авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Тимонин Н. И., Юдин В. В., Беляев А.А. Палеогеодинамика Пай-Хоя. Екатеринбург, изд-во Уральского отделения РАН, 2004. 226 с. (Монография, 30 печ. листов). Копии глав ...»

-- [ Страница 3 ] --

-181 182 км3 из них представляют собой обломки глубоководных пород, скученных в аккреционной призме и затем переотложенных после размыва колли зионного орогена в Предуральском краевом прогибе и отдельных чешуях и синклиналях Урала.

Пелагические осадки могли формироваться с ордовика, когда начинался рифтогенез, и до эйфеля, после чего возникла зона субдукции, т. е. в течение 100 млн лет. Скорость накопления пелагических толщ в современных океанах близка к оценкам скорости накопления палеозойских батиальных силицитов на Урале и составляет 0.2—1.5 см/1000 лет (Кукал, 1987).

Соответственно, за 100 млн лет могло накопиться от 50 до 150 м абиссальных пород. Исходя из этих данных и зная объем переотложенного материала (196 тыс. км3 ), длину рассматриваемой части территории (1000 км) и мощность пелагических осадков, можно (допуская полный скрэпинг пелагических осадков) оценить ширину субдуцированного в среднем-позднем девоне фрагмента батиали и абиссали палеоокеана следующим образом: 196 000 : (1000x0.15) = 1300 км.

Субдукция такой ширины океана в течение рассматриваемого промежутка девона (23 млн лет) вполне допустима при скорости 4.2 см/год. Кроме скрэпинга и скучивания по модели Сили—Карига, первый слой пелагических осадков может частично или полностью втягиваться в зону субдукции (Сорохтин, Лобковский, 1976;

Лобковский, 1988;

и др.). Поэтому реконструкции с использованием такого метода также отражают лишь минимальное расстояние между сближенными фрагментами континентов.

Представленная палинспастическая модель (Юдин, 1990) отражает палеогеографию и расположение формационных комплексов севера Урала, Приуралья и Пай-Хоя в период среднего девона. В позднедевонско-триасовое время палеогеография региона вследствие конвергенции постоянно менялась. Поэтому для отражения палеотектоники и палеогеографии этого времени требуется дополнительное составление ряда карт относительно периодов формирования основных литодинамических комплексов.

-183 ГЛАВ А ГЕО ДИНАМИЧЕСКАЯ МО ДЕЛЬ СТРО ЕНИЯ И ЭВО ЛЮЦИИ Истории геологического развития севера Урала и Пай-Хоя посвящено очень много работ, но до последнего времени они отражали различные представления коллективов и отдельных авторов, основанные на блоковых и мобилистских геосинклинальных представлениях о развитии земной коры. Вследствие этого мнения об эволюции структур достаточно противоречивы. В последние годы на основе новых данных по изучению Южного и Среднего Урала и с учетом современных представлений о строении океанов были составлены существенно иные, негеосинклинальные актуалистические схемы строения и развития региона (Hamilton, 1970;

История..., 1984;

Иванов и др., 1986;

Зоненшайн и др., 1990;

Пучков, 2000;

Юдин, 1994;

Т ектоническая история..., 2001;

и др.). Несмотря на некоторые различия, эти модели представляют новое и весьма перспективное направление в тектонике, они позволяют существенно по-другому, более конкретно представить генезис и эволюцию скла дчато-надвигового пояса. Для северной половины Урала и прилегающего района Приуралья такая модель была впервые предложена В. В. Юдиным и по докембрию В. А. Дедеевым (1987) в кратком препринте, а затем после дополнения и обсуждения на ряде совещаний и уточнения положений в ряде работ (Юдин, 1988а, в, 1989а, 1990а, 1991, Юдин, Беляев, 1988), а также были обнародованы в монографиях (Юдин, 1992а,1994).

Отметим, что формационные комплексы севера Урала и Пай-Хоя представляли собой лишь западную часть Уральского палеоокеана. Формации другой значительной его части перекрыты на востоке мезозойско-кайнозойскими отложениями и недоступны для наблюдения. В хорошо обнаженных южных районах Урала можно составить более полную картину относительно строения палеоокеана (рис. 7.1).

Геодинамическая интерпретация Североуральско-Пайхойского региона для скрытой под чехлом области менее определенна. Считается, что этот регион — следствие коллизии Евроамериканского континента на севере с Ямальской и Ангарской плитами (Гаврилов, 1988а, б), а южнее — с Мансийским и Березовским микроконтинентами (Нечеухин, 1989) или соответственно с Карским и Ханты-Мансийским (или Уват-Хантымансийским, по Н. И. Т имонину (1998) микроконтинентами (Геологическая история..., 1989). Размеры, конфигурация и названия этих микроконтинентов (террейнов) определяются пока неоднозначно (Аплонов, 1988, рис. 1). Все эти фрагменты континентальной коры были объединены с Сибирским континентом в единый Лавразийский мегаконтинент.

Палеогеодинамическая реконструкция основывалась на палинспастических построениях (см. рис. 6.2).

Учитывались также данные структурных, палеомагнитных и формационных исследований более южных районов Урала (Зоненшайн и др., 1984;

Минибаев, 1986;

Юдин, 1990;

и др.). При построениях учитывались строение современных конвергентных окраин (Кеннет, 1987;

и др.), известные скорости субдукции и коллизии (Кукал, 1987), размеры и расположение современных структур земной коры (например, расстояния между желобом и вулканической и невулканической островными дугами, мощности слоев океанической коры, глубины уровня карбонатной компенсации и многое др.).

Главной проблемой при составлении геодинамической модели является правильное представление о направлении падения древней зоны Вадати-Заварицкого-Беньофа (ВЗБ). В настоящее время на этот счет существуют три точки зрения. Согласно первой, зона ВЗБ падала под Европейский континент на запад (в современных географических - Рис. 7.1. Положение части Уральского палеоокеана, формациями которого образована рассматриваемая Севе ро-Уральская складчато-надвиговая область (общая реконструкция океана по данным изучения Южного Урала приведена по: Зоненшайн и др., 1984 с изменениями и дополнениями В. В. Юдина) координатах). Такое положение зоны субдукции относительно континентов широко распространено на периферии современного Тихого океана и поэтому считалось наиболее вероятным в древних складчатых поясах Урала и Пай-Хоя (Гаврилов, 1988а, б). Этой точки зрения придерживаются некоторые члены авторского коллектива настоящей монографии.

Согласно второй точке зрения, наклон палеозоны ВЗБ был к западу, но в визейское время произошло ее "перещелкивание" и направление падения сменилось на восточное — под Т агило-Магнитогорскую островную дугу (Зоненшайн и др., 1990,1994).

Согласно третьей интерпретации, падение палеозоны субдукции было под островную дугу в течение всей ее эволюции (Hamilton, 1970;

Пучков, 1987;

Дымкин и др., 1987, Юдин, 1989). Наличие таких разных точек зрения привело к разработке отличающихся друг от друга геодинамических моделей эволюции Урала.

Поскольку аргументированных доказательств определенного падения палеозоны ВЗБ не приводилось, рассмотрим этот вопрос с формационной, структурной, геоморфологической, аналоговой и других позиций на примере северной половины Урала и Пай-Хоя.

1. Местоположение современных зон субдукции на поверхности фиксируется глубоководными же лобами и связанными с ними батиальными и абиссальными формациями. При этом падение зоны ВЗБ, как отмечено выше, всегда направлено от желоба под вулканическую островную дугу. На севере Урала и Пай-Хое в течение девонско-пермского времени глубоководные формации проявились к западу от сутуры в батиальном комплексе лемвинского и карского типов и флише орогенного комплекса. Восточнее в каждом одновозрастном срезе развиты более мелководные островодужные и молассовые формации. Следовательно, по формационному критерию падение палеозой субдукции в течение всего периода (D2 —Р 1) было на восток и северо-восток. Это подтверждается пассивным, невулканическим характером комплексов пород, расположенных к западу от сутурных зон (Главного Уральского и Байдарацкого надвигов).

2. В соответствии с моделью образования аккреционной призмы Сили—Карига возраст деформаций в ней омолаживается последовательно от вулканической дуги к пододвигающейся плите, что также свидетельствует о наклоне ВЗБ в сторону островной дуги в течение всего этого периода.

3. В современных океанах глубоководные желоба за кономерно расположены с выпуклой стороны островных дуг, зоны субдукции наклонены под дугу. Уральская и Пайхойско-Новоземельская складчато-надвиговые области имеют четко выраженную дугообразную форму, направленную выпуклой стороной к западу, что также свидетельствует о восточном падении палеозоны ВЗБ.

-185 4. В современном структурном плане коллизионные сутуры севера Урала, Пай-Хоя и связанные с ними приразломные дислокации, зоны меланжа и другие тектониты имеют в целом падение на восток.

5. Сложно дислоцированные аккреционные призмы в современных (формирующихся) складчатых областях всегда расположены со стороны желобов и фиксируют падение зоны ВЗБ под вулканический пояс, островную дугу или край континента. На севере Урала и Пай-Хое наиболее дислоцированные комплексы пород, сопоставимые с аккреционной призмой, расположены западнее сутурных зон и формаций островной дуги, что свидетельствует о падении палеозоны ВЗБ на восток в течение всего среднедевонско-пермского времени.

6. Положение задугового (рассеянного) спрединга в современных окраинных морях (Андаманском и Японском) является результатом вторичного конвективного тока, под который погружается основная зона ВЗБ.

7. Наклон палеозойской зоны ВЗБ четко фиксируется вергентностью и асимметрией структур складчато надвиговой области. На севере Урала и Пай-Хое повсеместно (за редким исключением ретронадвигов) осевые плоскости складок, а также сместители разнопорядковых надвигов и взбросов имеют падение к востоку.

Перечисленное доказывает, что зона субдукции на севере Урала и Пай-Хое в течение всего времени существования была наклонена от Евроамериканского континента под островную дугу (Юдин, 1989). Геодинамическая модель эволюции Пай-Хоя приведена на рис. 7.2.

В последние десятилетия предпринято много попыток реконструировать историю развития Арктики (Зоненшайн, Натапов, 1987 и др.). Согласно точки зрения Л. П. Зоненшайна и Л. М. Натапова, разновеликие блоки континентальной коры, располагающиеся по периферии и внутри современного Северного Ледовитого океана, в раннем палеозое слагали гипотетический палеоконтинент — Арктиду. Т акими блоками были Карский, охватывавший север Т аймыра, архипелаги Северная Земля и Земля Франца-Иосифа с обрамляющими их шельфами, Северная Аляска, Чукотский и Новосибирский блоки и прилегающие к ним шельфы, а также блоки с корой континентального типа, расположенные к северу от Иннуитского складчатого пояса: Земля Пири и часть острова Элсмир (Канадский Арктический архипелаг) и блок хребта Ломоносова (рис. 7.3). В упомянутых построениях Л. П. Зоненшайна и Л. М. Натапова предполагалось, что до среднего палеозоя Арктида существовала как отдельный, самостоятельный континент, который в среднем палеозое столкнулся с Иннуитским краем Лаврентии и Баренцево-Новоземельским краем Европы. Позднее, в мезозое и кайнозое, при спрединге в Арктике и Северной Атлантике, фрагметы Арктиды были разобщены и включены в строение северных частей Евразии и Северной Америки (Борисова и др., 2003).

На всех реконструированных картах палеозойского и мезозойского времени (Зоненшайн, Натапов, 1987, рис. 5 — 16) северо-восточное обрамление пайхойской зоны оставлено "пустым". На рис. 5 —8 работы Л. П. Зоненшайн и Л. М.

Натапова показано поле, занятое Уральским океаном. В геодинамическом отношении в раннем и среднем палеозое на Пай Хое четко выделяются формации шельфа и континентального склона Палеоуральского океана. В шельфовой части в течение палеозоя формировались осадки преимущественно карбонатного состава, мощность которых превышала 6.5 км. На границе щельфа и батиали в раннем-среднем палеозое, видимо, существовал своеобразный литолого-тектонический барьер, который фиксируется рифовыми массивами ( S- D1 —D2-C1s - возраста) (Пучков, 1996;

Богацкий, Ласкин, 1999;

Т ектоническая история..., 2001). Рифы в геологических разрезах сохранились в карбонатном параавтохтоне в районе озер Т ирибей-То — Кыка-То (правобережье р. Кары), в районе Карского Буредана, а также на реках Сибирчата-Яхе и Хейяхе и в районе полярной станции Белый Нос. К востоку от них в глубоководных батиальных условиях формировались осадки сланцевой зоны, различающиеся резко сокращенными мощностями средне-позднепалеозойского разреза.

-186 -187 Рис. 7.4. Палеотектоническая реконструкция на период позднего девона (370 млн лет наза д) (составил В. В. Юдин;

по: В. Е. Хаину и др., 1997 с изменениями и дополнениями) 1 — зоны спрединга и рифтинга;

2 — зоны убдукции;

3 — кимберлитовый магматизм На доорогенном этапе, с ордовика до карбона—перми, Урал и Пай-Хой представляли собой единую окраину Лавразии (Евроамериканского континента), где формировались зоны седиментации шельфа, континентального склона, а восточнее и севернее — подножья и абиссали.

В средне-позднедевонское время в батиальной и шельфовой зонах образовался автономный рифт с интенсивным базальтовым магматизмом (см. рис. 7.2). Его продукты сохранились в виде силлов в ме жслоевых пространствах средне-позднеордовикского батиального комплекса (хенгурская, тальбейтывисская, сопчинская свиты) (Т имонин, 1998). Аналогичные синхронные рифты-авлакогены известны западнее и южнее: Варандей-Адзьвинский, Печоро-Колвинский и др. Они рассматриваются как южное окончание зоны спрединга с океанской корой того же возраста, расположенного в Баренцевом море (Аплонов, 1993, 2001).

При коллизии восточного края палеоконтинента с Т агильской островной дугой в позднедевонско-пермский период формировалась Уральская складчато-надвиговая область, а западнее — Предуральский краевой прогиб, составляющие структурный комплекс уралид. Положение зоны рифогенеза и спрединга показано на рис. 7.4. Значительно позже — в позднепермско-юрское время — образовалось Пайхойское поднятие и прилегающие к нему структуры, такие как фрагмент Пайхойско-Новоземельской складчато-надвиговой области. Его формирование произошло в результате коллизии северо-восточной части континента с предполагаемой Байдарацкой энсиматической островной дугой, ориентиро ванной почти перпендикулярно Тагильской дуге.

Геодинамические процессы позднепалеозойско-раннемезозойского времени привели к коллизии сближавшихся Лавразийского и Сибирского палеоконтинентов, а также расположенных между ними островодужных террейнов. При этом процессе на Пай-Хое сначала формировалась северная часть субмеридионального Предуральского краевого прогиба (Карская и Коротаихинская впадины, заполняемые орогенными формациями с разрушаемого Палеоурала). Как показано в ряде публикаций, выполнение впадин прогиба происходило не с севера, а с востока.

В триасе продолжались поддвигание пассивной окраины Лавразии под Байдарацкую островную дугу и формирование интенсивных складчато-надвиговых структур Палеопайхойского коллизионного орогена. Он, судя по датировкам и простираниям разрывных и складчатых нарушений, включал Карскую впадину, Пайхойское поднятие и часть -188 Припайхойской зоны Коротаихинской впадины. Юго-западнее продолжали отлагаться недислоцированные орогенные формации Пайхойско-Новоземельского краевого прогиба.

На поздний триас — раннюю юру приходится кульминационная фаза коллизионных процессов на Пай-Хое. В это время происходило интенсивное формирование складчато-надвиговых структур. В условиях однонаправленного сжатия образовывались крупноамплитудные покровы иногда с левосдвиговой составляющей. Ныне эти шарьяжи далеко на двинуты на юго-запад.

Сформированный в результате этих процессов рисунок дислокаций (левоэшелонированное расположение складок и разрывов в плане) позволяет, по мнению В. Н. Пучкова, сделать предположение о наличии в их механизме сочетания сжатия со сдвигом (transpression — по англоязычной терминологии) (Пучков, 1996). Об этом же свидетельствуют присдвиговые складки с крутыми до вертикальных шарнирами, описанные ранее В. В. Юдиным (1992а, 1994).

К средней и поздней юре по мере поддвига тектогенез последовательно прекращался сначала в Карской впадине, затем на Пайхойском поднятии. Коллизионный стресс и структурообразование распространились на Коротаихинскую впадину, захватив ее к нижнему мелу целиком. Об этом свидетельствуют нижнемеловые отложения, вскрытые скважинами под а ллохтоном из палеозойских пород в Вашуткинско-Т алотинском надвиге, ограничивающем эту впадину с юго-запада.

В меловое время Палеоуральский ороген был эродирован и тектонически пассивен. Находки недислоцированных нижнемеловых отложений в Карской впадине, залегающих с угловым несогласием на пермских (Юдин, Лодкина, 1992), указывают на завершение пайхойской складчатости в доаптское время. Т аким образом, прекращение коллизионных процессов на Пай-Хое произошло в конце раннего мела, а на Урале — в конце триаса. Это в совокупности с другими данными дало основание В. В. Юдину выделить пайхоиды в качестве особого комплекса дислокаций, отдельного от уралид (Юдин, 19916, в, 1994;

Т имонин, Юдин, 2002).

И, наконец, на рубеже позднего мела и палеогена (65—67 млн лет назад) на территорию Карской впадины упал огромный метеорит, образовав крупные кратеры (Карская астроблема диаметром свыше 50 км (Мащак, 1990 а, б) и более мелкие Усть-Карская и Маре-Го). Этим событием завершилось структурообразование на Пай-Хое (см. рис. 7.2).

Представляется, что резко изогнутая форма Припайхойской части Уральско-Новоземельского пояса может быть объяснена вдавливанием выступающей части Сибирского континента в пассивную окраину пайхойского обрамления Лавразии при коллизии и, вероятно, связанного с этим явлением Байдарацкого сфенохазма, подобного Бискайскому сфенохазму на Пиренейском полуострове. Согласно С. Кэри, сфенохазм определяется как треугольный раздел в океанской коре, расчленяющий два кратонных блока с разломными окраинами, сходящимися в определенной точке. Сфенохазмы образуются при повороте одного из блоков относительно другого. Обычно такие структуры быстро заполняются осадками большой мощности. Например, в Байдарацком сфенохазме мощности только орогенного комплекса намного превышают км (Т имонин, 1999). Возраст этого уникального образования, судя по материалам сейсморазведочных работ в южной части Карского моря и на севере Западно-Сибирской плиты, скорее всего, является позднепермско-позднемеловым.

Другим объяснением этой структуры может быть раскрытие Обского палеоокеана, сформировавшего в результате спрединга или мантийного плюма океаническую кору в Карском море.

-189 ГЛАВА РАЗМЕЩЕНИ Е ПО ЛЕЗНЫХ ИСКОПАЕМЫХ И КРИТЕРИИ ИХ ПО ИС КОВ В последние десятилетия на фоне общих успехов в развитии теоретической и прикладной литологии и петрографии все более четко выделяется новое научное направление — учение о рудных эпохах, базирующееся на достижениях в области эволюции осадочной оболочки Земли, особенностях ее циклического поступательного развития в неогене. Принципиальные положения этого научного направления изложены в фундаментальных трудах В. И. Вернадского, А. Е. Ферсмана, Н. С. Шатского, Г. Штилле, А. Б. Ронова, Н. М. Страхова, В. И. Смирнова, П. П. Т ихомирова, В. Е. Хаина, В. Н. Холодова и др. Ими показано, что развитие стратисферы носило непрерывно-прерывистый, поступательный характер и отражает особенности тектонической истории Земли, закономерностей смены периодов активизации и затухания тектонических движений, обстановок преобладающего растяжения и сжатия, трансгрессий и регрессий моря и т. д. Все это нашло подтверждение в циклическом строении осадочной оболочки, повторяемости во времени близких по строению и составу породных ассоциаций и связанных с ними ансамблей полезных ископаемых.

В рамках учения о рудных эпохах определяющая роль принадлежит оценке роли тех геологических факторов, которые обусловили циклическое поступательное развитие стратисферы и определили характер и масштаб поступления в бассейны седиментации осадко- и рудообразующего материала, т. е. факторов, обеспечивающих временные и пространственные закономерности распределения полезных ископаемых в стратисфере. При минералогеническом анализе структурно-вещественных комплексов важны также изучение строения и эволюции самих осадочных бассейнов, анализ тех палеогеографических и физико-химических предпосылок, которые способствовали не только селективному осаждению, но и захоронению и перераспределению рудообразующего вещества (Фанерозойские..., 2000).

Основу геолого-геохимических моделей палеобассейнов и, в частности, североуральско-пайхойского бассейна составляет информация о зонах рудонакопления, их динамических и физико-химических особенностях, источниках рудообразующего вещества, способах их приноса, осаждения и преобразования в условиях диагенеза осадков. Рассмотрена роль факторов, определяющих процессы мобилизации рудообразующего материала в областях питания. К таким факторам относятся климатические и режимно-тектонические, состав пород питающих провинций, характер вулканической и поствулканической деятельности, дифференциация в процессе переноса и осаждения руд, обусловившая зональность в смене литофациальных комплексов и локализация рудного материала в определенных участках бассейнов и др.

Признание шарьяжного строения и разработка геодинамической модели эволюции Пай-Хоя позволяют по другому взглянуть на происхождение и размещение всего комплекса полезных ископаемых и, соответственно, прогнозировать ряд направлений и критериев для их поиска. Расширение круга известных и ранее использовавшихся критериев связано, во-первых, с переинтерпретацией на новых геодинамических позициях генезиса ряда месторождений полезных ископаемых (например, с признанием гидротермально-осадочного, а не только гидротермального происхождения некоторых рудных месторождений полиметаллов, меди, бария, алюминия). Во-вторых, с доказательством сложного складчато-чешуйчатого, а не складчато-блокового типа рудовмещающих структур;

в-третьих, с выявлением процессов и -190 механизмов длительной миграции на плиту структурообразования и связанных с ними специфических комплексов полезных ископаемых. Кроме того, допущение больших горизонтальных перемещений позволяет ввести в критерии поисков осадочных месторождений разное положение климатической зональности в соответствии с реконструкциями по палеомагнитным данным.

Практическая значимость геодинамического подхода заключается в принципиально новом понимании процесса орогенеза. Осадочные и магматические породы, попадая в зону субдукции и поддвига, подвергаются воздействию гидротермальных флюидов, переплавляются и внедряются в островную дугу и коллизионный ороген, создавая условия для концентрации рудных элементов (Лобковский, Сорохтин, 1986). В локальных участках растяжения задугового спрединга и предсубдукционных зон образовываются гидротермально-осадочные сульфидные, сульфатные и другие рудные месторождения, включающие черные и белые "курильщики" (Лисицын, 1988;

Лобье, 1990;

и др.).

При попадании осадочных пород в зону поддвига происходит возгонка и термолиз находящегося в них органического вещества (Гаврилов, 1988а, б). Углеводородные флюиды, мигрируя вверх, могут образовывать в висячем крыле сутуры богатые месторождения нефти и газа, запасы которых существенно повышают потенциал вмещающих толщ.

Считается, что "режим образования углеводородов из океанических и терригенных осадков, попадающих в зоны поддвига литосферных плит, должен быть не менее эффективным, чем образование нефти и газа в нефтегазоносных бассейнах платформенного типа" (Сорохтин, 1979, с. 378).

При поддвиге пассивной окраины континента под островную дугу шельфовые и батиальные осадочные формации обычно перемещаются на термодинамические уровни нефтегазообразования, где вследствие тангенциального стресса происходят отжимание углеводородов из нефтегазоматеринских пород и их латеральная миграция в ловушки шельфовых комплексов края континента, что значительно увеличивает перспективность краев платформ. Кроме того, по аналогии с современными спрединговыми зонами в древних зонах рифтогенеза — авлакогенах — также можно ожидать увеличения ресурсов за счет подтока мантийного метана (Мусатов, Межеловский, 1987;

Лисицын, 1988;

и др.).

Многочисленные примеры использования теории новой глобальной тектоники приведены в большом количестве работ (Геодинамические основы..., 1988;

Горбачев, 1983;

Камалетдинов и др., 1983, 1987;

Современная геодинамика..., 1989;

Т ектоника плит..., 1985,1990;

Шеин, Клещев, 1984;

и др.).

-191 8.4. ПРОБЛЕМЫ НЕФТЕГАЗОНОСНОСТИ Для платформенных палеозойских отложений Пай-Хоя, где поисковые сейсморазведочные работы пока не проводились и нет ни одной глубокой поисковой скважины, установлены благоприятные литологические и геохимические критерии нефтегазоносности (Перспективы нефтегазоносности..., 1975). Проблемы нефтегазоносности палеозойских отложений Пай-Хоя обсуждались в ряде работ А. К. Крыловой (1938), которая установила широкое распространение вдоль побережья Баренцева моря (реки Бельковская и Лымбадъяга, мыс Чайка) признаков нефтегазоносности каменноугольных отложений в виде многочисленных порошковатых присыпок и скоплений антраксолита.

Структурно-геодинамические критерии для региона и конкретные перспективные структуры были намечены В.

В. Юдиным (1987,1994). В пределах рассматриваемой территории им выделено до пяти потенциально нефтегазоносных районов, в которых выявлен и намечен ряд антиклинальных ловушек значительного размера:

1) поднадвиговые складки под аллохтонными пайхойскими структурами;

2) аллохтонные передовые антиклинали, в сводах которых выходят каменноугольно-верхнедевонские отложения;

3) тектонически экранированные и литологические ловушки в автохтоне Главного Западно-Уральского и Главного Пайхойского надвигов;

4) автохтонные структуры под сланцевыми комплексами Лемвинского и Пайхойского аллохтонов;

5) глубоко эродированные крупные антиклинали поперечных поднятий.

Перспективные на нефть и газ ловушки на Пай-Хое приурочены к фронтальной части аллохтонов региональных надвигов (Нядейтинская, Т альбейшорская антиклинали), к автохтонам (Т алотинская, Сарембойская) и выявленным тектоническим окнам (Мадагаюская) (см. рис. 4.10, 4.19, 4.20, 4.40, 4.41). Построенные детальные структурные разрезы Юго Западного Пай-Хоя и Коротаихинской впадины дают возможность проводить поиск перспективных ловушек более целенаправленно.

Разработанная геодинамическая модель Пай-Хоя позволяет надеяться, что структуры передовых зон Пай-Хоя весьма перспективны относительно выявления в них нефтегазовых месторождений. Они имели дополнительный подток углеводородов за счет последовательного и длительного их отжимания по латерали из обширных районов ныне скученных пород пассивной окраины.

Т аким образом, без осознания важной роли значительных горизонтальных перемещений, геодинамических и палинспастических реконструкций прогноз поисков полезных ископаемых Пай-Хоя будет малоэффективным. Дальнейшая разработка модели эволюции Пай-Хоя с позиции тектоники плит позволит в ближайшие годы расширить представления о перспективности этого сложно построенного региона.

-202 ЗАКЛЮЧЕНИЕ Пай-Хой расположен на Югорском полуострове северо-востока европейской части России. В тектоническом плане он включает три структуры I порядка: Коротаихинскую и Карскую впадины Предуральского краевого прогиба с разделяющим их Пайхойским поднятием. С одной стороны, структуры входят в состав Пайхойско-Новоземельской складчато-надвиговой области, а с другой — находятся в торцовом сочленении с Оченырдским поперечным поднятием Уральской складчато-надвиговой области. Сочленение в основном проходит по высокоамплитудному Карско-Осовейскому надвигу, трассирующемуся от верховьев р. Кары к оз. Бол. Осовей-То и далее вдоль р. Осовей-Яхи.

Основная структура района — Пайхойское поднятие, ограниченное на севере Северо-Пайхойским, а на юге — Южно-Пайхойским надвигами. В составе поднятия выделяются две структуры II порядка: Пайхойский карбонатный параавтохтон, сложенный формациями палеошельфа, и Карский сланцевый аллохтон, сложенный батиальными формациями, сходными с лемвинским комплексом Се верного Урала. В фанерозойский этап эволюции территория Пай-Хоя была краевой, периокеанической частью Лавразии и проходила историю развития как пассивная окраина палеоконтинента.

В геодинамическом отношении в раннем и среднем палеозое на Пай-Хое четко выделяются формации шельфа и континентального склона Палеоуральского океана. В шельфовой части в течение палеозоя формировались осадки преимущественно карбонатного состава, мощность которых превышала 6.5 км. На границе шельфа и батиали в раннем — среднем палеозое, видимо, существовал своеобразный литолого-тектонический барьер, который фиксируется рифовыми массивами ( S—D1, D2, C1 s-возраста) (Пучков, 1996;

Богацкий, Ласкин, 1999;

Т ектоническая история, 2001;

Т имонин, Юдин, 1999). Рифы в геологических разрезах сохранились в карбонатном параавтохтоне в районе озер Тирибей-Т о и Кыка То (правобережье р. Кары), в районе Карского Буредана, а также на реках Сибирчата-Яхе и Хейяхе и в районе полярной станции Белый Нос. К востоку от них, в глубоководных батиальных условиях, формировались осадки сланцевой зоны, характеризующиеся резко сокращенными мощностями средне-позднепалеозойского разреза.

На доорогенном этапе, с ордовика до карбона—перми, Урал и Пай-Хой представляли собой единую окраину Лавразии (Евроамериканского континента), где формировались зоны седиментации шельфа, континентального склона, а восточнее и северо-восточнее (в современных координатах) — подножья и абиссали.

В средне-позднедевонское время в батиальной зоне образовался автономный рифт с интенсивным базальтовым магматизмом. Его продукты сохранились в виде силлов в межслоевых пространствах средне-позднеордовикского батиального комплекса (хенгурская, тальбейтывисская, сопчинская свиты) (Т ектоническая история..., 2001;

Т имонин, 1998;

Т имонин, Юдин, 1999).

При коллизии восточного края палеоконтинента с Т агильской островной дугой в позднедевонско-пермский период формировалась Уральская складчато-надвиговая область, а западнее и Предуральский краевой прогиб, составляющие структурный комплекс уралид.

Значительно позже, в позднепермско-юрское время, образовались Пайхойское поднятие и прилегающие к нему структуры как фрагмент Пайхойско-Новоземельской складчато-надвиговой области. Его формирование произошло -203 в результате коллизии северо-восточной части континента с предполагаемой Байдарацкой энсиматической островной дугой, ориентированной почти перпендикулярно Тагильской дуге.

Геодинамические процессы позднепалеозойско-раннемезозойского времени привели к коллизии сближавшихся Евроамериканского и Сибирского палеоконтинентов, а также расположенных между ними островодужных террейнов. В ходе этого процесса на Пай-Хое сначала формировалась северная часть субмеридионального Предуральского краевого прогиба (Карская и Коротаихинская впадины), заполненная орогенными формациями с разрушаемого Палеоурала. Как показано в ряде публикаций, заполнение впадин прогиба происходило не с севера, а с востока.

В триасе продолжались поддвигание пассивной окраины Лавразии под Байдарацкую островную дугу и формирование интенсивных складчато-надвиговых структур Палеопайхойского коллизионного орогена. В него, судя по датировкам и простираниям разрывных и складчатых нарушений, входили Карская впадина, Пайхойское поднятие и часть Припайхойской зоны Коротаихинской впадины. Юго-западнее продолжали отлагаться недислоцированные орогенные формации Пайхойско-Новоземельского краевого прогиба.

На поздний триас—раннюю юру приходится кульминационная фаза коллизионных процессов на Пай-Хое. В это время происходило интенсивное формирование складчато-надвиговых структур. В условиях однонаправленного сжатия образовывались крупноамплитудные покровы иногда с левосдвиговой составляющей. Ныне эти шарьяжи да леко перемещены на юго-запад. Сформированный в результате рисунок дислокаций (левоэшелонированное расположение складок и разрывов в плане) позволяет, по мнению В. Н. Пучкова, сделать предположение о наличии в их механизме сочетания сжатия со сдвигом (Пучков, 1996). Об этом же свидетельствуют присдвиговые складки с крутыми до вертикальных шарнирами, описанные В.В. Юдиным ранее (1992) и в настоящей работе. Севернее окончательно оформилась Байдарацкая коллизионная сутура.

К средней и поздней юре по мере поддвига тектогенез последовательно прекращался сначала в Карской впадине, затем на Пайхойском поднятии. Коллизионный стресс и структурообразование распространились на Коротаихинскую впадину, захватив ее целиком к нижнему мелу. Об этом свидетельствуют дислоцированные нижнемеловые отложения, вскрытые скважинами под аллохтоном из палеозойских пород в Вашуткинско-Т алотинском надвиге, ограничивающем эту впадину с юго-запада.

В меловое время Палеоуральский ороген был эродирован и тектонически пассивен. Находки недислоцированных нижнемеловых отложений в Карской впадине, залегающих с угловым несогласием (Юдин, Лодкина, 1992), указывают на завершение пайхойской складчатости в доаптское время. Т аким образом, прекращение коллизионных процессов на Пай-Хое произошло в конце раннего мела, а на Урале — в конце триаса. Это в совокупности с другими данными дало основание В. В. Юдину выделить пайхоиды в качестве особого комплекса дислокаций отдельного от уралид (Юдин, 1991,1994;

Т имонин, Юдин, 2002).

И, наконец, на рубеже позднего мела и палеогена (65—67 млн лет назад) на территорию Карской впадины упал огромный метеорит, образовав крупные кратеры (Карская астроблема диаметром свыше 50 км и более мелкие Усть Карская и Маре-Го). Этим завершилось структурообразование на Пай-Хое.

Резко изогнутая форма Пайхойской части Уральско-Новоземельского складчато-надвигового пояса может быть объяснена последствиями вдавливания выступающего угла Сибирского континента в пассивную окраину Евроамерики. В результате этого, по данным С. В. Аплонова и В. И. Устрицкого (1991), в южной части Карского моря сохранился фрагмент океанической коры — реликт Палеоуральского океана.

Вероятно, с этим следует связывать образование предполагаемого Байдарацкого сфенохазма (Т имонин, 1999;

Т имонин и др., 2003), подобного расположенному на Пиренейском -204 полуострове Бискайскому сфенохазму (Carey, 1958). Согласно С. Кэри, сфенохазм определяется как треугольный раздел в океанической коре, расчленяющий два кратонных блока с разломными окраинами, сходящимися в определенной точке. Сфенохазмы образуются при повороте одного из блоков относительно другого. Обычно такие структуры быстро заполняются осадками большой мощности. Например, в Байдарацком сфенохазме мощности только орогенного комплекса намного превышают 10 км. Возраст этого уникального образования, судя по материалам сейсморазведочных работ в южной части Карского моря и на севере Западно-Сибирской плиты, скорее всего, позднепермско-позднемеловой.

Т аким образом, уникальность Пайхойского региона заключается в том, что в фанерозое здесь выявле ны практически все известные на Земле геодинамические процессы. Они представительно выражены в четырех структурных и литодинамических комплексах:

спрединг;

1) один полный цикл Ви льсона: рифтогенез с осадочными и магматическими формациями с формированием пассивной окраины, представленной шельфовыми, батиальными и абиссальными формациями субдукция и коллизия, с орогенными формациями и интенсивными шарьяжно-надвиговыми структурами с проявлением динамометаморфизма;

2) автономный цикл Бертрана с осадочными и магматическими образованиями авлакогена;

3) "горячая точка" с трапповыми базальтами;

4) астроблемы как проявление космогенной геодинамики на Земле.

Рассмотрение строения и эволюции Пай-Хоя с позиций общепринятой в мире теории новой глобальной тектоники позволяет принципиально по-новому представить образование и эволюцию геологических объектов и связанных с ними полезных ископаемых в соответствии с глобальными геодинамическими реконструкциями.

-205 СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ Агроминеральное и горно-химическое сырье европейского северо-востока СССР / Н. П. Юшкин, Б. А. Илларионов, Н. Д.

Василевский и др. Сыктывкар: Коми фил. АН СССР, 1987. 132 с.

А н де р с о н Д ж. Л. Горячие точки, базальты и эволюция мантии // Современные проблемы геодинамики. М., 1984. С. 197 217.

А н др е и ч е в В. Л. Рубидий-стронциевый возраст диабазов Полярного Приуралья//Докл. РАН, 1992. Т. 326, №1. С. 139-142.

А н др е и ч е в В. Л. Базальты Полярного Приуралья — уникальный объект для изотопно-геохронологического обосновния границы пермь—триас // Геология европейского севера России. Сыктывкар, 1998. Сб. 2. С. 53-60. (Т р. Ин-та геологии Коми НЦ УрО РАН;

Вып. 96).

А н др е и ч е в В. Л., Ох о т н и ко в В. Н. К — Аr-изохронное датирование сиенито-диоритов зоны сочленения Урала и Пай Хоя // Докл. АН СССР, 1982. Т. 262, № 4. С. 943-946.

А п ло н о в С. В. Мезозойская палеогеодинамика севера Западно-Сибирской плиты//Актуальные проблемы тектоники СССР. М., 1988. С. 154-161.

А п ло н о в С. В. Геодинамика: Учебник. СПб.: Изд-во С.-Петербургск. ун-та, 2001. 360 с.

А п ло н о в С. В., У с т р и ц к и й В. И. Остаточные океанические бассейны // Докл. АН СССР, 1991. Т. 316, № 2. С. 425 428.

А п ло н о в С. В., Шме ле в Г. Б., Кр а с н о в Д. К. Геодинамика Баренцево-Карского шельфа (по геофизическим данным) // Геотектоника, 1996, № 4. С. 58—76.

А п ло н о в С. В., Шм е ле в Г. Б., Кр а с н о в Д. К., Т р у н и н А. А. Новая геодинамическая модель Баренцево-Карского шельфа и прилегающей суши // Докл. РАН, 1996. Т. 351, № 5. С. 652 — 655.

Ар т ю ш ко в Е. В. Геодинамика. М.: Наука, 1979. 326 с.

Ар т ю ш ко в Е. В., Б е э р А. А., Ч е х о ви ч П. А. Геодинамика Урала и Пай-Хоя в раннем палеозое — доказательства быстрых погружений без растяжения коры // Геология и геофизика, 2000. Т. 41, № 12. С. 1670-1689.

Атлас литолого-палеогеографических карт палеозоя и мезозоя Северного Приуралья / Под ред. В. А. Чермныха. Л.: Наука, 1972.

А фа н а с ь е в С. Л. Геохронологическая шкала фанерозоя и проблема геологического времени. М.: Недра, 1987.144 с.

А фа н а с ь е в Б. Л., Б е л к и н В. И. Проблемы геологии кайнозоя Болыпеземельской тундры // Кайнозойский покров Большеземельской тундры. М., 1963. С. 4—9.

Б а й дю ко в Д. Д., Р а й т а ла И. Норденшельдовская российско-финская Карская экспедиция//Вестн. Ин-та геологии Коми НЦ УрО РАН, 2001. С. 18-19.

Б а к лу н д О. О. Общий обзор деятельности экспедиции братьев Кузнецовых на Полярный Урал летом 1909 г. // Зап. Акад.

наук. Сер. VIII, 1911. Т. XXVIII, № 1.

Б а р х а т о в Б. П., М а к с и мо в А. Г. Скольжения земной коры // Вестн. ЛГУ, 1979. № 24. С. 5 —14.

Б е л ки н В. И. Юра, мел и палеоген Печорского угольного бассейна и прилегающих районов: Автореф. дис.... канд. геол. минер. наук. Пермь, 1970. 36 с.

Б е ло в М. И. Научное и хозяйственное освоение Советского Севера, 1933 —1945 гг. // История открытия и освоения Северного морского пути. Л., 1969. Т. 4.

Б е л яе в А. А. Первая находка бирюзы на Пай-Хое//Т опоминералогия и минералы рудоносных регионов. Сыктывкар, 1984.

С. 87-91. (Тр. Ин-та геологии Коми фил. АН СССР;

Вып. 45).

Б е л яе в А. А. Фтанитовая верхнедевонско-нижнекаменноугольная формация Пай-Хоя//Осадочные палеозойские формации Пай-Хоя. Сыктывкар, 1986. С. 27—37. (Тр. Ин-та геологии Коми ФАН СССР;

Вып. 56).

Б е л яе в А. А. Литология верхнего девона и карбона сланцевой зоны Пай-Хоя: Автореф. дис.... канд. геол.-минер. наук. М., 1987. 24 с.

Б е л яе в А. А. Ихнофации верхнедевонских гидротермалей Карской зоны Пай-Хоя//Геология девона северо-востока европейской части СССР. Сыктывкар, 1991. С. 7 —8.

Б е л яе в А. А., Ие в л е в А. А. О полигенной природе алюмофосфатов Пай-Хоя//Т ез. докл. Коми республ. IX науч.

молодежи, конф. Сыктывкар, 1985. С. 61.

Б е л яе в А. А., Ие в л е в А. А. Перспективы бирюзоносности Пай-Хоя. Сыктывкар, 1988. 20 с. (Сер. "Науч. рекоменд. — нар. хоз-ву" / Коми НЦ УрО АН СССР;

Вып. 76).

Б е л яе в А. А., Ие в ле в А. А., Юд и н В. В. Динамометаморфические условия шарьирования на Пай-Хое // Шарьирование и геологические процессы: Т ез. докл. науч. сессии Ин-та геологии Башкирск. НЦ АН СССР. Уфа, 1989а. С. 67-68.

Б е л яе в А. А., И е в л е в А. А., Юд и н В. В. О вн а т а н о в а Н. С. Т ермальный эпигенез палеозойских отложений Пай Хоя. Сыктывкар, 19896. 24 с. (Сер. "Науч. докл." / Коми НЦ АН СССР;

Вып. 224).

Б е л яе в А. А., Се ме н о в Г. Ф. Т олеровая верхнедевонско-среднекаменноугольная формация Пай-Хоя // Осадочные палеозойские формации Пай-Хоя. Сыктывкар, 1986. С. 38—48. (Тр. Ин-та геологии Коми фил. АН СССР;

Вып. 56).

Б е л яе в А. А., Се ме н о в Г. Ф. Генетические особенности серпуховских карбонатных отложений сланцевой зоны Пай Хоя // Литология карбонатных пород севера Урала, Пай-Хоя и Тимана. Сыктывкар, 1988. С. 51 -61. (Тр. Ин-та геологии Коми НЦ УрО АН СССР;

Вып. 67).

Б е л яе в А. А., С е м е н о в Г. Ф., Ко н о н о ва Л. И., Ов н а т а н о ва Н. С. Литолого-стратиграфическая характеристика верхнего девона Карской зоны Пай-Хоя // Геология девона северо-востока европейской части СССР. Сыктывкар, 1991. С. 10—11.

Б е л я ко в Л. Н., Б е л яко ва Л. Т. Некоторые черты геологического строения района сочленения Урала и Пай-Хоя // Материалы по геологии и полезным ископаемым северо-востока европейской части СССР. М., 1961. Вып. 1. С. 55-60.

Б е л я ко в Л. Н., Д е мб о вс к и й Б. Я. Основные черты структурно-тектонического районирования Тимано-Уральской области // Докл. АН СССР, 1982. Т. 266, № 6. С. 1437-1440.

Б е л я ко в Л. Н., Д е мб о вс к и й Б. Я. Некоторые особенности тектоники севера Урала и Пай-Хоя // Геотектоника, 1984а.

№ 2. С. 51—57.

Б е л я ко в Л. Н., Д е мб о в с к и й Б. Я. Т ектоника Полярного Урала и Пай-Хоя в свете новых данных // Метаморфизм и тектоника западных зон Урала. Свердловск, 19846. С. 121—125. (Тр. УНЦ АН СССР).

Б е л я ко в Л. Н., Д е мб о вс к и й Б. Я., К и шк а Н. В. М а р ки т а н т о в И. Ф. Покровное строение Пай-Хоя // Докл. АН СССР, 1985. Т. 282, № 1. С. 151-154.

Б е л я ко в Л. Н., Ст е п а н о в Ю. В., Т а р б а е в Б. И. Основные черты тектоники и история развития Большеземельской, Косью-Роговской и Коротаихинской впадин в свете новых данных // Материалы по геологии и полезным ископаемым северо востока европейской части СССР. Сыктывкар, 1976. Вып. 8. С. 57—65.

Б ли н о в А. А., Шв и да к А. А. Некоторые особенности геолого-структурного строения севера Полярного Урала и юго востока Пай-Хоя по данным крупномасштабной аэромагнитной съемки // Геология и полезные ископаемые Северо-Востока европейской части СССР и севера Урала. Сыктывкар, 1971. С. 372-374. (Тр. VII геол. конф. Коми АССР).

Б о г а ц к и й В. И., Го ло в а н ь А. С, Ша фр а н Е. Б. Тектоника и критерии нефтегазоносности Тимано-Печорской провинции // Т ектоника и критерии нефтегазоносности локальных ловушек. M., 1987. С. 143-153.

Б о г а ц к и й В. И., Ла с ки н В. М. Структурно-тектоническое строение Пай-Хоя по геофизическим данным и перспективы его нефтегазоносности // Геология и минеральные ресурсы европейского северо-востока России (новые результаты и новые перспективы). 1999. Т. III. С. 25—28.

Б о г да н о в Н. А., Ха и н В. Е., Ши п и ло в Э. В. Раннемезозойская геодинамика Баренцево-Карского региона // Докл.

РАН, 1997. Т. 357, № 4.С. 511-515.

Б о г о ле п о в А. К., Го ли о н ко Г. Б., Не ч х а е в С. А. Глубинное геологическое строение Карского моря // Геология и геофизика, 1990. № 6. С. 28—36.

Б о г о ле п о в А. К., Ж у р а в л е в В. А., Ши п и ло в Э. В., Юн о в А. Ю. Новые данные о глубинной структуре Карского моря (по результатам комплексных геолого-геофизических исследований) // Докл. РАН, 1990. Т. 315, № 1. С. 159-162.

Б о г о ле п о в А. К., М у р зи н Р. Р., Х а ч а т р я н С. С. Глубинное строение Восточно-Баренцевской и Южно-Карской рифтовых систем // Геологическая служба и минерально-сырьевая база России на пороге XXI в.: Т ез. докл. СПб., 2000. Кн. 3.

Божко Н. А. Геотектонические факторы локализации алмазоносных кимберлитов в свете современных данных // Проблемы прогнозирования поисков и изучения месторождений полезных ископаемых на пороге XXI века: Мат-лы регион, науч.-практ. конф.

Воронеж, 2003. С. 360—365.

Б о н д а р е в В. И. Пайхойско-Новоземельская складчатая система//Т ектоника и новейшая тектоника центральной части Советской Арктики. M., 1963. С. 29—34 (Тр. НИИГА;

Т. 135).

Б о н д а р е в В. И. Пайхойско-Новоземельская складчатая система // Т ектоника Европы. M., 1964. С. 126—128.

(Объяснительная записка к Международной тектонической карте Европы м-ба 1:2 500 000).

Б о н д а р е в В. И., Е р шо в Ю. П., Ан др е е ва И. А., Со б о ле в Н. Н. Палеогеография Новой Земли и сопредельных районов в ордовике—девоне // Т ектоника Арктики. Складчатый фундамент шельфовых седиментационных бассейнов. Л., 1977. С.

20—40.

Б о р и с о в а Т. П., Ге р ц е ва М. В., Е г о р о в А. Ю. и др. Докембрийский континент Арктида — новые кинематические реконструкции позднекембрийско-раннепалеозойской коллизии Арктиды и Европы (Балтии) // Т ектоника и геодинамика континентальной литосферы: Мат-лы XXXVI тектонич. совещ. М., 2003. С. 68-71.

Б о р о вс ки й В. В. Находка бокситов на западном склоне Полярного Урала // Сов. геология, 1973. № 10. С. 134-135.

Б о р у ка е в Ч. Б. О палинспастических построениях//Геотектоника, 1970. № 6. С. 23—29..

Б о ч ка р е в В. С., По г о р е ло в Б. С. Новые данные о хронологическом рубеже пермской и триасовой систем // Докл. АН СССР, 1967. Т. 173, № 1. С. 153-155.

Б р о н шт э н В. А. Распад кометы как возможная причина образования импактных структур//Докл. АН СССР, 1986. Т. 287, № 2. С. 307-308.

Б у ка н о в В. В., Ка р а с е в В. И. Новые находки камнесамоцветного сырья на севере РСФСР // Прогнозирование, поиски и оценка месторождений пьезооптического и камнесамоцветного сырья: Т ез. докл. совещ. М., 1985. С. 21-22.

Б у ли н Н. К., Б е р л ян д Н. Г., Б у ла в ко Л. Ф. Глубинное строение Тимано-Печорской провинции (по геофизическим данным) // Сов. геология, 1976. № 1. С. 115—123.

Б у р т ма н В. С. Геология и механизм шарьяжей. М.: Недра, 1973. 104 с.

В а р с а н о ф ье ва В. А. Т ектоника (Урал, Пай-Хой, Тиман и Печорская низменность) // Геология СССР. Т. П.

Архангельская, Вологодская области и Коми АССР. Ч. 1. Геологическое описание. М., 1963. С. 791-885.

В а с с е р ма н Б. Я., Б о г а ц ки й В. И., Б у шу е в А. С. и др. Новые данные о тектонике Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции // Сырьевые ресурсы и перспективы промышленного развития европейского северо-востока СССР и севера Урала. Сыктывкар, 1978. С. 78—83. (Tp.VIII геол. конф. Коми АССР;

Т. 1).

В и зе В. Ю. Климат морей Советской Арктики. Л.;

М.: Изд-во Главсевморпути, 1940.

В и т т е н б у р г П. В. Рудные месторождения острова Вайгач и Амдермы. Л.;

М.: Изд-во Главсевморпути, 1940.128 с.

В и ш н е вс ка я В. С. Радиоляриты как аналоги современных илов. М.: Наука, 1984. 120 с.

В о и н о в А. С. Дизъюнктивы Верхнепечорской впадины и их связь с нефтегазоносностью//Разработка полезных ископаемых и горно-шахтное строительство в условиях Крайнего Севера: Мат-лы II Республ. науч.-техн. семинара. Ухта, 1988. С.

234—240.

В о й н о в с ки й - Кр и г е р К. Г. Два комплекса палеозоя на западном склоне Полярного Урала//Сов. геология, 1945. № 6. С.

27-44.

В о й н о в с ки й - Кр и г е р К. Г. Вопросы структуры Печорского угленосного бассейна и задачи перспективных исследований // Материалы II геол. конф. Коми АССР. Сыктывкар, 1947. С. 36—49.

В о й н о в с ки й - Кр и г е р К. Г. Основные черты геотектонического развития Печорского угленосного бассейна // Материалы III геол. конф. Коми АССР. Сыктывкар, 1948. С. 30—50.

В о й н о в с ки й - Кр и г е р К. Г. Итоги работ на западном склоне Полярного Урала и общие вопросы его структуры // Материалы совещания по итогам геологических и геологоразведочных работ, проведенных различными организациями на территории Коми АССР за период 1948—1953 гг. Сыктывкар, 1955. С. 45—52.

В о й н о в с ки й - Кр и г е р К. Г. О тектонической природе и основных этапах геотектонического развития Печорского угольного бассейна // Труды Лаборатории геологии угля. Л., 1956. Вып. VI. С. 412—423.

В о л ко в С. Н. К вопросу о взаимоотношении Урала, Пай-Хоя и Т аймыра//Труды ВСЕГЕИ. Нов. сер., 1963. Вып. 92. С.

25—27. (Материалы годичной сессии Ученого совета по результатам работ 1960 г.).

В о л ко в С. Н. О взаимоотношении Урала, Пай-Хоя и Т аймыра//Материалы по региональной тектонике СССР. М., 1964. С.

5-12.

В о р о н о в П. С. Основные черты тектоники периклинального окончания Пайхойского антиклинория (центральная и юго западная части Пай-Хоя) // Сборник статей по геологии Арктики. 1951. Вып. 2. С. 61—77. (Тр. НИИГА;

Т. 19).


В о я ко вс к и й С. К., И ль и н В. Ф., Па в ло в Л. Г. и др. Новая Земля — новая марганценосная провинция // Марганцевое рудообразование на территории СССР. М., 1978. С. 174—177. Г а вр и ло в В. П. Общая и региональная геотектоника.

М.: Недра, 1986.184 с.

Г а вр и ло в В. П. Геодинамические особенности развития Арктики в позднем палеозое — мезозое // Геология морей и океанов: Т ез. VIII Всесоюз. школы морской геологии. М., 1988а. Т. 4. С. 24—25.

Г а вр и ло в В. П. Геодинамическая модель Арктики на рубеже палеозоя — мезозоя // Геодина мические основы прогнозирования нефтегазоносности недр: Т ез. докл. I Всесоюз. конф. М., 19886. С. 262.

Г а фа р о в Р. А. Строение докембрийского фундамента севера Русской платформы (по данным региональных геофизических исследований). М.: Изд-во АН СССР, 1963. 212 с. (Т р. ГИН АН СССР;

Т. 85).

Г е н ша фт Ю. С., Са л т ыко вс к и й А. Я. Воздействие мантийных плюмов на глубинное строение литосферы и магматизм платформенных структур Земли // Материалы XXXVI тектонич. совещ., 2003. Т. 1. С. 131-133.

Геодинамические основы прогнозирования нефтегазоносности недр: Т ез. докл. I Всесоюз. конф. М., 1988. 647 с.

Геологическая изученность Арктики и Субарктики / Под ред. Н. Н. Урванцева и И. П. Атласова. Архангельск, 1938. (Тр.

Арктич. ин-та;

Т. 89.).

Геологическая история территории СССР и тектоника плит / Л. П. Зоненшайн, Е. И. Приставкина, Р. Е. Айсберг и др. М.:

Наука, 1989. 203 с.

Геологические формации: Терминологический справочник. М.: Недра, 1982. Т. 2. 397 с.

Геологический словарь: В 2 т. М.: Недра, 1973. Т.1. 486 с. Т. 2. 456 с.

Геологическое строение СССР и закономерности размещения полезных ископаемых. Моря Советской Арктики / Под ред. И.

С. Грамберг, Ю. Е. Погребицкий. Л.: Недра, 1984. Т. 9. 280 с. Геология астроблем. Л.: Недра, 1980. 231 с.

Г и т е в В. А. Кислые вулканиты Байдарацкого поперечного опускания. Сыктывкар, 1988. С. 23—32. (Тр. Ин-та геологии Коми НЦ УрО АН СССР;

Вып. 65).

Г и т е в В. А. Эволюция магматизма в связи с шарьяжным строением зоны сочленения Урала и Пай-Хоя // Магматические и метаморфические комплексы севера Урала. Сыктывкар, 1995. С. 68—79. (Т р. Ин-та геологии Коми НЦ УрО РАН;

Вып. 87).

Глубинное строение Урала по геофизическим данным / В. М. Рыбалка, Е. М. Ананьева, С. Н. Кашубин и др. Екатеринбург, 1977. С. 101-118.

Г о л ди н Б. А., Д а в ы до в В. П., М и зи н В. И. и др. Трапповые формации Северного Урала и Приуралья // Проблемы магматизма западного склона Урала. Свердловск, 1972. Вып. 95. С. 130—147.

Г о ло ло б о в Ю. Н. Диагностическое значение парагенезисов дизъюнктивно-пликативных структур// Изв. вузов: Геология и разведка, 1982. № 12. С. 41 —46.

Г о лу б е ва 3. В., Шл е з и н г е р А. Е., Я н ши н А. Л. Структурное положение депрессионных глубоководных фаций верхнего карбона и низов перми Южного Приуралья // Геотектоника, 1978. № 6. С. 36—43.

Г о р б а ц ки й Г. В. Северная полярная область (Общая физико-географическая характеристика). Л.: Изд- во ЛГУ, 1964. с.

Г о р б а ц ки й Г. В. Физико-географическое районирование Арктики. 4.1. Полоса материковых тундр. Л.: Изд-во ЛГУ, 1967.

136 с.

Г о р б а ч е в В. Ф. Новая глобальная тектоника и нефтегазоносность осадочных бассейнов. М.: Недра, 1983. 267 с.

Г о р о дн и ц ки й А. М., З о н е н ша й н Л. П., М и р л и н Е. Г. Реконструкция положения материков в фанерозое. М.:

Наука, 1978. 122 с.

Г о р с ки й В. П. Т риасовые отложения северной части Предуральского прогиба//Т руды ВНИГРИ. М., 1960. Вып. 29. С. 50 60.

Государственная геологическая карта Российской Федерации. М-б 1:1 000 000 (Нов. сер.). Лист 11-(40)-42 — о.Вайгач — п ов Ямал. Объяснительная записка / Отв. ред. Л. Л. Подсосова. СПб.: Изд-во картфабрики ВСЕГЕИ, 2000. 291 с.

Г о ф ма н Э. К. Северный Урал и береговой хребет Пай-Хой (Исследования экспедиции, снаряженной Императорским русским географическим обществом в 1847, 1848 и 1850 годах). СПб., 1856. 374 с.

Г р а мб е р г И. С, П и с ка р е в А. Л. Глубинное строение Баренцево-Карского региона по результатам комплексной интерпретации аномалий потенциальных полей // Докл. РАН, 2000. Т. 375, № 1. С. 75—81.

Г р а мб е р г И. С, Су п р у н е н ко О. И., Ши п е л ь ке ви ч Ю. В. Перспективные объекты для обеспечения крупных приростов запасов нефти и газа в Баренцевом и Карском морях // Современные проблемы геологии нефти и газа. М., 2001. С. 39—44.

Г р а ч е в А. Ф. Мантийные плюмы и геодинамика //Вестн. ОГГН, 1998. № 3 (5). 1998. С. 129-158.

Г р а ч е в А. Ф. Финальный вулканизм Г. Штилле и его современная геодинамическая интерпретация// Т ектоника и геодинамика литосферы: Мат-лы XXXVI тектонич. совещ. М., 2003. Т. 1. С. 159 — 163.

Г р я з н о в О. Н., Д у ши н В. А., М а ка р о в А. Б. и др. Геологические формации и история развития горной части Полярного Урала // Бюл. МОИП. Отд. геол., 1986. Т. 61. (Вып. 4). С. 39—60.

Г у р о в Е. П., Гу р о ва Е. П. О нисходящем движении вещества мишени при кратерообразовании // Докл. АН СССР, 1991.

Т. 316, № 2. С. 432-434.

Г у р о в Е. П., Ке л л и С. П. О возрасте Болтышской импактной структуры//Геол. журн., 2003. № 2. С. 92-98.

Г у с ь ко в В. А., Пу х о н т о С. К., Я ц у к Н. Е. Верхнепермские отложения северо-восточного Пай-Хоя // Сов. геология, 1980. № 2. С. 68-75.

Д а в ы до в К. В., М и к ля е в А. С, Д а в ы до ва Э. К. Субвулканические тела плагиоклазовых порфиритов возвышенности Ямб-Пэ (Пай-Хой) // Магматизм, метаморфизм и металлогения севера Урала и Пай-Хоя. Сыктывкар, 1972. С. 42-43.

Д а р г е в и ч В. А. Об источниках обломочного материала и былом распространении верхнепалеозойских отожений на Урале // Докл. АН СССР, 1958. Т. 123, № 1. С. 137-140.

Д е д е е в В. А. Взаимоотношения Полярного Урала с соседними складчатыми областями // Труды ВНИГРИ. 1959. Вып. 126.

Геологич. сб. 3. С. 371-399.

Д е д е е в В. А., З а п о р о жц е ва И. В. Земная кора европейского северо-востока СССР. Л.: Наука, 1985. 98 с.

Д е д е е в В. А., Е л и с е е в А. И., Т и мо н и н Н. И. и д р. Проблемы геологии севера Урала и Пай-Хоя в связи с прогнозом нефтегазоносности // Проблемы геологии европейского севера СССР. Сыктывкар, 1983. С. 3-23. (Тр. Ин-та геологии Коми фил. АН СССР;

Вып. 42).

Д е д е е в В. А., Н а ли в ки н В. Д., Си мо н е н ко Т. Н. и др. Строение досреднеюрского фундамента Западно Сибирской низменности в свете новых данных // Сов. геология, 1962. № 7. С. 26—40.

Д е д е е в В. А., Ф и ш ма н М. В., Ю шк и н Н. П. Минерально-сырьевые ресурсы европейского северо-востока (состояние, перспективы, проблемы освоения). Сыктывкар, 1985. 52 с. (Сер. "Науч. докл." / Коми фил. АН СССР).

Д е д е е в В. А., Ю д и н В. В., Б о г а ц ки й В. И. и д р. Тектоническая карта Печорской плиты. Сыктывкар, 1985.12 с.

(Сер. "Науч. докл." / Коми фил. АН СССР;

Вып. 142).

Дедеев В.А., Юдин В.В., Богацкий В.И., Шарданов А.Н. Тектоника Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции (объяснительная записка к “Структурно-тектонической карте Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции”, масштаба 1:1000000). Сыктывкар, 1989, 27 с.

Д е мб о вс ки й Б. Я., Б е л я ко в Л. Н. Новые представления о строении Лемвинского аллохтона на Полярном Урале и перспективы района на полезные ископаемые // Экспресс-информация ВИЭМС. М., 1978. С. 11 — 18. (Сер. "Общая и региональная геология, геологич. картирование").

Д е мб о вс ки й Б. Я., Д е мб о вс к а я 3. П., К л ю ж и н а М. Л. Новые данные о геологическом строении междуречья рек Большая и Малая Уса (Полярный Урал) // Ежегодник-1980 Ин-та геологии и геохимии УНЦ АН СССР. Свердловск, 1981. С. 16-22.

Д е ме н и ц к а я Р. М., Ап ло н о в С. В. Геодинамика отмирания малых океанов геологического прошлого // Изв. АН СССР. Сер. геол., 1988. № 10. С. 117-125.

Д о б р е ц о в Н. Л., Ки р д я ш ки н А. Г. Глубинная геодинамика. Новосибирск: Наука, 1994. 299 с. (Т р. Объедин. Ин-та геол., геофиз. и минер. СО РАН;

Вып. 830).

Д о б р е ц о в Н. Л., Ки р д я ш ки н А. Г., К и р дя ш ки н А. А. Глубинная геодинамика. 2-е изд. Новосибирск: Филиал "ГЕО", 2001. 408 с. (Т р. Объедин. Ин-та геол., геофиз. и минер. СО РАН;

Вып. 850).

Д ым к и н А. М., И ва н о в С. Н., Пу ч ко в В. Н. и др. Геодинамическая модель Урала и ее металлогенические следствия // Геодинамические модели некоторых нефтегазоносных и рудных районов. Л., 1987. С. 71-74.

Е г о р ки н А. В., Ч е р н ы ше в Н. М., Д а н и ло в а Э. Г. Региональное пересечение через север Азиатского континента (профиль Воркута — Т икси) // Результаты исследований по международным геофизическим проектам. Сейсмические модели литосферы основных геоструктур территории СССР. М., 1980. С. 61—67.

Е л и с е е в А. И. Формации зон ограничения северо-востока Европейской платформы (поздний девон и карбон). Л.: Наука, 1978. 204 с.

Е л и с е е в А. И. Формационный анализ палеозойских отложений Пай-Хоя // Осадочные палеозойские формации Пай-Хоя.

Сыктывкар, 1986. С. 3 — 10. (Тр. Ин-та геологии Коми фил. АН СССР;

Вып. 56).

Е л и с е е в А. И. Формационные ряды Пай-Хоя в сравнении с западноуральскими // Геология и полезные ископаемые европейского северо-востока СССР. Сыктывкар, 1983. С. 33—34. (Т р. Ин-та геологии Коми фил. АН СССР;

Вып. 44).

Е л и с е е в А. И. Формационный анализ палеозойских отложений Пай-Хоя // Осадочные палеозойские формации Пай-Хоя.

Сыктывкар, 1986. С. 3—10. (Тр. Ин-та геологии Коми фил. АН СССР;

Вып. 56).

Е л и с е е в А. И., М и зи н А. И. Известняковые брекчии карбона в бассейне Верхней Печоры//Геология и полезные ископаемые северо-востока европейской части СССР (Ежегодник-1973). Сыктывкар, 1974. С. 42-47.


Е л и с е е в А. И., Се м е н о в Г. Ф. Кушковатская фация известняков на Пай-Хое // Литология и геохимия севера Урала и Пай-Хоя. Сыктывкар. 1979. С. 37—39. (Тр. Ин-та геологии Коми фил. АН СССР;

Вып. 28).

Е л и с е е в А. И., Се ме н о в Г. Ф. Карбонатные среднедевонско-каменноугольные формации Пай-Хоя. Сыктывкар, 1986.

С. 20—26. (Тр. Ин-та геологии Коми фил. АН СССР;

Вып. 56).

Е л и с е е в А. И., Ю до в и ч Я. Э., Б е л яе в А. А., Се ме н о в Г. Ф. Осадочные формации Пай-Хоя и перспективы их рудоносности. Сыктывкар, 1984. 28 с. (Сер. "Науч. рекоменд. — нар. хоз-ву";

Вып. 48).

Е н о к ян В. С. Палеозойские отложения и история геологического развития западного Пай-Хоя и о-ва Вайгач: Автореф.

дис.... канд. геол.-минер, наук. М., 1971. 26 с.

Е н о к ян В. С. Палеозойские отложения островов Малый и Большой Зеленец, Долгий, Голец и Матвеев в Печорском море // Материалы по геологии востока Русской платформы. Казань, 1973. Вып. 5. С. 174-184.

Е н ц о ва Ф. И. Т ектоническая природа Пай-Хоя и его взаимоотношение с Уралом // Геотектоника, 1981. № 1. С. 58-69.

Е н ц о ва Ф. И. Т риасовый тафрогенез на Урале//Геотектоника, 1985. № 1. С. 62—72.

Е р е ме н ко А. С. Железнодорожная магистраль в полярной тундре//Бюл. Арктич. ин-та, 1933. № 6 —7. С. 167-169.

Е р мо ла е в М. М. Геологическое строение и полезные ископаемые Новоземельско-Вайгачско-Пайхойской складчатой системы // Геология и полезные ископаемые Севера СССР. Л., 1936. С. 3—46. (Т р. I геол.-развед, конф. Главсевморпути;

Т. 2.

Полезные ископаемые).

Ж у р а в л е в В. С. Сравнительная тектоника Печорской, Прикаспийской и Североморской экзогональных впадин Европейской платформы. М.: Наука, 1972. 400 с. (Тр. ГИН АН СССР;

Вып. 232).

Ж у р а в л е в В. С, Га фа р о в Р. А. Основные черты тектоники северо-востока Русской платформы // Бюл. МОИП. Отд.

геол., 1959а. Т. 34. (Вып. 5). С. 151-152.

Ж у р а в л е в В. С, Га фа р о в Р. А. Схема тектоники северо-востока Русской платформы//Докл. АН СССР, 19596. Т. 128, № 5. С. 1023-1025.

Ж у р а в л е в а А. В. История геологического развития северо-восточной части Т имано-Печорской провинции (по геофизическим данным) // Перспективы нефтегазоносности Т имано-Печорской провинции. Л., 1979. С. 85-94. (Тр. ВНИГРИ).

Ж у р к и н В. М. Геологопоисковые работы в угленосном районе северо-восточного Пай-Хоя // Труды ГГУ Главсевморпути.

Л., 1941. Т. 8. С. 113-134.

З а б о р и н О. В. Диабазовая формация Пай-Хоя // Магматизм, метаморфизм и металлогения севера Урала и Пай-Хоя.

Сыктывкар, 1972. С. 41—42.

З а б о р и н О. В. Геолого-петрографические особенности дифференцированных силлов Пай-Хоя // Магматизм и металлогения северо-востока европейской части СССР и севера Урала. Сыктывкар, 1978. Т. 5. С. 31—35.

З а б р о д и н В. Е., Шл ях о ва X. Т. О возрасте амдерминской свиты Пай-Хоя // Докл. АН СССР, 1970. Т. 194, № 3. С. 646 648.

З а г о р о д н о в А. М. Т ектоническое строение Урало-Пайхойской провинции (по аэромагнитным данным) // Аэромагнитная съемка в геологии: Сб. статей, посвящ. 25-летию аэромагнитной съемки в СССР. М., 1963. С. 48-59.

З а л и п у х и н М. И. Новые данные по тектоническому районированию Тимано-Печорской депрессии (по аэромагнитным данным) // Аэромагнитная съемка в геологии. М., 1963. С. 69—75.

З а п о р о жц е в а И. В. Глубинное строение Большеземельской тундры по геофизическим данным. Л.: Наука, 1979. 80 с.

З а п о р о жц е в а И. В., Е г о р о в а Н. Ю. Новые перспективные направления нефтегазопоисковых работ на северном Приуралье. Сыктывкар, 1982. 17 с. (Сер. "Науч. рекоменд. — нар. хоз-ву" / Коми фил. АН СССР;

Вып. 37).

З а п о р о жц е в а И. В., Пр о х о р о в С. А. Новые представления о тектоническом строении и перспективах нефтегазоносности Большеземельской тундры по геофизическим данным // Региональные геофизические исследования глубинного строения земной коры. М., 1978. С. 115 — 121.

З а п о р о жц е в а И. И., П ы с т и н А. М. Строение дофанерозойской литосферы европейского северо-востока России. СПб.:

Наука, 1994. 110 с.

З а п о р о жц е в а И. В., Щу с ь Т. К., М о с ка л ю к 3. В. Новые данные о глубинном строении Варандей-Адзьвинской структурной зоны // Т ектоника европейского севера СССР. Сыктывкар, 1986. С. 46—56. (Тр. Ин-та геологии Коми фил. АН СССР;

Вып. 55).

Зондирование структуры глубинных частей континентальной коры (реферат статьи Д. Оливера) // Экспресс-информация ВИЭМС. М., 1984. С. 6—13. (Сер. "Общая и регион, геология, геол. картирование";

Вып. 4).

З о н е н ш а й н Л. П., К о р и н е вс ки й В. Г., К а з ьм и н В. Г. и д р. Строение и развитие Южного Урала с точки зрения тектоники литосферных плит // История развития Уральского палеоокеана. М., 1984. С. 6—56.

З о н е н ш а й н Л. П., Ку зь ми н М. И. Внутриплатный вулканизм и его значение для понимания процессов в мантии Земли // Геотектоника, 1983. № 1. С. 28—45.

З о н е н ш а й н Л. П., Ку з ьм и н М. И. Палеогеодинамика. М.: Наука, 1992. 192 с.

З о н е н ш а й н Л. П., Ку з ьм и н М. И., Ко н о н о в М. В. Абсолютные реконструкции положения континентов в палеозое и раннем мезозое // Геотектоника, 1987. № 3. С. 16—27.

З о н е н ш а й н Л. П., Ку зь ми н М. И., На т а п о в Л. М. Фанерозойские палинспастические реконструкции территории СССР // Геотектоника, 1987. № 6. С. 3—19.

З о н е н ш а й н Л. П., К у зьм и н М. И., На т а п о в Л. М. Тектоника литосферных плит территории СССР. М.: Недра, 1990. Кн. 1. 326 с.

З о н е н ш а й н Л. П., На т а п о в Л. М. Т ектоническая история Арктики // Актуальные проблемы тектоники океанов и континентов. М., 1987. С. 31—57.

З о н е н ш а й н Л. П., Са во с т и н Л. А. Введение в геодинамику. М.: Недра, 1979. 312 с.

З у е в В. Ф. Материалы по этнографии Сибири XVIII века (1771-1772). М.;

Л.: Изд-во АН СССР. 1947. 96 с. (Тр. Ин-та этнографии АН СССР. Нов. сер.;

Т. V).

З ыс к и н М. А. Применение геофизических методов разведки при поисках рудных месторождений на Полярном Урале и Пай-Хое // Геология и полезные ископаемые северо-востока европейской части СССР и севера Урала. Сыктывкар, 1973. С. 385—387.

(Т р. VII геол. конф. Коми АССР;

Т. 2).

И в а н о в С. Н. Зона пластичных и хрупких деформаций в вертикальном разрезе литосферы // Геотектоника, 1990. № 2. С.

3-13.

И в а н о ва А. М. Верхнекембрийские и ордовикские отложения Пай-Хоя и северной части Полярного Урала // Сборник статей по геологии Арктики. Л., 1959. Вып. 8. С. 3—24. (Тр. НИИГА;

Т. 96).

И в а н о ва А. М., У с т р и ц к и й В. И., М о л да ва н ц е в Ю. Е. Геологическое строение Полярного Урала и Пай-Хоя // Геология Советской Арктики, 1957. С. 58-96. (Т р. НИИГА;

Т. 81).

И е в ле в А. А. Исследование природных фосфатосодержащих коллоидов Пай-Хоя методами просвечивающей электронной микроскопии // Минералы и минералообразование. Сыктывкар, 1985. С. 93—98. (Тр. Ин-та геологии Коми фил. АН СССР;

Вып. 50).

И е в ле в А. А., Б е л яе в А. А. Кристаллические фосфаты Пай-Хоя как коллекционный материал // Задачи прогнозирования, поисков и освоения месторождений полезных ископаемых: Тез. докл. VI Республ. науч.-техн. конф. молодых ученых и специалистов-геологов. Алма-Ата, 1986. С. 64.

Импактные кратеры на рубеже мезозоя и кайнозоя / Отв. ред. В. Л. Масайтис. Л.: Наука, 1990. 186 с.

Ио р д а н с ки й Н. Н. Следы мезозойской вулканической деятельности на Пай-Хое // Материалы ЦНИГРИ. Палеонтология и стратиграфия. 1933. Сб. 1. С. 2—3.

Ио р д а н с ки й Н. Н. О перерыве между каменноугольными и пермскими отложениями в пределах Пай-Хоя // Бюл. МОИП.

Отд. геол., 1934. Т. 12 (1). С. 128-131.

История геологического развития Северного Приуралья в палеозое и мезозое / Под ред. В. А. Чермных. Л.: Наука, 1972.106 с.

(Объяснительная записка к "Атласу литолого-палеогеографических карт").

История развития Уральского палеоокеана. М.: Изд-во Ин-та океанологии АН СССР. 1984.162 с.

К а за н ц е в Ю. С. Структурная геология Предуральского прогиба. М.: Наука, 1984. 183 с.

К а ма ле т ди н о в М. А. Покровные структуры Урала. М.: Наука. 1974. 230 с.

К а ма ле т ди н о в М. А., Ка за н ц е в Ю. В., К а за н ц е ва Т. Т. О происхождении платформенной складчатости // Минералогия и геохимия сульфидных месторождений и рудоносных комплексов Южного Урала. Уфа, 1979. С. 81-85.

К а ма ле т ди н о в М. А., Ка за н ц е в Ю. В., К а за н ц е ва Т. Т. Происхождение бескорневых платформенных структур // Докл. АН СССР, 1980. Т. 250, № 5. С. 1205-1208.

К а ма ле т ди н о в М. А., Ка за н ц е в Ю. В., Ка за н ц е в а Т. Т. Происхождение складчатости. М.: Наука, 1981. 124 с.

К а ма ле т ди н о в М. А., Ка з а н ц е в Ю. В., Ка з а н ц е в а Т. Т. Научные основы поисков нефтегазоносных структур.

Уфа, 1983. 41 с.

К а ма ле т ди н о в М. А., Ка з а н ц е в Ю. В., Ка з а н ц е ва Т. Т., По с т н и ко в Д. В. Шарьяжн ые и надвиговые структуры фундаментов платформ. М.: Наука, 1987. 183 с.

К е л л е р Б. М. Тектоническая история и формации верхнего докембрия. М.: Наука, 1973. 118 с. (ВИНИТ И. Общ. геол.;

Т.

5).

К е н н е т Д ж. П. Морская геология. М.: Мир, 1987. Т. 1. 397 с.

К е р ц е л ли С. В. По Большеземельской тундре с кочевниками. Архангельск, 1911. 116 с.

К и н г Ф. Б. Геологическое развитие Северной Америки. М.: Изд-во иностр. лит., 1961. 299 с.

К и с е ль г о ф Е. 3. Амдерма // Сов. Арктика, 1937. № 9. С. 97.

К о ле с н и ко в Е. М., На за р о в М. А., Б а д юко в Д. Л. и д р. Калий-аргоновый возраст карских кратеров и их связь с мел-плеогеновым ударным событием // Геохимия, 1990. № 4. С. 495—505.

К о м а р о в А. Г. Кайнотипные вулканиты Большеземельской тундры//Геология СССР. М., 1963. Т. II, ч. 1.С. 758-761.

Коксующиеся угли Печорского бассейна / И. С. Бредихин, И. Б. Гранович, В. А. Дедеев и др. Сыктывкар, 1985. 129 с.

К о н а н о ва Н. В. Глубинное строение Пай-Хоя и сопредельных территорий (по гравиметрическим данным). Сыктывкар, 1997. 96 с.

К о н а н о ва Н. В., Л ы юр о в а Т. А. Геоплотностные модели литосферы Печорской и севера Западно-Сибирской плит.

Сыктывкар, 1993. 20 с. (Сер. "Науч. докл." / Коми НЦ УрО РАН;

Вып. 324).

К о п е р и н а В. В. Геологические исследования в районе рек Хы-Яги и Юр-Яги, правых притоков р. Коротаихи // Труды Полярной комиссии АН СССР (Пайхойская геологическая экспедиция 1933 г.). 1936. Вып. 26. С. 119-145.

К о р а г о Е. А., Ко в а ле ва Г. Н., И л ьи н В. Ф., Па в ло в Л. Г. Т ектоника и металлогения ранних киммерид Новой Земли. СПб., 1992. 196 с.

К о р а г о Е. А., Ко ва л е в а Г. Н., Т р у ф а н о в Г. В. Формации, тектоника и история геологического развития киммерид Новой Земли // Геотектоника, 1989. № 6. С. 40—61.

К о р а г о Е. А., Ч у х о н и н А. П. Гранитоидные формации Новой Земли // Изв. АН СССР. Сер. геол., 1988. № 10. С. 28-35.

К о р е н ь Т. Н., Е н о к ян В. С. Силурийские и нижнедевонские отложения северо-западной части Югорского полуострова и островов Печорского моря // Уч. зап. НИИГА. Л., 1970. Вып. 30. С. 5—22.

Корреляция магматических комплексов европейского северо-востока СССР / В. Н. Охотников, В. И. Мизин, Л. Т. Белякова и др. Сыктывкар, 1985. 24 с. (Сер. "Науч. рекоменд. — нар. хоз-ву / Коми фил. АН СССР;

Вып. 53).

Корреляция магматических комплексов севера Урала и прилегающих территорий / В. Н. Охотников, B. И. Степаненко, Л. Т. Белякова и др. Свердловск, 1988. 55 с.

К о р ц е н шт е й н В. Н. Полюс планетарной газоносности Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции и его генетическая связь с потенциальными месторождениями Карского моря // Докл. РАН, 1994. № 2.

C. 227-230.

К о с ми а д и В. А. Надвиговые структуры Приполярного Урала // Новые данные по геологии, биостратиграфии и палеонтологии Урала. Свердловск, 1987. С. 115 — 120.

К о с о й Л. А., Не фе д о в Н. К. Материалы к геологии Среднего Пай-Хоя//Изв. Ленингр. геол. треста, 1936. № 4 (13). С. 1 7.

К о с т ю к В. П. Щелочной магматизм рифтовых структур континентов // Магматизм рифтов (петрология, эволюция, магматизм). М., 1989. С. 41— 48.

К р ы ло в а А. К. Признаки нефтеносности Западного сектора Советской Арктики // Проблемы Арктики, 1938. № 5-6. С. 77 94.

К р ы ло в а А. К. К стратиграфии среднего и верхнего палеозоя юго-западного Пай-Хоя//Зап. ВМО. Сер. 2,1940. Ч. 69. (Вып.

2, 3). С. 418-427.

К р ы ло в а А. К. Граница силура и девона в некоторых разрезах Советского Союза // Граница силура и девона и биостратиграфия силура. Л., 1971. С. 113 — 117. (Тр. III Междунар. симпоз.;

Т. I).

К у зн е ц о в Е. А. Геологические исследования Пай-Хоя // Хозяйство Севера, 1930. № 9—10. С. 134—135.

К у зн е ц о в Е. А., Ас т а ш е н ко К. И. Геологическое строение северо-западной части хребта Пай-Хой // Изв. АН СССР.

Сер. геол., 1938. № 4. С. 516-540.

К у зь ко ко ва Н. Н. Нижнепермские отложения Средней Печоры. Л.: Наука, 1976. 128 с.

К у ка л 3. Скорость геологических процессов. М.: Мир, 1987. 248 с.

К у ла ко в Ю. Н. Карское море // Моря Советской Арктики / Под ред. И. С. Грамберга и Ю. Е. Погребицкого. Л., 1984. С.

39-50.

К у ле шо в В. Н., Б е л яе в А. А. Происхождение марганецсодержащих конкреций в палеозойских отложениях Пай-Хоя (по изотопным данным углерода и кислорода) // Литология и полезные ископаемые, 1999. № 3. С. 252-261.

К у ли к Н. А. Верхнемеловые отложения Печорского края // Изв. РАН. Сер. 6, 1917. Т. 11, № 16. С. 1381-1390.

К у ли к Н. А. Предварительный отчет о поездке в Большеземельскую тундру летом 1910 г. // Зап. Минерал, общ-ва. Сер. 2.

1923. Ч. 51. С. 1-56.

К у ли к Н. А. Отчет о работах на Югорском полуострове в 1914 г. // Т руды геологического и минералогического музея Академии наук. 1922. Т. III. (Вып. 3). С. 113 — 148.

К у ли к Н. А. Урало-Пайхойская геологическая экспедиция 1936 г. / /Бюл. Арктич. ин-та, 1936. № 12. С. 521-523.

К у ли к Н. А. Урало-Пайхойская геологическая экспедиция 1937 г. // Проблемы Арктики, 1938. № 2. С. 198-202.

Кунц А. Ф. Экспериментальное моделирование процессов формирования флюоритовых месторождений. Сыктывкар, 1976.

52 с. (Сер. "Науч. докл." / Коми фил. АН СССР;

Вып. 30).

Л е ви н Д. В., Кр ю ко в С. М. Схема тектонического районирования фундамента арктической части Западно-Сибирской низменности по аэромагнитным данным // Сборник статей по геологии Арктики. Л., 1959. Вып. 8. С. 130-134. (Тр. НИИГА;

Т. 96).

Л е г л е р В. А. Т ектоника плит как научная революция // Геологическая история территории СССР и тектоника плит. М., 1989. С. 167-183.

Л е о н о в М. Г. Тектоно-гравитационные микститы и формы проявления горизонтальных движений земной коры // Геотектоника, 1983. № 1. С. 14—27.

Л и с и ц ы н А. П. Океаническое рудообразование//Вестн. АН СССР, 1986. № 3. С. 3—20.

Л и с и ц ы н А. П. "Черные курильщики" и сульфидные руды на дне океана. 12-й рейс НИС "Академик Мстислав Келдыш" // Вестн. АН СССР, 1988. № 2. С. 103-108.

Литогеодинамика и минерагения осадочных бассейнов / Под ред. акад. А. Д. Щеглова. СПб.: Изд-во. ВСЕГЕИ, 1998. 490 с.

Л о б ко вс ки й Л. И. Геодинамика зон спрединга, субдукции и двухъярусная тектоника плит. М.: Наука, 1988. 252 с.

Л о б ко вс ки й Л. И., Со р о х т и н О. Г. Зоны поддвига плит (решенные и нерешенные проблемы) // Динамика и эволюция литосферы. М., 1986. С. 47 — 65.

Л о б ко вс ки й Л. И., Ха и н В. Е. Некоторые особенности строения и развития пассивных окраин и рифтовых зон континентов и их возможное объяснение // Геотектоника, 1989. № 6. С. 28—39.

Л о б ье Л. Оазисы на дне океана. Л.: Гидрометеоиздат, 1990. 154 с.

Л у р ь е К. М. Амдерминский плавиковый шпат // Сов. Арктика, 1937. № 10. С. 65 — 68.

Л у т ц Б. Г. Геохимия океанического и континентального магматизма. М.: Недра, 1980. 247 с.

М а за р о ви ч А. Н. Основы геологии СССР. М.;

Л., 1938.

М а ке до н о в А. В. Угленосная формация Печорского бассейна (опыт комплексного исследования осадочной формации):

Автореф. дис.... докт. геол.-минер, наук. Л., 1965. 47 с.

М а ке до н о в А. В., Е н ц о ва Ф. И., С ли в ко ва Р. П. и др. Пермская система // Геологическая карта СССР. М-б 1: 000 (Нов. сер.). Объяснит, записка. Лист 0-40-41 -Воркута. Л., 1977. С. 68-80.

М а ке до н о в А. В., По г о р е в и ч В. В. Северная часть Предуральского прогиба и Пай-Хой // Стратиграфия СССР.

Пермская система. М., 1966. С. 244—259.

М а ке е в А. Б. Метаморфизм марганца и кадмия в сфалерите. Л.: Наука, 1985. 125 с.

М а л ы ше в Н. А. Т ектоника, эволюция и нефтегазоносность осадочных бассейнов европейского севера России.

Екатеринбург: УрО РАН, 2002. 270 с.

М а л ы ше в Н. А., Ши п и ло в Э. В. Т ектоногеодинамическая эволюция севера Восточно-Европейского кратона в девоне // Тектоника и геодинамика континентальной литосферы: Мат-лы XXXVI тектонич. совещ. М., 2003. Т. 2. С. 22-26.

М а ль ко в Б. А. "Звездные раны" Пай-Хоя, Урала,Тимана // Вестн. Ин-та геологии Коми НЦ УрО РАН. 2000. Сыктывкар.

№ 3. С. 10-12.

М а ль ко в Б. А. На байдарке и вездеходе по Карской астроблеме // Вестн. Ин-та геологии Коми НЦ УрО РАН. Сыктывкар, 2001. № 8. С. 20-21.

М а ль ко в Б. А., Т р о ше в С. А., Хо ло п о ва А. Б. Предполагаемые размеры и энергия образования Карской астроблемы // Геолого-археологические исследования в Т имано-Североуральском регионе: Докл. IV науч. конф. ФЦП "Интеграция".

Сыктывкар, 2001. С. 48—52.

М а р г у ли с Л. С. О геологической природе аномальных отражающих горизонтов в триасовых отложениях Баренцева моря // Докл. АН СССР, 1986. Т. 290, № 1. С. 184-187.

М а р и н о в В. А., З а х а р о в В. А., На й ди н Д. П., Яз и ко в а О. В. Стратиграфия верхнего мела бассейна р. Усы (Полярный Урал) // Бюл. МОИП. Отд. геол., 2002. Т. 77. (Вып. 3). С. 26-40.

М а с а й т и с В. Л. Гигантские метеоритные удары, некоторые модели и их следствия//Современные идеи теоретической геологии. Л., 1984. С. 151 — 179.

М а т ве е в А. К. От Пай-Хоя до Мугоджар. Свердловск, 1984. 272 с.

М а ща к М. С. Геологическая обстановка времени образования импактных кратеров на Пай-Хое // Импактные кратеры на рубеже мезозоя и кайнозоя. Л., 1990а. С. 24—37.

М а ща к М. С. Морфология и структура Карской и Усть-Карской астроблем // Импактные кратеры на рубеже мезозоя и кайнозоя. Л., 19906. С. 37—55.

М а ща к М. С., С е ли ва н о в с к а я Т. В., М а с а й т и с В. Л. Особенности строения зювитов и аллогенных брекчий Карской астроблемы и динамика распределения в них обломочного материала // Метеоритика, 1983. Вып. 42. С. 149-157.

М е же ло вс ки й Н. В., М у с а т о в Д. И., Гу с е в Г. С. и др. Примеры использования тектонических карт прогнозирования полезных ископаемых // Т ектонические исследования в связи со средне- и крупномасштабным геокартированием:

Т ез. докл. XXI Всесоюз. конф. М., 1988. С. 40—43.

М и зе н с Г. А. Петрография и литология нижнепермских песчаников западного склона Среднего Урала. Свердловск, 1980.

59 с. (Препринт. Ин-та геологии и геохимии УНЦ АН СССР).



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.