авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |

«Владимир Исаевич Круковер Агрессивность собак и кошек Аннотация Автор постарался в одной книге объединить все вопросы ...»

-- [ Страница 2 ] --

Демонстрируют себя оба пола, но самцы делают это активнее. Врожденные программы демонстрации у человека очень простые. Их проявление можно понять, наблюдая, как пытаются обратить на себя внимание невоспитанные подростки. Он «раздувается», важничает, издает громкие звуки (голосом, топотом, стуком), наскакивает на Нее, дергает, хлопает по заду, замахивается, отскакивает, разными способами показывает свою силу. Она жеманничает, покачивает телом, хихикает, взвизгивает очень высоким голосом, то делает вид, что его не видит, то изображает нападение на Него. Под влиянием культуры поведение облагораживается: важничанье превращается в манерное поведение, вместо воплей и стука — серенады под гитару, сила демонстрируется в рыцарских турнирах или в спорте;

вместо жеманства — кокетство, вместо визга и нападений — тонкая беседа с подшучиванием. С древних времен все народы использовали ритуализованную форму демонстраций — пляски.

Когда самец демонстрирует себя, он неизбежно должен показывать, что он крупнее других, сильнее, смелее, ярче. Поэтому естественный отбор использует для демонстративного поведения «готовые блоки» угрозы, атаки, агрессии, только несколько их видоизменяя. Не удивительно, что другой самец воспринимает демонстрацию как некую угрозу для себя. Самка тоже ощущает в демонстрации самца некоторую степень угрозы, но одновременно испытывает к нему и влечение. Ей и хочется приблизиться к самцу, и страшновато. Противоположные позывы быстро чередуются. В самце борются между собой те же позывы. Под влиянием одного он устремляется к самке, но при приближении к ней в «ухажере» начинает преобладать боязнь. Отсюда рисунок токования у очень многих животных — ритмический. Быстрая смена настроений сопровождается и быстрой сменой чувств. Человек ощущает все это как переменчивость в поступках партнера и быструю смену собственных настроений — восторга и недовольства, решительности и робости, благодарности и обиды и т. п.

У обоих полов программы токования так устроены, что происходит проверка их соответствия. Если оно не получается — для обоих сторон это сигнал: что-то не так (или вид не тот, или партнер дефектный, или сам действуешь плохо). Если все правильно, то в процессе токования действия партнеров все более согласуются и к концу должны точно совпадать, подобно тому как ключ подходит к замку или как совпадают зубцы у застежки молнии. Такое удается не со всеми и не сразу. Если дело не идет на лад, партнеры все больше сердят друг друга, интерес угасает и они расстаются.

Обычно инициатива выбора закреплена за одним полом. На тетеревином или турухтаньем току самцы демонстрируют себя, дерутся на турнирах, а самки выбирают:

который из них понравится. У африканских страусов все наоборот: самки танцуют перед самцами. В традиционных обществах инициатива выбора была закреплена за мужчиной, а женщина выбирала в пределах заинтересовавшихся ею мужчин. Истинктивный критерий выбора у мужчин очень прост: им нравятся «красивые», что в первобытные времена значило «соответствующие норме». Если девушка руководствуется инстинктивной подсказкой, ее привлекает довольно примитивный типаж — крупный, нагловатый субъект. В современном мире ценны другие качества, в частности ум, трудолюбие, доброта, но о них древняя программа не знает. Так что, повинуясь инстинкту, сделаешь далеко не лучший выбор. Но первобытному типажу могут противостоять образ отца, запечатленный в детстве, и идеальный образ «принца», созданный книгами, фильмами и т. п. У Нее есть несколько программ проверки правильности своего выбора. Одна из них — нравится ли Он другим девицам. Программа советует: чем большему количеству девиц Он интересен, тем больше независимых подтверждений правильности выбора. Поэтому вокруг знаменитых артистов, музыкантов, спортсменов образуются огромные табуны подогревающих друг друга поклонниц, гоняющихся за Ним без всякой надежды обратить на себя внимание.

Мы еще вернемся к этой теме и ее связи с поведением ваших домашних любимцев. А сейчакс давайте все же уточним, что подразумеватся под инстинктом у столь высоко организованного животного, как собака.

Глава 7. ОТ ИНСТИНКТА ДО ИНТЕЛЛЕКТА Собаки, даже заядлые охотники, удивительно легко усваивают, что они должны трогать других животных, обитающих в этом доме. Самые отпетые кошконенавистники, которые, несмотря ни на какие наказания, продолжают гоняться за кошками, без труда выучиваются не покушаться в доме ни на кошек, ни на других животных…».

К. Лоренц Собачьи личности многообразны, некоторые их поступки говорят о пробуждающемся интеллекте. Знакомый доберман, с которым у меня были приятельские отношения, встречая меня всегда приносил из миски кость. Какое другое животное добровольно отдаст пищу?!

Во время войны в Киеве немцы репрессировали еврейскую семью, а принадлежащую им овчарку мобилизовали. Через два года из-за повреждения железнодорожных путей группа вывозимых детишек была немцами определена в полуразрушенное здание. Ночью охрану несли в основном собаки. И вот, чудом выжившие дети из этой еврейской семьи, девочка семи лет и мальчик четырех, были разбужены прикосновением холодного носа. Овчарка узнала их, мгновенно сообразила, в каком они бедственном положении и несколько минут спустя явилась с вареной костью.

Каждую ночь носила она им пищу из собственной миски: картошку, куски мяса.

И, что, характерно, делала это крадучись, тайком от новых хозяев.

В тридцатые годы на дальневосточной границе пограничники встретили проходившую банду пулеметами, рассеяли их, а часть загнали в болотистый кустарник.

На задержание пошла группа овчарок. Некоторые были бандитами подстреляны, некоторые вернулись ни счем. Лишь одна сука спустя час вывела первого бандита.

Выяснилось, что у него раздроблены кисти рук. Еще полчаса, и собака ведет второго. Кисти также разможжены. За сутки овчарка задержала и привела 15 (!) бандитов. Она, как сообразили потом, подкрадывалась к ним ползком, мгновенно прокусывала кисть, потом вторую и недвусмысленным рычанием отправляла в дорогу.

Довелось мне жить в маленьком поселке Мотыгино, расположенном на границе слияния Ангары и Енисея. Во дворе многоквартирного дома, где я жил, обитало несколько отличных охотничьих лаек. Неизменно добродушные к человеку, они тщательно оберегают двор от визитов других собак, любых животных. И вот принесли мне ребятишки сорочонка, я его выкормил, через некоторое время Сара, так мы птицу назвали, стала крупной и нахальной. По квартире ходила строго пешком, изредка перепархивая.

Со временем Сара расширила зону обитания — стала выходить во двор. Идет, например, жена белье вешать, Сара — за ней, скачет по ступенькам подъезда, шагает в развалку по двору.

И вот что интересно. Достаточно было один раз пояснить собакам, что сорока хозяйская, что она не дичь — те стали относится к ней с уважением. Несмотря на то, что Сара наглела до того, что таскала кусочки из их мисок. Они при виде такого беспредела только смущенно прижимали уши и отворачивались — терпели.

К. Лоренц считает, что «…собаки, даже заядлые охотники, удивительно легко усваивают, что они должны трогать других животных, обитающих в этом доме. Самые отпетые кошконенавистники, которые, несмотря ни на какие наказания, продолжают гоняться за кошками, без труда выучиваются не покушаться в доме ни на кошек, ни на других животных…»

Возможно, тут мы сталкиваемся с извечной и широко распространенной в мире животных особенностью поведения, а точнее сказать, запретом. Известно, что ястреба и другие хищные птицы не охотятся возле своего гнезда. О волках сообщалось, что они не трогают ланей, выращивающих свое потомство в непосредственной близости от их логова.

Мне представляется вполне возможным, что именно этот вековой закон «перемирия» и объясняет, почему наша домашняя собака у себя дома ведет себя так сдержанно с самыми разными животными.

Повествование о собачьих личностях было бы неполным, не упомяни мы о дворнягах, метиссах. В этом плане интересны первые поколения от двух разных пород. Например, овчарка с догом (так, кстати, пытались вывести «московского дога»), или шотландская овчарка с немецкой. Мне доводилось даже видеть дога с боксером. И совсем неплохие были щенки.

В Красноярском железнодорожном питомнике одно время «подливали» караульным кавказским овчаркам кровь волка. Щенки получались суше, подвижней, с более звонким лаем. Ведь кавказец при высоких сторожевых качествах обладает одним недостатком — слишком глухим, плохо слышным на расстоянии, голосом.

О волках, динго, содержание их в домашних условиях мы еще расскажем, тут хочется упомянуть только о том, что небольшая примесь волка к любой породе дает положительный эффект. Но далеко не всегда.

А вот чистокровные дворняги, в коих давно и прочно замешена разнообразная кровь, весьма интересны. Как крупные представители, так и мелкие, декоративные.

Они почти не подвержены заболеваниям, великолепно адаптированы к среде обитания:

будь то город, деревня, весьма смышлены, работоспособны, обладают прочной, уравновешенной нервной системой. Оно и ясно — жесткий естественный отбор. Наглядные примеры для экологов.

К. Лоренц рассказывает:

«Если взять в дом щенка неодомашненного представителя собачьих и растить его как собаку, легко можно вообразить, будто потребность дикого детеныша в заботе и уходе равнозначна той пожизненной связи, которая существует между большинством наших домашних собак и их хозяевами.

Пленный волчонок обычно бывает робким, предпочитает темные углы и явно боится пересекать открытые постранства. Он в высшей степени недоверчив к посторонним людям, и если такой человек попробует его погладить, может яростно и без всякого предупреждения вцепиться в ласкающую руку. Он уже с рождения склонен кусаться от страха, но к хозяину привязывается и полагается на него точно так же, как щенок.

Если речь идет о самке, которая при нормальном ходе событий, вырастая, начинает воспринимать самца-вожака как «хозяина», опытным дрессировщикам иногда удается занять место такого вожака в тот период, когда детская зависимость самки сходит на нет, и таким образом обеспечить ее привязанность и в дальнейшем. Один венский полицейский сумел добиться такой преданности от своей знаменитой волчицы Польди. Но того, кто воспитывает волка-самца, ждет неминуемое разочарование — как только волк становится взрослым, он внезапно перестает подчиняться хозяину и держится абсолютно независимо.

В его поведении по отношению к бывшему хозяину не появляется ни злобы, ни свирепости — он по-прежнему обходится с ним, как с другим, но ему больше и в голову не придет слепо повиноваться хозяину, и, возможно, он даже попытается подчинить его себе и стать вожаком. Учитывая силу волчьих зубов, не приходится удивляться, что эта процедура приобретает иногда довольно кровавый характер».

Что же произошло с моим щенком австралийского динго, которого я взял на пятый день его жизни, подложил к кормящей собаке и воспитывал не жалея времени и сил. Эта дикая собака не пыталась подчинить меня себе или искусать, но, став взрослой, она постепенно утратила прежнюю послушность, причем происходило это весьма любопытным образом… … Он все еще без сопротивления принимал наказание, даже побои, но едва все кончалось, как он встряхивался, дружески вилял мне хвостом и убегал, приглашая меня погоняться за ним. Иными словами, наказание никак не влияло на его настроение и не производило на него ни малейшего действия, вплоть до того, что он мог тут же повторить преступление, за которое только что понес справедливую кару, например, вновь покуситься на жизнь одной из самых ценных моих уток. В том же возрасте (полтора года) он утратил всякое желание сопровождать меня во время прогулок и просто убегал, куда хотел, не обращая внимания на мои команды.

Тем не менее я должен подчеркнуть, что пользовался самым теплым его расположением и, когда бы мы не встречались, он приветствовал меня с соблюдением полного собачьего церемониала. Не следует ждать, что дикое животное будет обходится с человеком иначе, чем особями своего вида. Мой динго совершенно несомненно питал ко мне самые горячие чувства, какие вообще способен питать один взрослый динго к другому, но покорность и послушание тут просто не при чем.

Я привел эту историю уже потому, что в ней исчерпывающе сказано о всех аспектах содержания диких представителей собачьих. Например, я еще в Иркутске держал степную волчицу Джерри: она за пять лет не доставила мне не малейших трудностей. Держал я ее в вольере, во дворе, но большую часть времени она по этому двору свободно бегала. Через забор находился детский сад, куда она часто отправлялась в гости, поиграть с детишками. К счастью, никто из соседей не знал, что она волк, все думали, что она лайка нечистопородная.

Интересно, что в лесу, где мы с ней, хоть редко, но бывали, она ночью старалась не отходить от костра, и вообще вела себя там как-то неуверенно, ходила за мной по пятам, осторожничала.

С динго из Ростовского зоопарка работал мой товарищ, Г. Олешня, кинолог МВД.

Собака запомнилась ему тем, что от нее практически не было запаха в квартире, тем, что она сгрызла здоровенный подоконник, и тем, что в годовалом возрасте убежала безвозвратно.

Что волчицу, что динго из Ростова отличала коллосальная реакция. Моя волчица Джерри лизала меня в лицо в прыжке и я никогда не успевал увернуться. Динго, по рассказам, в игре успевал отобрать мячик или куснуть. А ведь, играя с собакой, особенно молодой, мы зачастую опережаем ее в движении.

Вот еще одна история из моей практики. Ее можно назвать: ПОВЕСТЬ О СТАРОМ БОКСЕРЕ.

Дик — боксер из ФРГ. Десять лет не расставался он с хозяином — военным летчиком;

на десятом году летчика перевели из Красноярска в Афганистан, собаку взять с собой он не смог, родственники тоже отказались, пришлось сдать Дика в питомник.

Я в это время проводил творческий отпуск на маленькой точке железнодорожной охраны в самой глуши Красноярского края. Была договоренность с руководством ВОХРа, имелась свободная квартирка с некоторыми удоьствами. О моей увлеченности собаками руководство знало, поэтому звонок из красноярского питомника меня не удивил. Я сразу выехал, ругая себя: зачем, мол, мне нужен чужой пес, тем более боксер, представитель породы, крайне мучительно меняющей хозяев. Но по телефону сказали, что пес неделю не ест, подохнет… Дик оказался настоящим гигантом. Такой, наверное, была собака, сидящая в известной сказке на третьем сундуке. И истощен он был до прозрачности. В вольере валялось множество мисок с засохшей пищей — Дик не давал их забирать. На выгул тоже не выходил — по всей территории вольера валялись фекалии.

Кинологи питомника одели дресскостюмы, надели на Дика глухой намордник, подцепили поводок. Я повел его на вокзал, то и дело преодолевая сопротивление ослабшего пса. В дороге мы нашли некий компромисс в отношениях: я то и дело снимал намордник, давая псу попить, а он великодушно не кусался.

Ввел я Дика в нашу временную квартиру, с женой познакомил, место определил. А Дик после всего пережитого превратился вдруг в автомат, робота. Все время лежал, вяло и очень мало ел, гадил где попало, ни на что не реагировал. Шестимесячный овчар Антей мог его оттолкнуть от миски. Дик не жил, а равнодушно существовал.

Я старался не быть назойливым. Но много с ним разговаривал, старался почаще почистить, выгуливать. Спустя две недели я уехал на день-два по делам, когда вернулся и сошел на нашем полустанке, увидел у дома жену с Диком. В тот же миг Дик увидел меня. Он внезапно ожил, вырвал из рук жены поводок, и крупным наметом бросился в мою сторону.

Я присел на корточки и чуть не заплакал, ощущая на лице поцелуи шершавого языка.

С этой минуты Дик изменился мгновенно и неузнаваемо. Первое, что он сделал, придя домой, — задал трепку Антею и выгнал его на улицу. Потом взял в зубы свою подстилку и приволок ее к кровати, видимо, так он привык спать у старого хозяина.

У Дика проснулся отменный аппетит, он много и охотно гулял, быстро набрал тело. О возрасте напоминали только сильно стертые, желтоватые зубы. Пес стал упругим, шустрым.

И тут проявилась некая тяжелая черта его надломленной страданиями личности он начал бояться, что потеряет и меня, как первого хозяина. Почти везде приходилось брать его с собой. Нет, он не скулил, оставаясь один, не лаял. Просто впадал в тоску, становился вялым, стонал как-то по-человечески.

Кроме того, он стал охранять меня от всех. Любое движение в мою сторону, попытка знакомого к контакту — Дик бросается с яростью. Даже в глухом наморднике он пугал людей своим размерами и этой отчаянной ненавистью.

Потом Дик добрался до жены. Она стояла рядом, когда я вывел пса и еще не надел на нео намордник, собирался просто поводить на поводке. Было прохладно, и она натянула на кисти рукава пальто. И в тот же миг Дик бросился, впился и начал перебирать челюстью, ползя к горлу. Я почти задушил его сгибом локтя, пока он выпустил руку.

Слава богу, что клыки его сточила старость. Но покалечил руку все равно сильно. Жена после этого эпизода много лет побаивалась боксеров.

Короче, Дик добился своего. Уехала жена, забрав с собой овчара, знакомые в гости заходить избегали, на прогулках мы были как в вакууме — все при виде нас быстро ретировались. А отпуск мой кончался, надо было возвращаться в город.

В городе Дика пришлось держать на балконе на привязи. Мама, братья, балконом пользоваться перестали. Спускать во время выгула даже в наморднике Дика было опасно — он и без зубов был достаточно опасен: броски, удары мощного тела отнюдь не подарок для случайных прохожих.

И Дику, и мне стало плохо жить. Меня захлестывала обычная журналистская текучка, назревали серьезные командировки. Дик даже во время недолгих отлучек впадл в плусонную тоску, отказывался от еды. Брать его повсюду с собой не представлялось возможным из-за все возрастающей агрессивности.

Это сейчас, на склоне лет, переоценив многие человеческие ценности и показав их ложность, я бы не задумываясь уехал в глушь и дал бы Дику счастливо дожить свой век.

Тогда я только входил в мир, жаждал впечатлений, карьеры, знакомств. Я усыпил Дика.

Единственно хорошо, что он не почувствовал боли, просто заснул.

Глава 8. РЕВНУЮТ ЛИ ЖИВОТНЫЕ?

При общении домашней кошки с посторонними котами мяуканье превращается в вопли, знакомые любому человеку, но с трудом воспроизводимые людьми с помощью привычных им звуков. Эти непередаваемые громкие звуки люди называют «кошачьим концертом», говоря при этом, что коты вопят, орут, воют и т. д.

В. Крук, «Сибирская кошка»

Знание этого вопроса важно для того, чтоб не вызвать агрессию собаки или кошки, приревновавшей вас к другому члену семьи или знакомому. Кроме того мы расшифруем разговорный язык собак и кошек — язык речевой и жестов.

У всех видов, заботящихся о потомстве, детеныши любят своих родителей. Не будь этой любви, за кем бы они следовали, кого слушались и у кого учились? Природа использует любовь к родителям и еще для одной цели: их облик запечатлевается в детстве как образец будущего партнера по размножению. У некоторых видов сила запечатления так велика, что может пересилить врожденный облик вида. Например, если маленьких птенцов ткачиков одного вида подложить в гнездо другого вида, они, став взрослыми, стремятся образовать пару с видом своих приемных родителей, а не с родным видом. Запечатление обнаружено и у обезьян, а это значит, что оно может быть и у человека. Чтобы оно сработало, естественный отбор «подмешал» в любовь к родителям малую толику сексуальной любви. Поэтому девочка не просто любит отца, но и немножко влюблена в него. Поэтому она немного ревнует его к своей матери. И поэтому же в некоторых ситуациях ее реакции на родителей оказываются неожиданными для нее самой и странными для родителей.

Воспитанный с молочного возраста пес не только любит своего хозяина, но и способен пронести эту любовь сквозь годы, что говорит об зачатках разума почти человеческого. Тут уместно рассказать маленькую историю про собаку по кличке: МИЧМАН.

Мичман — это огромный волкодав. Жил в частном доме, но не на привязи. Бегал по двору, вел себя культурно. Гостей пропускал только до темноты, позже пропускал только в сопровождении хозяев. Чистоплотный был очень. В любую погоду бегал на речку купаться.

Ледяная ангарская вода его не пугала. А с речки приносил дрова — здоровенные чурки приволакивал, ухватив за боковой сучок.

Среди собак микрорайона, примыкающего к городу деревянными домами, был абсолютным лидером. Но не особенно интересовался общением с собратьями. Игривость в нем сочеталась с серьезностью. С ребятами играл и баловался по-щенячьи. А со взрослыми гулял настороженно и сурово. В лесу с ним ружья не надо было: догонял косулю, зайца, давил, приносил хозяину.

Пять лет прожил он полноправным членом семьи. И пропал. Всякое думали, но предпложить, чо Мичмана украли, не смогли. И лишь спустя шесть лет после пропажи узнали его историю.

Мичмана увел сосед. Пес его хорошо знал, доверял. Сосед надел намордник, цепь и за большие деньги продал уезжающему полярнику. На Таймыре Мичман ходил в упряжке, быстро стал вожаком, пользовался уважением нового хозяина. Но любви между ними не возникло.

Через шесть лет полярник вышел на пенсию и вернулся в Иркутск. Мичмана забрал с собой. Купил дом в совсем другом районе города, посадил собаку на цепь. Тут и наткнулись на него старые хозяева.

Не они узнали его, поседевшего, сурового. Он сам узнал их, мгновенно заскулил детским голосом. Потом целовал подошедших, извивался от полноты чувств.

Ошеломленный нетипичным поведениеем грозного и угрюмого пса, полярник венул его старым хозяевам безропотно, рассказал историю приобретения.

Мичман обежал старый двор, заглянул в дом и привычно лег на пороге, будто выходил на минуту.

Он стал медлительней и злей, но сохранил старые привычки, память о которых харнил бережно и любовно. И в первые же дни обеспечил русскую печь отличными дровами.

Ничего не подозревающий сосед пришел во двор через дня четыре. За те секунды, пока его оттаскивали, Мичман успел раздробить соседу кисть, изорвал лицо, грудь. И никто не стал его ругать за это.

Кстати, месть животного — явление не такое уж редкое. Слон, к примеру, может помнить обиду много лет и свести счеты с обидчиком самым суровым образом. Слониха Кинга из труппы дрессировщика Корнилова была списана и переведена в передвижной зверинец именно потому, что отомстила униформисту, который ее ударил, спустя год: она его прижала к стене и крепко покалечила. Волки, которые обычно не охотятся около своего логова, мстят ближайшим селам за уничтожение помета. Они режут домашних животных массами, нападают на собак, буквально обкладывают террором деревни, охотники которых убили их детей. В уссурийской тайге, где я служил, тигроловы отловили тигренка. Так наша боевая точка была поставлена на консервацию — тигрица ходила вокруг круглые сутки, угрожающе мяукая. Мы боялись даже выйти в туалет вечером. А отстреливать уссурийских тигров запрещено — они в Красной книге.

Поведение кошек мало чем отличается от поведения тигров. Владельцу не мешает выучить сигналы и знаки, при помощи которых кошка передает информацию. Это поможет избегать конфликтов. Пожалуй ни одно животное не умеет быть столь выразительной, как кошачьи. Телодвижения ее несут большой объем информации, все жесты ее исполнены скрытого (для незнающего) смысла. А уж голос! Сам Лещенко позавидует ее вокальным способностям.

По высоте тона звуки, издаваемые кошками, охватывают диапазон от 750 до 1520 Гц, причем состояния страха, боли, агрессии сопровождаются более низкими звуками, а удовлетворения, нежности или благодушия — более высокими. Переводя цифры в простые понятия, мы можем сказать что голос кошки с одной стороны приближается к ультразвуку, а с другой — к инфразвуку. (Кстати и слышит она в огромном диапазоне частот. Об этом вы прочтете в следующей главе).

Наиболее характерным звуком для кошек является мяуканье. Интересно, что дикие кошки мяукают только, будучи котятами, до определенного возраста, а затем мяуканье навсегда исчезает из «лексикона» дикой кошки. Домашняя кошка мяукает всю жизнь, но использует эти звуки только в общении со своими котятами и людьми, варьируя интонации своего «мяу» от нежного, еле слышного до требовательного и громкого. Тихое мяуканье кошка издает, общаясь с котятами или встречая вернувшегося домой хозяина, отвечая на его ласковые слова, обращенные к ней. Более требовательно звучит кошачье «мяу», когда она просит есть или зовет поиграть. Громкое и резкое мяуканье издают кошки, скучающие в одиночестве в пустом доме, а также испытывающие внезапную резкую боль или призывающие на помощь. При общении домашней кошки с посторонними котами мяуканье превращается в вопли, знакомые любому человеку, но с трудом воспроизводимые людьми с помощью привычных им звуков. Эти непередаваемые громкие звуки люди называют «кошачьим концертом», говоря при этом, что коты вопят, орут, воют и т. д.

Другим характерным звуком в кошачьем языке является шипение. Кошка шипит только в том случае, когда она напугана и не имеет возможности спастись бегством. Внезапно оказавшись в угрожающей для нее ситуации, рядом с серьезным препятствием, кошка громко фыркает и шипит, предупреждая, что готова защищаться. Загнанная в угол кошка часто прибегает к утробному урчанию, также предупреждающему окружающих о том, что она готова к отпору.

Практически во всех угрожающих ей ситуациях кошка старается избежать стычки с противником и по возможности спасается бегством. И только в том случае, когда кошка защищает своих котят или не имеет ни малейшего шанса скрыться от врага, она вступает в поединок. Характерно, что кошка обязательно предупреждает противников о своих намерениях и никогда не нападает исподтишка. Исключение составляет только нападение на добычу при охоте, которое, чтобы оказаться успешным, должно быть неожиданным и стремительным.

Уникальным звуком, который присущ только кошкам, является мурлыканье. Оно означает отсутствие у кошки всякой агрессивности. Человек воспринимает кошачье мурлыканье как воплощение умиротворенности и довольства, но кошки мурлыкают и в тех случаях, когда общаются между собой. Кошка-мать мурлыкает, подходя к гнезду с котятами и лежа рядом с ними, вылизывая детенышей при кормлении. Этим она успокаивает малышей и вызывает у них чувство защищенности и безопасности. Сосущие мать котята мурлыкают ей в ответ, показывая тем самым, что с ними все благополучно.

Еще один тихий и нежный звук, похожий на легкое щебетание, кошка издает, призывая котят к себе. Этой короткой трелью «мррм» кошки приветствуют и своих хозяев, очень часто сопровождая эти звуки трением головой о туловище и ноги человека.

Однако мурлыканье кошек в первую очередь является важнейшим элементом общения их друг с другом. При встрече двух котов мурлыканье одного из них означает покорность и подчинение другому, дружелюбное настроение, отсутствие агрессивных намерений.

Мурлыкают подросшие котята, подходя к взрослым котам и кошкам;

мурлыкают слабые и больные животные при встрече с более сильными. Во всех случаях мурлыканье является сигналом дружелюбия, расположения и отсутствия опасности.

Еще один сигнал, встречающийся в кошачьем языке, — это клацающий звук, издаваемый кошкой с помощью зубов. Кошки редко прибегают к нему, в основном при виде добычи, например птицы, сидящей на окне. Чаще всего этот звук используют и домашние, и дикие кошки, когда начинают учить подрастающих котят охоте. Означает этот звук приблизительно следующее: «Внимание! Вижу добычу!».

Звуки, издаваемые кошками, настолько разнообразны, что только человеку, постоянно живущему рядом с той или иной кошкой, в какой-то мере оказывается доступным понимание всех интонаций кошачьего языка, тем более, что кошки способны комбинировать издаваемые звуки в сложные выражения. Как и люди, кошки бывают молчаливыми и болтливыми, но даже кошка, редко издающая звуки, в полной мере использует другой не менее выразительный «язык» — язык мимики и жестов.

Начиная разговор о языке жестов, которым пользуется каждая домашняя кошка, хотелось бы подчеркнуть тот факт, что весь арсенал жестов, с помощью которых она так выразительно демонстрирует свои чувства и намерения, настроения и состояния, является врожденным и не совершенствуется в процессе ее роста и возмужания.

Котята рождаются с полным знанием правил поведения в любой ситуации и не нуждаются ни в учителе, ни в тренировке для того, чтобы соответствующим образом продемонстрировать окружающим свое отношение к происходящим событиям. Наблюдая за играми совсем маленьких котят, можно заметить, что в их движениях, позах и мимике есть все, что составляет язык жестов взрослой кошки. Игры с матерью, братьями и сестрами направлены лишь на то, чтобы натренировать мышцы, научиться как можно свободнее управлять своим телом и правильно хватать добычу.

Из всех домашних животных кошке присуща наиболее выразительная мимика. Это во многом обусловлено не только необычайной подвижностью всех частей мордочки и головы кошки, но и тем, что кошачьи глаза очень ярко выражают ее разные настроения и состояния.

Полузакрытые глаза кошки говорят о ее расслабленности и умиротворении, ленивое мигание показывает: кошка понимает, что окружающие люди говорят о ней. Широко раскрытые глаза выражают интерес или озабоченность, внимание к происходящему вокруг.

Если окружающая обстановка вызывает у кошки страх, то зрачки резко расширяются для того, чтобы животное могло получить максимум информации. Переход к агрессии у кошки сопровождается резким сужением зрачков и концентрацией внимания на предмете агрессии.

Не менее выразительны и уши кошки. Любопытство, интерес к тому, что происходит вокруг, кошка проявляет, поворачивая уши вперед и как бы нацеливая их на объект своего внимания. Она ловит малейшие звуки, анализирует их и реагирует соответственным образом. Подрагивание ушей означает, что происходящее вокруг ее не заботит.

Настороженность выражается тем, что уши становятся торчком. В случае опасности кошка поворачивает уши назад, предупреждая возможного противника о своей готовности к обороне. Прижатые уши должны продемонстрировать окружающим агрессивные намерения кошки, а «объявление войны» обозначается, помимо соответствующей позы, сильно отведенными назад и прижатыми к голове ушами.

Мимика кошки также включает в себя движения вибрисс, растягивание рта, оскаливание зубов, сморщивание носа и т. д. В результате морда кошки настолько явно выражает различные оттенки ее настроения, что просто невозможно не уловить любую зарождающуюся эмоцию, любое изменение ее состояния, не говоря уже об откровенном выражении страха или агрессивности.

Кошки вообще очень откровенны в выражении своих чувств. Любое свое действие они предваряют соответствующей позой, мимикой и звуками. Особой выразительностью при этом отличаются движения кошачьего хвоста, по которым, даже не видя выражения кошачьей морды, можно однозначно судить о состоянии и намерениях животного. Поднятый вверх хвост всегда свидетельствует о дружелюбии и хорошем настроении кошки. С высоко поднятым хвостом она трется о ноги хозяина, приветствует хороших знакомых и не враждебных ей животных, приглашает к игре, удовлетворяет свое любопытство. У настороженной кошки хвост опущен и взъерошен, шерсть на нем стоит дыбом. Зажатый между задними лапами хвост означает капитуляцию, которая, впрочем, может легко смениться агрессивностью, если кошка посчитает, что ее капитуляция не принята и ей остается только прорываться с боем. Агрессивность демонстрируется прямым и направленным строго назад хвостом. Кошка предупреждает противника, что она собрана и готова к любой неожиданности. Подрагивание кончика хвоста означает, что напряжение нарастает, а яростные, резкие движения хвоста, хлещущего по бокам кошки, говорят о крайней степени ярости и готовности к жестокой битве. Если же кошка лениво и размеренно шевелит хвостом то в одну, то в другую сторону — это свидетельствует о благодушном, удовлетворенном состоянии.

Хвостики котят, почти постоянно находящиеся в вертикальном положении, символизируют их приветливость, любопытство, интерес к окружающему миру, а также подчиненность матери, хозяевам или другим обитателям дома или двора. Испуганный котенок немедленно опускает хвост и по возможности распушает его. И лишь повзрослев, почувствовав силу, котята начинают с помощью хвоста демонстрировать предупреждение, агрессивность и готовность к драке.

Необычайно выразительны и позы кошки — грациозные, пластичные и абсолютно недвусмысленные.

Поза кошки не только выражает ее собственное состояние, но и зависит от того, кому она адресована. Например, предупреждение противнику в виде угрожающей позы — это непременный атрибут любой кошачьей атаки или защиты. Но угрожающая поза, адресованная собаке или другому опасному противнику, очень отличается от позы, с которой кошка встречает агрессивно настроенного соплеменника или кого-либо из хозяев, переступивших границу дозволенного.

Классическая поза угрозы у кошки позволяет ей выглядеть более крупной и внушительной в глазах врага, чем это есть на самом деле. Все четыре лапы кошки напряженно вытянуты, она как бы стоит на цыпочках, спина выгнута горбом, хвост отогнут немного в сторону, причем шерсть на спине и на хвосте стоит дыбом. Угроза дополняется соответствующей мимикой: уши прижаты к затылку, нос сморщен, уголки рта оттянуты назад. Кошка утробно урчит и периодически шипит, оскаливая клыки.

Как и любое животное, кошка отлично оценивает так называемую «дистанцию бегства»

и «дистанцию агрессии». Если противник приблизился к кошке на расстояние, на котором она перестает себя чувствовать в безопасности, то она угрожающей позой показывает свои серьезные намерения, но к активному нападению не переходит, спасается бегством. Своей позой в этом случае она как бы говорит: «Я вовсе не легкая добыча, лучше оставь меня в покое!» Но если предупреждение не подействовало, и противник продолжает приближаться к кошке, а она не может обратиться в бегство, то кошка бросается в атаку, лишь только противник нарушит дистанцию агрессии.

Нападение кошки всегда стремительное, имеющее целью ошеломить противника и получить возможность скрыться, спасаясь бегством. Исключение составляет кошка-мать, защищающая свое потомство. Для нее дистанция агрессии совпадает с пределами видимости., В этом случае она не ждет, пока враг окажется в пределах досягаемости, а бросается ему навстречу. При этом кошка принимает позу, которую практически не использует, к ней разве что прибегают маленькие котята в своих играх. Кошка подпрыгивает на всех четырех лапах, прямых и вытянутых, оставаясь постоянно повернутой к противнику одним и тем же боком. Вздыбленная шерсть и отодвинутый чуть в сторону хвост еще больше увеличивают размеры кошки. Эта поза означает готовность сражаться насмерть, пожертвовать жизнью, но ни при каких условиях не обратиться в бегство. Готовая к самопожертвованию кошка практически непобедима, и даже крупные и сильные противники пасуют перед отчаянной яростью кошки, защищающей своих малышей.

Совсем иначе выглядят угрожающие позы кошек, собирающихся померяться силами друг с другом. В этом случае они менее угрожающие, кошки практически не горбят спину и не топорщат шерсть, а лишь слегка распушают ее на холке и хвосте. Не соблюдая дистанцию, они стоят на вытянутых ногах нос к носу, урча и завывая. В этой позе кошки удивительно долго сохраняют неподвижность, пытаясь подавить боевой дух противника.

Лишь редкие удары хвостом указывают на то, что в любую минуту может последовать атака.

Не менее выразительны и позы, принимаемые испуганной кошкой в том случае, когда по каким-либо причинам она не собирается вступать в поединок с противником, а просто хочет, чтобы ее оставили в покое. Элемент угрозы, безусловно, присутствует и в этом случае, но всем своим видом кошка дает понять, что предпочитает бегство, а не силовой контакт.

Такие позы сочетают в себе знаки покорности и элементы угрозы и означают, что кошка недовольна своим положением, раздражена и ищет возможность скрыться. Если раздражающий фактор не исчезает, а спрятаться негде, то кошка вжимается в пол, прижимая уши к затылку, и злобно дергает хвостом. Эта поза сопровождается утробным ворчанием и шипением. Если ситуация не разрешается мирным путем и сбежать кошке по-прежнему не удается, то она ложится на бок, выставляя перед собой одну из передних лап с выпущенными когтями, и оскаливает зубы. Если же и это не останавливает нападающего, то кошка принимает позу отчаяния: она ложится на спину, выставляя навстречу противнику все четыре лапы с выпущенными когтями и широко оскалив все зубы, демонстрируя сразу все оружие, которым она располагает. Такая поза часто бывает характерна для кошки в кабинете ветеринара, на судейском столике на выставке или при попытке владельца кошки провести какие-нибудь малоприятные для нее процедуры.

Во взаимоотношениях с людьми кошки редко реализуют самые откровенные и яростные свои угрозы, да и то не в полную силу. Проживание длительное время под одной крышей с человеком выработало у кошки запреты, тормозящие ее агрессивность, благодаря чему домашние кошки крайне редко пускают в ход весь свой арсенал зубов и когтей против живущих с ними в доме людей. Совсем иное дело, если кошке угрожает совершенно посторонний человек, а хозяина рядом нет. В этом случае кошка будет защищаться отчаянно и может серьезно травмировать посягающего на нее человека.

Не менее выразительными являются и позы, с помощью которых кошки выражают удовлетворение, благодушие и расслабленность. Наиболее яркой демонстрацией этого состояния является поза, в которой кошка расслабленно лежит на боку или на спине, показывая свой незащищенный живот. Ее лапы при этом раскинуты в сторону, их подушечки могут сжиматься и разжиматься, когти глубоко спрятаны. В умиротворенном состоянии глаза у кошки полузакрыты, зрачки сужены. Такая поза должна показать окружающим, что кошка полностью им доверяет. Это положение характерно и для кошки-матери, когда ее котята играют рядом с ней, таская ее за хвост, уши и лапы. Всем своим видом мать дает детенышам знать, что можно спокойно предаваться игре, не обращая внимания на окружающую обстановку. Такую же позу принимает кошка, разомлевшая на солнышке или вблизи источника тепла.

Очень интересно кошка проявляет свою нерешительность. Состояние неуверенности кошка всегда сопровождает вылизыванием своей шкурки. Чем решительнее движения кошачьего язычка, тем более сложную задачу про себя решает кошка в этот момент.

Вылизывание успокаивает ее, нейтрализует зарождающуюся злобу и желание проявить агрессивность. Наблюдая за разозленным животным, можно заметить, что при первых признаках нормализации обстановки, вызвавшей у кошки раздражение, она начинает вылизываться, тем самым снимая напряжение. Кошка часто вылизывает своих детенышей, других животных, живущих с ней под одной крышей. И это всегда знак расположения и призыв к спокойствию. Расположение к людям кошки выказывают иначе. Кошка трется мордой и всем туловищем о человека, оставляя на нем свои пахучие метки и заявляя тем самым о своем праве на этого человека.

Глава 9. КОШКА И ДРУГИЕ ЖИВОТНЫЕ Бог сотворил кошку для того, чтобы у человека был тигр, которого можно погладить.

Виктор Гюго Независимость и своенравность кошки очень ярко проявляются в ее взаимоотношениях с другими животными, постоянно обитающими рядом с ней. Безусловно, чаще всего кошка оказывается единственным животным в доме, но все же иногда человек не прочь видеть рядом с собой и собаку, а также птиц, хомячков или морских свинок, рыбок или черепах и т. п. Еще более заселенным бывает загородное подворье, где между животными устанавливаются совершенно иные отношения, чем в городской квартире. Отношения кошки с другими животными во многом определяются тем, кто из них первым появился в доме.

Если кошка является старожилом, то она долго и упорно будет защищать свою территорию от пришельца — другой кошки или собаки. Возраст и пол появившегося конкурента никакой роли не играют. В том случае, если кошку приносят в дом, где уже обосновались другие «жильцы», ей приходится доказывать свое право на пребывание в нем и отвоевывать себе территорию.

Птицы, рыбки, кролики, хомяки и подобные им живые существа всегда будут восприниматься кошкой как объекты охоты, причем это положение никогда не изменится с течением времени. Исключение представляют собой лишь ситуации, когда кошка, потерявшая котят, усыновляет детенышей других животных, либо когда котенок с первых дней жизни растет рядом с другим малышом.

Владельцам кошки следует иметь в виду, что ее охотничий инстинкт постоянно будет побуждать хищницу охотиться на живущих рядом с ней птиц или грызунов. Угроза наказания, безусловно, может заставить кошку делать вид, что ей безразличны попугай, канарейка, хомячок или другая потенциальная добыча, но при первом же удобном случае кошка не упустит своего и настигнет жертву. Владельцам мини-зоопарка на дому следует не только всегда заботиться о безопасности потенциальных объектов кошачьей охоты, но и помнить о том, что постоянное присутствие кошки вызывает у птиц состояние непрерывного стресса, поскольку инстинкт постоянно напоминает им об опасности. Если кошка имеет возможность вплотную подбираться к клетке с птицами, то раньше или позже они непременно погибнут от болезней, вызванных стрессом, даже если и не будут застигнуты врасплох и погублены кошкой. То же самое относится и к маленьким грызунам, поскольку никакое воспитание не в состоянии истребить охотничьи замашки кошки.

Опасны кошки и для птиц, живущих в дикой природе, особенно это касается птиц, живущих рядом с человеком: синиц, скворцов, воробьев и т. п. Немногие кошки удачно охотятся на взрослых птиц, хотя среди них встречаются и умелые охотники — «специалисты» по птицам. Чаще всего кошки просто разоряют птичьи гнезда,* поэтому владельцу сада, желающему привлечь как можно больше пернатых санитаров, следует развешивать скворечники, дуплянки и кормушки для птиц в недоступных для кошки местах, а в период выведения птенцов желательно ограничивать ее перемещения по саду. Страсть кошки к охоте на птиц может быть опасной и для самой кошки. Городские кошки очень любят подкарауливать птиц, сидящих на балконах или карнизах окон. Нередко это заканчивается резким, мощным броском, в результате которого кошка оказывается на самом краю карниза, зацепится за который она уже не в состоянии. В таком случае охота приводит к падению кошки с большой высоты, чреватом для нее увечьями, а то и гибелью.

КОШКА И СОБАКА Взаимоотношения кошки и собаки, живущих под.одной крышей, могут варьировать от абсолютного безразличия друг к другу до самой тесной и самоотверженной дружбы. Собака и кошка, принадлежащие одному хозяину, никогда не будут пребывать в состоянии долгой и активной вражды, поскольку собака очень быстро начинает воспринимать кошку как имущество, принадлежащее хозяину, а кошка собаку — как элемент окружающей обстановки, от которого лучше держаться подальше, как и от горящей плиты, ревущего пылесоса и т. п.

Раньше или позже между кошкой и собакой возникает если не дружба, то по крайней мере взаимопонимание, затем появляется стремление сообща защищать свою территорию от посторонних. Через некоторое время может возникнуть потребность в совместных играх, прогулках, отдыхе и сне. Для всего этого требуется длительное время, ведь помимо всего прочего язык жестов, звуков и поз у кошки и у собаки совершенно не совпадает, более того — нередко одни и те же движения означают прямо противоположное. Так, например, виляние хвостом у собаки означает радость и дружелюбие, а интенсивное, резкое хлестани хвостом по бокам — полный восторг. У кошки точно такие же движения хвостом означают, наоборот, недовольство, переходящее в ярость. Поднятая передняя лапа собаки означает мирные намерения, а кошки поднимают переднюю лапу, демонстрируя намерение атаковать.

В других внешних проявлениях своих чувств собаки и кошки также мало похожи друг на друга, поэтому первые контакты взрослой кошки и собаки вряд ли могут закончиться миром. Дальнейшее их развитие зависит от характеров кошки и собаки, их темперамента, особенностей породы и т. п. В конце концов они будут вынуждены терпеть присутствие друг друга, а с течением времени между ними возможно возникнет взаимная привязанность.

Если собака и кошка появляются в доме одновременно в самом юном возрасте, то их отношения обычно развиваются весьма стремительно, поскольку ни котенок, ни щенок еще не имеют преимущества в территориальных притязаниях и в праве на хозяина. Кроме того, природная игривость и любопытство, столь свойственные подрастающим животным, заставят их быстро вступить в контакт и приступить к игре. Немаловажно и то, что в отсутствие хозяев вдвоем им теплее, уютнее и безопаснее спать и отдыхать.

Кошка и собака, растущие вместе с младенческого возраста, безусловно, будут крепко привязаны друг к другу. Впоследствии они непременно станут вместе выхаживать потомство, защищать друг друга, скучать в разлуке и бурно выражать радость при встрече.

Тем не менее следует помнить, что эти чувства не распространяются на других собак и кошек. Киска, вылизывающая морду «своей» собаки, непременно вцепится в чужую собаку, если та окажется на ее территории.

Приобретая кошку в дом, где уже живет собака, или принося собаку во владения кошки, желательно некоторое время подержать животных в разных помещениях. Не торопитесь свести их вместе, дайте возможность новичку освоиться с незнакомой обстановкой, а старожилу привыкнуть к новому запаху, оставляемому новоселом. Через некоторое время поменяйте кошку и собаку местами, чтобы запахи друг друга стали для них привычными.

Первые контакты будущих друзей должны быть чисто ознакомительными, по возможности краткими и, безусловно, в присутствии и под контролем хозяев. Следует учитывать, что кошки очень ревнивы, поэтому в том случае, если в доме, где уже живет кошка, появилась собака, то больше внимания нужно уделять именно кошке. Тоща появление собаки она свяжет не с ухудшением отношения к ней, а напротив — с большим вниманием и лаской со стороны хозяев.

В том случае, когда в доме жила взрослая кошка или собака, а новоселом является котенок или щенок, отношения между ними могут развиваться совершенно непредсказуемым образом. Хозяевам следует быть готовым и к тому, что по отношению к новичку может быть проявлена агрессия, чреватая тяжелыми травмами и даже гибелью малыша. Утверждения, что взрослые животные никогда не трогают малышей, далеко не всегда оказываются правильными, и при первой их встрече нужно быть готовым к любым неожиданностям.

Нередки случаи, когда после первой настороженной встречи взрослое животное воспринимает появившегося в доме малыша как своего детеныша, а тот, в свою очередь, считает взрослую кошку или собаку своей новой матерью. В этом случае между животными возникает длительная и невероятно трогательная привязанность, сохраняющаяся на весь период их совместной жизни.

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ КОШЕК МЕЖДУ СОБОЙ Как ни странно это звучит, но наиболее сложным процессом является налаживание взаимоотношений между кошкой, уже проживающей в доме, и новой, только что приобретенной. Дело в том, что при всей своей независимости и активном стремлении к самостоятельности кошки, живущие вместе, придерживаются строгих правил во взаимоотношениях между собой. В кошачьем обществе устанавливается строгая субординация и соответствующие правила поведения каждой кошки. Даже если в доме живут всего две кошки, вряд ли их права будут равными. Одна кошка (или кот) непременно будет главной, а все остальные окажутся в подчиненном положении.

Кошки вообще любят держаться группами, хотя каждая из них имеет свою территорию обитания. В любой группе животных — будь то целые выводки кошек на загородном подворье или несколько кошек, живущих по соседству на даче, кошки, проживающие в одной квартире, или группа бездомных животных, облюбовавших подвалы многоэтажного дома, — всегда существуют особая иерархия, неукоснительно соблюдающиеся ритуалы и нормы поведения. Всякие попытки нарушить заведенный и установившийся порядок пресекаются главной кошкой, поддерживаемой остальными. Появление нового животного расстраивает всю четкую схему взаимоотношений в группе. Для новой кошки в ней не находится места, а поэтому она должна завоевывать право находиться среди кошек старожилов, занимая определенную ступень в иерархии.

Кошка, живущая в семье в единственном числе, воспринимает всех домочадцев как членов своей группы. Появление же новой кошки нарушает сложившуюся систему взаимосвязей и требует от кошки-старожила принятия адекватных мер противодействия — изгнания чужака или определения его места в стае на самой низкой ступени иерархии.

Новой кошке, появившейся в доме, придется доказывать свое право на территорию, которую кошка или группа кошек, живших в доме до нее, считает своей. В том случае, если характеры старожилов достаточно покладисты, то между кошками довольно быстро наладятся более или менее мирные отношения. Но, к сожалению, если главная кошка или кот по натуре агрессивны и деспотичны, то взаимопонимания между кошками может и не наступить. В этом случае каждая из сторон будет до тех пор отстаивать свои права в жестоких драках, пока обстоятельства не вынудят одного из соперников покинуть территорию.

Именно поэтому лучше всего либо одновременно, либо с незначительным интервалом принести в дом двух или нескольких котят, либо оставить котят от приплода уже живущей в доме кошки. Последний вариант наиболее разумен, поскольку субординация малышей будет формироваться сама по себе в процессе их роста и взросления. В такой группе кошек главной всегда будет кошка-мать, чьи права на превосходство никем не будут оспариваться.


Все остальные кошки (ее дети), живущие в доме, могут занимать подчиненное положение, а по строгим кошачьим правилам кошки более низкого ранга практически никогда не противоборствуют между собой.

Для кошек одним из самых важных источников получения информации является обоняние. Кошки-родственницы имеют схожий запах, поэтому они значительно легче вступают в общение и налаживают взаимные контакты. Живущая в доме кошка быстрее свыкнется с вновь появившейся, если та будет взята из родственного семейства, чем если это будет совершенно посторонняя кошка. Собираясь держать в доме двух кошек, следует задуматься, достаточно ли велика предоставляемая им территория. Даже очень дружно живущие кошки-родственницы стараются не посягать на территорию друг друга. Это касается и мест общего пользования. У каждой кошки должен быть свой туалет, своя посуда для корма и воды, своя подстилка или коробка. У каждой кошки должна быть возможность большую часть дня проводить в принадлежащем только ей домике. Если из-за тесноты в доме кошкам вынужденно приходится постоянно посягать на территорию друг друга, то это, несомненно, будет выливаться в стычки и драки, не утихающие с течением времени.

КОШКА И ЧЕЛОВЕК Представление о том, что кошка обычно слабо привязывается к людям, не имеет под собой никаких оснований. Несмотря на независимый характер, привычку приходить и уходить из дома, когда ей вздумается, самой определять нужен ли ей контакт с человеком или нет, кошка накрепко привязывается к людям. Более того, она отдает явное предпочтение одним членам семьи и в большей или меньшей степени игнорируют других. Привязанность кошки к человеку может быть очень сильной и прочной. Хорошо изучены случаи, когда, потеряв своего хозяина, кошка быстро угасала от тоски или покидала опустевший без него дом.

Кошки очень чутко реагируют на любые оттенки во взаимоотношениях с человеком.

Они прекрасно распознают, кто из окружающих людей искренне их любит» и тянутся именно к этим людям. Человеку кажется, что это он выбирает себе кошку, но на самом деле именно кошка решает, за кем она будет признавать старшинство и кому будет подчиняться.

Кошки слывут независимыми и сдержанными в проявлении чувств, поэтому завоевать их расположение очень нелегко. Недостаточно только кормить кошку, держать в тепле и заботиться о ее здоровье. Необходимо хорошо изучить проявления ее характера, научиться понимать ее настроение, побольше времени уделять играм с ней и при этом не жалеть ласковых слов и прикосновении.

Основы тесного эмоционального контакта между кошкой и ее хозяином закладываются в самые первые дни, проведенные ими вместе, а отношения в будущем в очень сильной степени определяются первыми впечатлениями кошки при встрече с человеком. Лучший способ завоевать любовь и доверие кошки — это вырастить ее самому, взяв в дом 4—7 недельного котенка» поскольку легче всего контакт с хозяином налаживается у котят в возрасте от 2 до 7 недель. В этот период они достаточно легко меняют свою кошачью маму на человека, если он часто ласкает их, разговаривает с ними спокойным и тихим голосом, подолгу держит на руках. Именно в эти первые месяцы жизни и возникает та привязанность к человеку, о которой мечтает каждый владелец кошки.

Взяв в дом взрослую кошку, нужно быть готовым к тому, что тесный контакт с ней не возникнет никогда, особенно если предыдущие хозяева уделяли кошке не слишком много внимания. И совершенно безнадежным является вариант одомашнивания кошки, родившейся и выросшей на воле. Только в редких, исключительных случаях, затратив неимоверное количество физических и душевных сил, можно будет достичь более или менее удовлетворительного результата.

Очень часто кошка, живущая в доме, откровенно отдает предпочтение только одному из всех живущих рядом людей. С этим человеком она может быть покладистой и нежной, в то время как с другими членами семьи в контакт вступает не слишком охотно. Может случиться, что кого-то из домашних кошка откровенно невзлюбит и свою неприязнь станет проявлять при каждом удобном случае. Иногда трудно распознать, что является причиной такого отчуждения, но преодолеть его можно только терпением и лаской.

Во взаимоотношениях человека и кошки необходимо учитывать еще один важный и интересный момент. Дело в том, что на своей территории кошка находится в контакте со своим хозяином, располагаясь на любом расстоянии от него. Более того, она способна определить приближение дорогого ей человека, когда дистанция между ними весьма значительна. Очень показательным является и то, что кошки узнают о возвращении своих хозяев, когда еще нет никаких явных признаков их приближения к дому. Тонкость чувств позволяет кошке, находящейся в привычной для нее обстановке, распознавать характеризующие хозяина звуки и запахи на совершенно недоступном для органов чувств человека расстоянии. Но в том случае, когда кошка вместе с владельцем оказывается в незнакомой обстановке, контакт с ним теряется уже на расстоянии 2—5 метров. Владелец кошки, которая в домашней обстановке исключительно послушна, с готовностью выполняет команды «Ко мне!» или «Стоять!», должен быть готов к тому, что в незнакомой обстановке, на чужой территории его кошка перестанет реагировать на призывы, не будет поддаваться на уговоры. Более того, удалившись на значительное расстояние, кошка начинает вести себя настороженно и агрессивно по отношению к хорошо знакомым, любящим ее людям. Это связано с тем что оказавшись на чужой территории, кошка все свое внимание концентрирует на готовности отстаивать свои права на нее, ловит малейшие запахи и звуки, говорящие ей о других обитателях незнакомой местности, и мобилизуется. Поведение кошки становится совершенно диким, а контакт с хозяином полностью утрачивается. Чувство опасности и страх перед неизвестностью вытесняют у нее доверие и привязанность к человеку. Именно поэтому, перевозя кошку в незнакомое место, лучше всего первое время держать ее на поводке, давая возможность ознакомиться с окрестностями, не теряя при этом контакта с ней. Только после того, как кошка полностью освоится в новых условиях, ей можно предоставить полную свободу.

Потеря контакта может возникнуть и в стрессовой ситуации, например во время визита ветеринара. Кошка может стать абсолютно неуправляемой, даже находясь на руках у своего хозяина, поскольку страх подавляет у нее все другие эмоции. В этом случае только устранение причин, вызвавших у кошки стресс, позволяет восстановить контакт с ней.

Особого внимания заслуживает вопрос о взаимоотношениях кошки с детьми, живущими в доме. Как правило, кошки хорошо ладят с маленькими детьми. Если они с пониманием относятся к потребностям кошки, учитывают ее состояние и настроение, не воспринимают кошку как одну из своих многочисленных игрушек, то обретают в ней неутомимого и изобретательного товарища в детских играх. Ребенку необходимо объяснить, что даже если кошка поранила его, то ни в коем случае нельзя учинять над ней расправу, поскольку этим навсегда будет разрушено взаимопонимание и дружба между ними.

Маленьких детей кошки часто опекают, хотя в некоторых случаях при неправильном поведении хозяев могут испытывать к малышам ревность и, соответственно, неприязнь. Дети более старшего возраста зачастую находят в кошке ласкового, преданного друга, с которым делятся своими огорчениями и заботами. Особенно часто такие взаимоотношения с кошкой возникают у детей, обделенных вниманием взрослых или по каким-то причинам неуверенных в себе.

Принося в дом кошку, взрослые должны позаботиться о том, чтобы дети находили время не только для игры с ней, но и для повседневного ухода за животным. Однако если ребенок категорически отказывается брать на себя какие-либо заботы о кошке, то ни в коем случае не следует его принуждать к этому. Принуждение может вызвать негативное отношение к ни в чем не повинному животному, на котором ребенок будет исподтишка срывать злость в отсутствие взрослых. Все это может кончится тем, что и кошка «сорвет злость» на нем. Гораздо лучше дать возможность детям попробовать научить кошку простейшим командам или обучить каким-нибудь трюкам, если, конечно, они вообще проявляют интерес к ней.

Безусловно, если кошка появилась в доме по желанию ребенка, следует заранее объяснить ему, что для кошки хорошо, а что вредно. Неплохо также обговорить, какие обязанности по уходу за кошкой будут возложены на ребенка. Если же инициатива приобретения кошки исходила от взрослых, то нужно сделать все возможное, чтобы пребывание этого гордого, умного и ласкового зверька доставляло только радость и удовлетворение всем членам семьи — от мала до велика.

Глава 10. ДРАКА ЗА ДАМУ СЕРДЦА Не важно, сколько кошек дерется, всегда кажется, что дерется их много.

Авраам Линкольн После того как партнеры наметились, самец начинает ухаживать за самкой.

Ухаживание определяется большим набором инстинктивных программ, причем многие из них сходны у разных видов. Например, программа «отделения». Самец стремится отделить избранницу от других, увести ее с тока. (Термин «ток», «токование» означает территорию ухаживания, место, где происходит турнир за даму, и может относится не только к животным). Очень важно изолировать ее от других самцов, и поэтому он им угрожает, атакует их.

У многих общественных животных «отделение» заканчивается тем, что остальные самцы признают пару, а к отделенной самке теряют интерес. С этого момента иерархическое положение самки в группе зависит от положения ее самца: если у него оно высокое, то и у нее высокое, а если у него низкое, то и у нее низкое. Не удивительно, что самки предпочитают самцов высокого иерархического ранга.


У территориальных видов самец показывает самке свою территорию, и чем она лучше, тем больше он нравится самке, а самец без территории для нее как бы вообще не самец. В этот же период самка проверяет агрессивность самца, провоцируя стычки с соперниками.

Поведение парней подсознательно следует сходным программам. Девицы тоже подсознательно провоцируют поклонников к стычкам по пустякам. Мальчишки дрались и в более юном возрасте, но делали это в отсутствие девчонок и по иным причинам: за иерархический ранг, за охраняемые территории.

Установка самца — как можно быстрее пройти все этапы ухаживания. Но у самки противоположная установка: растянуть его. В этом есть большой биологический смысл. У самца сотни миллионов гамет (половых клеток), их «не жалко», и его задача — пристроить как можно больше гамет как можно большему числу самок. У самки гамет мало, и ее задача — выбрать для их оплодотворения наилучшего самца, хорошо его проверить, а если он нужен для ухода за потомством, то и покрепче к себе привязать.

Еще одна широко распространенная у самцов программа — «сопровождение». Самец стремится всюду следовать за самкой, чем бы она ни занималась. Она то принимает «сопровождение» благосклонно, то пытается убежать (обычно не слишком быстро). При этом она зачастую выбирает опасный путь. Подобным образом проверяется поведение самца в критических ситуациях. Влияние таких программ на поведение людей очень заметно.

Догонялки влюбленных любят изображать кинематографисты.

Во время ухаживания происходит инверсия (переворачивание) доминирования: на время ухаживания самец демонстративно подчиняется самке. Если вначале он казался страшноватым, таящим опасность, то теперь выглядит совсем ручным. Мужчина под действием этой программы встает на колени, терпит ритуальные побои, выполняет любые поручения, клянется всю жизнь носить на руках, достать звезды с неба, по первому требованию прыгнуть с моста и т. п. Врет ли он? Объективно говоря — да. Звезд он никогда не достанет. Женщина, предлагая ему совершить подобные подвиги, интуитивно проверяет, произошла ли внутри него инверсия в самом деле, или он только притворяется.

Самки многих видов проверяют и как хорошо самец будет обеспечивать пищей ее и потомство. Для этого есть специальная программа: самка начинает изображать из себя детеныша. У многих воробьиных птиц она для этого втягивает голову, приседает, опускает крылья, трепещет ими и пищит по-птенцовому. От самца требуется в ответ изобразить кормление. Одни виды отрыгивают пищу из зоба и кормят самку, другие — ограничиваются слюной, третьи — просто касаются ртом рта (это называется «ритуальное кормление»).

Поганки ныряют за рыбкой и подносят ее самке. Нет рыбки — подносят траву со дна.

Шалашниковые птицы подносят ярких насекомых, цветы, разные необыкновенные предметы.

Во время ухаживания женщины тоже часто начинают изображать из себя маленьких и беспомощных, лепетать детским голоском, применять к себе уменьшительные эпитеты.

Добиваются подарков, любят, чтобы их угощали. На дорогие подарки и рестораны клюют, как рыба на блесну. Кстати, поцелуй — одна из форм ритуального кормления.

Ночные свадебные оргии вольных котов и кошек во все века и во всех уголках земного шара вызывали и вызывают бурное возмущение сонного человечества: «Боже праведный, ну почему так вопят под моими окнами эти твари? Мяучат, визжат, сладострастничают.

Спасибо хоть не рычат…» Эти строки написаны совсем недавно в Израиле актером и режиссером Михаилом Козаковым в его «Актерской книге». Какими только эпитетами не сопровождается их брачный зов — грубый, завывающий, содрогающий, жуткий, визгливый, отвратительный, дикий ор… Да, свадьбы очень шумные. Но вам полегче, у вашей кошки только одни жених.

Самое главное, чтобы кошке он приглянулся, чтобы она его не отвергла. Взаимный интерес имеет исключительно важное значение в личной жизни кошек, без него брак просто напросто не состоится. Если они не знакомы, дайте им время для привыкания и проследите, чтобы период жениховства обошелся без драк.

Самцы готовы покрывать кошек и любое время, хотя ник активности, как и у многих других видов животных, приходится на первые месяцы года, особенно на февраль-март, а затем — на летний период. В сезон половой активности самки приходят в охоту несколько раз и у каждой из них устанавливается свой индивидуальный цикл (в среднем он составляет 14—21 день).

Наиболее частые психические расстройства у кошек происходят именно тогда, когда человек выступает против природы, не дает кошке удовлетворить очень сильный для них инстинкт — инстинкт продолжения рода.

И не только у кошек, хотя собаки все же переносят вынужденное безбрачие спокойней.

Иногда на смену брачным играм у таких, вынужденно лишенных нормального существования, животных приходит ЗАМЕЩАЮЩЕЕ ПОВЕДЕНИЕ. Оно может выразиться и в агресси против человека.

Замещающее поведение широчайше распространено среди животных. Два петуха конфликтуют. Драки не миновать.

Один напирает, а другой боится драться, но и отступить не хочет. И в самый драматический момент он вдруг начинает клевать мнимые зерна. Забияка растерян: пищевое поведение второго петуха совсем не агрессивно, драться не с кем. Попробуйте давать ребенку задачи возрастающей трудности или затейте неприятный для него разговор, принудите его делать что-нибудь скучное. И вдруг — экая бестия! — он неожиданно переключит ваше внимание на другое. Что-нибудь спросит, увидит что-то за окном, уронит что-то на пол, а то и скажет, что звонят в дверь. Иногда он кажется не по возрасту хитрым, находчивым, лживым. Но пока все это не он придумал — сработала, спасая его из сложной ситуации, программа замещающего поведения. В таких ситуациях некоторые насекомые ведут себя не менее хитро. Некоторые ученые считают, что ложь, такое, если вдуматься, странное поведение столь точной машины, как мозг, имеет в основе своего формирования программы замещающего поведения.

У собак замещающее поведение очень похоже на детское. Даже этолог, прекрасно знающий, как проявляются инстинктивные программы, часто затрудняется, к чему отнести те или иные действия собственной собаки. Когда ваш четвероногий друг, перед тем как лечь, скребет лапой паркет (это сработала начальная часть врожденной программы — образование центральной ямки в траве и земле), а затем, изогнувшись дугой, крутится на месте (это следующая часть программы — примятие травы в форме лунки), то все ясно: ваша собака полностью перешла на инстинктивное поведение. Ведь она прекрасно видит, что никакой травы вокруг нет, а в том, что паркет бесполезно рыть лапой, убеждалась сотни, раз. Но вот когда та же собака, чтобы прекратить ваше скучное для нее занятие, вдруг бросается с лаем к калитке во дворе или к входной двери в доме, изображая, что пришел кто-то посторонний, и не успокаивается, пока вы не прекратите свое скучное занятие и не займетесь ею, очень трудно понять, хитрый это замысел или замещающее поведение.

Когда дипломаты двух стран, получив инструкцию затягивать переговоры, годами на полном серьезе обсуждают вопрос о протоколе и повестке дня, возможности программы замещающего поведения проявляются в полном блеске.

Животные появляются на свет с набором врожденных программ о том, как охотиться, избегать врагов, строить гнезда… И что нужно делать, чтобы оставить после себя потомство.

Когда программа востребуется всерьез, ее неумелое исполнение может стоить жизни. Как же узнать заранее — полноценная или нет досталась мне программа, смогу ли я сделать все правильно? Для этого природа создала игровое поведение. Играя, детеныши проверяют и тренируют свои программы. Играют в охоту, в убегание от хищника и… в половое поведение. Вы и сами, наверное, видели, как «ездят друг на друге», изображая спаривание, телята, щенки или котята. В играх партнеры меняются ролями, осваивая не только свое поведение, но и поведение партнера. В опытах на мартышках выяснилось, что, если им в детстве не дают играть, они вырастают пугливо-агрессивными, с трудом образуют пару и плохо заботятся о потомстве.

Глава 11. ПОЧЕМУ СОБАКИ ОЗВЕРЕЛИ?

В Надыме участились случаи нападения бездомных собак на людей. Население связывает это с тем что помойки оскудели и северные псы лишились обильных прежде объедков. В июне 1999 года в поселке при надымской компрессорной станции произошла трагедия — стая одичавших собак загрызла четырехлетнего мальчика.

«Надымский вестник»

Но если в Надыме собаки озверели, то в рабочем поселке Ухолово Рязанской области гуси «осатанели» — птице здесь не больно сытно: нет прежних отходов обильных, что отличало раньше всякий населенный пункт российской глубинки. Ввиду бескормицы находчивые хозяйки стали выпускать их на «вольные хлеба». Голод — не тетка, он вынуждает живность нападать на почтальонов и подзаборных собак. Да притом поклевывать пребольно. Дело дошло до того, что поселковая администрация решилась пойти на крайние меры: «клюнуть» птичьих хозяев… штрафом.

Когда в социальной группе животных, этой глубочайше ритуализованной и канонизированной инстинктивными программами системе, родится детеныш, он сразу встраивается в нее на заранее отведенное ему место. Он растет, развивается и ведет себя согласно заложенным в нем программам, а члены общества адекватно реагируют на него по своим врожденным программам. Программы взаимно притерты естественным отбором на весь период детства.

Но вот с половым созреванием оно кончилось, и кончились взаимные программы детского периода. Родитель, вчера еще такой добрый и терпеливый, теперь при малейшем проявлении фамильярности показывает зубы. Достается и от других взрослых. То общество, каким видел его детеныш изнутри, для него как бы захлопнулось. Настал новый этап.

Молодым животным предстоит встраиваться в систему взрослых отношений, в которой для начала им отведен самый низкий ранг.

Более того, система может в них пока не нуждаться, и их будут изгонять: в одних случаях решительно, в других — только демонстративно. Кому-то может повезти: одна взрослая особь погибла, кто-то из старших занял ее место, освободив свое, которое, в свою очередь, тоже занял кто-то из «стариков»;

но место, высвободившееся в самом низу пирамиды, досталось в конце концов молодому. Остальным не повезло.

На этот случай есть две программы. Первая — расселение. Молодые животные уходят искать новые территории. Нерешительные поодиночке, они объединяются в группы. Внутри нее устанавливается иерархия доминирования и подчинения, часто в ужесточенной форме.

Сплоченность группы снимает нерешительность — вместе не страшно. Пустующую территорию займут, занятую постараются отбить силой. Бродячие группы ищущих себе места молодых особей — обычное дело у многих социальных видов. Такие группы этологи называют бандами. Сплоченные, образовавшие внутри себя жесткую иерархию, «банды»

очень агрессивны, возбудимы. Вспышки гнева в них так сильны, что могут обращаться просто в слепое разрушение (вандализм). Вспомните «банды» молодых слонов, без всякой причины вытаптывавших деревни, нашествия саранчи. Образование «банды» подростков прекрасно описано в «Повелителе мух».

Не удивительно, что любое животное при встрече с «бандой» охватывает инстинктивная тревога. Попытаются отнять, было бы что. Окажется, что нечего, — придут в ярость и набросятся. Мы унаследовали этот инстинкт. В человеке при встрече с плотной группой молодых парней инстинктивно подымается тревога: не банда ли это? Да и без инстинкта нам известно, что банды существуют взаправду. Вот причина того, мой неблагосклонный читатель, что вы чувствуете в группировании подростков что-то подозрительное и потенциально опасное. Пусть они вам ничего плохого не сделали, пусть вы всех их знаете с малолетства, пусть вы знаете, что это хорошие ребята. Но, когда они темной массой сгрудились в узком проходе, а вы идете мимо них, вам все равно тревожно. А от того, что эта тревога ложная, еще и досадно.В современном обществе подростку расселяться рано и некуда. Когда наступает возраст программы расселения, он просто старается меньше быть дома и дерзит родителям. На улице подростки могут образовывать подобие «банд» в игровой форме. Программа вполне удовлетворяется игрой. Образования группы на основе соподчинения, небольших походов куда-то, мелких стычек с другими группами, мелких актов вандализма вполне достаточно для ее удовлетворения.

Аналогичная ситуация гонит, порой, на улицу вполне «приличных» собак и кошек — поиск новых территорий, где им встретится группа бездомных сородичей… Нк и ясно, что будет дальше: банда!

Вернемся к обезьянам. У молодых животных кроме программы расселения есть вторая — остаться и встроиться в общество взрослых животных. Эти молодые животные у многих видов тоже образуют свои агрегации. Программа «встроиться» требует вести себя так, чтобы на молодое животное обратили внимание, запомнили, узнавали. Она как бы требует:

«Выделись чем-нибудь, не будь как все сверстники».

Молодую мартышку из цирка сдали в зоопарк, и она попала в общую клетку, где жила группа обезьян со своей группировкой молодых. Ее никуда не приняли, она сидела в углу в позе покорности, если пыталась подойти к миске с пищей — ее отгоняли. Хозяин зашел ее проведать. «Она не привыкла есть из миски руками и чтобы миска стояла на полу. Ее учили есть в одежде, за столом и ложкой». Одежды и стола мартышке, конечно, не дали: «У нас зоопарк, а не цирк». Но ложку дали. Она подошла к миске и ловко начала есть ложкой.

Мартышки расступились. Мартышки изумились не ложке, конечно, ложка им хорошо знакома, а мастерскому, как у людей, с ней обращению. Сам старый самец подошел к мартышке и протянул руку к ложке. Он не потребовал, а попросил. И цирковая мартышка за то, что ест ложкой, была принята в основную группу, опередив других молодых.

Программы поведения проявляют себя, где бы ни родились унаследовавшие их щенки, котята, козлята или обезянки. В диком племени или в цивилизованном мире. Приходит возраст, и многие из них после вполне счастливого детства, несмотря на наши заверения, что общество все для них подготовило и ждет их, только станьте взрослыми, начинают испытывать потребность чем-то выделяться, что-то демонстрировать, чем-то поражать.

Одному из сотен миллионов удается прыгнуть дальше всех в мире, другому — стать победителем всех олимпиад по физике, третьему — еще что-то путное. А остальным?

Остальные пытаются выделиться иначе. И ведь выделяются — о них говорят, пишут, передают по телевидению, их разгоняют, стригут, переодевают. И кто? Взрослые. Значит, своей цели древняя программа все же достигла.

Известная исследовательница поведения шимпанзе в природе Джейн Гудолл описывает забавный случай. Молодой, ничем не выделявшийся самец нашел пустую канистру и стал по ней громко стучать. Обладатель престижной шумной новинки этим повысил свой ранг среди молодых шимпанзе, стал их кумиром. Престижная вещь или новое действие всегда вызывает у животных такой ответ.

Кумир остается кумиром, пока все не обзаведутся такой же вещью или не освоят новое действие. Тогда кумир падает. Надоел, привыкли.

Ваша задача быть постоянным кумиром своих «меньших братьев», тогда вам никогда не будет грозить опасность от их зубов и когтей.

Впрочем, иногда и знание всего того, что вы прочитали, не спасает от неприятностей.

Но тут, скорей, виновать сам человек, чем его питомцы.

Злые языки утверждают, что англичане любят четвероногих братьев наших больше людей. Чтобы убедиться в этом, достаточно понаблюдать за лондонскими улицами хотя бы по телевидению. Каких только пород собак тут ни увидишь, каких только ошейников и собачьих нарядов ни насмотришься. Однако вот уже третий год невозмутимые британцы ведут между собой непримиримый спор о пределах допустимой разумной любви к животным. Спор этот превратился в общенациональную проблему, которой вынуждены срочно заниматься парламент и премьер-министр. Вопрос обсуждался в качестве главной темы в прессе, на радио и телевидении. Причина этого беспокойства — собака породы пит буль, о которой сказано несколько слов в предыдущей главе этой книги. А раз уж мы стали обсуждать пит-буля, то сразу же подчеркнем: не путать пит-буля с пит-бультерьером, как это сделали некоторые отечественные газеты.

Итак, к делу.

Страну потрясли два случая. Один пит-буль набросился на ничего не подозревавшего работника местной пекарни в Лестере и изуродовал ему лицо до неузнаваемости. Хирург, который занимался бедолагой, заметил, что подобные раны ему пришлось видеть до этого только у человека, ставшего жертвой взрослого тигра. А 18 мая 1991 года еще такой же породы цербер буквально живого места не оставил у шестилетней девочки Роксаны Хан из города Брэдфорда. Ее лицо, превращенное в одно сплошное кровавое месиво, глядело с первых полос практически всех газет. У девочки были перебиты несколько ребер, нос, зубы, искусано тело. Утверждали, что Роксана ничем не спровоцировала страшного зверя, всего лишь наблюдала, как он ест.

Собаку, что покусала девочку, умертвили. Как умертвили и многих других, нападавших на людей. Возникает логичный вопрос: а как быть с остальными пит-булями, которых в стране почти десять тысяч?

Никто, однако, не мог предсказать, что дело будет иметь далеко идущие последствия и станет обсуждаться на высочайшем политическом и государственном уровнях. На следующий день после трагического инцидента министр внутренних дел Кеннет Бэйкер заявил, что правительство готово принять к пит-булям и их владельцам драконовские меры, вплоть до физического уничтожения собак этой породы. Владельцам предоставляется выбор:

либо вывезти их из страны либо самостоятельно умертвить. В противном случае все зарегистрированные пит-були подвергнутся насильственной смерти от рук специалистов.

Такая позиция министра, конечно же, не у всех вызвала одобрение. Возмутились прежде всего владельцы собак, пригрозив, что обратятся в Европейскую комиссию по правам человека. Жалобщиков не устраивал не только сравнительно малый размер компенсации, предлагаемой за умерщвление собак (20—30 фунтов стерлингов), но и сами планы их ликвидации. Некоторые заявили, что не позволят никому прикасаться к их любимцам и в крайнем случае выпустят их на волю. Многочисленные общества защиты животных страны тоже выступили с резкими протестами против планов правительства.

Двадцатишестилетний Дэррея Дэвис, пожалуй, лучше всех выразил настроения владельцев опальных собак, пригласив в свой дом журналистов и положив в колыбельку к своему только что родившемуся сыну пит-буля Оутло, который перед скоплением незнакомых людей и вспышками фотокамер трогательно оберегал малыша.

Несмотря на социальное напряжение в стране премьер-министр Великобритании Джон Мейджор издал в конце мая 1991 года указ, запрещающий ввоз в Англию так называемых «травильных собак»: к этому моменту пит-були стали виновниками 120 нападений на горожан. Одновременно парламентарии разработали вердикт о том, что отныне владельцам пит-булей разрешается и дальше наслаждаться обществом своих питомцев, но лишь после регистрации в полиции. А регистрация будет производиться только после того, как владелец предъявит справку о… кастрации своего любимца. Британские законодатели надеются, что таким образом в совокупности с запретом на ввоз этих собак из-за рубежа через несколько лет удастся резко сократить популяцию пит-булей в Британии.

Определен и конкретный срок для проведения указанной процедуры. Тех, кто нарушит новые правила, ожидает штраф в пять тысяч фунтов стерлингов и тюремное заключение сроком на шесть месяцев.

Достойна ли собака подобных жертв?



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.