авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«Хабаровский краевой краеведческий музей им. Н. И. Гродекова ЗАПИСКИ ГРОДЕКОВСКОГО МУЗЕЯ Выпуск 6 ...»

-- [ Страница 4 ] --

Определенный интерес с точки зрения жизни Сикачи-Аляна в 1930-е годы представляет собой план подготовки и проведения в селе 1 мая 1936 года. Итак:

“План подготовки и проведения 1 мая 1936 года в с.С-Аляне I. Построить трибун и очистить площадь около школы. Построить физкультплощадки: волейбольную, беговую. Срок 28/IV Ответств. Актанко II. Привести в культурный вид школы, клубы, интернат, дома колхозников и дворы, улицы. — 28/IV. Отв. Ким Е., Перменко Д.

III. Подготовить постановку к 30/IV — силами драмкружка клуба. К 1 мая — силами школьников, к 2 мая — самодеятельный вечер октябрят и пионеров. Ким Е., Перменко Д.

IV. Выпустить стенгазету к 30/IV — Антон V. Подготовить доклад о 1 мая к 30/IV Тумали План 30 апреля I. С 10 часов утра эстафета с повесткой о торжественном собрании, посвященного 1 маю. Актанко А.

II. Открытие торжественного собрания в 6 часов.

III. С 5-6 часов играет 2 виктрола — Яркин, Актанко.

IV. После торжественного собрания постановка “Дни борьбы” — Перменко Денис.

План 1 мая I. С 10-11 часов утра сбор на демонстрацию в колхозной площадке. Актанко Л., Актанко А.

II. С 11-12 демонстрация и митинг.

III. С 12-3 товарищеский обед — Заксор Н., Гниздилов.

IV. С 12 часов дня на площадке массовые игры Перменко Д.

V. Организовать во время обеда беседу на тему “Социалистическое строительство в СССР” с иллюстрацией на карте. Тумали.

VI. Постановка силами школьников — Ким Е.

План 2 мая I. С 11-4 часов массовые игры на школьном площадке — Перменко Д.

II. С 4 часов постановка самодеятельный вечер октябрят и пионеров — Ким Ек.

III. После постановки и вечера — массовые игры, танцы до 1 часу ночи — Перменко Д.

Пред. комиссия Актанко А.” 90.

В 1936 году в Сикачи-Аляне закрыли фельдшерский пункт 91. В апреле произошло укрупнение сикачи-алянского колхоза “Красный путь” за счет части имущества и людских ресурсов ликвидированного в селе Докиерга колхоза имени Буденного 92.

В 1937 году магазином заведовал Иван Актанко, заведующим школой Сикачи Аляна был Сошнянин, учителем Петр Заксор 93. Последний вместе с Ава Киля вел курсы по ликвидации безграмотности. По данным Нанайского райисполкома в тот год в селе насчитывалось 66 неграмотных, из них 62 нанайца, 4 русских, 42 мужчины, 24 женщины.

Школа стояла в то время на месте современного магазина 94.

В 1930-е годы в Сикачи-Аляне началось строительство типовых домов и переселение в них жителей села из землянок и фанз 95.

Репрессии 1930-х годов коснулись и жителей Сикачи-Аляна. По рассказу С.

Н.Оненко, в те годы кулаком считали каждого, кто имел две коровы. Когда в Сикачи Аляне поселились русские семьи, нанайцы тоже стали держать коров. У некоторых из них было даже по семь коров. Дед С. Н. Оненко был расстрелян прямо на косе около села. У него осталось 12 детей. В районе Сикачи-Аляна находились два лагеря. Один — женский, в районе Чернолесья, а на безыменном острове напротив села ближе к левому берегу был мужской лагерь для политзаключенных. На том острове до настоящего времени находят винтовки. В женский лагерь сикачи-алянцы носили продукты питания. На лето из женского концлагеря на остров ниже Сикачи-Аляна перевозили на баржах коров, свиней.

Вечерами женщины-заключенные очень красиво пели русские песни 96.

В начале 1930-х годов (не позднее 1931 г.) в Сикачи-Аляне был организован колхоз “Красный путь”. Основными видами деятельности в нем были рыболовство, сельское хозяйство и на экспериментальном уровне звероводство 97. В документах Нанайского райисполкома сохранилось заявление Сянгу Донкана о приеме в колхоз “Красный путь” :

Государственный архив Хабаровского края. Ф. Р-1747, оп. 1, д. 17, л. 52.

На 1 января 1940 г. сикачи-алянский колхоз “Красный путь” владел грузовым катером “Красный путь” (8,7 х 1,8 х 1,18 м), грузовой мотолодкой “Комсомолец” (6,5 х 1,22 х 0,65 м), 2-мя деревянными лодками-неводниками “Калуга” и “Осетр”, деревянными рыбацкими лодками, названными в честь разных амурских рыб, например, “Сом”, “Щука”, “Сазан”, “Ленок” и др. Колхоз располагал конюшней в 13 лошадей, коровником (сарай) с семью единицами крупного рогатого скота, свинофермой, где откармливали 5 свиней. На колхозной пасеке было 80 пчелосемей. В одном из домов села размещался клуб, стоявший на балансе колхоза 99. По переписи 1939 года в Сакачи Аляне проживали 438 человек: 223 мужского пола, 215 женского 100.

С созданием колхоза и строительством рыббазы связано появление в Сикачи-Аляне русской деревни: как выразился один из информантов “приехали русские, завели хозяйства”101.

В канун Великой Отечественной войны в Сикачи-Аляне пытались создать звероферму. В 1939 году там содержались 15 лисиц и 4 енота. Интересно, что в 1936 году президиум Нанайского райисполкома принял решение о создании в Сикачи-Аляне (а также в Малмыже, Джуене, Даде, Найхине, Муху, Бире) питомника племенных собак — нанайских лаек “для обслуживания охотника на промысле Красных нарт”.

Предполагалось закупить в Сикачи-Алянский питомник 7 собак в среднем по 50 рублей каждая. Инициатором создания в Нанайском районе питомников нанайской лайки выступила Дальзаготпушнина. Постановление президиума Нанайского райисполкома от 19.10.1937 года гласило:

“4. Принять к сведению заявление ДЗП (Дальзаготпушнина — Т. М.) – а) что финансирование по закупке собак (исходя в среднем по 50 руб. на собаку) и на корм их (по 60 руб. на голову в период с I/XI — 36 года по I/IV — 37 года), а так же приобретение упряжи и нарт будет произведено тов. Заксором Ультумбу.

б) что дальнейшая репродукция нанайской лайки будет вестись по линии питомников с бесплатной раздачей щенков охотникам и колхозам по нарядам Райзо.

в) что собаки питомников должны обслуживать как тягловая сила Красной нарты.

5. Предложить — а) Председателям с/советов — Малмыж, Бира, Дада, Найхин, Джуен, Муху, С Алян принять энергичные меры содействия органам ДЗП на местах по закупке лучших племенных собак породы нанайской лайки.

б) Райзо проследить за работой по организации племенных питомников и дальнейшей репродукции лайки. Провести регистрацию закупленных собак, внеся их в Родословную книгу. Дать все необходимые указания колхозам о выделении среди колхозных собак и принадлежащих колхозникам лучших из них для приобретения ДЗП, а так же по обеспечению их кормом. Предусмотреть в плане посевов на 1937 год обеспечение собак питомников кормами” 102.

На 1 января 1942 года в колхозе “Красный путь” был 51 двор, в которых проживали 300 человек, в т. ч. 35 трудоспособных мужчин, 42 трудоспособные женщины, подростков от 12 до 16 лет. В 1941 году колхозники выловили 1201 центнер крупного частика, 2545 центнеров мелкого частика, 467 центнеров рыбы лососевых пород. На добыче рыбы были заняты 38 колхозников “Красного пути”, сельским хозяйством — человека. С колхозных полей было собрано 36 центнеров овса (7,5 га), 752 центнера картофеля (12 га), 97 центнеров овощей, заготовлено 2500 центнеров сена. Из надоенных 4200 л. молока, 2345 л. были проданы на колхозном рынке, 1855 л. потреблены внутри хозяйства 103.

В годы Великой Отечественной войны на фронт ушли 47 жителей Сикачи-Аляна, 12 — из них погибли 104.

Колхозники Сикачи-Аляна внесли весомый денежный вклад в общую для всех народов СССР победу. Свидетельством этого может служить их открытое письмо года.

“С большой радостью встретили мы, колхозники-нанайцы, постановление нашего правительства о выпуске Военного займа. Ведь средства, которые мы дадим взаймы государству, пойдут на производство новых самолетов, танков, снарядов для Красной армии. А чем больше оружия будет у наших воинов, тем скорее разобьют они фашистов.

Только при Советской власти мы, нанайцы, узнали, что такое счастливая жизнь. Мы стали грамотными, культурными, в колхозах наших всего вдоволь. Дорогой наш товарищ Сталин дал нам такую счастливую жизнь. И никто ее не сумеет отнять у нас.

Сейчас на фронте в рядах бойцов Красной Армии есть и нанайцы. Они доказали там, что нанайцы не только хорошие охотники, но и воины хорошие. Радостно слушать, читать в газетах об их героических подвигах. Никто из нас не пожалеет жизнь свою отдать, лишь бы поскорее разбить гитлеровцев.

И, когда пришла весть о новом займе, не нашлось у нас в колхозе “Красный путь” Нанайского района, ни одного человека, который не пожелал бы дать свои средства взаймы государству. Все до единого подписались, дали родине для борьбы с врагом тыс. руб.

Потом мы так рассудили: раньше деньги по подписке почти целый год вносили. А теперь-то они государству поскорее нужны. И решили мы тут же внести все 23 тыс. Так и сделали. А наш колхоз подписался на 10 тыс. руб. и тоже мы не стали откладывать дело, тут же внесли эти деньги.

Радостно знать нам, что наш взнос скоро превратится в снаряды и пули и будет еще одним крепким ударом по лютому врагу.

Председатель колхоза Бельды Чубак.

Колхозники: И. Оненко, А. Перменко, И. Актанко, У. Пассар, Н. Перменко и др.” 105.

В 1943 году колхоз “Красный путь” получил новое название: он стал носить имя Максима Пассара, который до войны жил в Сикачи-Аляне 106.

В состав колхоза имени Максима Пассара на 1 января 1944 года входило 85 дворов с населением 293 человека, в том числе 48 трудоспособных мужчин, 50 трудоспособных женщин, 30 подростков от 12 до 16 лет. В колхозные детские ясли (вместимость человек) жители села водили 30 детей 107. В течение 1943 года сикачи-алянские колхозники выловили1158 центнеров крупного частика, 1625 — мелкого, центнеров — лососевых рыб. Они собрали 560 центнеров картофеля, 60 центнеров овощей, 6 центнеров табака 108. В 1942 году в Сикачи-Аляне была построена новая кузня 109.

В 1943 году в Сикачи-Аляне жили представители нанайских родов Актанко, Бельды, Перменко, Пассар, Донкан, Юкомзал, Одзял, Удинкан. Из 113 человек, перечисленных в инвентарной описи денежных расчетов колхоза “Красный путь” за год, к роду Актанко принадлежали 27 человек, к роду Пассар — 17 человек, к роду Оненко — 10, к роду Перменко — 6, к роду Донкан — 6, к роду Бельды — 5, к роду Одзял — 4, к роду Юкомзал — 2, к роду Удинкан — 1 человек. В 1943 году в составе РККА воевали 13 сикачи-алянцев 110.

Лисоферма просуществовала в Сикача-Аляне до 1944 года. Если в 1942 году на звероферме еще жили 5 лисиц и 2 енота, в 1943 году — 2 лисицы, то в отчете колхоза “Красный путь” за 1944 год данные о выращивании диких животных уже отсутствуют. В годы войны не хватало мяса для их откорма 111.

До Великой Отечественной войны в окрестностях Сикачи-Аляна росло очень много многолетних кедровых сосен, которые можно было пилить на доски. Из стволов кедровых сосен сикачи-алянцы долбили лодки. На них ходили в Хабаровск, добирались сутки. Во время войны их все вырубили на нужды фронта. С начала перестройки сикачи-алянские лесники снова стали высаживать в окрестностях села кедровые сосны. Один из них уже плодоносит. Стали появляться белки, зимой они даже забегают в село 112.

Дополнительные штрихи к характеристике хозяйственной деятельности колхоза имени Максима Пассара дает объяснительная записка к отчету за 1944 год.

“В соцсоревновании участвовали на лову три бригады. Число стахановцев рыбаков 16 человек. За хорошее выполнение добычи рыбы план 3100 цент. выполнено 4757 цент., на 153 %, за что премированы наркомом рыбной промышленности в сумме 18000 руб. Из них распределили культфонду 40 % — 7200 руб.;

60 % для премирования: рыбакам руб., правлению 5400 руб. Средняя добыча рыбы на 1-го рыбака колхозника:

в 1943 г. план 97 цент. выполнено 96 цент.;

в 1944 г. “ 80 цент. “ 130,7 цен.

Посевная площадь колхоза за 1944 г. 21 га, было предусмотрено планом 19,5 га.

Средний урожай по плану: овес 9 цен, картофеля 80 цен. Фактически убрано с 1-го га овса около 0,94 цен., картофеля 55,6 цен.

Овса к плану на 1 га недобрали 8,06 цен. В виду того, что с начала посевной не было дождей, поэтому был очень малый процент всхожести, большим солнцепеком овес выжгло. При уборке овса пошли дожди, где нельзя было просушить в снопах овес. 4,5 га овса было скошено под литовку, как овес был очень плохой. Убрать этот овес 4,5 га было невозможно, т.к. он сопрел в рядах. Картофель средняя урожайность с 1-го га собрали 55, цен., т.е. недобрали к плану на 24,4 цен. Причина недосбору к плану тоже самое: не было дождей и за этого не давало рост картофеля.

… Согласно решения райисполкома наделить нанайским семьям крупного рогатого скота из своей фермы было выдано 2 гол. и путем закупа 9 голов, всего выдали голов рогатого скота нанайским семьям.

Свиней к плану не хватает 4 головы. В течение 3-х месяцев к концу года подсвинков 11 голов пало. За плохой уход и неправильное кормление свинопоголовья правлением колхоза свинарку с работы сняли, за халатное отношение к работе отдали свинарку к уголовной ответственности” 113.

В 1946 году в колхозе имени Максима Пассара состояло 70 дворов с числом жителей 285 человек, из них 38 трудоспособных мужчин, 60 трудоспособных женщин, подростков от 12 до 16 лет. В селе была изба-читальня на 10 человек, пользовавшаяся популярностью среди жителей, клуб на 150 человек.

Первый послевоенный год оказался для сикачи-алянского колхоза неудачным.

Колхозники наловили 203 центнера крупного частика, 1407 центнеров мелкого частика, центнеров лососевых рыб. Однако план по добыче лососевых выполнен не был в виду наводнения: большая вода затопила тони. Сельскохозяйственный план колхоз имени Максима Пассара в тот год тоже провалил. Основная часть картофеля была посажена на левом берегу и погибла во время сильного наводнения. Удалось убрать урожай с 0,5 га из 8,7 га. Вода унесла и 70 тонн сена. В 1946 году в Сикачи-Аляне пришлось забить все поголовье общественного стада свиней — из-за чумы, которой заболел хряк 114.

После Великой Отечественной войны в Сикачи-Аляне появился медпункт. Раньше жители села ездили в больницу села Вятское на лодках 115.

Д. И. Актанко слышал в детстве от своего дяди о сикачи-алянском шамане, который камлал, всадив в себя нож. В 1-ой половине ХХ века в селе жил шаман Оненко Уфитун (он умер в 1947 году), после войны обращались к шаманке Сама-дада (Майла-дада), дом которой стоял на мысе Гасян. Информанты говорили: “Старые люди просили Уфитуна Оненко шаманить, когда они заболевали”. Несколько подробнее рассказала о нем Е. И.

Актакно: “Я не знаю чем богатым, ничем богатым не был [Уфитун]. Просто шаманил по своему. В то время люди уважали шаманов. Как медичка шаман. Мы сейчас к медичке обращаемся, к врачу обращаемся. А там тоже шаманы разные были. Один шаман голову лечил. А другой шаман эту болезнь не может. Например, окулист [глаза] лечит, а туберкулез он не может лечить. Уфитун говорил матери: “Я туберкулез не лечу”. Другие болезни лечит. Словами там. Когда как. Моей матери объяснял. Брат родился больной.

Отец туберкулезом больной. У него тоже туберкулез. В девять месяцев, сколько-то месяцев было — умер. Он [Уфитун] сказал: “Не могу туберкулез лечить” 116. До конца 1940-х годов в Сикачи-Аляне стоял домик, в котором хранилась икона культа “мяу” китайского происхождения. По определению информанта, домик походил на собачью конуру, только был повыше и уже. Он стоял у одной из вековых осин 117.

В 1947 году, когда началось активное заселение южного Сахалина и его хозяйственное освоение, на призыв Дальневосточного крайкома КПСС откликнулись и сикачи-алянцы, в т. ч. Петр Александрович Донкан и Мария Семеновна Актанко, родители Елизаветы Петровны Дзяпи (г. Южно-Сахалинск). На Сахалине они трудились в новом рыболовецком колхозе села Таран 118.

Добытую рыбу Сикачи-Алянский колхоз продавал в Хабаровске, куда возил ее на мотоботе. Участвовали в снабжении хабаровчан рыбой и отдельные жители Сикачи Аляна. 15 февраля 1958 года директор МРС Ташников 119 говорил на общем собрании членов колхоза имени Максима Пассара: “У нас есть люди, которые в колхозе не работают, торгуют рыбой, а ловят ее в колхозных водоемах” 120.

Рыбный рынок в Хабаровске находился на берегу Амура в районе парка Гагарина, потом в районе затона — Нижний рынок. В теплое время года в город ходили на лодках, где позволяло течение, шли на веслах, где была быстрое течение, лодку тащили бечевой, мужчины впрягались. По воспоминаниям С. А. Актанка, в 1950-е годы у Хабаровского утеса “дежурили русские, имевшие моторки, чтобы отбуксировать весельную лодку мимо утеса. Течение сильное там. За рыбу. Кто платить не хотел или не мог, пересекали Амур на левый берег, потом назад к рынку, таким образом минуя быстрое течение у утеса” 121.

Ежегодно колхозники Сикачи-Аляна выезжали в низовья Амура на кетовую путину. В 1958 — 1959 гг. рыбаки ездили на полгода в Охотск ловить сельдь. В 1956 году на весь колхоз приходился только один трактор. Основной тягловой силой были лошади.

Сани делали сами из березы. В середине 1950-х годов колхоз владел маленьким катером.

На косогоре около современной водокачки, но ближе к берегу реки была рыббаза, где коптили рыбу. Коровник, конюшня, а раньше и звероферма, находились на берегу залива, дальше стояли ульи пасеки.

В 1959 году Сикачи-Алянский сельский Совет объединили с Вятским сельским Советом с центром в селе Сикачи-Алян и наименовали Сикачи-Алянским сельским Советом депутатов трудящихся 122.

3 марта 1960 года собрание уполномоченных постановило объединить колхозы “Красный маяк” (с. Елабуга), “Красная заря” (с. Сарапульское), “Краснофлотец” (с.

Вятское) и имени Максима Пассара (с. Сикачи-Алян). Нанайский райисполком утвердил это решение. В Сикачи-Аляне было создано отделение колхоза. Ферму, пасеку перевели в Елабугу 123. После объединения колхозов центральная усадьба была перенесена в Елабугу, рыббазу закрыли. В 1970-е годы, когда ходили за ягодами, видели огромные котлы, в которых в прошлом варили сыр 124. С. Н. Оненко вспоминала: “Возвращались из школы, кричали в котел, в котором в колхозные времена варили сыр. Чтобы громче было. “О-о-о, перевезите нас!” — бабушке кричали. Чаще всего она и перевозила. Тайма (Наталья) Оненко. Когда начинался дождь, а нас еще не забирали, мы прятались в чан, повернутый боком. Помещались в нем вшестером”125. По свидетельству Е. И. Актанко, “когда рыббазу закрыли, русские почти все выехали” 126.

Объединение колхоза имени Максима Пассара с соседними коллективными хозяйствами было обусловлено не только политикой укрупнения колхозов, но и тем неблагополучным состоянием, которое сложилось в Сикачи-Аляне. Об этом свидетельствуют выступления колхозников на общем собрании 15 февраля 1958 года:

“Удинкан А.А. Сельское хозяйство в колхозе ведется плохо, урожаи низкие, правление колхоза мало уделяло внимания сельскому хозяйству, многие колхозники не вырабатывали трудодни.

Одзял У. На копке картофеля многие женщины не выходили на работу, а на своей работе дома работали.

Бельды М.Д. Находящаяся бригада на Дабанде ни разу не тянули невод. Неводных тоней не изыскивают. Некоторые колхозники с самой осени не работают в колхозе.

Ташников. В кетовую рыбалку у вас на рыбалке были драки, все из-за пьянки. У Вас большие недостачи сетей. Сельское хозяйство неблагополучно” 127.

Председателями колхоза в Сикачи-Аляне за время его существования были: Чубак (Т.Н.) Бельды (1939 — 1943 гг.), А. В. Перменко (1944 г.), А. В. Суслов (1945 г.), Бамби Гаврилович Бельды (1946 — 1948 гг.), Занзули Николаевич Ходжер (1949 г.), Степен Михайлович Колобов (1950, 1951 гг.), Константин Григорьевич Бельды (1952, 1953 гг.), Григорий Устинович Баранов, Иван Николаевич Бельды (1956 — 1958 гг.) 128.

В этом же 1962 году центр Сикачи-Алянского сельского Совета был перенесен в село Малышево, он стал именоваться Малышевским сельским Советом депутатов трудящихся, а само село вошло в состав Хабаровского района Хабаровского края 129. До 1962 года в Сикачи-Аляне работала почта, которую перевели в Малышево 130.

В 1970-е годы в селе разобрали бывшие колхозные свайные амбары, где раньше плели и хранили сети.

В 1960-е годы ушли из жизни последние шаманы Сикачи-Аляна. В село приезжали шаманы из Кур-Урминки — “старые-старые были люди” или сикачи-алянцы обращались к шаманке Янгуки из Петропавловского 131. Хорошим сказителем и гадальщиком был житель Сикачи-Аляна Хулэнгкэ (Игнат) Оненко (умер слепым приблизительно в 1965 — 66 гг.). В начале 1970-х годов в Сикачи-Аляне умер последний сказитель села Акчо Пассар. Он был небольшого роста, сухонький, хороший охотник. Односельчане считали его очень справедливым: делил все по справедливости. Ачко Пассара приглашали то в один дом, то в другой сказки рассказывать. В его доме был глобус, нарисованный сыном на пузыре большого сома132.

Некоторое время в Сикачи-Аляне жила врачеватель и хорошая шаманка Лоло дада — Лоло Ализовна Перменко (1903—1971 (1973) гг., Актанко в девичестве). Н. И.

Дружинина пересказала воспоминания своей сестры Е. И. Гаер о встречах с Лоло-дада.

Елизавета Игнатьевна была отдана родителями на воспитание бездетным родственникам, у которых потом родился сын. Он рос очень болезненным, и сестру часто посылали за Лоло-дада. По определению Н. И. Дружининой, “за шаманкой”. Она бежала через все село. Темно, страшно. Прибегала, приглашала ее к названному брату, но Лоло-дада никогда не шла вместе с Елизаветой Ивановной. Она отправляла ее одну, говорила, что придет. Когда сестра возвращалась в дом тети с дядей, Лоло-дада уже была там 133.

В 1968 году в Сикачи-Аляне построили новую школу и первый двухквартирный дом (и школа, и первый дом стоят в Сикачи-Аляне до сих пор) 134. В 1971 году в селе появилась первая легковая машина. Белый “Запорожец” принадлежал директору школы Кириллу Тимофеевичу Актанко.

С 1967 по 1990 г. в Сикачи-Аляне существовала мастерская по пошиву тапочек в национальном стиле Хабаровского объединения народных художественных промыслов и сувениров “Амурские узоры”. В ней работали многие жительницы Сикачи-Аляна, бригадиром в мастерской была Е. И. Мурзина 135.

Как сегодня живет Сикачи-Алян?

В 1990 году в селе вновь был образован сельский Совет, в школе началось преподавание нанайского языка 136.

На 1 января 1992 года в Сикачи-Аляне проживал 251 человек. К 2001 году количество жителей в селе возросло до 305 человек, из них к категории коренных малочисленных народов Севера принадлежали 297 человек, работоспособное население было представлено 173 жителями, в селе проживало 108 детей и 11 пенсионеров. В селе насчитывалось 29 домов 137. В 1998 году в селе была образована национальная община 138.

Сегодня в селе имеются средняя общеобразовательная школа, клуб, фельдшерский пункт, частный магазин. Других рабочих мест в Сикачи-Аляне нет. Жители выживают благодаря рыбе, лесным богатствам и огородам. В сезон временную работу дают два фермера, которые возделывают сады на месте женского концлагеря 1930-х годов.

В школе Сикачи-Аляна создан небольшой, но интересный музей, в котором хранятся уникальные экспонаты.

В селе есть свой фольклорный коллектив “Мангбо чачакани”, 139 в котором танцуют и поют представители разных поколений. С недавних пор при ансамбле работает хореографический кружок, объединивший детей младшего школьного возраста. Им руководит молодой хореограф, хабаровчанка, М. П. Пассар. По словам Марины Петровны, к ней на занятия ходят около 30 ребятишек: “Их очень много, все хотят ходить. Заниматься нечем в селе, кружков нет. Сами на шпагат садятся, пытаются колесо крутить. Собираются где-то на улице. Один научится, другие за ним тянуться” 140.

В 2002 году у Сикачи-Аляна появилась своя песня. История ее рождения такова.

В селе Джуен, что на озере Болонь, живет замечательная нанайская певунья и поэтесса Раиса Алексеевна Ходжер. В 2001 году по собственной доброй воле она приехала в село Верхний Нерген на семинар учителей краеведения: с новыми людьми познакомиться. И познакомилась. Учитель истории Светлана Николаевна Оненко приехала на семинар из села Сикачи-Алян. Разговорились, и вот что выяснилось: родиной предков Раисы Алексеевны Ходжер являлся именно Сикачи-Алян, в нем она никогда не была, но всегда мечтала его увидеть. Уже прощаясь, Раиса Алексеевна поинтересовалась, есть ли песня о Сикачи-Аляне. Оказалось, что нет. На том и расстались.

Как это ни покажется странным, но озвученная мечта не замедлила осуществиться.

Раиса Алексеевна Ходжер приехала на родину предков на праздник национальных традиций в составе делегации Комсомольского района. Она увидела красивое село, широко раскинувшееся на высоких амурских утесах и утопающее в пышном, как взбитые сливки, снежном покрывале. Накануне выпал последний снег зимы. Солнце радостно лучилось в пронзительной синеве неба. После праздника С. Н. Оненко сводила гостей к знаменитым петроглифам. Р. А. Ходжер уехала домой. А в канун выпускного вечера года в Сикачи-Алян пришла маленькая бандероль. В ней были кассета с записью песни “Мой Сикачи-Алян”. Премьера песни состоялась во время последнего школьного звонка.

Нежным теплым голосом Раиса Алексеевна пела для своих земляков:

Там у тихой заводи реки, И от шумных улиц далеко, Где встречают утро рыбаки, Ты стоишь, любимое село.

Припев: Мой Сикачи-Алян, Село мое родное, Мой Сикачи-Алян, Ты с детства дорогое, Ты с детства дорогое.

Лишь придет красавица-весна, Приезжайте в гости к нам опять, Древнего народа письмена С радостью мы можем показать.

Припев:

Здесь на каменистом берегу, Я встречаю утренний рассвет, И сказать всем сердцем я могу, Что села милее в мире нет.

Припев: (2 раза).

Кассету с песней “Мой Сикачи-Алян” в исполнении автора мне дала послушать учитель истории средней школы села Светлана Николаевна Оненко. Она же рассказала историю рождения песни.

Автор благодарит всех жителей Сикачи-Аляна за информацию по истории села.

Примечания 1 Полевые материалы автора (далее ПМА). 2003 г., от Мурзиной Е. И. (1927 г. р.), с.

Сикачи-Алян.

2 ПМА. 2000 г., от Актанко Ж. М., с.Сикачи-Алян;

2003 г., от Мурзиной Е. И., Актанко Ж. М.

3 Маак Р. К. Путешествие на Амур, совершенное по распоряжению Сибирского отделения ИГО в 1855 г. — СПб., 1859. — С.180,181.

4 Можно предположить, что ответ на вопрос о времени возникновения Села Сикачи-Алян можно найти в архивах КНР, где могли сохраниться документы специальной службы династии Цин, ведавшей сбором пошлины за право торговли на рынках селений Поднебесной империи на берегах Сунгари.

5 ПМА. 1999, 2003 гг., от Мурзиной Е.. И.

6 ПМА. 2000 г., от Актанко Т. П., г. Хабаровск.

7 Окладников А. П. Петроглифы Нижнего Амура. — Л., 1971. — С.8.

8 ГАХК, научная библиотека. Инв.№ 2784. Настольный календарь-справочник по Дальнему Востоку на 1919 год. — Владивосток, 1919. — С.48.

9 ПМА. 2002 г., от Актанко О. С.

10 Окладников А. П. Петроглифы Нижнего Амура. С.11.

11 ПМА. 1999 г., от Актанко О. С., с. Сикачи-Алян. В 2002 г. не было на мысе Гасян и последнего дома, упомянутого информантом.

12 ПМА. 2002 г., от Бельды В. В., с. Сикачи-Алян.

13 ПМА. 2002 г., от Оненко С.Н., с. Сикачи-Алян.

14 ПМА. 2002 г., от Бельды В. В.

15 Концепция комплексного проекта градостроительного развития этнокультурного комплекса в с. Сикачи-Алян Хабаровского района Хабаровского края.

2002 г. Л.3.

16 Суник О. П. Ульчский язык. — Л., 1985. — С.182.

17 Левкин Г. Г. Речные леопарды. — Хабаровск, 1991. — С.222,223.

18 Гаер Е. А. Древние бытовые обряды нанайцы. — Хабаровск, 1991. — С. 62.

19 ПМА. 2002 г., от Ходжер А. И., г. Хабаровск.

20 Приамурские ведомости. — 1895. — 22 янв. — С.17.

21 Архив Хабаровского краевого центра детского и юношеского туризма.

Материалы этнографического лагеря “Мир Сикачи-Аляна”. Полевой дневник школьников села Нижние Халбы. 2000 г., от Донкан Ч. П.

22 Соболевская Н.А. Мифы и памятники культурного пространства среднеамурской равнины // Материалы научно-практической конференции “Проблемы изучения и популяризации традиционной культуры коренных народов Дальнего Востока России”. — Хабаровск, 1996. — С.62.

23 Левкин Г. Г. Речные леопарды. С.222.

24 Архив Хабаровского краевого центра детского и юношеского туризма.

Материалы этнографического лагеря “Мир Сикачи-Аляна”. Полевой дневник Савченко Н.

С. 2000 г., от Дружининой Н. И.

25 Сем Ю. А. Нанайцы. Материальная культура. — Владивосток, 1972. — С.173.

26 Окладников А. П. Петроглифы Нижнего Амура. С.17.

27 ГАХК, научная библиотека. Инв.№ 3376. Географическо-статистический словарь Амурской и Приморской областей. Составил А. Кириллов. — Благовещенск, 1894. — С.123.

28 Патканов С. К. Опыт географии и статистики тунгусских племен Сибири. Ч.2.

Прочие тунгусские племена. — СПб., 1906. — С.963.

29 Приамурские ведомости. — 1898. — 9 авг.

30 Бельды М. П. Троицкая волость: историческое исследование. — Хабаровск, 1999. — С.47.

31 Бельды М. П. Троицкая волость: историческое исследование. С.60.

32 Арсеньев В. К. Собр. соч. в 6 тт. — Т.3. — Владивосток, 1947. — С.7,8.

33 Список населенные пунктов Приморской области, ярмарок и почтово телеграфных учреждений, железнодорожных станций и волостных правлений, производящих почтовые операции. — Владивосток, 1912. — С.48.

34 В источнике утрачен фрагмент листа с именем учителя, сохранилось только “Арсентьев Алферов”.

35 ГАХК. Ф. И-85, оп. 44, д. 251, л. 6 об., 7, 12 об.,13;

д. 224, л. 2.

36 Солярский В. В. Современное правовое и культурно-экономическое положение инородцев Приамурского края. — Хабаровск, 1916. — С.142,143.

37 ПМА. 2002 г., от Оненко С.Н.;

2003 г., от Актанка С. А., с. Сикачи-Алян.

38 ГАХК. Ф.И-85, оп.44, д.224, л.1 об., 2,2 об.,3,3 об.,4,7 об.,8,9 об.,10,8 об.,19, об.,20,33 об.,34,40 об.,41;

д.251, л.5 об.,6,6 об.,7,12 об.,13,35 об.,36,68 об.,69.

39 Тогда преподаватель Хабаровской мужской гимназии, позднее этнограф с мировым именем.

40 Лопатин И. А. Лето среди орочей и гольдов. — Владивосток, 1913. — С.31,32.

41 Лопатин И. А. Лето среди орочей и гольдов. С.31,32.

42 ПМА. 2003 г., от Мурзиной Е. И.

43 ПМА. 2003 г., от Мурзиной Е. И., Актанко Е. И.

44 ПМА. 2003 г., от Актанко Н. Ч., Актанко Е. И., с. Сикачи-Алян.

45 ПМА. 2003 г., от Актанка С. А.

46 ПМА. 2003 г., от Мурзиной Е. И.

47 Лопатин И. А. Лето среди орочей и гольдов. С.32.

48 Лопатин И. А. Гольды амурские, уссурийские и сунгарийские. С.77.

49 Лопатин И. А. Лето среди орочей и гольдов. С.21,23,24,32.

50 Лопатин И. А. Лето среди орочей и гольдов. С.21,23,24,32.

51 Лопатин И. А. Лето среди орочей и гольдов. С. 25,26.

52 Лопатин И. А. Наблюдения над бытом гольдов. — Владивосток, 1921. — С.44 46.

53 Список населенных мест со статистическими данными о каждом поселении, составленный по официальным сведениям. — Владивосток, 1915. — С.118.

54 ПМА. 2000 г.

55 Лопатин И. А. Кустарно-ремесленные промыслы на Нижнем Амуре. Отчет о командировке в 1915 году. — Хабаровск, 1916. — С.77-79.

56 Лопатин И. А. Лето среди орочей и гольдов. С.31.

57 Окладников А. П. Петроглифы Нижнего Амура. С.9.

58 Первый Туземный съезд Д. В. О.: протоколы съезда с вводной статьей А.

Липского. — Хабаровск, 1925. — С.114.

59 ПМА. 2003 г., от Мурзиной Е. И.

60 Первый Туземный съезд Д. В. О.: протоколы съезда с вводной статьей А.

Липского. С.77, 82, 104, 138.

61 ПМА. 2003 г., от Мурзиной Е. И.

62 ХКМ КП 6766. Арсеньев В.К. Отчет по обследованию Анюйского района летом 1926 года. Машинопись. С.37,42. Предполагаем, что В. К. Арсеньев имел в виду старожильческий надел (до 100 дес. на семью). Его можно было получить во временное пользование или выкупить в полную собственность по цене 3 руб. за десятину. (Аргудяева Ю. В. Старообрядцы на Дальнем Востоке России. — М., 2000. — С.102.) 63 Тихоокеанская звезда (далее ТОЗ). — 1927. — 2 дек. — С. 64 Сем Ю.А. Нанайцы. Материальная культура. С.27.

65 Хабарова. Охрана материнства и младенчества у нанай //Тайга и тундра. — 1930. — № 2. — С.125.

66 ГАХК. Ф.Р-1629, оп.1, д.8, л.170-172.

67 ГАХК. Ф.Р-1629, оп.1, д.8, л.139,160,165,194;

Ф.Р-1747, оп.1, д.17, л.80.

68 ГАХК. Ф.Р-1736, оп.6, д.9, л.173.

69 ГАХК,.Ф.Р-353, оп.1, д.183, л.93-95.

70 ГАХК. Ф.Р-1747, оп.1, д.5, л.2;

д.12, л.1 об., 19;

д.28, л.31.

71 ГАХК. Ф.Р-1747, оп.1, д.16 а, л.51.

72 ГАХК. Ф.Р-1747, оп.1, д.17, л.59,62,65,69.

73 ГАХК. Ф. Р-1510, оп.1, д.513, л.14;

д.525, л.12.

74 ГАХК. Ф. Р-1747, оп.1, д.5, л.156 об.

75 Там до сих пор домики стоят.

76 ГАХК. Ф. Р-1747, оп.1, д.6 а, л.140: протокол № 13 заседания Президиума райисполкома Нанайского национального района от 13-14 марта 1935 года.

77 ГАХК. Ф.Р-1747, оп.1, д.5, л.75.

78 ГАХК. Ф. Р — 1510, оп. 1, д.513, л. 14, 7;

Ф.Р-1747, оп.1, д.6 а, л.32, д.3, л.78;

д.5, л.39. Архив Хабаровского краевого центра детского и юношеского туризма. Материалы этнографического лагеря “Мир Сикачи-Аляна”. Полевой дневник Найхинского центра детского творчества. 1999 г., от Актанко О. С.;

ПМА. 2003 г., от Актанко Е. И.

79 ГАХК. Ф. Р-1747, оп.1, д.5, л.84.

80 ГАХК. Ф. Р-1747, оп.1, д.5, л.84.

81 ГАХК. Ф. Р-1747, оп.1, д.5, л.49 об.

82 ГАХК. Ф.Р-1747, оп.1, д.9, л.58.

83 ГАХК. Ф. Р-1747, оп.1, д.5, л.2.

84 ГАХК. Ф. Р-1747, оп.1, д.17, л.75.

85 ГАХК. Ф.Р-1747, оп.1, д.3, л.70;

д.5, л.1.

86 ГАХК. Ф.Р-1747, оп.1, д.12, л.19 об.

87 ПМА. 2002 г., от Оненко С. Н.;

в 1970 году моста, соединяющего Гася и “русскую деревню”, уже не было.

88 ПМА. 2003 г., от Актанко Ж. М., Актанко Е. И.

89 ГАХК. Ф.Р-1747, оп.1, д.12, л.4, 4 об.

90 ГАХК. Ф.Р-1747, оп.1, д.12, л.34.

91 ГАХК. Ф.Р-1747, оп.1, д.9, л.187.

92 ГАХК. Ф.Р-1747, оп.1, д.9, л.59.

93 ГАХК. Ф.Р.-1747, оп.1, 17, л.55.

94 ГАХК. Ф.Р-1747, оп.1, д.9, л.154;

Архив Хабаровского краевого центра детского и юношеского туризма. Материалы этнографического лагеря “Мир Сикачи-Аляна”.

Полевой дневник школьников села Нижние Халбы 1999 г., от Актанко О. С.

95 Архив Хабаровского краевого центра детского и юношеского туризма.

Материалы этнографического лагеря “Мир Сикачи-Аляна”. Полевой дневник Найхинского центра детского творчества. 1999 г., от Актанко Е. И.

96 ПМА. 2000 г., от Оненко С. Н.;

2003 г., от Мурзиной Е. И.

97 Точную дату образования колхоза в с. Сикачи-Алян установить не удалось. В ГАХК сохранились документы колхоза “Красный путь” — имени Максима Пассара с 1938 по 1959 год. Судя по документам общих собраний граждан села Сикачи-Алян, колхоз в селе существовал уже в 1931 году (ГАХК. Ф. Р-1747, оп.1, д.12, л.17 об.).

98 ГАХК. Ф.Р-1747, оп.1, д.17, л.52.

99 ГАХК. Ф. Р-1510, оп. 1, д. 510, лл.6,8,17.

100 ГАХК. Ф.Р-1747, оп.1, д.52, л.4.

101 Архив Хабаровского краевого центра детского и юношеского туризма.

Материалы этнографического лагеря “Мир Сикачи-Аляна”. Полевой дневник Найхинского центра детского творчества. 1999 г., от Актанко Е. И.

102 ГАХК. Ф.Р-1747, оп.1, д.52, л.4;

д.9, л.192.

103 ГАХК. Ф. Р-1510, оп. 1, д.511, лл. 1 об., 2, 2 об., 3, 8 об.

104 Материалы Музея средней школы села Сикачи-Алян.

Фронтовики Сикачи-Аляна: Актанко Александр Афанасьевич, Актанко Александр Николаевич, Актанко Борис Васильевич, Актанко Борис Семенович, Актанко Денис Васильевич, Актанко Демьян Тимофеевич, Актанко Кирилл Тимофеевич, Актанко Михаил Тимофеевич, Актанко Павел Тимофеевич, Актанко Семен Васильевич, Актанко Федор Тимофеевич, Актанко Филипп Васильевич, Актанко Юрий Тимофеевич, Баранов Григорий Устинович, Бельды Чубак Алексеевич, Богдановский Леон Филиппович, Бербовский Иван Васильевич, Донкан Василий Данилович, Донкан Иван Федорович, Донкан Петр Александрович, Донкан Пота Григорьевич, Донкан Тимофей Федорович, Духовников Илья Филиппович, Капаева Ирина Леонтьевна, Карпаечев Поликарп Михайлович, Марков Николай Алексеевич, Мурзин Василий Михайлович, Одзял Алексей Николаевич, Одзял Борис Никловевич, Одзял Семен Григорьевич, Оненко Борис Николаевич, Оненко Алексей Николавеич, Оненко Семен Григорьевич, Оненко Борис Васильевич, Оненко Яков Семенович, Пальчик Игнат Степанович, Пассар Алексей Александрович, Пассар Максим Александрович, Пассар Максим Александрович, Пассар Павел Александрович, Пасхар Яков Григорьевич, Перменко Борис Филиппович, Перменко Денис Александрович, Перменко Михаил Антонович, Разничев Тихон Тимофеевич, Сиганев Сергей Дмитриевич, Суслов Владимир Дмитриевич, Суслов Игнат Васильевич, Ярославцев Николай Петрович.

105 ТОЗ. — 1942. — 16 апр.

106 ГАХК. Ф.Р-1510, оп.1, д.513, л.1.

107 ГАХК. Ф. Р-1510, оп.1, д.513, л.1, 7.

108 ГАХК. Ф. Р-1510, оп.1, д.513, лл. 1 об., 2.

109 ГАХК. Ф. Р-1510, оп.1, д.513, л.14.

110 ГАХК. Ф. Р-1510, оп.1, д.513, лл. 23-24 об,1.

111 ГАХК. Ф. Р.-1510, оп. 1, д.512, л. 3 об., д.513, л. 3 об., д.514, л.4 об.;

ПМА. г., от Оненко С. Н.

112 ПМА. 2002 г., от Оненко С. Н.;

Архив Хабаровского краевого центра детского и юношеского туризма. Материалы этнографического лагеря “Мир Сикачи-Аляна”.

Полевой дневник школьников села Нижние Халбы. 1999 г., от Актанко О. С.

113 ГАХК. Ф.Р-1510, оп.1, д. 514, л.41, 41 об.

114 ГАХК. Ф. Р-1510, оп.1, д.516, лл.1,2,3,3 об.,13;

Архив Хабаровского краевого центра детского и юношеского туризма. Материалы этнографического лагеря “Мир Сикачи-Аляна”. Полевой дневник школьников села Нижние Халбы. 1999 г., от Актанко Е.

И.

115 Архив Хабаровского краевого центра детского и юношеского туризма.

Материалы этнографического лагеря “Мир Сикачи-Аляна”. Полевой дневник школьников села Нижние Халбы. 1999 г., от Актанко Е. И..

116 ПМА. 2000 г., от Актанко Ж. М., Актанко Д. И., г. Хабаровск;

2002 г., от Актанко Е. И., с. Сикачи-Алян;

2003 г., от Актанко О. С., Актанко Е. И.

117 ПМА. 2003 г., от Мурзиной Е. И.

118 ПМА. 2001 г., от Дзяпи Е. П., г. Южно-Сахалинск.

119 В источнике инициалы Ташникова не указаны.

120 ГАХК. Ф.Р-1510, оп.1, д.525, л.14;

Архив Хабаровского краевого центра детского и юношеского туризма. Материалы этнографического лагеря “Мир Сикачи Аляна”. Полевой дневник школьников села Нижние Халбы. 1999 г., от Актанко Е. И.

121 ПМА. 2003 г., от Актанка С. А., с. Сикачи-Алян.

122 Решение Хабаровского крайисполкома № 319 от 30.07.1959 г. ГАХК. Ф.Р.-137, оп.14, д.829, л.284.

123 ГАХК. Ф. Р-1510, оп. 1, д. 427, л.1, д. 428, л. 1-5. Материалы музея школы села Сикачи-Алян. История села, записанная Перменко Тамарой Владимировной (1936- гг.).

124 ПМА. 1999 г., от Актанко О.С.;

2002 г., от Оненко С.Н.

125 ПМА. 2003 г., от Оненко С. Н.

126 Архив Хабаровского краевого центра детского и юношеского туризма.

Материалы этнографического лагеря “Мир Сикачи-Аляна”. Полевой дневник Найхинского центра детского творчества. 1999 г.

127 ГАХК. Ф. Р-1510, оп.1, д.525, л. 13 об., 14.

128 ГАХК, Ф. Р-1510, оп.1, д.509, л.10;

д.512;

д.513;

д.514. л.24;

д.515;

д.516, л. 25, об.;

д.517;

д.518;

д.519, л.8 об;

д.520, л. 16 об;

д.521, л. 8 об.;

д.522, л. 8 об, 9, 36;

д.523, л.9;

д.524, л. 8 об.;

д. 525.

129 Решение Хабаровского крайисполкома № 314 от 17.05.1962 г. ГАХК. Ф.Р.-137, оп.14, д.1164, л.477;

Архив Хабаровского краевого центра детского и юношеского туризма.

Материалы этнографического лагеря “Мир Сикачи-Аляна”. Полевой дневник школьников из села Нижние Халбы. 2000 г.

130 Материалы музея школы села Сикачи-Алян. История села, записанная Перменко Тамарой Владимировной (1936-1991 гг.).

131 ПМА. 2002., от Оненко С. Н., с. Сикачи-Алян;

Оненко Т. Е., г. Хабаровск.

Архив Хабаровского краевого центра детского и юношеского туризма. Материалы этнографического лагеря “Мир Сикачи-Аляна”. Полевой дневник Найхинского центра детского творчества. 1999 г., от Актанко Е. И.

132 ПМА. 2003 г., от Мурзиной Т. И., Одзял Р. Д., с. Сикачи-Алян.

133 ПМА. 2003 г., от Актанко О. С., Дружининой Н. И.

134 ПМА. 2003 г., от Оненко С. Н.

135 Архив Хабаровского краевого центра детского и юношеского туризма.

Материалы этнографического лагеря “Мир Сикачи-Аляна”. Полевой дневник школьников села Нижние Халбы. 1999 г., от Актанко Е. И.;

полевой дневник Н. С. Савченко. 2000 г., от Актанко Е. И.

136 Материалы музея школы села Сикачи-Алян. История села, записанная Перменко Тамарой Владимировной (1936-1991 гг.);

Архив Хабаровского краевого центра детского и юношеского туризма. Материалы этнографического лагеря “Мир Сикачи Аляна”. Полевой дневник Савченко Н. С. 2000 г., от Дружининой Н.И.

137 Концепция комплексного проекта градостроительного развития этнокультурного комплекса в с.Сикачи-Алян Хабаровского района Хабаровского края.

2002 г. Л.3;

приложение 1, документ 3.

138 Архив Хабаровского краевого центра детского и юношеского туризма.

Материалы этнографического лагеря “Мир Сикачи-Аляна”. Полевой дневник Савченко Н.

С. 2000 г., от Дружининой Н. И.

139 “Чачака” — нанайское название растения “синеглазка” из семейства коммелиновых, лепестками которого нанайцы в прошлом красили кожу рыбы в синий цвет. “Мангбо” — так нанайцы называли Амур.

140 ПМА. 2002 г., от Пассар М. П., г. Хабаровск.

Ольга Сынувна Актанко, информант. С. Сикачи-Алян, 1999 г.

Фото автора.

Чамча (Мария) Петровна Донкан.

Фото Т. В. Мельниковой.

Екатерина Ильинична Мурзина.

Фото Т. В. Мельниковой.

Е. В. Короленко. Нанайская мастерица Актанка Майла. Картина хранится в Музее изобразительного искусства Комсомольска-на-Амуре. Репродукция из журнала “Работница”.

Список избирателей-единоличников Сикачи-Аляна. 1937 г. (ГАХК. Ф. Р 1747, оп. 1, д. 17, л. 76).

Нина Игнатьевна Дружина, глава администрации Сикачи-Аляна. 2000 г.

Фото К. Оцука.

Праздник национальных традиций в селе Сикачи-Алян:

угощение духа огня. 23 марта 2002 г.

Фото Т. В. Мельниковой.

Приложение ОТЧЕТ НАДВОРНОГО СОВЕТНИКА АРХАНГЕЛЬСКОГО 1 О ПОЕЗДКЕ ЕГО ВНИЗ ПО АМУРУ В 1908 Г. Гольдская деревня Сахачи-Аля Местоположение и пути сообщения Сахачи-Аля большая деревня. Находится на правом гористом берегу Амура, ниже Малышевской в 4 1/2 вер., от Вятска в 4 I/2 вер., от Хабаровска в 70 1/2 вер.

Сообщение производится летом на лодках и зимою на собаках и лошадях. В распутицы сообщения нет, между соседними селениями возможно пешком.

Время основания и земельные наделы Сахачи-Аля основана очень давно, как говорят гольды — сотни лет тому назад. Во всяком случае, 70-летний гольд говорил мне, что его отец, дед и прадед родились не только в этой же деревне, но даже на том самом месте, где ныне он живет, во вновь выстроенном доме — русского типа.

Земельного надела гольды не имеют, хотя и занимаются огородничеством в довольно значительных размерах.

Число дворов, население, обстановка В Сахачи-Аля имеется 21 двор гольдов и 3 двора китайцев, кроме того, три старые фанзы, в настоящее время пустыя, а всего в деревне 24 двора и 27 домов, в том числе домов русского типа, два из них крыты оцинкованным железом и три тесом, остальные дома фанзового типа, все крыты сеном. Из числа указанных 5 домов — 4 снаружи только русского типа, а внутреннее устройство гольдское с нарами вокруг стен и лишь один новый дом устроен внутри по типу русского дома, с одною голландскою печью и с одною русскою.

Самый большой дом русской постройки, размерами 6 1/2 х 3 саж., с террасою перед домом и с кухнею, состоящий из 3-х больших комнат, принадлежал умершему в прошлом году гольду Егopy Охтанко. Теперь домом владеют его наследники: жена с двумя маленькими детьми и его отец. Кроме дома, лошадей, собак, лодок, нарт и пр. имущества Охтанко оставил семье ровно 5000 руб., хранящихся в Хабаровском Отделении Государственного Банка. Раздел согласно воле покойного был произведен несколькими русскими стариками из селения Вятского при участии волостного старшины, которые распределили наследство: из наличных денег отцу покойного 400 руб., жене 1/7, дочери 1/14, остальное все сыну, мальчику 9 лет, т.е. согласно русских законов. С таким разделом согласилось и общество гольдов.

Хозяйственных построек в стойбище имеется: амбаров 48, кузниц 1, других нет.

Постройки растянулись вдоль береговой полосы Амура до 2-х верст. Улицы нет, а есть только тропинки среди зарослей кустарника и сорных трав.

Населения в Сахачи-Аля всего 149 душ обоего пола, в том числе мужчин 77 и женщин 72.

По возрастам население распределяется:

Мужчин до 8 лет от 9 до 15 лет от 16 до 60 лет от 60 до 70 лет Свыше 70 лет Женщин до 8 лет от 9 до 15 лет от 16 до 60 лет Свыше 60 лет В возрасте полном рабочей производительности находится более половины всего населения — 59 %.

К числу временно проживающих в стойбище лиц следует отнести трех китайцев.

Они поселились свыше 5 лет назад, поженились на местных гольдячках, имеют свои фанзы и огороды, причем двое из них занимаются наравне с гольдами рыбною ловлею, а третий имеет небольшую торговлю предметами первой необходимости. Отношения между гольдами и китайцами хорошие.

Обстановка в фанзах обыкновенная гольдская, и только у одного Охтанко, и то одна комната, обставлена венскою мебелью: диван, 1/2 дюж. стульев, стол со скатертью. В переднем углу много икон и лампада.

Животноводство и хозяйственный инвентарь У жителей Сахачи-Аля имеется: лошадок 17, в том числе рабочих 14 и нерабочих 3, из них меринов 8, кобылиц 5, жеребцов 1, жеребят 3;

собак ездовых и промысловых 380;

свиней 6, поросят 16;

саней 16, кошевок 6, нарт 115, лодок 37, баркасов 1, омороч 23;

неводов 12, снастей летних 4, зимних 530, сеток 49, острог 43.

Лошадей имеют только 8 дворов, причем один двор имеет 5, остальные от I до 3.

Лошади держатся исключительно для собственного передвижения и кроме этого никакой пользы пока населению не приносят. Лошадями гольды обзавелись недавно, всего несколько лет тому назад.

Рыбопромышленность Рыбу осетровых пород летом ловят мало, и то для собственного потребления.

Зимою же ставят снасти все без исключения дворы.

В зиму 1907/8 г. добыто осетров 60 пуд. Продано в Хабаровск в среднем по 5 руб.

50 коп. пуд на 330 руб., калуги 170 пуд. продано по 3 руб. пуд, на 510 рублей.

Кеты осенью минувшего года было поймано свыше 60 тысяч штук. Из этого количества продано в Вятское в свежем виде рыбы 3000 штук и кетовой икры 60 банок, всего на сумму до 150 руб.;

остальное количество кеты было высушено на юколу для собственного потребления. Следовательно, рыбный промысел минувшего года дал гольдам валового дохода 990 руб., по 47 руб. на двор.

Кроме этого, для собственного пропитания ловится сетками и острогами различной мелкой рыбы от 10 до 15 пуд. на двор.

Рыбная ловля производится исключительно собственными силами, чему способствуют небольшие размеры неводов, а также и снастей.

Кету ловят вблизи деревни бесплатно, а во время зимнего лова осетров в Амуре, уплачивая по 75 коп. со снасти.

Огородничество и сенокошение В Сахачи-Аля 15 дворов гольдов имеют огороды, размерами от 1/4 до 3/4 дес. Садят картофель, лук, бобы, огурцы и пр. — всего понемногу;

главным же образом, засевают табаком. Табак начали засевать уже 3-й год, и в виду хороших урожаев и качества табака, есть стремление увеличить в будущем эти посевы.

От огородничества доходов не извлекается, весь сбор овощей поступает для собственного пропитания.

Для корма лошадей гольды заготовляют ежегодно свыше 3 тысяч пудов сена. И так как они своего надела не имеют, то косят сено в Малышевских дачах, платя по 1 коп. с ручной копны, равной 3-м пудам.

Во время сенокоса дворы, имеющие лошадей, нанимают своих же односельчан, за плату от 15 до 18 руб. в месяц.

Лесопромышленностью гольды не занимаются за неимением сбыта леса и дров на месте.

Звероловство и др. промыслы Население Сахачи-Аля имеет огнестрельного оружия: винтовок Бердана 27, винчестеров 6, дробовиков двухствольных центрального боя 4, двухствольных шомпольных 14, одноствольных системы Бердана, 12 калибра — 18.

В зиму 1907/8 г. ездило на охоту в верховья Хора и Бикина 21 человек. Добыто соболей 105, хорьков 120, белок 1150, лисиц 15, енотов 12. Пушнину продали в Хабаровске китайцам Су-ю-сяну и Ли-ю-тину за наличные деньги соболей от 20 руб. до руб. на сумму 3900 руб., хорьков по I руб. 10 коп., на 132 руб., белок по 35 коп. на 400 руб., лисиц по 7 руб. на 105 руб., енотов по 2 руб. на 24 руб.

… в июне сего 1908 года ими убито вблизи деревни по р. Обору 3 изюбря, с пантами;

мясо оставили себе, а панты продали в Хабаровске за 325 руб., охотою добыто по 40 штук гусей и уток на двор, небольшая часть продана в Вятске всего руб. на 50. Рябчиков убито по 20 пар на двор свыше 400 пар. Продали в Хабаровске по 40 коп. пару на 160 руб­ лей.

А всего промысел зверей и охота дали населению дохода 5096 руб., по 242 руб. на двор.

Кроме указанной добычи, гольдами убито 5 кабанов и 1сохатый для себя.

Добыча ценной пушнины производится всегда посредством ловушек и стрел.


Лисиц, немного, ловят на стрихнин. Крупных зверей и птиц бьют из ружей.

Других промыслов и заработков нет.

Средний годовой доход двора выражается в сумме 290 руб.:

а) от рыбной ловли по 47 1/2 руб.

б) от звероловства и охоты по 242 1/2 р.

Приобретение продуктов и др. необходимых предметов В 1907 году в два раза, весною и осенью, было всего куплено в Хабаровске и сплавлено на баркасе в деревню чумизы 3 и яр буды 540 пуд, крупчатки 190 пуд., кукурузы и бобов 54 пуд., гаоляна 4 45 пуд., масла 24 ящика, по 3 пуда ящик.

Следовательно, предметов главнейшего потребления, на семью, состоящую в среднем из 7 1/10 душ, было приобретено:

Буды 26 пуд. х 80 код, на 20 руб. 80 коп.

Крупчатки 9 пуд. х 2 р. 30 к. — 20 р. 70 коп.

Кукурузы и бобов 2 1/2 п. Х 80 к. на 2 руб.

Гаоляна 2 пуд. х I руб. на 2 руб.

Масла 3 пуд. х 4 руб. на 12 руб.

Затем покупается:

Чаю, сахару и соли на 10 руб.

Одежды и обуви рабочей на 30 руб.

Пороху, дроби и патронов на 15 руб.

Для рыбалок на 15 руб.

Посуды и др. предметов домашнего обихода на 10 руб.

Табак имеют свой и прикупают мало.

А всего расхода подсчитывается по 137 руб. 50 коп. на двор. В остатке свыше руб. на двор.

Из произведенных мною обследований гольдских стойбищ, проверенных во многих ниже лежащих стойбищах, усматривается, что норма потребления предметов первой необходимости, приобретаемых покупкою на деньги, выражается в сумме по руб. в год на каждую душу, т. е. при средней семье в 5 душ расходуется 100 руб., в душ — 120 руб., в 7 душ — 140 руб. и т. д., причем указанная норма совершенно независима от размеров дохода, так как гольды при недостатке денег кредитуются, а при избытке излишек употребляют не на улучшение питания, а на покупку в запас излюбленных ими красивых одежд и некоторых предметов роскоши в их вкусе.

У гольдов богатым почитается не тот, кто имеет в запасе наличные деньги, а тот, у которого полные сундуки одежды.

Итак, при описании следующих стойбищ, во избежание повторений, при определении расходов на покупку необходимых предметов, я буду придерживаться вышеуказанной нормы.

Торговля. Значение разных торговцев. Долги.

Как сказано, гольды в Сахачи-Аля все покупают в городе. В именуемую у них китайскую лавку они почти не обращаются и в зависимости от местного купца не находятся. Долгов не имеют, так как люди большею частью все состоятельные.

Употребление спиртных напитков В течение минувшего года всей деревней было куплено 28 ведер водки в Хабаровске на 250 руб. и в течение лета у спиртовозов 15 вед. спирта по 1/2 руб. ведро на 180 р., всего на 430 руб., по 20 1/2 руб. на двор. Судя по зажиточности и по внешности, гольды в Сахачи-Аля народ трезвый.

Подати и натуральные повинности и остальные сведения.

Гольды уплачивают только в волостныя суммы по 3 руб. с рабочей души — руб. Общественных доходов и расходов нет.

Повинности натурою отбываются только подводныя, что при переводе на деньги составит по 20 руб. на двор.

Запасных магазинов и капиталов нет.

Школы и часовни нет. Грамотных мальчиков 7, учатся в Вятской миссионерской школе, некоторые по два года, но читают и пишут слабо. Взрослых грамотных 4.

Сахачи-Аля подчиняются сельскому старосте в Вятске. Остальные чины администрации и духовенство, благодаря близости, посещают сравнительно часто.

Болезни, как и всюду, у гольдов, замечаются лишь накожныя. Заразных болезней, бича гольдов — оспы не было давно.

Был один прокаженный, молодой 25 летний гольд, но осенью минувшего года умер, прожив около года изолированным на острове верстах в 3-х от деревни. Все это время с ним жила его мать, приезжая раза два в неделю в деревню за провизией. После смерти сына она вернулась домой, где живет и сейчас с двумя вдовами-старухами и 4-мя детьми.

Мать прокаженного чувствует себя хорошо и, по-видимому, здорова.

Врачебная помощь населению не организована. В случае заболеваний обращаются к Вятскому фельдшеру, в большинстве же случаев обращаются к шаманам, а также лечатся своими средствами.

Пожаров не было.

Примечания 1 Предположительно отчет составлен Архангельским Дмитрием Александровичем. По информации М. Ф. Буриловой, в 1914 году он был коллежским советником, сотрудником Амурского общества пароходства и торговли (Т. М.) 2 ЦГА ДВ. Ф. 702, оп.5, д.177, лл. 24-29.

3 Однолетнее травянистое растение сем. злаков, зерновая и кормовая культура (примеч. ред.).

4 Однолетнее травянистое растение рода сорго сем. злаков, зерновая культура (Прим. ред.).

Т. В. Мельникова ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ ПАМЯТНИКИ СИКАЧИ-АЛЯНА История знакомства российской и мировой науки с петроглифами Сикачи-Аляна, история их исследования подробно отражена в монографии А. П. Окладникова “Петроглифы Нижнего Амура” 1. С сикачи-алянскими петроглифами в районе утеса Гасиан (Гася) связан нанайский космогонический миф 2. В записи И. А. Лопатина он звучит так: “В начале на земле жило двое людей: брат Ходай и сестра Мяменди. Откуда они появились — неизвестно. Однажды сестра Мяменди укусила палец. Побежала кровь.

Но как только капля крови упала на землю, из нее сейчас же образовалось три человека:

один мужчина и две женщины. У женщин стали рождаться дети и таким образом произошли все люди, которые до сих пор живут на земле. Но солнце было не одно, а три.

Было слишком светло и жарко. Говорит сестра Мяменди брату Ходай: “Что ты не возьмешь и не прострелишь лишнее солнце, разве не видишь, что людям трудно жить?” Послушался Ходай своей сестры Мяменди, взял лук со стрелами и поднялся на высокую гору. Натянул он лук и выстрелил в одно солнце. Попала стрела в намеченное солнце, и оно потухло. Выстрелил в другое, и оно потухло. После этого людям стало жить легче, и они стали плодиться еще больше. Наконец их стало так много, что стало тесно. “Что ты, старик, дверь не откроешь на тот свет. Долго ходил и, наконец, нашел и отпер” … 3.

Впервые нанайская легенда, связанная с сикачи-алянскими петроглифами была введена в научный оборот в 1895 году капитаном П. Ветлициным 4. С тех было опубликовано более десятка вариантов этой легенды.

В кратком изложении-размышлении жительницы села Сикачи-Алян Н. Ч. Бельды эта древняя легенда звучит так: “Я сейчас думаю, что был вулкан. Все погибли, что были люди. Остался один человек. Камни мягкие были, пальцем на них рисовали. Почему Мама (Старуха, ставшая Дёло-мама, — Т. М.) оставалась, не помню. Около мама был котел, унгчуфу (колотушка). Давно нет, перетаскали куда? Они же говорят: все горели, все умерли. Один человек остался. Он рисунок рисовал” 5.

Учитель истории средней школы села Сикачи-Алян С. Н. Оненко рассказала эту древнюю нанайскую легенду следующим образом: “Давным-давно на земле было не одно солнце, а три. Было так жарко, что вода в Амуре кипела, камни были мягкими как воск.

Трудно тогда жилось людям: зверя, птицы осталось совсем мало, а рыба умирала от жары.

И сказал тогда охотник по имени Када: “Есть три солнца на небе. Жить слишком горячо. Я хочу застрелить два солнца”. Взяв лук со стрелами, он пошел к восходу солнца. Там вырыл яму, и, спрятавшись в ней, затаился. Когда взошло первое солнце, Кадо меткой стрелой сбил его. Во второе солнце он не попал, но зато третье последовало за первым. Осталось на небе только одно — среднее солнце. И пока камни еще не остыли, люди в память о победе Кадо нарисовали на них изображения разных зверей, птиц. Потом камни стали твердыми” 6.

Авторами сикачи-алянских петроглифов являются народы, отделяемые тысячелетиями как друг от друга, так и от современных жителей этой территории. Прямой родственной связи между этими народами не установлено. Тем не менее, петроглифы культурно освоены нанайским этносом и вплетены в канву исторической памяти народа.

Другой этнокультурный памятник, находившийся в районе Сикачи-Аляна, рожденный религиозными представлениями нанайцев и почитаемый ими, недостаточно исследован в научной литературе и мало известен широкому кругу читателей. Впервые о нем написала к. и. н. Н. А. Соболевская. Данный этнокультурный памятник представляет собой группу камней определенной конфигурации в сочетании с характерными складками скальных пород. Нанайцы называют его Дёло-мама (варианты Дёлома-мамани, Дёлома мама), что переводится на русский язык как Каменная старуха. В слове дёло первая буква произносится на границе между “д” и “з” с мягким звучанием — читается “Дзоло-мама”.

Памятник Дёло-мама находится вверх по Амуру от камней с петроглифами у мыса Гасян. Расположенные рядом с Каменной старухой камни нанайцы называют котел они, гроб сына, а скалу с вертикальными выступами около Малышевского кладбища — семь девушек надан паталаан.

Каменную старуху нанайцы считали шаманкой, хозяйкой местности. Ей приносили пожертвования. Как считает Н. А. Соболевская, нанайцы связывали данный памятник с образом женщины-хранительницы рода и одновременно хозяйки загробного мира буни Видимо, “Дёло-мама” изображала ту самую Мяменди, Мамелджи из сикачи-алянского мифа о сотворении мира. Л. Я. Штернберг записал, что “Мамелджи — женщина человекоподобная, главный хозяин в буни и дорки (нижний мир)” 7.

Информант Е. Ф. Актанко свои представления о памятнике Дёло-мама изложила следующим образом: “Дёло-мама — каменная баба. Всякое о ней рассказывают. Бабка была и трое девчат, ее дети. Нет их сейчас. Бабкино туловище осталось, а головы нет.

Гроба я не видела, котел они был” 8.

Шаманка из села Дада Л. Э. Бельды в своем варианте легенды об этнокультурном памятнике Дёло-мама, который она называла Мама хурэни — Старухина гора, соединила его с легендой о происхождении петроглифов: “Была одна шаманка из рода Оненко. Это было весной. Каждую весну у нанайцев проводился обряд унди — обряд очищения жилищ от злых духов. В ходе этого обряда, проводимого шаманом и его помощниками, изгонялись из каждого дома злые духи и болезни. Старая шаманка и семь молодых девушек проводили обряд унди. В это время на небе поднялись три солнца. Земля, тайга горели, небо заволокли тучи, лил смоляной дождь. Старая шаманка и семь молодых девушек окаменели. Возле старой шаманки стоит сэвэн Дюлин. Он хозяин, покровитель дома. Дюлин бывает и мужчина, и женщина. Сэвэны Дюлин стояли в каждом доме.


Иногда сразу два сэвэна: мужской и женский. Дюлин охранял дом и жителей дома от злых духов, помогал в охоте или на рыбалке. Перед Дюлином ставилось угощение. Перед охотой и рыбалкой кланялись ему, просили помочь” 9.

В описании Ж. М. Актанко этнокультурный памятник Дёло-мама состоял из следующих частей: сама Каменная старуха, рядом с ней 7 гробов (“были в прошлом, сейчас нет”) — плоские камни, котел. Поверхность камня в области лица Каменной старухи “как бы затесанная”, а на макушке у нее было углубление в виде чашки. По утверждению Ж. М. Актанко, растущий на лице Дёло-мама мох “образует” глаза, рот (“так растет мох”) 10. Камни “гробы девушек” взяли в с.

Малышево во время строительства дамбы и уложили в ее основание — “утопили”. По словам информанта, отражающим широко распространенные среди нанайцев представления, “камни нельзя трогать, сдвигать, в затоне много людей тонет, даже РЭБовские, умеющие плавать”. Семь гробов принадлежали семи дочерям старухи. Дочери умерли, после чего старуха окаменела от горя. Ж. М. Актанко слышала от жителей села разные причины смерти дочерей и последующего превращения их матери в камень. Одно из низ таково: мать стала ругать своих дочерей (почему — информант не сказала), прокляла их, они умерли, а мать окаменела, но не сразу. Она горевала какое-то время, опрокинула котел. “Зачем он ей?!” — объяснила информант. Ж. М. Актанко вспоминала, что проезжая мимо Дёло-мама, ее родственники всегда приставали около нее и “делали” угощение”: клали в выемку на макушке Каменной старухи еду, табак (самосад), кланялись ей (“били лбом о землю”). Пешком к Дёло-мама не ходили и не ходят. У Каменной старухи просили удачу, счастье себе и детям. В беседе с Ж. М. Актанко прозвучала ее личная уверенность в том, что этнокультурный памятник действительно имеет влияние на жизнь человека-просителя. “Приносит и удачу, и счастье”, — сказала она 11.

Рассказывая о Дёло-мама Ж. М. Актанко упомянула о санга — ущелье, расщелине, дырке, находящейся поблизости. Кто желал, мог испытать в ней свою судьбу. Худой в ней мог застрять, а толстый — легко пройти. По представлениям нанайцев, застрявший в санга человек до старости не доживет, умрет раньше. Двоюродная сестра информанта пошла в юности с подругами к этой расщелине, испытать судьбу. Одна из подруг застряла, хотя толстой не была. Она умерла в среднем возрасте. Мать Ж. М. Актанко советовала ей не испытывать судьбу, не проходить через санга. Застрять мог даже маленький ребенок или маленький человек, если ему суждено было умереть. В настоящее время это место разрушено12.

Т. Е. Оненко вспомнила о дыре в окрестностях Сикачи-Аляна следующее: “Там вот в этом камне, может, вам еще не рассказывали, мне это рассказывала, по-моему, моя бабушка. Там есть в одном месте вот камни, там дыра должна быть в одном месте. И вот наша тетка-покойница, Катина мать, тогда молодая была, [узнала об этой дыре]. Если кто будет этот камень, если кто не заденет пройдет, ну тот вроде как счастливый, а если ты зайдешь и заденешь, да, значит, ты какую-то болезнь получишь. А это тетя Тоня туда залезла. Это, у нее туберкулез там…” 13.

В районе бывшего нанайского села Муху было тоже отверстие в скале, имевшее, по представлениям нанайцев, судьбоносное значение. Родители З. Н. Бельды вместе с шаманом возили ее в детстве, когда она болела, к этой скале. Шаман сказал, пройдет девочка через отверстие — будет долго жить, застрянет — умрет скоро 14.

В своей версии легенды о Дёло-Мама учитель истории Сикачи-Алянской средней школы, руководитель этнографического кружка С. Н. Оненко связала в единое целое эти этнокультурные памятники Сикачи-Аляна:

“Давным-давно жила старуха. Было у нее 7 дочерей. Они замуж не хотели выходить. Она стала их замуж выгонять: “Старая стала, кто кормить будет”. Дети обиделись, ушли от нее, и не вернулись. Старуха старая, переживает, думает, кто о ней заботиться будет. Вот ей сниться сон: “А мы не можем вернуться, мы умерли, в царстве мертвых”. Или они позвали ее, или она сама решила.

Там есть пещера — она вход в царство мертвых. Если войдешь в нее, и коснешься телом стен пещеры, то скоро умрешь. Старуха вошла в пещеру и нарочно коснулась телом стен пещеры. Вскоре она умерла, около котла. Действительно камень как котел около нее, сейчас, ледоходом видимо, его в сторону утащило. Там перед ней котел. Там котел и гладкая плита с выемкой (1,5 метра). Оказывается, у нее был сын. Он решил спасти мать с сестрами. Сражался с духом загробного царства и погиб. Его надгробная плита около старухи” 15.

По мнению Е. И. Актанко, камень с дырой, “предсказывающий” судьбу, представляет собой магнит, который притягивает именно больных людей. Информант описала стандартную ситуацию, когда “большая женщина” свободно прошла сквозь маленькую дырочку камня, а маленькая женщина застряла, но интерпретировала ее по своему: “Магнит человека тянет. Она больная была. Больного человека к себе тянет....

Больной человек зацепился. [Здоровому] ничего не будет. Она умерла после этого, болела — умерла. Не он заразил. Она больная была” 16.

О фрагментах этнокультурного памятника Дёло-мама вспоминал в разговоре информант Д. И. Актанко: “Отец показывал Надан паталаан — семь девушек. Там еще есть камни. Это к Малышево. Ребрами камни стоят, ребрами. Вот отец мне их показывал” 17.

По рассказу Е. И. Актанко, ее отец угощал Дёло-мама табаком, чтобы погода не менялась, “пока мы все дела не сделаем”. Он клал табак на уровне “плеча” фигуры. Е. И.

Актанко помнит в составе этнокультурного памятника гроб внука, котел, сердце кеты. На месте современных могил села Малышева были 7 девушек. По мнению информанта, детали этнокультурного памятника провалились, разрушились, исчезли. Е. И. Актанко так рассказала о Дёло-мама: “А здесь есть у нас Старуха каменная. Не доходя Малышева. Тут, прямо на камнях. Старуха шаманкой, что ли, была, старуха. Гроб лежит и китайский котел.

Котел как камень такой. Не совсем круглый. И гроб такой, как будто гроб, длинный, метра 4. Тоже ровненький, не совсем, а так с боков, как гроб. А потом было там, не доходя Малышево, как сердце кетовое, на камнях. Тоже разрушили ветры или наводнение. Все поломалось. Надо прилепить было, а сейчас их нет там. Там, у Малышево, было шесть девушек, что ли, где кладбище у них. Там все разрушено. Там тоже так, как человек. Все разрушено, все поломано. Девушки были отдельно от Каменной старухи. Не доходя Малышево. Кладбище там. Я видела. Девушки тут, а бабушка тут”. В беседе Е. И. Актанко отметила отсутствие единой культурной версии о происхождения памятника “Семь девушек”: “Кто как рассказывал. Четырнадцать детей-дочек, что ли, было. Никто замуж не берет, кормить-то тяжело. Она ругала их. Семь девушек пошли и окаменели. Так рассказывают. А другие рассказывают — петропавловский мужик, тёти Ули муж — давным-давно с моря пришли семь девушек, устали и окаменели возле берега. Семь девушек с моря. Кто как умеет [рассказывает]”. Свой рассказ об этнокультурных памятниках Сикачи-Аляна Е. И. Актанко закончила в духе времени: “Человек не окаменеет, конечно, просто так, придумали, наверное, все-таки придумали, наверное. Это просто природа. А люди придумывают. Я думаю так” 18.

Во 2-ой половине 1950-х годов нанайцы, направлявшиеся в лодках на Хабаровский рынок торговать рыбой, ягодами, приставали около Дёло-мама и кланялись. Они разводили маленький костер, кашу бросали, на колени вставали. Е. Ф. Актанко, которую родственники брали в детстве на лодках в Хабаровск, вспоминала: “На колени вставали.

Нас кланяться заставляли. Каждому поясок заставляли надевать. 3 раза давали поклон.

Руки в кулаки, тыльной стороной кулаки на землю, на них опираются, полный поклон лбом до земли” 19. Детские воспоминания Н. А. Киркун связаны с зимними поездками в Хабаровск в 1960-е годы: “Зимой на нартах, на собачках [добирались в Хабаровск]. Шли группой, менялись, дорогу били. Бабушка, дедушка останавливались (нихорачи-) у Дёло мама, кланялись (хапу-). В берестяную посуду еду клали, оставляли. Я маленькая была, меня пояском не подвязывали” 20. Факта специального подпоясывания одежды не подтверждают и некоторые другие информанты, участвовавшие в детстве в обряде жертвоприношений Дёло-мама. Среди них и информант С. Н. Оненко. Когда родители (в т. ч. вместе с ней) ездили в Малышево в магазин, то всегда останавливались около Дёло мама. Они наливали водку, клали перед ней табак (листья), кусочек хлеба, печенье, конфету. По свидетельству С. Н. Оненко, сегодня кладут папиросы или сигареты, монетки.

Она рассказала об обрядовых действиях, связанных с поклонами: “Хорошо помню, как нас заставляли в детстве кланяться Дёло-мамани, лоб расшибать. Мы вставали на колени, опирались на руки и низко, до камней кланялись” 21. Информант Д. И. Актанко участвовал в обряде жертвоприношения Каменной старухе, проводимом его отцом:

“Табак клали, чтобы курила она. Как едут, так кладут что-нибудь. Остановится [отец], табак кладет. Тогда листовой табак был, наверное, заворачивали и клали” 22.

По воспоминаниям матери С. Н. Оненко, обряд поклонения Каменной старухе выглядел следующим образом: “Одно время ездили с мамой в Малышево за продуктами.

Когда ехали обратно, то останавливались у Дёло-мама. Ставили еду, зажигали папироску, клали ее на коробок спичек, наливали водочки в стопку, брызгали на 4 стороны. Тлеющую папироску подвигали, чтобы коробок не загорелся. Если папироска быстро и вся сгорала, мама говорила: “Вот как курить хотела!” и зажигала вторую папироску” 23.

“А старуха... Люди приходили в хорошую погоду, — вспоминала Е. И. Актанко, — угощали ее махоркой. А кушать давали, я не знаю. Курить давали, да всё. И еще просили, чтобы была погода до возвращения, погода не испортилась, не разрушила нашего обратного пути. Люди так делали. Сейчас разве что знаем... Люди уважали этот камень”.

На мой вопрос, совершают ли угощение Каменной старухи в настоящее время, информант ответила: “Я не знаю, я туда не хожу” 24.

Существовал запрет на участие в описываемом здесь обряде женщин во время месячных: “Нельзя кланяться Дёло-мама во время месячных” 25.

Традиционный этикет нанайцев предписывал кланяться близким старшим родственникам (дяде, брату, тетке и т.п.), пожилому уважаемому человеку. Нанаец, произнося приветствие бачигаопу, становился на колени и делал земной поклон 26.

Совпадение традиционного поведения в отношении старших родственников, уважаемых людей и этнокультурного памятника показательно. Этнокультурный памятник был для нанайского этноса таким же живым проявлением природы как сам человек.

Что просили у Каменной старухи кроме погоды?

С. Н. Оненко рассказывала: “Мама говорила: “Старуха, которая приносит удачу.

Мы сейчас даже ходим, если нужна удача, просим удачу, кэси” 27.

Мать информанта Н. Ч. Бельды просила у Дёло-мама о рождении дочери. У родителей Нюры Чиловны было 7 сыновей. “Отец 20 лет просил дочь. Молился, ремнями менялся. У кого в семье сыновья рождались, с тем ремнем менялся. Мама потом говорила:

“У этой бабушки (Дёло-мама — Т. М.) я тебя просила”, — рассказывала Н. Ч. Бельды 28.

Люди посещают петроглифы, но мало кто знает о священном месте Мама хурэни — Дёло мама. До наших дней сохранились очертания старухи, котла, гроба, бубна и колотушки, огромного сэвэна Дюлин за спиной Дёло-мама.

По воспоминаниям Т. И. Оненко, на берегу Петропавловского озера была своя Каменная бабушка. “На Петропавловском озере, там была из камня сделанная, это бабушка, из камня. Раньше, когда нанайцы жили, вот когда ехали они на охоту, все перед этой бабушкой преклонялись, угощали кашей, трубку табаком налаживали. Это я хорошо знаю, это мне бабушка рассказывала. Я и сама видела. …Они это делали для того, чтобы удача была на охоте этой бабе. А потом мы — это мне лет 16 было, мы поехали за ягодами на лодке, а озеро Петропавловское широкое тогда было. Вот эта бабушка, с которой я поехала, она пристает туда, ставит этой бабе кашу и трубку зажигает. Самосад, табак. И помолилась ей так, поклонилась, чтобы она дала путь на ту сторону. А ветер большой был.

И что же вы думаете? И она как села, тогда не было ни моторки, ничего, она как села, она как включила этот свой парус, и через озеро мы как пролетели. А поехали, в общем, за голубицей” 29.

Старожил с. Сикачи-Алян Е. И. Мурзина подтвердила, что на Петропавловском озере, по-нанайски Хэвэнда талгани, была своя каменная старуха, которую называли Даи Дёло-мама — “Старшая Каменная старуха”: “Озеро — широкое. Ни с того, ни с сего волноваться начинало. Она (Даи Дёло-мама — Т. М.) оберегала. Останавливались, табаку клали, крупки клали. Там камень как чашечка. Чтобы она нам путь хороший пожелала, путь хороший. Чтобы рыбы, ягод много нам было. Подпоясывались мы, не подпоясывались, — не помню” 30.

Разрушение этнокультурного памятника приводит, по мнению информантов, к долговременным трагическим последствиям. Т. И. Оненко рассказывала: “Вот эту бабу (Каменную старуху на Петропавловском озере — Т. М.), когда стали строить там (на Петропавловском озере — Т. М.) пионерские лагеря, русские эту бабу всю раздробили, всю сломали, и увезли черт знает куда. И после этого на этом озере стали люди тонуть. И солдаты стали тонуть. И с Малышихи вон сколько утонуло. С нашей деревни 2 брата и невестка утонули, в общем, сразу человек 8. И вот по Петропавловской речке, там тоже люди никогда не тонули, потом стали. Перменка Валера утонул. Еще кто-то там, в общем, из города девочка, лет 14 было, приехала, купалась, утонула. И вот с того времени в Петропавловском озере стали люди тонуть” 31. Нанайского названия данного этнокультурного памятника информант не знает. В ходе дополнительных расспросов, Т. Е.

Оненко уточнила некоторые сопутствующие моменты обряда поклонения Каменной бабушке на Петропавловском озере. Перед каменной антропоморфной фигурой клали рисовую кашу в урэк-тэми — плетеной из тальника тарелке. И кашу, и тарелку везли с собой. Участник обряда был подпоясан. Т. Е. Оненко сказала дословно следующее: “В то время все халаты носили, подпоясанными все были, да. Нанайцы, так спущенные халаты, не ходили, если куда ехали. Они всегда подпоясывались”. Данная информация позволяет утверждать, что человек специально для совершения обряда поклонения этнокультурному памятнику не подпоясывался. Наличие пояса в костюме этого человека было обусловлено фактом пребывания его в пути.

Расспросы среди жителей села свидетельствуют, что в настоящее время легенда о Дёло-мама сохранилась фрагментарно, существует путаница в описании данного этнокультурного памятника, перечислении его составных частей, замена на другие (например, девушек-дочерей старухи на сыновей). Уходит из практики обрядовая сторона бытования этого интересного памятника культуры нанайцев. Хранителями легенды все больше становятся школьные учителя. Молодые жители Сикачи-Аляна пока знают о существовании Дёло-мама. Кто — со школьных уроков, кто слышал от старших товарищей, однако традиции “угощать” Каменную старуху они не придерживаются.

Примечания 1 Окладников А. П. Петроглифы Нижнего Амура. — Л., 1971. — С.5-17.

2 Космогонический миф — миф, объясняющий происхождение окружающего мира.

3 Соболевская Н. А. Мифы и памятники культурного пространства среднеамурской равнины // Материалы научно-практической конференции “Проблемы изучения и популяризации традиционной культуры коренных народов Дальнего Востока России”. — Хабаровск, 1996. — С.59, 60.

4 Приамурские ведомости. — 1895. — 22 янв. — С.17.

5 ПМА. 2002 г., от Бельды Н. Ч., 1931 г. р., родилась в с. Муху.

6 Архив Хабаровского краевого центра детского и юношеского туризма.

Материалы этнографического лагеря “Мир Сикачи-Аляна”. Полевой дневник школьников села Сикачи-Алян. 2000 г.

7 Соболевская Н. А. Мифы и памятники культурного пространства среднеамурской равнины. С.60,61.

8 ПМА. 2002 г., от Актанко Е. Ф., 1952 г. р., в девичестве Донкан, место рождения с. Сикачи-Алян.

9 Бельды Р. А. Памятные места и этнокультурные памятники нанайцев (по опубликованным источникам и полевым сборам автора) // Записки Гродековского музея. — Выпуск 1. — Хабаровск, 2000. — С.84,85.

10 Как рассказывала Н. И. Дружинина, в профиль у Дёло-мама хорошо просматривается плоский нос, выступаюшая верхняя губа и очертания “надетого” на голову платочка. (ПМА. 2003 г., с. Сикачи-Алян).

11 ПМА. 2000 г., от Актанко Ж. М.

12 Бельды Р. А. Памятные места и этнокультурные памятники нанайцев (по опубликованным источникам и полевым сборам автора). С.84,85.

13 ПМА. 2002 г., от Оненко Т. Е.

14 ПМА. 2001 г., от Бельды З. Н., с. Троицкое.

15 ПМА. 2002 г., от Оненко С. Н.

16 ПМА. 2003 г., от Актанко Е. И.

17 ПМА. 2002 г., от Актанко Д. И., г. Хабаровск, родился в с. Сикачи-Алян.

18 ПМА. 2002, 2003 г., от Актанко Е. И. (1930 г. р.), с. Сикачи-Алян.

19 ПМА. 2002 г., от Актанко Е. Ф.

20 ПМА. 2002 г., от Киркун Н. А., 1950 г. р., Перменка по матери, Пассар по отцу, родилась в с.Елабуга, проживает в с. Сикачи-Алян.

21 ПМА. 2000 г., 2002 г., от Оненко С. Н.

22 ПМА. 2002 г., от Актанко Д. И.

23 ПМА. 2002 г., от Оненко С. Н.

24 ПМА. 2003 г., от Актанко Е. И.

25 ПМА. 2002 г., от Оненко С. Н.

26 Лопатин И. А. Наблюдения за бытом гольдов. — Владивосток, 1921. — С.36.

27 ПМА. 2002 г., от Оненко С. Н., с. Сикачи-Алян.

28 ПМА. 2002 г., от Бельды Н. Ч.

29 ПМА. 2002 г., от Оненко Т. И., урожденной Актанко, родилась в 1930 г. в с.

Петропавловка, проживает в г.Хабаровске. По материалам, собранным к.и.н. Н.

А.Соболевской, на правом берегу Петропавловского озера находился этнокультурный памятник “Камень-лось”. Этот камень был отмечен вниманием многих поколений нанайцев и виден, по их утверждению, в малую воду. Нанайская легенда сообщала о нем следующее: “Говорят старики, был один сильный человек, охотник, далеко бил из своего лука. На сопочку вышел из Петропавловки, видит — вдалеке черное, большое. Говорит:

“Мама, это большущий сохатый, я его стрельну”. Стрела девять километров прошла, попала. Охотник смотрит, сохатый не падает. Сел в оморочку, подъехал — о-о, это камень! Вынул свою стрелу. Там дыра осталась — девять сантиметров длиною, пять шириною” (Соболевская Н. А. Мифы и памятники культурного пространства среднеамурской равнины // Материалы научно-практической конференции “Проблемы изучения и популяризации традиционной культуры коренных народов Дальнего Востока России”. — Хабаровск, 1996. — С. 62). По данным М. И. Горновой, На берегу Малышевской протоки есть группа камней, в которой нанайцы видели трех медведей. Они называли это место “Медведь, пьющий воду” (Горнова М.И. Градостроительный анализ культурно-исторического ландшафта Нижнего Амура // Третьи Гродековские чтения:

Материалы регион. науч.-практ. Конф. “Дальний Восток России: исторический опыт и современные проблемы заселения и освоения территории” / Под ред. д.и.н. Н. И.

Дубининой. — Хабаровск: ДВГНБ, 2001. — С.243.).

30 ПМА. 2003 г., от Мурзиной Е. И., с. Сикачи-Алян.

31 ПМА. 2002 г., от Оненко Т. И.

Жанна Михайловна Актанко, информант. С. Сикачи-Алян, 2003 г.

Фото автора.

Евдокия Ивановна Актанко, информант. С. Сикачи-Алян, 2003 г.

Фото автора.

Светлана Николаевна Оненко, информант. С. Сикачи-Алян, 2003 г.

Фото автора.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.