авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«В мире научных открытий, 2010, №5 (11), Часть 1 ФИЗИКО-МАТЕМАТИЧЕСКИЕ НАУКИ УДК 510.652 О ЧИСЛОВОЙ ФОРМЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ И О РАСШИРЕНИИ МНОЖЕСТВА ...»

-- [ Страница 2 ] --

Однако деление мотивов только на внутренние и внешние является недостаточным. Сами внешние мотивы могут быть положительными (мотивы успеха, достижения) и отрицательными (мотивы избегания, защиты). Очевидно, внешние положительные мотивы более эффективны, чем внешние отрицательные, даже если по силе (количественный показатель) они равны. Надо сказать, что во многих случаях вообще не имеет большого смысла дифференцировать мотивы по критерию «внутренние-внешние». Гораздо более продуктивным бывает подход, основанный на выделении позитивных, по своей сути, мотивов и негативных.

На теоретическом уровне данный принцип связан с пониманием педагогом того, что лич ностно ориентированная физическая подготовка студентов непрофильных вузов должна спо собствовать развитию устойчивой профессиональной мотивации, что профессиональная моти вация и профессиональные интересы как элемент в общей структуре мотивации личности все гда существенным образом влияют на удовлетворенность профессией, а также на успешность деятельности, в том числе в процессе обучения профессии. Отношение к профессии, мотивы ее выбора (отражающие потребности, интересы, убеждения. Идеалы являются чрезвычайно важ ными (а при некоторых условиях и определяющими) факторами, влияющими на успешность профессионального обучения. Принципиально важно поэтому помнить, что принятие профес сии порождает желание выполнять ее определенным образом, порождает определенную детер минирующую тенденцию и служит исходным моментом формирования психологической сис темы деятельности, по мнению В.Д.Шадрикова.

При этом понятно, что и отрыв интересов от возможностей не оптимален. Не случайно поэтому в процесс принятия профессии включаются как анализ мотивов, так и анализ собст венных способностей. Дело облегчается тем, что профессиональные интересы и характероло В мире научных открытий, 2010, №5 (11), Часть гические особенности личности, как показывают исследования, определенным образом связаны друг с другом.

Проблема формирования устойчивого позитивного отношения к профессии является од ним из актуальных вопросов.

На практическом уровне данный принцип связан с реализацией следующего комплекса условий:

- мотивация студентов на освоение физической культуры, обеспечивающая успешность адаптации в будущей профессиональной деятельности;

- ориентация в ходе физической подготовки на формирование качеств личности, способ ствующих адаптации в будущей профессиональной деятельности-оптимальное сочетание внут ренней и внешней мотивации в ходе подготовки специалиста к будущей профессиональной деятельности.

Приемы реализации данного принципа:

- нацеленность физической подготовки на комплексное решение задач обучения, воспи тания, развития, профилактики негативных явлений в молодежной среде и подготовки к буду щей профессиональной деятельности в контексте эффективности общей профессиональной подготовки;

- оптимальное сочетание разнообразных интересов в общей структуре мотивации лично сти;

- включение студентов в те виды физкультурно-спортивной деятельности, которые спо собствуют как личностному развитию, так и подготовке к освоению выбранной профессии;

- ориентация на формирование мотивации успеха в профессиональной деятельности и умения адекватно решать возникающие проблемы.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ 1. Ушинский К.Д. Одиннадцатое собрание сочинений / К.Д. Ушинский. - М.;

Л., 1948-1952.

- Т.1. 739 с., Т.2. - 655 с., Т.8.- 775 с.

2. Розов Н. С. Философия гуманитарного образования / Н. С. Розов. – М., 1993. – 192с.

3. Дмитриев С.В. Закономерности формирования и совершенствования систем движений спортсменов в контексте проблем теории решения двигательных задач: автореф. дис. … д-ра пед.наук / С. В. Дмитриев. – М., 1991, - 34 с.

4. Бондаревская, Е.В. Теория и практика личностно ориентированного обучения [Текст] / Е.В.Бондаревская // Педагогика. - 1996. - № 5. - С. 72-80.

5. Воронин С.М.Личностно ориентированная физическая подготовка студентов непрофиль ных вузов: монография/С.М.Воронин;

Яросл.гос.ун-т. – Ярославль: ЯрГУ, 2009. – 282 с. [Текст] / И.С.Якиманская. - М., 1996. - 96 с.

UDK 796. THE PRINCIPLE OF INFLUENCE OF THE INDIVIDUAL ORIENTED PHYSIKAL TRAINING ON THE SUCCESS IN MASTERING PROFESSIONAL ACTIVITY Sergey M. Voronin, candidate of biological sciences, professor, head of the Department of Physical Education and Sport, Alexander V. Burikov, candidate of biological sciences, associate professor, Leonid Yu. Shalaikin, senior lecturer P.G. Demidov Yaroslavl State University burikov2001@mail.ru The work presents one of the principles of the individual-oriented physical training of students.

It shows the influence of the principle on the success in mastering a profession. The principle is pre sented on the methodological, theoretical and practical level.

Keywords: principle, motivation, profession, physical training.

В мире научных открытий, 2010, №5 (11), Часть УДК 577. ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ ПРОЦЕССА ФЛУОРЕСЦЕНЦИИ И ФОРМИРОВАНИЕ ИЗЛУЧАЮЩЕГО СУБСТРАТА БЕЛКА ОБЕЛИНА Антипина Любовь Юрьевна Овчинников Сергей Геннадьевич, доктор физико-математических наук, профессор Институт физики им. Л.В. Киренского СО РАН Академгородок 50, стр. 38, Красноярск, 660038, Россия antipinalyu@gmail.com С помощью квантово-химических методов исследован механизм флуоресценции обелина.

Показано, что спектр обелина зависит от положения протона между целентерамидом и His22, в связи с этим на роль эмиттера может претендовать только ион-парное состояние фенолят-аниона целентерамида.

Ключевые слова: Обелин, целентерамид, флуоресценция, биолюминесценция, квантово химическое моделирование.

Введение Биолюминесценция фотопротеинов наблюдается в диапазоне 465–495 нм и зависит от ор ганизма, из которого фотопротеин выделен. Фотопротеины, проявляют яркую флуоресценцию, когда связаны с целентерамидом (~ 500 нм).

С момента открытия Са2+-регулируемые фотопротеины интенсивно исследуется. Недавно определены пространственные структуры нескольких конформационных состояний фотопро теинов. Однако пространственная структура белка обеспечивает информацию только о стати ческом состоянии белковой молекулы. Какие изменения происходят непосредственно в ходе реакции, остается неизвестным. Восполнить этот пробел позволяют современные квантово химические методы расчетов, которые в настоящее время широко применяются для решения задач подобного уровня.

В данной работе c помощью квантово-химических методов исследован механизм образо вания эмиттера флуоресценции фотопротеина обелина.

Методы В работе расчеты проводились с помощью полуэмпирического метода РМ3 [1, 2]. Полу эмпирический метод Хартри-Фока PM3 позволяет учитывать электростатическое взаимодейст вие, что очень важно в случае биологических систем. Улучшение расчетов также достигалось путем применения метода КВ для расчета основного и возбужденного состояния, что позволи ло учесть электронную корреляцию. Расчет проводился с использованием программы MOPAC2007.

Кластерная модель расчетов Схематично обелин можно представить как белок с полостью внутри, в которой находит ся молекула целентерамида (CLM), которая химически не связана с аминокислотным окруже нием. В работе [3] показано, что в зависимости от растворителя целентерамид может образовы вать несколько различных ионных форм (рис. 1). Экспериментально трудно установить какая ионная форма является эмиттером фотопротеина. Исходя из этого, были рассчитаны спектры флуоресценции для всех ионных форм.

Рис. 1. Излучающие формы целентерамида [3].

В мире научных открытий, 2010, №5 (11), Часть Данные расчета длины волны излучения в вакууме значительно расходится с экспери ментальными значениями, полученными для флуоресценции обелина. Поэтому для расчета был построен кластер, содержащий молекулу CLM и ее ближайшее аминокислотное окружение на расстоянии 4.

Результаты расчетов Из данных таблицы 2 видно, что длины волн исследуемых форм CLM близки к экспери ментальным значениям, полученным в различных растворителях, но не подходят под экспери ментальное значение флуоресценции обелина (максимум 495–510 нм).

Таблица Рассчитанные и экспериментальные длины волн флуоресценции различных ионных форм целентерамида Ионная форма Расчет Расчет Эксперимент* Епер, эВ, нм, нм целентерамида CLM_0 3.93 375 387– CLM-аmid 2.88 430 435– CLM-рyr 2.39 520 535– * из работы [3].

Так как при оптимизации фенолят структурно переходит в пиразин-анион, его атомную структуру невозможно рассчитать. Поэтому была построена модель процесса флуоресценции.

Моделирование проводилось следующим образом. Протон помещали в различные положения между двумя крайними позициями, расстояние между которыми составляло 2.42. В каждом положении отдельно проводился расчет основного и возбужденного состояния (табл. 3).

Таблица Длины волны флуоресценции в зависимости от положения протона Епер,, Расстояние CLM — H, эВ нм 0.92 3.62 1.36 3.62 1.40 3.65 1.47 3.42 1.56 2.97 1.60 2.79 1.63 2.65 1.64 2.53 1.78 1.63 2.02 2.04 Расстояние 0.92 между кислородом и протоном соответствует равновесной геометрии основного состояния нейтральной формы целентерамида. Энергия перехода в данном состоя нии 3.6 эВ (340 нм). Полученная энергия тратится на перемещение протона и возбуждение сис темы. Экспериментально излучение системы происходит в районе 2.5 эВ (~500 нм), что в на ших расчетах соответствует положению протона посередине между целентерамидом и гисти дином (~1.65 ). Нахождение протона на расстоянии большем, чем 1.8, показывает энергию перехода в районе 1.5-2.0 эВ (~600-700 нм). В спектре флуоресценции данные длины волн не наблюдаются, это связанно с тем, что перемещение на расстояние более 1.8 требует дополни тельных затрат энергии.

Данная модель показывает, что эмиттером может являться комплекс с переносом прото на.

Работа выполнена в рамках реализации ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2010 год (НК-480П/1).

В мире научных открытий, 2010, №5 (11), Часть СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ 1. Stewart J.J.P. Optimization of Parameters for Semi-Empirical Methods I-Method. // J. Comp.

Chem., 1989. V. 10. P. 209-220.

2. Stewart J.J.P. Optimization of Parameters for Semiempirical Methods IV: Extension of MNDO, AM1, and PM3 to more Main Group Elements. // J. Mol. Model, 2004. V. 10. P. 155-164.

3. Shimomura O., Teranishi K. Light–emitters involved in the luminescence of coelenterazine. // Luminescence, 2000. V. 15. P. 51–58.

УДК 612.017 615. КОРРЕКЦИЯ ИММУННЫХ РЕАКЦИЙ ЭКСТРАКТОМ ИЗ МОРСКОГО ГИДРОБИОНТА В ЭКСПЕРИМЕНТЕ Пономарева Татьяна Ивановна, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник, Добряков Юрий Иванович, кандидат биологических наук, ведущий научный сотрудник Тихоокеанский океанологический институт им. В.И. Ильичева ДВО РАН ул. Балтийская, 43, г. Владивосток, 690041, Россия pti@poi.dvo.ru В работе представлены результаты исследования иммунных свойств хаурантина – экс тракта из морского гидробионта асцидии пурпурной Halocynthia aurantium. Показано, что хаурантин не влияя существенно на иммунные клетки интактных животных, достоверно по вышал активность лимфоцитов и стимулировал первичный иммунный ответ к тимус зависимому антигену. При сниженной иммунной функции хаурантин ограничивал стрессорный сдвиг с повышением активности Т-хелперных лимфоцитов и достоверным ростом интеграль ного показателя в виде соотношения Т-хелперы/Т-супрессоры, способствуя сохранению соот ношения иммуннокомпетентных клеток в пределах физиологического оптимума.

Ключевые слова: хаурантин, иммунносупрессия, лимфоциты.

В связи с увеличением психологической нагрузки и неизбежным воздействием на орга низм человека возрастающего потока физических, химических и биологических факторов ок ружающей среды стресс опосредованные состояния и заболевания получают все большее рас пространение в человеческой популяции. Важное место в этих процессах принадлежит иммун ной системе, изменения в которой возникают уже на ранних стадиях адаптивных реакций при экстремальных воздействиях [1,2,3,4]. В стадии истощения формируется симтокомплекс, ква лифицируемый, как вторичная иммунная недостаточность, являющийся в свою очередь, одной из этиологических причин развития иммунозависимых заболеваний. Повышенный риск воз никновения иммунодепрессивных состояний является основанием для поиска и применения препаратов, регулирующих иммунные процессы. Определенный интерес представляет изуче ние модулирующего действия препаратов с антиоксидантными свойствами на основе кароти ноидов, полиненасыщенных фосфолипидов, витаминов. В последние годы пришло понимание необходимости расширения сырьевой базы для получения лекарственных препаратов за счет богатейшего разнообразия флоры и фауны моря [2,5,6]. Экстракт из асцидии пурпурной (Halo cynthia aurantium) хаурантин (патент RU № 1522487, ТУ 9169-007-20783642-96, свидетельство на товарный знак № 236689) – комплекс биологически активных веществ (БАВ), основными структурными компонентами которого являются фосфолипиды, свободные аминокислоты, n- полиненасыщенные жирные кислоты (ПНЖК), каротиноиды и др. [7]. Многокомпонентный состав хаурантина обеспечивает широкий спектр его фармакологической активности, вклю чающей антиоксидантный эффект и регулирующее влияние на многочисленные нарушения го В мире научных открытий, 2010, №5 (11), Часть меостаза. [8,9,10]. В системе in vitro хаурантин достоверно стимулировал Т-лимфоциты с высо кой метаболической активностью, индуцировал образование гамма-интерферона [11]. В связи с этим представляло интерес исследовать иммунотропную активность хаурантина в эксперимен те in vivo.

В представленной работе оценивали влияние хаурантина на развитие иммунного ответа интактных животных и на иммунные реакции животных, подвергнутых стрессорному воздей ствию (стресс-вертикальная фиксация).

Опыты проводились с соблюдением принципов гуманности, изложенных в Директивах Европейского Сообщества (86/609/ЕС). Исследование влияния хаурантина на развитие иммун ного ответа проводили на мышах СД 1 (40 особей, массой 20-22 г), которых иммунизировали эритроцитами барана (ЭБ 2х107 клеток/мышь). Стресс-реакцию моделировали на крысах Вис тар (40 особей, массой 180-200 г): животных подвешивали за дорзальную складку на 22 часа.

Хаурантин (28 мг/кг в пересчете на сухой остаток) вводили внутрижелудочно: мышам еже дневно в течение всего эксперимента, начиная через 24 часа после иммунизации;

при модели ровании стресса - перед подвешиванием и через 6 часов от начала воздействия. Контрольные животные получали дистиллированную воду аналогичным образом. Оценивали состояние лимфоидных органов, костного мозга, клеточный состав периферической крови. Исследование клеточного звена иммунитета включало определение популяций и субпопуляций лимфоцитов периферической крови в реакции розеткообразования [12]. Влияние препарата на развитие первичного иммунного ответа оценивалось по количеству антителообразующих (АОК) и розет кообразующих (РОК) клеток к ЭБ в селезенке и титрам антител к ЭБ в сыворотке мышей на сутки эксперимента. Результаты титрования выражали в log2 обратных титров антител. Вели чина индекса более 1.0 свидетельствовала об иммуностимуляции. Животных выводили из экс перимента декапитацией под легким эфирным наркозом. Статистическую обработку результа тов проводили с использованием параметрического t-критерия Стьюдента.

В таблице 1 представлены данные о влиянии хаурантина на иммунокомпетентные клетки и органы интактных мышей и при формировании первичного иммунного ответа. Полученные настоящие результаты, свидетельствующие об усилении иммунных реакций, а также выявлен ная ранее [9] способность хаурантина стимулировать пролиферативные процессы в кроветворной ткани, действуя преимущественно на клетки, участвующие в иммунной защите, позволили провести исследование его активности при сниженной иммунной функции в орга низме.

При моделировании острого стресса на крысах Вистар показано, что под влиянием хау рантина, разобщенность морфологических форм лейкоцитов была менее выражена, клеточный состав костного мозга сохранялся на уровне физиологической нормы, достоверно также была повышена численность клеток тимуса, хотя и оставалась на довольно низком уровне в срав нении с группой интактных животных. Одними из признаков иммунологической недостаточности является снижение количества и угнетение функции Т-хелперных и усиление активности Т-супрессорных лимфоцитов [1,2,13,14]. Введение хаурантина в период стрессорного воздействия способствовало сохранению популяции Т-лимфоцитов на уровне ин тактных животных (таблица 2). Кроме того, в 3 раза по сравнению с группой «стресс» была увеличена субпопуляция Т-лимфоцитов с хелперной активностью (клеток, обеспечивающих пролиферацию и дифференцировку фагоцитирующих и антителообразующих клеток). Субпо пуляция Т-лимфоцитов супрессоров при этом изменялась незначительно, что в итоге приводи ло к сохранению баланса соотношения иммунорегуляторных клеток (Т-хелперы/Т-супрессоры) на уровне физиологического оптимума. Аналогичные результаты получены в группе крыс с препаратом сравнения фосфолипидного происхождения – эссенциале. Следует отметить, что на популяцию В-лимфоцитов оба препарата оказывали менее значительное влияние, однако раз личия с группой «стресс» были достоверны (р0.05).

В мире научных открытий, 2010, №5 (11), Часть Таблица Влияние хаурантина на иммунокомпетентные клетки и антителообразование мышей (М ± м) Показатели Интактные Хаурантин ЭБ ЭБ + хаурантин 1 2 3 Лейкоциты 8.17 ± 0.85 10.72 ± 0.9* 11.49 ± 0.6* 13.24 ± 0.45** 106/мл Лимфоциты 106/мл 6.09 ± 0.30 7.31 ± 0.40 6.63 ± 0.25 7.55 ± 0. Нейтрофильные гранулоциты 106/мл 1.71 ± 0.21 3.09 ± 0.11* 4.03 ± 0.5* 5.02 ± 0. Моноциты 0.22 ± 0.05 0.24 ± 0.02 0.71 ± 0.02* 0.13 ± 0.01** 10/мл Миелокариоциты 17.18 ± 3.1 15.9 4 ± 1.53 22.19 ± 1.03 17.80 ± 2.1** 106/мл Тимоциты 120.70 ± 12.2 151.80 ± 11.3* 142.50 ± 10.3 103.8 ± 8.6** 106/мл Спленоциты 346.40 ± 17.3 374.75 ± 27.4 310.6 ± 21.1 219.5 ± 17.2** 106/мл Количество АОК, - - 25.8 ± 2.4 44.0 ± 4.2** тыс./орган Количество РОК - - 35.0 ± 4.01 59.5 ± млн./орган 8,1**59. 59.6 ± 6.3** log2 титра антител к - - 5.5 ± 0.2 5.8 ± 0. ЭБ Примечание: группы 2,4 – хаурантин 0,4 мл/кг по 0,2 мл внутрижелудочно в течение 5 суток;

группа 3 – вода по 0,2 мл внутрижелудочно в течение 5 суток;

р0,05 при сравнении: * - групп 1-2, 1-3;

** - групп 3-4 (Р0,05).

Таблица Влияние хаурантина на иммунокомпетентные клетки крыс Вистар при стрессе (М+м) Группа 3 Группа Группа 1 Ин- Группа Показатели Стресс+ Стресс+ Эс тактные Стресс Хаурантин сенциале Лимфоциты 106 /мл 4.45 ± 0.83 1.8 ± 0.14* 3.12 ± 0.68** 2.70 ± 0.16** Т-лимфоциты об щие,106 /мл 1.09 ± 0.1 0.59 ± 0.06* 1.1 ± 0.08** 0.97 ± 0.08** Т-лимфоциты хел перы,106 /мл 0.29 ± 0.03 0.18 ± 0.01* 0.55 ± 0.05** 0.38 ± 0.02** Т-лимфоциты супрессоры, 0.17 ± 0.01 0.26 ± 0.01* 0.21 ± 0.01 0.24 ± 0. 106 /мл В-лимфоциты 106 /мл 0.75 ± 0.17 0.16 ± 0.01* 0.27 ± 0.04** 0.27 ± 0.05** Примечание: р 0.05 при сравнении: * - групп 1-2;

** - групп 2-3, 2-4.

В мире научных открытий, 2010, №5 (11), Часть Как следует из представленных результатов, хаурантин, не меняя существенно иммун ный статус у интактных животных, значимо увеличивал количество иммунных клеток при формировании первичного иммунного ответа, а также ограничивал стрессорный сдвиг с по вышением активности Т-хелперных лимфоцитов и достоверным ростом интегрального показа теля в виде соотношения Т-хелперы/Т-супрессоры. В наших предыдущих исследованиях также было показано, что хаурантин оказывал активизирующее влияние на показатели нейтрофиль ного звена, повышая фагоцитарную активность клеток крови при онкопатологии [15]. Как было сказано выше, хаурантин отличается богатым составом БАВ, что обеспечивает препарату ши рокий спектр фармакологической активности [8,10]. Множественность фармакологических эф фектов препарата может свидетельствовать о том, что эти эффекты обусловлены разными ме ханизмами действия. Так, помимо прямого действия на иммунокомпетентные органы и клетки при формировании иммунного ответа у интактных животных [11], активность хаурантина так же может быть связана с коррекцией метаболических нарушений при стресорном воздействии за счет улучшения обменных процессов в организме и лучшего обеспечения метаболических потребностей клеток иммунной системы [16]. Показано, что в условиях метаболической пато логии хаурантин способствует восстановлению липидного спектра мембран гепатоцитов и эритроцитов за счет входящих в его состав природных фосфолипидов и ПНЖК [10,17]. Извест но, что включение полиненасыщенных фосфолипидов в мембраны клеток, может быть причи ной изменения функциональной активности, как иммуноцитов, так и клеток их микроокруже ния [2,6]. Не исключена также возможность того, что входящие в состав хаурантина БАВ, регу лируют такую биохимическую систему, которая участвует во всех или многих функциях орга низма.

Таким образом, представленные в настоящей работе, а также полученные нами ра нее результаты, свидетельствуют о наличии у хаурантина определенной иммунокорректорной и иммуномодулирующей активности и о перспективности дальнейшего исследования его имму нотропных свойств.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ 1. Новиков В.С., Смирнов В.С. Иммунофизиология экстремальных состояний. СПб.: Наука, 1995. 172 с.

2. Ласкова И.Л., Утешев Б.С., Афанасьев В.А. Фармакологическая коррекция антиоксидант ного статуса и иммунологической реактивности организма при воздушном и иммерсионном охлаж дении. Экспер. и клин. фармакол. 1999. Т. 62, № 3. С. 44.

3. Padgett D.A., Glaser R. How stress influences the immune response// Trends Immunol. 2003. V.

24. P. 444.

4. Першин Б.Б., Гелиев А.Б., Тостов Д.В. Физические нагрузки и иммунологическая реактив ность //Аллергология и иммунология. 2003. Т. 4, № 3. С. 46.

5. Пивненко Т.Н., Моторя Е.С., Задорожный П.А., Запорожец Т.С. Новые природные кароти ноиды из дальневосточной асцидии в качестве иммуномостимуляторов и антиоксидан тов//Аллергология и иммунология. 2007. Т. 8, № 3. С. 339.

6. Mayer A.M.S., Gustafson K.R Marine pharmacology in 2000: antitumour and cytotoxic com pounds// Int. J. Cancer. 2003. V.105. P. 291.

7. Кушнерова Н.Ф., Добряков Ю.И., Янькова В.И. Химический состав спиртовых извлечений из туники асцидии пурпурной Halocynthia aurantium //Валеология: Диагностика средства и практика обеспечения здоровья. Владивосток: Дальнаука, 2000. Вып. 4. С. 151.

8. Добряков Ю.И., Пономарева Т.И., Добряков Е.Ю. К фармакологии хаурантина //Там же. С.

140.

9. Пономарева Т.И. Изучение радиомодифицирующего эффекта препаратов природного про исхождения //Валеология: Диагностика, средства и практика обеспечения здоровья. Владивосток:

Дальнаука, 1996. Вып. 3. С. 112.

10. Добряков Е.Ю. Фармакологические эффекты экстракта из туники асцидии Halocynthia au rantium. : дис. …канд. мед. наук. Владивосток, 2004. 147 с.

11. Купин В.И. Элеутерококк и другие биологически активные модификаторы в онкологии.

М.: Медэкспорт, б.г. 40 с.

В мире научных открытий, 2010, №5 (11), Часть 12. Мальберг К., Зигль Э., Фримель Г. (ред.). Иммунологические методы. М: Медицина. 1987.

472 с.

13. Нестерова И.В. Принципы иммунотерапии вторичных ИДС с инфекционным синдромом // Физиология и патология иммунной системы. 2003. Т.5, № 2. С. 136.

14. Ширинский И.В., Ширинский В.С., Козлов А.Н. Влияние гормона эпифиза мелатонина на иммуносупрессию, вызванную глюкокортикоидами in vitro.//Экспер. и клин. фармакол. 2005.

Т.68, №1. С. 45.

15. Пономарева Т.И., Добряков Ю.И. Иммуномодулирующие эффекты препарата хаурантин при онкопатологии// Физиология и патология иммунной системы. 2003. Т. 5, № 2. С. 231.

16. Лисяный Н.И., Печенка А.М., Лисяный А.Н. и др. Изучение возможности иммунокоррек ции за счет улучшения метаболических процессов. Нейроиммунология. 2009. Т. 7, № 1. С. 62.

17. Кушнерова Н.Ф., Фоменко С.Е., Лесникова Л.Н. Применение биологически активных ве ществ морских гидробионтов как гепато- и мембранопротекторов// Дальневосточные моря России.

М.: Наука, 2007. Кн. 2. Исследование морских экосистем и биоресурсов С. 658.

UDC 612.017 615. THE IMMUNITY REACTIONS CORRECTION BY EXTRACT FROM HALOCYNTHIA AURANTIUM Tatiana I. Ponomareva, Yurii I. Dobryakov V. I. Il’ichev Pacific Oceanological Institute of the FEB RAS 43, Baltiyskaya street, Vladivostok, 690041, Russia pti@poi.dvo.ru The affects of the new additive Haurantinum (extract from marine hydrobiont Halocynthia au rantium) on the immunity of intact mice (CD 1) and stress-induced immunosupression of Wistar rats were investigated. There was shown that Haurantinum administration does not provide considerable influence on immune organs (spleen, thymus, bone marrow) and blood cells in intact mice. But there was increased lymphocyte activity and antibody formation to the thymus-dependent antigen under Haurantinum action. Moreover Haurantinum has stimulated T-helper lymphocytes activity and re covered the immunity reactions by optimization T-helper/T-suppressor lymphocytes correlation in the immunosuppressive Wistar rats under acute stress conditions.

Keywords: Haurantinum, lymphocytes, immunosuppresson.

УДК 577.21;

575.1::576. ОСОБЕННОСТИ ПРОСТРАНСТВЕННОГО РАСПОЛОЖЕНИЯ ХРОМОСОМ ПИТАЮЩИХ КЛЕТОК Calliphora erythrocephala Mg. (Diptera: Calliphoridae) Коханенко Алина Андреевна Ананьина Татьяна Викторовна, кандидат биологических наук Стегний Владимир Николаевич, доктор биологических наук НИИ Биологии и биофизики ТГУ Московский тракт 4а, г. Томск, 634028, Россия sandala@sibmail.com Проведено изучение внутриядерной динамики хромосомы 6 в ядрах трофоцитов Calli phora erythrocephala Mg. (Diptera: Calliphoridae). Впервые для изучения хромосомных террито рий в высокополиплоидных ядрах, хромосомы которых претерпевают ряд морфологических преобразований, был использован метод 3D FISH-анализа. Было выявлено крупномасштабное В мире научных открытий, 2010, №5 (11), Часть перемещение хромосомы 6 и изменение морфологии хромосомной территории в процессе по литенизации хроматина.

Ключевые слова: политенные хромосомы, хромосомные территории, политенизация, трофоциты Calliphora erythrocephala Mg. (Diptera: Calliphoridae).

У насекомых с политрофным и телотрофным типом оогенеза в верхнем отделе овариолы – гермарии – цистобласты претерпевают серию неполных делений, из которых образуется группа клеток, связанных между собой цитоплазматическими мостиками. Одна из клеток ста новится ооцитом, остальные же дифференцириются в трофоциты. Представители разных се мейств двукрылых насекомых отличаются по количеству клеток в цисте. Так у кровососущих комаров (рода: Anopheles, Culex, Aedes) циста состоит из ооцита и 7 трофоцитов[1]. У предста вителей родов Drosophila, Calliphora циста содержит ооцит и 15 трофоцитов[2].

После того, как произошла дифференциация цисты на ооцит и трофоциты, хроматин трофоцитов начинает политенизироваться, что обеспечивает их высокую экспрессионную ак тивность, необходимую для быстрого синтеза огромного количества необходимых для ооцита веществ [3].

Транскрипционно активный хроматин трофоцитов может служить прекрасной моделью для изучения структуры, пространственной организации и функционирования интерфазного ядра.

C. erythrocephala, представитель рода Calliphora является прекрасным модельным объек том для подобных исследований, так как в ходе эндоредупликации хроматин трофоцитов про ходит ряд морфологически хорошо выраженных стадий [4].

Еще до отделения молодого фолликула от гермария хроматин трофоцитов политенизиру ется. Хроматин организован в тонкие, не имеющие четкой структуры фибриллы, которые пере плетены между собой. Отдельные хромосомы не сформированы. Затем фолликул приобретает круглую форму. На этой стадии развития фолликула хроматин трофоцитов имеет первичную ретикулярную структуру. Хроматин трофоцитов продолжает политенизироваться, формируют ся политенные хромосомы. Затем политенные хромосомы начинают укорачиваться, контакт между хроматидами нарушается, что приводит к формированию помпоновидной структуры.

Хроматиды сильно компактизуются и полностью отделяются друг от друга. Внешне они начи нают напоминать митотические хромосомы. После чего хроматиды постепенно декомпактизу ются и ядро вновь приобретает ретикулярную структуру, но уже с более высоким уровнем пло идности (рис. 1).

Рис. 1. Преобразование хроматина трофоцитов в оогенезе C. erythrocephala.

Развитие метода специфичного флуоресцентного мечения хроматина клеток эукариот в сочетании с 3D микроскопией обеспечили возможность тонкого анализа архитектуры и дина мики хроматина в ядре клетки.

Ранее было показано, что в ядрах трофоцитов C. erythrocephala хромосомы не объедине ны в хромоцентр и рассредоточены в пространстве ядра. Хромосома 6 всегда связана тонким тяжем с хромосомой 2. Хромосома 4 располагается рядом с хромосомой 3 и 5, а 5 – с хромосо В мире научных открытий, 2010, №5 (11), Часть мой 1 [5]. Однако эти исследования проводились при изучении ядер в двумерном пространстве.

Если в ядрах трофоцитов с политенными хромосомами прослеживаются определенные законо мерности в упорядоченности хромосом, то сохраняются ли они при переходе хроматина в ре тикулярное состояние? Для ответа на этот вопрос мы поставили перед собой задачу – проана лизировать локализацию одной из хромосом С. еrythrocephala в трехмерном пространстве ядра на разных стадиях политенизации хроматина трофоцитов.

Хромосома 6 является ядрышкообразующей[6] и самой маленькой хромосомой в карио типе C. erythrocephala (Рис. 2, а). ДНК хромосомы 6 была получена методом микроманипуля ционного сбора материала с воздушно-высушенного препарата. Методом 2D FISH ДНК-зонда на политенные хромосомы было показано, что полученный зонд является хромосомо специфичным, т.е. зонд интенсивно гибридизовался по плечам хромосомы 6, и не гибридизо вался с другими хромосомами набора. В сильнокомпактизованных прицентромерных гетеро хроматиновых блоках хромосомы 6 метка не выявлялась (Рис. 2, а, б) [7].

Рис. 2. Гибридизация хромосомо-специфичного ДНК-зонда хромосомы 6 на ядра тро фоцитов на стадии политенных хромосом.

С помощью 3D FISH нами была изучена локализация хромосомы 6 в трехмерном про странстве ядра. Были проанализированы ядра трофоцитов C. erythrocephala с различной мор фологией хроматина.

В цистоцитах гермария хроматин организован в тонкие фибриллы. Анализ оптических срезов и их графическая реконструкция показали, что хромосома 6 имеет компактную структу ру и занимает центральное положение в ядре.

(Рис. 3, а). В центре ядра выявляются две обособ ленные области мечения, расположенные в непосредственной близости друг от друга, что сви детельствует об активной гибридизации ДНК-зонда на плечах хромосомы 6 и отсутствии метки в сильнокомпактизованных прицентромерных гетерохроматиновых блоках хромосомы 6. В фолликуле, в результате дальнейшей политенизации, хроматин трофоцитов приобретает рети кулярную структуру. Хромосома 6, так же как и в гермарии, занимает центральное положение в ядре. На этой стадии в центре ядра вокруг хромосомы 6 начинает выявляться участок ядра, не окрашенный DAPI (Рис. 3, б). Поскольку хромосома 6 является ядрышкообразующей, вероятно, на этой стадии начинается формирование ядрышка, ассоциированного с хромосомой 6. Сле дующей стадией морфофункциональных преобразований хроматина в трофоцитах C. erythrocephala является стадия политенных хромосом. На этой стадии в ядрах трофоцитов хромосома 6 по-прежнему сохраняет центральное положение в ядре (Рисунок 3, в). Постепенно политенные хромосомы начинают компактизоваться, становятся помпоновидными. На этой стадии происходят значительные изменения во внутриядерной локализации хромосомы 6. В ядрах с компактными помпоновидными хромосомами хромосома 6 и ассоциированное с ней ядрышко по прежнему располагаются в центральной части ядра (Рис. 3, г). Процесс декомпак тизации помпоновидных хромосом сопровождается постепенным перемещением хромосомы к периферии ядра. При перемещении материала хромосомы 6 происходит растягивание хромо сомы 6 вдоль оси перемещения, т.е. от центра к периферии ядра. Хромосомная территория приобретает вытянутую форму (Рис. 3, д). На завершающем этапе морфологических преобра зований ядра, на стадии вторичных ретикулярных ядер основная часть материала хромосомы располагается на периферии ядра и приобретает кольцеобразную форму (Рис. 4). В централь ной области крупное одиночное ядрышко не обнаруживается. Вместо этого во всем объеме яд В мире научных открытий, 2010, №5 (11), Часть ра выявляются многочисленные неокрашенные области, которые совпадают с мелкими сигна лами ДНК-зонда, рассредоточенными по всему объему ядра (Рис. 3, е).

Рис. 3. 3D FISH хромосомо-специфичного ДНК-зонда хромосомы 6 на ядра трофоцитов C. erythrocephala. Графическая реконструкция оптических срезов целого ядра.

Рис. 4. Графическая реконструкция оптических срезов центромерного района хромосо мы 6 в ядрах с вторичной ретикулярной структурой.

Возможно, на стадии декомпактизации помпоновидных хромосом и образования вторич ных ретикулярных ядер, в связи с увеличением общей экспрессионной активности всего хро матина происходит смещение неактивных районов хромосомы 6 (плотных прицентромерных блоков гетерохроматина и прилегающих к нему нетранскрибируемых участков) на периферию.

Районы хромосомы 6, продолжающие активно транскрибироваться, отделяются в составе пе тель хроматина от перемещающихся к периферии ядра центромерных районов, и оказываются рассредоточенными в объеме ядра.

Таким образом, полученные результаты дают основание полагать, что в ядрах трофоци тов C. erythrocephala происходят крупномасштабные перемещения материала хромосомы 6, сопровождающиеся изменением морфологии хромосомной территории и связанные с увеличе нием общей экспрессионной активности ядра и формированием ретикулярной структуры хро матина.

Работа выполнена при финансовой поддержке государственного контракта № П от 23 апреля 2010 г.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ 1. Горностаева Р.М. и др. Комары Москвы и Московской области / Р.М. Горностаева, А.В.

Данилов // Москва. – 1999. 341 с.

2. Hartman T.P.V. et al. Genome reorganization from polyteny to polyploidy in the nurse cells found in onion fly (Delia antiqua) and cabbage root fly (Delia radicum) ovaries (Diptera, Anthomyiidae). / T.P.V. Hartman, D.I. Southern // Chromosome Research. 1995. - № 3 – P. 271–280.

В мире научных открытий, 2010, №5 (11), Часть 3. Royzman I. et al. S phase and differential DNA replication during Drosophila oogenesis / I.

Royzman, T. L. Orr-Weaver // Department of Biology. – 1998.

4. Bier K. Beziehungen zwishen Wachstumsgeschwindigkeit, endometophasischer Kontraktion und der Bildung von Riesenchromosomen in den Nhrzellen von Calliphora erythrocephala // Z. Natur forsch. - 1958. - Bd.13b. - S.80-93.

5. Стегний В.Н., Вассерлауф И.Э., Ананьина Т.В. Идентификация, взаиморасположение и развитие первичных политенных хромосом в ядрах трофоцитов у Calliphora erythrocephala (Diptera:

Calliphoridae) // Генетика, 1999. Т.35. № 7. С. 912-918.

6. Boyes J.W. et al. Cytotaxonomy of Calliphoridae (Diptera) / J.W. Boyes, G.E. Shewell // Geneti ca. - 1975. - V. 45. - P. 435-488.

7. Вассерлауф И.Э, Ананьина Т.В., Унгер М.Ф. и др. Организация и дифференциальная окра ска хромосом эндомитотических ядер трофоцитов Calliphora erythrocephala (Diptera: Calliphoridae) // Генетика, 2003. № 9.

УДК 581. ТИПЫ ПЕСКОВ ПЕСЧАНЫХ ПУСТЫНЬ УЗБЕКИСТАНА И ИХ ФЛОРИСТИЧЕСКИЙ СОСТАВ М. Матвафаева, кандидат биологических наук, ведущий научный сотрудник НПЦ «Ботаника» АН РУз ул. Багишамол, 232, г. Ташкент, 100053, Узбекистан irerkin@gmail.com Рассматриваются классификация типов песков и факторы, определяющие рельеф пес чаных пустынь. На основе литературных данных и на материалах собственного исследования автором выделено 21 тип песков с 508 видами растений (45 сем., 189 род.).

Ключевые слова типы песков, барханы, бугристые, грядовые, закрепленные, подвиж ные, сыпучие, уплотненные, засоленные пески, флора, семейство, род, вид.

С середины прошлого столетия нет единого мнения среди исследователей по классифи кации и терминологии песков.

Что касается вопроса генезиса рельефа песчаных пустынь Средней Азии, одни авторы считали основным фактором, определяющим форму рельефа песчаных пустынь, - ветер, другие – связывали их с результатом деятельности рек, по мнению третьих, песчаная гряда состоит из ядра и тонкого песчаного пласта, покрывающего это ядро.

Не перечисляя всех работ, посвященных классификации типов песков илрельефа отме тим, что для песков Узбекистана как например, для Ферганских песков В.П. Дробов [1] разли чает подвижные барханы, неподвижные гривы, подвижные и неподвижные дюны, неподвиж ные гряды и бугры;

для Каракалпакских песков С.А. Никитин [2] выделяет 31 тип, из которых отдельные подразделены на две - три разности.

Анализируя все имеющие данные В.П. Дробов предлагал следующую классификацию:

песчаная дорога, песчаная коса, песчаная грива, барханы, барханные цепи, дюны, гряды, бугри стые пески.

Описанные восемь форм песчаных образований В.П. Дробовым не исчерпывают всего их разнообразия, т.к. между ними имеются постепенные переходы.

Конечно, можно было бы продолжать перечень классификации и дальше, однако приве денные факты уже достаточны для того, чтобы показать отсутствие единых взглядов и точек зрения по этому вопросу.

В результате полевых исследований и просмотра гербарных материалов НПЦ «Ботаника»

АН РУз, а также используя литературные данные [6-10] нами для песчаных пустынь Узбеки стана выделены следующие типы (табл.1).

В мире научных открытий, 2010, №5 (11), Часть Таблица Распределение таксонов по типам песков № Типы песков Количество Семейств Родов Видов 1 Пески 22 68 2 Барханные пески 3 7 3 Барханы и бугристые пески 2 4 4 Закрепленные и полузакрепленные барханные пески 4 4 5 Бугристые пески 8 19 6 Бугристые и барханные пески 6 7 7 Бугристые и грядовые пески 6 7 8 Бугристые и закрепленные или полузакрепленные 5 10 пески 9 Грядовые пески 10 13 10 Грядово – бугристые пески 5 5 11 Закрепленные пески 21 37 12 Закрепленные и полузакрепленные пески 6 12 13 Закрепленные и барханные пески 2 3 14 Закрепленные и бугристые пески 6 9 15 Полузакрепленные пески 6 9 16 Подвижные пески 8 12 17 Сыпучие пески 6 8 18 Уплотненные пески 15 25 19 Засоленные пески 11 25 20 Песчано – глинистые почвы на равнинах 15 22 21 Песчано – галечниковые почвы 20 33 По данным Е.П. Коровина [3], количество растений песчаных массивов Средней Азии насчитывают около 350 видов, а Р.Д. Мельникова [5], используя данные «Флоры Узбекистана»

(I – VI т.т.) для республики приводит 320 видов (134 рода, 30 сем.), из которых 174 – являются типично песчаными.

Нами установлено, что флора песчаных пустынь Узбекистана насчитывает 508 видов, от носящихся к 189 родам и 45 семействам [10].

Среди 21 типа песков, выделенных нами на песках республики из сем. Fabaceae встреча ются виды 5 родов (Ammodendron – 1 вид, Ammothamnus – 1, Eremosparton – 2, Astragalus – 8, Onobrychis – 2), Chenopodiaceae – 11 (Atriplex – 2, Ceratoides – 1, Agriophyllum – 3, Aellenia – 3, Kochia – 2, Ceratocarpus – 2, Halimocnemis – 2, Londesia – 1, Cornulaca – 1, Salsola – 11, Horani novia – 3), Polygonaceae – 2 (Atraphaxis – 1, Calligonum - 21), Rutaceae – 1 (Haplophyllum – 1), Caryophyllaceae – 3 (Acanthophyllum – 4, Gypsophila – 3, Silene – 2), Convolvulaceae – 1 (Convol vulus – 1), Boraginaceae – 2 (Arnebia – 1, Heliotropium – 4), Brassicaceae – 8 (Cithareloma – 2, Streptoloma – 1, Syrenia – 1, Matthiola – 1, Chorispora – 1, Tetracme – 2, Isatis – 1, Strigosella – 4), Euphorbiaceae – 1 (Chrozophora – 1), Geraniaceae – 1 (Erodium – 1), Asteraceae – 13 (Artemisia – 5, Cousinia – 3, Evax – 1, Jurinea – 2, Microcephala – 1, Paramicrorhynchus – 1, Scorzonera – 2, Epila sia – 3, Echinops – 1, Centaurea – 1, Microrrhynchus – 1, Rhabdotheca – 1, Senecio – 1), Liliaceae - (Merendera – 1, Gagea – 2, Tulipa – 1), Araceae – 1 (Eminium – 1), Asphodelaceae – 1 (Eremurus – 1), Alliaceae – 1 (Allium – 3), Asparagaceae (Asparagus – 1), Poaceae – 6 (Aristida – 2, Eremopyrum – 1, Secale – 1, Elymus – 2, Danthonia – 1, Schismus – 2), Apiaceae – 1 (Psammogeton – 1), Cypera ceae – 1 (Carex – 2), Iridaceae – 1 (Iris – 1), Zygophyllaceae – 1 (Tribulus – 1), Tamaricaceae – (Tamarix – 3), Ephedraceae – 1 (Ephedra – 1), Lamiaceae – 1 (Paraeremostachys – 3).

Барханные пески: Fabaceae – 3 (Astragalus – 3, Eremosparton – 1, Smirnovia – 1), Cheno podiaceae – 3 (Agriophyllum – 1, Haloxylon – 1, Corispermum – 2), Poaceae – 1 (Aristida – 1).

Барханы и бугристые пески: Chenopodiaceae – 1 (Agriophyllum – 1), Asteraceae – (Artemisia – 1, Jurinea –1), Orobanchaceae – 1 (Cistanche – 1).

В мире научных открытий, 2010, №5 (11), Часть Закрепленные и полузакрепленные барханные пески: Ranunculaceae – 1 (Delphinum – 1), Fabaceae – 1 (Ammothamnus – 1), Asteraceae – 1 (Senecio – 1), Apiaceae – 1 (Prangos – 1).

Бугристые пески: Fabaceae – 4 (Ammothamnus – 1, Ammodendron – 3, Astragalus – 4, Sphaerophysa – 1), Polygonaceae – 1 (Calligonum – 22), Chenopodiaceae – 4 (Corispermum – 4, Atriplex – 1, Salsola – 1, Haloxylon – 1), Caryophyllaceae – 1 (Silene – 1), Asteraceae – 6 (Artemisia – 5, Centaurea – 1, Hyalea – 1, Koelpinia – 1, Chondrilla – 2, Tragopogron – 1), Asclepiadaceae – (Cynanchum – 1), Thymelaeaceae – 1 (Dendrostellera – 1), Orobanchaceae – 1 (Cistanche – 1).

Бугристые и барханные пески: Fabaceae – 2 (Astragalus – 7, Alhagi – 1), Rubiaceae – (Asperula – 1), Chenopodiaceae – 1 (Corispermum– 2), Brassicaceae –1 (Tetracme –1), Asteraceae – 1 (Artemisia – 1).

Бугристые и грядовые пески: Fabaceae – 1 (Astragalus – 1), Polygonaceae – 1 (Calligonum –7), Rubiaceae – 1 (Crucianella – 1), Chenopodiaceae – 1 (Haloxylon – 1), Asteraceae – 2 (Artemisia – 1, Mausolea – 1), Brassicaceae – 1 (Streptoloma – 1).

Бугристые и закрепленные или полузакрепленные пески: Fabaceae – 2 (Astragalus – 3, Alhagi – 2), Rutaceae – 1 (Haplophyllum – 1), Asteraceae –4 (Microcephala – 1, Artemisia – 1, Cousinia –1, Chondrilla – 2), Rubiaceae – 1 (Crucianella – 1), Apiaceae – 2 (Dorema – 1, Ferula – 1).

Грядовые пески: Caryophyllaceae – 1 (Acantophyllum – 1), Fabaceae – 2 (Astragalus – 2, Ammodenobron – 1), Convolvulaceae – 1 (Convolvulus – 2), Apiaceae – 1 (Dorema – 1), Cyperaceae – 1 (Carex – 1), Chenopodiaceae – 1 (Haloxylon – 1), Euphorbiaceae – 2 (Chrozophora – 1, Cystidospermum – 1), Polygonaceae – 1 (Calligonum – 6), Boraginaceae – 1 (Tournefortia – 1), Asteraceae – 1 (Artemisia – 1).

Грядово – бугристые пески: Rubiaceae – 1 (Crucianella – 1), Caryophyllaceae – (Acanthophyllum – 1), Polygonaceae – 1 (Calligonum – 2), Fabaceae – 1 (Astragalus – 1), Asteraceae – 1 (Artemisia – 1).

Закрепленные пески: Polygonaceae – 1 (Calligonum – 6), Rutaceae – 1 (Haplophyllum – 1), Ephedraceae – 1 (Ephedra – 1), Ranunculaceae – 1 (Consolida – 1), Rubiaceae – 1 (Crucianella – 1), Liliaceae – 1 (Merendera – 1), Chenopodiaceae – 5 (Salsola – 3, Agriophyllum – 2, Climacoptera – 1, Londesia – 1, Kirilowia – 1), Convolvulaceae – 1 (Convolvulus – 3), Boraginaceae – 2 (Tournefortia – 1, Heliotropium – 4), Brassicaceae –2 (Chartaloma – 1, Meniocus – 1), Asteraceae – 3 ( Artemisia – 1, Cousinia –2, Jurinea – 1), Cyperaceae – 1 (Carex – 1), Orobanchaceae – 1 (Orobanche – 1), Poaceae – 3 (Aristida – 1, Eremopyrum – 1, Bromus – 1), Apiaceae – 5 (Dorema – 1, Ferula – 2, Prangos – 1, Seseli – 1, Aphanopleura – 1), Valerianaceae – 1 (Valerianella – 2), Lamiaceae – 3 (Paraeremostachys – 1, Phlomoides – 1, Hypogomphia – 1), Fabaceae – 2 (Ammothamnus – 1, Astragalus – 9), Caryophyllaceae – 1 (Gypsophila– 1), Cucurbitaceae – 1 (Bryonia – 1), Zygophyllaceae – (Zygophyllum – 1).

Закрепленные и полузакрепленные пески: Fabaceae – 2 (Astragalus – 6, Ammothamnus – 1), Polygonaceae – 1 (Calligonum – 4), Asteraceae – 1 (Koelpinia – 1), Poaceae – 3 (Anisantha – 1, Eremopyrum – 1, Elymus – 1), Apiaceae – 3 (Dorema – 1, Prangos – 1, Cuminum – 1), Rubiaceae – (Crucianella – 1), Ranunculaceae – 1 (Consolida – 2).

Закрепленные и барханные пески: Apiaceae – 2 (Ferula – 2, Cryptodiscus – 1), Fabaceae – 1 (Astragalus – 2).

Закрепленные и бугристые пески: Apiaceae – 1 (Ferula – 1), Euphorbiaceae – (Chrozophora – 2), Asteraceae – 4 (Cousinia – 2, Artemisia – 1, Centaurea – 1, Tragopogon – 1), Chenopodiaceae – 1 (Ceratoides – 1), Boraginaceae – 1 (Heterocaryum – 1), Fabaceae – 2 (Astragalus – 3, Smirnovia – 1).

Полузакрепленные пески: Euphorbiaceae – 1 (Euphorbia – 1), Chenopodiaceae – (Agriophyllum – 2), Fabaceae – 2 (Astragalus – 4, Ammodendron – 1), Asteraceae – 3 ( Chondrilla – 1, Cousinia –2, Jurinea – 1), Poaceae – 1 (Eragrostis – 1), Ranunculaceae – 1 (Consolida – 1).

Подвижные пески: Boraginaceae – 2 (Tournefortia – 1, Heliotropium – 1), Asteraceae – (Artemisia – 4, Chondrilla – 1, Lipskyella – 1), Asphodelaceae – 1 (Eremurus – 2), Euphorbiaceae – (Cystidospermum – 1), Poaceae – 1 (Aristida – 1), Fabaceae – 2 (Eremosparton – 1, Alhagi – 1), Cyperaceae – 1 (Carex – 1), Boraginaceae – 1 (Heliotropium – 1).

Сыпучие пески: Fabaceae – 2 (Ammodendron – 2, Ammothamnus – 2), Boraginaceae – (Argusia – 1, Beruniella – 1), Euphorbiaceae – 1 (Cystidospermum – 1), Poaceae – 1 (Aristida – 1), Asteraceae – 1 (Cousinia –1), Cyperaceae – 1 (Carex – 1).

В мире научных открытий, 2010, №5 (11), Часть Уплотненные пески: Fumariaceae – 1 (Corydalis – 1), Ranunculaceae – 1 (Consolida – 2), Caryophyllaceae – 1 (Acanthophyllum – 2), Brassicaceae – 3 (Isatis – 1, Matthiola – 1, Octoceras – 1), Geraniaceae – 1 (Erodium – 1), Convolvulaceae – 1 (Convolvulus – 1), Tamaricaceae – 1 (Reuamuria – 1), Fabaceae – 2 (Astragalus – 5, Trigonella – 1), Boraginaceae – 1 (Heliotropium – 1), Rutaceae – 1 (Haplophyllum – 1), Poaceae – 2 (Aristida – 1, Bromus – 1), Chenopodiaceae – 6 (Kochia – 2, Agriophyllum – 2, Salsola – 1, Ceratocarpus – 2, Halimocnemis – 1, Corispermum – 1), Polygonaceae – 1 (Atraphaxis – 1), Apiaceae – 2 ( Cryptodiscus – 2, Psammogeton – 1), Asteraceae – 1 ( Oligochaeta – 1).

Засоленные пески: Chenopodiaceae – 9 (Corispermum – 1, Borszczowia – 1, Salsola – 5, Climacoptera – 2, Anabasis – 2, Kirilovia – 1, Haloxylon – 1, Piptoptera – 1, Arthophytum – 1), Zygophyllaceae – 1 (Zygophyllum – 1), Nitrariaceae – 1 (Nitraria – 1), Tamaricaceae – 2 (Reaumuria – 1, Tamarix – 1), Poaceae – 3 (Crypsis – 1, Aeluropus – 1, Puccinella – 1), Asteraceae – (Dipterocome – 1, Pterotheca – 1), Brassicaceae – 1 (Strigosella – 1), Plumbaginaceae – (Psylliostachys – 1), Scrophulariaceae – 1 (Cistanche – 1), Fabaceae – 3 (Sphaerophysa –1, Alhagi–1, Halimodendron–1), Asparagaceae–1 (Asparagus–1).

Песчано – глинистые почвы на равнинах: Chenopodiaceae – 4 (Salsola – 6, Anabasis – 2, Haloxylon – 1, Halimocnemis – 3), Cyperaceae – 1 (Carex – 1), Poaceae – 2 (Stipagrostis – 1, Eremopyrum – 3), Liliaceae – 2 (Merendera – 1, Tulipa – 2), Apiaceae – 1 (Ferula – 1), Boraginaceae – 1 (Arnebia – 1), Lamiaceae – 1 (Eremostachys – 1), Caryophyllaceae – 2 (Acanthophyllum – 2, Silene – 1), Ranunculaceae – 1 (Ceratocephalus – 2), Peganaceae – 1 (Peganum – 1), Asteraceae – 1 ( Koelpinia – 1), Ephedraceae – 1 (Ephedra – 2), Tamaricaceae – 2 (Reaumuria – 1, Tamarix – 1), Papaveraceae – 1 (Roemeria – 1), Hypecoaceae – 1 (Hypecoum – 1).

Песчано – галечниковые почвы: Ephedraceae – 1 (Ephedra – 1), Poaceae – 1 (Elymus – 1), Liliaceae – 2 (Gagea – 1, Tulipa – 1), Asphodelaceae – 1 (Eremurus – 1), Alliaceae – 1(Allium – 2), Ixioliriaceae – 1 (Ixiolirion – 1), Chenopodiaceae – 3 (Halimocnemis – 1, Salsola – 1, Gamanthus – 1), Ranunculaceae – 1 (Consolida – 1), Brassicaceae – 2 (Isatis – 1, Streptoloma – 1), Fabaceae – (Astragalus – 2), Peganaceae – 1(Peganum – 1), Zygophyllaceae – 1 (Zygophyllum – 1), Euphorbiaceae – 2 (Andrachne – 1, Chamaesyce – 1), Apiaceae – 2 (Cryptodiscus – 1, Psammogeton – 1), Boraginaceae – 5 (Heliotropium – 1, Tournefortia – 1, Paracaryum – 1, Lappula – 2, Rochelia – 1), Lamiaceae – 2 (Thuspeinantha – 1, Lagochilus – 1), Asteraceae – 2 ( Artemisia – 3, Cousinia – 1), Convolvulaceae – 1 (Convolvulus – 1), Capparaceae – 2 (Capparis – 1, Cleome – 1).

Выводы 1. На песчаных пустынях Узбекистана нами выделены 21 тип песков, которые объедине ны в следующие группы: пески, барханные и бугристые пески, бугристые, грядовые, закреп ленные, подвижные, сыпучие, уплотненные и засоленные пески.

2. По количеству видов основное место принадлежит пескам – 139 видов, за ними: закре пленные – 116, затем – бугристые (94), уплотненные (36) и засоленные (31), грядовые (26), барханы (19), а далее подвижные (16) и сыпучие пески (10).

3. Для всех групп песков общими растениями являются Calligonum acanthoptherum, C. ro tula, C. densum, C. borzszowii, C. aphyllum, Ammothamnus lehmanii, Carex physodes, Haloxylon persicum, Agriophyllum pungens, A. minus и т.д.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ 1. Дробов В.П. Растительность песчаных пустынь Узбекистана. Изд-во Акад.наук Узбеки стана. –Ташкент:1952. – 112 с.

2. Никитин С.А. Типы песков Каракалпакских Кызылкумов и пути их хозяйственного ис пользования. Каракалпакия. //Тр. Первой конф. по изучению производительных сил Каракалпак ской АССР.Т.2. Л.1934. – С. 7-34.

3. Коровин Е.П. Растительность Средней Азии и Южного Казахстана. Т.1. – Ташкент: Наука.

1961. – С. 448-452.

4. Гранитов И. И. Растительный покров юго-западных Кызылкумов. Т. 1. – Ташкент: Наука.

1964. – С. 138-139.

5. Мельникова Р.Д. Псаммофильная растительность. В кн.: Растительный покров Узбекиста на. Т.2. -Ташкент: Фан. 1973. – С. 4-80.


6. Тахтаджян А.Л. Система магнолиофитов. -Л.: Наука, 1987. – 439 с.

В мире научных открытий, 2010, №5 (11), Часть 7. Черепанов С.К. Сосудистые растения СССР. -Л.: Наука, 1981. – 509 с.

8. Флора Узбекистана. Т.I-VI.-Ташкент: Изд-во АН УзССР.1941-1962.

9. Определитель растений Средней Азии. Т. I-X.-Ташкент: Фан. 1968-1993.

10. Матвафаева М. Типы ареалов растений песчаных пустынь Узбекистана //Узб. биол. журн.

2007. №2. – С. 45-49.

UDC 581. TYPES OF SAND OF SANDY DESERTS OF UZBEKISTAN AND THEIR FLORISTIC COMPOSITION M. Matvafaeva, candidate of biol. science, lead. scientific executive of SPC "Botany" Academy of Sciences of Uzbekistan st. Bagishamol, 232, Tashkent, 100053, Uzbekistan irerkin@gmail.com Discussing the classification and terminology by types of sand and the factors determining the relief of sandy deserts. Based on literary data and materials of its own research the author identified 21 types of sand with 508 species of plants (45 Sem., 189 born) for the sandy deserts of Uzbekistan.

Keywords: types of sand, dunes, grumous, ridged, fixed, mobile, loose, packed, saline sand, flo ra, family, genera, species.

УДК 581. РЕЗУЛЬТАТЫ СРАВНИТЕЛЬНОГО АНАЛИЗА ТАКСОНОВ ФЛОРЫ ПЕСЧАНЫХ МАССИВОВ КАТТАКУМ (УЗБЕКИСТАН) И ДЖУНГАР КУМ (СИНЬЦЗЯН) К. Тайжанов, доктор биологических наук, старший научный сотрудник М. Матвафаева, кандидат биологических наук, ведущий научный сотрудник НПЦ «Ботаника» АН РУз ул. Багишамол, 232, г. Ташкент, 100053, Узбекистан irerkin@gmail.com В статье анализируются результаты сравнений флоры южной (Каттакум, Узбеки стан) и северной (Джунгаркум, Синьцзян) песчаной пустинь.В двух песчаных массивах выявле но всего 205 видов растений (124 рода, 40 сем.), из которых 118 принадлежит к флоре Кат такум, а 130 – к Джунгаркум. Вместе с тем наблюдается значительное сходство родового состава флор, т.к. 45 видов являются общими для них.

Ключевые слова песчаная пустыня, пески, барханы, бугристые, грядовые, закрепленные уплотненные, засоленные, семейства, роды, виды.

По мнению специалистов [1,2] пустыня – географическая область, в которой аридность выражена в наиболее резкой степени.

Пустыня Азии расположена между 15 и 48-500 с.ш., которая включает крупные пустыни Аравийского полуострова, Ирана, Афганистана, Монголии и Китая.

В Средней Азии и Казахстане основными песчаными массивами являются Каракум, Кы зылкум, Моюнкум, Бетбакдала, Приаральские Каракумы, а в Китайской Народной республике В мире научных открытий, 2010, №5 (11), Часть – Такла-Макан, Алашан, Бейшань, Цайдам и Гобы, среди которых песчаная пустыня отличает ся своей особенностью и растительным миром.

Не вдаваясь в подробности понятий, образования и распределения песчаных пустынь Центральной Азии следуеть отметить, что по классификации их типов по сей день нет единого мнения среди исследователей, т.к. одни авторы за основу берут климатические показатели, другие – почвенные, третьи – литографические, наконец, четвертые – флористический состав растений.

Цель настоящей статьи – сравнить флору южной песчаной пустыни Каттакум (Узбеки стан), которая занимает правую сторону р. Амударья на границе с Афганистаном и северной Джунгаркум Синьцзянского автономного района (Китай).

Материалы для статьи собраны авторами НПЦ «Ботаника» АН РУз в Каттакуме, а также во время совместных поисковых работ (К. Тайжанов) по исследованию лекарственных, алка лоидоносных и других полезных растений Синьцзяна.

На песчаных массивах Каттакум и Джунгаркум имеются барханы, бугристые, грядовые, закрепленные, уплотненные и засоленные пески.

Согласно литературным источникам [3] на песчаных пустынях Узбекистана встречаются 320 видов высших растений, из которых 174 являются типично песчаными.

К примеру, в Каттакуме [4] нами выявлено 118 видов, а во флоре Джунгаркум, учитывая литературные данные и гербарных материалов музея г. Урумчи зафиксировано 130 видов. В таблице 1 таксоны расположены по системе А.Л. Тахтаджяна [5], а роды по алфавиту.

Таблица Флористический состав Каттакум и Джунгаркум Семейства Роды Количество Из них в видов № Катта- Джунгаркуме куме 1 2 3 4 5 1 Ephedraceae Wettst. Ephedra L. 4 - 2 Ranunculaceae Juss. Clematis L. 1 1 Consolida S.F. Gray 1 - 3 Papaveraceae Juss. Papaver L. 1 1 Roemeria Medik. 1 1 4 Hypecoaceae Nakai Hypecoum L. 3 1 5 Caryophyllaceae Juss. Gypsophila L. 2 2 Saponaria L. 1 - Silene L. 4 6 Chenopodiaceae Vent. Agriophyllum Bieb. 2 - Aellenia Ulbr. 2 2 (Holothamnus Jaub. et Spach) Anabasis L. 4 - Atriplex L. 4 2 Ceratocarpus L. 1 1 Camphorosma L. 2 - Echinopsilon Moq. 1 - Krascheninnikovia 1 1 Gueldenst. (Eurotia Adans.) Gamanthus Bunge 1 1 Halimocnemis C.A. Mey. 2 2 Halocharis Moq. 1 1 Hammada Iljin (Arthrophytum Schrenk) 1 1 Haloxylon Bunge 2 1 Horaninovia Fisch. et C. A.

1 1 Mey.

Kochia Roth. 1 - Salsola L. 8 5 В мире научных открытий, 2010, №5 (11), Часть Spinacia L. 1 1 7 Polygonaceae Juss. Atraphaxis L. 1 1 Calligonum L. 4 1 Polygonum L. 1 - 8 Limoniaceae Lincz. Limonium L. 4 - 9 Reamuriaceae Ehrenb. Reamuria L. 2 2 10 Tamariacaceae Link Tamarix L. 4 1 11 Brassicaceae Burnett Alyssum L. 1 1 Chorispora R. Br. ex DC. 1 1 Goldbachia DC. 1 1 Isatis L. 1 1 Lepidium L. 1 1 Strigosella Boiss. 3 3 Spirorrhynchus Kar. et Kir. 1 1 Streptolome Bunge 1 1 Tetracme Bunge 1 1 Tetracmidion Korsh. 1 1 12 Ulmaceae Mirb. Ulmus L. 1 - 13 Euphorbiaceae Juss. Chrozophora Adr. Juss. 1 - 14 Rosaceae Juss. Hultemia Dumort. 1 1 15 Fabaceae Lindl. Alhagi Gagneb. 1 1 Ammodendron Fisch. 1 1 Ammothamnus Bunge 1 1 Astragalus L. 7 7 Caragana Lam. 1 - Eremosparton Fisch. et C.A.

1 1 Mey.

Hedysarum L. 2 - Lagonichium Bieb. 1 1 Medicago L. 1 1 Psoralea L. 1 1 Vexibia Rafin. 1 1 16 Rutaceae Juss. Haplophyllum Adr. Juss. 1 1 17 Zygophyllaceae R. Br. Tribulus L. 1 1 Zygophyllum L. 4 1 18 Nitrariaceae Lindl. Nitraria L. 1 - Peganaceae Van-Tiegh.ex Peganum L.

19 1 1 Takht.

20 Geraniaceae Juss. Erodium L` Her. 5 1 21 Elaeagnaceae Juss. Elaeagnus L. 1 - 22 Apiaceae Lindl. Aphanopleura Boiss. 1 1 Cuminum L. 1 - Eryngium L. 1 - Ferula L. 3 - Psammogeton Edgew. 1 1 Saposhnikovia Schishk. 1 - Torilis Adans. 1 1 Turgenia Hoffm. 1 1 23 Dipsacaceae Juss. Scabiosa L. 2 2 24 Rubiaceae Juss. Crucianella L. 1 1 25 Asclepiadaceae R.Br. Cynanchum L. 1 1 26 Solanaceae Juss. Hyoscyamus L. 1 1 27 Convolvulaceae Juss. Convolvulus L. 3 2 28 Boraginaceae Juss. Arnebia Forsk. 2 1 Caccinia Savi 1 1 Gastrocotyle Bunge 1 1 Heliotropium L. 3 2 Heterocaryum DC. 1 1 В мире научных открытий, 2010, №5 (11), Часть 29 Orobanchaceae Vent. Cistanche Hoffmgg. et Link 2 2 30 Plantaginaceae Juss. Plantago L. 2 2 31 Lamiaceae Lindl. Chamaesphacos Schrenk 1 1 Hypogomphia Bunge 1 1 Lagochilus Bunge 1 - Thymus L. 1 - 32 Asteraceae Dumort. Antennaria Gaertn. 1 - Artemisia L. 10 5 Carpesium L. 1 - Cousinia Cass. 4 1 Dipterocome Fisch. et Mey. 1 - Gnaphalium L. 1 - Heteroderis (Bunge) Boiss. 1 1 Epilasia (Bunge) Benth. 2 2 Inula L. 1 - Koelpinia Pall. 2 2 Matricaria L. 1 1 Microcephala Pobed. 1 1 Rhabdotheca Cass. 1 1 Scorzonera L. 1 1 Senecio L. 1 1 Tragopogon L. 1 - 33 Colchicaceae DC. Colchicum L. 1 1 34 Iridaceae Juss. Iris L. 1 - 35 Asphodelaceae Juss. Eremurus Bieb. 1 1 Liliaceae Juss. Rhinopetalum Fisch.et Alex 36 1 1 and.

Tulipa L. 1 - 37 Alliaceae J. Agardh. Allium L. 2 2 38 Ixioliriaceae Nakai Ixiolirion Herb. 1 1 39 Cyperaceae Juss. Carex L. 1 1 40 Poaceae Barnhart Aeluropus Trin. 1 1 Aristida L. 1 1 Bromus L. 1 1 Cutandia Willk. 1 1 Dantonia DC. 1 1 Elytrigia Desv. 1 - Eremopyrum (Ledeb.) Jaub. et 2 2 Spach Festuca L. 2 - Puccinellia Parl. 2 - Elymus L. 1 - Schismus Beauv. 1 - Secale L. 1 - Taeniatherum Nevski. 1 - Таким образом, на южном песчаном массиве Каттакум (Узбекистан) и северном Джунгаркум (Синьцзян) с учетом литературных данных выявлено всего 205 видов растений, относящихся к 40 семействам и 124 родам, из которых 118 принадлежит к Каттакуму, 130 – к Джунгаркуму. Для двух массивов 45 видов являются общими, из них 57 – присуши для Катта кум, 51 – для Джунгаркум. Вместе с тем наблюдается значительное сходство родового состава флор.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ 1. Петров М.П. Пустыни земного шара. М. 534.3791 c.

2. Бабаев А.Г., И.С. Зонн, Н.Н. Дроздов, З.Г. Фрейкин. Пустыни. М. Мысль, 1986.-318с.

В мире научных открытий, 2010, №5 (11), Часть 3. Мельникова Р.Д. Псаммофитная растительность - Psammophyta. В кн. Растительный по кров Узбекистана. Т.2. Фан. Ташкент.1983. С.4-80.

4. Нарбабаева Т. Доминантные растения южного Узбекистана. Автореф. докт. дисс. Ташкент.

- 2005. - 47с.

5. Тахтаджян А.Л. Система магнолиофитов. Наука. Л.934 -.7891 с.

UDC 581. RESULTS OF COMPARATIVE TAXON ANALYSIS OF SANDY MASSIVE FLORAS OF KATTAKUM (UZBEKISTAN) AND JUNGARKUM (XINJIANG) K. Tayjanov, doctor of biological science, scientific executive M. Matvafaeva, candidate of biol. science, lead. scientific executive of SPC "Botanika" Academy of Sciences of Uzbekistan st. Bagishamol, 232, Tashkent, 100053, Uzbekistan irerkin@gmail.com The article analyzes the results of comparisons of flora south (Kattakum, Uzbekistan) and the north-(Dzhungarkum, Xinjiang) sandy desert. In the two sandy massifs detected a total of 205 species of plants (124 kinds, 40 fam.), of which 118 belong to the flora of Kattakum, and 130-to Dzhungar kum. However, there is considerable similarity nepotism and tribal composition of the floras, be cause 45 species are common for them.

Keywords: sandy desert, sand, dunes, grumous, ridged, fixed, packed, saline, families, genera, species.


УДК 581. ИЗМЕНЕНИЕ ОСНОВНЫХ МОРФОМЕТРИЧЕСКИХ И НЕКОТОРЫХ БИОХИМИЧЕСКИХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ВЫСШЕГО НАЗЕМНОГО РАСТЕНИЯ ПОДОРОЖНИКА БОЛЬШОГО (PLANTAGO MAJOR) В ЗАВИСИМОСТИ ОТ СТЕПЕНИ ЗАГРЯЗНЕНИЯ ПОЧВ ГОРОДА САМАРЫ ТЯЖЕЛЫМИ МЕТАЛЛАМИ Полякова Виктория Александровна, соискатель, преподаватель Макурина Ольга Николаевна, доктор биологических наук, профессор Самарский государственный областной университет (Наяновой) ул. Молодогвардейская, 196, г.Самара, Самарская область, 443001, Россия violetta-al@mail.ru Исследование влияния антропогенного загрязнения тяжелыми металлами почвы придо рожной полосы улицы Ново-Садовая города Самары проводилось по морфологическим и био химическим показателям высшего наземного растения (Plantago majer).

Ключевые слова: морфометрические показатели, хлорофилл а и b, каротиноиды, почва, тяжелые металлы.

В мире научных открытий, 2010, №5 (11), Часть В процессе урбанизации растет не только население городов и количество застроенных территорий, но и увеличивается концентрация отравляющих загрязняющих веществ, которые наносят непоправимый вред окружающей среде и здоровью человека. Наибольшую опасность для системы почва-растение-человек в современном мире представляют тяжелые металлы (ТМ).

Попадая в клетки ТМ взаимодействуют с ферментами, подавляя их активность. Это вы зывает разнообразные нарушения метаболизма клеток. Растения обладают способностью ак кумулировать металлы из почвы, воды и атмосферы, что негативно действует на ростовые процессы в растениях.

Целью нашей работы явилась первоначальная оценка эколого-биогеохимической обста новки в г. Самаре на примере улицы Ново-Садовая. Объектами исследований служили почвы и растения, собранные в окрестностях улицы Ново-Садовая в г. Самара.

Растительным объектом исследования являлся подорожник большой (Plantago major).

Улица Ново-Садовая была выбрана по критерию наибольшей протяженности в городе и нали чия в ее окрестностях различных по уровню антропогенного загрязнения объектов: оживлен ных перекрестков, автозаправочных станций, парков, жилых массивов. Это позволило собрать пробы растений и грунта различные по степени загрязнения. Сбор почвенного и растительного материала проводился с помощью маршрутного метода. Расстояние между пробными площа дями составило около 1200 м, расстояние между первой пробной площадью и последней – око ло 9765 м.

На каждой пробной площади проводился отбор проб почвенного и растительного мате риала [1, 2]. Определение механического состава почв осуществляли по методу М.М.Филатова [1] Определение активной кислотности почвенного раствора осуществляли общепринятым ме тодом [3]. В качестве основных морфометрических показателей были выбраны: площадь лис товой пластинки, масса сырых и высушенных наземных частей растения, занесены в таблицу.

Определение содержания основных фотосинтетических пигментов листьев растений проводили по методу Брагинского [4]. Все полученные первичные данные подвергали статистической об работке [5]. В ходе экспериментов было установлено, что на всех исследованных пробных площадях преобладают глинистые почвы, обладающие щелочной реакцией (рис.1).

7, 7, 7, 7, 7, 7, 7, июнь 7, июль 6, 6,8 август Рис. 1. Значения рН образцов почвы Реакция почвенной среды в городах обычно нейтральная или щелочная (рН до 9), что объясняется поступлением в почвогрунт из воздуха газообразных или пылевидных промыш ленных отходов с преобладанием среди них кислых соединений. В почве угольная кислота вступает в обменные реакции с поглощенными основаниями почвогрунта и в почвенном рас творе появляется бикарбонат кальция – Са(НСО3)2 и другие бикарбонаты. Соединяясь с водой, бикарбонаты образуют гидроокиси, которые нейтрализуют кислоты и поэтому реакция почвен ной среды становится нейтральной или щелочной. Щелочная среда почвенных растворов спо В мире научных открытий, 2010, №5 (11), Часть собствует переводу подвижных соединений Al, Mn, Fe в неподвижную (нерастворимую) фор му, соединений Мо, наоборот, - в подвижную[14]. За счет этого происходит их локальная кон центрация в почвах.

На лесопарковых территориях (Загородный парк, санаторий «Дубки»), несмотря на сни жение прямого воздействия автотранспорта, были отмечены значения рН, незначительно более близкие к нейтральным что, по-видимому, объясняется конвекционным движением загрязнен ного воздуха в верхние слои атмосферы и равномерным выпадением осадков на всей исследуе мой территории.

Из анализа данных, полученных в ходе эксперимента, следует, что тяжелые металлы не гативно действуют на ростовые процессы в растении (рис.2). Проникая через клеточную стен ку, одна часть ионов связывается с реактивными компонентами апопласта, другая поступает в цитозоль [7]. Поступившие в цитоплазму ионы могут связываться там с биомолекулами. Ос тавшаяся в цитозоле в виде свободных ионов или растворимых комплексов фракция симпла стическим или трансклеточным путем перемещается из корня в побег и далее - в листья расте ний по заряженным участкам ксилемы, либо увлекается с транспирационным потоком воды.

Вероятно это видоспецифичный процесс.

60 Июнь 20 Июль Август Рис. 2. Площадь листовой пластинки Plantago major, см Ингибирование роста растений происходит, с одной стороны, из-за нарушения метабо лизма и, с другой стороны, в результате более прямого действия металла на рост [8], например, в результате взаимодействия с полисахаридами оболочек, снижения пластичности клеточных оболочек, ингибирования деления клеток. Ионы тяжёлых металлов, в том числе и Cd, изменяют фосфолипидный состав мембран, увеличивают их проницаемость, индуцируют ионный дисба ланс за счет выделения из клеток ионов К+, Са2+, Mg2+, снижают АТФ-азную активность плаз малеммы. Основным симптомом токсического действия свинца является торможение роста и угнетение накопления биомассы. Cd ингибирует ферменты, замещая Zn, например, в ДНК по лимеразе, играющей важную роль в репликации и репарации ДНК. Специфика реакций разных объектов на действие тяжёлых металлов определяется не только степенью нарушения перечис ленных процессов, но и разной способностью к синтезу металлсвязываюших соединений и вы ведению поглощаемых ТМ из активного метаболизма. В одних и тех же организмах могут об разовываться металлсвязывающие белки нескольких классов, причем преимущественный син тез определенного из них осуществляется в разных органах. Так Cd связывается фитохелатияа ми [8]. Механизм детоксикации ионов металлов фитохелатинами включает несколько стадий:

1) активацию фитохелатинсинтазы ионом металла;

2) образование комплекса фитохелатина с тяжёлыми металлами;

3) перенос комплекса в вакуоль.

Не смотря на механизмы детоксикации, при действии тяжёлых металлов помимо выше перечисленных изменений наблюдается снижение биомассы растений. Показано [8,9], что при чиной уменьшения биомассы при воздействии ионов тяжелых металлов может являться сниже ние интенсивности протекания фотосинтеза, причем, чем более эффективно вещество тормозит протекание фотосинтеза, тем более эффективно уменьшает оно и скорость роста. Ионы тяже В мире научных открытий, 2010, №5 (11), Часть лых металлов оказывают на интенсивность дыхания меньшее влияние, чем на процесс фото синтеза. Свинец действует на водный обмен, нарушая его [9,10].

В целом, чувствительность объекта исследования к тяжёлым металлам оказалась высо кой. Исследования последних лет свидетельствуют, что ингибирующее действие ионов тяже лых металлов на фотосинтетические функции растений обусловлено их взаимодействием с компонентами фотосистемы II [11]. Свинец и кадмий вызывают изменение липидного состава мембран тилакоидов, а также расширение тилакоидных мембран, что, по мнению некоторых авторов [9], является результатом непосредственного влияния свинца на развитие пластид. Ти пичным эффектом является уменьшение содержания хлорофилла, а также недостатком Mg и Fe. Визуально снижение содержания хлорофилла проявляется в форме хлороза [12].

Учитывая тот факт, что объект настоящего исследования показал довольно высокую чув ствительность к действию свинца и кадмия, можно рекомендовать к использованию его в био мониторинге загрязнения среды тяжёлыми металлами.

У растений с пробных площадей «Дубки» и «Загородный парк» (рис.3) было получено соотношение хлорофиллов a и b, а также каротиноидов в соответствии с их функциями нахо дится в следующей форме - хлорофилла a более 50%, хлорофилла b - около 30% и каротинои дов - менее 20%.

При внедрении ионов ТМ наблюдается эффект снижения содержания хлорофилла a (за исключением Na+ и Pb2+) и дополнительные пигменты, компенсируя недостаток основного пигмента, частично берут на себя его функции [13]. В случае с К+, Ва2+, Mg2+ и Mn2+ хлорофилл b и при действии Са2+, Cu2+ и Zn2+ каротиноиды выступают в роли основных пигментов.

100% 80% 60% 40% кар 20% 0% Хл b Хл а Рис. 3. Соотношение основных фотосинтезирующих пигментов в листьях подорожника большого, мг/г/см Ионы Na+ вызывают резкое увеличение содержания хлорофилла a, при одновременном снижении доли хлорофилла b и каротиноидов. В связи с изменением доли хлорофилла a в ли стьях доля других пигментов (хлорофилла b и каротиноидов) также изменяется. Отмечается снижение доли хлорофилла a при увеличении долей хлорофилла b и каротиноидов в листьях опытных растений относительно контрольных образцов.

Выводы 1. Исследованные образцы почв являются слабощелочными, а по механическому составу – глинистыми.

2. Растения подорожника большого, произрастающие в районах с умеренным уровнем техногенных воздействий (территория Загородного парка и турбазы «Дубки») имеют площадь листовой пластинки на 88% больше, чем аналогичный показатель растений подорожника большого, произрастающих в других исследованных районах.

3. Содержание хлорофилла а в листьях растений подорожника большого, произрастаю щих в зонах умеренных техногенных воздействий (территория Загородного парка и турбазы «Дубки»), на 60% больше аналогичного показателя в листьях растений подорожника большого, произрастающих в других исследованных районах.

4. Содержание хлорофилла b и каратиноидов в листьях растений подорожника большого, произрастающих в зонах умеренных техногенных воздействий (территория Загородного парка В мире научных открытий, 2010, №5 (11), Часть и турбазы «Дубки»),на 27% меньше аналогичного показателя в листьях растений подорожника большого, произрастающих в других исследованных районах.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ 1. Алексеенко В.А. Геохимия ландшафта и окружающая среда. М.: Недра, 1990. 142 с.

2. Алексеенко В.А. Ландшафтно-геохимические исследования и окружающая среда. Ростов на-Дону: Изд-во Ростовского университета, 1989. 122 с.

3. Науки о земле. Почвоведение с основами геологии. - Самара: Изд-во Самарского ун-та, 1998. – 59 с.

4. Полевой В.В. Физиология растений. М.: Высшая школа, 1989. 464 с.

5. Фролов Ю.П. Математические методы в биологии. ЭВМ и программирование. Самара:

”Самарский Университет”, 1996 (издание третье), с. 117-128.

6. Ковда В.А. Биогеохимия почвенного покрова. - М.: Наука, 1985. 262 с.

7. Мониторинг состояния загрязнения атмосферного воздуха в Самарской области в 1994г.

Самара: Приволжское территориальное УГМОС, 1995. 988 с 8. Кефели В. И. Природные ингибиторы роста // Физиология растений. 1997. Т.44. С. 471- 9. Евсеева Т., Юранева И., Храмова Е. Механизмы поступления, распределения и детоксика ции тяжелых металлов у растений.// http://ib.komisc.ru/t/ru/ir/vt/03-69/01.html 10. Кудрявцев O.K. Город и транспорт. М.: Знание, 1975. С. 152.

11. Сает Ю.Е., Башаркевич И.Л., Онищенко Т.Л., Саркисян С.Ш., Трефилова Н.Я., Янич Е.П.

Геохимические особенности сельскохозяйственных территорий // Труды биогеохимической лабора тории. М.: Наука, 1991. Т.22. С.72-81.

12. Николаевский В.С. Экологическая оценка загрязнения среды и состояния наземных эко систем методами фитоиндикации. Пушкино: Министерство природных ресурсов РФ, 2002. 220 с.

UDC 581. THE CHANGES OF THE MAIN MORPHOLOGICAL AND SOME BIOCHEMICAL INDEXES OF THE HIGHER PLANT DOORYARD PLANTAIN “PLANTAGO MAJOR” DEPENDING ON THE HEAVY-METALS CONTAMINATION LEVEL OF THE SOIL OF SAMARA Victoria A. Polyakova Olga N. Makurina, Doctor of Biological Sciences Samara State Regional University of Nayanova Address: 196, Molodogvardeyskaya str., Samara, 443001, Russia violetta-al@mail.ru The research work is done concerning the level of man-made pollution of the soil contamination of the Novo-Sadovaya street’s wayside on the basis of the higher plant’s Dooryard Plantain “Planta go major” biochemical indexes. Morphological indexes and maintenance of the main photosynthetic agents – chlorophyll a and b, and carotinoids have been analyzed.

Keywords: chlorophyll a and b, carotinoids, morphological indexes, heavy metals.

В мире научных открытий, 2010, №5 (11), Часть УДК 591.531.257(571.150) ЭКОЛОГО-ФАУНИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НАСЕКОМОЯДНЫХ МЛЕКОПИТАЮЩИХ ОКРЕСТНОСТЕЙ ГОРОДА БИЙСКА Макаров Александр Владимирович, аспирант Шапетько Елена Васильевна, кандидат биологических наук, доцент Алтайский государственный университет пр. Ленина, 61, г. Барнаул, Алтайский край, 656049, Россия t_makarova1959@mail.ru Приводятся сведения по видовому составу, распространению, численности насекомояд ных млекопитающих, и их эколого-популяционных особенностях. Доминирующий вид в сообще ствах насекомоядных – обыкновенная бурозубка. В популяциях летом и осенью преобладают молодые особи, большинство из которых начинают вступать в размножение только в сле дующем году. По половому составу, самцы преобладают, как в группе взрослых, так и среди молодых зверьков.

Ключевые слова: насекомоядные млекопитающие, землеройки, биотоп, численность, по пуляция, половозрастной состав, размножение, эмбрионы.

Насекомоядные млекопитающие – одна из наиболее массовых и широко распространен ных групп наземных позвоночных. Благодаря этому они являются отличным объектом для мо ниторинговых исследований. Наибольшее практическое значение имеют представители семей ства землеройковых – бурозубки (род Sorex), как самая многочисленная группа насекомоядных.

Бурозубки оказывают, несомненно, положительную роль в лесном и сельском хозяйстве, истреблением огромного количества вредных насекомых, их личинок и куколок. Кроме этого, они выполняют и санитарную роль, поедая трупы беспозвоночных и многих позвоночных жи вотных [1]. Так как бурозубки обитают в основном в листовом и хвойном опаде, а также в верхнем слое почвы, разрыхляя их, они способствуют прорастанию семян и возобновлению леса. Также они являются важным звеном в трофических цепях, входят в рацион многих хищ ных птиц и пушных зверей, но при этом не составляют основу питания последних. Многие на секомоядные являются носителями многих опасных инфекционных заболеваний, тем самым поддерживая природный очаг инфекции. Если принять во внимание тот факт, что многим буро зубкам свойственны резкие годовые и сезонные колебания численности, данная проблема мо жет представлять определенную опасность.

Материалы и методика Полевые исследования проводились с мая по ноябрь 2009 года на 8 биотопических участ ках.

Сосновый бор по р. Бия. В древостое основу составляет сосна, единично встречается береза. Подлесок и подрост развиты слабо, а в месте учетов в его состав входят рябина и кали на. Травостой не высокий, представлен в основном костяникой и земляникой, а также кое-где злаками и осокой. Подстилка состоит из хвои и листьев, не превышающая 3 – 5 см.

Березовый лес, располагающийся на южной окраине бора. Основная лесообразующая порода представлена березой, единично встречаются осина и сосна. Почва захламлена полу сгнившими стволами березы. Подлесок состоит из рябины, калины, осинового и березового подроста. Травостой достаточно высокий (до 100 см) и густой, подстилка состоит из опавшей листвы и отмершей травы, глубиной 5 – 10 см.

Разнотравный луг. Древесный ярус представлен одиночно стоящими березами. На ок раине лугового участка развит березовый подрост. Травяной покров достаточно густой и высо кий (до 100 – 120 см), полностью скрывающий листовую подстилку.

Пастбища, перемежающиеся с полями зерновых культур. Располагаются к югу от со снового бора. Местами встречаются березовые колки. Растительный покров на пастбищах стравленный и разреженный (не превышает 10 – 15 см), почва сильно задернована. На полях В мире научных открытий, 2010, №5 (11), Часть растительность густая и высокая (в районе работ представлена гречихой). Подстилка полно стью отсутствует не только на выпасах, но и на полях.

Садоводство. В районе проведения работ древостой представлен березой, в меньшей степени сосной и яблоней. Среди кустарников встречаются заросли облепихи, малины, сморо дины и шиповника. Характерен хорошо развитый травостой, высокий и сильно сомкнутый.

Подстилка рыхлая, состоящая в основном из сухой прошлогодней травы.

Пойма р. Обь. По берегам в древесном ярусе произрастают тополь, береза, сосна, ива и яблоня. Хорошо развит кустарниковый ярус, представленный облепихой, боярышником, чере мухой, шиповником и др. Травяной покров разнообразный по видовому составу, достаточно высокий (до 80 – 100 см), образующий сплошной полог. Подстилка состоит из опавших листьев и остатков отмершей травы.

Полигон бытовых отходов (городская свалка). Расположен на северной окраине г.

Бийска. По краям свалки растут древесные насаждения, состоящие в основном из березы, оси ны, реже тополя. Травостой здесь чрезвычайно густой и высокий (до 1,5 м), в основном пред ставленный зарослями крапивы и кустами малины, почва сильно задернована. Ежегодно отми рающая трава создает рыхлую и высокую подстилку.

В каждом месяце учетами были охвачены первые 15 – 20 дней. Зверьков отлавливали ме тодом 50-ти метровых ловчих канавок, в которых через каждые 10 метров размещались конуса, залитые 4% раствором формальдегида. В качестве конусов нами использовались пластиковые пяти литровые бутылки с отрезанным донышком.

Всего за период исследования было отработано 3840 конусо-суток, при этом полученные данные по распределению и численности пересчитывались на 100 конусо-суток. Балльные оценки численности даны по шкале, предложенной А.П. Кузякиным [2]: очень редкие виды – 0,01-0,09;

редкие виды – 0,1-0,9;

обычные виды – 1-9;

многочисленные виды – 10-99. Видовая принадлежность бурозубок определялась по форме черепа и по верхним промежуточным зу бам, при использовании определителей [3;

4;

5]. При исследовании возрастного состава, все отловленные зверьки подразделялись на две группы: взрослые перезимовавшие (Ad) и молодые текущего года рождения (Sad). Возраст определялся по степени развития черепа, уровню стер тости зубов, при этом учитывались состояние генеративной системы и размеры тела.

Результаты и их обсуждение За время исследований было отловлено 266 насекомоядных, что составляет 14,3% в об щих уловах мелких млекопитающих. Для сравнения, в таежной зоне Западной Сибири, доля насекомоядных среди всех микромаммалий составляла от 47,6% до 73,5% [1]. В наших уловах, низкая численность землероек среди всех видов мелких млекопитающих, объясняется, прежде всего, преобладанием в районе работ открытых лесостепных ландшафтов, которые, как извест но, в меньшей степени благоприятны для жизни землероек, в отличие от таежных биотопов.

Количественный состав был представлен пятью видами: обыкновенная, тундряная, средняя и малая бурозубки и сибирская белозубка. Еще два вида были зафиксированы попутно, как кону сами, так и визуально: это обыкновенный еж, дважды попадавшийся в канавку в пойменном биотопе, и сибирский крот, следы жизнедеятельности которого отмечались во многих место обитаниях.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.