правда, это были всё же представители аристократических кругов жаждавших, как всегда острых ощущений. Но, тем не менее, молодая Юнити попала под влияние Освальда Мосли, прониклась духом фашистского мировоззрения и вместе с сестрой Дианой в составе делегации Британского фашистского союза прибыли в Нюрнберг на пятый съезд НСДАП, который проходил там, в 1933 году.

В этом центре национал-социализма они пытались, с помощью Эрнста Ганфштенгля, с которым были знакомы еще по Лондону, добиться встречи с Адольфом Гитлером, но потерпели фиаско. Э.Ганфштенгль, интересная личность тех лет из окружения Гитлера, и, между прочим, друг Д.Рузвельта, оставил свои воспоминания. Вот несколько строк из его краткого рассказа о сестрах Митфорд:

«Они были очень милы, но с ног до головы так разряжены, что резко отличались от недавно провозглашенных идеалов германской женщины… Мы пообедали у Гесса, сделавшего неопределенные замечания о том, что фюрер очень занят».

Продолжаем рассказ по книге А. Иоахимасталера. Таким образом, получается, что первая поездка Юнити в Германию закончилась неудачей.

Но надо отдать должное ее настойчивости. Через год, она снова посещает родину нибелунгов, якобы, для «изучения языка», но тайная цель, все та же, – знакомство с фюрером.

Вскоре ее вожделенная мечта осуществилась. В ресторане «Остерия Бавария» секретном местечке, где любил трапезничать Гитлер, она постаралась обратить на себя его внимание.

Вскоре, после этого знакомства с фюрером, посетители будут часто видеть сияющую Юнити за столиком Гитлера.

«Ее немецкий язык становится все лучше и лучше, и вскоре она уже могла вести политические разговоры с Гитлером, откровенность которого с ней вызывала изумление его свиты. Так, например, доктор Геббельс записал: «За обедом была Митфорд. Она открыто ругает Муссолини… я не могу понять, почему фюрер терпит это». Но Гитлер прислушивался к ее комментариям по внутриполитическому развитию, к ее обоснованной критике английского правительства и ее представлению о политической обстановке в мире. Для него, не знакомого лично с Англией, эти беседы с Юнити, несомненно, стали полезной возможностью познакомиться с внутренней структурой английских высших кругов. Юнити особенно настаивала на тесной дружбе между Англией и Германией. И именно это являлось главным мотивом ее поведения».

Не удивительно, что молодая красивая девушка из английской аристократической семьи произвела на Гитлера сильное впечатление. В последующем, они будут встречаться чаще и не только за обеденным столиком.

«В последующие годы Гитлер видел восторженную Юнити преимущественно на официальных мероприятиях, где ее с самого начала опекал Эрнст Ганфштенгль, гитлеровский шеф иностранной прессы. Юнити вела дневник, в котором записала, что между 1935 и годами она встречалась с Гитлером более ста раз. Адъютанты Гитлера, Шауб или Брюкнер, приглашали ее в «Остерию» или на мероприятия, поездки и т.д. К общему изумлению своего окружения, Гитлер спокойно позволял себе в ее присутствии говорить о делах, явно не предназначенных для ушей иностранки. Хотя надо отметить, что военные операции в ее присутствии никогда не обсуждались. Так, для Юнити стало полной неожиданностью вступление германских войск в Австрию и занятие Чехословакии».

Да, можно поверить, что все это, действительно, произошло так неожиданно для Юнити.

Ведь, она так увлеченно разговаривала с Гитлером о разных приятных новостях, что и не замечала, как Гитлер, время от времени ненадолго отлучался, чтобы отдать кое-какие приказы.

Кто бы мог подумать, что из этого выльется, разного рода аннексии, да аншлюсы. Выяснилось, что Гитлер мастер преподносить сюрпризы. Пока они развлекались беседой, немецкие войска без выстрелов заняли Чехословакию. Однако случилась небольшая неприятность. Над Юнити Митфорд сгустились тучи. Немецкая полиция, вдруг, проявила к ней, почему-то повышенный интерес, как представительнице туманного Альбиона, но ее приближенное положение к фюреру сыграло свою роль и дело «замяли». Незаметно приблизился август 1939 года с его стремительными политическими кульбитами и вскоре, 1-го сентября, грянула война с Польшей.

В этот момент и наступает самое удивительное, во всей этой истории, взаимоотношений молодой леди и, не очень старого фюрера. Англия 3-го сентября, вдруг, объявляет войну Германии. Юнити Митфорд, в отчаянии. Она, со слезами на глазах, отсылает прощальное письмо Гитлеру с его дарственной фотографией и еще, особый партийный значок, изготовленный специально для нее. Что же случилось? Юнити решила покончить жизнь самоубийством. Причина весьма необычна: она, якобы, не смогла перенести, что Англия, ее родина и Германия, ее поклонение, – начали между собой воевать. Да, с этим трудно, «не согласиться». Это действительно, «серьезный» повод для самоубийства, тем более, для такой молодой экзальтированной особы. Сказано – сделано.

История «самоубийства» представляет собой весьма странное событие в жизни Митфорд, поэтому я и заключил это слово в кавычки. Посудите сами. По словам очевидца (а свидетель обязательно должен быть в этом деле), – «самоубийство» произошло в Берлине, рядом с Английским садом. А где же еще англичанке по происхождению, стреляться в Германии?

Покушавшаяся выстрелила два раза и одна из пуль застряла в голове. Про вторую пулю история умалчивает. Понятно, что с одного раза в свою голову трудно попасть или наоборот, попала сразу, но второй выстрел, видимо, был нужен для свидетеля, – это чтобы на тебя, все же, обратили внимание. Дальше, больше похоже не на «оперу», а скорее, на оперетту или небольшой водевиль.

«В хирургической клинике Мюнхенского университета сначала не могли идентифицировать тяжелораненую, потому что при ней не было документов. Лишь через несколько часов узнали, что это Юнити Митфорд. Казалось, случай безнадежный… Находившуюся без сознания англичанку, речевой центр которой был поврежден, в клинике поместили в отдельную палату первого класса и интенсивно лечили круглые сутки. Гитлер просил сообщить клинике, что он лично оплатит всю стоимость лечения. Ее квартиру на Агнесштрассе опечатали, чтобы ничто из ее вещей не пропало. Ее собаку Ребелл отправили в Австрию».

Надо полагать, что если бы не документы, невесть откуда взявшиеся, то в «тяжелораненой» никто бы и не признал жизнерадостную Юнити Митфорд? Представьте, если бы в клинику, к примеру, доставили бы документы на имя ее сестры, то врачи, надо полагать, были бы в полной уверенности, что это Диана Мосли? Ведь обе – англичанки! К тому же пуля «к несчастью» (или наоборот?) повредила речевой центр «Юнити», так что о беседе с «тяжелораненой» вопрос не стоял. Кстати, не неизвестно, как это врачи «заштопали» дырку на голове оставив в сохранности прическу? Самое интересное состоит в том, что Гитлер навестивший «тяжелораненую» Юнити «оставался в палате несколько минут, а потом долго говорил в вестибюле с профессором Магнусом о перспективе лечения и возможности извлечения пули. Профессор Магнус говорил о невозможности операции из-за прямой опасности для жизни раненой».

А что там, в палате, Гитлеру было делать? Поправлять повязку на ее голове, что ли? Ведь, «речевой центр» Юнити был «отключен».

«Прекрасную, жизнерадостную прежде девушку теперь нельзя было узнать… Юнити лежала на кровати совершенно апатичная и парализованная, не замечая ни пришедших, – казалось, что она не узнает их, – ни принесенных цветов».

Такое чувство, что автор данного произведения, сам всхлипывал над рукописью, описывая данную сцену.

Затем, после всех сентиментальных ахов и вздохов, Юнити Митфорд, наконец-то, вскоре переправили в Швейцарию. Оттуда, через Францию к морю. Затем на пароме к родным берегам, а далее на родину в Фолкстоун. «Бедняжка» промучилась до 1948 года, когда вдруг «пуля сдвинулась в мозгу» и это означало конец ее истории, связанной с Германией.

После неудачной попытки самоубийства Юнити эвакуировали из Германии в Великобританию.

Обратите внимание на пышную прическу «пострадавшей» Юнити. Она сделана, видимо для того, чтобы прикрыть «пулевое отверстие» в очаровательной головке английской аристократки.

Я привел этот «романтический» рассказ еще и для того, чтобы показать, насколько были сильны связи фашистской Германии со своими британскими коллегами. Как видите, спокойно обменивались визитами представители партийной верхушки обеих стран. Когда план объединенного содружества Англии и Германии провалился и началась война, то «по легенде»

инсценировали самоубийство, чтобы таким образом с меньшими моральными издержками возвратить на родину «незадачливого» эмиссара.

Так, что «полет» Гесса имел под собой вполне осязаемую платформу для ведения переговоров и соглашение, о союзе двух стран Германии и Британии, вполне могло состояться.

Но, давайте завершим повествование о Юнити Митфорд, тем более что оно имеет не менее интригующее завершение.

«Через германские секретные службы в Швейцарии он (Гитлер. – В.М.) сообщил о случившемся ее родителям в Англию. 8 ноября 1939 года Гитлер увидел Юнити в последний раз.

На его глазах появились слезы. Юнити попросила, чтобы ее отправили на родину. Гитлер согласился, заметив, что это правильное решение, но посоветовал немного подождать, чтобы набраться сил. После завершения оккупации Франции и соседних государств Гитлер приказал переоборудовать железнодорожный вагон в передвижной госпиталь. Затем отправил Юнити в сопровождении своих личных врачей в Цюрих, где их уже ждал английский врач. Они пересекли Францию и морем добрались до побережья Британии, где дочь встретил лорд Ридсдейл. Юнити вернулась на родину, которая ее отвергла… Прибытие Юнити в Фолкстоун вызвало всеобщее негодование. Чтобы не возникло эксцессов, ее встречал вооруженный караул. Из толпы раздавались крики с требованием ее ареста. Но ей удалось избежать судебного преследования. Тяжело больная, Юнити поселилась на шотландском острове, принадлежащем их семье. Говорят, что Гитлер еще долго вспоминал о своей английской поклоннице и переживал из-за ее попытки самоубийства. Когда Мюнхен подвергся воздушному налету союзников, он приказал сделать все, чтобы сохранить ее дом и вещи. После кончины Юнити Митфорд многие полагали, что в конце жизни она окончательно освободилась от чар этого злого гения…»

(http://e-lib.info/book).

Шурик из «Кавказской пленницы» по поводу прочитанного выше, тоже, вполне мог произнести сквозь слезы: «Птичку, жалко!» Но плакать не надо, это еще не конец истории.

Теперь, давайте, познакомимся со статьей Михаила Озерова «Сын Гитлера живет в Англии»? — 11.01.2008. (http://kp.ru/daily/24029/93344).

«Виггинтон - заштатная английская деревушка в графстве Оксфордшир. Тихие чистенькие улочки, небольшие дома. Самые людные места - церквушка и местный паб.

Особняком стоит ничем не примечательный двухэтажный кирпичный дом под названием Hill View Cottage. Между тем именно в нем, как утверждает британская пресса, в январе года появился на свет божий... ребенок фюрера».

Интригующая история, о чем предупреждал выше, не правда ли? Даже есть свидетельница Одри Смит, которая видела в палате родильного дома (ранее, в сороковые годы, Hill View Cottage был родильным домом) Юнити Митфорд. Все, в то время, считали ее любовницей фюрера. У нее родился мальчик, о дальнейшей судьбе которого ничего не известно. Так была ли беременна английская Валькирия (так, иной раз, называли Юнити Митфорд) от самого Гитлера? Вдобавок, как пишет автор статьи, редактор лондонского еженедельника «Нью стейтсмен» Мартин Брайт на страницах своего издания повествует, что некая Вэл Ханн, тоже сообщила редакции, что ее тетя-акушерка, в том, далеком 40-м году, принимала в Виггинтоне роды у Юнити Митфорд. Таким образом, факт рождения ребенка подтверждается свидетельскими показаниями и предполагает, что его отцом мог быть фюрер нацистской Германии. Автор данной статьи решил поискать документы. К счастью история произошла не у нас и ему предоставили возможность покопаться в Национальном архиве. Вот что он нашел.

«Есть … заключение личного врача Гитлера Тео Морелла: глава Третьего рейха не был расположен к сексуальной активности, хотя очень любил общество привлекательных женщин. С Евой Браун, по свидетельству медика, «определенная половая активность порой имела место, хотя они предпочитали спать в разных постелях».

Да, существует такое мнение в медицинских кругах, что Гитлер, вообще-то, не мог иметь детей по ряду причин, хотя, как говорилось выше, «определенная половая активность порой имела место». А это значит, что ребенок у Юнити, скорее всего, был не от Гитлера.

Автор, Михаил Озеров, кроме этого, еще раз проявил журналистскую напористость и встретился с Вэл Ханн. Тоже, как и в первом случае, взял интервью. Выяснилось, что интересующая читателей тетя, Бетти Нортон, была управляющей упомянутого выше, родильного дома. В экстренных случаях, даже сама принимала роды у пациенток. По теме о Митфорд сообщила, что действительно, та родила мальчика. На вопрос, почему Ханн молчала так долго? – та ответила, что это была не её тайна. Выяснилось, что тёте Бетти, в свое время, велели молчать по этому поводу. Однако она рассказала родной сестре. А уже та, своей дочери Вэл Ханн, и то, под большим секретом и незадолго до своей кончины. Вот такая родственная цепочка, по которой прошла информация о Юнити. Главный вопрос интервью: где ребенок? – остался без ответа. Но вот что автор статьи вычитал из дневника тогдашнего помощника директора МИ-5 (контрразведка) Гая Лидделла.

«2 января 1940 года. Юнити Митфорд поддерживала тесные и, вероятно, интимные контакты с фюрером в течение нескольких лет и была пылким и открытым сторонником нацистского режима. Она осталась на этих позициях после начала войны, и ее действия являются государственной изменой».

Далее, Михаил Озеров дает пояснения прочитанному. Еще раз, с помощью автора, пробежимся по биографии Юнити.

«Насчет взглядов Юнити контрразведчик, несомненно, прав. В тогдашней Германии Митфорд стала чуть ли не национальной героиней. Газеты без устали цитировали ее:

«Британии надо идти по пути Германии», «Фюрер - мой бог!». В старых подшивках прессы полно фотографий Юнити с нацистским значком на груди. Англичане же возмущались соотечественницей. Вот некоторые заголовки в тогдашних лондонских газетах: «Мисс Митфорд нас позорит», «Ярая антисемитка». И даже: «Гитлер все равно на ней не женится». Юнити прожила в Третьем рейхе около пяти лет и, как подсчитал биограф Дэвид Прайс Джонс, встречалась с Гитлером не меньше ста раз. Ева Браун безумно ревновала к дочери лорда, называла «проклятой английской ведьмой», а Митфорд отвечала ей тем же.

Когда после неудачного самоубийства Юнити прибыла паромом в порт Фолкстоун, ее встречали толпы негодующих англичан. Они скандировали: «Арестовать нацистку!» Чтобы избежать эксцессов, полицейские и солдаты взяли подругу фюрера в плотное кольцо.

Митфорд благополучно отвезли к родителям в графство Оксфордшир».

Приятно читать, что «британские спецслужбы сразу засомневались в попытке самоубийства Юнити». Жаль, что нас разделили десятилетия, а то бы воспользовались моей подсказкой, что, возможно, придало бы им еще большую уверенность в обоснованных подозрениях. Даже, как выяснилось, «предлагали интернировать ее в связи с явными фашистскими симпатиями». Однако желания разошлись с возможностями. Поэтому нашего автора заметки заинтересовало несколько иное направление в деятельности властей по отношению к Митфорд. Он пожелал продолжить поиск о рождении ею предполагаемого наследника главы Третьего рейха.

«Отдел регистрации браков и рождения детей графства Оксфордшир не пролил свет на загадку. Пожилой клерк долго листал книгу записей за начало 1940 года, однако не обнаружил никакого упоминания о мисс Митфорд».

Понятно, что никаких записей найти не удалось. Во-первых, сама фигура английской аристократки, близко общавшейся с самим Гитлером, вряд ли оставила след в провинциальном городке. Во-вторых, не исключено, что запись могла быть сделана на другую фамилию?

Какую? – видимо, знают только руководители МИ-6 (внешняя разведка). Но, кое-что, М.Озерову удалось зацепить, все в том же, Национальном архиве. Оказывается, когда папа, лорд Митфорд узнал о возвращении дочери из Германии (или ему сообщили об этом), у него были встречи с «самыми высокопоставленными государственными мужами Британии, в том числе с министром обороны и министром внутренних дел». Одним из высокопоставленных деятелей, с кем он встречался, был Черчилль. Оказывается, есть даже соответствующее распоряжение правительства о леди Митфорд: «ничего не предпринимать и не трогать Юнити после ее приезда». Если учесть, что папа, британский лорд, сам в 1938 году ездил в Германию к Гитлеру, то, надо ли, после этого удивляться тому, что следов пребывания Митфорд в Виггинтоне не обнаружено.

Неужели читатель думает, что я потратил несколько страниц текста, только для того чтобы рассказать, о том, как английская девица ездила в гости к Гитлеру и, вероятно, родила от него? Конечно же, нет. Весь рассказ приведен исключительно ради нескольких строк. Но, сначала закончим с ребенком Юнити Митфорд. Я, абсолютно уверен, что Адольф Гитлер, к рождению мальчика, не имел никакого отношения. Почему? Это долго рассказывать и, кроме того, как говорилось выше, есть препятствия с зачатием от Гитлера, с чисто медицинской точки зрения. Кроме того, хочется сказать следующее. Предполагаю, что в окружении Гитлера нашелся красивый и физически крепкий молодой человек, который, смог произвести на Юнити самое благоприятное впечатление? Также, думаю, что в постели он смог бы заменить трех Гитлеров, так как и Юнити была, довольно привлекательной особой. Поэтому ребенок – это дело молодых, с чем мы их и поздравляем.

Теперь о главном. Дело в том, что Митфорд была родственницей самого Уинстона Черчилля (по его жене Клементине), который тоже, как видим, проявил заботу о сохранении, и не только здоровья, молодой Юнити. То, что она, якобы, умерла в 1948 году, представляется весьма сомнительным фактом, как и ее попытка «самоубийства».

«Могила Митфорд на кладбище в местечке Свинбрук, – заброшенная, всеми забытая.



Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.