авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 26 |

«FB2:, 01.13.2012, version 1.0 UUID: PDF: fb2pdf-j.20111230, 13.01.2012 Бектас Ахметов ...»

-- [ Страница 22 ] --

С Марадоной можно часами говорить о жизни, – к тому располагает правильно построенная речь, – но если разговор переходит на темы науки и куль туры, то всяк мало-мальски просвещенный собеседник обнаружит в ней невежду и мещанку.

На людях она проводит время за разной чепухой. Гадает по руке, читает вслух сонники, играет в балду. Чтобы позаниматься дома, так на это у нее во обще нет времени. Скажете, ничего страшного? Кэт с Орловски тоже ведь часами играют в балду. Но подруги ни на что не претендуют, ученые степени с партийной карьерой их не интерсуют.

Чего у Марадоны, при лености ее натуры, не отнять так это цепкости. Она хорошо запоминает чужие тексты, ее не переспоришь. Не беда, что не пони мает о чем говорит, – тараторит она так, что легко убеждает слушателей в знании предмета.

Привлекательна Марадона на любителя. Один из таких любителей Макс, который пишет ей стихи и может долго молчать в ее присутствии.

Макс тот человек, который бы бросил все на свете и поработал над ее диссертацией. Но он теплофизик и ничего не имеет против, если Марадона кого-нибудь запряжет. Обоим далеко за двадцать, а с удовольствием смотрят кино про любовь в девятом классе. И он, и она с вниманием слушают мои пьяные измышления.

Марадона по необразованности полагает, что я знаток энергетики и рассчитывает на меня. Я не переубеждаю ее – все равно не поверит или подумает, что не хочу помогать – и иногда даю ей советы общего характера.

… Ветер Северный… Этапом из Твери… Шестилетняя девочка на кухне тихо, как мышка, ела торт. Гости, а это матушка, тетя Шафира, Кул Аленов, Серик Касенов и я, сидели в зале. Знаком ство, или сватовство, называйте как хотите, протекало в молчании.

Отцу Айгешат пятьдесят. Молодость свата матушке нравится. Еще ей по душе, что он ученый.

Тот факт, что отец будущей снохи уйсунь ее не смущает. "Уйсуньден шинде коп жаксы адамдара бар". – мама на ходу изменила предубежденности про тив старшего жуза и играет в любимую игру под названием "объективность".

Меня терзала готовность родителей Айгешат отдать дочь за меня и я думал о девчушке, поедавшей торт на кухне.

Мужчина не станет вспоминать об оставленном родном ребенке, если на то его не подвигнет новая женщина. То есть, кровь на то и кровь, но на пер вом месте у мужчины стоит только женщина и если он по-настоящему к ней тянется, то легко забудет про тезис о том, что чужие дети никому не нужны.

Дагмар может и ничего не скажет, если в доме деда с бабкой поселится отцовская падчерица, но это ничего не значит. Мысль об обделенности собствен ной дочери замучает, доконает меня. Шеф спрашивал, на кого похожа Дагмар? Сейчас Дагмар, уже не отдаленно, сильно похожа на Шефа. Дочку Айгешат зовут Панекой. Она хоть и была тогда маленькой, но кого-то мне напоминала.

Айгешат меняла тарелки, я посматривал в сторону кухни. Что получается? Получается, что не имеет значения, что ты не совсем нормален. Лишь бы у тебя была городская квартира и больные родители.

Нехорошо так думать о людях согласных отдать родное дитя психу. Но как прикажете о них думать? Может они думают, что пронесет? Я псих?

Псих не псих, но что психопат это точно. Потом мне удобно и привычно, что за меня решают другие. Это тоже не украшает меня.

Мы вернулись из поселка домой и когда мама сказала: "Ты обратил внимание, какая у Айгешат дочка?", я обрадовался: "Девочка будет жить с нами" и тут же позабыл, как думал о Дагмар и представил, что в нашем доме поселится маленькая девочка. Такая девочка оживит нашу жизнь.

"При возвышении работа над собой не прекращается, а приобретает странные, на первый взгляд, непонятные формы. Человек начинает много читать исторических книг про походы, набеги, про личную жизнь царствующих особ.

В чтении исторической литературы, вознесшийся над толпой, человек одержим разгадкой философского камня обретения и удержания власти. Любой большой или маленький диктатор неосознанно отождествляет себя то с Македонским, то с Чингисханом, то с Наполеоном, то еще бог знает с кем.

Про создателей империи историки, писатели насочиняли много небылиц, выдумали немало ситуаций, сомнительной достоверности которых мы не придаем значения из-за гладкописи изображаемого. В единственном историки и писатели правы. Свое могущество, неограниченную власть правители никогда не употребляли на благо народа, отдельного человека.

Рядовой гаржданин всякий раз, – а что ему еще остается делать?

– наивно рассчитывает, что вот на этот раз витийствующий с трибуны митинга – страшно симпатичный оратор, говорит наконец как раз о том, как помочь ему, рядовому обывателю.

Сменяющие друг друга поколения, из века в век пребывают в постоянном заблуждении, что власть находится в беспрестанных раздумьях о том, как облегчить участь подвластного населения.

Посмотрели бы они, чем в действительности озабочены небожители.

Наверху не до народа. И не по причине черствости, толстокожести власть имущих. И не дворцовая чехарда, не борьба за власть отвлекают правителя от дум за народ.

Человек по определению Создателя не имеет права управлять себе подобными, придумывать за них законы людского сожительства, имеющие выгоды только для обитателей политического Олимпа. В выгоде большой для правителя создавать для своих подданных только лишь такие условия, при кото рых народ не ропщет, не поддается смуте, искушению проверить на прочность власть.

О народе сатанинские слуги вспоминают и произносят нужные слова с трогательной теплотой, когда им требуется во что бы то ни стало, на плечах за турканного населения завоевать или удержать власть.

Таковы неискоренимые свойства человеческой души, имеющей обыкновение быстро забывать о том, кому обязан своим восхождением тот или иной одержимый величием правитель.

Во всяком ровном, без ощутимых шероховатостей, скажем, как у меня, продвижении наверх накапливается большой потенциал для разочарований, после того как судьба неожиданно, как гром среди ясного неба, ставит перед жесткой необходимостью смириться с переменой участи".

Заманбек Нуркадилов. "Не только о себе".

Бакин отставной майор-пограничник и аккуратный человек. До пьянства взрослого человека ему дела нет, но Чокин спрашивает с него и завлаб счи тает, будто Каиркен Момынжанович поставил себе задачу выжить его с работы.

Каждый последующий бюллетень Жаркену дается все трудней и трудней. Знакомые врачи более не хотят рисковать своим местом, да и поднадоел Кас паков просьбами прикрыть. По КЗОТу за трехдневный прогул человека полагается увольнять. Жаркен Каспакович гудит неделями и когда заявляется на работу, Чокин вызывает его к себе, рвет и мечет, грозится выгнать, но, поостыв, ограничивается наказанием рублем.

Зухра глаза и уши директора. Обо всем, что творится в институте, Чокин осведомлен с ее слов. Прислушивается к ней Шафик Чокинович и при решении кадровых вопросов. Она тоже ничего не имеет против Каспакова. Опять же порядок есть порядок и за него она отвечает наравне с начальником отдела кадров.

Хорошо еще что директор убрал из парторгов Ахмерова. Тот бы сам на сам добил завлаба. Нынешний секретарь парткома Каспакова не трогает.

Наблюдался период, когда Жаркен держался больше месяца. Он свежел на лицо, пропадала робость, суетливость. Возрождались возгонки о будущем, глядя на бодренького Каспакова, тактичные люди уже и не вспоминали, что человек несколько недель назад пил. Не все однако у нас тактичные. Один из таких добряков, а им оказался Озолинг, остановил Жаркена вопросом: "Выжили?".

Каспаков оброзел от сострадания пенсионера и вызвал меня в коридор:

– Представляешь? Уже и этот Озолинг… Симптом характерный, но запоздалый. Ничего нового Жаркен для меня не открыл. Пьющего человека никто не боится, он ни для кого не опасен. И ес ли даже на всю жизнь запуганный Сталиным, И.Х. позволяет себе не скрывать, чего он по-настоящему дожидается, то ничего не поделаешь. Надо тер петь, держаться, не поддаваться на вылазки.

Пьянством еще долго будут все кому не лень в глаза тыкать. За удовольствие надо платить.

– Ивана Христофоровича не переделаешь, – успокоил я завлаба.

– Сволочь, – покачал головой Жаркен Каспакович.

В 70-х Озолинг делился с Шастри наблюдениями, сделанными в лагере под Джезказганом.

В Карлаге существовала норма питания, при которой человек мог выжить. Ее получали зэки, дававшие план. Те, кто сильно не надрывался на работе, имели сильно урезанную пайку. Почти ничего не ели те, кто вообще плохо работал. По наблюдениям И.Х. больше всего умирало из первой и третьей группе зэков. Из чего Озолинг делал вывод: надо уметь распределять затраты человеческой энергии, чтобы расход не превышал прихода. Невязка балан са необходимое зло при расчете котельной установки, в жизни же она чревата.

Так что задав Каспакову вопрос "выжили?", И.Х. вновь продемонстрировал не только наблюдательность.

Жаркен в курсе наметившейся у меня перемены. Отца Айгешат он знает. В поселке физиков живет родная сестра Каспакова, которая без устали нахва ливает матушке медичку.

Айгешат работает за городом, в больнице Илийского района. После обеда она приезжает ставить матушке уколы. Мама прется от иньекций:

"Уколы у Айгешат не чувствуются".

"Как он подошел, на палубе нашей стало совсем светло, мы ясно видели их, они – нас.

– Да это карнавал! – сказал я, отвечая возгласам Дэзи. – Они в масках;

Вы видите, что женщины в масках!

– Действительно, часть мужчин представляла театральное сборище индейцев, маркизов, шутов;

на женщинах были шелковые и атласные костюмы различных национальностей. Их полумаски, лукавые маленькие подбородки и обнаженные руки несли веселую маскарадную жуть.

На шлюпке встал человек, одетый в красный камзол с серебряными пуговицами и высокую шляпу, украшенную зеленым пером.

– Джентльмены! – сказал он, неистово скрежеща зубами, и, показав нож, потряс им. – Как смеете вы явиться сюда, подобно грязным трубочистам к ослепительным булочникам? Скорее зажигайте все, что горит. Зажгите ваше судно! Что вы хотитет от нас?

– Скажите, – крикнула, смеясь и смущаясь, Дэзи, – почему у вас тая ярко и весело? Что такое произошло?

– Дети, откуда вы? – печально сказал пьяный толстяк в белом балахоне с голубыми помпонами.

– Мы из Риоля, – ответил Проктор. – Соблаговолите сказать что-нибудь дельное.

– Они действительно ничего не знают! – закричала женщина в полумаске. – У нас карнавал, понимаете! Настоящий карнавал и все удовольствия, ка кие хотите"!

– Каранавал! – тихо и торжественно произнесла Дэзи. – Господи, прости и помилуй!".

Александр Грин. "Бегущая по волнам". Роман.

Керя и я забежали в продмаг напротив нашего дома и нос к носу столкнулись с участковым.

– Молодой человек я живу в этом доме, – я показал милиционеру на свое окно в доме. – Вы должны знать мою маму.

– Вашу мать? – участковый повернулся от Кери ко мне. – Кто она?

– Она домохозяйка и часто звонит в опорный пункт.

Милиционер кивнул головой.

– Я знаю ее. Что вы хотели?

– Я прошу дать отсрочку Ержану Жакубаеву.

Услышав фамилию Иржика, участковый нахмурился. – Что у вас общего с Жакубаевым?

– Он родич мой.

– Родич? – слегка удивился мент. – Вашему родственнику я давал три месяца срока. На работу он так и не устроился.

– Поймите, его жену посадили, ему очень тяжело.

– Наталья Головченко ему не жена.

– Все равно.Он любит сожительницу больше чем жену.

Магду менты посадили от нечего делать. Вызвали повесткой в милицию, потрепались, посмеялись и отпустили. А через два дня пришли утром и уве ли. Когда Магду уводили из дома, участковый предупредил Иржи Холика: "Следующий ты на очереди". Пиночет не то чтобы загрустил – запаниковал. Докопались. Человек никого не трогает, думает днями как бы повеселиться и за это его надо сажать? Просить мента войти в положение – дохлый номер. Милиция признает только силу.

– За нами не заржавеет, – осторожно сказал я.

– Что это значит? – участковый насторожился.

По национальности он метис. Лицо русское, фамилия казахская. Был бы натуральный казах – сразу бы договорились..

– У меня друзья работают в управлении кадров МВД. Могу помочь с продвижением по службе.

– Что вы говорите?! – старший лейтенант усмехнулся. – Это как вы мне поможете?

– Скажем, мы вас отправим на учебу куда-нибудь… В академию МВД, к примеру.

Это я лязганул. В академию МВД принимают, как минимум, с должности замначальника РОВД.

Тем не менее, мент поутратил решимости. Полностью однако отмазать Иржика не удалось, – участковый согласился не трогать кореша только неделю. И пообещал: если к исходу семи дней справки с работы не будет, Холи ка повяжут.

Керя, участковый и я вышли из магазина. На улице разгулялся ветер, поднялась пыльная буря. Будет дождь или нет? Летом не всегда пыльная буря за вершается дождем. Сегодня 31 августа, лето кончилось.

Я зашел в автомат и позвонил Айгешат.

– Сейчас я к тебе приеду.

– Правда?

– Правда. Вызову дежурную машину и приеду.

В поселке, где она живет, дождь идет вовсю. Ей скучно и она догадывается, что никакой дежурной машины у меня нет, но по телефону ей, как и мне, говорить веселее и легче. Я притворяюсь, она это понимает, но подыгрывает. Без этого нельзя.

"Надо смотреть правде в глаза. – думал я. – Как бы не хорохорился, но самостоятельно я не смогу сделать выбор. Если она ведомая, как сама говорит, то на ведущего я никак не потяну. Что может получиться из этого? Может получиться как в древнем анекдоте про скрещивание хунвэйбина с цзаофанем".

На следующий день вечером в окошко к Иржику постучал Кук. Вместе с подъемными в двадцать пять рублей главный шабашник района привез Иржику билет на поезд до Петропавловска. Биокомбинатовским бичам предстояло до зимы достроить три коровника и с первыми холодами ехать на заготовку леса в Минусинск.. Под лежачий камень вода не течет. Магду осудили на год. Чтобы регулярно закидывать сожительнице сигареты с чаем, не говоря уже о посылках, нужны какие-то деньги, которых у Холика нет. Так что и участковый, и Кук появились вовремя.

Горела ночь пурпурного заката… Ночь не горела, она пылала. 1 сентября на жигуленке альпиниста Попенко по трассе Фрунзе – Алма-Ата Зяма возвращался с восхождения. Толян сидел рядом с водителем, на заднем сиденье ехала дочь альпиниста. Попенко то ли уснул, то ли перебрал со скоростью – машина перевернулась и Зяблик, про бив лобовое стекло, пролетел несколько метров и разбился насмерть.

Чужая смерть служит напоминанием-предостережением. С Зямой мы виделись за десять дней до гибели. Мы разговаривали, а он, как помню, мысля ми находился где-то далеко. Пожалуй, только в последние две встречи говорили мы с ним откровенно. До этого между нами все было на уровне хи-хи да ха-ха. На природе с ним я не отдыхал, в походах вместе не были. Только-только стали по-настоящему сближаться и вот на тебе, ушел.

Я поймал себя на мысли, что в зяминой смерти особой неожиданности не ощутил. Не сказать, что подумал, что, так или иначе, Зяблик был обречен, но что-то такое мелькнуло.

Было около одиннадцати, до выноса тела еще час, а народу проститься с Толяном собралось много. Так много, что людям, собравшимся во дворе и на прилегающей улице, было уже тесно. А люди все шли и шли.

Подошла с цветами Фая. Она в растерянности оглядывалась по сторонам и называла по именам незнакомых мне людей. Трудно ей. Она ни с кем не де лится тайнами сердца.

Характер.

Не помню кто-то из его вузовских коллег на сороковинах сказал, что Толян не успел чего-то там сделать. Что он должен был сделать?

Идиот и на похоронах без глубокомыслия не обойдется. Главное, говорил Толян, чтобы было что вспомнить. Не надо попусту думать, чтобы понять:

Зяблик жил так, как и надо жить. Его и без того хватило на всех.

О чем же предостерегает и напоминает чужая смерть? Всего лишь о том, что когда и ты уйдешь, мир не перевернется. Все напрасно, все зря. Ты уйдешь и слава аллаху, что никогда не узнаешь, что память человеческая неблагодарна и лжива.

19 декабря 1983 года.

Гор. Павлодар Бектас, здравствуй!

Неделю назад прибыл на новое место. Написать раньше не доходили руки. Был организационный период. Вроде адаптировался, но ничего вполне определенного впереди нет.

Здоровье терпимое.

У вас как? Отец, мать как себя чувствуют? Джон? У тебя как?

Читал в "Приложении сил", что ты бываешь на Павлодарском алюминиевом заводе по ВЭРам. Вот и подумал, что можешь в любой момент нагрянуть ко мне на общее всидание. Хотелось бы увидеться и поговорить обо всем. Может быть действительно возьмешь командировку? А то я только из журна лов узнаю, что ты бывал здесь и еще вероятно не раз будешь.

С 25-й выехал девятого. В тот же день был на месте. Здесь, наверное, и буду до конца срока. В скором времени пустят сталелитейный цех. Скорее всего буду работать там, а пока толком не трудоустроен. На улице декабрь. Уже холодно.

Если ты высылал бандероль, то она, наверное, уже вернулась назад. Меня там уже нет, а вдогонку, оказывается, не высылают.

Видишь, какая чепуха? Может и письмо все по той же причине от тебя не получил. Теперь все должно стабилизироваться. Адрес твердый, изменений не предвидится;

во всяком случае на ближайшие годы.

В этой зоне масса знакомых по прежним срокам и по свободе.

Встречаются буквально на каждом шагу. Ес где-то здесь, но его еще я не видел. Булат Сужик вернулся с 35-й. Он сильно сдал. Видно, что тяжело болен.

Держится из последних сил, но духом не падает.

Встретил Мастера. Отношений с ним не поддерживаю. Он слишком скользкий, тем более в этих условиях.

Как там Дагмар? Привет ей. Как у тебя семейная жизнь? Надеюсь, все хорошо.

Бектас! Ежели бандероль вернулась, то внеси необходимые поправки и тотчас же отправь ее по адресу: Павлодар, учреждение АП-162 дробь 3, отряд 10, бригада 101. Пожалуйста, ускорь, а то я мерзну, особенно по ночам, да и вообще.

Ну. Писать особенно не о чем. Буду закругляться.

Крепко всех Вас целую и обнимаю.

Ваш Нуржан.

Есу на зоне нелегко. До него дошли сведения о сожительстве жены с Большим. Он вознамерился любой ценой уйти на условно-досрочное освобождение (УДО), с которого уже возможно поиметь долг с Учителя.

Средний Атилов хорошо рисовал, отрядному и замначальника колонии по РОР (режимно-оперативной работе) понравилось есовское оформление территории зоны. Он вошел в доверие к администрации, замначальника по РОР обещал отправить на УДО и пока не прошла половина присужденного срока, Ес вне зоны ходил расконвойным.

Булат Сужик, о котором писал Доктор, друг Сейрана, сына соседки Софьи, сидел за наркотики третий или четвертый раз. Отец Булата в прошлом шишка республиканского масштаба: работал первым секретеарем Обкома, секретарем ЦК по пропаганде при Шаяхметове. Видимо, он немало намучился с сыном, если махнул на него рукой и при оставшихся связях не пытался вытащить тяжело больного Булата из лагеря.

Справедливости ради следует напомнить, что в те годы намного легче было замять убийство, нежели дело по наркоте. На сей счет существовало руко водящее разъяснение Пленума Верховного Суда страны неукоснительно сажать наркоманов без каких либо послаблений и исключений.

Сужик вышел на свободу летом 84-го и спустя несколько месяцев скончался от завершения распада легких. Мастера на свободе центровские больше не видели. Жена его Балерина умерла то ли в 85-м, то ли в 86-м.

В конце сентября 83-го на квартире Олега Жукова повстречался я с Икошкой, братом Еса. Как он там оказался? Не знаю. При виде вмазанного младшего Атилова я переволновался. Икошка попер на меня, за что чуть бы ло не схлопотал от Жукова. Икошка объяснял Васе: "Ты не знаешь… Он посадил моего брата!", на что Жуков поднес растопыренные пальцы к носу млад шего Атилова и заговорил басом:

– Я е…л твоего брата вместе с тобой! – Икошка смотрел на Васины пальцы сверху вниз и не дергался. – Твоему брату повезло, что я не знал, что он раз дел моего друга! И если ты еще посмеешь хоть раз гавкнуть на Бека, то я тебя отоварю так, что всю жизнь на лекарства будешь работать!

В семейной жизни, которой вскользь поинтересовался в письме Доктор, ничего из ряда вон выходящего не происходило. Меня не оставляла надежда выкрутиться. В надежде той однако не было единственной ясно сти: для кого я берег себя? Внимание к собственной персоне некритический человек относит на счет свойств магнетизма собственной личности. Пример но то же самое происходило и со мной.

По случайности назначенная на 7 сентября регистрация не состоялась и я, передав паспорт на хранение Кэт, объявил матушке об утере документа. Ма ма не поверила и втихомолку проводила собственное расследование.

Айгешат называла матушку "мамой", папу "аташкой", мне по инерции продолжала "выкать". Мама через знакомых пробовала перевести сноху на хо рошее место в город. Пока ничего не получалось. И места тепленькие не для всех, да и закон о молодых специалистах не всем дано обойти. Айгешат по прежнему с раннего утра уезжала в районную больницу за город.

Матушка выхвалялась перед знакомыми: "Сват мой крупный ушоный!".

Авлур, отец Айгешат, заведовал в институте ядерной физики лабораторией. Отношение у меня к нему двоякое. Нравится мне, когда он смеется. Когда молчит или хмурится – нет.

Насторожило меня и его предложение помочь с диссертацией. Не само предложение, а человек, которого Авлур преподнес своим давним другом, и со действие которого, по мнению тестя, позволило бы быстро определиться с защитой.

Этим человеком был Бирлес Алдояров. Я пропустил мимо ушей предложение Авлура, правда, про Алдоярова не замедлил рассказать Айгешат. Она посмеялась, я задумался: правда ли, что, скажи мне кто твой друг и я скажу кто ты?

Был еще один, но уже более примечательный, нежели дружба Авлура с мавританцем, момент.

Человек ловится на оговорках. Айгешат со смехом рассказывала о жителях поселка и несколько раз упомянула о каких-то баракашках.

– Что за баракашки? – спросил я.

– Те, кто живет в поселковых бараках.

Речь шла о техниках, слесарях института.. До рабочего класса мне дела нет. Дело не в этом. Пол-беды, если бы Айгешат была дурочкой, но в том-то и де ло, что она девушка не просто умная, – тонкая. То есть подобное восприятие людей рождается не от ума, его не впитаешь с молоком матери, – оно в крови.

"Изабель, Изабель…, Изабель…". Любимая на то время актриса Айгешат – Татьяна Друбич. Она и потащила меня в "Целинный" на "Избранных" не толь ко потому, что главный герой прохвост и предатель, но больше из-за Друбич. Сначала я думал, почитание Друбич родилось от того, что она тоже врач.

Приглядываясь, время от времени, к взрослеющей Панеке, я начинал понемногу понимать, что.почем и кто откуда Теща, зовут ее Женя, тоже физик, кандидат наук и понимает значение мужа для отечественной науки. Домашний культ Авлура дело ее рук. Ни пол словом, ни намеком она не позволяет никому из домашних усомниться в исключительности главы семьи. Если мама Гау, Балия Ермухановна, постоянно подтрунивала над Бекеном Жумагалиевичем, на что тот в ответ смеялся вместе со всеми, то здесь, в аккуратном коттедже фи зиков, чтобы кто-то позволил себе вперед Авлура рассмеяться, так нет, не было этого. Повторюсь, "собственные недостатки в других мы ненавидим".

Грешным делом, наедине с собой, я тогда считал себя гением. Суть не в том, что это не совсем скромно, главное, чтобы когда ты прешься от самого себя, это не бросалось в глаза окружающим. Не ровен час, – люди поверят и станут спрашивать с тебя по всей форме твоей гениальности. Вот я и вынужден скрывать исключительную одаренность в надежде на приход человека со стороны, который объяснит в чем заключается моя гениальность.

В чем я обнаруживал родство душ с Авлуром? Тесть, как и я, любит поговорить о полезности для общества дураков. Их ему привычней величать серо стью. Тогда непонятно, почему он считает Алдоярова достойным почитания? Возможно, чего-то я не замечал в нем, возможно тесть и домашние скрыва ли от меня другие его основополагающие признаки, по которым насмешки над главой семейства в доме напрочь исключались. Только от проявлений его исключительности мне иногда становилось худо до задумчивости. Неужто и из меня умищее прет?

С другой стороны, мне повезло, что у Авлура такая дочь, как Айгешат. Кроме оговорки с "баракашками" существенных проколов за ней я более не наблюдал. Вот ее старшая сестра Нурсулу, так это да. Все делает невпопад, болтает что попало. Айгешат оправдывала сестру, говорила: "Люди – разные".

Авлур раздражен угловатостью старшей дочери и при посторонних отвязывается на Нурсулу. Ей хоть бы что, без зазрения совести продолжает шлан говать.

С сыновьями Авлур обходится бережней. Старший сын Ганнибал студент политеха, младший, Бекун учится на физфаке КазГУ. Айгешат уверяет, что они держат вышку в поселке. Надо же. С виду ребятишки тихие, категорически не пьют. В мои времена такие не верховодили.

В связи с переменами в личной жизни и переживаниями с ними связанными, мама через бухгалтера Литфонда Фариду Абдрахмановну устроила меня в местный Дом творчества писателей.

Дом творчества открыли летом. Корпус построен на территории садоводческого товарищества литераторов. В двадцати метрах дачи Есентугелова, Такибаева, Ахтанова, Мауленова. Как и в обычном Доме творчества, здесь тоже четырехразовое питание, биллиардная. По форме обыч ная гостиница в черте города.

Из знакомых отдыхали Сатыбалды, Кайрат, с которым я ездил в 69-м в Коктебель и Бекен Абдразаков из соседнего дома. Поэт Абдразаков родом из Чимкента, по натуре мужик откровенный, громогласный.

Поддатый любит позихерить. Здесь он режимит, ведет себя тихо и незаметно. С остальными знаком заочно, по фотографиям из справочника Союза писателей.

Телефон на столике дежурной один на весь корпус. Разговорились.

Девица жалуется: затаскали ее писатели по номерам. Третьего дня возникла ссора мэтров из-за очереди на нее. Директор Дома творчества ругается, грозит в случае повторения литературных беспорядков увольнением. Она то тут при чем? И работать невозможно, и ничего не поделаешь. Быть музой для всех может и почетная участь, но и, прямо скажем, нелегкое и противное занятие. Только поспевай обслуживать чужое вдохновение. С другой сторо ны, жалеть девицу не за что. Она знала куда шла.

Сатыбалды здоровается небрежно. Мысленно я на него навалил. Кто он такой? Он обедает за одним столом с Г.М. Последнему за 80, ему одному дозво ляется курить в столовой.

Дважды проведывала Кэт. Падкая она до удобств. В первое посещение внимательно осмотрела комнату, ванную. Проверила диван на упругость и пред ложила выпить за то, что бы у меня всегда был отдельный номер.

Приезжала с товарищеской целью вместе двоюродной сестрой Дилькой и Марадона. Полутатарке Дильке 23, в этом году окончила медицинский.

Девчонка современная. Пошли с ней в магазин за пузырем и она не побоялась из под носа продавщицы увести банку рыбных консервов.

Голодной медичка не была, скучно ей.

Жизнь и без того скучная штука, здесь тем более. Живешь ожиданием завтрака, обеда и ужина. Весь день, как и все предыдущие, пролежал на диване с книгой. Время от времени смотрю с балкона на бетонный забор в глубине сада. За забором территория погранучилища, по ночам там лают собаки. Соба ки лают, время идет. Чего я жду? С тем же успехом мог валяться у себя дома.

После работы подъехала Айгешат. Вслед за ней, минут через пять, подвалил с кадрухой Кул Аленов. Кадруху зовут Люда. Молодая девица, ровесница Айгешат. Кул парень железобетонно рациональный, но в этот вечер был дамским угодником. Выбрал из кучи куриных костей крылышко и поднес к пух лым, блестевшим от жира, губам молодки: "Кушай, крестьянка". Барышня-крестьянка скушала крылышко и не нарадуется предупредительности Алено ва: "Кул, ты умеешь ухаживать за женщиной".

Айгешат прищурившись, наблюдала за воркованьем голубков и когда Аленов подмигнул мне "Сваливайте!", тяжело вздохнула.

Мы прогуливались по темному саду. Айгешат позвонила матушке и сказала, что останется у меня до утра.

– В холле меня расспрашивал о тебе один человек. Говорит, что когда-то жил в вашем доме. – сказала она.

– Сатыбалды что ли?

– Наверное.

– Что ему надо?

– Расспрашивал о твоих братьях.

Зверек, как и я, ожиданьем живет.

Не он один. Мама зря пускает домой Шарбану. Сестренка пришла к нам обмывать сноху. И пока матушка занималась в столовой гостями, Шарбанка, на пару с Баткен, усиленно просвещали Айгешат на кухне о специфике нашего семейства. Строго говоря, они говорили правдивые, объек тивные вещи. Особенно касательно того, что я забросил папу.

Другое дело, почему они решили, что в лице моей жены нашли союзника?

Айгешат передала наставления тетушек свекрови и вдобавок не постеснялась рассказать, что Шарбанка стырила пару пузырей шампанского. Мама – ноль внимания. Родственников можно ненавидеть, но общаться нужно обязательно.

Айгешат живет нашими заботами. Об этом пять лет назад я и не мечтал. Что мне не хватает? С Кэт мы разные. Настолько разные, что иногда думать страшно. Она предатель. Предатель, не потому что изменяет мне и мужу, – с кем не бывает, – а потому что спит с моими друзьями. Да и вообще сравни вать ее с Айгешат невозможно. Различного ряда женщины. Такой женой как Айгешат, говорит мама, гордиться надо.

И добавляет: "Ты с жиру бесишься". Жена ухаживает за папой, боготворит матушку, ни в чем мне не перечит. Бедная Айгешат… Мама права. Я с жиру бесюсь. Но дело не в этом. Тогда в чем же дело?

Через полчаса мы вернулись в номер Люда навела на столе марафет и отряхиваясь, напомнила Кулу об обещании прийти к ней на работу в отпраздно вать с ее сослуживцами день Конституции. Девушка желает похвастаться перед коллегами ученым-прогнозистом. Кул не находит ничего удивительного в том, что им гордятся женщины. Он такой. Себя Аленов крепко уважает, может даже любит.

…– Ты плачешь?

В глубине сада, за забором залаяли пограничные собаки. Из балконных щелей дует осенним холодом. В комнате темно. Чем она расстроена?

– Что с тобой?

– О Панеке думаю.

Я промолчал Неправда, что я не думал о ней. Но как? В начале месяца я сказал маме, что Панека должна жить с нами. Не потому, что я полюбил девоч ку как родную дочь. Дело опять же во мне. Ребенок должен жить с нами в любом случае. Буде иначе, я не смогу уважать Айгешат, как мать, как человека. Я и без того переполнен подозрениями. Смирившись с проживанием дочери в доме родителей, Айгешат будет вызывать у меня жалость. Последнее намного печальнее любых подозрений. Какого черта она живет со мной, если она меня не любит?

Да будь я непобедимо-грозный Монтесумо, все равно оставишь ради такого ребенка – опять же карусель получается.

Мама на предложение-вопрос о Панеке ответила, что с моим характером ребенку в нашем доме житья не будет. Не в том смысле, что я изверг закон ченный, но все равно со стороны моя культурность вещь еще более-менее сносная, в семье же она – зрелище для не для слабнервных.

Одиннадцать лет спустя я скажу Айгешат, что меня устраивала безответственность. Она согласится со мной.

Осенью 83-го я и Панека хлебали вдвоем суп. Я поперчил – она перехватила у меня перечницу, я чихнул – она тут же сморщила носик и пробовала по вторить за мной. Получился мышиный "псик". Потешная девочка. Она не подозревала, что человек, которого мама учила звать папой, был далеко не об разцовый отец и для родного ребенка. Да и вообще.

Глава "Living On Myпринадлежит Аллаху".

Own".

Фредди Меркюрьи.

"Моя жизнь Шамиль Басаев.

Детство и юность Малика прошли в микрашах. По молодости шухерил, в девятом классе пробовал выступать в цирке. Получилось. В труппу его приня ли артистом оригинального жанра. Все шло хорошо, к нему стали приглядываться и киношники. Жизнь пошла вспять после случая на гастролях в Таш кенте. Малик погнал, директор цирка уговорил подать заявление по собственному желанию.

С тех пор, а прошло уже лет пять, Малик нигде не работал, не смотря на ташкентский эпизод, отттарабанил год на общем режиме за полграмма анаши, что нашли у него в кармане сотрудники вытрезвителя.

Малик младший брат Кэт. Одно время Кэт и Малик соседствовали по подъезду с заместителем главврача дурдома Ленским. Психиатр уверял Кэт, что Малик их пацан и удивлялся, почему на СПЭКе (судебно-психиатрической экспертизе) соседа признали вменяемым.

Сейчас Ленский на пенсии. По его стопам пошла дочь Ирина, которая работает в третьем отделении республиканской психбольницы.

По тому, как я часто сталкиваюсь с людьми, родственники которых шизики, недолго прийти к заключению о неудержимом влечении друг к другу ро дичей ненормальных. Самого родственника шизика ни один психиатр не сочтет стопроцентно здоровым на голову. Рано или поздно брат или сестра ду шевнобольного, считает врач, окажется у него.

Может поэтому нормальные родственники больного дурдомовских врачей инстинктивно боятся. Так что, когда иной психиатр пребывает в убежде нии о собственной исключительности, в том вины его нет.

Что еще интересно. Муллы из алма-атинской мечети, к которым обращались знакомые за помощью в исцелении ненормальных родственникова при общении с больными выносили свой диагноз: ваш сын (брат) здоров. С алма-атинских мулл что взять? Люди они непогрешимо темные. Выучили тупо и назубок, не зная ни слова по-арабски, несколько мо литв и ездят по ушам правоверным.

Насколько мне известно, в христианстве принято придерживаться народной мудрости о том, что если бог желает кого-либо хорошенько проучить, или духовно перепрофилировать, отправляет человека на курсы усовершенствования к дьяволу. При этом попам не известна конечная цель Создателя по переподготовке несчастного. То ли бог так развлекается, то ли действительно озадачился намерением сделать из грешника полезного обществу человека.

Юродивые, обитающие при церкви не мешают священникам. Задача убогих напрягать паству. Убогие в плену дьявола, то есть они как будто бы по из вестному введению "в начале было слово, слово было убого, – так получился бог", – люди, которые "у бога". Опять же попы росли среди нас, играли в дет стве в те же игры, словом, люди с не до конца выжженными пороками и по самонадеянности все того же книжного знания, уверовавших в свою близость к небу, среди них немало. Отсюда и генеральская надменность священнослужителей. Они все про всех знают, все умеют. Только что без хвостов.

Короче, как и везде, знание слова божьего ничего никому не гарантирует, церковь всегда испытывала и испытывает дефицит на проницательные, вы соконравственные кадры.

Кто такой дьявол? Христианство утверждает: дьявол многолик, это та самая особь, что постоянно гоняет нас по буеракм сомнений. Вера – цельность, монолитность натуры. Безверие – раздвоение, склонность следовать убеждению со стороны, то же предательство. Особо везучим, как, к примеру, тому же Ивану Карамазову, выпадает воочию встретиться с дьяволом, поговорить с ним, задать сатане вопросы по злобе текущего дня.

"В годы первой мировой войны Гессе написал несколько статей о Достоевском. В одной из них, "Мысли об "Идиоте" Достоевского", он косвенно выска зал соображения и по поводу своего творчества. Герою Достоевского, князю Мышкину, писал Гессе, свойственно особое "магическое мышление". Человек, им обладающий, видит правоту противоположных суждений, осознает права как высокого, так и низменного. В этом эссе, как и во многих других статьях и художественных произведениях Гессе, мелькает понятие "хаос". Мотив "мужественного сошествия в хаос" – один из важнейших в "Степном волке". Представление о хаосе у Гессе связано с его занятиями восточной филосо фией и восходит, в частности, к китайской классической "Книге перемен". Однако хаос – то состояние, когда мир теряет четкие очертания и противопо ложности сходятся, – соотнесен писателем и с сознанием современных людей (например, с сознанием Гарри Голдера из "Степного волка"), и с кризисом эпохи. При этом хаос означает не только распад;

он понимается скорее как беспорядок, не исключпа ющий возможность нового творчества. Если человек не мог опереться на непоколебимые нравственные заповеди, если таковых для него больше не бы ло, то, отдав себе полный отчет о хаосе в мире и в собственной душе, он должен был искать новую опору. Там, где обесценивались одни истины, писал Гессе в статье об "Идиоте" Достоевского", могли возникнуть новые.

Гессе оиентировался на "наличное" – стимулом для развития человека должно было стать его желание, или, как называл это писатель в одноименной статье 1919 года, "своенравие". В естественных желаниях людей, полагал Гессе, могут без насилия соединиться две стороны человеческой натуры – созна ние и стихия бессознательных импульсов. Человек, говорилось в романе "Демиан", может фантазировать сколько ему угодно. Он может, например, вооб разить, что хочет на Северный полюс. Однако "обоснованно и достаточно сильно желать я могу лишь тогда, когда желание целиком скрыто во мне са мом, когда все мое существо им наполнено".

Во всех героях Гессе есть эта готовая распрямиться пружина.

Вместо напряженного уравновешивания противоречий, отличавшего героев во многом близкого Гессе Томаса Манна, все они так или иначе предпочи тают крайность, безоговорочность, абсолютность. Как говорится в романе "Степной волк", каждый из них в принципе готов стать развратником или свя тым, а не мучительно уравновешивать в себе эти две живущие в каждом противоположности. Впечатляющие страницы романа посвящены обличению мещанства как "всегда наличного людского состояния", когда люди пытаются соединить крайности – служить богу, но и дьяволу, "быть добродетельным, но и пожить на земле в свое удовольствие". Подобного рода "равновесие", защищающееся людьми "со слабым импульсом к жизни", конечно не было по хоже на героический труд овладения противоречиями, как понимали задачу своей жизни многие персонажи Томаса Манна. И все-таки, пожалуй, лишь Леверкюну – герою "Доктора Фаустуса" (1947) – свойственна та отличающая персонажей Гессе целеустремленность, за которую платят жизнью. Они – ге роические жертвы своего "своенравия", своей судьбы.

Казалось бы, изложенные идеи далеки от политики. И все же они имели прямое к ней отношение. Человек, сформировавшийся как личность, "при шедший к себе", подчинившийся не чужому, а собственному закону, обладал, по мысли Гессе, большей сопротивляемостью по отношению к любой, в том числе и фашисткой, демагогии.

За самым абстрактным и отвлеченным сам славившийся отвлеченностью Гессе хотел усмотреть первичное – чувства. Трескотня прессы, официальная идеология и ее язык, писал он в годы Веймарской республики, бессодержательны потому, что не соприкасаются с главным и фундаментальным – желани ями миллионов людей. Недоверчивое отношение Гессе к Веймарской республике было основано именно на том, что она не отражала сознательной воли народа. Низведение общих политических вопросов до желаний человека и человечества, их "своенравия", было в его руках инструментом социальной критики и беспощадного разоблачения".

Н. Павлова. Из предисловия к сборнику Германа Гессе.

"Быть добродетельными, но и пожить на земле в свое удовольствие".

Людей, всерьез встревоженных личной порочностью я еще не встречал.

Попадаются только те, кто озадачен целью жить припеваючи. Сам такой.

"Наша судьба зависит от наших нравов". Если так, то что такого натворили мои братья, родители, если бог, – опять же если он существует, – так посту пил с нами? За какие грехи придумал он для нас беготню с препятствиями? Тщательно сегодня припоминая, сия тема не сильно преследовала меня в те годы – сам по себе вопрос представлялся лишенным перспективы к разрешению. Никаких зацепок, – одни только бессодержательные ссылки на преврат ности судьбы.

Для спокойствия лучше не задумываться о себе. Удобней отвлекаться на отвлеченные размышления, например, по поводу Гессе.

Н. Павлова особо отмечает: "Князь Мышкин видит правоту как низменного, так и высокого". Мысль ясна и проста: нет ни лучше, ни хуже. Есть только то, что есть. Однако же, противореча себе, Гессе обличает мещанство. Что худого в том, что люди хотят жить с удобствами и развлечениями? По Гессе это люди "со слабым импульсом к жизни", почти кроты. Состоятельные и не очень. За что их обличать?

Каждому ведь свое.

"Мотив "мужественного сошествия в хаос" – один из важнейших в "Степном волке". Жаль, не читал Данте. Хаос у него ад. Слышал, речь в "Божественной комедии" идет о каких-то адовых кругах, наподобие ступеней ГТО. Повод к путешествию у героя Данте имелся. Сошел в ад он в поисках девушки по имени Беатриче.

Хаос, хаос… Почти "барнаульское движение". "Энтропия стремится к бесконечности". У философов энтропия – это мера беспорядка. Стоп.

Получается, что мы уверенной поступью шагаем от порядка к беспорядку? Не может быть! Как это? Мы постоянно совершенствуемся, но выходит, что мы и не пятимся назад, и не шагаем задом наперед, а черт те куда идем?

По современным воззрениям Апокалипсис угрожает с трех главных направлений. От перегрева атмосферы Земли, от Третьей мировой войны и от за вершения жизнедеятельности Солнца. В принципе с первыми двумя угрозами человечество способно совладать. С тем, что когда-нибудь погаснет Солн це, – нет. Хотя, если следовать безумной логике устремленности "от порядка к беспорядку", Солнце может и не погаснуть. Что нам известно о Солнце?

Только то, что там непрерывно взрываются водородные заряды. В остальном одни предположения на уровне дарвиновской теории происхождения чело века. Только крайне невежественный человек способен положиться на ученых, единственный инструмент которых знание. Что знают ученые, чтобы безоговорочно увериться в мандате на непогрешимость? Мещанин – раб вещей, ученый – раб знания, факта. Следовать наставлениям раба способен тот же раб.

"Все реки текут в океан". Почему я засомневался, что наше светило не обязательно должно погаснуть? Солнце отвечает за все, что творится на Земле, оно же и гонит нас в бесконечность.Следовательно, оно вроде бы составная часть перевернутой восьмерки. Мы влекомы "стихией бессознательных импульсов и сознанием" и когда-то и нас прибьет к бесконечности.

…Малику конец света до лампочки, он пофигист. Насколько младший брат Кэт гонимый, невозможно понять. По разговорам и поступкам человек он нормальный. Более того, не боится послезапойных кошмаров.

Если другие при отходняке холодеют от страха, ежели что странное привидится, то Малик всегда готов к встречам с потусторонне уполномоченными.

В одно утро к нему заявился черный кошак. Котяра сидел на подоконнике и смотрел, как брат Кэт подманивал его к себе:

"Кис-кис". Малик приблизился к киске, собираясь погутарить за жизнь – кошак, словно человек, отшатнувшись от него, слинял через окно от циничного хозяина.

– Ты не испугался? – спросил я.

– Да ну… Зачем?

Безбоязненность по пьяни причиняет Малику немало хлопот.

Собутыльники с микрашей народ терпеливый, но фокусник чрезмерно их достает, и с попоек Малик возвращается часто побитым. Гапон, муж Кэт, злится на брата жены за бездеятельность, иногда поколачивает его. Фате, сыну Кэт скоро 4 года и он вслед за отцом повторяет:

"Малик зае…ль".

Пример фокусника свидетельствует, что можно слегка гнать и жить, нисколько не жалуясь на судьбу. Главное, не пугаться утренних кошаков и про чих тварей, замаскировавшихся под привидения.

В институте Сербского Буковскому поставили вялотекущую шизофрению. В перестройку журналисты свидетельствовали, что не существует вялотеку щей шизофрении. Шизофрения она или есть, или ее нет. Журналистам виднее, тем более что при Горбачеве психиатры поджали хвост. Несомненно одно:

у диссидента имелась навязчивая идея, западных наблюдателей сбивал с толку интеллект, самокритичность бунтаря. Буковский писал: в больничке его не кололи, таблетки пить не заставляли. Он наблюдал за обитателями дурдома, что само по себе познавательно и ценно, но организация "Эмнисти интер нешнл" и другие кричали, будто пребывание здорового человека среди больных доставляет правозащитнику нравственные страдания.

Врачи остерегались ставить диссиденту уколы. Несмотря на то, как писал в книге "И возвращается ветер" Буковский, что кагэбэшники имели установ ку добыть доказательства ненормальности правозащитника.

Можно было обойтись и без сульфазина. Достаточно таблеток, чтобы больной стал человеком и забыл про вялотекучку.

Тот, кто читал "Преступление и наказание" легко поймет:

Раскольников гонимый. Читая "И возвращается ветер", ни у кого не возникает подозрений, что Буковский хоть чем-то заслуживает аминазина с триф тазином. Совершенно нормальный человек. Только что чересчур смелый. Бесстрашие не болезнь, свойство натуры.

В откровенной книге диссидента настороживает одна вещь. О родных и близких Буковский упоминает вскользь. Может потому, что не хотел разветв ляться, что чревато перегрузкой повествования, или не желал распространяться о том, как подставлял под удар мать, сестру и прочую родню? Из-за чего у читателя возникало подозрение, будто идеей свержения Советской власти Буковский целиком и полностью обязан исключительно самому себе. В прин ципе и такое может произойти. Но в реальной жизни так не бывает. Все всегда начинается в семье.

Проходь… В избу-то проходь… А то ведь таперича с крохотками тяжело то как… Ты бы знал… До центра далеко… Ой как далеко… Кончатся крохотки и как мне далече косматить под дремучесть…? То-то же… Если один в поле не воин, что в таком случае остается человеку?

Кроме как "возносчиво" обращаться за содействием к богу, – ничего.

Солженицын злится, когда кто-либо напоминает: одной лишь "возносчивостью" в сталинском лагере не выживешь. Бог тут ни причем, если тебе нечем подкормиться и над душой стоит не только вертухай, но и вероломный солагерник. Можно ли выжить в зоне, не прибегая к стуку на солагернков? – важнейшая для Солженицына тема. Александр Исаевич, если кто намекает на его еврейские корни или сотрудничество с администрацией, рекомендует "заткнуть свою поганую глотку".

Властителю дум простительно все. В нобелевской речи Солженицын говорил о том, что одно славы правды что-то – не помню точно что – там переве сит. Правдолюб, что правдоруб, тот же правдолюбивец.

Марек, муж моей двоюродной сестры Клары провел детство с Руфой и так же, как и наш главный фальсификатор истории, не одобряет, когда из Сталина делают затюсканного апостола. Зять мой говорит: "37-й год организовали евреи и они же свалили все на Сталина". По Мареку получается, це ной смерти миллионов евреи спровоцировали товарища Сталина на кровопролитие лишь для того, чтобы мы, нигилистические потомки, имели возможность время от времени тюскать посмертно классика марксизма-ленинизма. Короче, Склифософский, "не о том ли хлопочешь старик, как бы потешить уши других?".

Солженицын пишет и говорит, что характер – это судьба и что человек выше обстоятельств. Про последнее писатель загибает, если только говорит не только о себе. Иван Христофорович тоже в лагере выжил, но-моему, про Сталина, про самое жизнь понимает немногим хуже Александра Исаевича. И.Х. убежден: человек, взятый сам по себе, без всякой посторонней помощи, вооруженный лишь своими представлениями о благочестии, оставшись один на один с обстоятельствами, представляет из себя сущее говно.

Много чего, кроме ГУЛАГА, общего у Озолинга и Солженицына. Прежде всего то, что оба они правильные, вылизанные. Оба ненавидят беспорядок, но познав на себе сталинские методы соблюдения трудовой и общественной дисциплины, обиделись на Сталина. И. Х. знают только в нашем институте, А.И. планетарно знаменит. Тем не менее, Озолинг кажется мне куда как глубже Солженицына. При том, что из всех известных мне думающих людей столь всесторонне понимающих второе начало термодинамики, как И. Х., я никого не знаю, по-моему, Озолингу не хватает простоты. В свою очередь Солженицына как раз-то и отличает простоватость.

А.И. говорит:

" Раньше понимали так: все в жизни определяет среда. А я вам скажу, что это совершенно не так. Я прожил долгую жизнь в самых разных условиях, подчас чрезвычайно тяжелых, и смог убедиться, что среда воздействует иногда враждебно. Но судьба человека определяется не средой. Мы не игрушки в руках истории. Судьба человека – это его характер. На самом деле характер человека – это компас, по которому он идет. В жизни каждого бывает важный выбор, иногда несколько важных выборов. Но есть много мелких вещей, которым мы не придаем значения. Так вот из этих мельчайших выборов и скла дывается наша судьба. А среда по отношению к нам пассивна. Человек всегда выше обстоятельств".

А. Солженицын – "Аргументам и фактам": "Мы не игрушки в руках истории". "Аргументы и факты", N 20, 2004 г.

В чем здесь правда? Вполне возможно, что правда здесь и в том, что "прокурор был глуп, но к несчастью, закончил гимназию с отличием". Критики Солженицына настаивают: в том, что А.И. несет ахинею, повинна его физико-математическая образованность.

Неправда ваша. Потому, как "среда по отношению к нам пассивна".

Даже в том случае, когда "она воздействует иногда враждебно". Все потому, что, как известно, "мы не игрушки в руках истории". Если еще кто чего не понял, повторюсь:

"Человек всегда выше обстоятельств".


"Что вы, котята, без меня делать будете?". Почему тиранам глубоко плевать на приговор Истории? По идее им не должно быть безразлично, что будут говорить о них после смерти. Сталин, свидетельствовал Бехтерев, страдал серьезным психическим расстройством. Но если он псих, тогда и темы для разговора нет – спрос тогда с нормальных.

Для чего мы становимся правдолюбивцами? Если токмо ради того, чтобы кого-то затюскать, то это не достойный для властителя дум уровень. Тренер сборной СССР по хоккею Аркадий Чернышев на просьбу оценить неудачную игру известного в прошлом хоккеиста в решающем матче, как-то сказал: "Я не берусь судить о его действиях, потому что мне неизвестно какую спортсмен получил установку на игру". Сталин, если верить Солженицыну, что суще ствует тот, к кому обращена наша "возносчивость" и что вождь обретается в аду, легко может выкрутиться перед потомками, сославшись на установку от Истории. Тем более, что он и как и мы все, не игрушка в руках истории. Как ни крути, но по должности, которую он занимал, – уровни ответственно сти перед Историей у Сталина и Солженицына все-таки разные.

Югославский матрос… Когда Малик на несколько дней переселяется к матери, он ведет осмысленный образ жизни. Мать на дежурстве, с утра он варит борщ.

Борщец Малик готовит долго и основательно. Пока мясо доходит, циркач калякает по телефону с кентами. Часа через два борщ готов. Он у Малика получается жирный, густой. Звонит Кэт на работу: "Приходи обедать с Наташкой и писакой".

Писакой он обзывает меня. Кэт называет брата трутнем, он посмеивается. Сестре не понять, что если и где мог работать Малик, то только на манеже.

Остальное не для него. Тереза Орловски рассказала о знакомом, работавшем в конторе по снабжению. Когда его уволили со снабжения, знакомый Орлов ски упал посреди кабинета начальника без чувств. Малика рассмешил Наташин пример. Он, по его словам, обрадовался бы.

Тереза Орловски нахваливала борщец.

– Вкусно!

– Завтра буду суп варить, – отозвался хлебосол.- Приходи.

– Суп мясной? – Наташа зачерпнула с донышка тарелки остатки борща.

– Конечно мясной, – Малик вытащил из под носа Орловски пустую тарелку, поставил ее в раковину. – Суп из семи золуп.

К тому, что Малик большой мастер хоккея, Наташа привыкла. Это я не могу привыкнуть, когда кто-нибудь при ней матерится. Хотя Гау и говорила, что я ругаюсь, как биндюжник, мне кажется за посторонними ругательствами в присутствии Орловски стоит желание задеть меня.

В последнее время Терезе достается от матушки. Мама назначила Наташу ответственной за возвращение паспорта и крепко расстраивает по телефону Орловски. Никого кроме Кэт матушка не винит в исчезновении паспорта, кроме того Наташе велено взять на себя и обязанности по прекращению отношений между мной и подружкой Терезы.

После того, как мама по телефону намекнула ей: дружба с Кэт бросает тень на репутацию Наташи, Орловски разревелась… Матушка утешила ее:

– Наташа, не плащ… Ты хороший… Ты не проституция… Безусловно, Тереза Орловски не проституция, находясь меж двух огней, она вынуждена лаврировать на краю. Кэт тоже никакая там не проституция, это матушка от бессилия и сгоряча говорит.

Повторюсь, притягательность Орловски – загадка для женщин. Годы, проведенные в Москве, наложили свой отпечаток на характер и поведение Ната ши с мужчинами. Динамизм, как явление, известен с шестидесятых. Нет оснований относить Орловски к завзятым динамисткам, но повадки столичных вертихвосток она успешно переняла.

В принципе любую женщину можно уговорить на тесное сотрудничество.

Тереза тут не исключение. По складу она и Ольга Мещерская, и старуха Шапокляк, но больше Мальчиш-плохиш, который размягчается при виде корзины печенья и бочки варенья. Никто по-настоящему не пробовал пробу дить у Наташеньки к жизни несомненные ее свойства подлинной, натуральной Терезы Орловски. Сдается, что перед лицом коробки сгущенки и десятка палок сырокопченой колбаски Наташенька может потерять бдительность, а там до и до истинной Орловски рукой подать.

Наташа подарила мне свою фотографию. На снимке она в джинсах и лифчике у костра в горах пробует ложкой похлебку из котелка.

Прекрасная горовосходительница и усердная кухарка.

– Наташа, твоя фотка стоит на моем письменном столе, – сказал я, – Ты моя черемуха!

– Бяша, я твоя муза! – откликнулась Тереза Орловски.

Что легко достается, у того и цена легкая, зыбкая.. Черемуха на столе может и мозолит глаза Айгешат, но она не подает вида, посмеивается. По всему, она искренне полагает, будто фотку Орловски поставил я на лучшее место для создания иллюзии ложного обоза. Про Кэт ей хорошо известно, плюс ко всему она ее видела, когда подруга принесла матушке сто рублей, которые она весной заняла под меня.

В сентябре я проснулся и услышал от Айгешат: "Кто такая Катя?".

– Карлуша. А что?

– Фу! Во сне ты ее всю ночь звал.

Мама в ускоренном темпе вводила сноху в особенности экономного ведения хозяйства. Айгешат про себя улыбается на мамино требование непрерыв но пополнять запасы муки, комбижира и соли – в магазине сей товар не переводится. Матушка сердится на легкомыслие Айгешат и напоминает: "В лю бой момент может все кончиться. Чем будете питаться?".

Мама Гау, Балия Ермухановна, просила раскрыть секрет матушкиных баурсаков. Пропорции Балия Ермухановна соблюдала, как и следовала требова нию ставить тесто на ночь в тепло, но баурсаки у нее, как и прежде, получались резиновые. Айгешат пришла в наш дом без понятий как делать пончики пышными. Не прошло и нескольких дней, как она в темпе подшустрилась и стала печь баурсаки вкусом точь в точь как у мамы.

Мне нравится как она нарезает хлеб. Тоньше чем в ресторане. Еще у нее офигенно получается выпечка. Торты в ее исполнении – закачаешься.

– Чтобы наесться твоими медовыми тортами их нужно хотя бы штук сто, – похвалил я.

– Приятно слышать. Но думаю, что тебе хватило бы и пятидесяти, – улыбнулась глазами Айгешат, – Ты и без того упитанный.

Упитанный? Это есть.

Ознакомила мама сноху и с содержимым сундуков и серванта.

Самое ценное в серванте старое серебро с вензелем "М.Е.".

Купила матушка подстаканники и ложки у эвакуированных на акмолинском базаре в 43-м. Кто-то маме сказал, что серебро раньше принадлежало се мейству Салтыкова-Щедрина. Якобы "М.Е." – начальные инициалы сатирика – "Михаил Евграфович". Наверняка это не так. Маме же нравится считать по купку серебром графа. Если так, то подстаканникам и ложкам Михаила Евграфовича не место в нашем доме. Она думает, если купила за цену хлеба чу жую вещь, которая есть семейная память, то это не мародерство.

Лучшая подруга Шафира младше ее, но мама не считает зазорным следовать образцам благополучия жены отставного милиционера. Вазы и тарелки севрского фарфора тетя Шафира возможно приобрела и в комиссионке, что меняет существо темы, и у меня нет подозрения, что она, как и моя мама, не обращает внимания на народное предостережение: "Чужие вещи счастье в дом не приносят".

Для кого-то красивые вещи – символы, что дороже денег, а для иных и средство наживы. Маркиза сейчас вдова писателя и дабы достойно утвердиться в почетном статусе скупает у матушки черепки, выбракованные при очередной инвентаризации. Кто-то давным-давно вбил глупышке, что она знатного рода. Тетенька вспомнила об аристократических корнях и явочным порядком спешит предъявить доказательсва собственной исключительности. Марки за поотстала от веяний – в комиссионках не на что смотреть – и верит на слово, что втюхиваемые ей вещички только-только входят в Европе в моду. Ма тушка ломит цены с потолка, подруга не задумываясь, лезет в кошелек. Чего не сделаешь ради превращения квартиры в подобие салона степной аристо кратки!

По завершении сделки Маркиза и мама присаживаются на несколько часов поболтать. Возобновляются разговоры бывалых следопытов о чужих день гах. Маркиза отводит душу и ненавистно говорит о неправедно разбогатевших женах писателей. Сидящим рядом впору затыкать уши.

Маркиза и Шафира, пожалуй, единственные, кто ни разу открыто не пошел против мамы. Маркиза хоть и вздорная баба, перечить матушке побаива ется. Шафира сама по себе осторожная, ни с кем не ссорится, знай себе, неустанно зарабатывает образ выдержанной, всепонимающей женщины. Тетя Ша фира умеет слушать, да и у самой есть что рассказать постыдно интересного. Поведает свежую сплетню и никаких комментариев. Разве что спросит: "Что скажете?"..

Айгешат души не чает в тете Шафире. Супруга дяди Урайхана отвечает ей взаимностью и хвалит матушку за подбор и расстановку кадров: "Женгей, вы молодец!". Матушка сама не нарадуется на себя и отвечает подруге жизнеутверждающим: "Энде"!

Сноха пока называет свекровь мамой. Дань положенным в закон привычкам, но по возрасту матушка не годится ей в мамы. Папу Айгешат зовет аташ кой. Мама готовит для отца немудрящую еду отдельно, Айгешат относит завтрак в кабинет и минут через десять спрашивает:

"Аташка, как поели?".

– Спасибо, – благодарит папа, – чуть не подавился.

Кто бы мог подумать! Айгешат, любящая предаваться созерцательности, хорошо знающая Кавабату и Акутагаву, с интересом слушает мамины байки про казахских литераторов. Ей интересны и Г.М., и Джамбул, от похождений которого на первой декаде казахской литературы и искусства в Москве она изнемогает от смеха. Она приглядывается и к соседям. Среди них ей жить, надо знать, кто есть кто.

Мама говорит:

– Соседи завидуют мне из-з Айгешат.

Тут она, скорее всего, попала в точку. Если уж Шарбану с Баткен пытались отговорить Айгешат не жить со мной, то что говорить о тете Софье с Балтуган. Обеих мама выкупает по глазам. Балтуган к нам не ходит, тетя Софья по старой привычке заглядывает и мама назло ей рассказывает про то, как ей неслыханно повезло со снохой, с учеными-сватами. Соседка опускает глаза, молчит.


Жарылгапов далек от бабьих сплетен. Айгешат ему нравится, при ней он тактично забывает об аргынофобии и, что уж совсем неожиданно, соглашает ся с лицемерными вводными матушки: "И среди уйсуней встречаются хорошие люди".

Моя жена слушает Жарылгапова с открытым ртом.

– Дядя Ислам, вы интереснейший человек!

Жарылгапов усмехается:

– Келин, сен маган жакслап кюймак псир. Мен саган коп ангеме айтайим.

Дядя Ислам любитель оладушек, еще его радует знание маминой снохой казахского. С Ситкой Чарли он разговаривал на русском, со мной тоже не упо требляет казахских слов. В беседах с Айгешат он то и дело приговаривает: "Барекельде!". Ему много приходится бороться за открытие казахских школ в Алма-Ате, и если бы кто сказал ему, что его подвижничество никому не нужно, он бы сильно кайфанул. Хотя он и сам видит: русские не видят причин ин тересоваться казахским языком не потому что он недостаточно благозвучен и хорош – кто его разберет? Что уж там, русские все видят и им привычней чуять нутром.

Они прекрасно видят, что из себя представляет тот же казахский ученый или писатель. Среднеарифметически это сын животновода, который закон чив школу, едет в город, заканчивает университет и вместив в себя чужую премудрость, начинает во всеуслышание глаголить на уровне ликбеза. Язык тут ни причем, вторяки никому не интересны.

Мысал ушын, мне режет уши немецкий. Какая-то маскулина слышится в дойче, но немцы принудили учить свой язык не тем, что он немецкий, а сво ими людьми. Причина в носителях языка. Мало того, что кочевник человек без биографии, ему не о чем поведать миру кроме того, как о том, как он пас овец. На дворе вторая половина ХХ века, но и с книжками под мышками мы все те же братуханы Чингисхана.

Жарылгапов прекрасно знает, что почем и кто откуда. Но и ему часто изменяет объективность, он верит в заговор против языка, против казахов и как то повторил услышанное от Ауэзова о том, что Абай ни в чем не уступает Шекспиру и Гейне, и беда степного философа только в том, что он родился казахом. Один из лучших знатоков русской сло весности не в силах смириться с положением родного языка.

Он рвет и мечет, придумывает новые слова и не просит за них денег.

Только бы язык выглядел на уровне его новых изобретений. Слово "аргынофобия" он придумал в связи со страхами, царившими в мире в 50-х, отслеживая политическую жизнь планеты. При всей европейскости словосочетание вторично, но оно нисколько не коробит слух, поднимает ка захский на новые уровни.

Айгешат понимает и разделяет озабоченность Жарылгапова, нажарив оладьи, она звонит соседу: "Дядя Ислам, приходите пить чай".

Вместо Карины второй год работает Света Волкова. Зовем мы ее оторвой. Зовем за то, что выводит из себя Шкрета. У Саши к приходу Светы накапливается писанина для перепечатки. И пока она, как всегда задерживается на час – полтора, Шкрет, которого ждет Чокин с перепечаткой, мечет икру. Волкова появляется и Саша на нее: "Света, ты где была?".

– Где я была – это мое дело.

Мы гогочем, Шкрет столбенеет.

– Что за шут?

Оторве 20 лет. Она живет с мамой и рассказывает о танцах в пограничном училище. Жених ее курсант, по окончании училища оторва уедет с ним на дальнее пограничье. Девчонка любит посмеяться, я с ней ругаюсь. Ругаемся мы с ней из-за цветочных горшков. Света запрещает нам курить в комнате.

– Оторва, – угрожаю я, – будешь продожать на нервы действовать – все листочки твоим цветочкам оторву!

– Кончай, Бек, – Волкова стучит по клавишам и улыбается, – ты не такой.

Притирка идет трудно. Напившись, я спросил Айгешат: "Почему ты пошла за меня? Ты ведь не любишь меня".

– Я надеялась со временем влюбиться в тебя.

Мыслимое ли дело, спать с чудовищем и надеяться в него влюбиться?

Матушка успокаивает ее: психованность сына не от неспособности оценить то, что он получил. За непорядком в наших отношениях стоит Кэт. Она и вертит твоим мужем-дураком, и подстрекает его на разрыв.

Не поддавайся на провокации. Враги только и ждут развала семейного счастья.

Подробней других о моем положении осведомлен Дракула, он свой человек и там, и тут, и по его разумению мне бы жить, да радоваться.

В житейском смысле он может и прав, только Дракула не знает, что творится со мной. Я вибрировал. По-настоящему хотел только пошлячку Кэт, с Айгешат мне сподручней вести умные разговоры. Голова прочно пошла в отказ: перед глазами один лишь Центр мироздания Кэт.

Прошло полтора года с начала нашей с ней связи. У нормальных мужиков давно бы состоялась замена еще в первом тайме, я же все больше и больше распаляюсь от вожделения. Кэт ставит мне рога не только из натуральности ее стремления к новизне ощущений, но и потому что я слабак. И спит со мной всего лишь из опаски, что в случае отказа я ее выживу с работы.

Мне мало обеденных стыковок на квартире ее подруги. В рабочее время мы запираемся во внутренней комнате, и прижав ее голову на стол Руфы, я на спех овладеваю Кэт. Она возмущается, говорит, что мы беклемишимся как животные.

На чердачных оперативках Кэт предрекает мне недееспосбность от уколов семейного врача.

– Она тебя заколет.

Айгешат никаких уколов мне не ставила, шарабан и без иньекций шел циркулем. Чем больше я делал из себя Кугеля, тем чаще просыпался среди но чи и глядя, на спящую рядом Айгешат, думал: "Она запросто может забеременеть, но не страхуется. Это у нее такая целевая программа по созданию в го лой степи топливно-энергетического комплекса. Если она забеременеет, мне хана".

Я не хочу от нее ребенка. Она это чувствует, она это знает, и тем не менее готова выносить в себе мое повторение. По идее, мужик должен дорожить честью, оказываемой ему женщиной, какими бы при этом побуждениями она не руководствовалась. Это я хорошо понимал. Как и то, что женщина рожа ет детей не для мужа, – для себя.

Рассердившись на мою культурность, мама кричит: "Ты – скот!".

Скот не скот, но она сама торопила события. Кто виноват, что я вырос в потребителя? Матушка? Пожалуй, нет. Только я сам. Злясь на меня, мама дума ла, что когда-нибудь я научусь отдавать долги. Произойдет это, когда я окрепну с помощью Айгешат. Пока, говорила она снохе, надо беречь мужа. Впере ди его ждут великие дела.

Скончался Аблай Есентугелов. Накануне вечером разговаривал по телефону с тетей Альмирой, а к утру остановилось сердце. Дяде Аблаю было 68 лет.

Матушка вспомнила о поверье, по которому большой труженик уходит из жизни, когда предназначенные ему судьбой, дела завершены. Есентугелов много чего успел, прожил интересную жизнь.

Вдове и детям есть чем гордиться.

"Голос за кадром: "Ты хотел узнать, что такое Вечность? Смотри!".

Х.ф. "Любовники декабря". Постановка Калыкбека Салыкова.

Студия "Скиф", 1991.

Айгешат интересны фильмы и биография режиссера Фассбиндера.

Психологическое, бессюжетное кино ей не надоедает. "Советскому кинематографу, – говорила она, – не хватает смелости проникновения в тайны чело веческой психики. Наши фильмы здесь прямолинейны". Не во всем с ней согласен, тем не менее она целиком права в одном: отечественным киношни кам присуще привычка сразу брать быка за рога.

Тем не менее, есть советские фильмы для меня совершенно непонятные.

Например, "Парад планет".

Малик ждал меня на углу возле своего дома не один. Бородатый симпатяга в фирменном джинсовом костюме и синей бейсболке, что пришел с ним, внимательно смотрел на меня.

– Костя, – он протянул руку и спросил. – Ты не Бектас?

– Он самый.

У парня мягкие карие глаза, улыбка прячется в усах..

– Ты меня не помнишь?

– Нет.

– Мы с тобой жили по соседству, – сказал бородач и уточнил. – В детстве… Я у тебя дома бывал и ты еще нас на балконе оладьями кормил.

– На Кирова?

– На Кирова.

– Все равно не припоминаю. Ты во дворе Эдьки Дживаго жил?

– Нет. Наш дом примыкал к школьному двору.

– Это где груша росла?

– Что-то там рядом с домом росло… – Костя снял бейсболку, почесал затылок. – Почему ты меня не помнишь?

– Извини… Но… – я развел руками.

– Тогда меня звали Копеш.

Копеш? Имя знакомое. Кажись бегал средь нас такой.

– Малика откуда знаешь?

– Я в микрашах живу. – А-а… Чем занимаешься? – Я кинорежиссер.

– Фамилия? – Салыков. Салыков? Костина физия лычит для режиссера и одет он джазово. Но про киношников с такой фамилией ничего не слышал.

Мы поднялись домой к Малику. Костя парень словоохотливый.

Рассказал: кино временно не снимает. В прошлом году попал с Айтматовым в аварию, полгода пролежал в больнице, сейчас ходит с пластиной в черепе. – Кроме Айтматова кого еще знаешь? – с ехидцей спросил я.

– Сережа мой друг.

– Какой Сережа? – Параджанов. Айтматов еще куда ни шло, но про дружбу с Параджановым сосед мой заливает. – Звиздишь пацан. – Нан урсын. – Не клянись на хлебе, голодным останешься. – Почему ты мне не веришь? В разговор вмешался Малик. Он мацевал в ладони башик ручника и говорил за Ко стю. – Прикинь, неделю назад Параджанов ему с Джигой звонил… На "Мосфильме" они для Кота сценарий нашли. Джига? Это еще кто такой? – Джигу не знаешь? – Малик рассмеялся. Джигарханян! Ему тоже понравилась "Дыня" Кота.

Джига еще что! Югославов Малик называет и вовсе югами. – Какая дыня? – Фильм Кота так называется. Еще один звиздун. Костя говорит Малику, что он человек глубоко творческий и что когда-нибудь он его обязательно снимет. Это когда он окончательно придет в себя после аварии. – Костя, пойдем ко мне домой, – водку мы допили, косяк они спалили. Надо продолжить. – С мамой познакомишься. Только не распространяйся, что ты ка кой-то там режиссер. Я скажу, что ты племянник первого секретаря Каракалпакского обкома партии Салыкова.

Какимбек Салыков кокчетавский казах. Работал вторым секретарем Джезказганского обкома, побыл в Москве инспектором оргпартотдела ЦК КПСС, недавно сменил проштрафившегося каракалпака Камалова. Маме будет приятно узнать, что бывший сосед родственник перспективного челове ка. – Хоп. – Кот не обиделся за кинематограф. Кот был пьян, но не вызвал подозрений у матушки. Рассказал, что ВГИКов не заканчивал, служил в армии, в Москве три года играл в ансамбле "Самоцветы", учился в театральном институте в Алма-Ате, пахал в Чимкентском областном театре и недавно в срочном порядке попер в кинематограф.

Айгешат он тоже понравился. Ей он не удержался сказать, что его задумки способен осуществить только Тарковский. Еще Костя ей и мне сообщил по секрету: "Перед вами самый красивый казах. Вот почему я был пять раз женат и у меня семеро детей". – Зачем тебе столько детей? – спросил я. – Женщи ны хотят от меня иметь ребенка. Не могу же им отказывать. – Понятно. Кот ушел, Айгешат сказала: "Костя действительно очень красив". – Одухотворенно красив, – уточнил я и добавил. – Только врет много. – Скорее, фантазирует, – поправила меня жена, – Он художник. – Какой он художник? Гусогон он. Бы ло бы неплохо, если бы Костя хоть чуточку не врал и что-то из себя представлял. С нашего двора так никто и никуда не пробился. Какие-то мы все про стые. – Интересно, он меня помнит, я его – нет. – Старшие не помнят младших. – сказала Айгешат. "Да-а…? подумал я. – Костя помнит а и?ы оладьи. Надо ие". Копеш, Копеш… Постой… Понемногу я стал припоминать. Был такой малек среди нас. Жил он в доме-развалюхе, за штакетником, подпиравшим школьный двор. А-а… Вспомнил. Мы играли в войну и Совет назначил его своим ординарцем.

Было это 7 ноября 1957 года.

Глава 13 Я открыл отчет лаборатории ядерных процессов и прочел заглавие: "Экситонная модель ядерных взаимодействий". Атомщики не стоят в сто роне от поветрий. Моделями заражены производственники, социологи, спортсмены. Дошло до выездной модели Лобановского и Базилевича. Авлур тщательный мужик и зря ничего не говорит. – Физика атомного ядра терра инкогнита – сказал он.. По нему, описывать ядерные процессы математическими моделями некоторым образом легкомысленно. Модель работает лишь при определенных ограничениях, из рассмотрения убираются ряд существенных показателей – иначе искомые величины не поддаются исчислению. Эмипирики это понимают и тем не менее ничего поде лать не могут – других методов счета показателей на сегодняшний день нет. Объединение моделей в одну большую тоже мало что дает. Большая модель содержит те же ограничения, или, если выразиться точнее, допущения, условности, какие в любом случае дают всего лишь приблизительную картину происходящих внутри ядра процессов. Это все равно как по уговору с Озолингом условиться считать, что температура окружающей среды везде постоянна и равна 25 градусам Цельсия. Для простоты счета энергии на необратимость это может и оправданно. Корректны ли упрощения в ядерной физике? Физика не экономика, и не от хорошей жизни атомщики идут на упрощения. Эпоха великих открытий в естествознании кончается тогда, когда открытия приобретают прикладной характер. Начинается повальное обы денное исследование поведения газов в безобразно изогнутой трубе. Отсюда и берут истоки разссуждений о коллективном творчестве, крупняки привы кают к пребыванию в роли амбалов для отмазки. Симптомы того, что физичекая наука мало-помалу "много для себя полезного исчерпала", налицо. Капи це дали Нобелевскую премию за сверхтекучесть жидкого гелия. Открытие физик совершил до войны. Мало того, за теорию сверхтекучести Нобеля уже давали в шестидесятых.

Сверхтекучесть гелия – красивое открытие, его можно проиллюстрировать без формул и цифр, она завораживает обывателя.

Частный, необъяснимый случай, который на много лет вперед загрузил криогенщиков. Время открытий, сделанных на кончике пера, подходит к кон цу. Ученые ждут человека, который разложит все по полочкам и даст объяснение нынешним нестыковкам – создаст единую теорию поля. Теория поля должна объять необъятное. С ней все встанет на свои места.

Дальше что? Дальше пойдет скукота такая, что скоро и на футбол будет идтить неохота. Как всегда, наука – производству. По времени Ренессанс совпал с расцветом ремесленничества. Нам кажется, будто имеем дело с научно-техническим прогрессом, в то время как на дворе вторая ре дакция ремесленнической революции. Вспоминаю о галилеевых преобразованиях и вижу перед собой дрожание системы координат Х-У Z. "Галактики разбегаются…". "В расширяющейся Вселенной, что ты значишь, человек?". Смотрим в небо и понимаем, какие мы все-таки мураши. Что на сегодняшний день имеем? Преобразования Галилея подходят к завершению, заколыхалось трехмерное пространство, люди задвигались как на картинах Брейгеля. Кас паков квасит вторую неделю.

И остановиться не может, и бюллетень нужен. Айгешат положила Жаркена к себе в отделение. Поспать она любит. Чтобы не опоздать на работу, вста ет Айгешат в полседьмого и с двумя пересадками едет в Покровку.

Больница небольшая, отделение на десять коек, туалет с умывальником в коридоре. Каспаков на время позабыл про собственный уровень и на удоб ства не в претензии. Пришел в себя, появился аппетит.

Бухгалтерия отказывается оплачивать прогулы, да и Чокину надоело грозить увольнением. Подготовлен приказ о переводе Каспакова в старшие науч ные сотрудники. Исполнять обязанности завлаба приказано Шкрету. 11 ноября вышел из печати "Простор". Редактор отдела на треть обкорнал материал. Автору видней. Если читать слитно, то невнимательный читатель может и не заметить ходульных фраз;

огрехи стиля перекрывает актуальность вопроса. Очерк получился слабый.

Институтские очерку удивились. Удивились как появлению за моим авторством публикации, как и тому, что якобы написанное – правда. В лаборато рии любой мог подметить разницу между якобы правдой и реальностью. Но все, как сговорились, отмечали смелость, которая состояла в том, что я не по щадил себя. Наигранность саморазоблачения никто не желает замечать.. Тане Прудниковой материал понравился, особенно то место, где речь идет о То ляне. "Почему ты не назвал Зяму по имени?". Она догадалсь, от чего Толян не обозначен, – кандидаты и доктора наук идут в очерке под своими именами и фамилиями, – Зяма проходит под безликим "друг". Таня догадалась и сняла с меня обещание, что когда-нибудь я напишу про Толяна все как есть.

Именинником по институту ходит Иван Христофорович. Его спросили, как он понравился себе в журнальном варианте, И.Х. снял очки: "А что?

По-моему, неплохо". Он настолько удовлетворен, что не желает замечать ляп про "раскаленные добела провода ЛЭП". Кул остановил его в коридоре:

"Иван Христофорович, так это правда, что вы отказались защищать докторскую?". И.Х. бросил на ходу: "Все вопросы к Бектасу".

Недоволен очерком Темир Ахмеров. Недруг открыто негодует: "Ахметова надо повесить". Повесить меня следует за Жаркена, чью широту и "щемящую человечность" я расписал, не жалея прилагательных. Темир меня уже не волнует. Не находит себе места из-за очерка? Так это прекрасно!

Чокин если еше не прочитал материал, то неизбежно прочтет. Положение обязывает и самое главное, о чем сказал мне гидрик Бая, – директор ищет чело века, который сделал бы ему мемуары.

Желательно, чтобы этот человек разбирался в энергетике. На побывку приехал Иржи Холик. В обед он, я и Керя пошли на Никольский базар искать по сылочный ящик. Иржи нервничает: до отхода свердловского поезда надо успеть заскочить в магазин, оттуда на почту. Купили всего понемногу, Кук боит ся загула и денег Иржику дал впритык. В магазине Керя свалил конфеты, печенье и сигареты в посылку – ящик заполнился на треть. – Не психуй, – сказал я Иржику. – Если попросишь отправить Таньку или Сюсявую, то еще успеем бухнуть на дорожку. – Нельзя. – Почему? – Сожрут. На тетрадном листочке Иржи выводит каракули: "Наташка! Времени нет. Заскочил на два дня.

Вернусь к марту. Привет от Кери и Бектаса. Ержан". – Добавь пару теплых слов. – сказал я. – Каких теплых слов? – Иржи поднял голову.

– Ну там, жду, люблю… – Еб…лся? На зоне Магда более всего мучается без курева. В последнем пи ьме отписала, что иногда приходится курить матрас ную вату.

В Минусинске, где Иржику с кентами предстояло валить лес для куковских коровников, снег выпал в октябре. В тайге ни телевизора, ни радио, пита ются макаронами. За нарушение сухого закона бывший боксер Кук работников избивает. Бичи понимают хозяина. По иному не освоить выделенные рай сельхозуправлением деньги.

Пашет у Кука и Валей. Керя и рад был бы поработать с кентами, но не на кого оставить больную мать.

Отпустил Кук домой Иржика по неотложному делу. Умерла квартирная соседка. Пока не опомнилась Валюня и домоуправление, надо срочно занять освободившуюся площадь. Вчера Холик переоформлял лицевой счет покойницы на себя. Теперь у него отдельная двухкомнатная квартира.

На второй или третий день после выхода очерка повел я Айгешат к Умке. Не знаю для чего. К ней в гости пришли три мужика моего возраста. С собой я захватил журнал. Умка пишет стихи и ей в самый раз разделить радость братишки, да заодно и не помешало бы поближе познакомиться со снохой.

Умка повела себя вызывающе. На журнал ноль внимания, плюс ко всему, через каждые полчаса уединялась в соседней комнате с гостем, казачон ком-филологом. Мужичок послушно следовал за хозяйкой, с опущенной головой выходил из комнаты и, похоже, не понимал, чем он так приглянулся еще не пьяной Умке.

– Пошли, – сказал я Айгешат. – Кажется, я напился.

Мне не показалось. В прихожей я долго не мог с помощью Айгешат натянуть сапоги и что-то там недовольно бормотал. Из комнаты для уединений вы шла Умка и отвязалась на меня: "Алкаш!".

Я не замедлил выставить блок. Припомнил ей и Карла Маркса, и Цеденбала с Гуррагчой. Умка сразу умолкла.

– Не тряси кровать… Фу ты, черт! Я думал, она спит.



Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 26 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.