авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |

«blic Disclosure Authorized Public Disclosure Authorized Public Disclosure Authorized Public Disclosure Authorized Москва ...»

-- [ Страница 3 ] --

Подытоживая, отметим, что анализ имеющихся данных позволяет предпо ложить, что изменение продолжительности рабочего времени не стало основ ным способом адаптации российского рынка труда. Поэтому снижение произ водительности труда, основанное на измерении занятости, не представляется завышенным. Конечно, данные могут быть недостоверными, но они получены из самых разных источников с использованием целого ряда альтернативных оценок. Единственное исключение из общей картины составляет, пожалуй, сек тор промышленного производства, где, по сведениям предприятий, сокраще ние рабочего времени составило до 10% за счет остановок работы вследствие сокращения производства. Тем не менее, эта цифра не идет в сравнение с гораз до более значительным сокращением занятости за тот же период.

Д. Распределение рабочего времени С той точкой зрения, что адаптация за счет сокращения рабочего времени приоб рела в России большие масштабы, связано — хотя и отчасти — утверждение о воз росшей доле работников, имеющих вторую работу и занимающихся другими ви дами экономической деятельности (помимо подсобного сельского хозяйства).

Например, по оценкам Высшей школы экономики, основанным на результатах ее собственных обследований (2000 г.), 7,5 млн лиц заняты исключительно в теневом секторе экономики (т.е. не имеют другой работы и потенциально работают в лич ном подсобном хозяйстве), а еще 18 млн совмещают официальную работу с рабо той в теневом секторе. Кроме того, по данным этих обследований, большая доля лиц, которые официально причисляются к экономически неактивному населе нию (включая студентов, пенсионеров, домохозяек) или являются официально безработными, заняты — временно или постоянно — в теневом секторе экономи ки. Как сообщается, неформальная занятость особенно широко распространена в строительстве, торговле и сфере услуг. Вместе взятые, эти лица составляют, по этим оценкам, 33% от рабочей силы. Предполагается, что дополнительные виды деятельности являются основным способом, к которому домохозяйства прибега ют для сведения концов с концами в условиях сильного сокращения реальной за работной платы, и что в результате этих видов деятельности происходит смеше ние формального и неформального секторов российской экономики.

Выдерживают ли эти результаты проверку строгими данными? Что касается распределения рабочего времени за пределами основной работы, Госкомстат (1999a) приводит данные, основанные на ОРС, о численности имевших несколь ко занятий работников только с марта 1996 г. На тот момент всего лишь 1,3% оп рошенных занятых сообщили о наличии у них дополнительной работы на об следуемой неделе;

в ноябре 1999 г. их доля выросла до 1,6%. Это чрезвычайно низкие цифры, которые плохо согласуются со случайными наблюдениями и со общениями из различных источников.

Возможно, вторичная занятость имеет весьма нерегулярный характер, но тогда уменьшается и ее значимость в качестве 24 РОССИЙСКИЙ РЫНОК ТРУДА: ПУТЬ ОТ КРИЗИСА К ВОССТАНОВЛЕНИЮ адаптивного механизма и способа выживания. Даже если для оценки доли работ ников, имевших второе занятие, использовать в качестве обследуемого периода предыдущий месяц (практикуется Госкомстатом с 1999 г.), то и тогда доля опро шенных работников, имевших второе занятие, составит на ноябрь 1999 г. всего лишь 2,2%, а это по прежнему очень низкий показатель36. Более того, средняя продолжительность рабочего времени на второй работе составила всего 14,7 ч в августе 1999 г. и 11,8 ч в ноябре 1999 г. — разница, по видимому, отражает сезон ность. Эти оценки вторичной занятости, может быть, и являются неправдоподоб но низкими, но для того, чтобы ее уровень стал по настоящему значимым, циф ры должны быть на порядок выше. Кроме того, из всех проведенных обследований очень немногие выводят на высокие показатели. По данным RLMS, только 7% опрошенных работников сообщили о наличии у них второго занятия.

Для вычисления разницы, которую вносит в оценку масштабов общей заня тости учет различных форм дополнительной занятости, можно агрегировать продолжительность рабочего времени по всем видам приработков (включая производство в домашнем хозяйстве для собственного потребления) с продол жительностью рабочего времени на основной работе и работе по совмести тельству. Деление на «обычную» продолжительность рабочей недели (39,3 ч в ноябре 1999 г.) дает оценку «эквивалента полной занятости» (ЭПЗ) в экономи ке. Такой расчет показывает, что в России в течение 1999 г. ЭПЗ составлял 69,6 млн человек, тогда как зафиксированная занятость — только 60,4 млн чело век (Госкомстат, 1999, табл. 3.25). Этот альтернативный подход к вопросу о со кращении занятости, который основан на продолжительности времени, а не на количестве работников, показывает, что, несмотря на популярность точки зре ния о распространенности вторичной занятости в России, имеющиеся данные свидетельствуют, что она играет сравнительно небольшую роль37.

36В публикации Госкомстата (1999a, табл. 2.44), по видимому, приводятся несопоставимые данные, так как начиная с 1999 г. включаются также респонден ты, сообщившие о наличии второй работы в предыдущий месяц, а не только на обследуемой неделе.

37 Даже если масштабы вторичной занятости больше, чем показывают резуль таты этих двух обследований, маловероятно, что это может значительно повлиять на нашу оценку снижения производительности труда. Если же согласиться с широ ко распространенным мнением о том, что данные об отработанном рабочем вре мени дают неадекватную картину из за того, что люди, занятые полный рабочий день на своем предприятии, могут в обычные часы работы продавать с рук товары, полученные взамен заработной платы, тогда этих работников можно рассматри вать как торговых агентов предприятия, реализующих его продукцию и удержива ющих 100% выручки от продажи в качестве своей заработной платы. В другой свя зи часто утверждается, что уровень заработной платы остается неизменным, так как работники используют оборудование предприятия по месту своей основной работы для выполнения дополнительной работы в обычное рабочее время. В этом случае можно считать, что работники производят продукцию от имени предпри ятия (на его оборудовании), но удерживают 100% прибыли от реализации в качес тве своей заработной платы. Хотя во втором случае произведенная продукция не будет учитываться, ее объем должен быть довольно значительным, чтобы снизить оценки падения производительности труда.

ЗАНЯТОСТЬ: УРОВЕНЬ, СТРУКТУРА, ДВИЖЕНИЕ РАБОЧЕЙ СИЛЫ Данные, приведенные в этом разделе, позволяют предположить, что измене ние продолжительности рабочего времени занятых, дополнительные к основ ной работе виды деятельности, а также практика административных отпусков не получили значительного распространения. Таким образом, основная коли чественная подстройка рабочей силы произошла за счет сокращения числен ности работающих.

Е. Безработица Несмотря на то, что рост безработицы далеко не в полной мере объясняет фе номен сокращения занятости, понимание эволюции безработицы в России по могает лучше понять закономерности функционирования рынка труда и обес печить принятие информированных решений по политике на рынке труда.

Общеизвестно, что в первые годы реформ измеренная безработица в России держалась ниже уровня, отмечавшегося в большинстве других стран с переход ной экономикой. Например, в 1993 г. безработица в России составила (соглас но результатам ОРС) 5,3%, тогда как в Польше — 16,4%, в Венгрии — 12,1%, а в Ру мынии — 10,4%. Как уже отмечалось, постепенный рост безработицы был обусловлен медленными темпами структурных преобразований. Наблюдавше еся отличие подвело многих исследователей к высокой оценке «российского пути» приспособления рабочей силы, который за счет большой гибкости в ре альной заработной плате позволил сократить социальные издержки, сопро вождающие высвобождение рабочей силы и безработицу38.

Однако гибкость в оплате труда не предотвратила значительный рост безра ботицы в конце 1990 х годов, и к февралю 1999 г. она достигла отметки в 15% (рис. I.7, табл. AI.3). Интенсивность притока в ряды безработных39 была самой высокой до 1995 г., а затем стала постепенно снижаться. Несмотря на сущест венное сокращение безработицы в последние годы (10% по состоянию на ав густ 2000 г. с дальнейшим снижением до 8% в 2001 г.), Россию уже давно нельзя называть «страной с низким уровнем безработицы». Уровень регистрируемой безработицы (определяется по количеству вставших на учет в местных службах занятости) низок — 2–3%, но это расхождение с общей безработицей, несо мненно, является результатом слабых стимулов к регистрации: низкий размер пособия, частые задержки выплат, отсутствие существенной помощи в профес сиональной переподготовке и трудоустройстве. Чем объясняется значитель ный рост безработицы в этот период? Он явился отражением постепенных, на биравших темп структурных преобразований в сочетании с продолжавшимся спадом экономики и ее неспособностью создавать новые рабочие места.

После кризиса 1998 г. вследствие экономического роста безработица стала снижаться быстрыми темпами. К ноябрю 2000 г. ее уровень снизился до 10% (в 2001 г. безработица составила 9%, а в 2002 г. — незначительно выросла). В 38 См., например Layard and Richter (1995) и материалы ОЭСР (1995).

39 Длительность безработицы — один месяц и меньше.

26 РОССИЙСКИЙ РЫНОК ТРУДА: ПУТЬ ОТ КРИЗИСА К ВОССТАНОВЛЕНИЮ Таблица I.1. Социально экономическая структура безработицы в 1999 г. (%) Средний Моложе Стаж Длительно Образование* возраст 40 лет преды безработ ные ** дущей работы (%) Основное Среднее Среднее Высшее (%) (%) общее общее профессио нальное Общая 35,3 64,9 16,9 31,3 38,8 13,0 81,1 47, Мужчины 35,5 65,7 20,3 33,4 35,1 11,3 82,8 44, Женщины 35,2 64,1 13,2 29,1 42,9 14,8 79,3 51, * Полное и неполное.

** Длительность поиска работы свыше 12 мес.

Источник: Госкомстат (1999d).

большинстве быстро развивающихся стран Центральной и Восточной Европы (за исключением Венгрии) уровень безработицы фактически вырос в первые два года экономического роста — вследствие быстрых темпов структурных преобразований, а затем стал снижаться. Но темпы этого снижения составили максимум 2% за два года, что ниже показателя (3%), достигнутого в России в пе риод с 1998 по 2000 г. Более того, после периода снижения уровень безработи цы в одних быстро развивающихся странах Центральной и Восточной Европы в последние годы стабилизировался, а в других — вновь вырос по мере возоб новления структурных реформ в экономике (например, в Польше). Резкое сни жение безработицы в России свидетельствует о том, что российский рынок труда оказался более «гибким» с точки зрения способности реагировать на рост экономики по сравнению с другими странами Центральной и Восточной Евро пы. Одна из причин этого, возможно, заключается в отсутствии ограничитель ных законодательных норм, например, устанавливающих высокую минималь ную заработную плату, или слабом соблюдении ограничений на расторжение трудового договора, действующих в других странах Центральной и Восточной Европы. Этот вопрос рассматривается в Докладе далее.

Социально экономическая структура безработицы. В 2000 г. наблю дался большой разрыв в уровнях безработицы по социально экономическим категориям (табл. AI.3). Безработица была выше среди работников молодого возраста, лиц с низким уровнем образования и сравнительно низкой квалифи кацией. Гендерный разрыв был незначительным: уровень безработицы среди женщин был несколько ниже, чем у мужчин40 (Госкомстат, 1999a, с. 225). Эти 40 Основные рассматриваемые здесь характеристики безработицы по воз растным и гендерным группам и по уровню образования подтверждаются дан ными RLMS и регрессионным анализом с введением поправок на другие факто ры, а также на регионы.

ЗАНЯТОСТЬ: УРОВЕНЬ, СТРУКТУРА, ДВИЖЕНИЕ РАБОЧЕЙ СИЛЫ Рисунок I.9. Доля длительно безработных в России и странах Центральной и Восточной Европы Источник: База данных по странам ОЭСР и странам Центральной и Восточной Европы с пере ходной экономикой;

Госкомстат.

характеристики, а именно высокие уровни безработицы среди молодежи и лиц с низким уровнем образования41 в значительной мере сходны с теми, ко торые отмечаются в большинстве стран Центральной и Восточной Европы, хотя во многих из этих стран уровень безработицы у женщин обычно выше, чем у мужчин. Как и в большинстве стран Центральной и Восточной Европы, среди домохозяйств во главе с безработными отмечается самый высокий уро вень бедности.

Какие категории преобладают среди безработных? Лица из категорий, кото рые характеризуются высоким уровнем безработицы, не составляют большой доли в общей численности безработного населения. Большинство безработ ных имеют возраст около 40 лет (65% всех безработных);

полное среднее обра зование (69%), стаж предыдущей работы (81%). Соотношение между мужчина ми и женщинами примерно одинаковое (табл. I.1). Большая доля и увеличивающийся возраст безработных со стажем предыдущей работы позво ляют предположить, что основной причиной роста безработицы в России явился отток работников с предприятий в связи с низким совокупным спросом, 41 Сравнение проводится с данными за 1996 г.

42 Доля высвобожденных работников сократилась, а уволившихся по соб ственному желанию — возросла. Однако этот результат трудно интерпретиро вать, поскольку в России нет четкого разграничения между этими двумя катего риями. Многие работодатели вместо явного высвобождения работников вынуж дают их увольняться добровольно.

28 РОССИЙСКИЙ РЫНОК ТРУДА: ПУТЬ ОТ КРИЗИСА К ВОССТАНОВЛЕНИЮ Таблица I.2. Региональные уровни безработицы: коэффициент стандартного отклонения и минимаксное отношение 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 Стандартное отклонение 1,93 2,27 5,66 4,84 7,69 6,55 6,37 5, Максимум 17,50 18,00 43,10 32,20 58,20 51,10 51,80 32, Минимум 3,30 5,50 5,40 5,50 3,40 4,70 5,60 3, Отношение между 5,30 3,27 7,98 5,85 17,12 10,87 9,25 9, минимальным и максимальным уровнями Источник: Госкомстат.

наблюдавшимся в течение многих лет. Зафиксированное в последнее время снижение безработицы несколько сократило долю работников со стажем ра боты в общей численности безработных42.

Продолжительность безработицы. Как долго безработные остаются без работы? Средняя продолжительность безработицы (до перехода в статус дли тельно безработных) резко возросла — с 4 месяцев в 1992 г. до 10 месяцев в 1999 г.

В августе 2000 г. она сократилась до 9 месяцев (табл. АI.3.). В начале 1990 х годов, когда уровень безработицы был на низкой отметке, интенсивность оборота без работных была достаточно высокой, но по мере роста безработицы выросла и доля длительно безработных. По состоянию на начало 1999 г. доля лиц, оставав шихся без работы более года (длительно безработные), составляла примерно половину от общей численности безработных43. Тогда как первоначально доля длительно безработных в России находилась на самой нижней границе диапа зона значений, зафиксированных в странах ОЭСР, к концу 1990 х годов их доля достигла верхней границы этого диапазона (рис. I.9 и табл. AI.5). При этом доля длительно безработных в России ниже, чем во многих странах Центральной и Восточной Европы (за исключением Польши и Литвы). Чем это может быть вы звано? К числу факторов, объясняющих это отличие, можно отнести следующие:

слабость системы обеспечения соблюдения ограничительных законодательных норм, что позволяет людям быстрее находить работу, чем в странах Централь ной и Восточной Европы;

меньшая щедрость системы поддержки безработных в России;

бoльшая степень соответствия профессиональных навыков длительно безработных тем, на которые существует спрос на рынке труда. Но для точного осмысления факторов, объясняющих эти различия между показателями в раз ных странах, потребуются дальнейшие исследования.

Несмотря на более благоприятную ситуацию с долгосрочной безработицей в России по сравнению со странами Центральной и Восточной Европы, эконо 43 В статистике Госкомстата (2000c) нет четкой границы между категориями «9–12 месяцев» и «свыше 12 месяцев», но на качественную картину это мало влияет.

ЗАНЯТОСТЬ: УРОВЕНЬ, СТРУКТУРА, ДВИЖЕНИЕ РАБОЧЕЙ СИЛЫ мический рост в России мало повлиял на длительность безработицы в стране.

Чем это может объясняться? Как и в других странах, существенное значение для понимания причин большой длительности безработицы в России имеют структурные факторы, которые препятствуют установлению равновесия между спросом на рабочую силу и ее предложением по различным профессиям и раз личным регионам.

Диспропорции в профессиональной структуре занятых. Наиболь шая длительность безработицы отмечается в группах безработных старшего возраста с низким уровнем образования (52%)44, уволенных по сокращению штатов (56%), безработных со стажем предыдущей работы (47%). Также отме тим, что в то время как безработица снизилась по всем категориям работников, наибольшее ее сокращение зафиксировано среди молодежи и лиц с некото рым уровнем образовательной подготовки. Уровень безработицы среди лиц с основным общим образованием в 2000 г. был таким же, как в 1998 г. (после уве личения в 1999 г. он снизился до уровня 1998 г. к концу 2000 г.). Рост долгосроч ной безработицы может объясняться, в том числе, рассогласованностью про фессиональной структуры занятых, т.е. отсутствием на рынке труда спроса на работников старшего возраста, лиц со сравнительно низким уровнем образо вания и высвобожденных работников, оставшихся без работы (табл. AI.6–I.9)45.

В странах Центральной и Восточной Европы социально экономическая струк тура безработицы также объясняется диспропорциями в профессиональной структуре занятых (Всемирный банк, 2001а, 2001b).

Территориальная несбалансированность. Разрыв между региональны ми уровнями безработицы с течением времени сократился. Коэффициент стандартного отклонения региональных уровней снизился с 7,7 — пиковый по казатель, зафиксированный в 1997 г., до 5,2 в 2000 г. Отношение между мини мальным и максимальным уровнями также сократилось — почти наполовину за тот же период. Эти показатели отражают сокращение безработицы как в ме нее благополучных, так и в более благополучных регионах. В частности, про изошло примечательное снижение безработицы в Ингушетии — республике с самым высоким показателем, где безработица упала с 58 до 32% в период с по 2000 г.

44 Доля длительно безработных в общей численности безработных в этой категории.

45 Недавно проведенное исследование по трем российским регионам (Pinto, 2001) также выявило, что большинство (81%) потерявших работу либо уволи лось по собственному желанию, либо было высвобождено. Примерно половина опрошенных указала, что поиск работы в их местности обычно занимает 1–3 ме сяца, а одна треть ответила, что поиск занимает год, или что найти работу прак тически невозможно. Трудно оценить, сколько времени ушло на поиск работы у самих респондентов, поскольку почти половина из всех опрошенных на этот во прос не ответила. При этом около 60% респондентов имели на момент опроса постоянную работу, но только треть ответила, что нынешняя работа их устраива ет больше, чем предыдущая. Около 42% сообщили, что их финансовое положе ние фактически ухудшилось после увольнения, а треть опрошенных хотела бы вернуться на свою прежнюю работу.

30 РОССИЙСКИЙ РЫНОК ТРУДА: ПУТЬ ОТ КРИЗИСА К ВОССТАНОВЛЕНИЮ Несмотря на постепенное сокращение, дифференциация в региональных уровнях безработицы по прежнему разительна. В 2000 г., когда среднероссий ский уровень составил 10,7%, разрыв между минимальным (3,2% в Эвенкии) и максимальным (32% в Ингушетии) уровнями был десятикратным46. Это отно шение выше, чем в Словакии (8) и Польше (4). Кроме того, в то время как десят ка регионов с самыми низкими показателями безработицы с течением време ни менялась, региональная концентрация высокой безработицы упорно сохранялась неизменной — Восточная и Западная Сибирь и Северный Кавказ (табл. I.2).

Чем объясняются различия в региональных уровнях безработицы? Регрес сионный анализ на основе данных за 1999 г. свидетельствует, что в регионах с высоким официальным уровнем бедности безработица выше, а в регионах с высоким средним уровнем расходов на душу населения (т.е. богатых регионах) и высокой долей промышленного производства в ВВП — ниже47. После введе ния поправки на эти факторы анализ показывает, что безработица обычно вы ше в городах, районах с высокой рождаемостью и районах, открытых для бе женцев, хотя последнее дает очень незначительный эффект (табл. AI.9а).

Как можно интерпретировать эти результаты? Вероятность проявления от крытой безработицы среди сельского населения меньше, поскольку на селе альтернативным вариантом для поддержания благосостояния является подсоб ное сельское хозяйство, а рабочих мест не хватает. Трудно поверить априорно в более высокую вероятность безработицы среди людей, которые содержат многодетные семейства, но рождаемость здесь, по видимому, замещает другие показатели, характеризующие занятость, например, этнические различия в со ставе занятых. Другими словами, для одних национальностей экономические потрясения переходного периода, вероятно, оказались более тяжелым бреме нем, чем для других, и причины этого нужно исследовать. Отметим один аспект, представляющий интерес с точки зрения мер политики: при условии проведе ния структурных преобразований в регионах со сравнительно высокими объе мами промышленного производства, при прочих равных условиях уровень безработицы там в перспективе может вырасти еще больше.

Даже с поправкой на указанные факторы разрыв в уровнях безработицы по некоторым регионам не находит объяснения48. В частности, в северных регио нах, на Северном Кавказе и Дальнем Востоке уровень безработицы выше, чем в среднем по стране, причем различия существенно превышают различия между нескорректированными уровнями. Это позволяет предположить существова ние других коррелятов низкой безработицы, например, высокой доли сельско го населения или большой доли промышленного производства.

46 Следует отметить, что в Ингушетии отмечался и самый высокий регио нальный уровень бедности.

47 Два последних фактора оцениваются с запаздыванием в один год, чтобы снизить мультиколлинеарность.

48 Все сравнения проводятся с центральным регионом, куда входит г. Моск ва. Выбор сделан условно. Уровень безработицы в центральном регионе — 10%, что несколько ниже среднероссийского показателя.

ЗАНЯТОСТЬ: УРОВЕНЬ, СТРУКТУРА, ДВИЖЕНИЕ РАБОЧЕЙ СИЛЫ Региональная мобильность. Различия в региональных уровнях безрабо тицы могут быть следствием низкой региональной мобильности рабочей силы.

Однако этому предположению трудно найти фактическое подтверждение. Во первых, значительная часть внутренней миграции может быть неофициаль ной, а она в системе регистрации не фиксируется. Во вторых, в силу того, что Россия уникальна по размерам своей территории, неоднородности, а также особенностям расположения промышленного производства и транспортной инфраструктуры, трудно найти подходящий стандарт для оценки интенсивно сти движения рабочей силы.

Все эти обстоятельства нужно иметь в виду при анализе официальной миг рационной статистики. Согласно официальным данным, которые основаны на регистрационных данных49, интенсивность как межрегиональной, так и внут рирегиональной миграции населения составляет примерно 1% в год (Госком стат, 2000a). Безусловно, эти данные не включают неофициальную миграцию. С началом переходного периода миграция в России приобрела большие масшта бы. После распада СССР половина регионов, относящихся к районам Крайнего Севера, потеряли свыше четверти своего населения. Из двух регионов на севе ро восточной границе России — Магаданской области, расположенной напро тив Аляски через Берингово море, и Чукотки — из за ухудшения экономичес ких и социальных условий уехали соответственно 42 и 58% населения. Быстрое сокращение численности населения на территориях, расположенных на се верной и дальневосточной границах России, явилось следствием отмены суб сидий и либерализации цен.

Однако по международным стандартам в России доля населения, прожива ющего в северных районах, все еще очень велика. Плотность населения на се вере России в 2,5 раза больше, чем на Аляске, и в 50 раз больше, чем на севере Канады или в Гренландии. Из 11 северных городов мира с населением 200 тыс.

и более человек 10 находятся на севере России (11 й — Анкоридж, на Аляске).

Барьеры на пути движения рабочей силы. Широко распространено представление о том, что на российском рынке труда существуют значитель ные препятствия, затрудняющие географическое перемещение рабочей силы внутри страны. К ним относятся система прописки, которая продолжает суще ствовать в Москве и некоторых других городах, где для регистрации по месту жительства (требующейся для получения официальной работы) приходится платить крупные взятки;

неудовлетворительное функционирование рынка жи лья;

недостаточный уровень развития средств связи и транспорта50. В силу не однозначности имеющихся данных трудно установить, насколько серьезны эти препятствия, и как они влияют на миграцию рабочей силы. В недавно опуб ликованной работе Гербера (Gerber, 2000) утверждается, что региональная мо бильность является следствием экономических стимулов. Регионы с высоким 49 Данные из различных источников позволяют предположить, что неофициальная миграция также имеет место, и в значительных масштабах.

50 В работе Фрибеля и Гурьева (Friebel and Guriev, 2000) анализируется роль предоставляемых работодателями социальных льгот.

32 РОССИЙСКИЙ РЫНОК ТРУДА: ПУТЬ ОТ КРИЗИСА К ВОССТАНОВЛЕНИЮ уровнем приватизации (в частности, жилья) и торгового оборота на душу насе ления (как показателя экономической активности) привлекают переселенцев.

Кроме того, отток населения из сельских районов в города также, по видимому, связан с экономическими стимулами, а именно, возможностью найти работу на частных предприятиях.

В других исследованиях подчеркивается роль жилья как фактора, сдержива ющего межрегиональную и внутрирегиональную миграцию. Например, Хеле няк (Heleniak, 2000) приходит к заключению, что из северных районов уезжают работники трудоспособного возраста, но при этом там остается много людей уязвимых категорий — стариков, инвалидов и безработных, не имеющих средств на переселение. Для этих и других людей, которые остаются на Севере, главной причиной, которая мешает им переселиться в другие регионы, являет ся невозможность приобретения жилья по доступной цене. Обследование, про веденное недавно в трех областях, выявило, что многие люди каждый день ез дят на работу в Москву из близлежащих областей, затрачивая на дорогу много времени. В качестве основного фактора, мешающего им перебраться ближе к месту работы, они указали отсутствие жилья на рынке или его высокую стои мость (Pinto, 2001).

Установлено, что в странах Центральной и Восточной Европы проблема жилья также является немаловажным фактором, ограничивающим мобиль ность рабочей силы. В Венгрии из за высокой стоимости жилья многие вынуж дены совершать ежедневные длительные поездки на работу из пригородов.

В США и странах ОЭСР, по имеющимся данным, различия в региональной мо бильности также в основном определяются уровнем предложения на рынке жилья, сдаваемого в аренду. В странах, где велика доля жилья, занимаемого его собственниками, мобильность рабочей силы обычно ниже (Jackman, 1998).

Следовательно, в России, где доля такого жилья высока, это может служить фак тором, сдерживающим межрегиональную и внутрирегиональную мобиль ность.

Подытоживая, отметим, что несмотря на сокращение безработицы в по следние годы, Россию уже больше нельзя назвать экономикой с низким уров нем безработицы. Большая длительность безработицы и большая дифферен циация ее региональных уровней указывают на диспропорции в профессиональной структуре занятости и существование потенциальных ба рьеров на пути региональной мобильности, таких, как наличие жилья.

Ж. Структурные сдвиги и мобильность рабочей силы До сих пор авторы уделяли основное внимание анализу основных агрегиро ванных показателей, пытаясь проникнуть в суть сильного сокращения занятос ти и ее последующего частичного восстановления и понять, где оказались ра ботники, чем они занимаются и как выживают. Данный раздел посвящен более детальному анализу распределения рабочей силы. Предстоит ответить на важ ный вопрос: происходят ли в России подлинные структурные преобразования?

ЗАНЯТОСТЬ: УРОВЕНЬ, СТРУКТУРА, ДВИЖЕНИЕ РАБОЧЕЙ СИЛЫ Таблица I.3. Смена статуса на рынке труда, 1998–2000 гг.

1998 2000 гг. Статус на рынке труда в 2000 г. Всего 1998 г.

Занятые Имеющие Безработные Экономически работу, но не неактивные работающие Занятые 0,826 0,054 0,030 0,091 0, Имеющие работу, 0,636 0,170 0,067 0,127 0, но не работающие Безработные 0,482 0,028 0,185 0,305 0, Экономически 0,127 0,007 0,045 0,821 0, неактивные Всего, 2000 г. 0,504 0,037 0,047 0,412 1, N= Примечание. В каждой ячейке оценивается вероятность смены статуса i на рынке труда на статус j.

Источник: Расчет по данным RLMS.

Многие обозреватели склоняются к отрицательному ответу, но систематичес кий анализ проводился в очень ограниченных рамках. В частности, основная полемика шла вокруг масштабов реструктуризации на уровне отдельных пред приятий после их приватизации, а изменения в структуре занятости и потоках рабочей силы по отраслям экономики анализировались сравнительно мало.

Недостаточно внимания уделялось также анализу масштабов движения рабо чей силы и факторов, его определяющих51. (В следующей главе структурные реформы рассматриваются под углом ценовой подстройки рынка труда, вклю чая такие вопросы, как структура заработной платы, неравенство в оплате тру да, другие аспекты компенсации работникам.) Перемещения между различными состояниями на рынке труда.

Анализ реструктуризации начинается в табл. АI.21 с валовых показателей пере мещений работников между различными состояниями на рынке труда в соот ветствии с определениями, данными в табл. AI.3. Приводятся данные по циклам RLMS за 1994, 1996 и 1998 годы, а также матрицы перемещений за двухлетние периоды. Матрицы за 1994–1996 и 1996–1998 годы показывают довольно схо жий характер перемещений, за исключением большей интенсивности перехо да занятых в категорию безработных в последний из этих периодов. Однако в 1998–2000 гг. картина существенно меняется: интенсивность перемещений из состояния безработицы в состояние занятости значительно повысилась, а в состояние экономической неактивности — снизилась (табл. I.3). Вероятность сохранения работы занятыми повысилась, так же как и вероятность перехода 51 Исследование Коммандера, МакГейла и Емцова (Commander, McHale and Yemtsov, 1995) базируется на данных только по 1993 г. включительно, а в других работах (Clark, (1999) и Gimpelson and Lippoldt (2001)) дается ограниченная ин формация об общих потоках.

34 РОССИЙСКИЙ РЫНОК ТРУДА: ПУТЬ ОТ КРИЗИСА К ВОССТАНОВЛЕНИЮ Таблица I.4. Смена места работы и профессии (результаты опроса RLMS) Годы Сменившие и Сменившие Сменившие Не сменившие предприятие, и предприятие, но профессию, но не ни предприятие, профессию не профессию предприятие ни профессию 1996 1998 0,170 0,093 0,034 0, 1998 2000 0,176 0,105 0,035 0, Примечание. Таблица показывает доли имевших работу респондентов, которые в 1998 г. и г. сообщили о переходе на новое место работы и смене профессии относительно состояния на декабрь 1996 г. и декабрь 1998 г. соответственно.

Источник: Расчеты по данным RLMS.

от экономической неактивности к занятости лиц, впервые ищущих работу и возобновляющих трудовую деятельность.

Очевидно, что экономический рост, достигнутый в России после кризиса, был достаточно сильным не только для повышения вероятности сохранения работы занятыми. Он также способствовал возвращению безработных в кате горию занятых более интенсивными темпами, чем в докризисный период, и да же вовлечению в рабочую силу экономически неактивного населения. В част ности, за период с 1998 по 2000 г. почти 50% безработных перешли в категорию занятых, и только 20% безработных сохранили свой статус.

Мобильность рабочей силы. Еще одним индикатором перемен на рынке труда является интенсивность движения рабочей силы. Какова динамика этого движения? В табл. AI.29 приводятся валовые показатели перелива рабочей силы по секторам, отраслям, предприятиям и профессиям по нескольким периодам с 1985 по 1998 г. Таблица основана на данных RLMS и включает как ретроспек тивную информацию по обследованию 1998 г., так и результаты панельного об следования за предыдущие годы. Валовые показатели движения рабочей силы измеряются как доли имевших работу респондентов, которые, соответственно, перешли в другой сектор, отрасль, на другое предприятие или сменили профес сию между первым и последним годами рассматриваемого периода.

Как и в предыдущем анализе межотраслевой мобильности рабочей силы, оценки однозначно свидетельствуют о повышении интенсивности перемеще ний после 1991 г., т.е. первого года реформ. Количество лиц, которые перешли в другую отрасль, на другое предприятие или сменили профессию, в первые че тыре года реформ (1991–1995 гг.) значительно возросло по сравнению с шес тью предыдущими годами (1985–1991 гг.). За семь лет переходного периода, с 1991 по 1998 г., 42% имевших работу респондентов перешли в другую отрасль, на другое предприятие или сменили профессию, что почти вдвое больше, чем за шесть дореформенных лет.

Движение рабочей силы также стало более «сложным» по характеру: все ча ще работники одновременно меняют профессию, переходят на другое пред приятие или в другую отрасль (Neal, 1999). Из табл. AI.29 также видно, что мо ЗАНЯТОСТЬ: УРОВЕНЬ, СТРУКТУРА, ДВИЖЕНИЕ РАБОЧЕЙ СИЛЫ бильность работников была самой высокой в первые пять лет реформ, а после 1996 г. она стала снижаться. Отчасти это могло быть вызвано замедлением тем пов структурных преобразований и относительной стабилизацией состава ра бочей силы.

Мы еще не располагаем сопоставимыми данными RLMS по отраслевой, про фессиональной и межфирменной мобильности рабочей силы за 2000 г. Но в табл. AI.30 приводятся результаты расчета по переменной, оценивающей сведе ния опрошенных о смене профессии и переходе на другое место работы, имев ших место в предыдущие два года. Эти данные, а они имеются по обследовани ям 1998 и 2000 гг., показывают незначительную тенденцию к повышению мобильности во втором из двухлетних периодов (1998–2000 гг. по сравнению с 1996–1998 гг.). Смена профессии при движении работников внутри одного и того же предприятия (показатель внутренней реорганизации предприятия) на блюдалась сравнительно редко, но переход с одного предприятия на другое ча сто сопровождался сменой профессии.

В последнем подходе к оценке мобильности рабочей силы в России за осно ву берутся данные о стаже работы на предприятии. В табл. AI.31 приводятся ус редненные данные по стажу работы на предприятии с распределением по по ловозрастным группам. Данные по России сравниваются с оценками по некоторым другим странам. Расчеты по России основаны на перекрестных данных RLMS за 1994, 1996, 1998 и 2000 гг. В 1994 г. женщины в России работа ли на одном месте значительно дольше мужчин, а распределенные по возраст ным группам показатели у российских женщин были одними из самых высо ких в мире. Только в Италии средние показатели работы на предприятии у женщин по всем возрастным группам были выше. И только в Италии и Японии доли занятых со стажем работы на предприятии год или менее были ниже, чем в России.

В конце 1990 х годов распределенные показатели у женщин стали меняться довольно быстрыми темпами, так что к началу 2000 г. они приблизились к рас пределенным показателям у мужчин, что подразумевает достаточно высокую степень мобильности. Распределенные показатели стажа работы у мужчин в этот период изменились в меньшей степени. Особенно примечательны показа тели по возрастным группам 26–45 лет и 46–60 лет, которые у российских муж чин в среднем значительно ниже, чем в других странах. Это же относится к по казателю у женщин второй из этих групп, зафиксированному на начало 2000 г.

Эти данные также согласуются с тенденциями выбытия из состава рабочей си лы работников пожилого возраста, имевшего место в 1998 г., и их возвращения до начала 2000 г., когда произошло значительное увеличение доли вновь заня тых рабочих мест (стаж работы год или меньше).

Данные результаты свидетельствуют о повышении мобильности рабочей силы в России в переходный период и об усложнении ее характера. После 1996 г. интенсивность движения рабочей силы снизилась, а после 1998 г. вновь увеличились, хотя и умеренно, в ответ на экономический рост. Данные о стаже работы на предприятии также служат подтверждением гибкости рабочей силы в России.

36 РОССИЙСКИЙ РЫНОК ТРУДА: ПУТЬ ОТ КРИЗИСА К ВОССТАНОВЛЕНИЮ Оборот рабочей силы. Относительно высокие официальные показатели оборота рабочей силы на российском рынке труда озадачивают. В России ко эффициент оборота рабочей силы, как по найму, так и по выбытию, выше, чем в большинстве стран с переходной экономикой и находится примерно на уровне, характерном для стран ОЭСР с низким уровнем доходов (Gimpelson and Lippoldt). Некоторые исследователи (Layard and Richter, 1995) считают, что эти показатели подразумевают значительные масштабы перераспределения рабо чей силы и, следовательно, служат подтверждением структурных реформ, дру гие — приводят целый ряд возможных альтернативных объяснений. К ним от носятся ошибки в измерениях в статистике Госкомстата;

«перетряхивание»

персонала (повторный наем бывших работников);

изменения численности ра ботников в связи с разделением и слиянием предприятий;

разнородность сло ев работников, сохраняющих за собой рабочие места и сменяющих место ра боты, в результате чего показатель оборота рабочей силы преимущественно отражает движение относительно небольшой группы работников52.

Имеющихся на настоящий момент данных недостаточно для оценки этих альтернативных объяснений, но табл. AI.27 подтверждает эмпирические зако номерности с помощью официальных данных Госкомстата о найме и выбытии рабочей силы по крупным и средним предприятиям за 1993–2000 гг. Показате ли оборота рабочей силы в этот период были довольно устойчивыми, за исклю чением роста интенсивности найма (и, в меньшей степени, выбытия) в 1999 и 2000 гг., особенно в промышленности и строительстве. Однако целесообразно рассмотреть возможность проведения независимого обследования на уровне предприятий.

Для выявления возможной ошибки в измерениях и выделения в структуре выбытий вынужденных и добровольных увольнений в табл. I.5 приводятся ко эффициенты оборота рабочей силы по результатам выборочного обследова ния российских промышленных предприятий. Показатели высвобождения ра бочей силы — низкие по всем предприятиям, но неуклонно растут на протяжении рассматриваемого периода. Показатели увольнений по собствен ному желанию выше и также растут. Однако более всего поражают высокие по казатели найма, среднее значение которых лишь незначительно снизилось в течение рассматриваемого периода. Почему российские промышленные пред приятия так активно вели набор работников в период резкого спада производ ства, остается загадкой, и эта тема, несомненно, заслуживает более глубокого исследования в будущем53.

Сдвиги в отраслевой структуре занятости. Содержат ли приведенные выше данные о мобильности рабочей силы какое либо подтверждение продук тивности структурных преобразований? Были ли изменения в совокупном спросе на рабочую силу связаны с изменениями структуры занятости? Первый В выявлении этих альтернативных объяснений авторам очень помогло обсуждение данной темы с Владимиром Гимпельсоном и Ростиславом Капелюш никовым.

53 См. также Lippoldt and Grey (1997), Gimpelson and Lippoldt (1997) и Капе люшников (1997).

ЗАНЯТОСТЬ: УРОВЕНЬ, СТРУКТУРА, ДВИЖЕНИЕ РАБОЧЕЙ СИЛЫ вопрос в связи с изменениями в структуре занятости касается распределения рабочей силы по отраслям экономики. Табл. AI.22 показывает изменения в от раслевой структуре рабочей силы на основе данных за 1970–1999 гг., опублико ванных Госкомстатом (2000b). В период с 1970 по 1985 г. эти изменения были незначительными, но затем они набирают темп, с резко выраженным переме щением занятости из промышленности, строительства, транспорта и связи в сторону торговли, финансов и сферы государственного управления. (В табл. I. показаны сдвиги в период с 1990 по 1999 г.) Масштабы этих сдвигов значительны даже в сравнении со странами Цент ральной и Восточной Европы, пережившими аналогичный шок переходного пе риода в начале 1990 х годов. В готовящейся к изданию работе Бери и Террелл (Boeri and Terrell, 2002), например, приводятся данные ОЭСР по 11 странам с пе реходной экономикой. Россия, по оценкам ОЭСР, занимает средние позиции по снижению доли занятых в промышленности и увеличению их доли в сфере услуг.

В последнем случае Россия опережает Болгарию, Польшу, Румынию и Словению.

Эти изменения находят отражение в значительном снижении доли сельско хозяйственного производства в ВВП и увеличении доли услуг. С точки зрения межотраслевого перемещения рабочей силы утверждения о том, что в России реструктуризация шла особенно медленными темпами, не находят подтверж дения в фактических данных. Следует отметить, однако, что в 1999 г. (послед ний год, показанный в табл. A1.22) зафиксировано некоторое движение в об ратном направлении, и доля занятых в промышленности увеличилась в первый раз за рассматриваемый период. Отсюда предположение, что отвоеванные в последнее время позиции могут в некоторой степени отражать обратный ход в реструктуризации в смысле межотраслевого перераспределения занятости54.

В какой то мере это предположение подкрепляется анализом данных ОРС, представленных в табл. AI.23. Результаты ОРС с учетом классификации отрас лей имеются только с 1997 г., и данные с этого года показывают незначительное увеличение доли занятых в промышленности (что, с учетом увеличения общей численности занятых, подразумевает существенное увеличение занятости в промышленности в абсолютных цифрах). Доли занятых в торговле и сфере государственного управления также увеличились, а в строительстве, жилищно коммунальном хозяйстве, здравоохранении и образования — сократились.

Результаты аналогичных расчетов на основе данных RLMS за 1998 г.

(табл. AI.24) показывают весьма резкое увеличение доли занятых в сфере фи нансов и торговли в период с 1985 по 2000 г. Эти данные основаны на ретро спективных вопросах о статусе опрошенных на рынке труда в 1985 и 1991 гг.

Результаты наглядно показывают усиление темпов сдвигов в 1990 х годах55.

54 Дополнительное подтверждение этому предположению, в принципе, можно было бы получить из последних данных с более глубокой разбивкой по отраслям, но в данный момент мы ими не располагаем.

55 Поскольку эти результаты основаны на ретроспективных данных, они мо гут страдать от смещения, обусловленного возрастом респондентов, если выбор сектора связан с возрастом.

38 РОССИЙСКИЙ РЫНОК ТРУДА: ПУТЬ ОТ КРИЗИСА К ВОССТАНОВЛЕНИЮ Таблица I.5. Коэффициенты найма, высвобождения, увольнений по собственному желанию и выбытия рабочей силы, 1991–1998 гг.

Год Нанятые Высвобожденные Добровольно Все выбывшие уволившиеся 1991 0,21 0,01 0,12 0, 1992 0,20 0,02 0,15 0, 1993 0,20 0,02 0,17 0, 1994 0,18 0,03 0,19 0, 1995 0,19 0,03 0,18 0, 1996 0,17 0,04 0,18 0, 1997 0,18 0,05 0,17 0, 1998 0,18 0,04 0,18 0, Примечание. Выбывшие по причине смерти, призыва на воинскую службу и выхода на пенсию не включаются в число уволившихся по собственному желанию или высвобожденных работников.

Источник: Результаты обследования «Преобразование предприятий изнутри», которые приво дятся в работе Билецкого и др. (2002 г.).

Следует отметить, однако, что, аналогично результатам ОРС, с 1998 г. за фиксировано некоторое движение в обратном направлении, особенно выра зившееся в росте занятости в некоторых отраслях промышленности. При этом в послекризисный период действительно наблюдался интенсивный рост занятости в сфере торговли и финансах. Кроме того, поскольку данные каса ются одних и тех же лиц, то можно проанализировать характер перемещений занятых (см. табл. AI.25). Если вначале посмотреть на диагональные элементы матриц, которые показывают долю лиц, не менявших свой статус (сектор за нятости или незанятости), то мы увидим, что эти доли были в 1985–1991 гг.

значительно больше, чем в 1991–1998 гг.

Даже с поправкой на незначительно бoльшую продолжительность вто рого из сравниваемых периодов данные свидетельствуют о значительном повышении интенсивности движения рабочей силы после истинного нача ла переходного периода в 1991 г. Вероятность сохранения работы в той же отрасли значительно снизилась (за исключением перехода в состояние не занятости, что отражает выход на пенсию). Конечный итог таков: произо шел перелив работников из отраслей со спадом производства в развиваю щиеся отрасли, но наиболее интенсивным было движение из состояния занятости в состояние незанятости и наоборот. Выраженное различие меж ду более ранним и более поздним из сравниваемых периодов касается пере мещений из состояния незанятости в состояние занятости по секторам эко номики: интенсивность перехода в промышленность, сельское хозяйство, транспорт и строительство резко снизилась. Это подразумевает, что лица, впервые вступавшие в трудовую жизнь, стремились трудоустроиться в сфе ре услуг.

ЗАНЯТОСТЬ: УРОВЕНЬ, СТРУКТУРА, ДВИЖЕНИЕ РАБОЧЕЙ СИЛЫ Таблица I.6. Распределение занятого населения по отраслям экономики 1990–1999 гг.

1990 г. 1999 г. Изменение в % % % 1985–1999 гг.

Промышленность 30,3 22,4 30, Сельское и лесное хозяйство 13,2 13,7 4, Строительство 12 7,9 15, Транспорт и связь 7,7 7,6 22, Торговля 7,8 14,6 75, Жилищно коммунальное хозяйство 4,3 5,3 29, Здравоохранение 5,6 7 Образование, культура, искусство и наука 13,3 13 3, Финансы, кредитование и страхование 0,5 1,2 Аппарат органов управления 2,4 4,5 136, Другие отрасли 2,9 2,8 55, Итого 100 Источник: Госкомстат, 2000b.

Изменение занятости в связи с сокращением размеров предприятий.

Снижение численности работающих в каком либо секторе может быть обуслов лено либо закрытием предприятий, либо сокращением их размеров (либо тем и другим). Последнее представляет интерес в свете одного из серьезных искажений, оставшихся в наследство от эпохи централизованного планирования, а именно тенденции концентрации производства на сравнительно небольшом числе круп ных предприятий. Поэтому сокращение размеров крупных предприятий является серьезным подтверждением рыночных преобразований в сфере занятости.

Табл. AI.26 на примере выборки крупнейших и средних промышленных предприятий наглядно демонстрирует эффект сокращения размеров предпри ятий, обусловленного переходом к рыночной экономике. Среднесписочная численность работающих была относительно постоянной в конце 1980 х и на чале 1990 х годов. Однако после 1993 г. сокращение размеров предприятий по шло быстрыми темпами и к 1999 г. предприятия сократились в среднем напо ловину по сравнению с советским периодом. Наибольшее пропорциональное сокращение произошло в топливной, машиностроительной, легкой промыш ленности и отрасти стройматериалов.

Итак, данные действительно свидетельствуют о значительном перераспре делении занятого населения по отраслям экономики, хотя по предваритель ным оценкам это перераспределение в значительной степени происходило че 40 РОССИЙСКИЙ РЫНОК ТРУДА: ПУТЬ ОТ КРИЗИСА К ВОССТАНОВЛЕНИЮ Таблица I.7. Динамика движения рабочих мест (%) в России и некоторых других странах с переходной экономикой Болгария Чешская Венгрия Польша Румыния Словацкая Россия Респуб Респуб лика лика Создание рабочих мест 1989–1992 гг. 0,2 1,5 2,2 1,2 6,7 1,6 0, 1992–94 1,5 4,5 1,0 6,1 нет 3,7 2, данных Ликвидация рабочих мест 1989–1992 гг. 25 10,2 19,1 14,9 11,2 15,2 3, 1992–1994 гг. 4,9 5,3 9,3 5 нет 6,5 8, данных Валовой оборот рабочих мест 1989–92 25,2 11,7 21,3 16,1 17,9 16,8 4, 1992–94 6,4 9,8 10,3 11,1 нет 7,2 11, данных Источник: Jackman (1998).

рез переход в состояние незанятости, т.е. через выбытие из рядов занятых, а также за счет трудоустройства лиц, впервые вступавших в трудовую жизнь56.

Тем не менее прямое перемещение работников из одной отрасли в другую так же было довольно значительным.

Изменения в профессиональной структуре занятых. Процесс рест руктуризации также привел к сдвигам в профессиональной структуре заня тых и направлениях профессиональной мобильности. На основании данных RLMS за 1998 г. по ретроспективным вопросам в табл. AI.28 показано, что в профессиональной структуре занятости в период с 1985 по 1998 г. произо шел сдвиг в сторону профессий рыночной ориентации и сферы услуг. Увели чилась доля руководителей, предпринимателей, специалистов в области биз неса и права, обслуживающего персонала, продавцов и других работников сферы услуг. Вместе с тем в последнее время значительно сократилось коли чество инженеров и квалифицированных рабочих, что может быть отраже нием сдвига занятости из производственной сферы в сферу услуг. Данные RLMS также свидетельствуют о сокращении на 13,3% доли специалистов во енных профессий, что может иметь определенные последствия для рынка труда (необходимость переподготовки и высокая безработица среди быв ших военных специалистов57).


На этих результатах могли сказаться длительные перерывы между оценками изменений с использованием ретроспективных данных. Их можно проверить с по мощью годовых или двухлетних матриц перемещений рабочей силы за 1994–2000 гг.

57 С исследовательской точки зрения было интересно провести панельное обследование этих лиц, чтобы увидеть, как у них обстоят дела.

ЗАНЯТОСТЬ: УРОВЕНЬ, СТРУКТУРА, ДВИЖЕНИЕ РАБОЧЕЙ СИЛЫ Создание и ликвидация рабочих мест. Рассмотренные до сих пор ре зультаты анализа свидетельствуют о значительной интенсивности движения рабочей силы, как в целом по стране, так и по отраслям и профессиям, что ука зывает на структурные преобразования в российской экономике. Чтобы лучше понять, действительно ли происходили структурные преобразования, важно провести оценку движения рабочих мест, т.е. интенсивности их создания и ликвидации58. Высокие показатели оборота рабочих мест (при высоких коэф фициентах создания и ликвидации рабочих мест) сопряжены с ростом произ водительности труда и повышением эффективности, так как этот процесс позволяет ликвидировать менее производительные и создавать более произво дительные рабочие места. Разница между коэффициентом создания рабочих мест и коэффициентом их ликвидации, или чистый прирост занятости, являет ся показателем того, с какой интенсивностью в экономике создаются новые ра бочие места.

Исправление искажений в распределении рабочей силы, унаследованных от социалистической эпохи, подразумевает два вида реструктуризации. На пер вом этапе предприятия освобождаются от избыточной рабочей силы, а на вто ром происходит более глубокая реструктуризация, когда предприятия начина ют изменять структуру своей продукции, осуществлять капиталовложения и создавать новые рабочие места. Первый этап предполагает повышение интен сивности ликвидации рабочих мест. Второй этап проявляется, когда повышает ся интенсивность создания рабочих мест, а темпы их ликвидации замедляются (Blanchard, 1997).

В странах Центральной и Восточной Европы реструктуризация проходила быстрее, чем в России. «Сброс» избыточной рабочей силы нашел отражение в быстром первоначальном росте темпов ликвидации рабочих мест в первые го ды реформ. В лидирующих реформируемых экономиках уже очевиден второй этап реструктуризации: интенсивность создания рабочих мест, которая изна чально была очень низкой, со временем начала повышаться, а темпы ликвида ции рабочих мест замедлились. В сочетании эти тенденции привели к тому, что в период с 1989 по 1994 г. в большинстве стран показатели движения рабочих мест снизились (Jackman, 1998;

табл. 1.7).

Показатели и ликвидации, и создания рабочих мест в производственной сфере России были ниже тех, которые наблюдались в ведущих реформируе мых экономиках стран Центральной и Восточной Европы в период с 1989 по 58 Коэффициент валового создания рабочих мест определяется как совокуп ный прирост занятости на развивающихся предприятиях в каком либо году, поде ленный на общую численность занятых на начало этого года. Коэффициент вало вой ликвидации рабочих мест определяется как сумма всех потерь в занятости на сокращающихся предприятиях в каком либо году, поделенная на общую числен ность занятых. Сумма коэффициентов валового создания и валовой ликвидации ра бочих мест дает показатель валового оборота (перераспределения) рабочих мест, а разница показывает чистый прирост занятости. Коэффициент избыточного обо рота рабочих мест представляет собой разницу между коэффициентом валового оборота рабочих мест и абсолютным значением чистого прироста занятости.

42 РОССИЙСКИЙ РЫНОК ТРУДА: ПУТЬ ОТ КРИЗИСА К ВОССТАНОВЛЕНИЮ 1994 г., но со временем они выросли, что свидетельствует о том, что в эконо мике происходили структурные преобразования (табл. 1.7). Рост показате лей ликвидации рабочих мест в производственной сфере согласуется с по степенным ростом уровня безработицы в России в тот же период. Но несмотря на этот рост интенсивность создания рабочих мест в России оста ется ниже, а интенсивность их ликвидации — выше, чем в странах ОЭСР и других странах с переходной экономикой. К этому результату приходят ав торы целого ряда исследований, посвященных движению рабочих мест в России (см., например, Jackman, 1998;

Faggio and Konings, 1999;

Konings and Walsh, 1999;

Российский экономический барометр, 1996) (табл. AI.32/33/34).

Это указывает на то, что Россия еще находится на первом этапе реструктури зации своей экономики59.

Эти выводы о движении рабочих мест подтверждаются результатами трех последних исследований, в которых проводится оценка данных о движении рабочих мест в России (Brown and Earle, 2002a, 2002b, 2002c)60. В этих исследо ваниях также дается оценка направленности движения рабочих мест. В одном из них (Brown and Earle, 2002a) проводится сопоставительная оценка показате лей валового оборота рабочих мест по российским и украинским производст венным предприятиям на основании данных переписи промышленных пред приятий за 1985–1991 и 1991–1999 гг. Авторы приходят к выводу, что интенсивность создания рабочих мест в России была низкой на протяжении всего периода и лишь незначительно повысилась в 1990 е годы. Заметно вы росли показатели ликвидации, валового оборота и избыточного оборота рабо чих мест, а также разрыв в росте численности работающих. Избыточный обо рот рабочих мест, как представляется, мало зависит от размера предприятия, уровня заработной платы, капиталоемкости, структуры рынка, но в возрастаю щей степени ассоциируется с негосударственной формой собственности.

В России социалистического периода движение рабочих мест не связано с рос том производительности труда, однако к середине 1990 х годов в обеих стра нах начинает прослеживаться сильная положительная ковариация между рос том доли работающих и относительной производительностью. Эти тенденции были общими для обеих стран, но в России, где реформы проводились более быстрыми темпами, чем на выбравшей постепенный путь Украине, они были выражены сильнее (Brown and Earle, 2002a).

Браун и Эрль (Brown and Earle, 2002b) исследовали валовой оборот рабочих мест и движение рабочей силы в российской промышленности, а также их де терминанты на основании панельных данных недавнего обследования 530 предприятий, отобранных методом национальной вероятностной выбор ки. Полученные результаты подразумевают, что темпы ликвидации рабочих мест и выбытия рабочей силы на промышленных предприятиях выросли в на 59Следует отметить, что исследований по частному сектору услуг, где интен сивность создания рабочих мест, по всей вероятности, гораздо выше, чем в дру гих секторах, еще не проводилось.

60 См. также оценку показателей создания и ликвидации рабочих мест в про изводственной сфере в работе Broadman and Rescanitini (2001).

ЗАНЯТОСТЬ: УРОВЕНЬ, СТРУКТУРА, ДВИЖЕНИЕ РАБОЧЕЙ СИЛЫ чале 1990 х годов, равно как и доля движения рабочих мест в движении рабо чей силы и доля вынужденных увольнений в общем числе выбывших работни ков. Темпы создания рабочих мест и темпы найма работников, напротив, оста вались практически неизменными вплоть до 1999 г., причем первые были низкими, а вторые поразительно высокими.

Какие факторы определяют движение рабочих мест? Авторы Доклада при ходят к выводу, что неоднородность в поведении отдельных предприятий стала на протяжении рассматриваемого периода более выраженной. На но вых и реорганизованных старых предприятиях наблюдается гораздо более интенсивная перегруппировка рабочих мест, нежели на предприятиях, не прошедших реструктуризацию. Профсоюзы, как представляется, сдерживают мобильность рабочей силы, но ни структура товарных рынков, ни структура рынков труда существенного влияния на этот процесс не оказывают. Влияние частной формы собственности неоднозначно: инсайдерская собственность, особенно при ее сосредоточении в руках менеджеров предприятия ассоции руется с более интенсивным движением работников и избыточным оборо том рабочих мест, тогда как сосредоточение собственности в руках внешних акционеров, особенно держателей крупных пакетов акций, связано с низкой интенсивностью движения работников и рабочих мест. Показатель издержек на адаптацию, построенный исходя из затрат рабочего времени на наем и обучение одного нового работника, тесно коррелирует с переменными, кото рые обычно связаны с издержками на адаптацию, в том числе с заработной платой работников, образованием, размерами предприятия, его капиталоем костью и производительностью труда, но весьма слабо — с оборотом рабочих мест и рабочей силы. Нет достаточных данных, которые свидетельствовали бы о том, что приспособления предприятий за счет изменения численности работающих стали в переходный период более чувствительными к размеру издержек на адаптацию, но инсайдерская форма собственности при ее сосре доточении в руках работников и менеджеров ассоциируется с более высокой степенью чувствительности, чем другие формы собственности (2002b). Бра ун и Эрль (2002с) провели оценку движения рабочих мест по старым россий ским производственным предприятиям с использованием данных переписи за период с 1985 по 1999 г. При этом были выполнены расчеты величины и ковариантов валового оборота рабочих мест, а также его последствий для производительности труда в дореформенный и пореформенный периоды.

Интенсивность создания рабочих мест была низкой на протяжении всего пе риода исследования, хотя и несколько повысилась после 1991 г. В то же время показатели ликвидации, валового оборота и избыточного оборота рабочих мест, а также разброс в увеличении численности работающих заметно вырос ли. Показатели избыточного оборота рабочих мест выросли по всем пред приятиям — любого размера, формы собственности, капиталоемкости и ры ночной концентрации, а положительная взаимосвязь со средней заработной платой на предприятии и производительностью труда проявилась в поре форменный период. При социализме перегруппировка рабочих мест не была связана с ростом производительности труда, но в последние годы прослежи 44 РОССИЙСКИЙ РЫНОК ТРУДА: ПУТЬ ОТ КРИЗИСА К ВОССТАНОВЛЕНИЮ Таблица I.8. Доля занятых в новом частном секторе в 1994–2000 гг.


(распределение занятых в новом частном секторе, по критерию формы собственности) Форма собственности 1994 1995 1996 1998 Распределение занятых по предприятиям различной формы собственности Государственная 0,754 0,683 0,663 0,647 0, Смешанная 0,073 0,1 0,116 0,113 0, Российская частная 0,134 0,172 0,181 0,196 0, Иностранная 0,040 0,045 0,039 0,044 0, Источник: Определение формы собственности. Расчет по данным RLMS.

Госкомстат, Статистический ежегодник, 2000, с. 112.

вается сильная положительная корреляция. Приватизация и конкуренция не способствовали повышению интенсивности движения рабочих мест, но их связывают со значительно более сильной ковариацией между ростом числен ности работающих и относительной производительностью, что говорит о том, что приватизация и конкуренция, возможно, способствовали тому, что рабочие места преимущественно ликвидировались на предприятиях с самой низкой производительностью.

Подытоживая, скажем, что в 1990 х годах темпы движения рабочих мест в производственной сфере повысились, но это движение преимущественно объяснялось высокой интенсивностью ликвидации рабочих мест. Показатели создания рабочих мест по прежнему ниже уровня ОЭСР. Эти изменения, веро ятно, способствовали повышению производительности труда и эффективнос ти, так как предполагается, что вновь созданные рабочие места более продук тивны, чем ликвидированные. Некоторые из приведенных выше данных подтверждают эту гипотезу. Для более глубокого осмысления потенциала со здания рабочих мест на рынке труда важно провести оценку нового частного сектора и характера предпринимательства в России.

З. Новый частный сектор В большинстве стран с переходной экономикой частный сектор является ос новным источником роста занятости. Так ли это в России? Несмотря на все вни мание, которое уделяется новому частному сектору в переходных экономиках со стороны ученых экономистов и властей, попыток провести его тщательную оценку было мало.

Одна из причин этого, возможно, кроется в неопределенности на уровне ба зовых понятий: какие предприятия считать истинно новыми субъектами пред принимательства и как трактовать те структуры, которые выделились из старых ЗАНЯТОСТЬ: УРОВЕНЬ, СТРУКТУРА, ДВИЖЕНИЕ РАБОЧЕЙ СИЛЫ предприятий или иным образом созданы на базе активов организаций, унасле дованных от социалистического прошлого, и их бывших работников. В опре делении права собственности также нет однозначности. Простой опрос руко водителей для выяснения того, является ли их предприятие «новым», и когда оно было учреждено, мало помогает в разрешении этих неопределенностей.

В любом случае измерения общих размеров нового частного сектора в России, по видимому, не проводилось61.

Авторы Доклада используют следующий подход при исследовании этого во проса. Берутся подробные данные RLMS и изучаются по трем параметрам: раз меры предприятия, форма собственности и дата учреждения. Результаты пред ставлены в табл. AI.35. Распределение обследованных работодателей по размерам предприятия за рассматриваемый период изменилось поразительно мало, за исключением увеличения числа занятых в категории предприятий с численностью персонала 26–100 человек, что может отражать как увеличение размеров новых частных предприятий, так и сокращение размеров старых.

Распределение обследованных предприятий по формам собственности изме нилось более существенно. Мы придерживаемся определений, которые ис пользовались в трех вопросах RLMS, задававшихся респондентам, а именно, на ходится ли их предприятие работодатель, соответственно, в государственной, российской частной или иностранной собственности. В соответствии с фор мулировкой Эрля и Сабириановой (Earle and Sabirianova, готовится к изданию) в категорию «государственная собственность» относили все предприятия, ко торые, по сведениям опрошенных работников, находились в государственной собственности и не находились ни в российской частной, ни в иностранной собственности. В категорию «смешанная собственность» включаются все рабо тодатели, частично находившиеся в государственной собственности, а частич но — в российской или иностранной частной собственности. Категория «рос сийская частная собственность» включает предприятия, находившиеся только в российской частной собственности, а категория «иностранная собствен ность» — предприятия без участия государства, принадлежащие иностранным лицам. Оценки свидетельствуют о значительном увеличении числа занятых на предприятиях в категориях «российская частная собственность» (13–22%) и «смешанная собственность». При этом в 2000 г. по прежнему преобладали предприятия, принадлежащие государству, а доля иностранных компаний ос тавалась низкой (табл. I.8).

61 В работах Кларка и Борисова (Clarke, and Borisov, 1999) и Кларка и Кабали ной (Clarke, and Kabalina, 1999, 2000) рассматриваются различные источники данных для измерения нового частного сектора и анализируются их собствен ные данные, полученные в результате типологических исследований по двум об ластям и пяти городам. Гимпельсон и Липпольд (Gimpelson and Lippoldt, 1999) дают приблизительную оценку размеров нового частного сектора на основании разницы между общим количеством занятых в экономике, по данным Госкомста та, и списочной численностью персонала крупных и средних предприятий. В последней работе анализ охватывает только четыре региона России, причем по лученные по этим регионам данные не позволяют провести разграничение меж ду приватизированными и новыми частными предприятиями.

46 РОССИЙСКИЙ РЫНОК ТРУДА: ПУТЬ ОТ КРИЗИСА К ВОССТАНОВЛЕНИЮ Данные о дате учреждения предприятий работодателей, которые в RLMS име ются с 1995 г., показывают значительный рост занятости на предприятиях, создан ных после 1994 г., а также сокращение доли работников, сообщивших, что они за няты на предприятиях, учрежденных в первой половине 1990 х годов, когда произошла настоящая либерализация нового частного сектора. Наконец, в табл.

AI.35 приводятся результаты оценки занятости в новом частном секторе в соответ ствии с определением, которое включает как самостоятельно занятых в качестве основного занятия, так и наемных работников предприятий без участия государ ства, учрежденных после 1988 г. Согласно этим оценкам, в 1995–2000 гг. доля ра ботающих в новом частном секторе в общей численности занятых существенно возросла — с 23 до 33%. Из них около 40% составляли самостоятельно занятые, а около 60% — наемные работники. Государство по прежнему доминирует в качест ве работодателя, хотя его роль значительно снизилась. В 2000 г. примерно 60% от общей численности работников были заняты на государственных предприятиях — против 75% в 1994 г. Доля государственного сектора в общей численности заня тых в России выше, чем она была в странах Центральной и Восточной Европы с переходной экономикой в 1996 г. Для сравнения: в Польше в 1996 г. в государст венном секторе было занято 40% от общей численности работников (табл. AI.36).

Откуда пришли работники в новый частный сектор? В табл. AI.38 представ лены характеристики занятых в новом частном секторе. По данным RLMS, сре ди работников этого сектора преобладают мужчины, лица молодого возраста и люди со средним профессиональным образованием. Что касается образования, налицо сдвиг в структуре, так как в 1995 г. в новом частном секторе преоблада ли работники с высшим образованием. Новый частный сектор часто связывают с теневой или неофициальной экономикой. Поскольку этот вопрос в большей степени касается видов трудовых договоров, чем характера деятельности, он рассматривается в третьей главе. Вопросу дифференциации в уровне компен сации работников посвящена вторая глава.

Самозанятость. В большинстве стран самозанятость на частных началах является важной формой занятости в том смысле, что самозанятость, с одной стороны, дает возможность работникам, уволенным со старых предприятий, заработать себе на жизнь, трудясь самостоятельно, а с другой стороны, она представляет собой зачатки предпринимательства62. Но эту категорию трудно измерить иными способами, кроме обследований населения, которые в России начали проводиться только с начала 1990 х годов. Согласно результатам неза висимого обследования, проведенного в 1993 г. по России, Болгарии, Чешской Республике, Венгрии, Польше и Словацкой Республике, которые приводятся в работе Эрля и Саковой (Earle and Sakova, 2000a), самозанятость резко возросла уже к 1993 г. во всех обследованных странах, кроме России. Из рис. I.10 видно, 62 Действительно, уровень самозанятости часто используется в качестве ин дикатора уровня развития предпринимательства. См., например, Blanchflower and Oswald (1998). В работе Эрля и Саковой (Earle and Sakova, 2000a) исследуют ся вопросы открытия нового дела и проблемы маскировки самозанятости под безработицу на примере шести восточноевропейских стран, включая Россию, в начале 1990 х годов.

ЗАНЯТОСТЬ: УРОВЕНЬ, СТРУКТУРА, ДВИЖЕНИЕ РАБОЧЕЙ СИЛЫ Рисунок I.10. Доля самостоятельно занятых в общей численности занятых в некоторых странах Источник: Приложение I.

что в России уровень самозанятости в несельскохозяйственной сфере состав лял в 1993 г. всего лишь около 3% против примерно 10% в остальных пяти стра нах. (Типичная доля самозанятости в странах ОЭСР — 8–10%;

см. Blanchflower, 2000.) Доля самостоятельно занятых, привлекавших наемных работников, бы ла особенно низкой — менее 1% от общей численности занятых.

Как развивалась самозанятость в России после 1993 г.? К сожалению, первые результаты ОРС относятся к 1999 г., и они основаны на нетрадиционном опре делении самозанятости. В ранее упомянутом обследовании расчеты проводи лись на основании используемого в западной практике стандартного вопроса, задаваемого всем занятым респондентам, а именно, является ли самозанятость их основным занятием, и если да, то привлекают ли они наемных или неопла чиваемых семейных работников. В ОРС (Госкомстат, 1999b) используется рас ширительное толкование самозанятости в качестве основной работы, предус матривающее включение не только лиц, привлекающих наемных работников, и лиц, работающих самостоятельно (МОТ, 1999), но и членов производствен ных кооперативов и неоплачиваемых семейных работников. Поскольку по следние две категории в стандартное определение не включаются, в данном анализе главное внимание уделяется первым двум, хотя информация приводит ся и по последним двум, так как они представляют отдельный интерес.

Как видно из табл. AI.39, на август 2000 г. доля лиц, привлекавших наемных работников, составляла 1%, работавших самостоятельно — 4,3%, членов произ водственных кооперативов — 1,8%, неоплачиваемых семейных работников — 0,2%, что в сумме дает 7,3% от общего количества занятых в экономике. А если 48 РОССИЙСКИЙ РЫНОК ТРУДА: ПУТЬ ОТ КРИЗИСА К ВОССТАНОВЛЕНИЮ Рисунок I.11. Динамика самозанятости в несельскохозяйственной сфере Источник: Уровень самозанятости в несельскохозяйственной сфере рассчитывается по каждой стране исходя из допущения одинаковой возрастной структуры в 1993 г.

придерживаться международного определения, общий уровень самозанятости составил всего лишь 5,3%. С учетом уровня развития России и пережитого ее экономикой глубокого спада, это чрезвычайно низкий показатель, который ниже уровня самозанятости, зафиксированного в какой либо из восточноевро пейских стран в 1993 г. (рис. I.11).

Уровень самозанятости можно рассчитать и по данным RLMS, в котором структура вопросов отличается от используемых в ОРС. В RLMS респондентов сначала спрашивают об их основном занятии, а затем — о дополнительных ви дах деятельности. В табл. AI.40 приводятся результаты оценки по нескольким оп ределениям с использованием сведений как об основном занятии, так и о допол нительных видах деятельности в тех случаях, когда основное занятие не является работой по найму. В соответствии с простым определением основного занятия уровень самозанятости составил 2,3% в 1994 г. и вырос до 6,8% к 2000 г.

При включении самозанятости в качестве дополнительного занятия (за исклю чением работы в личном подсобном хозяйстве в строгом смысле) показатели оказываются выше: 8,5% в 1994 г. с неуклонным повышением до 17,1% в 2000 г.

Примечательно, что в России многие самостоятельно занятые сами не оценива ют свою деятельность как основную работу;

причем такое отношение характер но для городских респондентов всего лишь в незначительно меньшей степени, чем для сельских, и оно стало еще более выраженным в период с 1998 по 2000 г.63 Таким образом, несмотря на то, что новый частный сектор в России сформировался и создает рабочие места, уровень развития истинного предпри нимательства остается низким. В противовес этому, как уже отмечалось, нефор мальная самозанятость имеет значительные масштабы и продолжает расти.

Выделение в отдельную категорию самостоятельно занятых в несельско хозяйственной сфере на основании данных RLMS за 2000 г. на данный момент невозможно.

ЗАНЯТОСТЬ: УРОВЕНЬ, СТРУКТУРА, ДВИЖЕНИЕ РАБОЧЕЙ СИЛЫ Рисунок I.12. Доля прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в ВВП в некоторых странах с переходной экономикой Источник: Консультативная служба по иностранным инвестициям (FIAS), 2001 г.

Какие факторы сдерживают рост занятости в частном секторе? Так как небольшие частные предприятия являются основной движущей силой рос та занятости и производительности труда, препятствия на пути открытия ново го дела снижают перспективы создания новых рабочих мест. К основным фак торам, сдерживающим рост официального частного сектора в России, относятся, в числе других, следующие: низкая доля валовых внутренних част ных инвестиций, а также прямых иностранных инвестиций;

невысокие темпы структурных преобразований;

административные барьеры при открытии но вых предприятий;

ограниченность реформ рынков факторов производства и товарных рынков;

высокие налоги на фонд оплаты труда.

Инвестиции. Согласно данным, содержащимся в докладе Консультатив ной службы по иностранным инвестициям (FIAS, 2001), объем валовых внут ренних инвестиций в Российской Федерации резко снизился в период с по 1998 г., и только недавно начал расти. В 1992–1998 гг. доля прямых иност ранных инвестиций в ВВП в Российской Федерации составляла менее 1%, тог да как в Польше и Румынии — 3–4%, а во многих других странах Центральной и Восточной Европы — еще выше. На рис. I.12 из указанного доклада графичес ки показано положение дел с прямыми иностранными инвестициями в России в сравнении соответственно с другими крупными странами с развивающейся экономикой и европейскими странами с переходной экономикой. Низкий уро вень прямых иностранных инвестиций составляет предмет особой озабочен ности, так как этот вид инвестиций в большой степени определяет рост произ водительности труда и общий экономический рост не только за счет обеспечения новых источников капитала, но и, что более важно, благодаря вне дрению новых технологий и наиболее эффективных методов управления и маркетинга. Структура инвестиций также вызывает беспокойство: в отличие от 50 РОССИЙСКИЙ РЫНОК ТРУДА: ПУТЬ ОТ КРИЗИСА К ВОССТАНОВЛЕНИЮ Рисунок I.13. Факторы, препятствующие привлечению инвестиций в российскую экономику (по результатам Всемирного обследования условий для развития бизнеса (WBES)) Источник: FIAS, 2000.

стран Центральной и Восточной Европы, где лидирующее место по объему ин вестиций занимают предприятия изготовители высокотехнологичной экс портно ориентированной продукции, в России инвестиции в основном сосре доточены в добывающей промышленности.

Медленные темпы реструктуризации. Россия значительно отстает от стран Центральной и Восточной Европы по индексу приватизации ЕБРР (Все мирный банк, 2001а), по которому оцениваются достижения государств в сфе ре приватизации и других областях развития частного сектора. Вследствие ог раниченных масштабов структурных преобразований в России осталась большая доля крупных предприятий — больше, чем это характерно для боль шинства стран Центральной и Восточной Европы (FIAS, 2000)64. В этих стра нах предприятия образуют прямо противоположную по форме, пирамидаль ную структуру: небольшое число крупных, средние в большем числе и в гораздо большем — небольшие предприятия, среди которых — большинство новых предприятий, созданных «с нуля». Крупные предприятия обычно имеют вертикально интегрированные сети поставок, которые ограничивают воз можности проникновения частного сектора. Кроме того, крупные предприя тия пользуются преимуществами структурного характера благодаря своему доминирующему положению на рынке, привилегированному доступу к ин фрастуктуре и защите от межрегиональной торговли и инвестиций (Broad man and Recanatini, готовится к изданию). Как таковые, они не способствуют росту производительности.

Ограниченность реформ рынка факторов производства. Помимо не достаточного развития конкуренции на товарных рынках реформы финансо 64 Данный раздел заимствован из материалов FIAS (2000 г.).

ЗАНЯТОСТЬ: УРОВЕНЬ, СТРУКТУРА, ДВИЖЕНИЕ РАБОЧЕЙ СИЛЫ Рисунок I.14. Налоги на фонд оплаты труда в России, странах Центральной и Восточной Европы, ЕС и ОЭСР Источник: Всемирный банк, 2000b.

вых рынков и рынка земли также носили ограниченный характер. Россия отста ет от стран Центральной и Восточной Европы по индексу рыночных реформ, с помощью которого оцениваются темпы осуществления рыночных реформ (Всемирный банк, 2000а)65. В условиях недостаточно развитых финансовых рынков зачастую осуществляется прямое кредитование избранных предприятий и финансово промышленных групп на весьма льготных условиях (Easterly and Da Cunha, 1994). Права собственности, которые имеют важнейшее значение для развития конкуренции, по прежнему не получили надлежащего определения.

Административные барьеры. Несоблюдение принципа господства права и отсутствие равных условий для всех предприятий также сдерживают инвестиции в частный сектор. Проблема еще более усугубляется наличием институциональных и административных барьеров, включая обременительные требования лицензи рования, регистрации и контроля, а также коррупцией. По результатам исследова ния, проведенного Консультативной службой по иностранным инвестициям (FIAS, 2000), в России существует пять основных административных барьеров на пути инвестиций: налоговые проблемы, нестабильность экономической политики, кор рупция, инфляция и несовершенство судебной системы 66, 67 (рис. I.13).

65 Индекс де Мело, Деницера и Гельба (De Melo, Denizer, and Gelb, 1996).

66 По результатам Всемирного обследования условий для развития бизнеса (WBES), проведенного в начале 2000 г. по 80 странам, самым главным препятствием для бизнеса в России (в большей степени, чем в большинстве других стран Цент ральной и Восточной Европы) предприниматели считают «налоги и государствен ное регулирование». На втором месте — инфляция и нестабильность экономичес кой политики. Журнал Euromoney в своем недавнем исследовании, посвященном прямым иностранным инвестициям в России, также ставит налоги на первое место среди проблем на пути инвестиций. За налогами следуют «необеспеченность прав собственности», таможенные проблемы и «риск политических перемен».



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.