авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||

«Хабаровский краевой краеведческий музей им. Н. И. Гродекова ЗАПИСКИ ГРОДЕКОВСКОГО МУЗЕЯ Выпуск 6 ...»

-- [ Страница 6 ] --

Нанайцы, как и все народности севера, обожествляли почти все болезни.

Определенные болезни имели своего хозяина — духа. Этот дух, поселившись в душу человека, заставляет страдать человека какой-либо болезнью. Так, “дух Мнавалгикто” создает сердечные болезни, “дух — унгикту” вызывает головные болезни. Если ребенок болел непроходимым поносом, говорили, что “Энгэлэ” вселился, а если человек опухал — “дуэнтэ” и т. д.

Несметное число различных духов, созданных из-за страха лесными людьми, требовали квалифицированной службы, угождения, моления и т. д. Это-то условие и породило квалифицированных служителей — шаманов.

Слово шаман — (саман) тунгусский термин — обозначает — колдун, знахарь и т.

д. Наиболее полное развитие шаманство получило в период разложения первобытнообщинного строя и перехода к классовому обществу.

Шаманские культы распространены среди коренных жителей северной и Средней Азии, а также Океании, Индонезии, Aмepики и Африки. По воззрениям нанайцев, шаманы обладали какой-то особой силой, которая давала им возможность при нужде дого­ вариваться с добрыми и злыми духами. Шаман всесилен, так думали нанайцы, так как он может излечить от болезни, и он может ниспослать на того или иного человека любую болезнь. Пользуясь своим положением, шаманы брали высокую плату за “работу” и фактически обирали своих сородичей. Один или два раза в год шаман объезжал свое селение и соседние стойбища с той целью, чтобы предупредить заболевание населения, а также в целях очищения от злого духа, изгнанного из больного человека, который мог вселиться в излечившего шамана. На самом же деле истинной причиной таких путешествий было стремление к наживе. Население соседних стойбищ, прослушав об успешном излечении больного, с радостью встречало приехавшую группу шаманов. Им, особенно главному шаману, преподносили подарки.

Шаман носит во время камлания особый костюм, увешанный магическими украшениями, имеет бубен с колотушкой, побрякушки (янка), стружки (гиасадан) и т. д.

Старшие шаманы (касава тай) имеют особые магические шапки (хуе) и фартук (тэтуи или бэпи). Свое камлание шаман начинал с полузакрытыми глазами, как бы глубоко погруженный в чуть слышный гул бубна, вызываемый осторожными ударами колотушки.

Мерно отбиваемый ритм постепенно сосредотачивал окружающих. Считалось, что шаман в туманных звуках бубна и характерных носовых звуках, как бы различал шепот духов помощников, с которыми он ведет в этом хаосе звуков реальный разговор. По мере возбуждения шамана возрастал звон погремушек гром бубна, он вскакивал и начинал шаманскую пляску. Пение переходило в яростные выкрики, вроде “хэс, хэ!” Дойдя до кульминационного пункта напряженности усталый, вспотевший шаман резко обрывал яростный подъем, и возвращался к первоначальному этапу камлания.

Что происходило во время камлания?

Во-первых, шаман в помощь вызывал своих помощников-духов. Они у шамана являются слугами, если они не “слушаются”, то он их ругал, наказывал, выгонял. Они имеют причудливые названия: чудак (холха), разветвленный повод (япана-сена) и другие.

Шаман их хорошо угощает. Считается, что пища, особенно водка, идет духам через его желудок. Чтобы создать иллюзию, что пища именно предназначена духам, он съедал короедов или горячий уголь. Потом шаман начинал устанавливать “диагноз” болезни больного. А диагноз известен: либо больной не стал служить и верить в Мио, или разорил его, или во время испуга больного его душу украли духи, либо к больному пристает злой дух... А у Самагиров (Самар) издавна существует враг — Удер шамани, в переводе — приморский шаман, который из года в год, из рода Caмap умерщвляет людей за старые дедовские дела. Шаманы объясняют, что этот враг рода Самар, ежегодно весной, обратившись в орла, прилетает в Горин и там местами бросает в виде росы отравленную приманку (бэ). Отрава, попав в пищу, умерщвляет людей.

После установления диагноза начинается процесс лечения. По мнению нанай, шаман во время камлания может воплощаться, как сказочный герой, в медведя, в волка, в орла, в тигра и вести бой со злыми духами, чертями, чтобы отобрать украденную душу больного у них. Камлание заканчивается тем, что больному шаман возвращает душу.

Шаманство, якобы, может перейти по наследству. Хотя умер шаман, но его помощники-духи не умирают, они переходят к родственникам, после чего новый хозяин духов становится шаманом. Это понятно. Закон придуман не народом, а шаманами.

Шаману не хотелось, чтобы после его смерти семья осталась без источника существования. Также шаманами могут стать люди, спасшиеся от тяжелой смертельной болезни путем камлания.

У нанай анимизм и шаманизм сочетаются с буддизмом, который проник в бассейн Амура из Монголии и Маньчжурии.

Зародившись и сформировавшись в Индии, буддизм к началу Х в. н. э. утратил там свое значение, уступив место Индуизму и Исламу. Однако буддизм из Индии проник и распространился во многие страны Центральной и Восточной Азии, в Китай, Японию, Монголию, Непал, Tao, Бирму, Индокитай, на остров Цейлон. В России частичными последователями буддизма стали буряты, калмыки, салоны, якуты, эвенки, нанайцы.

[О проникновении буддизма в бассейн Амура убедительно доказывает исторический материал. (Далекое прошлое Приморья) стр. 288. А. П. Окладников. Там говориться: “В первой половине XV столетия Минские императоры снаряжают морские экспедиции на юг, к индийскому архипелагу. Пытались они закрепиться и на севере, в соседних с Китаем северных районах ДВ, вдоль берегов Тихого океана и в бассейн р.

Амура.

В 1411 г. приказано было построить суда и отправить войска вниз по Сунгари, в сторону, где жили предки нанайцев-гольдов, для привлечения туземцев под власть Минской династии.

В летописях Минской династии отмечены также три поездки евнуха Ишиха в 1414, 1428 и 1433 — 1434 гг. на Нижний Амур.

Нургальская земля, согласно надписи, не родила хлеба, не производила шелка и полотна, жители ее разводили только собак и охотились на диких оленей. Они питались рыбой и мясом, одевались в одежды из звериных шкур. Ишиха угостил местных жителей вином, хлебом и китайскими кушаньями, раздал им утварь и платья китайского изделия.

Туземным старшинам были даны “властные дощечки” пайцзы, бунчуки и печати, а также печатные деньги. Вблизи станции Маньцзин на высокой и красивой горе (Тырском утесе) осенью 1413 г. был воздвигнут храм в честь Гуань-Инь Авалокитемвары, названный храмом “Вечного спокойствия” — Юн-нин-сы (где была установлена статуя Будды — Е.

В.).

Около храма был поставлен памятник с надписями на китайском, тибетском, монгольском и чжурчженьском языках.

По образным словам надписи, сначала нургальцы “старики и малые дети, близкие и дальние толпами …” устремились к храму, так как видели в нем талисман от болезней, верили, что после сооружения храма больше “никогда не будет эпидемий”.

Во время новой поездки 1433 — 1434 гг. Ишиха увидел, что все нужно начинать заново. Прибыв в низовья Амура с провинциальным военным начальником Кан-Чжэном и отрядом в две тысячи человек на 50 судах, он нашел на Тырском утесе только основание уничтоженного туземцами храма “Вечного спокойствия”. Нургальцы пришли в трепет, опасаясь, что минский посланник прикажет казнить их за уничтожение храма. Но Ишиха предпочел угостить туземцев вином и восстановил кумирню, в которой снова была вылеплена статуя Будды, оказавшаяся лучше прежней”.

Безусловно, после такой встречи и прощения, авторитет Ишиха возрос, и им восстановленная кумирня стало нечто божественным. Там была впервые навязана буддийская религия амурским туземцам] 5.

Еще из уст стариков мы узнаем, что в прошлое отдельные имущие, обычно нанайские богачи-купцы, заготовив по десять шкурок различных ценных пушных зверей (соболя, черно-бурых лисиц, выдры, рассомах и др.) подминались по реке Амур на больших лодках (холико) до города Сансина или других китайских городов и там за эту пушнину у городской знати покупали себе китаянок в жены с прислугами. Нанайцы этих высоких жен называли “кармадин” и себя считали зятьями китайских царей, а вместе с женами привозили новую религию — Мио (буддизм). Безусловно, буддизм проник не только через женитьбу, но и также, надо полагать, и через торговлю, через налогосборщиков. От стариков узнаем, что маньчжурские налогосборщики после удачного сбора ясака с кондонцев, для того, чтобы их успокоить внушали следующее.

Якобы, сопка Кондон является животом святого дракона (Мудур), поэтому из-под сопки рыба выходит так, что в речке Девятка зимой лед тает, образуя большие полыньи. Поэтому кондонцам нечего тужить: они не обречены на голод. Маньчжурские налогосборщики в торжественной обстановке убивали свинью, привезенную им как жертвоприношение “святому Мудур” и устраивали моление всeгo населения. Так как маньчжуры исповедовали буддизм, обрядность моления была соответственна буддизму. О связях с маньчжурами может убедительно доказать и такой пример, что у нанай, орочей, эвенков до сих пор бытуют китайские сказки (сиохор). Мио (буддизм) быстро распространился особенно среди имущих нанай.

[Первыми основателями Мио у нанай был род Ходжер. В настоящее время в селе Няргиан живет Ходжер Пирка, у ней сохраняется ДАИ САОЛА, где установлен деревянный бурхан. Этот самый бурхан и есть мио, основанный родом Ходжер. Давно, на берегу протоки Амура, неподалеку от ст. Няргиан стояло стойбище Дони Даки. В этом селе жил род Ходжер.

Старики рассказывают, что давно, в этом селе случилась болезнь. Почти поголовно болели, и многих эта болезнь унесла.

Даи Денкан имел знаменитого шамана. Этот шаман для спасения своих принял новую религию МИО. После моления селом в МИО болезнь ушла. Кто не знает о знаменитости в охоте и в ловле рыбы этих Ходжеров. Они были богатыми, но их знаменитость и богатство прибавились после принятия буддизма.

Новая религия завоевывала все новых и новых людей. Поднимался ее авторитет.

Слава летела по всему Амуру. А в годы Советской власти она приняла несколько скрытую форму. Но авторитет МИО почти не утратился.

Первые комсомольцы в селе Дони Дона развернули борьбу с шаманством. Они бичевали шаманов всяко, но больше всего ставили различные инсценировки.

Одновременно оказывали помощь больным. Во время эпидемии активист-комсомолец из рода Ходжер умер. Шаманы в открытую стали говорить, что его, якобы, бог наказал за то, что он оскорбил МИО. После жителям Дони Дани не повезло. Многие вымерли во время эпидемии, а многие просто переселились в соседнее село Няргиан. И так, село Дона Дани стало сусу.

В Няргиане хранитель МИО Ходжер Пирка — шаманка. О ней в окрестностях говорят, что она, якобы, посылала на фронт своих духов, особенно мио, которые будто бы помогли в выйгрыше войны] 6.

Широкому распространению буддизма способствовала его большая приспособляемость к местным условиям и верованиям. Буддизм принимал на свое вооружение богов местных религий, например, у нанай он принял обрядность служению Эдехэ, придавая ей свою окраску. Распространителями этой религии у нанай стали шаманы. Они, поняв его сущность и несколько переделав на свой нанайский лад, охотно вооружились новыми обрядами одурманивания своих сородичей.

В 1615 г. через Саяны, Хангай и Восточную Гоби, в Монголию и Китай совершили путешествие Василий Тюменец и Иван Петлин с товарищами. В.Тюменец подробно описывает предметы буддийского культа “боги писаны на бумаге... перед ними три кубка, золочены, неведомо какие, да блюдцев малых с 10;

да перед ними стоят свечи тоненькие, неведомо какие, только курятся, а пламени нет;

а колокольчики-невелички стоят тут же у рундучка, повешены у стены, и книги у них есть, и пенье по их вере — вечерни и заутренни и обедни по вся дни живут, а кланяются до земли, да у них же четки костяные и казенные” и т. д.

Путешественник пишет, что боги писаны на бумаге. У нанай такие боги изображались на бумаге. После вселения шаманами богов в эту картину, она заклеивалась на дне ящика и устанавливалась недалеко от жилья хозяина этого изображения — Мио.

Место это считали священным. Хозяин Мио перед уходом на промысел всегда молился, произнося: “Санси”, “Лаоя” и дальше говорил свою личную просьбу. При этом сам хозяин и присутствующие стояли на коленях и до земли кланялись.

Впоследствии за неимением в продаже бумажных изображений Мио шаманы через местных китайцев, стали писать названия богов на красном лоскуте китайскими иероглифами. [А в наши дни буддийски культ воплощается в деревянном бурхане “Пиухэ”]7.

Как известно, в отдельных национальных селах до сих пор сохранилось шаманство.

Шаманство, с момента своего возникновения, всегда играло и играет реакционную роль, закрепляет беспомощность людей перед стихией природы, направляет их волю и сознание не на познание природы и ее покорение, преобразование, а на слепое ей поклонение.

Поэтому полная ликвидация шаманства среди нанайского, да и других народов севера, было бы раскрытием перед ними путей творческого труда, творческого овладения природой и было бы еще одним важным шагом по пути к коммунизму.

Причины существования пережитков шаманизма Вообще всякие религиозные пережитки держатся в сознании людей главным образом в силу привычки, унаследованной старшим поколением, в силу традиций, передаваемых этим поколением молодежи. Залпы Великого Октября застали нанайцев, как и других малых народностей севера, на ступени разложения родового строя — в эпоху наивысшего обожествления природы, в эпоху расцвета шаманского культа. Новое социалистическое общество создавалось людьми, воспитанными старым обществом, многие из которых унаследовали различные пороки старого строя и принесли с собой в новую жизнь не только полезные знания, но и дурные привычки и предрассудки. Они учили на своем примере и детей своих жить по старине, прямо внушали своим детям, чтобы те держались старых, отсталых правил жизни, верили в бога, в шаманство и т. д. И сейчас еще нередки случаи, когда отсталая старая женщина водит детей к шаману. Она прививает им свои суеверные взгляды, лаской и угрозами старается удержать их в тех отсталых верованиях, в которых она сама воспитывалась. Такие верующие люди под руководством шаманов проповедуют, что Мио и шаманство в нашу эпоху не уйдет, а духи по пятам будут преследовать неверующих и будут мешать в охоте и на промысле рыб. И нередко им удается заронить веру в сверхъестественное в душу ребенка, еще неспособного самостоятельно рассуждать. Особенно сильно вера старших действует на молодежь там, где плохо работают школы, пионерские организации, комсомол, клубы, где не ведутся интересные для молодежи содержательные и разнообразные просветительные мероприятия. Какие же обстоятельства заставляют в наш век — в век атома, ракет, новейшей техники, науки и автоматики все же верить в существование каких-то непонятных сил, в существование чертей и духов?

Многие суеверные люди даже сновидения растолковывают, как действия сверхъестественной силы. А что такое сновидение?

Русский ученый И. П. Павлов, хорошо изучивший деятельность головного мозга ясно определил, что когда человек совершает какую-либо работу, то в его мозгу определенные группы нервных клеток приходят в состояние устойчивого возбуждения.

Деятельность других клеток разрушается. Поэтому происходит процесс возбуждения и торможения. Когда процесс торможения распространяется на все большие участки мозга и охватывает полностью кору головного мозга, наступает сон. Однако во время сна торможение не всегда охватывает все участки коры головного мозга. Оставшиеся незаторможенные участки продолжают действовать и вызывают сновидение. Как, известно, большинство верующих в шаманство — это вторые члены семьи, они обычно заняты только хозяйством. Быстро управившись с хозяйством, они много спят, видят различные сны и растолковывают их по всякому.

К числу других интересных и довольно часто встречающихся явлений можно отнести переход сновидения в действительность, когда человек, проснувшись, продолжает еще некоторое время увидеть сон, находиться под его впечатлением. Оно может породить у людей, не знающих причин этого явления, суеверный ужас и укрепить в них веру в существование сверхъестественных сил.

Помню, в детстве у меня были сильные головные боли. Однажды вечером мне приснилось, что моя мать поднялась по лестнице и машет руками. Я ей кричу: “Мама, возьми меня с собой!”. С этими словами я проснулся, и мне все казалось, что мать подымается все выше и выше по лестнице. Представление это продолжалось еще несколько минут. Помню, тут же испуганная мать собрала соседей и начала пугать чертей.

Мой покойный дядя Духовской Алексей Иннокентьевич рассказывал, что однажды на рыбалке, после ночной ловли, он уснул. В это время в землянку зашла бабушка и села возле костра. Ее неосторожные движения разбудили дядю. Проснувшись, он продолжал видеть сон и принял сидевшую недалеко от него мать за чудовище, которое его только что душило. Он сперва попятился к двери, потом выхватил нож и хотел броситься на “чудовище”. Но в это время испуганная бабушка закричала. Дядя мгновенно очнулся.

Впоследствии он говорил, что если бы не проснулся во время, то непременно зарезал бы свою мать, а шаманы сказали бы, что во мне “очки” (дух убийца), его надо выжить.

Видения могут возникнуть и без сна. Это явление называется галлюцинацией или иллюзией.

Однажды мы с матерью во время охоты заблудились. Блуждали по тайге ночью.

Очень устали, с минуты на минуту ждали и думали, вот дойдем до палатки и отец нас встретит. Мысль о палатке меня ни на минуту не покидала. И вдруг я увидел перед собой палатку. Я крикнул матери: “Палатка”. И мать увидела палатку, она даже обогнала меня.

Но через секунду все исчезло.

Чаще всего галлюцинация возникает во время пугания чертей. Многие верующие “наглядно” видят чертей. В прошлом году в нашем селе Кондон пугали чертей.

Присутствовавшая гражданка Л. рассказывала: “Интересно, я своими глазами видела, как на голову больного упал черт”. Галлюцинировать может одновременно целая группа людей.

Однажды у покойного Самара Семена Макаровича (с. Кондон) пугали чертей.

Когда закончили и зажгли свет, кто-то крикнул: “Выдра!”. Все, обернувшись, увидели бежавшую выдру в сторону очага (голден).

Даже в таких явлениях, как массовые галлюцинации, ничего таинственного, необъяснимого нет: они возникают под действием того общего настроения, которое часто господствует над массой собравшихся, захватывает сознание каждого из них. Единство цели, неотступно преследующая всех собравшихся мысль при усиленной возбужденности чувств, особенно верующих, может вызвать в сознании людей галлюцинации на одну и ту же тему, породить одни и те образы.

Вся деятельность организма, в том числе и деятельность внутренних органов, регулируются нервной системой. Поэтому, воздействуя на нервную систему, мы можем через посредство нервов оказывать известное воздействие и на эти органы. Возьмем прос­ тые примеры, когда человеку стыдно, расширяются кровяные сосуды лица, и люди краснеют, и наоборот, при испуге сужаются сосуды, и человек бледнеет Иногда результаты внушения, дополняемые самовнушением, выдаются за шаманское исцеление или наказание. В нашем селе (Кондон) в 1957 году гражданин О.

украл капроновую сетку у шамана Д. Узнав о случившемся, шаман Д. при встрече с гражданином О. сказал ему: “Ты меня обидел, обязательно заболеешь, я тебя накажу!” Мысль о будущей болезни не покидала гражданина О. Особенно она преследовала его в тайге, когда он находился на охоте. “Вдруг настигнет эта болезнь в тайге, — замерзнешь”, — думал он. И вот однажды он начал терять сознание, его тянуло, корежило и т. д., т. е. настигла та болезнь, которую он ожидал.

Вернувшись с охоты, гражданин О. сразу же вернул шаману капроновую сеть. И до сих пор он уверен, что это шаман наказал.

В с. Боктор долгое время гражданка С. страдала параличом таза и ноги. Ее муж пригласил шаманов Макара и известного Сомболи. Они определили, что к больной пристает дух, который хочет ее сделать шаманом. Шаманы три дня камлали. На третий день больная должна была принять шаманство. Она с нетерпением ждала этого дня. И вот ей после пляски других, дали бубен, надели на нее шаманский наряд. Она верила и себе внушала, что станет шаманом. В состоянии возбужденности (экстаза) она всем на удивление встала на ноги. Паралич ушел. Правда, она вскоре умерла, но сам факт произвел большое впечатление на верующих.

Как происходит такое “исцеление?” Под действием самовнушения или болезни развился стойкий очаг торможения, поразивший двигательные аппараты нервной системы. Под действием контрвнушения, которое достигло наивысшей силы в момент экстаза, этот очаг торможения был устранен и посылка двигательных импульсов (токов) со стороны нервной системы в мышцы возобновилась. Ноги вновь приобрели способность двигаться.

Поэтому неудивительно, что благоприятное воздействие на состояние организма может оказать не только состояние шаманского экстаза, но и просто наложение руки шаманов на больное место. У нанай такое “излечивание” называется “чирэчэури”.

К сожалению, нередко вера в “исцеление” приводит к печальным последствиям.

В с. Кондоне в 1957 г. неизвестным недугом страдала гражданка Альчика. Шаман села Эконь Самар Николай внушил ей, что она непременно должна стать шаманом, до этого ее болезнь не отпустит. Она отказалась от врачей. Зачем ей был нужен врач, когда она, взяв бубен, может вылечиться. И, действительно, после камлания, она себя почувствовала лучше, так как внушала себе, что она входит в мир святых, в мир шаманов, а болезнь только сигнал к этому. Но шаманство не помогло, ослабленный организм не выдержал даже вирусного гриппа, и женщина умерла.

Шаманы не считают себя виновными в смерти людей. Они доходят до того, что обвиняют врачей и пишут жалобу в райздрав. Чтобы успокоить родственников они сообщили им, что, якобы, в больную вселился злой дух-свистун (куйкуэчи сэвэн), который всегда умерщвляет человека. О появлении этого сэвэна в легенде рассказывается следующее.

Давным-давно в верховьях Амура жила одна небольшая семья. У родителей была единственная дочь. Как-то родители заметили, что их дочь забеременела от неизвестного и вот-вот должна родить. Безотцовщина (токсалаори) раньше считалась великим позором.

Отец девушки в гневе собрался зарезать дочь. Девушка выбежала на улицу и сквозь слезы закричала: “Если действительно считаешься моим мужем, то сейчас же забери меня, иначе убьют меня!” Входя домой, она увидела, что на “кани” сидит волосатый человек.

- Отец! Посмотри, мой муж пришел!

Родители увидели волосатого человека, который вскоре исчез. Исчезла и их дочь.

...Вниз по Амуру верхом на кабарге ехала девушка, а волосатый ехал на волке. По дороге волосатый заявил, что она носит не только от него, а также и от другого духа.

Девушка, рассердившись, схватила нож и со словами: “На, посмотри!”, разрезала живот.

На снег выпали — волосатый мальчик — дух-свистун и голая дочь, которые оказались злыми духами и до сих пор амурцам не дают покоя. По утверждениям шаманов этот злой дух-свистун, якобы, и умертвил гражданку Альчека.

Таким образом, многие суеверные представления имеют в своей основе видения или галлюцинации, возникшие под влиянием усталости, слабости, голода, одиночества или болезненного и возбужденного состояния, а также при самовнушении. Этим явлениям (галлюцинации, внушению и самовнушению) даны объяснения в современной науке.

Люди, незнакомые с наукой, приписывают все эти явления действиям сверхъестественных сил (духам) и обращаются для лечения не к врачам, а к шаманам, что обычно приводит к углублению нервных заболеваний и даже к смерти.

Вредность современного шаманства и пути преодоления Коммунистическая партия учит, что нет на свете ничего выше и ценнее, чем человек, что люди труда сами должны завоевать место в жизни, принадлежавшее им по праву, надеясь на свои силы, на собственный труд, на солидарность советских трудящихся.

В Гимне партии говорится:

Никто не даст нам избавления:

Ни бог, ни царь и не герой Добьемся мы освобождения Своею собственной рукой.

А шаманство, как и другие виды религии, учит, что судьба человека зависит от богов, духов и чертей. Поэтому человек бессилен, он “раб божий”. Но религиозным представлениям историю творит не человек, а бог. Шаманский идеал — это фантазия, оторванная от жизни и основанная не на знании, а на слепой вере, на предрассудках.

Шаманство уводит человека в сторону с пути упорной борьбы за свое счастье, подрывает его революционное настроение.

В свое время вождь пролетариата, великий К. Маркс писал: “Упразднение религии, как призрачного счастья народа, есть требование его действительного счастья”. Советский народ, изгнав из души религиозное мракобесие и вооружившись учением марксизма ленинизма, наслаждаясь свободным трудом, строит новое общество — коммунизм.

Большой вред наносят шаманские пережитки нашему подрастающему поколению.

Верующие родители заставляют своих детей ходить на камлание, запрещают что-либо говорить против шаманов, Мио и т. д. Поэтому у них с малолетства складывается вера в шаманство, что подрывает основы тех научных знаний, которые они получают в школе.

Кроме этого, родители часто пугают своих непослушных детей: “Черт придет!” или “Отдам черту”. Тем самым хотят прекратить их капризы. Такие дети очень пугливы, они одни дома не остаются, потому что боятся, что черт может забрать и увезти туда, откуда дедушка-шаман не сможет освободить их душу. Такие дети у нас не единичны, они растут безвольными, бессильными, душевно пустыми людьми.

Для человека нет ничего тяжелее, чем потерять веpy в свои силы. Потерять ее — потерять все! Бурятская пословица говорит: “Когда человек падает духом — его конь не может скакать”.

У каждого советского человека должен быть ясный ум, твердость характера, бодрость духа, уверенность в своих силах, настойчивость и готовность к преодолению любых трудностей и препятствий на пути к осуществлению нашей общей великой цели.

Вредность шаманства проявляется не только в этом. Шаманы камланием распространяют заразные болезни. К шаману во время камланий собираются взрослые и дети. Если больной болеет туберкулезом, гриппом, оспой, то во время пляски с бубном поднимаются вместе с пылью заразные микробы и незаметно заражают здоровых людей.

Особенно во время вспышки вирусного гриппа шаманы являются самыми активными распространителями этой болезни. Так, летом 1957 года из города Комсомольска в с.

Кондон завезла грипп некая Ильмувья. Она остановилась у шамана Д., который несколько ночей подряд шаманил. В результате все соседи заболели гриппом, а через некоторое время болезнь распространилась по всему селу. Старики с возмущением рассказывали о том, что нанайцы раньше целыми стойбищами умирали от эпидемии. Шаманы нередко становятся распространителями заразной болезни. Так, шаманка пос. Анды нашего района Ли Мария болела лепрой (проказа). Она часто “лечила” камланием своих односельчан. В результате почти все ее родственники находятся под наблюдением врача или лечатся в гор.

Иркутске в лепрозории.

В наше время известный шаман Самболи болел сифилисом, он заразил не одну хозяйку своим недугом. Шаман Макар являлся распространителем чешуйчатого лишая.

Примечания 1 Текст лекции хранится в научном архиве Хабаровского краевого краеведческого музея им. Н. И. Гродекова.

2 Ленин В. И. Cобр. сoч. — Т. 15. — С.375.

3 “Порогда” — охотничья шапочка, “пунку” — наголовная накидка, “бэпи” — передник (прим. ред.).

4 Ларькин В. Г. Удэгейцы. — Владивосток, 1958. — С. 22.

5 Вставка Е. В. Самара.

6 Вставка Е. В. Самара.

7 Вставка Е. В. Самара от руки.

Самар Ермиш Владимирович (1926 — 1995 гг.) родился в с. Кондон, окончил Биробиджанское педучилище, 2 курса Хабаровского педагогического института. Он был рыбаком, инженером, учителем, председателем сельского Совета, председателем колхоза “Новый путь”, заместителем председателя Солнечного райисполкома. Е. В. Самар — автор повестей “Трудные тропы”, “Из жизни Кесты Самара”, рассказов. Данная лекция была написана им в году для Хабаровского краевого отделения Общества по распространению политических и научных знаний РСФСР и отражает взгляды советского общества того периода на шаманство.

Ермиш Владимирович Самар. 1954 г.

Фото из архива Аллы Ермишевны Самар, дочери писателя.

“ОТ ВСЕЙ ДУШИ БЛАГОДАРЮ ВАС ЗА ЗАБОТУ О ЛЮДЯХ СЕВЕРА...” (письма М. Г. Воскобойникова Ю. А. Шестаковой) В начале 2003 года собрание литературного отдела Хабаровского краевого краеведческого музея пополнилось архивом дальневосточной писательницы, переводчицы, члена Союза писателей России Юлии Алексеевны Шестаковой (1914 — 2002). Многочисленные документы, фотографии, рукописи, медали, личные вещи и письма представляют довольно полную картину ее жизни. Наиболее важную часть архива составляют письма 1930 — 1990-х годов. Назову некоторых корреспондентов Ю. А. Шестаковой по переписке: Р. Ф. Казакова, Г. М. Марков, С. М. Бытовой, А. С.

Пришвин, Н. П. Задорнов, дальневосточные литераторы В. Н. Иванов, Г. Г. Халилецкий, О. С. Щербановский, В. Т. Кучерявенко, И. Н. Гольцвассер (Эмиот). Один только перечень ее корреспондентов свидетельствует о большой общественной и литературной работе, проводимой Ю. А. Шестаковой. Необходимо особо выделить письма ученых-североведов, которые внесли свой вклад в становление и развитие письменности и литературы народов Дальнего Востока России: М. А. Сергеева, М. Г. Воскобойникова, О. П. Суника, А. П.

Путинцевой. Их письма в архиве Ю. А. Шестаковой, автора сборников рассказов и очерков о природе и людях Дальнего Востока, неслучайны. Этнографическая тема занимала важное место в творчестве Ю.А. Шестаковой. Она была переводчиком повести Дж. Б. Кимонко “Там, где бежит Сукпай”, именно благодаря ей книга увидела свет после смерти автора.

М. А. Сергеев в одном из писем С. Л. Рослому дал высокую оценку ее деятельности: “И все ее вещи об удэ и наши личные беседы и ее доклады показали мне, старому придирчивому ворчуну, что она — превосходный знаток этого народа. И действительно, кто — и до революции, кроме Арсеньева, и в наше время — знает их так тонко и глубоко, как она”.

В эпистолярном наследии североведов особое место занимают 18 писем известного североведа, доктора филологических наук М. Г. Воскобойникова (1912—1979 гг.).

Он родился и вырос среди эвенков в Забайкалье, в течение шести лет, с 1929 по 1935 год, работал в кочевых школах. С детства М. Г. Воскобойников знал бурятский и эвенкийский языки, позднее овладел монгольским и маньчжурским. Учился в аспирантуре при Институте народов Севера. Был репрессирован. В 1941 году добровольцем ушел на фронт. После демобилизации защитил кандидатскую диссертацию “Устное творчество баунтовских эвенков”. Долгие годы был деканом отделения народов Севера.

Одновременно продолжая вести научную работу, в 1967 году защитил докторскую диссертацию. До 1978 года заведовал кафедрой языков, фольклора и литературы народов Крайнего Севера. М. Г. Воскобойников — автор более 100 научных работ о проблемах фольклора, литературного творчества народов СССР и эвенкийского языка.

Его письма Ю. А. Шестаковой охватывают период с июня 1948 по февраль года, который был связан с подготовкой издания сборников “Говорят народы Севера” и “Сказки народов Крайнего Севера”. В сборник “Говорят народы Севера” вошла первая часть повести “Там, где бежит Сукпай” (под первоначальным названием “Зарево над лесами”). В это время в Ленинградском педагогическом институте им. Герцена (ЛПИ) при историко-филологическом факультете вновь открылось северное отделение, которое продолжило традиции Института народов Севера (ИНСа), причем преподавательский состав отделения был представлен бывшими сотрудниками ИНСа. М. Г. Воскобойников стал деканом отделения.

Значение ИНСа для культуры младописьменных народов, в целом, и литературы, в частности, неоценимо, так как в его стенах обучались и создавали свои произведения первые литераторы Дальнего Востока: А. Д. Самар (1916 — 1942 гг.), Д. Б. Кимонко (1905 — 1949 гг.), К. С. Гейкер (1920 — 1940 гг.) и другие;

велась научно исследовательская работа над созданием письменности, учебников, изучением фольклора.

Северное отделение ЛПИ как наследник ИНСа продолжило дело, начатое в 1930-е гг. В первое десятилетие его работы здесь учились Г. Г. Ходжер, А. А. Пассар, В. М. Санги, В. С. Заксор, В. М. Бельды, литераторы второго поколения коренных народов Дальнего Востока.

Данная публикация представит интерес как для исследователей истории младописьменной литературы, этнографов, так и для широкого круга читателей.

М.Г. Воскобойников — Ю.А. Шестаковой 18.6.1948 г.

Глубокоуважаемая Юлия Алексеевна!

Шлю Вам сердечный привет. Когда-нибудь встретимся-познакомимся. Поговорим.

Всячески помогаю протолкнуть в “Звезду” Ваше Зарево. Срочно заканчивайте II часть, хотя бы главы. Из-за этого Друзин 1 остановил набор. По их просьбе я написал три страницы об удэге и Кимонко 2 (перед вашей повестью). Правда, я не писатель. Но я один из первых, кто в [19]36 г. читал “Бату” 3 Кимонко 4. Один из организаторов и вдохновителей эвенков, эвенов, нанайцев — первых поэтов и писателей. До войны мы издавали много сборников, книг, теперь это только лишь восстанавливаем. Поздравляю Вас с I частью. Теперь будьте осторожны со II частью. Посмотрите книгу Семушкина “Алитет”. Эх, были бы Вы здесь, я бы с Вами поговорил. Ведь я переводил с эвенкийского Н. Сахарова 6 “Красный суглан”. Это [19]29 — [19]30 гг. Я старый учитель у эвенков [19]29 — [19]35 гг., кочевал и жил с ними с детских лет. Великое дело за Вами! Дело Ваше, но, может быть, сделать II часть и оставить место для III-й! А как Вы работаете с Кимонко, это мне все понятно. Великий труд!

Я и Г. А. Меновщиков 7 подготовили книгу — “Сказки народов Крайнего Севера”. Рукопись апробирована в ЦК. Всего 22 народности. Нет лишь удэге. Почему — Вам понятно! Нет специалистов. Шнейдерские 8 мы не взяли. Редактор М. А. Сергеев 9.

Просим срочно выслать две-три сказки удэгейские, переводные на русский язык. Перевод дать с паспортом (где, когда, от кого, кем записано). У нас 4 жанра — о животных, быт.

[овые], детские и новые. Можете дать Ваши 2 — 3 текста из любого жанра, только без шаманов и людоедов, на любую тему, любого сюжета.

Сборник 30 листов. Будет хорошо иллюстрирован. Издается в ГИХЛе (Л-д). За Ваш труд Вам будет оплачено. Удэге из всех 23 народностей выпадают. А этого делать нельзя.

Ждем от Вас тексты....

В прошлом году я после демобилизации защитил диссертацию по фольклору тунгусов. Работаю в университете 10.

Привет Вам от М.А. Сергеева и С. Бытового. Он за Вас старается.

Пришлите, если есть опубликованные Ваши переводы с нан.[айского], эвенк.

[ийского] удэг.[ейского] и др. языков. Обещаю все Вам устроить в один из сборников, который готовится по “Молодой гвардии”. Там пойдет и Ваше “Зарево”, и первый рассказ Кимонко “Бата”. Общее руководство за этим сборником за мною. С прив.[етом] Мих.

Воскобойников.

16.10.1948 г.

Получил Ваше письмо и сказки. Три сказки вполне подойдут, а по поводу одной сказать твердо пока не могу.... Много было мук и страданий. Теперь окончательное слово за Горским — главредом Гослитиздата.... Да, дорогая Юлия Алексеевна, мне все Ваши страдания отлично знакомы. Я родился и вырос среди эвенков в Забайкалье и работал 6 лет в кочевых школах. Вы делаете великое дело, и я очень приветствую Ваше столь нужное и полезное деяние.

Был трижды в Москве по северным делам. Назначен зав. отделением Нар.[одов] Севера при пед.[агогическом] инст.[итуте] им. Герцена. Ждем с Севера на самолетах студентов. Все они будут на полном гособеспечении. В ЛГУ — северный факультет.

Новостей особенных нет. Все трудно, все неясно. Занят всех и вся. То натурализм, то примитивизм, попадает всем.

Если будете в Ленинграде, обязательно заходите. Собираюсь я летом поехать в Эвенкию (Красн.[оярский] край). Видели ли Вы книжку “Солнце над чумом”?

Пока всего доброго.

Желаю Вам счастья и успеха в работе.

С сердечным приветом Мих. Воскобойников.

14.11.1948 г.

Дорогая Юлия Алексеевна!

Шлю Вам мой искренний привет и самые сердечные поздравления в Ваших успехах. Очень жаль, что до Вас далеко, а почта так долго возит наши письма....

Знает лишь “всемогущий” да добрые люди, сколько страданий, трудностей перенес я с этой книгой. Все это тяжело. Послесловие писал я, где отведено должное Вам и Д.

Кимонко.... Переводили прозу, кроме Вас, Г. Гор 11, И. Кратт 12, Г. Семенов 13, В.

Шефнер 14 (с подстрочников) при непосредственном участии северян и перманентной моей консультации. Стихи же переводило человек 10.... Если есть у Вас готовые 2 — перевода стихов либо песен Д. Кимонко или кого-либо из других удэгейцев, то прошу незамедлительно выслать авиапочтой на мое имя.

Насчет “Звезды”, В. П. Друзин печатать одну часть не согласился. Думаю, что все будет хорошо, если в конце февраля выйдет книга “Говорят народы Севера” с Вашим “Заревом”. Ваша повесть одна из лучших (есть и хорошие кроме ее), и она, несомненно, будет популяризирована рецензентами как лучшая, то читатель с жадностью будет ждать II части, тем более, что в послесловии и об этом писал. Таким образом, II часть полностью и сокращенно I “Звезда” сможет опубликовать в марте-мае, если она будет готова. Кроме того, если Вы пожелаете, я Вам устрою, это точно, издание и I и II частей с Вашим введением отдельным изданием в одном из Ленинградских издательств. Вот так.

Мих.[аил] Алекс.[еевич] 6/XI прибыл в Бурчи, закончил редактирование и числа 1- декабря обещает сделать одобрение сборника сказок... Ваши сказки приняты, кроме одной. Тов. Нагишкин15 прислал 7 сказок, которые, к сожалению, мы принять не могли (они авторизированны, у нас же издание научное). Сказки ему отошлю обратно. Вообще же они чудесны и хороши, но для детей или подростков как обработанные. Вашу посылку М. А. получил.

Работаю в Пединституте, возглавляя Северное отделение. Если будете в Ленинграде, буду рад Вас принять у себя дома.

Желаю от души Вам всяческих успехов в столь полезной работе, которую Вы делаете.

Искренне Ваш Мих. Воскобойников.

2.12.1948 г.

Сборник поэтов и писателей из нар.[одов] кр.[айнего] Севера готов. Измучили меня руководители изд.[ательства] “Молодая гвардия”. Как это тяжело!!! Говорят, сегодня завтра сдадут в набор. Всего 11 прозаических произведений и 65 стихов. Одно лучше другого. Все хвалят. Но Ваше “Зарево” пока еще непревзойденно. Правда, есть очень сильные рассказы (Г. Семенов — эвен в переводе В. Шефнера). В “Звезде” Зарево I ч.

печатать не разрешили. Бог с ними! Дело, конечно, Ваше, но я могу Вам посоветовать следующее: работайте, не торопитесь над второй частью.

В конце февраля, пусть в марте, выйдет наш сборник, который, несомненно, вызовет резонанс. (Уже Фадеев 16 в беседе со мною дал высокую оценку). После этого можно будет II ч. “Зарева” напечатать в “Звезде”. Даю Вам слово, что если II ч. будет не ниже I ч., то я Вам помогу опубликовать обе части вместе в одном из Ленингр.[адских] издательств....

Новостей особенных нет. Работаю в Пединституте им. Герцена, возглавляя отд.

[еление] нар.[одов] Севера. На мне лежат учебники на нац.[иональных] яз.[ыках] и переводы. Работа черновая, но ничего не поделаешь. Вот переводим речи т. Сталина.

Получаю десятки писем от учеников и товарищей с Севера.

Желаю Вам от души только лишь удачи и счастья.

Пишите о своих успехах. Мих. Воскобойников.

14.12.1948 г.

Глубокоуважаемая Юлия Алексеевна!

Сегодня получил Ваше письмо, чему был очень и очень рад, спасибо за стихи.

Самара17 прекрасное, Кимонко — чуть слабее. А в общем, хорошо. Итак, переводчики:

А. Чивилихин, Г. Семенов, В. Наумова, Н. Гессен, С. Стебницкий, Л. Хаустов, В. Шефнер и Вы — это переводчики стихов, прозы — Вы, Гор, Кратт, Г. Семенов и Шефнер.

Уверяют, что к XI съезду книга выйдет. Но бог их знает — теперь верить трудно. Так как будто бы все суетятся, хлопочут, да и Фадеев мне обещал помочь. Одним словом, говорят:

“Издадим!”....

Со 2-й частью не торопитесь — отшлифовывайте. Как сделаете II ч., сразу и I и II части с Вашим кратким введением напечатаете в одном из наших изд[ательст]в, в этом я Вам помогу, будем теперь ждать книгу. Все это тяжко!

Теперь со сказками.

Тексты мы кончили — 27 листов, статью М. А.18 написал — 3 л., примечание — 2 л. и словарь тоже готовы. Все! Как будто бы отмаялись — 24 народности! Теперь наш уважаемый главред т. Горский решил дать на редактирование государственному редактору. А что он скажет? — не знаем. Если бы не М. А. С[ергее]в, то вообще бы бросили с нами иметь дело. (Теперь все боятся сказок!)... Вот, Ю.А., несмотря на то, что рукопись эта в 33 листа, 24-х народн.[остей], готова к набору, сделаны богатейшие иллюстрации, нет у нас с Г. А. уверенности, что книга увидит свет. Уж так они нас измучили, что и представить трудно. Все шарахаются из-за разных статей. Мы свое дело сделали честно и безукоризненно, выполнили долг патриотов, собрав сказки от саамов, манси и даже селькупов, кетов, ульчей, ороков, орочей, негидальцев и даже алеутов и т. д.

Было это очень тяжело. Особенно тяжело собрать пятнадцать советских сказок. Ведь сборник наш документированный научный. Преграды и препоны на каждом шагу. Не все у нас гладко. И у нас есть люди типа Вашего Новикова. Уж очень он мне не понравился.

Но были и такие люди, как проф. Цинциус 19, Попов, Скорик 20, Аврорин 21 и другие наши коллеги и товарищи, которые вдохновляли и поддерживали нас. А М. А. Сергеев проделал колоссальный труд и редактора и корректора. Каждую сказку (а из 202) внимательно читал не один раз и делал существенные замечания.

С этим сборником тоже все закончено. К 1 января все будет ясно. Выйдет, конечно, если все будет хорошо, в августе-октябре.

Фото у Г. А. я возьму. М. А. я боюсь. Мне как-то неловко с ним на эти темы говорить. Я ему еще и о сборнике ничего не сказал. Вот как уж точно пойдет в набор, так и поведаю ему. Да и занят он очень.

Были выборы нового правления писателей. Избрали 5 секретарей: Дементьева 22, Друзина, Саянова 23, Прокофьева 24 и Чирского. Были большие дебаты. Приезжал Фадеев. Вообще же все обошлось гладко и спокойно. Бьют наших стариков: М. К. А-го 25, Проппа 26, Козина 27. (Прочтете в 12 № “Звезды” об акад.[емике] С.А. Козине). О, ужас! Размели в пух и прах. А кто? Дима Молдавский — аспирант ЛГУ, не нюхавший фольклористику Востока и не знающий монголоведения. Бьют, бьют и бьют: то Десницкого, то И. И. Толстого и др.

Да, “Алитет” II ч. вышел, Г. Гору заказали статью в “Звезду”. Пока для меня “Алитет” из всех книг сибиряков и дальневосточников о Севере — непревзойденная.

Читал I ч. раз 6-7. Да еще для Вас сообщение — печатают в 12 № “Звезды” “Чукотские записки” Вашего дальневосточника....

Сегодня слушал Маресьева 28. Очень интересно. Парень — орел. Не верится, что на протезах. Прекрасная дикция.

8.1.1949 г.

С изданием рукописей теперь очень трудно, да и задержка большая из-за бумаги, когда мы увидим “Говорят люди Севера” — не знаю. К маю-то будет, а раньше вряд ли, ведь книга большая. На Ваш вопрос по поводу очерков отвечу Вам так. Если у Вас есть возможность опубликовать на месте, то подумайте сами, где лучше печатать — в Ленинграде или Хабаровске. Пришлите 1 экз. в мой адрес, почитаю я, и все зависящее от меня будет сделано. Вот, Шундика 29 вашего публикуют в “Звезде”. Может быть, кое-что попадет в “Звезду”. Друзин мой декан, а я его заместитель по литфаку. Может быть, лучше сдать в “Лениздат” или “Детгиз”, а совсем не в “Молодую гвардию”. Можете сделать это и сами без моего участия. Одним словом, как лучше для Вас. Если за публикацию книги я уверен, то за Вашу рукопись полной уверенности у меня нет. Простите, Юлия Алексеевна, но я Вам раскрою секрет, который Вы, быть может, и без меня знаете. Кратт, Гор, Далецкий 30 — это имена Вам знакомые. А сотни, буквально сотни, Вы и не слышали.


Почти все они не работают и “вымаливают” в издательствах как бы напечатать свою рукопись. Заранее уверен, что книга Ваша интересная. Да мне о ней говорил и мой друг Г.

А. 31, так что думаю, что получится. Как только нужно будет поддержка — попрошу Мих.[аила] Алекс.[еевича] Он за Вас горой. Вот так. Юлия Алексеевна, думаю, что получится. Присылайте!

Смотрел Ваш “Дальний Восток”, где прочел Ваши “записки”. Очень хорошо. Уж очень плохая бумага, внешняя сторона желает много лучшего....

Сейчас у нас большие новости — сессия Академии наук. Гости со всех краев.

Лично у меня много работы по институту — увяз в деканате литфака: зачеты, экзамены.

Чем Вас заинтересовать? Какими новостями? Гор и Ляшкевич написали книгу для детей о Сахалине. Бытовой пишет о Камчатке;

Семушкин — “Великий путь” (О Севере вообще). Некто Кривошеин сдал сборник “Творчество народов Колымы” (Москва). М. К.

Аз[адовски]й издал книгу о Языкове. “Советский фольклор” — застрял. Многие мои коллеги, в том числе и Г. А., трудятся над учебной и худ.[ожественной] литературой для нар.[одов] Севера. Растут новые доктора (А. Ф. Анисимов, Базанов), новые кандидаты...

На этом закончу. Пишите, а уж ответ я Вам не задержу.

Будьте здоровы Ваш М. Воскобойников.

8.5.1949 г.

Что Вам сообщить? Прошла у нас большая буря по борьбе с космополитизмом.

Теперь это все кончено и не возвращается вновь. Многим попало, есть и жертвы:

Азадовский, Эйхенбаум 32, Гуковский 33 уволены и с Академии и с ЛГУ. Но Вы должны знать, что многим попало и за перегибы (за скобки). Таким перегибщикам крепко попало, и тоже есть жертвы. У нас в руководстве имеются большие изменения. Связано с бывшим Попковым... В институте же нашем все благополучно. Одним словом, вовремя было все приостановлено, а то бы натворили такого, что и нельзя представить.

Был тут у нас Семушкин и Ажаев 34. Первый добрый человек, которого я уже давно знаю, а второй — зазнался. Ну, мы их все поздравляли с лауреатством.

Вот и май проходит. Семья моя уедет 25.V на дачу, а я буду “летовать” здесь.

Работаю на литфаке в Пединст.[итуте] им. Герцена....

Написал я статью “Пушкин на языках народов Севера”. Возможно, опубликуют в “Звезде” № 6. Работаю над словарем (уже тысяч 8 разнес на карточки).

Мих.[аил] Алекс.[еевич] занят томом Сибири. “Народы мира”. Вот рекомендовал Вас Инст.[итуту] Этногр.[афии]. Думаю, что они к Вам обратятся за консультацией по удэге. На меня взвалили эвенков и эвенов.

Ждем средства для отделения Народов Севера. А то ведь мы на бумаге. Как дадут средства, начнем занятия. Думаю, что это будет с 1.IX. А пока я замдекана литфака (декан Друзин В. П.) и веду доцентуру....

Привет Вам от друга моего Г. А. Меновщикова, готовит он свою диссертацию....

Пишите о своих делах. Еще раз пожелаю Вам счастья. Мих. Воскобойников.

6.7.1949 г.

Дорогая Юлия Алексеевна!

Шлю я Вам мой сердечный привет. Уж не обиделись ли Вы на меня?! От Вас я ничего не получал месяцев 5. Подавал Вам телеграмму по поводу смерти Д. Кимонко. Что с ним случилось? Если можно, сообщите....

В. П. Друзин — мой декан, а я его замест.[итель] по факультету, сегодня попросил меня Вам написать, чтобы Вы срочно выслали (сколько есть глав) из II ч. “Зарева”. И он гарантирует напечатать вне очереди в 10 № “Звезды” и I и II части. Это он говорил сегодня в деканате при Г. А. Меновщикове. “Врубка” поручена мне, где я должен написать и о Кимонко, и о Вас. Срочно высылайте очерки для “Звезды”. Друзин обещает что-нибудь напечатать, а я приложу к этому старанья. Если Вы это вышлите, сразу напишите мне, чтобы я подготовился. В отпуск меня не отпустили. Связан с отделением нар.[одов] Севера. Много хлопот. “Мы — люди Севера” в верстке. Обещают к сент.[ябрю] издать.

“Сказки” только ушли в набор. Выйдут в свет не раньше февраля-марта. Написал для “Сов.[етской] этногр.[афии]” статью “Народы Кр.[айнего] Сев.[ера] о Ленине и Сталине”.

Личная жизнь помаленьку течет. Семья моя на даче, а я вот в городе. Делаю книжку по “Детгизу”. Не видели ли Вы книжку “Солнце над чумом”, ну вот эта будет в раза 2 больше по объему, но зато красочна. За лето надо готовить общий курс фольклора, с 1.IX надо читать в Институте, да еще у меня эвенк[ийски]й язык.

Пишите, как Ваша жизнь идет, что у Вас хорошего? Желаю Вам только счастья.

Слежу за Вашими успехами и радуюсь всегда от души. Привет Вам от М. А. и Г. А. Не приедете ли к нам? Мих. Воскобойников.

11.7.1949 г.

Дорогая Юлия Алексеевна!

Сейчас получил Ваше письмо. Разделяю Ваше горе и печаль. Вот ведь беда-то, какая! Вырастил я эвенка — поэта Платонова 35 — умер. Ненец Вылка 36 — умер.

Нанай Аким Самар — погиб. И вот теперь с Д. Кимонко. Жаль, жаль, очень жаль. Но ничего не поделаешь! Слава Вам, а таких, как Вы, единицы. Скромные труженики, творите Вы великое дело.... У нас сохранился текст Джанси рассказа “Бата” в 1936 или 37 гг. Любопытно, что он и тогда писал прекрасно. Как выйдет сборник, я Вам сейчас же вышлю.

В отпуск меня не отпустили. Организуем прием северян. Будут и с Ваших мест.

Жена и дети мои на даче — 2 ч. езды (Вырица). Вспоминаем Вас часто с моими друзьями.

Ведь я Вас теперь знаю по фотографии.

Желаю Вам только счастья и успехов в Ваших честных трудах. Привет мой семье Кимонко. Как бы увековечить его имя?! Мих. Воскобойников.

23.8.1949 г.

Глубокоуважаемая Юлия Алексеевна!

Работаю целыми днями по организации “отделения”. Прибыли у нас и манси, ханты, и ненцы, селькупы, и эвенки, эвены и т.д. Все они на полном гособеспечении. Хотя и много трудностей, все это мне родное, и я с радостью отдаю себя целиком. После 8 летнего перерыва (Гибель Инст.[итута] Нар.[одов] Севера) только теперь ИНС возрождается. Только теперь, но не в университете. Теперь перед нами большие, большие задачи. Выращивайте нам хотя бы одного удэге, окончившего семилетку.

Опять у нас будут работать три кружка — начинающих авторов-переводчиков, скульпторов и художников. Вот были бы Вы у нас в Ленинграде, во многом бы помогли нам.

Из-за своей нагрузки преподавательской и деканской мне уж работать над чем-либо глубоким и большим нет возможности. Написал большие две статьи — “К вопросу об эвенкийской песне” и “Народы Крайнего Севера о Ленине и Сталине”. Напечатают ли их, не знаю....

Пишите, чем я могу Вам помочь, все для Вас с удовольствием сделаю.

28.9.1949 г.

Глубокоуважаемая Юлия Алексеевна!

Шлю я Вам мой сердечный привет и самые искренние пожелания.

Почему-то от Вас давно ничего не имел и не знаю, что с Вами. Лето и сентябрь работал, как говорят, не видя света в глазах. Отделение наше имеет свыше 100 северян — это 1-й год. Эвенки, эвены, нани, ульчи, чукчи, коряки, эскимосы, камчадалы, ненцы, селькупы, ханты, манси, саамы, коми и якуты — вот наш состав. Народ разный — коммунистов, 56 комс.[омольцев] и 2 пионера. В ВУЗе — 30 чел., а остальные на подг.

[отовительных] курсах. Обещают мне дать в ноябре месячный отпуск — уеду на юг.

Книга “Мы — люди Севера” печатается. К празднику-то выйдет в свет. Если я буду на юге, то Вам книгу вышлет моя жена. В “Зареве” как будто бы все в порядке, кроме 2-х 3-х слов — не пропустил Горлит. (Нельзя говорить “китайские купцы”, просто богатые купцы). План ее Вы знаете. В конце фото к моей статье-очерку. Хорошо, что дали фото Д.К. с Вами. Это будет и для Вас вечная память. О смерти Д. К. указано....

Напишите-ка, как ваша жизнь, над чем работаете? Как Ваше здоровье?

Новостей у нас очень и очень много, но так они быстро меняются, что не успеваешь за ними следить. Бьют одни, потом бьют их и т. д.

Михаил Алексеевич в своих владениях, приедет в ноябре. Г. А. Мен[овщико]в сидит над канд.[идатской] диссерт.[ацией], в декабре защита. Желаю Вам здоровья и счастья Мих. Воскобойников.

12.2.1950 г.

Приветствую Вас, глубокоуважаемая Юлия Алексеевна!

Когда-то Вы мне писали, что для вас был праздник, когда Вы получили мое письмо.

Могу ответить Вам теми же словами, что для меня сегодня огромная радость и праздник.

Очень приятно получать письма от людей, связавших свою судьбу с Сибирью и ДВК, но от Вас получать письма — радость вдвойне. Спасибо, что не забываете. В. П. Друзин тепло отзывается о Вас, чему я особенно рад. Жду счастливую минуту получить от Вас книгу. От всей души благодарю Вас за заботу о людях севера. Это хорошо.... Книга вызвала хорошие отклики в Ленинграде. Жаль, что ее нигде нет — тираж всего 15 тыс.


Ставят вопрос о переиздании к концу года....

А как я живу?

Скромненько, потихоньку. Работаю деканом отд.[еления]. С народом живу в большой дружбе, но хлопот много.

Приезжайте, будем очень рады Вас видеть и принять. Подайте телеграмму, и я Вас встречу, все брошу, а встречу. Люди мы простые, и, если Вас устроит, то с удовольствием будем рады Вас принять. Семья у нас трое ребят, две комнаты, но ничего, в тесноте, да не в обиде. Жена моя учительница. Мы бы непременно устроили Вам встречу с северянами.

...

Да, 20.II. у нас вечер Отделения, выступят группы самодеятельности 12 народн.

[остей]. Вот бы Вам посмотреть! Это ведь чудесный коллектив нац.[ионального] искусства!

Рад Вашему новому поприщу. Желаю успеха и счастья.

Будьте здоровы. Пишите больше очерков. Хочу лично увидеть Вас, уж столько мне приятного рассказывали о Вас и русские и северяне. Мих. Воскобойников.

16.4.1950 г.

Здравствуйте, глубокоуважаемая Юлия Алексеевна!

Шлю Вам мои искренние пожелания в Вашей столь почетной работе. Я Вам написал письмо, на которое, к сожалению, не получил ответа. Вот мне ежедневно приходят письма с различных концов нашего Севера, и никогда я не оставляю никого без внимания. Но ведь письмо мое Вы могли не получить?! Мне и Г. А. Меновщикову очень хотелось Вас повидать. Я лично, кроме глубочайшего уважения к Вам, ничего не имею.

...

Вчера меня попросили прочитать Вашу рукопись, которая в наборе и в июле выйдет целиком. Это предложено мне как тунгусоведу. Я еще не читал. Вот прочитаю, тогда будет ясно, а пока уверен, что вызовет рукопись у меня, как и у всех, глубокий интерес. Есть у меня удэгейский словарь, возможно, придется посмотреть на транскрипцию некоторых слов. Но никаких правок делать я не стану, если они даже будут необходимы, оставлю лишь свои замечания, если они будут.

29 апреля у нас вечер студентов и преподавателей — будет человек 150.

Приглашаю Вас. Увидели бы Вы всех северян. Приезжайте и май с нами проведете.

У меня хорошего ничего нет, да и плохого нет. Мы люди черного труда. Все свои силы отдаю своей большой семье северян. Отношусь к ним, как к своим детям. Теперь занят новым набором. Осенью нас будет побольше, уже 190 студентов.

А сколько стремлений на учебу! Шлю Вам одно из сотен писем, получаемых мною.

А где же Ваши удэгейцы. Подумайте-ка как-нибудь над их интеллигенцией. Неловко как то: у нас их 19 народн.[остей], а удэге нет и не предвидится. А почему это? И ульчи, и ороки, и даже негидальцы есть. А ведь эвенков у нас 30, осенью будет 45.... А вообще же занят лекциями и хлопотами о своей большой семье северян, и нет возможности работать в научном плане....

Г. А. защитил диссертацию по эскимосам. Это мой единственный друг и товарищ, и больше никого у меня нет, а все остальные — это просто знакомые приятели.

Будьте здоровы. От всей души желаю Вам только счастья и успехов. Если ответите, буду очень рад. Крепко жму Вашу руку и поздравляю с успехами. Уважающий Вас М. Г.

Воскобойников.

4.2.1951 г.

Иногда пересматриваю Ваши журналы, газеты и встречаюсь с Вашими очерками, статьями — все это меня постоянно радует, и мне бывает приятно вспоминать Вас....

Работа моя скромная, будничная, черновая. Теперь у нас 187 коренных северян, а с осенью будет 240. Ведь я их люблю, как своих ребятишек, вот и тружусь целыми днями.... Г. А.

Меновщиков, как и все наши североведы, трудятся над учебниками для северных школ.

...

Ну, ладно, будьте здоровы. Пишите больше. Пишите Вы, как совсем немногие сибиряки и дальневосточники. Если вспомните и напишите, буду рад и признателен. М. Г.

Воскобойников.

Публикация подготовлена Н. С. Пономарчук Примечания 1 В. П. Друзин, редактор литературно-художественного и общественно политического ежемесячного журнала “Звезды”, декан литфака ЛГУ.

2 Д. Б. Кимонко (1905 — 1949 гг.), деятель удэгейской культуры, автор повести “Там, где бежит Сукпай” (“Зарево над лесами”).

3 Рассказ “Бата” был написан Д. Б. Кимонко для конкурса Гослитиздата в году, отмечен II премией, вошел в новой редакции Ю. А. Шестаковой в повесть “Там, где бежит Сукпай”.

4 М. Г. Воскобойников в ИНСе возглавлял кабинет начинающего автора.

5 Т. З. Семушкин (1900 — 1970 гг.), русский советский писатель, его роман “Алитет уходит в горы” удостоен Государственной Премии СССР (1949 г.).

6 Н. В. Сахаров (1915 — 1945 гг.), один из зачинателей эвенской литературы, выпускник ИНСа (1932 — 1939 гг.).

7 Г. А. Меновщиков (1911 — 1991 гг.), северовед, д.ф.н.

8 Е. Р. Шнейдер (1897 — 1938 гг.), северовед, создатель удэгейской письменности, автор первой научной публикации произведений удэгейского фольклора “Материалы по языку анюйских удэ”.

9 М. А. Сергеев (1888 — 1965 гг.), северовед, редактор сборника “Сказки народов Крайнего Севера”.

10 М. Г. Воскобойников в 1946 — 1948 годы работал в ЛГУ им. А. А. Жданова.

11 Г. С. Гор (190 — 1981 гг.), русский советский писатель.

12 И. Ф. Кратт (1899 — 1950 гг.), русский советский писатель.

13 Г. Ф. Семенов (1926 г.р. ), автор, переводчик эвенской литературы.

14 В. С. Шефнер (1915 — 2002 гг.), русский советский писатель.

15 Д. Д. Нагишкин (1909 — 1961 гг.), русский советский писатель, автор “Амурских сказок”.

16 А. А. Фадеев (1901 — 1956 гг.), русский советский писатель, генеральный секретарь СП СССР (1946 — 1954 гг.).

17 А. Д. Самар (1916 — 1942 гг.), первый нанайский поэт.

18 М. А. Сергеев 19 В. И. Цинциус (1903 — 1983 гг.), северовед.

20 П. Я. Скорик (1906 — 1985 гг.), северовед.

21 В. А. Аврорин ( 1907 — 1977 гг.), северовед.

22 А. Д. Дементьев (1928 г.р.), русский советский поэт.

23 В. М. Саянов (1903 — 1959 гг.), русский советский поэт.

24 А. А. Прокофьев (1900 — 1971 гг.), русский советский поэт.

25 М. К. Азадовский (1888 — 1954 гг.), советский фольклорист, литературовед.

26 В. Я. Пропп (1895 — 1970 гг.), советский литературовед.

27 С. А. Козин (1879 — 1956 гг.), советский филолог, монголовед, академик АН СССР.

28 А. П. Маресьев (1916 — 2001 гг), советский летчик, герой Советского Союза.

29 Н. Е. Шундик (1920 — 1995 гг.), русский советский писатель.

30 П. Л. Далецкий ( 1903 — 1963 гг.), русский советский писатель.

31 Г. А. Меновщиков.

32 Б. М. Эйхенбаум (1886 — 1959 гг.), советский литературовед, доктор филологических наук.

33 Г. А. Гуковский (1902 — 1950 гг.), советский литературовед, репрессирован, реабилитирован посмертно.

34 В. Н. Ажаев (1915 — 1968 гг.), русский советский писатель, его роман “Далеко от Москвы” удостоен Государственной Премии СССР (1949 г.).

35 А. Н. Платонов (1912 — 1939 гг.), родоначальник эвенкийской письменной поэзии, учился в ИНСе.

36 Н. С. Вылка (1911 — 1942 (4) гг.), ненецкий писатель, учился в ИНСе.

Джанси Кимонко консультируется у Юлии Алексеевны Шестаковой по своей повести “Зарево над лесами”. Май 1949 г.

Фото В. Байдалова. Из фондов ХККМ (ХКМ КП 10410/1).

Джанси Кимонко (второй справа) проводит партийную учёбу с коммунистами села Гвасюги. 1949 г.

Фото В. Байдалова. Из фондов ХККМ (ХКМ КП 10410/3).

Джанси Кимонко. Июнь 1949 г.

Фото В. Байдалова. Из фондов ХККМ (ХКМ КП 10410/5).

БИБЛИОГРАФИЯ Т. В. Мельникова ПЕРВЫЕ УЧЕБНИКИ НАНАЙСКОГО ЯЗЫКА ДЛЯ СРЕДНЕЙ ШКОЛЫ Нанай хэсэни. Нанайский язык. Учебник и книга для чтения для 5 класса. — Хабаровск, 2002.

Нанай хэсэни. Нанайский язык. Учебник и книга для чтения для 6 класса. — Санкт-Петербург, 2003.

В последние полгода увидели свет 2 учебника нанайского языка для 5 и 6 классов.

Их издание финансировало Правительство Хабаровского края.

Учебник “Нанай хэсэни” для учащихся 5 классов подготовлен к печати группой авторов. Краевой экспертный совет особо отметил, что А. С. Киле, доцент Хабаровского государственного педагогического университета, Л. Т. Киле, учитель нанайского языка Найхинской средней школы, Г. Н. Оненко, учитель Найхинской средней школы создали учебник, который является первым учебным пособием для учащихся средних классов.

“Учебник создан в соответствии с Программой обучения нанайскому языку в 5 — классах, разработанной одним из авторов учебника — А. С. Киле и утвержденной комитетом общего образования администрации Хабаровского края. Учебник хорошо выстроен с методической точки зрения. Каждый раздел содержит большое количество разнообразных упражнений, оригинальных авторских текстов и различных вопросов к ним. Все части учебника завершаются повторением пройденного материала, который суммируется в заключительном разделе. Учебник соответствует требованиям, предъявляемым учебным пособиям такого рода” 1.

Учебник “Нанайский язык” для 5 класса издан Хабаровским книжным издательством. Он прекрасно иллюстрирован художниками Ю. И. Дунским, Ф. Ю.

Дунским, С. А. Чешкиным. Взяв за основу цветные фотографии, они насытили их веселыми и достоверными рисунками по мотивам традиционной культуры нанайцев.

Осваивать родной язык по этому красочному учебному пособию нанайским детям будет легко и интересно.

Презентация учебника “Нанай хэсэни” для учащихся 5 классов состоялась в октября 2002 года в селе Найхин на краевом семинаре учителей родного языка. В работе семинара участвовали специалисты районных администраций по проблемам коренных народов, представители Правительства Хабаровского края, Хабаровского краевого издательства, администрации Нанайского района, сельская общественность, учителя Найхинской средней школы. Все выступившие на презентации говорили о большом значении обучения родному языку. Старожил села Несульта Борисовна Гейкер сказала слова благодарности на нанайском языке, что подчеркнуло национальный характер презентации.

В феврале 2003 года в Санкт-Петербурге вышел учебник “Нанай хэсэни” для учащихся 6 классов. Автор А. С. Киле узнала об этом из телефонного звонка, и в Хабаровске нет еще ни одного экземпляра этого, пахнущего свежей типографской краской, учебного пособия.

Доцент кафедры прикладного искусства Хабаровского государственного педагогического университета, кандидат филологических наук Д. М. Берелтуева написала:

“Предлагаемый автором учебник рассчитан на учащихся 6 класса, изучающих нанайский язык как родной. Нанайский язык — язык этноса, проживающего в Хабаровском крае и по численности составляющего в крае свыше 10000 человек. Он изучается в школах компактного проживания нанайцев.

По нанайскому языку опубликованы учебники для начальной школы, для среднего звена общеобразовательной школы издаются учебники впервые. Интерес к языку и традиционной культуре возрос за последние десять лет. Национальная интеллигенция заинтересована в сохранении и развитии традиций и языка собственного этноса.

А. С. Киле придерживается общего концептуального подхода в составлении учебников для школ малочисленных народов Севера. Учебник “Нанай хэсэни” состоит из двух разделов: 1. Сводов правил и систем упражнений по теории языка;

2. Материалов для чтения и развития речи.

В первом разделе теоретический материал дан строго в соответствии с Типовой общеобразовательной программой по языкам тунгусо-маньчжурской группы для школ народов Севера для 5 — 9 классов (Москва, 2001). Автор учебника предлагает достаточно большое количество заданий и упражнений, которые формируют языковые знания в той или иной области языкознания (морфология).

Согласно программе необходимо параллельно с языковой компетенцией у учащихся сформировать коммуникативную и этнокультуроведческую компетенции. В учебнике даны упражнения и тексты, расширяющие словарный запас учащихся и формирующие их представления о своем этносе, его настоящем, прошлом и будущем.

Во втором разделе “Холаори текстэсэл” представлены фольклорные тексты и произведения нанайских поэтов и писателей (А. Ходжер, П. Киле, Г. Бельды, А. Самар, А.

Пассар, Г. Ходжер, Е. Самар, а также писателей — дальневосточников В. Арсеньева, В.

Зуева и др.). С темой малой родины, освоения Дальнего Востока и войны учащиеся знакомятся по учебнику. Они не только читают произведение, но и анализируют ту или иную ситуацию в своем селе, семье, пишут сочинения и изложения. Автору важно “погрузить” учащихся в мир прошлого его земли, родных и близких, они должны соприкоснуться с сокровищницей словесного творчества нанайцев и поэтическим наследием своих соплеменников. Конечная цель — это сформировать у учащихся чувство гордости и достоинства за свой этнос” 2.

История создания учебников нанайского языка началась с учебных программ.

Антонина Сергеевна Киле рассказывала, когда 10 лет назад она стала преподавать нанайский язык в Хабаровском государственном педагогическом университете, выяснилось, учебных программ нет. Каждый учитель работал по своим программам. В целом этому предмету уделялось очень мало внимания, хотя родной язык — главная составляющая регионального компонента. 10 лет прошло после разработки программ преподавания родного языка в школе до их внедрения. Сразу же возник вопрос, программы есть, а где учебники? Началась работа по их созданию. Кроме того, в селе Найхин Нанайского района на базе средней школе была создана районная опытно экспериментальная площадка. Сейчас ей придан краевой статус. При ней действует информационно-методический центр национального образования. На него возлагаются большие надежды. Найхинская средняя школа была выбрана как база для опытно экспериментальной площадки не случайно. Здесь много лет преподается нанайский язык, есть опытные учителя, которые накопили большой опыт преподавания. Школьники Найхина изучают нанайский язык независимо от национальности, т. к. здесь придерживаются правила: “Живешь на территории проживания коренного народа, обязан знать его культуру и язык, соответственно, представители коренного народа должны знать культуру своих соседей — славян”. В рамках краевой опытно-экспериментальной площадки идет создание и апробация всего учебного методического материала по преподаванию родного языка.

В настоящее время А. С. Киле работает над учебником нанайского языка для 7-го класса. По ее словам, в конце этого года книга поступит в издательство.

Примечания 1 Архив А. С. Киле. Заключение краевого экспертного совета № 13 от 15 июня 2001 года.

2 Архив А. С. Киле.

Сведения об авторах Бельды Лариса Ганзуливна — член Союза художников Российской Федерации (с. Джари, Нанайский район) Бельды Максим Петрович — учитель истории школы-интернат (с.Найхин, Нанайский район) Бельды Наталья Андреевна — студентка Санкт-Петербургского государственного педагогического университета Булгакова Татьяна Диомидовна — доктор культурологии, доцент кафедры этнокультурологии Института Народов Севера Российского государственного педагогического университете им. А. И. Герцена (г. Санкт-Петербург) Давыдов Владимир Николаевич — студент Санкт-Петербургского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена Денеко Анна Борисовна — старший научный сотрудник отдела музеефикации археологических памятников (ХККМ) Дуван Надежда Даниловна — руководитель семейного фольклорного ансамбля “Нани” (г. Хабаровск) Гасанова Гульнара Тофиковна — ученица 11 класса средней школы села Кондон (Солнечный район) Гончарова Светлана Владимировна — кандидат исторических наук, заведующая отделом этнографии ХККМ Жулистова Валентина Михайловна — педагог дополнительного образования Центра детского и юношеского творчества (п. Солнечный) Жулистов Иван Михайлович — педагог дополнительного образования Центра детского и юношеского творчества (п. Солнечный) Киле Антонина Сергеевна — доцент Хабаровского государственного педагогического университета Мельникова Татьяна Владимировна — кандидат исторических наук, главный хранитель ХККМ Пономарчук Наталья Сергеевна — заведующая литературным отделом ХККМ, аспирант Хабаровского государственного педагогического университета Решетникова Айталина Николаевна — заместитель директора по науке Якутского государственного музея истории и культуры народов Севера им. Е. М.

Ярославского (г. Якутск) Самар Ермиш Владимирович (1926 — 1995 гг.) — нанайский писатель, автор повестей “Трудные тропы”, “Из жизни Кесты Самара”, рассказов.

Самар Раиса Александровна — учитель родного языка средней школы села Кондон.

Симонова Вероника Валентиновна — студентка Санкт-Петербургского государственного университета Целищева Вероника Геннадьевна — аспирант Санкт-Петербургского государственного университета ЗАПИСКИ ГРОДЕКОВСКОГО МУЗЕЯ Выпуск Редакционная коллегия:

Н. И. Рубан (ответственный редактор), А. А. Пономарева, Н. П. Гребенюкова, В. Ф. Никитин, Т. В. Мельникова, Ю. Н. Ципкин (редактор-составитель).

Сдано в набор 09.04.2003. Подписано к печати..2003.

Формат 60 х 84 1/16. Бумага офсетная. Оперативная печать.

Гарнитура SchoolDL. Усл. печ. л..

Тираж 300 экз.

Отдел научных изданий Хабаровского краевого краеведческого музея им. Н. И. Гродекова, ИД №05890 от 21.09.2001 г. ПД №15-0042 от 06.06.2001 г.

г. Хабаровск, ул. Шевченко, 11;

e-mail: museumkhv@yahoo.com.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.