авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГАОУ ВПО «КАЗАНСКИЙ (ПРИВОЛЖСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» М.З.Гибадуллин, Т.М.Вахитова ...»

-- [ Страница 5 ] --

Впрочем, слово "теория" остается ключевым в контексте разговора об исламской экономике. На сегодняшний день лишь три страны в мире - Иран, Пакистан и Судан - на практике реализуют теоретические выкладки исламской экономической мысли. Во многом, не имея прецедентов, они вынуждены экспериментировать, действуя методом проб и ошибок. На макроэкономическом уровне сохраняется немало вопросов, не получивших пока убедительного ответа, что, впрочем, достаточно естественно по причинам и историческим, и институциональным. Однако на уровне отраслевом за двадцать пять лет существования исламского банковского дела (в 1975 г. создан межправительственный Исламский банк развития и первый коммерческий - "Дубай Исламик Бэнк") инструментарий и методология вполне отработаны и успешно применяются.

То, что банки, руководствующиеся исламскими принципами, сегодня существуют в 35 странах практически на всех континентах, не исключая и Россию, свидетельствует не только о спросе на их продукты, но и о присущей им способности конкурировать с обычными ("conventional") финансовыми учреждениями. Характерно, что в последнее время к услугам исламских банков прибегают не только их, так сказать, естественная клиентура, но и такие искушенные игроки, как "Ай-Би-Эм", "Дженерал Моторс", "Алкатель", "Дэу". Со своей стороны, ведущие западные банки открывают у себя исламские подразделения ("АБН-Амро", "Сосьете Женераль", "Чейз Манхэттен", "Голдмэн Сакс", "Ай-Эн-Джи", "Номура Секьюритиз", "Джей Пи Морган" и целый ряд других).

Практическое применение исламской экономической модели: опыт Турции В 1920-е гг. в ходе реформ Ататюрка Турция окончательно отказалась от экономического развития в соответствии с шариатом. С принятием в 1926 г. гражданского и торгового кодексов по европейским образцам на законодательном уровне был закреплен отход от использования исламских принципов в хозяйственных отношениях.

Возвращение турецкого общества к исламским экономическим идеям произошло лишь во второй половине 1970-х гг. на волне возрождения в мусульманском мире интереса к исламским ценностям и идеям, в т.ч. и экономическим. В это время в Турции, экономика которой на тот момент может характеризоваться как смешанная. При этом разработчики новой модели были склонны идеализировать экономическое развитие османского общества (в период его расцвета), полагая, что Османская империя последнее в истории государство, в котором обеспечивался баланс «между экономическим производством и человеком», исходя из принципов шариата.

В декабре 1983 г. в период премьерства Т. Озала было принят декрет правительства «О создании и деятельности специализированных финансовых компаний», в соответствии с которым появилась возможность для учреждения в стране т.н. специализированных финансовых организаций (zel Finans Kurumlari), работавших на беспроцентной основе. Создаваемые компании должны были регистрироваться как акционерные общества с количеством акционеров не менее 100.

Целью их учреждения было привлечение инвестиций из мусульманских стран. Действительно, уже в 1984 г. Исламский Банк Развития (ИБР) принял решение предоставить Турции кредит в размере 750 млн. долл. США, значительная часть которого предназначалась для развития экспорта в Анкаре был открыт Центр по статистическим, экономическим и социальным исследованиям при ИБР.

В августе 1984 г. в стране были учреждены, а в 1985 г. начали работу компании - филиалы исламских банков Компании сосредоточили свою предпринимательскую деятельность в таких сферах как сельское хозяйство, услуги, туризм, торговля. Однако указанные компании осуществляли свою деятельность в основном в провинции и в силу политических причин не могли ожидать всесторонней поддержки от государства, как это имело место во многих мусульманских странах. Помимо помощи со стороны финансовых структур из стран Персидского Залива, значительную часть их доходов формировали поступления от работы с деньгами турецких рабочих в Германии. В конце 1980-х - начале 1990-х в стране появились новые исламские финансовые структуры. С победой на всеобщих выборах в декабре 1995 г. Партии благоденствия (Рефах) во главе с Н. Эрбаканом в Турции заговорили о грядущей исламизации экономики страны. В своей книге «Справедливый экономический порядок» лидер Партии благоденствия Неджметтин Эрбакан назвал 5 вредоносных микробов, поразивших, по его мнению, существовавшую в Турции государственную систему, характеризуемую автором как «рабский порядок»: ссудный процент, несправедливые налоги, режим обмена валюты, монетный двор, банковская система.

Программу правительства состояла в следующем: эффективное использование ресурсов;

реформа действующей налоговой системы;

освобождение мелких предпринимателей от обязанности вести бухгалтерские книги;

реформа банковского сектора и преобразование его на основе исламских принципов;

борьба с инфляцией и обеспечение стабильности цен;

организация работы фондовой биржи в соответствии с требованиями шариата, и др.

Н. Эрбакан не оставил надежды на преобразование турецкой экономики в соответствии с исламской экономической моделью. Он рассчитывал на помощь мусульманских стран. Достижению справедливого экономического порядка, соответствующего исламу, по мнению Н. Эрбакана, должно было способствовать создание Исламского союза - аналога Европейского союза для мусульманского мира. Предполагалось, что Исламский банк развития выступит в качестве основного кредитора Турции вместо МВФ. В итоге, в апреле 1997 г. было объявлено о создании исламской восьмерки, куда помимо Турции вошли Бангладеш, Египет, Индонезия, Иран, Малайзия, Нигерия и Пакистан. Однако новое образование оказалось недостаточно эффективным слишком мало общих интересов у государств исламской «восьмерки».

Знаменательным для исламского бизнеса в стране был 1990 г. В этот год в стране была учреждена Ассоциация промышленников и предпринимателей (МЮСИАД). Одной из главных целей организации, объединившей мусульманских предпринимателей страны, было провозглашено индустриальное развитие, но не в ущерб моральным ценностям. Новая организация была призвана, помимо прочего, представлять интересы мелких турецких предпринимателей на зарубежных рынках. В настоящее время МЮСИАД объединяет 2 500 бизнесменов и 7 500 компаний, обеспечивающих 12 % турецкого ВВП. На начало XXI в. в Турции действовало 6 исламских банков, или финансовых компаний (3 - с привлечением турецкого капитала, - полностью на базе иностранного). Общее число их вкладчиков составляет 550 000 человек при 3 % доли исламских банков в совокупности вкладов всей банковской системы. И по сей день одним из мощнейших источников финансирования для исламских финансовых структур являются средства турецких рабочих в Германии (общая численность турок в Германии составляет 3 млн. человек).

Мусульманский капитал в стране, как и в 1980-е гг., представлен в основном в легкой промышленности и экспорте текстиля, строительстве, туризме, торговле (золотом и электроникой), СМИ.

Таким образом, на начало 2003 г. в Турции работали 5 исламских финансовых компаний с общим количеством депозитов на сумму 1 миллиард 958 миллионов турецких лир. Нынешние руководители Турции заявляют, что главными составляющими экономического развития выступают гуманизм, информация и денежно-кредитная политика, а экономика как таковая не имеет религии. Иными словами, Турция, поставившая перед собой целью вступление в ЕС, похоже навсегда отказалась от формирования дуалистической системы, наподобие малазийской, подразумевающей параллельное сосуществование традиционного и исламского финансовых секторов.

Исламская экономика в Пакистане Вопрос о необходимости исламизации всей экономической системы страны в соответствии с конституционным принципом ликвидации рибы был поднят при президенте Зия-уль-Хаке. (4) В своей речи при открытии подвергшегося модернизации Совета исламской идеологии 29 сентября 1977г. Зия–уль-Хак призвал Совет отдать приоритет подготовке доклада по освобождению пакистанской экономики от рибы. Он поручил Совету составить план по созданию беспроцентной экономической системы, а 10 февраля 1979г. установил срок в 3 года для ликвидации ростовщичества в стране. Ранее, в ноябре 1977г. Совет назначил группу, состоявшую из специалистов по экономике и банковскому делу для изучения перспектив исламизации экономики.

В соответствии с задачами, установленными Советом, группа экспертов исследовала вопрос о введении исламских налогов: закята (налог в пользу нуждающихся мусульман) и ‘ушра (налог или сбор в размере 1/10 – десятина, налог с продуктов земледелия и торговая пошлина).

Правительство возлагало на данный закон большие надежды.

Государственная казна остро нуждалась в средствах, в том числе и на реализацию неотложных социальных программ. В одном из выступлений президент Зия-уль-Хак заявил: «Они (исламские налоги) позволят через несколько лет кардинально изменить экономику страны… и вскоре в Пакистане не останется ни одного человека, который ляжет спать голодным».

Планировалось, что в течение трех – максимум пяти лет поступления от сбора исламских налогов принесут в бюджет дополнительно около 2,9 млрд.

рупий (290 млн. долл. США). Однако далеко не все граждане Пакистана были довольны введением закята – особенно, когда выяснилось, что этот очистительный социальный налог будет сосуществовать со всеми прежними налогами. В стране, где рост уклонения от уплаты налогов всегда был высок, подобная реакция была вполне прогнозируема. Особое недовольство представителей разных слоев вызвало то, что обложению закятом подлежали банковские депозиты, счета, ценные бумаги, акции, продукция горнодобывающей промышленности. Противники данной нормы заявляли, что она идет вразрез с шариатом (по крайней мере, в интерпретации данного вопроса шиитскими и значительным числом суннитских правоведов), требующим, чтобы принудительному обложению закятом подлежало только видимое имущество (амвал захир) в то время как банковские вклады подпадают под определение скрытого имущества (амвал батин). В результате в стране в считанные дни произошел спад деловой активности, массовое изъятие вкладов из банков, утечка капиталов.

Главным органом, контролирующим сбор, распределение закята и другие вопросы, связанные с очистительным налогом, является Центральный совет по закяту, состоящий из 19 человек (чиновников, богословов, правоведов) во главе с судьей Верховного суда Пакистана. Следующее звено представляют провинциальные советы, включающие в среднем 10– человек, председатель которых должен быть членом провинциального верховного суда. Далее следуют окружные и районные советы. И, наконец, для каждого населенного пункта с числом жителей от 1000 до 7000 человек также предусмотрено создание местного совета, состоящего из 9 избираемых членов. Таким образом, в таком бюрократизированном государстве как Пакистан была создана еще одна мощная чиновничья структура. Так, на январь 2002г. в стране функционировало 39 186 местных комитетов по закяту.

В целом можно выделить следующие существенные негативные аспекты реформ по исламизации налогового сектора в Пакистане:

1) Несоответствие традиционным правилам распределения закята.

Значительная часть закята идет в центральный бюджет, а не распределяется на нужды той общины, где он был собран, что не согласуется с классическими исламскими представлениями об очистительном налоге и вызывает недовольство многих граждан.

2) Несознательность налогоплательщиков. На фоне тотального уклонения от уплаты стандартных налогов исламские налоги закят и ‘ушр не стали исключением. Многие граждане страны стремятся либо совсем уклониться от уплаты данных налогов, либо получить возможность уплачивать налог в меньшем объеме. В тех же случаях, когда закят выплачивается добровольно с определенных категорий товаров, число неплательщиков еще выше.

3) Невыполнение закятом в Пакистане своей главной функции – ликвидации пропасти между бедными и богатыми. Новые налоги не улучшили, а ухудшили положение большинства мусульман с невысоким уровнем доходов.

4) Отсутствие равноправия налогоплательщиков при взимании закята.

Уплата исламских налогов сопровождается неравными условиями для разных категорий налогоплательщиков. Так, состоятельные налогоплательщики получили налоговую льготу: до 15 % средств, причитающихся к выплате в качестве закята, они могут потратить на создание семейных благотворительных фондов, что фактически означает контроль этих семей над данной частью налога. Крупным землевладельцам – плательщикам ‘ушра – также были предоставлены льготы.

5) Неподготовленность технической базы, архаичная система учета и аудита при сборе исламских налогов создают предпосылки для махинаций со стороны лиц, ответственных за их сбор и распределение.

6) Нехватка квалифицированных кадров, в том числе среди мусульманских богословов. Так, в первые годы реформ правительство вынуждено было, обещая высокое вознаграждение и целый ряд льгот, привлекать мусульманских богословов и правоведов из других стран для решения поставленных задач по правовому обеспечению исламских экономических реформ. Однако проблема нехватки профессиональных богословов по-прежнему актуальна.

7) Несознательность лиц, собирающих исламские налоги. Закят зачастую не доходит до получателей: недобросовестное распределение поступивших от закята средств стало в Пакистане притчей во языцех.

8) Отсутствие взаимосвязи системы исламских налогов с другими исламскими финансовыми институтами (банками, фондами). Несмотря на то, что Зия-уль Хак поставил целью исламизацию всего финансового сектора, реальные шаги правительства свидетельствовали об отсутствии комплексной программы, которая позволила бы осуществить задуманное. Например, в контексте окончательно не решенной проблемы ликвидации ростовщичества в работе банков обложение закятом банковских депозитов вызывает вопросы.

Параллельно с введением исламских налогов предпринимались меры по исламизации банковского сектора. 10 февраля 1979г. президент Зия-уль-Хак поручил Совету исламской идеологии в течение трех лет устранить рибу из экономики страны. При Совете была создана группа экспертов, состоявшая из экономистов и специалистов по банковскому делу.

Изучив вопрос о возможности создания беспроцентной экономической системы, эксперты пришли к выводу о том, что надо осуществлять исламизацию финансового сектора поэтапно и начать с трех организаций, представлявших собой небанковские институты: Корпорации по финансированию жилищного строительства (КФЖС), Инвестиционной корпорации Пакистана (ИКП), Национального инвестиционного треста (НИТ). В соответствии с планом, представленным Советом правительству, рибу планировалось ликвидировать к декабрю 1981г.

В январе 1981г. правительство распорядилось, чтобы все национализированные коммерческие банки (на тот момент их было 5) открыли соответствующие исламские окна, осуществляющие беспроцентные операции. Однако Совет исламской идеологии не поддержал данную инициативу, ссылаясь на то, что риба должна быть отменена полностью, а не частично. По мнению членов Совета, подобные полумеры лишь способствовали закреплению и продлению существования процентной системы в стране и сводили на нет попытки исламизировать экономику. Как оказалось впоследствии, такой максимализм со стороны Совета не был оправдан: первоначальные сроки по избавлению экономической системы от рибы так и не были соблюдены.

За неполные 25 лет непоследовательной исламизации экономики страны количество ее сторонников значительно сократилось. Однако неудача реформы по исламизации экономики не означает, что в Пакистане полностью потерян интерес к исламским финансовым структурам. В сентябре 2002г.

начал работу первый в стране полностью исламский банк – «Мизан Бэнк».

Через год, в 2003 г.была учреждена первая в стране исламская страховая компания «Ферст Такафул Иншурэнс Компани Лимитед». Особого внимания заслуживает деятельность мудараба-компаний, представляющих собой фонды совместных инвестиций, и рассматриваемых законодателем в качестве небанковских финансовых институтов.

Начало экономических реформ в духе ислама в Малайзии относится к 1981 г., когда премьером страны стал Мохатхир Мухаммад. (5) Одной из первых мер, предпринятых кабинетом Мохатхира, было учреждение Исламского Консультативного Совета в рамках провозглашенной политики «Внедрения исламских ценностей». Основной функцией нового образования стал контроль за соответствием проводимых реформ «исламским ценностям».

Очень скоро страна заслужила репутацию «прогрессивной исламской нации», которая сохранилась и по сей день. Малайзия наряду с Бахрейном является страной, где получила распространение дуалистическая модель исламских финансов.

В 1983 г. был учрежден «Бэнк Ислам Мэлэйжиа Берхад» – первый исламский банк в стране. В следующем 1984 г. преобразованный Фонд исламского экономического развития Малайзии активно подключился к проектам по ликвидации бедности, образовательным проектам. В 1985 г.

начала работу первая в Малайзии исламская страховая компания – «Шарикат Такафул Мэлэйжиа Берхад».

На 1990-е годы приходится рост числа исламских финансовых институтов. Многие коммерческие банки открывают исламские окна, создается рынок исламских облигаций.

Важно также отметить, что параллельно с созданием соответствующих структур уделялось внимание подготовке квалифицированных специалистов по исламской экономике. Главной кузницей кадров для исламских финансовых институтов стал созданный в 1983 г. Международный Исламский Университет Малайзии.

Малайзия оказалась первой страной, где были разработаны специальные законы, регулирующие статус исламских банков и страховых компаний: в 1983 г. был принят Закон об исламском банковском деле, а в 1984 г. – Закон о такафуле. При этом деятельность традиционных банков и страховых компаний продолжала регулироваться общим законодательством о банковском деле и страховании.

При этом подчеркивалось, что проводимая руководством новая экономическая политика осуществляется в интересах всех граждан, а не только мусульман, составляющих около 60 % населения страны.

Однако некоторые специалисты утверждают, что у руководства Малайзии не было четкого плана соответствующих исламу экономических преобразований.

Имелось лишь представление о механизме функционирования отдельных исламских финансовых институтов и финансовых инструментов. Впрочем, реформаторы и не задавались целью полностью исламизировать экономику, а для создания альтернативной модели оказалось достаточно отдельных институтов, подготовки правовой базы и поддержки со стороны государства.

Большую роль сыграли мусульманские правоведы. Их модернистская позиция в отношении целого ряда актуальных экономических вопросов позволила широко применить исламские принципы в экономике. В то же время, в других странах более консервативные богословы и правоведы далеко не всегда признают практику исламских финансовых институтов в Малайзии полностью соответствующей шариату.

Таким образом, исламский мир — чрезвычайно сложная, слабо координируемая система, которая постепенно пытается самоорганизоваться.

Бедность большинства мусульманских стран настраивает их на сотрудничество с европейской цивилизацией, а вовсе не на конфронтацию.

В мировой торговле эти страны сталкиваются с целым рядом проблем:

недостаточен опыт государственного регулирования экономики, абсолютные преимущества в области природных ресурсов, затрудняют переход к экспорту продукции, обладающей относительными преимуществами.

В 2000 г. Бахрейн, Кувейт. Катар, ОАЭ, наряду с Египтом, Иорданией, Марокко и Тунисом, являлись членами ВТО. Саудовская Аравия и Оман, наряду с Алжиром и Суданом, вели сложный переговорный процесс, предшествующий вхождению в указанную структуру. В ноябре 2000 г. Оман был принят в ВТО, став ее 139-м членом. И, несмотря на сравнительно низкую эффективность и конкурентоспособность их национальных хозяйственных систем, эти страны свой внешнеторговый оборот увеличили в анализируемом периоде весьма значительно - с 2,722 млрд. долл. США в г., до 420,378 млрд. долл. в 2002 г., т.е. более чем в 154 раза. (Мировой товарооборот в 1998-2002 гг. увеличился в 103 раза). Таким образом, главный экспортный продукт в этой группе стран - сырая нефть и нефтепродукты (в Ливии, Саудовской Аравии, ОАЭ, Омане, Кувейте и Алжире). Экспортная основа внешней торговли Катара - газ, Иордании - удобрения. Судан и Сирия экспортируют в основном, хлопок, тот же Судан и Марокко сельскохозяйственную продукцию.

Некоторые страны региона, в течение последних десятилетий смогли диверсифицировать экспорт и, помимо сырья, экспортировать также готовые изделия. Например, Бахрейн экспортирует алюминий, Оман - автомобили, ОАЭ - алюминий и предметы одежды, Египет и Тунис - текстиль и предметы одежды. Оман, Тунис, Египет и Сирия провели серьезные реформы, направленные на модернизацию промышленности, ее диверсификацию, а также либерализацию торговых законодательств. Их примеру последовали Иордания, Марокко, и Катар. За исключением Туниса и Иордании, половина экспорта стран региона приходится на поставки товаров народного потребления, сельскохозяйственной продукции, сырья и природных ресурсов.

Географическая направленность экспорта арабских государств, предопределяется его товарной структурой и не отличаются большим разнообразием. Более половины его идет в индустриальные страны, главным образом в Европу, со странами которой существуют давно сформировавшиеся исторические и политические связи. Правда, в последние годы увеличивается товарооборот и с развивающимися странами. Развивается, хотя и чрезвычайно медленно, внешняя торговля региона со странами Центральной и Восточной Европы. Появилась и тенденция к некоторому сокращению в их экспорте удельного веса европейских государств, и увеличению доли стран ЕС в импорте.

У большинства стран региона велика доля продовольственных товаров в импорте. Примерно треть импорта традиционно приходится на машины и оборудование. Импортируются строительные материалы, автомобили и запчасти, готовая одежда. Значимым аспектом взаимодействия развитых стран с `аравийской шестеркой` остается военно-техническое сотрудничество.

Удельный вес внутриарабской торговли пока незначителен. Растет объем внутрирегиональной торговли главным образом у государств Персидского залива. Наименьшие темпы ее прироста у Марокко и Алжира, что объясняется и сохраняющимися между ними политическими разногласиями. При этом изменения в торговле напрямую связаны с колебаниями цен на мировом рынке нефти, несмотря на то, что во взаимной торговле этих стран такая статья экспорта отсутствует. Имеется зависимость и между размерами производства ВВП и внешней торговли.

Однако в период 1987-2002 гг. внутрирегиональный импорт увеличился примерно в полтора, а внутрирегиональный экспорт - более, чем в два раза, что свидетельствует о нарастании экономической интеграции в регионе. В значительной степени это стало результатом усилий арабских стран по стимулированию их взаимной торговли, которые на практике привели к заметному снижению внешнеторговых ограничений - с 29,6% в 1978-1980 гг.

до 19,3% во второй половине 90-х гг.

Тем не менее, взаимная торговля не превышает 8% объема торговли этих стран с другими государствами, а общая доля арабских стран в мировой торговле составляет всего 2,5%. Необходимо добиваться, чтобы взаимная их торговля достигла 50% от всего внешнеторгового оборота.

Ряд исследователей (в частности, эксперт МВФ Э. Ядресич) считает, что асимметрично малая доля внутрирегиональной торговли имеет место в связи с тем, что основную роль в экспорте многих арабских стран играют нефтепродукты, которые потребляются вне региона. Поскольку эти страны богаты нефтью и не обмениваются ею между собой, то вообще имеет смысл рассматривать их внешнюю торговлю без учета поставок нефти. Тогда доля внутрирегиональной торговли будет выглядеть гораздо внушительнее: доля экспорта, без учета нефти составит в среднем 34%, достигая у отдельных стран значений, сравнимых с европейскими: 58% - у Катара, 62% - у Кувейта.

Однако такой подход представляется спорным - поскольку нефтепродукты составляют важнейшую часть экспорта арабских стран и этот фактор необходимо учитывать при оценке состояния интеграционных процессов.


Согласно расчетам группы Мирового Банка, внутрирегиональная торговля на Ближнем Востоке была ниже справедливого уровня по гравитационной модели на протяжении 20 лет, но в 90-е годы она превзошла уровень, предусматриваемой моделью. Поэтому мы не можем однозначно ответить на вопрос, находится ли торговля между арабскими странами на асимметрично низком уровне или она вполне соответствует нормальному развитию внешнеэкономических связей между ними.

Тем не менее, пока арабские государства продолжают торговать в основном с третьими странами, существующий уровень торговли будет оставаться более низким, чем тот, который существовал бы при более либеральных торговых отношениях в данном регионе мировой экономики.

Развитие межарабской торговли привело, однако, к появлению системы региональных торговых соглашений, которая все более усложняется, развиваясь в направлении от взаимного предоставления тарифных преференций в торговле продукцией ограниченной номенклатуры в отношениях между двумя и более странами, до соглашений, регламентирующих и некоторые связанные с торговлей вопросы сотрудничества, выходящие за рамки традиционного сокращения или отмены таможенных тарифов. Такие региональные торговые соглашения `нового поколения` включают и вопросы инвестиций, конкуренции, стандартов, экологии и труда.

Каждая страна региона участвует, по крайней мере, в одной схеме региональной интеграции, представленной и сотрудничеством в определенных проектах и решениями по устранению всех торговых барьеров.

Лидеры государств региона заявили, что региональная экономическая интеграция является едва ли не самой важной их целью на современном этапе, достижение которой необходимо, чтобы преодолеть нетарифные барьеры и качественно изменить характер экономических связей с бывшими метрополиями.

Политическим аргументом в пользу экономической интеграции является и то обстоятельство, что региональная интеграция может нивелировать напряженность в регионе. Экономический же аргумент состоит в том, что торговые барьеры уменьшают инвестиционную привлекательность арабских стран для иностранных инвесторов.

Среди препятствий развитию внутрирегиональной арабской торговли следует выделить: недостаточное развитие транспортной сети и инфраструктуры, неконвертируемость валют, несогласованность экономической политики. Сохраняет негативное влияние на развитие торговых отношений политическая нестабильность в регионе. По мнению экспертов, увеличение транспортного сектора и сектора связи только на 1% приведет к повышению экспортного потенциала данного региона примерно на 3%, импортного потенциала - на 1%. Торговый потенциал рассматриваемых стран могут увеличить введение свободной конвертируемости валют и плавающий валютный курс. Кроме того, внутрирегиональная торговля может увеличиться почти на 2% при снижении на один процентный пункт цены иностранной валюты на черном рынке.

Одним из наиболее перспективных направлений арабской экономической интеграции является реализация конкретных проектов, действительно необходимых для нормального функционирования экономик региона, реализация которых без кооперации стран не представляется возможной. В последние годы уже появились совместные проекты в сфере электроэнергетики, транспорта, производства сельскохозяйственной продукции, вносящие свой вклад в развитие арабской экономической интеграции.

Идея экономической консолидации арабского мира в ходе его исторического развития интерпретировалась в арабских странах по-разному.

Арабские государства отличаются друг от друга по занимаемой территории, численности населения, среднему доходу на душу населения. Богатство характерно для зоны Арабского залива, бедность - для периферийных районов: Мавритании, Йемена и Сомали. Государства Арабского залива, оказывая финансовое содействие развитию многих арабских стран, приобретают все большее значение для арабской региональной системы. Но, с другой стороны, это позволяет им ставить свои проблемы отдельно от общих проблем арабского мира. Западные страны, и главным образом США, поощряют такую позицию стран Залива с целью изоляции его от общих дел в арабском мире.

До последнего времени, когда некоторые арабские государства начали предпринимать попытки либерализации взаимной торговли и применять методы более открытой торговой политики, основными характеристиками торговых систем этих стран были высокий уровень протекционизма, недостаток прозрачности, искажение экономической информации. Все это затрудняло экономический анализ происходящих здесь процессов и торговые реформы в регионе. К тому же высокие прибыли от реализации нефти и газа позволяли многим арабским странами откладывать реформы торговли, в которых эти страны нуждались. Затрудняли принятие решений о начале реформ и издержки при либерализации торговли, и тот факт, что либерализация торговли (в контексте формальных соглашений) часто являлась поводом лишь для пространных заявлений об освобождении от таможенного бремени и не сопровождалась установлением четких временных рамок для ее осуществления, подрывая в результате доверие к обязательствам сторон.


Следует также подчеркнуть, что не всегда оправданное вмешательство государства, недостаток прозрачности в области регулирования, искаженные цены, неконвертируемость национальных валют и другие факторы отталкивают частных инвесторов от участия в перспективных проектах, не способствуют изменениям в структуре производства, отвечающим сравнительным преимуществам каждой из стран, препятствуют развитию взаимодополняемости структур производства и торговли в странах региона.

Огромную роль играют и политические трения, неурегулированность ряда сохраняющихся здесь противоречий, прежде всего, арабо-израильского, имеющего тенденцию к периодическим обострениям, и противодействующего развитию арабской интеграции. В итоге каждая арабская страна проводит собственную экономическую политику и. имеет место арабо-арабское противостояние.

Некоторые исследователи считают, что одной из трудностей, с которыми сталкивается арабская экономическая интеграция, являются попытки слепого копирования интеграционного процесса в Западной Европе.

Действительно, страны-члены ЕС имели к моменту образования этой организации развитую промышленность, сельское хозяйство и экономическую инфраструктуру, которых до сих пор не имеют арабские страны. Поэтому попытки либерализации торговли, из которой европейские страны извлекли многочисленные выгоды, не приводят арабские страны к такому результату. Все более очевидно, что арабская экономическая интеграция нуждается в других инструментах для развития и углубления межарабского сотрудничества.

4.3.Удельный вес внешнеторгового оборота стран Ближнего Востока в мировой торговле в целом имеет тенденцию к росту, но если удельный вес экспорта увеличивался достаточно интенсивно, то импорта с 1983 г. по 2002 г.

заметно снижался. Развитие транспорта и быстродействующих сетей связи увеличило экспортные возможности ближневосточных и северо-африканских производителей, а также конкуренцию между иностранными компаниями, заинтересованными в выходе на эти региональные рынки. При среднем доходе на душу населения, более высоком, чем у большинства развивающихся стран, и почти 5% мирового населения, данный регион потенциально представляет собой рынок со значительной покупательной способностью и значительной ролью в международной торговле.

Благодаря постепенному снижению барьеров для торговли товарами и услугами и техническому прогрессу – уменьшению транспортных издержек и времени, необходимого для перевозки товаров и пассажиров, а также передачи информации - в последние годы резко возрос объем международной торговли товарами, расширяется и охватывает все новые отрасли международная торговля услугами, увеличиваются международные потоки капиталов и информации. Положительное влияние глобализации испытывают не только развитые страны, но и экономики быстро развивающихся стран растут в значительной степени именно благодаря использованию преимуществ, которые обеспечивает глобализация.

Глобализация создает огромные возможности для развития, но одновременно увеличивает связанные с ним риски. Внешний фактор – эффект от участия страны в международном обмене товарами, услугами, капиталом и рабочей силой - играет весьма заметную роль в развитии отечественной экономики на протяжении всего периода существования России в качестве самостоятельного государства. Экспорт товаров обеспечивает от одной до двух третей прироста ВВП, внешние рынки поглощают 11-14% производимой в России добавленной стоимости. Прямые иностранные инвестиции в последние годы приносят России от 9до 16% всех капиталовложений в основные фонды. Почти половина ресурсов розничной торговли формируется за счет импорта, экспортная квота составляет чуть более 30%. (Табл 3).

Таблица 3. Значимость внешнего фактора для воспроизводственного процесса России, % 2001 2002 2003 2004 2005 Доля чистого товаров 12,6 10,9 11,3 12,2 13,5 13, и услуг в использованном ВВП Отношение экспорта 33,2 31,1 31,1 31,1 31,9 30, товаров к ВВП Отношение импорта 17,5 17,7 17,4 16,5 16,4 16, товаров к ВВП Доля прямых 4,3 5,6 10,1 14,3 9,2 16, иностранных инвестиций в инвестициях в основной капитал Доля импорта в 41 41 43 43 45 товарных ресурсах розничной торговли Источник: Мировая экономика и международные отношения.- 2008. №5.-С.14.

Основными внешнеторговыми партнерами России среди исламских государств являются Турция, Иран, Египет. Механизм внешнеторгового сотрудничества с мусульманскими странами Востока можно наглядно продемонстрировать на примере Республики Татарстан.

Необходимо назвать несколько факторов конкурентного преимущества, объективно способствующих выдвижению Республики Татарстан на роль одного из ключевых участников «восточной» политики России.

Во-первых, Татарстан занимает исключительно благоприятное пространственно-географическое положение. Как известно, после Великой октябрьской социалистической революции произошло существенное перекраивание административно-территориального устройства страны. На карте России появились новые национально-административные единицы. В 1920г. специальным Декретом Советского правительства была образована Татарская Советская Социалистическая республика (с 1991г. Республика Татарстан). Из 12 уездов бывшей Казанской губернии в состав ТАССР вошли:

Казанский, Лаишевский, Мамадышский, Свияжский, Чистопольский, Тетюшский, Спасский. Из бывшей Уфимской губернии к Татарии был присоединен Мензелинский уезд. Кроме того из Самарской губернии в состав ТАССР перешел- Бугульминский уезд, из Симбирской губернии- Буинский, из Вятской губернии- Елабужский. За пределами ТАССР остались Козмодемьянский, Царевококшайский, Цивильский, Чебоксарский и Ядринский уезды. Таким образом, территория современного Татарстана, большей частью, совпадает с административными границами Казанской губернии Х1Х- нач.ХХ. веков. Поэтому выгоды транспортно-географического положения, как и прежде, способствуют активному участию республики в трансконтинентальном взаимодействии с другими странами и регионами мира. В настоящий момент, Республика Татарстан является перекрестком нескольких транспортных коридоров, имеющих международное значение.

После реализации ряда крупных инвестиционных проектов, таких, как строительство автодорожного маршрута Санкт-Петербург – Вологда – Кострома – Киров – Казань – Оренбург – граница Республики Казахстан, который будет обслуживать внешнеторговые связи нескольких субъектов Российской Федерации, а также строительства международного мультимодального логистического центра под Казанью, роль Татарстана как узла, связывающего трансконтинентальные товарные потоки в направлениях «Север-Юг» и «Запад-Восток» многократно возрастет.

Во-вторых, Республика Татарстан является одним из наиболее экономически развитых субъектов Российской Федерации и активно участвует в международных и внешнеэкономических связях в целях содействия росту экономики и торговли, привлечения инвестиций, а также укрепления культурных контактов и поддержки соотечественников.

Осуществление внешнеэкономических и межрегиональных связей имеет решающее значение для функционирования основных отраслей производственной сферы, развития экономики Республики Татарстан.

Следует также упомянуть особенность Татарстана как региона совместного проживания примерно равных по численности представителей двух крупнейших конфессий России – православия и ислама, успешно обеспечивающего социальную стабильность в непростой переходный период после распада Советского Союза, а также активно отстаивающего принципы федерализма и разделения полномочий во взаимоотношениях с федеральным центром.

В рамках своей компетенции Республика Татарстан формирует нормативно-правовую базу внешних связей, оказывает поддержку со стороны органов государственной власти как крупным предприятиям при проработке долгосрочных международных проектов и расширении рынков сбыта, так и малому и среднему бизнесу, осуществляя консультации и обучение, презентации и различные бизнес-миссии.

Наряду со специальными органами государственной власти (Департаментом внешних связей Президента Республики Татарстан, координирующим весь спектр международных связей и Министерством торговли и внешнеэкономических связей РТ, отвечающим за внешнеэкономический блок), Татарстан имеет также самую развитую среди субъектов Российской Федерации сеть из 16 зарубежных представительств различного статуса. Большую роль в поддержке среднего и малого бизнеса играет Торгово-промышленная палата республики, содействующая международным и межрегиональным связям, привлечению новых технологий и повышению квалификации.

В республике созданы многочисленные совместные предприятия, открыты представительства инофирм, а также вводятся в эксплуатацию крупные объекты сферы торговли и услуг, гостиничного бизнеса с привлечением ведущих зарубежных компаний (ИКЕА, METRO Cash & Carry, Рамстор и др.).

Учитывая сочетание ряда уникальных факторов (многонациональное и поликонфессиональное население, расположение на пересечении торговых путей между Востоком и Западом, Севером и Югом, богатые природные ресурсы в сочетании с развитым машиностроением) Татарстан развивает связи не только с экономически развитыми странами Европы и Америки, но и традиционно тяготеет к укреплению торговых и культурных связей со странами Ближнего Востока и Азии.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.