авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |

«blic Disclosure Authorized Public Disclosure Authorized Public Disclosure Authorized Public Disclosure Authorized Москва ...»

-- [ Страница 2 ] --

Кто то выиграет, а кто то проиграет. Экономический рост может при носить больше выгод одним работникам по сравнению с другими. Реальная за работная плата более молодых работников с высоким образовательным уров нем, занятых в частном секторе, вероятно, будет увеличиваться. Однако заработная плата работников старшего возраста с более низким образователь ным уровнем и опытом работы, который уже нигде нельзя применить, возмож но, не будет значительно увеличена. Вероятно, работники, проживающие в ре гионах с высоким уровнем безработицы, на долю которых приходится значительная доля промышленного производства ВВП, или в городах с градо образующим предприятием, окажутся наиболее уязвимыми при ускорении хо да реструктуризации.

Б. Создание современных институтов рынка труда Переход к рыночным методам регулирования означает ослабление чрезмер ной защиты работников на предприятии, предусматриваемой законодатель ной базой, и одновременно начало усиления роли институтов, которые предо ставляют работникам право голоса для защиты основных интересов. Такие изменения должны сопровождаться созданием условий для четкого исполне ния решений (рассмотрение споров, деятельность трудовых инспекций). По мимо основных прав, предусмотренных трудовым законодательством, и совер шенствования трудовых отношений, можно было бы обеспечить социальную защиту работников на основе активных и пассивных программ занятости. Вви ду этого, стратегия реформирования в этой области должна разрабатываться совместно со стратегий в сфере социальной защиты.

Дебаты относительно реформирования рынка труда в России вызывают споры, которые могут привести к неверному выбору. Все участники дебатов раз делились на две группы: те, кто хочет усилить социальную защиту, и те, кто хочет добиться большей гибкости на рынке труда. В некотором смысле это неверный выбор: создавая более реалистичный и действенный гибкий формальный режим регулирования с современной системой социальной защиты, можно было бы решить проблемы, связанные со справедливостью и эффективностью, которые XXXIII КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ вызывают беспокойство у представителей обеих групп. Для достижения таких результатов также потребуется добиваться широкого консенсуса относительно необходимости реформирования рынка труда и направления реформ.

Какие должны быть определены приоритеты? Принимая во внимание действующие законы, существующие институты и реальную практику, а так же в свете международного опыта, могли бы быть выделены следующие при оритеты:

• Устранение чрезмерной жесткости Кодекса законов о труде. Как пред ставляется, новый Трудовой кодекс, который лишает профсоюзы права вето при увольнении работников и устанавливает порядок предвари тельного уведомления и действенную процедуру обжалования решений, сделал важный шаг вперед в этом направлении. Был также достигнут не который прогресс в создании более гибких механизмов приема на рабо ту, особенно в части заключения срочных договоров. Предстоит еще многое сделать. Более гибкие механизмы приема на работу и увольнения должны обеспечить более активный вывод рабочих мест из «серого сек тора», а международный опыт подсказывает нам, что, прежде всего, такой порядок должен помочь уязвимым группам рабочей силы (например, женщинам и молодежи). Правда и то, что такие изменения будут снижать «формальную» гарантию занятости, и, как отмечалось выше, важно, что бы они сопровождались совершенствованием системы социальной за щиты работников (см. главу IV).

• Дальнейшее повышение минимального размера оплаты труда. Нынеш ний уровень МРОТ почти не играет роли при определении нижних гра ниц заработной платы. Вероятно, повышение минимального размера оплаты труда (с учетом низкой базы) не будет оказывать отрицательного воздействия на уровень занятости и будет приводить к снижению уров ня бедности среди низкооплачиваемых категорий работников. Уровень минимального размера оплаты труда должен составлять незначитель ную часть средней заработной платы (например, 25–30%) для подавле ния стимулов не работать. Однако минимальный размер оплаты труда станет эффективным инструментом экономической политики только после того, как экономика будет выведена из тени и усовершенствована система правоприменения. Привязка минимального размера оплаты труда к прожиточному минимуму могла бы привести к возникновению фискальных проблем и проблем, связанных с мотивацией, особенно в регионах с низкой заработной платой. Кроме этого, политикам придет ся рассмотреть, как можно учесть значительные региональные различия на рынках труда и в стоимости жизни.

• Снижение влияния тарифной системы при установлении размера оп латы труда. Единая тарифная сетка во внебюджетном секторе была от менена, но тот факт, что она по прежнему применяется в качестве ори ентира при установлении размера заработной платы, является признаком неудовлетворительного функционирования рынка труда.

XXXIV РОССИЙСКИЙ РЫНОК ТРУДА: ПУТЬ ОТ КРИЗИСА К ВОССТАНОВЛЕНИЮ Этот вопрос требует дальнейшего изучения. Установление более высо кой заработной платы для конкретных регионов, например для Севера, является требованием, предусмотренным законодательством, но оно не соотносится с рыночной практикой, и от такой практики следует посте пенно отказываться.

• Создание институтов для предоставления работникам права голоса, для совершенствования условий труда, введения в действие договоров и решения споров, благодаря чему повышается производительность труда.

Далее представлено несколько вариантов действий: a) обеспечение ре ального представительства работников и работодателей в профсоюзах и отмена представительства работников, которое осуществляется их руко водителями, поможет улучшить условия труда;

б) рассмотрение децент рализованных подходов к заключению коллективных договоров, если использование централизованного подхода не приводит к эффектив ным результатам переговорного процесса;

в) увеличение ресурсов, пре доставляемых Рострудинспекции и развитие ее потенциала для оказания технического содействия и консультационных услуг предприятиям;

г) создание альтернативных механизмов разрешения споров на основе ис пользования профессионального посредничества третьей стороны, примирения и услуг по арбитражу за пределами судебной системы.

В. Усиление защиты населения на основе формальной сис темы социальной защиты Обеспечение внедрения системы социальной защиты населения от потери до хода и потери работы является особенно важным в России, так как такая систе ма будет защищать работников от бедности, снимать проблемы при увольнени ях и способствовать переходу от системы защиты на уровне предприятия к государственной системе защиты. Правительство внедрило принцип финанси рования выплаты пособий по безработице и активных программ занятости за счет общих доходов государства. Однако структура пособия и стратегия актив ных программ занятости не были в полной мере определены. Более того, неза вершенная программа реструктуризации градообразующих предприятий и конкретных отраслей экономики (например, железнодорожного транспорта) потребует создания адекватной системы социальной защиты в целях снижения социальных затрат, связанных с увольнениями. В соответствии с выводом, представленным в докладе, при разработке структуры системы социальной за щиты работающих в России можно было бы рассмотреть следующие элементы.

Переход от поддержки на уровне предприятия к эффективной государст венной системе социальной поддержки. Был достигнут значительный прогресс при решении задачи отделения системы социальной защиты от предприятий.

Однако заниматься остальными льготами, предоставляемыми предприятиями, следует муниципалитетам и следует подготовить муниципалитеты к принятию на себя такой ответственности.

XXXV КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ Структура пособия по безработице: простота в администрировании, на личие стимулов, адекватное финансирование. В Докладе предлагается не сколько вариантов решений по системе поддержки безработных.

• В Докладе сформулировано три основных варианта пособий по безра ботице. 1. Власти могут рассмотреть возможность введения единого для всех получателей пособия, размер которого фиксируется в номиналь ном выражении как определенный процент от средней заработной пла ты и индексируется с учетом инфляции. Выплата фиксированных посо бий сводит к минимуму административные требования, обеспечивает прогрессивное распределение и соответствует принципу финансирова ния из федерального бюджета. 2. Правительство может также рассмот реть упрощение формулы пособия за счет выплаты определенного фик сированного процента от средней заработной платы в течение всего срока предоставления пособия. 3. В случае, если указанные варианты окажутся неприемлемыми с политической точки зрения, и правительст во примет решение сохранить ныне действующую формулу, тогда авто ры доклада рекомендуют ввести указанные далее изменения критериев получения права на пособие, а также сроков его предоставления. Эти из менения могут рассматриваться независимо от того, на какой конкретно формуле остановится правительство.

• В среднесрочной перспективе уровень пособия можно было бы устанав ливать таким образом, чтобы снизить до минимума стимулы не рабо тать. Уровень пособия устанавливается ниже минимального размера оплаты труда (например, 30%) для создания стимулов поиска работы.

Следует отказаться от привязки минимального и максимального уровня пособия к минимальному прожиточному уровню и обеспечить строгую привязку к средней/минимальной заработной плате. В среднесрочной перспективе средняя зарплата будет давать более надежную информа цию о наличии фискальных ресурсов и подавлении стимулов не рабо тать среди получателей пособия. Если принять во внимание значитель ную региональную дифференциацию заработной платы, то важной становится дифференциация пособий, выплачиваемых в регионах.

• При расчете размера пособия следует учитывать заработок в течение более длительного периода, а размер пособия должен устанавливаться в виде фиксированного% от заработной платы работника (например, 30% от заработной платы) в целях снижения административных требований при обработке заявок на получение пособия.

• Масимальный срок выплаты пособия также можно было бы снизить до 6–9 месяцев, как в других странах Центральной и Восточной Европы.

Продолжительный срок выплаты пособия, размер которого, к тому же более щедрый в среднесрочной перспективе, мог бы приводить к увели чению продолжительности безработицы.

• Можно ограничить круг лиц, имеющих право на пособие, такими катего риями, как высвобожденные и уволившиеся по собственному желанию.

XXXVI РОССИЙСКИЙ РЫНОК ТРУДА: ПУТЬ ОТ КРИЗИСА К ВОССТАНОВЛЕНИЮ Со временем по мере сокращения различий между увольнением по соб ственному желанию и высвобождением работников следует постепенно отказаться от выплаты пособий уволенным по собственному желанию или значительно ужесточить критерии правомочности получения посо бия работниками, уволившимся по собственному желанию, в соответст вии с международной практикой. Также следует постепенно отменять специальные выплаты, например, работникам Севера. Адресность вы плат пособий поможет обеспечить экономию расходов в рамках про граммы, помочь тем, кто действительно заслуживает поддержки, а также снизить административные расходы.

Стратегия активных программ занятости. Трудно определить будущее направление активных программ занятости в России, так как пока не проведе на эмпирическая оценка этих программ с использованием наилучших методов.

Власти должны ускорить работу по проведению такой оценки. Однако в дан ном разделе представлены следующие направления активных программ заня тости, исходя из административных данных и международного опыта:

• Активные программы занятости служат важным дополнением пассив ных программ, таких, как система пособий по безработице. Потенциаль но они могут способствовать возобновлению гражданами трудовой дея тельности и тем самым снижать их зависимость от государственной поддержки. Поэтому важно гарантировать выделение из бюджета основ ных объемов финансирования для функционирования служб занятости.

• Однако в тех странах, где, как в России, финансирование активных про грамм содействия занятости ограничено, главный упор следует делать на наиболее эффективные в плане затрат программы, например, консуль тирование по вопросам трудоустройства и оказание информационных услуг. Следует снизить акцент на программы по прямому созданию рабо чих мест. При этом необходимо активизировать усилия по оказанию по мощи работникам наиболее уязвимых категорий (лицам старшего воз раста с опытом работы, людям с устаревшими трудовыми навыками).

Следует прекратить практику квотирования рабочих мест, предусматри вающую трудоустройство до направления на обучение.

• Эмпирическое профилирование участников программ — в настоящий момент рассматривается вопрос о его внедрении — может оказаться по лезным для оценки того, какие программы являются наиболее эффектив ными для конкретных категорий, однако до его внедрения следует прове сти оценку затрат и результатов в России, так как, с административной точки зрения, такую комплексную программу трудно реализовывать.

• Основной задачей служб занятости должно стать оказание помощи гражданам в поиске работы самостоятельно, а не содействие для сохра нения или создания новых рабочих мест. Таким образом, на службы за нятости больше не будет оказываться политическое давление в целях сдерживания безработицы.

XXXVII КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ • Можно было бы привлекать частный сектор для оказания услуг по мере его развития, чтобы получить возможность использовать информацию о рынке для подбора программ обучения для работников. Однако деятель ность частных провайдеров услуг следует регулировать для ограничения потенциальных нарушений.

Финансирование и администрирование. В Докладе подчеркивается, что для успешной реализации программы чрезвычайно важно добиться адекватного финансирования, эффективного управления и мониторинга.

• В Докладе содержится предупреждение: финансирование пассивных и ак тивных программ занятости за счет общих доходов государства, введенное в 2001 г., совсем не обязательно приведет к сокращению задолженности по его выплатам или к снижению регионального неравенства относительно размера пособия. В ходе реализации программы детских пособий, которая в настоящий момент финансируется из федерального бюджета, такие про блемы по прежнему возникают. Ввиду этого, требуется адекватное и четкое финансирование программы независимо от источника финансирования.

В то же время важно разработать структуру программы с учетом фискаль ных ограничений Правительства и обеспечить эффективное использова ние ограниченных бюджетных ресурсов. Правительству необходимо обес печить создание механизма прозрачного распределения ресурсов для передачи средств в рамках программ регионам. Наконец, для администри рования как активных, так и пассивных программ требуется уделять значи тельное внимание должной оплате труда и обучению сотрудников, а также распределению их по регионам.

• В соответствии с выводом, содержащимся в Докладе, можно создать адек ватно финансируемую систему социальной защиты для работающего населения России. Смоделированные затраты на реализацию програм мы выплаты пособий со ставкой замещения, равной 30% (30% охвата на основе данных за 1999 г.) составили бы приблизительно 0,34% от ВВП.

Суммарные затраты программы, включая пособия, выплачиваемые в рамках активных программ занятости, составили бы 0,44% от ВВП, что находится в пределах общих доходов России. (Такие затраты значитель но ниже затрат на реализацию программ в передовых странах Централь ной и Восточной Европы, где данный показатель равнялся 1,1% от ВВП в 2000 г.). Следует обеспечивать увеличение размера пособий постепенно, по мере высвобождения средств, благодаря усилению адресности вы плат пособий или постепенному отказу от других программ социальной защиты (например, предоставление льгот, жилищных субсидий).

• Реструктуризация системы социальной поддержки. Комплексное исполь зование пособий по безработице, активных программ занятости и выход ных пособий сыграло важную роль при сокращении численности работаю щих в угольной отрасли России, такие меры также широко применяются в других странах мира для поддержки реструктуризации. Таким образом, они XXXVIII РОССИЙСКИЙ РЫНОК ТРУДА: ПУТЬ ОТ КРИЗИСА К ВОССТАНОВЛЕНИЮ могли бы использоваться при сокращении численности работающих в дру гих отраслях и регионах России (например, в регионах, в которых распола гается значительная доля государственных промышленных предприятий с раздутыми штатами, или в городах с одним градообразующим предприяти ем, или в других государственных отраслях с избыточной занятостью). Раз работка стратегии определения приоритетных направлений реструктуриза ции и социальных программ для работников, попадающих под сокращение, становится первым шагом в этом направлении. Можно было вы включить следующие основные элементы в данную стратегию: a) определение пред приятий, подлежащих реструктуризации, демографических параметров и рабочей квалификации их персонала;

б) соглашение о параметрах пакета мер по социальной поддержке (определение его объема, затрат, источников финансирования и управления с использованием существующих механиз мов, где это возможно);

в) участие заинтересованных сторон;

г) кампания ин формирования населения;

и д) механизмы мониторинга и оценки. Благода ря механизмам мониторинга и оценки можно было избежать ситуации, когда работников вновь принимают на работу через «заднюю дверь», а также на раннем этапе выявить работников, которые столкнулись с трудностями при вхождении на рынок труда, и оказать им адресную помощь, с тем чтобы они не стали бедными. Если у предприятий есть объекты социальной сферы (школы, поликлиники), можно было бы также осуществлять мониторинг вы вода данных активов из состава предприятий в целях обеспечения их успеш ной передачи муниципальным властям.

Г. Мониторинг и оценка: доведение информации до политиков В исследовании отмечается значение наличия данных для проведения монито ринга изменений на рынке труда и программ занятости в целях информирова ния по вопросам политики на рынке труда. Существует три основных источника информации о рынке труда, которые являются важными для мониторинга рын ка труда. 1. Обследование рабочей силы и обследование домохозяйств. 2. Адми нистративные данные. 3. обследование предприятий. Все источники чрезвычай но важны для проведения мониторинга изменений на рынке труда. Важно усилить и модернизировать данные обследования. Важно усилить подразделения в Министерстве труда и социального развития и Министерстве экономического развития и торговли, которые занимаются вопросами политики в области рынка труда с тем, чтобы они использовали административные данные и данные обсле дований для составления базовых прогнозов воздействия политики в области рынка труда. В равной степени важно обеспечивать доступ широкой обществен ности к данным обследований, чтобы исследователи рынка труда, а это сильная группа, численность которой увеличивается, могли помочь Правительству про вести оценку ситуации на рынке труда и информировать его о политике, которая в конечном счете будет содействовать повышению уровня жизни населения.

Глава I Занятость: уровень, структура, движение рабочей силы В этой главе мы начинаем анализ основных особенностей развития россий ского рынка труда в переходный период по 2000 г. включительно15. Поскольку спрос на рабочую силу определяется объемом производимой продукции, глава открывается кратким обзором макроэкономических условий, определивших тенденции развития российского рынка труда, вместе с кратким описанием влияния этих условий на уровень заработной платы и занятость. Затем авторы ставят перед собой задачу понять пути повышения уровня занятости в России.

При этом главное внимание уделяется нескольким ключевым вопросам. Во первых, чем объясняется снижение уровня занятости? Несмотря на зафиксиро ванный в последнее время рост ВВП, рост занятости был весьма умеренным.

Чтобы понять загадку сокращения общей занятости, проводится анализ безра ботицы, уровня экономической активности, состава населения, продолжитель ности рабочего времени и деятельности в неформальном секторе. Во вторых, какова структура безработицы в России? Совпадает ли она со структурой безра ботицы в странах Центральной и Восточной Европы? В третьих, в какой степе ни российские рынки труда подверглись структурным реформам в 1990 е го ды? Широко распространено мнение, что эти реформы в минувшее десятилетие имели весьма незначительные масштабы. Для получения ответа на этот вопрос проводится оценка изменений в структуре занятости и исследуют ся потоки рабочей силы и движение рабочих мест: перемещение между различ ными состояниями на рынке труда и движение рабочей силы по отраслям, про фессиям и предприятиям. Наконец, какова природа частного сектора в России?

Понимание частного сектора имеет большое значение для оценки перспектив устойчивого роста занятости и производительности труда в России. Во второй главе проводится дополнительная оценка функционирования рынка труда 15 Попытки проведения общего обзора российского рынка труда предпри нимались и ранее. Коммандер, Макгейл и Емцов (Commander, McHale and Yemtsov, 1995) провели такой обзор на основе данных за 1992 1993 гг. Другие ис следователи ограничивались изучением конкретных тем (главным образом, без работицы, задолженности по заработной плате и неравенства в оплате труда).

Однако в середине и конце 1990 х годов динамика почти всех важнейших пока зателей кардинально изменилась. Обзоры, проведенные Кларком (Clarke, 1999) и Гимпельсоном и Липпольдтом (Gimpelson and Lippoldt, 2001 г.), охватывают по следние несколько лет, но используемые ими данные в весьма незначительной степени отражают разительные перемены, произошедшие после финансового кризиса в августе 1998 г.

2 РОССИЙСКИЙ РЫНОК ТРУДА: ПУТЬ ОТ КРИЗИСА К ВОССТАНОВЛЕНИЮ с точки зрения цены труда и существующих на рынке стимулов. Эта оценка ох ватывает структуру заработной платы, неденежные формы компенсации ра ботников, неравенство в уровне заработков. Таким образом, две первые главы дают полную картину развития событий на российском рынке труда за про шедшее десятилетие, включая 2000 г., отражая при этом состояние рынка и в пе риод кризиса, и в период восстановления.

A. Предпосылки: развитие макроэкономических условий Спрос на рабочую силу определяется объемом выпуска продукции. Поэтому развитие рынка труда нельзя рассматривать в отрыве от общего развития то варных рынков. Хотя макроэкономическая стратегия и политика в отдельных отраслях и не составляют предмет данной главы, да и Доклада в целом, они чрезвычайно важны для понимания многих особенностей поведения рынка труда. Поэтому данный раздел посвящен краткому обзору наиболее выражен ных макроэкономических тенденций с точки зрения рынка труда.

Наш анализ охватывает период с конца 1980 х годов. В то время для социалис тической системы были характерны следующие, относящиеся к нашей теме особенности: перекос в структуре занятости в сторону крупных промышлен ных предприятий и связанных с ними инженерно технических профессий и рабочих профессий, требующих высокой квалификации;

почти полное отсут ствие самозанятости (в качестве основного занятия) и незначительное число небольших предприятий;

высокий уровень экономической активности, осо бенно среди женщин;

редкое использование режима неполного рабочего дня или иных гибких графиков работы;

множество градообрадующих предприя тий и моноиндустриальных городов с широким географическим разбросом.

Cоветская эпоха также оставила наследие в виде диспропорций огромных масштабов во всех экономических измерениях: по отраслям, профессиям, предприятиям, регионам и внутри каждого из них. Тенденция к избыточному строительству в промышленности, особенно в военно промышленном ком плексе, привела к появлению сверхкрупных заводов, которые выпускали про дукцию, почти не имевшую спроса у гражданского населения. Чтобы иметь воз можность выполнять плановые задания в условиях перебоев в поставках, эти предприятия широко практиковали сохранение избыточной рабочей силы.

Шкала ставок заработной платы была очень сжатой, но большую роль игра ли дополнительные льготы и социальные услуги, в больших масштабах предо ставлявшиеся работодателями. Широкое распространение имела неформаль ная деятельность, в основном на приусадебных участках (см., например, Granick, 1987;

Malle, 1990;

Oxenstierna, 1989).

На этом фоне в 1988 г. началась постепенная децентрализация процесса принятия плановых решений по предприятиям, а начало 1992 г. ознаменова лось внезапным взрывом в виде либерализации цен, появления новых пред приятий, развития внешней торговли и конкуренции. За этим вскоре последо ЗАНЯТОСТЬ: УРОВЕНЬ, СТРУКТУРА, ДВИЖЕНИЕ РАБОЧЕЙ СИЛЫ Рисунок I.1. Динамика реального объема ВВП (1990 г.=100) в России и некоторых странах Центральной и Восточной Европы Источник: Приложение I.

вала приватизация, сначала небольших предприятий в сфере торговли и потре бительских услуг, затем более крупных — путем сдачи в аренду работникам этих предприятий. Наконец, в период с ноября 1992 г. по июнь 1994 г. была про ведена ваучерная приватизация с последующей продажей пакетов акций при ватизированных предприятий.

Макроэкономическая нестабильность и отсутствие жесткой денежно кре дитной политики привели в 1992–1993 гг. к состоянию, близкому к гиперинф ляции, и периодическим кризисам в последующие годы. Результатом попыток достижения макроэкономической стабильности, предпринятых в период с 1995 по 1998 год, явилось возникновение серьезной проблемы неплатежей и рост бартерной экономики. На макроуровне правительство пыталось стабили зировать ситуацию за счет ужесточения денежно кредитной политики и фик сирования валютного курса, несмотря на отставание реформ в налогово бюд жетной сфере. В то же время правительство не хотело вводить жесткие бюджетные ограничения для предприятий, поскольку это привело бы к массо вому высвобождению рабочей силы и безработице.

Из за нехватки бюджетных ресурсов правительство было вынуждено при бегать к крупным заимствованиям. Процентные ставки резко возросли, что привело к дефициту ликвидных средств на предприятиях. Это, в свою очередь, еще больше усугубило проблему неплатежей и привело к необходимости до полнительного субсидирования, накоплению задолженности по налоговым платежам, дефициту наличных средств и государственным заимствованиям.

Когда обслуживание государственного долга стало непосильным бременем, го сударство объявило дефолт по своим долговым обязательствам, следствием ко торого явился глубокий финансовый кризис в 1998 г. (Pinto, 2001). Шок, вызван 4 РОССИЙСКИЙ РЫНОК ТРУДА: ПУТЬ ОТ КРИЗИСА К ВОССТАНОВЛЕНИЮ Рисунок I.2. Динамика ВВП, занятости, реальной заработной платы и производительности труда Индекс ВВП, реальной заработной платы и занятости Источник: Приложение I.

ный катастрофическим обесцениванием рубля в результате кризиса, и резкий рост цен на нефть — основной российский экспорт — оказались позитивными факторами для конкурентоспособности предприятий и для государственного бюджета.

Однако эти факторы негативно сказались на реальном уровне доходов большинства россиян, полностью обесценив как их рублевые сбережения, раз мещенные на банковских счетах, так и заработную плату за предыдущие пери оды, не выплаченную в срок работодателями.

Шок, испытанный российской экономикой, аналогичен тому, который пе режили другие страны Центральной и Восточной Европы и бывшие республи ки СССР. Однако в России кумулятивное падение ВВП в реальном выражении в 1990–1998 гг., составившее около 40%, было больше, чем в какой либо из стран Центральной и Восточной Европы16. Рост реального ВВП после кризиса в России также начался гораздо позднее, чем в странах Центральной и Восточ ной Европы. Значительный совокупный рост (на 3,2%) впервые был зафикси 16 Согласно данным, предоставленным Европейским банком реконструк ции и развития (ЕБРР) (2000 г.). См. также Fischer and Sahay (2000 г.). По оценке ЕБРР, кумулятивное падение составило 45%, что несколько расходится с цифрой (42%), которая вытекает из годовой статистики Госкомстата.

ЗАНЯТОСТЬ: УРОВЕНЬ, СТРУКТУРА, ДВИЖЕНИЕ РАБОЧЕЙ СИЛЫ Рисунок I.3. Динамика реальной заработной платы в России и некоторых странах Центральной и Восточной Европы Индекс реальной заработной платы Источник:Приложение I.

рован в 1999 г., за ним последовал интенсивный рост на 7,7% в 2000 г. (см.

рис. I.1) (Госкомстат, 2001b). Рост экономики был обусловлен ростом цен на энергоресурсы, в основном на нефть, и снижением реального курса рубля, а в последнее время — также ростом внутреннего спроса. (Сравнительные темпы роста ВВП во всех странах с переходной экономикой, включая Содружество Независимых Государств (СНГ), графически показаны на рис. I.1 в Приложе нии.) Однако многие аналитики считают, что сохраняется зависимость эконо мического роста от динамики цен на энергоресурсы.

Б. Общие тенденции на рынке труда Динамика реальной заработной платы, производительности труда и занятости. Изменения объемов выпуска продукции до кризиса 1998 г. и после него имели серьезные последствия для российского рынка труда. Как происхо дила его адаптация? В следующих разделах рассматриваются изменения в об щих тенденциях на российском рынке труда.

Официальная статистика за 1992–1998 гг. свидетельствует о заметной реак ции рынка труда на падение ВВП (табл. АI.117). Общая занятость сократилась на 12%, безработица выросла почти втрое, а численность экономически неактив ного населения увеличилась на одну треть. Эти данные говорят о том, что зна 17 Таблицы, нумерованные с префиксом «А», приводятся в Приложении.

6 РОССИЙСКИЙ РЫНОК ТРУДА: ПУТЬ ОТ КРИЗИСА К ВОССТАНОВЛЕНИЮ чительная часть работников выбыла из рядов занятых. Однако занятость сокра тилась гораздо меньше, чем объемы производства, что привело к резкому паде нию производительности труда (на 20%). Произошли также значительные из менения в уровне реальных цен. Реальная заработная плата упала на 40% (значительно больше, чем производительность труда), резко усилилось нера венство в уровне заработков, вырос уровень бедности работающего населения.

Нарушения трудовых договоров в виде задержек заработной платы охватили две трети всех работников.

Экономический рост, начавшийся после 1998 г., изменил эти тенденции на рынке труда на прямо противоположные. В период с 1998 по 2000 г. ВВП увели чился на 11% в кумулятивном выражении, а занятость выросла на 2% (табл. АI.2).

Таким образом, рост производства главным образом явился результатом повы шения производительности труда, которая в кумулятивном выражении вырос ла примерно на 9%. В 1998–1999 гг. реальная заработная плата снижалась, а в 1999–2000 гг. возросла на 22% в суммарном выражении. Таким образом, сово купный рост реальной заработной платы в период с 1998 по 2000 г. был факти чески отрицательным, так как увеличение заработной платы отставало от рос та выпуска продукции. При этом задолженность по заработной плате сократилась в этот же период более чем наполовину в реальном выражении.

Однако в мае 2001 г. задолженность вновь увеличилась — на 2,2% и в государст венном секторе сохраняется на высоком уровне (рис. I.2).

Насколько иначе российский рынок труда приспосабливался к сокраще нию производства в сравнении со странами Центральной и Восточной Европы с высокими темпами роста? Хотя из за сложностей измерения показателей точ ное сравнение провести невозможно, некоторые исследователи (например, Boeri and Terrell (готовится к изданию)) приходят к выводу, что в России до 1998 г. сокращение занятости по отношению к падению объемов производства было меньшим (а снижение заработной платы и производительности труда — более сильным), чем в странах Центральной и Восточной Европы (рис. I.1.). Та ким образом, в отличие от стран Центральной и Восточной Европы в России реакция на шок падения выпуска продукции в большей степени приняла фор му ценовой, а не количественной (за счет сокращения численности работаю щих) подстройки. Причины такого различия в реакции рассматриваются далее.

В какой мере общие тенденции развития российского рынка труда после кризиса 1998 г. были схожи с тенденциями, отмечавшимися в странах Цент ральной и Восточной Европы? Сравнение России со странами Центральной и Восточной Европы с высоким уровнем доходов показывает, что темпы средне годового прироста занятости и производительности труда в России в первые два года роста экономики примерно сопоставимы с показателями, достигнуты ми в странах Центральной и Восточной Европы с высоким уровнем доходов в первые два года экономического роста (табл. AI.2). Реакция заработной платы сходна с той, которая наблюдалась в Польше и Венгрии, где увеличение зара ботной платы отставало от роста производства и занятости. Тем не менее отме чавшееся выше гораздо более сильное падение заработной платы и производи тельности труда в России на протяжении 1990 х годов подразумевает, что ей ЗАНЯТОСТЬ: УРОВЕНЬ, СТРУКТУРА, ДВИЖЕНИЕ РАБОЧЕЙ СИЛЫ потребуются значительные темпы роста этих показателей для того, чтобы до гнать по ним ведущие реформируемые экономики Центральной и Восточной Европы. В последующих разделах дается более подробная оценка этих тенден ций на рынке труда.

Проблемы измерения показателей. При оценке российского рынка труда чрезвычайно важно иметь в виду проблемы измерения и определения по казателей. Практически все агрегированные данные официальной российской статистики являются спорными — в результате проблем с их измерением и ин терпретацией. Например, вызывают сомнения данные о величине сокращения выпуска продукции в России, равно как и в других странах с переходной эконо микой18. Вполне возможно, что больше продукции производится в неофици альном секторе или, по крайней мере в таких секторах, трудно поддающихся измерению, как сфера услуг и производство в домашнем хозяйстве19. Как пред ставляется, исследователи сходятся во мнении, что производство действитель но сократилось, но величина сокращения в официальной статистике, возмож но, завышена. Кроме того, экономический шок, по всей видимости, довольно неравномерно затронул разные отрасли — и не только в промышленности, но и в сфере услуг.

Оценки уровня занятости могут также подвергаться сомнению, особенно ес ли они основаны на традиционной системе предоставления сведений предпри ятиями, унаследованной от эпохи централизованного планирования, в которой самозанятость, семейные предприятия, открытие нового дела, малые предприя тия в более общем смысле, наличие нескольких работ и множество других видов экономической деятельности либо не учитываются вообще, либо сведения о них занижаются. Кроме того, в официальной отчетности сведения о заработной плате могут быть завышенными относительно фактически выплаченной — вследствие задержек заработной платы и принудительных выплат заработной платы товарами, а могут быть и заниженными, так как предприятия научились искусно скрывать заработную плату от налоговых органов. Точнее, предоставля емые сведения отражают начисленную заработную плату, а не реально выпла ченную, поскольку задолженность по заработной плате в учет не принимается.

Переменная реальной заработной платы не может давать точного представле ния об уровне благосостояния работников по нескольким причинам. Во пер вых, это средний показатель, который оторван от жизненного уровня каждого конкретного работника;

во вторых, он отражает только часть общей компенса ции работников (денежные платежи);

в третьих, не принимается во внимание наличие потребительских товаров, а в этом отношении в рассматриваемый пе риод ситуация в корне изменилась. Тем не менее, исследователи сходятся в том, что основные общие тенденции, о которых свидетельствуют эти данные, носят довольно последовательный и устойчивый характер.

18 См., например, Gacs, Holzmann, and Winckler (1995) и Fischer and Sahay (2000).

19 См. исследование неофициального сектора в работе Johnson, Kaufmann, and Shleifer (1997).

8 РОССИЙСКИЙ РЫНОК ТРУДА: ПУТЬ ОТ КРИЗИСА К ВОССТАНОВЛЕНИЮ Рисунок I.4. Альтернативные оценки занятости Источник: Приложение I.

Наконец, следует всегда иметь в виду, что Россия — это огромная страна, самая большая в мире по территории и чрезвычайно разнообразная. Это затрудняет обобщенные оценки, и общие обзоры по России в целом, если их проводить без исследования региональных вариаций в характере поведения, зачастую могут да вать неверное представление о ситуации к каком либо конкретном регионе. В то же время территориальные различия являются одним из средств статистическо го аппарата для критического разбора некоторых конкурирующих гипотез, пре тендующих на объяснение тенденций, наблюдающихся на рынке труда.

В. Колебания общего уровня занятости Сокращение занятости в России графически показано на рис. I.4 с помощью че тырех рядов данных. Самый верхний ряд отражает данные официальной стати стики об общей занятости, рассчитанные по балансу трудовых ресурсов и опубликованные в ежегодниках Госкомстата (2000b). Второй ряд сверху отра жает данные Обследования рабочей силы (ОРС). Расхождение между этими двумя рядами вызвало некоторую дискуссию среди исследователей20;

однако, несмотря на расхождение в величине сокращения, оба ряда показывают сход 20 На рис. II.1 представлен помесячный временной ряд реальной заработной платы, дефлированной по индексу потребительских цен. Отчетливо видны пики в декабре каждого года — месяце, когда обычно выплачиваются премии.

ЗАНЯТОСТЬ: УРОВЕНЬ, СТРУКТУРА, ДВИЖЕНИЕ РАБОЧЕЙ СИЛЫ Рисунок I.5. Тенденции изменения занятости в России и некоторых странах Центральной и Восточной Европы Источник: Приложение I.

ный характер тенденций — сокращение занятости до 1998 г. и рост впоследст вии. Статистический ряд на основе баланса трудовых ресурсов показывает со кращение занятости на 15,5% в период с 1990 по 1998 г. и на 11,7% после 1992 г.

Последняя цифра меньше величины падения по данным ОРС, а именно, 18,6% в период с 1992 по 1998 г. В следующие два года данные ОРС показывают более значительный рост — 8,6% против всего лишь 1,5%, по данным на основе балан са трудовых ресурсов21.

Два ряда данных в нижней части рисунка относятся к занятости в промыш ленности (обрабатывающей и горнодобывающей). Они основаны на сведениях крупных и средних предприятий, а также данных выборочного обследования мелких работодателей. Верхний их этих рядов включает весь списочный состав работников, а нижний (промышленно производственный персонал (ППП)) — только работников, занятых в промышленном производстве (исключая занятых реализацией продукции, предоставлением социальных льгот и услуг и т.д.). И в этом случае, несмотря на расхождение во мнениях о том, какому из этих рядов следует отдать предпочтение, они показывают весьма схожие тенденции — со 21 Возможным объяснением этого расхождения может быть то, что до 1999 г.

ОРС проводилось только в определенные месяцы года и несколько нерегулярно (см. полный перечень проведенных обследований в подписи к рис. I.4). Стремясь сохранить последовательность временного ряда и не имея возможности ввести поправку на сезонность, на рис I.4 мы показываем результаты обследований в ок тябре 1998 г., августе 1999 г. и августе 2000 г. (последнее обследование, по которо му имеются данные). Поквартальные данные о занятости, опубликованные Гос комстатом (2001b), показывают, что с IV кв. 1998 г. по IV кв. 2000 г. прирост заня тости составил 4,3%.

10 РОССИЙСКИЙ РЫНОК ТРУДА: ПУТЬ ОТ КРИЗИСА К ВОССТАНОВЛЕНИЮ Рисунок I.6. Коэффициенты занятости в России и некоторых странах Центральной и Восточной Европы Источник: Приложение I.

кращение занятости до 1998 г. и небольшой рост в 1999 г. С 1998 г. отмечается непропорциональный рост занятости в промышленности22.

Как уже отмечалось, сокращение занятости в России происходило более по степенно, чем в странах Центральной и Восточной Европы, но тем не менее было значительным (рис. I.5). Если использовать в качестве меры сравнения уровень занятости, измеренный по балансу трудовых ресурсов, то коэффици ент занятости — рассчитываемый как доля занятых в общей численности тру доспособного населения — снизился с 67% в 1990 г. до 58% в 1998 г. Данные об уровне занятости, основанные на результатах ОРС (линейный график на рис. I.6), показывают весьма схожие тенденции, но величины сокращения и роста здесь несколько выше.

Оба статистических ряда показывают рост коэффициента занятости после 1998 г. (рис. I.6). Наибольшее сокращение экономической активности наблюда лось в самой старшей и самой молодой возрастных группах.

Хотя в период с 1990 по 1998 г. уровень занятости и сократился, объем вы пуска продукции сократился еще больше, а производительность труда снизи лась (рис. I.2). Почему занятость сократилась сравнительно мало (хотя все же значительно) по отношению к сокращению производства? Ответ дает практи 22 Дезагрегированные по отраслям ряды данных о занятости, основанные на результатах ОРС, рассматриваются далее в разделе IV. Данные ОРС включают классификацию по отраслям промышленности только с 1997 г.

ЗАНЯТОСТЬ: УРОВЕНЬ, СТРУКТУРА, ДВИЖЕНИЕ РАБОЧЕЙ СИЛЫ ка придерживания избыточной рабочей силы, к которой предприятия прибега ли при социализме и которая продолжается при капитализме23. Причины при держивания рабочей силы при социализме в Докладе уже рассматривались.

При капитализме основным определяющим фактором распределения рабочей силы стала модель приватизации в России. В ходе приватизации с помощью ва учеров и последующей продажи блоков акций право собственности на активы на относительно преуспевающих предприятиях перешло в руки «инсайдеров», а именно, руководителей этих предприятий. Сконцентрировав в своих руках богатство и политическую власть, эта деловая элита стала проводить реструкту ризацию активов, чтобы не утратить своего привилегированного положения24.

В России участие государства в капитале предприятий приобрело гораздо бо лее широкие масштабы, чем в других реформируемых экономиках Централь ной и Восточной Европы. Возможно, это объясняется тем, что в России было меньше сильных рыночных институтов, а также тем, что она располагает более обширной базой природных ресурсов. (Всемирный банк, 2000а).

Впоследствии стимулы к реструктуризации ослабли под давлением, которое на работодателей стали оказывать местные администрации с целью поддержа ния уровня занятости и уменьшения политических, социальных и экономиче ских последствий «открытой безработицы» (доклад компании «МакКинзи Гло бал институт», 1999 г.). Давление на местах обычно принимало форму «бесед» с директорами предприятий, после которых в обмен на налоговые льготы и льго ты по взносам в фонд социального страхования они начинали замедлять тем пы высвобождения работников, участвовать в программах сохранения рабо чих мест или переходили к поэтапному сокращению персонала (Pinto, 2001).

При таких слабых стимулах к реструктуризации ситуация еще больше ослож нялась отсутствием жестких бюджетных ограничений и возможностью для убыточных предприятий проводить взаимозачеты по платежам за коммуналь ные услуги. Все эти факторы в совокупности ослабляли для предприятий сти мулы к высвобождению работников.

Накопленный избыток рабочей силы трудно оценить количественно. Со гласно данным обследования Российского экономического барометра (РЭБ), доля трудоизбыточных предприятий в 1996–1997 гг. достигала 60%, а доля ра ботников, занятых на непродуктивных рабочих местах, была несколько ниже — 40%. Впоследствии, согласно данным небольшого обследования, проведенного Четверниной и др. (2000 г.), доля избыточной рабочей силы на предприятиях, по видимому, сократилась. Это не удивительно, принимая во внимание значи тельное сокращение «официальной» занятости за прошедшее десятилетие.

Почему после 1998 г. рост занятости был столь ограниченным по отноше нию к росту объемов производства? Темпы среднегодового прироста занятос ти в первые два года после восстановления экономики весьма схожи с показа 23 Описание ситуации при социализме см., например, в работе Kornai (1992) или Oxenstierna (1989). Классическое исследование этого явления в рыночной экономике см. в работе Oi (1960), а в России в переходный период — в работах Clarke (1999), Commander, McHale, and Yemtsov (1995), Капелюшников (1998).

24 Aslund (1999).

12 РОССИЙСКИЙ РЫНОК ТРУДА: ПУТЬ ОТ КРИЗИСА К ВОССТАНОВЛЕНИЮ Рисунок I.7. Уровень безработицы в России и некоторых странах Центральной и Восточной Европы (1993–2000 гг.) Источник: Приложение I.

телями, достигнутыми в тот же период в странах Центральной и Восточной Ев ропы, где рост производства также значительно опережал рост занятости. По вышение производительности труда свидетельствует о том, что рост выпуска продукции явился результатом как роста занятости, так и улучшения распреде ления рабочей силы. Слабая реакция занятости на рост производства является еще одним подтверждением трудоизбыточности предприятий (рис. I.2).

Где оказывались люди, потерявшие работу? Согласно официальным данным, основанным на результатах ОРС, которые можно использовать для оценки динамики агрегированных показателей рабочей силы, общая числен ность занятых в России сократилась с 71,1 млн человек по состоянию на октябрь 1992 г. до 57,9 млн человек по состоянию на октябрь 1998 г., т.е. на 13,2 млн чело век (Госкомстат, 1999a) 25.

Где оказались эти работники? Сокращение общей численности занятых в России потенциально можно отнести на счет трех факторов: увеличения чис ленности населения, сокращения уровня экономической активности и роста безработицы. Далее в этой последовательности рассматривается относитель ная значимость каждого из факторов.

Население. Следует отметить что рождаемость, смертность, эмиграция и иммиграция вряд ли могут избежать зависимости от экономики. Более того, ча 25 Необходимо отметить, что эти данные основаны на результатах ОРС и, следовательно, в отличие от официальных сведений предприятий, включают занятых на малых предприятиях, занятых нелегальной деятельностью или деятельностью в теневом секторе и самостоятельно занятых. Нужно также иметь в виду, что анкеты российского ОРС включают вопросы, которые используются для измерения занятости в обследованиях рабочей силы во всем мире, хотя относительно производства в домашнем хозяйстве товаров или услуг (см. далее) имеется некоторая неоднозначность.

ЗАНЯТОСТЬ: УРОВЕНЬ, СТРУКТУРА, ДВИЖЕНИЕ РАБОЧЕЙ СИЛЫ сто даже утверждается, что резкий рост смертности является прямым следстви ем экономических лишений26. Поэтому приведенный здесь краткий анализ имеет значение не только для понимания динамики занятости — с точки зре ния предложения рабочей силы, но и касается некоторых социальных издер жек переходного периода.

По оценкам Госкомстата (2000b), с 1992 по 1999 год общая численность на селения сократилась примерно на 2 млн человек (после роста, зафиксирован ного после Второй мировой войны). В распределении возрастного состава произошел сдвиг вправо (в сторону групп старшего возраста), что привело к увеличению доли трудоспособного населения в указанный период. Чистый эф фект от этих изменений — увеличение численности трудоспособного населе ния (16–59 лет у мужчин и 16–54 лет у женщин) на 1,6 млн человек. Тенденции в смертности, которые с течением времени колебались, дают менее четкую кар тину, а в рождаемости наблюдается резкий и четко выраженный спад.

Таким образом, изменения в российской экономике оказали определенное влияние на смертность (хотя и не отчетливое), но более существенно они по влияли на рождаемость в стране.

Компенсировалась ли естественная убыль населения России за счет мигра ционного притока? И иммиграция, и эмиграция составляют предмет озабочен ности российских властей. Что касается первой, здесь проблемы возникают в связи с притоком российских граждан из республик бывшего СССР, возвраще нием военнослужащих, ранее дислоцированных за границей, и ростом китай ской иммиграции в дальневосточный регион России. Что касается эмиграции, беспокойство вызывает отток россиян в бывшие республики СССР, временная миграция малоквалифицированной рабочей силы в Европу, а также «утечка умов» в Израиль, Восточную Европу и США. Во всех случаях нужно с осторож ностью относиться даже к той административной статистике, которая опубли кована, так как она основана на данных официальной регистрации, и многие лица в ней, безусловно, не учтены (хотя общее систематическое отклонение оценить трудно).

По оценкам Госкомстата (2000а), в 2000 г. имел место незначительный миг рационный приток населения из республик бывшего СССР во все регионы Рос сии, за исключением Крайнего Севера и Дальнего Востока. Данные по двум по следним регионам показывают чистый отток, преимущественно в Беларусь и на Украину. Помимо республик бывшего СССР, единственные две страны, отку да осуществляется эмиграция в Россию, — это Китай и Куба, но миграционные потоки оттуда, по официальным данным, ничтожно малы. Безусловно, эти ци фры значительно ниже тех, которые можно предположить, судя по данным из различных источников, что говорит о необходимости усовершенствования си стемы сбора данных хотя бы для того, чтобы оценить примерный масштаб про блемы. Что касается миграционных потоков из России в другие зарубежные страны и обратно, то здесь цифры показывают чистый отток, причем наиболь 26 См., например работу Филда (Field, 2000), который утверждает, что кризис населения берет свое начало в 1960 х гг.


14 РОССИЙСКИЙ РЫНОК ТРУДА: ПУТЬ ОТ КРИЗИСА К ВОССТАНОВЛЕНИЮ Рисунок I.8. Динамика экономической активности населения (1993–2000 гг.) ший — в Германию и Израиль. Имеющаяся статистика по профессиональной квалификации эмигрантов свидетельствует, что многие из тех, кто покидает страну, — это люди с высоким уровнем образования и высокой квалификацией, что позволяет говорить об «утечке умов» (Heleniak, 2000). Однако этот отток, возможно, частично компенсируется значительным притоком в Россию лиц с высоким уровнем образования из республик бывшего Советского Союза (Gar sia Iser et al, 1998). В любом случае общие изменения в притоке населения и от токе населения из России не важны для объяснения изменений в численности населения.

Несмотря на некоторые разительные перемены демографического характера и увеличение доли трудоспособного населения в России, эти изменения не на столько существенны, чтобы служить объяснением значительного сокращения занятости. Отсутствие влияния демографических факторов на изменения в чис ленности занятых позволяет предположить, что основным фактором, обусловив шим падение занятости, должно быть увеличение доли лиц, не участвующих в ра бочей силе, или снижение уровня экономической активности населения.

Безработица. В 1990 е годы отмечался довольно существенный рост без работицы, но этот фактор также не вполне объясняет изменения в уровне заня тости. За шесть лет роста безработицы (с октября 1992 г. по октябрь 1998 г.) численность безработных возросла на 4,9 млн человек — а это составляет все го лишь 37,8% от общего сокращения численности занятых (13,2 млн человек) ЗАНЯТОСТЬ: УРОВЕНЬ, СТРУКТУРА, ДВИЖЕНИЕ РАБОЧЕЙ СИЛЫ за тот же период. Рост занятости в последние несколько лет также всего лишь частично связан с сокращением безработицы. Поэтому ответ на ставящий в ту пик вопрос о сокращении занятости следует прежде всего искать в тенденциях снижения уровня экономической активности населения.

Снижение уровня экономической активности. В социалистические времена экономическая активность населения в России находилась по миро вым стандартам на высоком уровне, хотя сопоставление фактически можно проводить только с октября 1992 г., когда началось ОРС. На тот момент уровень экономической активности составлял 70,3% по всему населению (в том числе 77,6% у мужчин и 63,7% у женщин). Затем статистика фиксирует снижение уровня, как общего, так и по гендерным группам, — вплоть до октября 1998 г., когда общий показатель достиг отметки в 61% (68,1% у мужчин и 54,7% у жен щин). К 2000 г. показатели экономической активности снизились на огромную величину — до значений, несколько ниже тех, которые преобладают в странах ОЭСР (рис. I.8 и табл. AI.10) 27.

В течение 1990 х годов уровень экономической активности снижался по всем возрастным группам, но самое большое сокращение зафиксировано у подростков и молодых людей в возрасте двадцати с небольшим лет. В возраст ной группе наивысшей трудовой активности (25–50 лет) уровень экономичес кой активности изменился сравнительно незначительно. Снижение уровней по гендерным группам было почти идентичным. И у мужчин, и у женщин пока затели несколько выросли в ноябре 1999 г., а затем в августе 2000 г. снова не много снизились. Интенсивность выхода на пенсию, по всей видимости, увели чилась, так как в рассматриваемый период отмечается значительное сокращение числа людей официального пенсионного возраста в составе рабо чей силы. Однако опубликованные данные ОРС по различным возрастным группам отражают политику увольнения на пенсию, так как у мужчин наиболь шее снижение экономической активности зафиксировано в возрастных груп пах 55–59 лет и 60–72 лет, а у женщин — в возрастных группах 50–54 года и 55–59 лет. Впрочем в 1999 г. появились признаки весьма активного возобновле ния трудовой деятельности пенсионерами, так как экономическая активность в группе самого старшего возраста (60–72 года) выросла с 9,1% (октябрь 1998 г.) до 14,6% (ноябрь 1999 г.).

Снижение экономической активности было сопряжено с увеличением чис ленности населения трудоспособного возраста (15–72 лет), не участвующего в рабочей силе — примерно на 11 млн человек с октября 1992 г. по октябрь 1998 г.

(Госкомстат, 1999a) (см. табл. AI.11). Хотя в следующие два года произошло дви жение в обратном направлении с возвращением в состояние экономической активности примерно 2,5 млн человек (Госкомстат, 2000b), остается без ответа 27 Сравнение уровней экономической активности в разных странах — зада ча непростая. В большинстве стран «трудоспособный возраст» определяется как возраст от 15 (16) до 64 лет. В США это возраст от 16 лет и старше, а в России — 15–55 лет у женщин и 15–60 лет у мужчин. Для целей данного сравнения при расчете уровня экономической активности в России мы определяли трудоспо собный возраст как возраст от 15 до 72 лет.

16 РОССИЙСКИЙ РЫНОК ТРУДА: ПУТЬ ОТ КРИЗИСА К ВОССТАНОВЛЕНИЮ вопрос: почему так много людей, потеряв работу, выбыли из рабочей силы и не ищут другого места работы? В связи с такими огромными масштабами оттока из рабочей силы возникает еще один вопрос: как большая часть населения по просту выживает, особенно принимая во внимание низкий уровень социально го обеспечения?

Определение занятости. Некоторый свет на эти вопросы проливают дан ные о занятых производством в домашнем хозяйстве товаров и услуг, основан ные на результатах ОРС за 1999 и 2000 г. В эти два года при обследовании была проведена оценка занятых производством в домашнем хозяйстве — как лиц, ко торые совмещают эту деятельность с основной работой, так и тех, которые дру гого занятия не имеют. Включались три вида домашнего производства: произ водство продукции сельского хозяйства, предназначенной для реализации (полностью или частично);

производство сельскохозяйственной продукции для собственного конечного потребления;

производство промышленных това ров или услуг для реализации. В среднегодовом исчислении за период с ноября 1999 г. по август 2000 г. (четыре квартальных обследования)28 общая числен ность занятых в домашнем хозяйстве производством продукции для реализа ции и для собственного конечного потребления составила около 10 млн чело век, из которых 8 млн человек не получали прибыли от реализации произведенной ими продукции. В таблице AI.12 приводятся соответствующие данные обследований за период с февраля 1999 г. по август 2000 г.29.

Итак, вопрос о том, насколько сократилась в России занятость, зависит от определения самого понятия «занятость», а именно, включаются ли в число за нятых люди, работающие в личных подсобных хозяйствах. По видимому, не включаются. Согласно определению Госкомстата (1999a, с. 15), лица, занимаю щиеся производством продукции в домашнем хозяйстве, включаются в число занятых, если эта продукция предназначена для реализации, и не включаются, если она предназначена для собственного конечного потребления. Тогда рост производства в домашнем хозяйстве, особенно продукции сельского хозяйст ва, по сути, дает ответ на приводящий в замешательство вопрос о сокращении 28 Несомненно, в этой деятельности огромную роль играет сезонный фактор.

Майские и августовские обследования выявляют особенно высокий уровень актив ности в производстве сельскохозяйственной продукции для собственного потреб ления: 22 589 000 человек в мае 1999 г., из которых 11 075 000 человек не имели дру гого занятия. Среди этих людей не только сельские жители: 4 727 000 человек из опрошенных сообщили, что они живут в городе. Еще 2 504 000 человек, не имевших работы, занимались производством сельскохозяйственной продукции, предназна ченной для реализации, а 155 000 человек – производством в домашнем хозяйстве промышленных товаров и услуг для реализации.

29 Согласно инструкции Госкомстата по обследованию населения по пробле мам занятости (Госкомстат, 1998b), вопрос 66, который предназначен для выявле ния этой информации, не должен включать приусадебные участки городских жи телей, однако в самой анкете ОРС об этом четко не говорится. В публикации Госкомстата (1999a) приводятся отдельные таблицы с данными по видам деятель ности городских и сельских жителей (табл. 2.60 и 2.61 соответственно), так что, по видимому, указанная инструкция не соблюдается.

ЗАНЯТОСТЬ: УРОВЕНЬ, СТРУКТУРА, ДВИЖЕНИЕ РАБОЧЕЙ СИЛЫ занятости в России. Если бы люди, работающие в личном подсобном хозяйст ве, включались в число занятых, то уровень безработицы уменьшился бы на 8%, а занятость увеличилась бы на 12%. Коэффициент занятости тогда составил бы 69%, что значительно выше средних показателей по странам Центральной и Восточной Европы и ОЭСР. Если исходить из такой оценки, то тогда сокраще ние занятости в России было меньшим, чем в других переходных экономиках, но со значительным сдвигом занятости от официальной работы по найму в сторону самозанятости в личном подсобном хозяйстве (табл. AI.13).

Причислять ли работающих в личном подсобном хозяйстве к занятым — ре шать государству, причем в стандартах Международного бюро труда (МБТ, 1998) этот вопрос четко не прописан30. Изучение характеристик незанятых, которые работают в подсобном сельском хозяйстве (см. табл. AI.12), показывает, что мно гие из них — люди пожилого возраста (особенно те, которые не имеют другого за нятия), но более половины составляют лица обычного трудоспособного возраста.

Кроме того, среди них немало людей с высшим образованием31. Перемещение ра бочей силы в личные подсобные хозяйства не является уникальной особенностью России. В Румынии и до некоторой степени в Польше (где такие работники отно сятся к числу занятых) высвобожденные работники также перемещались в личное подсобное хозяйство, компенсируя таким путем потерю дохода.


Последний вопрос в связи с работающими в личном подсобном хозяйстве касается продолжительности их рабочего времени. В публикации Госкомстата (2000c) и таблице AI.13 приводятся данные о количестве лиц, занимавшихся производством сельскохозяйственной продукции для собственного потребле ния в течение 30 ч и менее на обследуемой неделе, и тех, кто был занят этой ра ботой свыше 30 ч. В 1999 г. около 20% работали в режиме полного рабочего дня по этому определению, а 80% трудились неполный рабочий день. Оценка целе сообразности включения такой деятельности в категорию занятости (или це 30 Российское определение занятости, как представляется, расходится с формулировкой МОТ (1998, с. 93), которое гласит, что «лица, занятые производ ством экономических благ и услуг для собственного потребления и потребления членами своего домохозяйства, должны считаться самостоятельно занятыми, ес ли это производство составляет существенную долю в общем потреблении до мохозяйства». Однако в другом пункте документа МОТ (1998, с. 3) указывается, что «… в общем случае данные об экономически активном населении не включа ют … лиц, живущих исключительно за счет своих собственных средств», что, по видимому, подразумевает, что лица, работающие в личном подсобном хозяйстве не должны включаться в число занятых. Таким образом, мы имеем дело с дефи нициональной двусмысленностью.

31 К сожалению, нет информации о том, ищут ли эти люди работу, и, следо вательно, к какой категории они причисляются в статистике труда — безработ ным или экономически неактивному населению. Включение их в число занятых в любом из этих случаев повысит уровень занятости и снизит уровень измеряе мой безработицы — в первом случае значительно, во втором — меньше. Однако эти лица, вероятно, не включаются в число безработных, так как они, предполо жительно, ответили на все стандартные вопросы анкеты ОРС, обращенные к лю дям, не имеющим работы, а те, которые ищут работу, видимо, уже правомерно от несены к категории отчаявшихся найти работу.

18 РОССИЙСКИЙ РЫНОК ТРУДА: ПУТЬ ОТ КРИЗИСА К ВОССТАНОВЛЕНИЮ Вставка I.I. Кого считать безработными?

Некоторые проблемы понятийного аппарата Согласно определению безработицы Международной организации труда (МОТ) (Резолю ция I, принятая на XIII Международной конференции статистиков труда, октябрь 1982 г., Же нева), к безработным относятся все лица, достигшие определенного возраста, которые в кон кретный обследуемый период:

• «не имеют работы», т.е. не имеют оплачиваемой работы по найму и не являются самосто ятельно занятыми, • «готовы в данное время приступить к работе», т.е. приступить к оплачиваемой работе по найму или стать самостоятельно занятыми в обследуемый период и a) «ищут работу», т.е.

предпринимали конкретные шаги в определенное недавнее время, чтобы найти оплачива емую работу по найму или стать самостоятельно занятыми. Конкретные шаги могут вклю чать регистрацию на государственной или частной бирже труда;

обращение к работодате лям;

наведение справок на рабочих площадках, в фермерских хозяйствах, у ворот заводов, на рынках или других местах скопления людей;

размещение объявлений в газетах или отве ты на газетные объявления;

обращение за помощью к друзьям или родственникам;

поиск зе мельного участка, здания, техники или оборудования для открытия собственного предпри ятия;

мобилизацию финансовых ресурсов;

обращение за разрешениями и лицензиями и т.д.

Применительно к странам с переходной экономикой эти определения страдают серьез ными ограничениями. Во первых, многие работники в развивающихся странах, которые под падают под «занятых» по определению МОТ, фактически являются не полностью занятыми или «недозанятыми» (особенно в сельских районах). Эти работники могут работать меньше, чем им хотелось бы, или иметь малопродуктивную работу, получая низкую заработную плату. Но они настолько бедны, что не могут позволить себе остаться без работы, и поэтому открытая безработица — редкое явление. Эдвардс и Маннинг (2000) отмечают, что «переход от вынуж денной неполной занятости к открытой безработице можно частично объяснить как эффект дохода: по мере роста экономики и доходов домохозяйств у людей появляется возможность ка кое то время не работать в ожидания появления возможности трудоустройства».

Во вторых, некоторых безработных могут относить к категории экономически неактив ного населения. Лиц, которые слабо связаны с рабочей силой, т.е. тех, которые готовы присту пить к работе и хотят работать, но при этом не ведут активного поиска работы, потому что считают — справедливо или несправедливо – что возможностей для работы нет, часто при числяют к экономически неактивному населению, тогда как их правильнее было бы относить к безработным (иногда таких лиц называют отчаявшимися найти работу). Кроме того, обще принятая трактовка выражения «ведущие активный поиск работы» также «хромает» с учетом того, что довольно большая часть экономической деятельности осуществляется в рамках не формальной занятости или в тех сферах, где самозанятость является нормой.

В третьих, некоторых занятых могут относить к экономически неактивному населению.

Согласно стандартам МОТ, лица, работающие по меньшей мере один час в неделю, или временно неработающие (например, из за болезни или во время отпуска), считаются занятыми. Те, кто не имеют работы, но не подпадают под установленные МОТ критерии безработицы, причисляются к экономически неактивному населению. Однако некоторые формы неформальной экономической активности могут выпасть из этого определения занятости (например, домашняя работа, обычно выполняемая женщинами). И поскольку такие работники не готовы приступить к работе, под безработных они также не подпадают.

Вследствие этого иногда целесообразно дополнять оценку уровня безработицы другими оценками вялости рынка труда (например, оценкой вынужденной неполной занятости). МОТ признает ограничительный характер своего определения и его смещение в сторону индустриально развитых стран и советует смягчать указанные пункты и формулировку критериев применительно к характеристикам рынка труда в конкретной развивающейся стране. Для целей данного исследования авторы предполагают, среди прочего, что помимо лиц, которые причисляются к безработным, программы поддержки безработных могут также охватывать лиц из категории «недозанятых». Возможно, безработные являются и не самой непривилегированной группой на рынке труда.

Источник: Vodopivec and Dhushyanth (2001).

ЗАНЯТОСТЬ: УРОВЕНЬ, СТРУКТУРА, ДВИЖЕНИЕ РАБОЧЕЙ СИЛЫ лесообразности оценки недогрузки рабочей силы) может зависеть от интен сивности работы, особенно в недели с продолжительностью рабочего времени менее 30 ч, но, к сожалению, никаких других табличных данных по результатам ОРС не имеется.

Подытоживая, отметим, что приведенные результаты свидетельствуют о том, что сокращение занятости можно отнести главным образом за счет снижения уровня экономической активности (молодежи и людей старшего возраста) и в не которой степени — за счет роста безработицы. Демографические факторы оказа ли на занятость минимальное влияние. Большинство работников, выбывших из рядов рабочей силы, перешли в категорию самостоятельно занятых и стали тру диться в личном подсобном хозяйстве. Поэтому, возможно, мы имеем дело с про блемой измерения: если бы самостоятельно занятые в личных подсобных хозяй ствах включались в число занятых (в нынешней статистике они не включаются), то сокращение занятости в России было бы не столь драматичным по сравнению с другими переходными экономиками, но при этом произошел бы сдвиг в струк туре занятости в сторону личного подсобного хозяйства (табл. AI.14).

Г. Изменение продолжительности рабочего времени При анализе производительности труда изменение продолжительности рабо чего времени до сих пор в расчет не принималось. Если продолжительность ра бочего времени сократилась, то тогда уровень загрузки рабочей силы (в расчете на общую численность работающих) и, следовательно, снижение производи тельности труда будут завышенными32. Изменению продолжительности рабо чего времени обычно отводится важная роль. Это согласуется с широко рас пространенным представлением о характере адаптации российских предприятий к негативным шокам: избегая высвобождения работников и при держивая рабочую силу, они практикуют отправку работников в неоплачивае мые отпуска и перевод их на неполную рабочую неделю, а также разрешают им устраиваться на вторую работу на стороне и таким образом зарабатывать себе на жизнь (см., например, Aslund, 1997). Тогда как в других странах изменение продолжительности труда в основном используется в качестве временного приспособительного механизма для подстройки к промышленному циклу или в ситуации неопределенности, в России, как считается, это стало нормой жиз ни. Ввиду популярности этой точки зрения и сложности получения необходи 32 В России практически все сведения о численности занятых, которые предоставляются предприятиями, оформлены таким образом, что они частично отражают продолжительность рабочего времени (ведется учет количества оплаченных рабочих дней по работникам, занятым полный рабочий день и вынужденно переведенным на неполный рабочий день;

учет количества оплаченных договорных часов по работающим по договору неполную рабочую неделю;

учет количества фактически отработанных часов по работникам, занятым по договорам гражданско правового характера);

однако эти уточнения далеки от оценки эквивалента полной занятости.

20 РОССИЙСКИЙ РЫНОК ТРУДА: ПУТЬ ОТ КРИЗИСА К ВОССТАНОВЛЕНИЮ мой информации для ее оценки, в этом подразделе мы подробно остановимся на целом ряде фактических данных по этому аспекту.

Сначала обратимся к таблице AI.15, в которой приводятся результаты ОРС.

Показатель среднего времени, отработанного респондентами на основной ра боте, который определяется как «обычное рабочее время» или «фактически от работанное время на обследуемой неделе», в период с 1992 по 2000 г. колебался незначительно (Госкомстат, 1999a и 2000c), причем менее всего по отношению к другим годам он снизился в 1994–1995 гг. Если только сокращение продолжи тельности рабочего времени не произошло до 1992 г., то эти данные противоре чат той большой роли, которая отводится этому механизму адаптации. Агреги рованные данные не показывают заметного сокращения даже в октябре 1998 г.

По опросным данным, «фактически» отработанное время в среднем всегда ни же, чем «обычное» рабочее время. Разница составила 2,6 ч в неделю в октябре 1992 г. и всего лишь 1 ч в неделю в ноябре 1999 г., что может отражать некото рую степень использования сокращенного рабочего времени в качестве вре менного приспособительного механизма. Примечательно, однако, что боль шинство лиц, которые сообщили о расхождении фактического и обычного рабочего времени, ответили, что первое превышало второе (Госкомстат, 1999a). Это относится к каждому ОРС, за исключением обследования в марте 1996 г., которое показало, что фактическое и обычное рабочее время примерно равны между собой.

Усредненные данные по причинам недоработки, полученные в ходе ОРС 1999 г., показывают, что среди работников, отработавших меньше времени, чем обычно, 49,4% сделали это вынужденно: 37,2% переведены на «неполное рабо чее время по инициативе администрации», 10% — «из за отсутствия заказов», 1,9% отправлены в отпуск без сохранения содержания, а 0,3% — в отпуск с со хранением содержания33. И все же, вместе взятые работники, занятые непол ный рабочий день, составляют менее одного процента от общей численности рабочей силы. Если занятых неполный рабочий день добавить к безработным в качестве альтернативной оценки недогрузки рабочей силы (Bureau of Labor Sta tistics, 2000), то полученная таким образом цифра будет мало отличаться от уровня безработицы по данным ОРС. В числе других причин — работы в тече ние менее продолжительного времени, чем обычно: болезнь (8%), очередной отпуск (8,2%), обычный режим работы (14%), сезонный график работы (3,6%) и различные причины добровольного характера.

Возможно, по большей части одинаковая средняя продолжительность рабо чей недели маскирует отличительные тенденции на более дезагрегированном уровне. Данные ОРС (табл. AI.15) действительно показывают, что после изна чального сокращения разброс в продолжительности рабочего времени не сколько расширился, особенно на верхней границе оценок. По опросным дан ным, доля работников, у которых фактическая продолжительность рабочей недели была свыше 40 ч, сократилась с 14,5% в октябре 1992 г. до 2% в октябре 1995 г., а затем возросла до 10,2% в октябре 1999 г. Небольшое увеличение на 33 См.: Госкомстат (1999a), табл. 3.20.

ЗАНЯТОСТЬ: УРОВЕНЬ, СТРУКТУРА, ДВИЖЕНИЕ РАБОЧЕЙ СИЛЫ блюдается и на нижней границе оценок, что свидетельствует о росте числа ра ботников, занятых неполную рабочую неделю. И все же, по международным стандартам общая доля занятых неполный рабочий день является очень низ кой: всего лишь 5,6% опрошенных занятых указали, что их обычная рабочая не деля составляет 30 ч или менее, и только 2,8% ответили, что они работают 20 ч или менее в неделю34. Объяснить низкую долю неполной занятости, унаследо ванной от социалистической эпохи, можно, в том числе, тем, что работодатели не проявляют большой гибкости при маневрировании продолжительностью рабочего времени.

Вполне возможно, что в старом промышленном секторе, унаследованном от эпохи социализма, продолжительность рабочего времени сократилась, а в развивающемся новом частном секторе — увеличилась, в результате чего сред ние показатели изменились мало. В табл. AI.15 также приводятся данные о про должительности рабочего времени у самостоятельно занятых по сравнению в работающими по найму. Эти данные не показывают систематического увеличе ния рабочего времени у самостоятельно занятых по сравнению с работниками по найму. В этом Россия отличается от многих других стран, где самостоятель но занятые обычно работают больше. В России, где работодатели не предлага ют гибких режимов неполного рабочего дня, самозанятость, как представляет ся, скорее служит основной альтернативой частичной занятости. По результатам опроса в ноябре 1999 г., 17% самостоятельно занятых обычно рабо тали 30 ч или меньше в неделю (против 4,8% у наемных работников), а 9,4% — 20 ч или меньше (против 2,3% у наемных работников)35.

Табл. AI.16 показывает различия в средней продолжительности фактически отработанного времени по отраслям экономики на основе имеющихся данных ОРС за 1998–2000 годы. Средняя продолжительность рабочей недели по отрас лям варьирует незначительно, это означает, что приспособление за счет сжатия рабочего времени в целом по экономике играет сравнительно небольшую роль.

Это еще раз противоречит широко распространенному мнению о том, что заво ды не работают, работники уходят в другие виды деятельности и т.д.

В табл. AI.17 представлен анализ продолжительности рабочего времени на ос новании данных RLMS. Как уже отмечалось, вопросы RLMS относятся к предыдуще му 30 дневному периоду, а не к обследуемой неделе, как это принято в ОРС. Тем не менее данные по этим двум обследованиям довольно хорошо согласуются между собой. RLMS также выявил большую продолжительность рабочего времени (как по основной работе, так и по всем другим) и только незначительные колебания пока зателей в исследуемый период. Данные RLMS о продолжительности рабочего вре 34 Для сравнения, в США в декабре 1999 г. 16% занятых работали по графику неполной рабочей недели (определяется как работа менее 35 ч в неделю — это более широкое определение режима неполного рабочего времени, чем в рос сийской статистике) (Бюллетень статистики труда, 2000).

35 Еще одно интересное отличие России от многих других стран касается гендерных различий в продолжительности рабочего времени: по опросной ста тистике продолжительность рабочей недели у мужчин всего лишь незначитель но больше (на 1–2 ч), чем у женщин (Госкомстат, 1999a).

22 РОССИЙСКИЙ РЫНОК ТРУДА: ПУТЬ ОТ КРИЗИСА К ВОССТАНОВЛЕНИЮ мени, дезагрегированные по отраслям, также согласуются с результатами ОРС и по казывают незначительные отклонения от полной рабочей недели.

Несколько более высокие оценки масштабов изменения продолжительнос ти рабочего времени вытекают из сведений предприятий и результатов обсле дований предприятий. В таблице AI.18 представлено распределение отработан ных и неотработанных дней по крупным и средним промышленным предприятиям с 1980 по 1996 г., когда статистический ряд заканчивается.

В 1992 г. количество «неотработанных дней» было почти на 8 дней больше, чем в 1991 г., но это связано с увеличением количества праздничных дней, продол жительности очередных отпусков, и «неявок с разрешения администрации»

(по причинам личного характера). В категории «остановки работы из за сокра щения производства» увеличение составило только 3 дня. В 1993–1996 гг. коли чество неотработанных дней из за остановок производства продолжало расти и достигло 22,8 дней к 1996 г. Это подразумевает в среднем четыре с половиной недели отпуска для занятых в промышленности или сокращение продолжи тельности рабочего времени примерно на 10%. Хотя это значительно меньше совокупного сокращения занятости в промышленности (38%), документально обоснованного выше, совершенно очевидно, что в промышленном секторе произошла определенная подстройка по линии сжатия рабочего времени.

В России хорошо известен такой способ приспособления, как административ ные (принудительные) отпуска без сохранения содержания, которые выполняют такую же функцию, как временное высвобождение работников в США. В табл. AI. приводятся опубликованные Госкомстатом данные за 1995–2000 гг. об админист ративных отпусках и работе неполную рабочую неделю, собранные также по крупным и средним предприятиям. По этим данным, использование администра тивных отпусков достигло пиковой отметки в 1996 г., когда 15,8% занятых на пред приятиях, предоставивших сведения, в среднем находились в отпуске 318 ч, или восемь недель. Средний показатель с учетом всех занятых на этих предприятиях составил 50 ч, или около 2,5% от продолжительности рабочего времени за год.

Данные о работающих, переведенных на неполный (сокращенный) рабочий день, дают менее полную картину, но и они показывают пиковое значение в 1996 г., которое составило, однако, всего лишь 3 дня на одного работника. По сравнению с величиной сокращения занятости вытекающее из этих данных сокращение про должительности рабочего времени за счет двух указанных способов — около 9 дней — было не очень существенным, но и немалым.

Данные RLMS также включают информацию об административных отпус ках по сведениям респондентов за год, предшествовавший обследованию. Из табл. AI.20 видно, что в 1995 г. такие отпуска не имели широкого распростране ния, что расходится с административными данными из предыдущей таблицы.

Поскольку RLMS является панельным обследованием, то можно рассчитать ус тойчивость практики административных отпусков, измерив ее как условную вероятность такого отпуска в конкретном году в зависимости от того, имел ли он место в какой либо предыдущий год или несколько лет. Результаты расчета, также приведенные в таблице AI.20, показывают, что административные отпус ка обычно практикуются по отношению к конкретным сегментам рабочей си ЗАНЯТОСТЬ: УРОВЕНЬ, СТРУКТУРА, ДВИЖЕНИЕ РАБОЧЕЙ СИЛЫ лы. Далее в Докладе рассматривается, как степень распространения этой прак тики зависит от характеристик работников.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.