авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

«ПАЛЕОНТОЛОГИЯ И СТРАТИГРАФИЧЕСКИЕ ГРАНИЦЫ LVIII СЕССИЯ ПАЛЕОНТОЛОГИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА Санкт-Петербург 2012 РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ...»

-- [ Страница 4 ] --

Интерпретация палинологического материала проводилась с помощью ландшафтно фитоценологического метода (Борзенкова, 1992). Весь состав палинофлоры был разделен на несколько эколого-климатических групп растений: хвойные умеренного климата (Abies, Picea, Tsuga), субтропические хвойные (Dacrydium, Podocarpus, Cathaya, Keteleeria, Cedrus и др.), теплоумеренные лиственные породы (Fagus, Quercus, Carya, Zelkova, Juglans и др.), субтропические лиственные растения (представители семейств Myricaceae, Araliaceae, Fagaceae, Icacinaceae, Lauraceae, Hamamelidaceae, Alangiaceae, Arecaceae и др.), субтропи ческие папоротники (Anemia, Lygodium, Mohria, Cyathea и др.), травянистые растения (представители семейств Chenopodiaceae, Asteraceae, Poaceae и др.). Была построена диа грамма, кривые которой отразили процентные соотношения содержания растений, состав ляющих перечисленные выше группы (Рис.). Кривая сосны на диаграмме приводится от дельно, как интразонального растения и показателя увлажненности.

Рис. Сводная палинологическая диаграмма сарматских отложений Восточной Грузии.

Анализ всего материала позволил проследить динамику растительного покрова и установить 5 этапов развития. Основанием для выделения этапов послужили, с одной сто роны колебания ареалов субтропических растений, теплоумеренных лиственных пород, субтропических папоротников и сосны в составе лесных ценозов, а с другой – сокращение лесов в целом за счет расширения площади травянистых сообществ. Леса с участием пере численных выше растений, за исключением сосны, наибольшим ареалом обладали в этапах I, II и IV, из которых II можно рассматривать, как климатический оптимум. Обратная кар тина имела место на протяжении III и V этапов, когда ареал лесов сокращался, и увеличи валась площадь распространения травянистых ассоциаций.

Одной из главных причин, влиявших на динамику растительного покрова, было из менение климата, ксерофитизация которого начала проявляться уже в среднем сармате (этап III). Особенно острый характер это явление приняло в позднем сармате, после чего на большей части территории Восточной Грузии началось господство безлесных про странств (Меладзе, 1967).

Положенные в основу геохронологии этапы развития растительности можно рас сматривать, как обоснование для расчленения сарматских отложений Восточной Грузии на мелкие стратиграфические единицы – палинозоны.

НОВЫЕ НАХОДКИ АММОНОИДЕЙ И ОБОСНОВАНИЕ ГРАНИЦ НИЖНЕГО КАРНИЙСКОГО ПОДЪЯРУСА НА СЕВЕРО-ВОСТОКЕ АЗИИ А.Г. Константинов ИНГГ СО РАН, Новосибирск, KonstantinovAG@ipgg.nsc.ru Сведения о составе и распространении аммоноидей в карнийском ярусе Бореальной палеобиогеографической области основаны на данных из двух регионов мира: Арктиче ской Канады и Северо-Востока Азии. В Арктической Канаде аммоноидеи происходят из отдельных стратиграфических уровней: из нижнего карния – слои с «Arctophyllites» taimy rensis и Halobia (=Zittelihalobia) zitteli и зона Sirenites nanseni;

из верхнего карния – слои с Arctosirenites canadensis и слои с Jovites borealis (Tozer, 1961;

1994). Наиболее полные раз резы морских карнийских отложений в пределах Бореальной области известны только на Северо-Востоке Азии, что позволило разработать для этого региона детальную зональную шкалу карнийского яруса по аммоноидеям (Arkhipov et al., 1971;

Бычков, 1995;

Констан тинов, Соболев, 1999).

За последние 15 лет был существенно уточнен систематический состав бореальных карнийских аммоноидей и их стратиграфическое распространение (Tozer, 1994;

Бычков, 1995, 2007;

Константинов, 1995, 1999, 2006). В составе карнийских аммоноидей Cеверо Востока Азии доминировали представители двух семейств – Trachyceratidae и Sirenitidae, являвшиеся также характерным элементом фауны аммоноидей позднего триаса Тетиче ской палеобиогеографической области. На Северо-Востоке Азии трахицератиды и сирени тиды были представлены значительным числом бореальных и эндемичных сибирских ро дов: «Protrachyceras» («P.» omkutchanicum Bytschkov), Seimkanites, Yanosirenites, Neosire nites и Kedonosirenites. В единичных местонахождениях встречены своеобразные арпади тиды Siberioklipsteinia (Константинов, 2006) и клионитиды Obruchevites (Вавилов, 1977).

Роды Yakutosirenites, Arctoarpadites и Arctophyllites встречаются и в Арктической Канаде. К космополитным родам в составе карнийского комплекса аммоноидей Северо-Востока Азии относятся три рода – Neoprotrachyceras, Sirenites и Proarcestes.

Сокращение таксономического разнообразия бореальных аммоноидей в начале позднего триаса и высокая степень их эндемизма порождают спорные вопросы и пробле мы при бореально-тетической корреляции карнийских отложений, которая остается в зна чительной мере условной. Мостом между схемами карния различных палеобиохорий слу жат разрезы Британской Колумбии и, отчасти, Арктической Канады, в составе аммоноид ных комплексов которых присутствуют как тетические, так и бореальные элементы. Зна чительный потенциал для обоснования бореально-тетической корреляции отдельных зон карнийского яруса имеют также детальные морфологические исследования аммоноидей и поступление новых материалов по группе из разрезов Северо-Востока Азии.

Зона Stolleyites tenuis Северо-Востока Азии и Свальбарда сопоставляется по нали чию рода Stolleyites с нижней частью зоны Trachyceras desatoyense Британской Колумбии (Константинов, 2008а, б). Вместе с родом Stolleyites нижнюю часть канадской зоны T. desatoyense характеризуют лишь Daxatina и Clionitites а род Trachyceras и вид T. desatoyense Johnston появляются в более высоких слоях. Нижняя граница карниийского яруса в Альпах, совпадающей с основанием подзоны Trachyceras aon зоны Trachyceras ao noides, проводится по появлению вида-индекса (Krystyn, 1978). Учитывая близость видов T. aon и T. desatoyense, отмеченную многими авторами (Johnston, 1941;

Silberling, Tozer, 1968;

Krystyn, 1978;

Ulrichs, 1994), с подзоной aon сопоставляется лишь средняя часть зо ны desatoyense, в которой появляется вид-индекс. В верхней части зоны desatoyense из вестны находки вида T. aonoides Mojsisovics. Эти слои эквивалентны верхней подзонe Tra chyceras aonoides одноименной зоны Альп. Таким образом, нижняя часть зоны desatoyense Британской Колумбии, где встречен Stolleyites, и зона tenuis Северо-Востока Азии и Свальбарда занимают более низкое стратиграфическое положение, чем альпийская подзо на aon и имеют поэтому позднеладинский возраст. Нижняя граница карнийского яруса на Северо-Востоке Азии совпадает с основанием зоны «Protrachyceras» omkutchanicum. Такое положение границы отвечает точке зрения А.С. Дагиса (Дагис и др., 1979) и, на наш взгляд, обосновывается как корреляционными построениями, так и наиболее резкими эво люционным преобразованиями бореальных аммоноидей на этом уровне. Так, к этому ру бежу на Северо-Востоке Азии приурочено вымирание последних натгорститид (Stolleyites) и появление первых трахицератид («Protrachyceras» omkutchanicum) (Константинов, 2008а, б). В последнее время автором в процессе ревизии раннекарнийских трахицератид, основанной на типовом материале с Омолонского массива, в зоне omkutchanicum была об наружена форма, которая по ряду признаков (инволютная раковина с быстро нарастающи ми в высоту оборотами, крутая нависающая умбиликальная стенка, частые сильно сигмои дально изогнутые ребра на боковых сторонах с узкими межреберными промежутками, не сущие многочисленные спирали бугорков, двойные бугорки вентральных спиралей, распо ложенные под тупым углом с вершиной, обращенной в сторону устья) резко отличается от «Protrachyceras» omkutchanicum Bytschkov и относится к роду Trachyceras Laube, (Константинов, в печати). По особенностям скульптуры этот экземпляр является близким к видам, известным в подзоне aon Альпийского региона (Ulrichs, 1994), что позволяет пред положить вероятную синхронность зоны omkutchanicum c подзоной aon. Недавно были получены также новые данные по систематическому составу аммоноидей из зоны Yakuto sirenites pentastichus о-ва Котельный (Брагин и др., 2010;

Брагин и др., в печати), представ ляющие большой интерес для уточнения бореально-тетической корреляции этого интерва ла и обоснования границы нижнего и верхнего карнийского подъярусов. Присутствие ам моноидей Arctosirenites сanadensis Tozer в средней части зоны pentastichus обосновывает прямую корреляцию этой части разреза о-ва Котельный с одноименными слоями Арктиче ской Канады, с нижней подзоной зоны Tropites welleri Британской Колумбии и с нижней частью альпийской зоны Tropites subbulatus. Находка аммоноидей Proarcestes winnemae Smith, известных из зоны Tropites dilleri Калифорнии, а также наличие Y. pentastichus (Vo zin) в нижележащих слоях изученного разреза на о-ве Котельный, позволяют как по стра тиграфическому положению, так и по общим формам аммоноидей, сопоставить нижнюю часть зоны pentastichus c зоной dilleri. Зона Neosirenites armiger Северо-Востока Азии со поставляется с зоной Sirenites nanseni Арктической Канады и верхней частью альпийской зоны Austrotrachyceras austriacum как по своему стратиграфическому положению, так и по наличию рода Sirenites s.s. (Sirenites senticosus (Ditmar), S. ex gr. ovinus Tozer). Таким обра зом, граница нижнего и верхнего карния на Северо-Востоке Азии примерно соответствует границам зон armiger и pentastichus.

Корреляция остальных биостратонов карнийского яруса Северо-Востока Азии, оха рактеризованных бореальными и эндемичными сибирскими таксонами аммоноидей, ус ловна и осуществляется по их стратиграфическому положению.

Работа выполнена при поддержке программ РАН № 20 (Региональные схемы стратиграфии арктических территорий и акваторий России) и № 24 (Мезозойская и кайнозойская эволюция бореальной биоты).

ИНФРАЗОНАЛЬНОЕ РАСЧЛЕНЕНИЕ ВЕРХНЕМЕЛОВЫХ ОТЛОЖЕНИЙ КРЫМСКО-КАВКАЗСКОГО РЕГИОНА НА ОСНОВЕ АНАЛИЗА ИЗМЕНЕНИЯ СИСТЕМАТИЧЕСКОГО СОСТАВА ПЛАНКТОННЫХ ФОРАМИНИФЕР Л.Ф. Копаевич Московский государственный университет, lfkopaevich@mail.ru Для Крымско-Кавказского региона установлено 14 зональных подразделений и подзоны, а также установлено несколько внутризональных уровней в составе коньяк сантонских отложений (Копаевич, 2011).

Thalmanninella appenninica (интервал-зона). Автор: Bronnimann, 1952. Верхний альб. Основание зоны: первое появление индекс-вида в зоне Stoliczkaia dispar.

Thalmanninella globotruncanoides (интервал-зона). Автор: Lehmann, 1966. Выде лена под названием Rotalipora brotzeni, но впоследствии оно изменено, так как зональный вид признан синонимом Rotalipora globotruncanoides Sigal (Robaszynski et al., 1994). Ниж ний сеноман. Основание зоны: первое появление индекс-вида ниже первых находок Man telliceras spp. в разрезе Монт-Ризу, стратотипе границы альба и сеномана.

Thalmanninella deeckei (интервал–зона). Автор: Маслакова, 1978. Верхняя чась нижнего–низы среднего сеномана. Основание зоны: первое появление индекс-вида. Зона имеет ограниченное распространение из-за среднесеноманского гиатуса, выделяется в наиболее полных разрезах Крымско-Кавказского региона.

Rotalipora cushmani (зона полного распространения). Автор: Borsetti, 1962. Воз раст: средний–верхний сеноман (частично). Основание зоны: первое появление индекс вида сразу над среднесеноманским перерывом (основание зоны Turrilites costatus). Распро странение вида-индекса ограничено пределами зоны.

Whiteinella archaeocretacea (зона частичного распространения). Автор: Bolli, 1966. Верхний сеноман (частично)–нижний турон (частично). Основание зоны: исчезнове ние Rotalipora cushmani. Выделяется в пограничном сеноман-туронском интервале, под разделяется на две подзоны – Dicarinella imbricate и Dicarinella hagni. Ранее носила назва ние «зона крупных глобигерин».

Helvetoglobotruncana helvetica (зона полного распространения). Автор: Sigal, 1955. Нижний турон (верхняя часть). Основание зоны: первое появление индекс-вида. Рас пространение зонального вида ограничено пределами зоны.

Marginotruncana pseudolinneiana (интервал-зона). Автор: Pessagno, 1967. Сред ний турон. Основание зоны: первое появление индекс-вида.

Marginotruncana coronata (интервал-зона). Автор: Moorkens, 1969. Верхний ту рон–нижний коньяк. Основание зоны: первое появление индекс-вида. Вид-индекс распро странен вплоть до кровли зоны Concavatotruncana concavata.

Concavatotruncana concavata (комплексная зона). Автор: Sigal, 1955. Возраст зо ны: средний–верхний коньяк–нижний сантон. Основание зоны: появление индекс-вида на уровне находок иноцерамов Volviceramus involutus.

Concavatotruncana asymetrica (комплексная зона). Автор: Postuma, 1971. Верх ний сантон. Основание зоны: постоянное присутствие индекс-вида в слоях с Marsupites testudinarius.

Globotruncanita elevata (зона частичного распространения). Автор: Herm, 1962.

Нижний кампан. Основание зоны: появление первых экземпляров зонального вида в ин тервале, содержащем последние Concavatotruncana asymetrica.

Globigerinelloides multispinus (интервал-зона). Автор: Peryt, 1980. Нижняя часть верхнего кампана. Основание зоны: появление зонального вида. Вид-индекс распростра нен вплоть до кровли зоны Abathomphalus mayaroensis. Выбор зонального вида, входящего в состав группы планомалинид, связан с его широким распространением в различных кли матических зонах, в мелководно-морских эпиконтинентальных и открытых океанических бассейнах (Peryt, 1980;

Копаевич, 2010).

Contusotruncana morozovae (интервал-зона). Автор Маслакова, 1977. Верхняя часть верхнего кампана. Основание зоны: появление зонального вида. Зональный вид рас пространен вплоть до средней части следующей зоны Globotruncanita stuarti (середина маа стрихта). В разрезах Крыма зона охватывает верхнюю часть зоны Belemnitella mucronata и зону Belemnitella langei. В разрезах Северного Кавказа и Предкавказья эта зона содержит богатый комплекс верхнекампанских морских ежей и иноцерамов и соответствует верхней части зоны Pseudoffaster caucasicus и зоне Micraster brongniarti.

Globotruncanita stuarti (интервал-зона). Автор de Lapparent, 1918. Терминальный кампан–нижний маастрихт. Основание зоны: появление зонального вида. Распространение зонального вида: вплоть до границы мела и палеогена. Выбор зонального вида продикто ван его широким распространением.

Abathomphalus mayaroensis (зона полного распространения). Автор: Bronnimann, 1952. Верхний маастрихт. Основание зоны: появление индекс-вида. Зональный вид пред ставлен в разрезах Восточного Крыма, а также в Кавказском регионе, где его распростра нение ограничено пределами зоны.

Соотношение границ ярусных и подъярусных подразделений проводилось на основе сопоставления границ зональных подразделений по планктонным фораминиферам с реко мендуемыми границами по распределению макрофоссилий: аммонитов для границы альба и сеномана, сеномана и турона;

иноцерамов – для коньяка и сантона, белемнитов и аммо нитов – для кампана и маастрихта. Кроме того, привлекались кратковременные «биособы тия»: присутствие в разрезах терминального сеномана ростров Praeactinocamax plenus (Blv.), остатков морских лилий Uintacrinus socialis Grinn. и Marsupites testudinarius (Schloth.) в терминальном сантоне, увеличение отношения планктон/бентос в форамини феровых ассоциациях терминального маастрихта: практически мгновенное «вымирание»

планктонных фораминифер на рубеже маастрихта и дания.

РОЛЬ ПАЛЕОНТОЛОГИЧЕСКИХ ДАННЫХ В УТОЧНЕНИИ ВОЗРАСТА ОТЛОЖЕНИЙ ЛАГИЧСКОГО ПРОГИБА АЗЕРБАЙДЖАНА В.В. Коробанов Институт геологии НАН Азербайджана, Баку, Азербайджан, m.efendiyeva@gia.ab.az Cогласно существующим геологическим исследованиям Лагичская структура – это прогиб, выполненный отложениями майкопа, охарактеризованными, главным образом, их тиофауной (представителями рода Meletta).

Наши исследования установили:

– синклинально-покровный характер строения Лагичской структуры;

– позднеэоценовый–раннеолигоценовый возраст осадочных образований, ранее ошибочно принимавшихся за майкопские (олигоцен–нижний миоцен).

По р. Гирдыманчай на северном (сохранившемся от размыва) крыле крупной опро кинутой на юг Лагичской синклинали стратиграфически снизу-вверх изучен разрез мощ ностью 160-180 м, представленный ритмичным чередованием тонкослоистых с ярким зе леноватым оттенком известковистых аргиллитов и песчаников. В этих отложениях обна ружены: Dictyococcites besectus (Hay, Mohler et Wade), Jsthmolihus recorvus Deflandre, Cycloccolithina formosa (Kamptner), Discoaster barbadiensis Tan Sin Hok, Reticulojenesta umbilica (Levin), Sphenolithus sp., которые, по заключению Р.О. Кошкарлы, указывают на позднеэоценовый возраст вмещающих отложений.

Стратиграфически выше залегает 150-200-метровая толща тонкослоистых зеленова то-серых, темно-серых аргиллитов с прослоями песчаников.

В образцах из переходной между этими толщами пачки известковистых аргиллитов (5 м) обнаружены: Pontosphaera enormis Loсker, Jsthmolithus recorvus (Defl.), Dictyococcites besectus (Hay, Mohler et Wade), Reticulofenestra umbilica (Levin), Cycloccolina formosa (Kamptner), которые также по заключению Р.О. Кошкарлы, указывают на позднеэоцено вый–раннеолигоценовый возраст вмещающих отложений.

В образцах верхней толщи обнаружены: Coccohithus copelagicus (Bram.et Riedel), Dictyococcites besectus (Hay, Mohler et Wade), Reticulofenestra sp., Ericsonia obruta Perch Nielsen, которые, по заключение Р.О. Кошкарлы, указывают на раннеолигоценовый воз раст вмещающих отложений.

Стратиграфически выше расположена 200-250-метровая толща метаморфизованных темно-серых, черных оскольчатых рассланцованых неизвестковистых аргиллитов с про слоями крепких песчаников.

Полученные результаты свидетельствуют о необходимости проведения работ по ус тановлению возраста самой верхней части разреза – ядра Лагичской сиклинали и причины исчезновения его к востоку от сел. Лагич. В совокупности это позволит лучше понять роль и значение Лагичской структуры в альпийской геодинамике Юго-Восточного Кавказа.

РЕПЕРНЫЕ УРОВНИ ДЛЯ РЕГИОНАЛЬНОЙ И МЕЖРЕГИОНАЛЬНОЙ КОРРЕЛЯЦИИ НИЖНЕГО КЕМБРИЯ СИБИРСКОЙ ПЛАТФОРМЫ ПО ТРИЛОБИТАМ И.В. Коровников ИНГГ СО РАН, Новосибирск, KorovnikovIV@ipgg.nsc.ru Первые трилобиты, найденные в отложениях нижнего кембрия Сибирской плат формы, являются одними из самых древних в мире. Появившись в начале атдабанского века, трилобиты быстро эволюционировали и в конце раннего кембрия уже были самой распространенной и многочисленной группой скелетных организмов. На основании осо бенностей их распространения в разрезах построены детальные биостратиграфические шкалы нижнего кембрия для разных регионов Сибирской платформы (Ярусное расчлене ние…, 1983;

Кембрий Сибирской платформы, 2008).

Первые появления в разрезах отдельных таксонов трилобитов служат реперными уровнями для внутрирегиональной корреляции нижнекембрийских отложений. Некоторые из этих уровней могут быть использованы и для межрегиональной корреляции кембрий ских отложений Сибирской платформы с другими регионами.

Реперные уровни для внутрирегиональной корреляции:

1) Уровень появления первых «миомерных» трилобитов Delgadella anabara. На Си бирской платформе эти трилобиты появляются в средней части атдабанского яруса и яв ляются видом-индексом региональной зоны Delgadella anabara–Nevadella. Они встречают ся в разрезах разных районов платформы: на р. Лена (среднее течение), в нижнем кембрии Хараулахских гор (северо-восток Сибирской платформы), на Оленекском поднятии и в других районах.

2) Уровень появления в разрезах представителей рода Judomia. Разные виды этого рода появляются в разрезах в верхах атдабанского яруса. Род является индексом регио нальной зоны Judomia–Uktaspis (Prouktaspis). Представители рода Judomia встречаются практически во всех разнофациальных разрезах Анабаро-Синского и Юдомо-Оленекского регионов Сибирской платформы.

3) Уровень появления в разрезах трилобитов Triangulaspis annio и Hebediscus attle borensis. Эти трилобиты появляются в разрезах в самых низах ботомского яруса. Их на ходки отмечены в разрезах среднего течения р. Лена, на р. Ботома. На северо-западе Си бирской платформы (р. Сухариха) данные виды появляются в нескольких метрах выше от установленной там нижней границы ботомского яруса (Репина, 1972). На северо-востоке Сибирской платформы (Хараулахские горы) и на Западном Прианабарье находки этих ви дов указаны немного ниже нижней границы ботомского яруса (Егорова, Савицкий, 1959;

Биостратиграфия и фауна нижнего кембрия Хараулаха, 1974). Однако найденные там три лобиты несколько отличаются от типичных представителей Triangulaspis annio и Hebedis cus attleborensis. Кроме этого имеется морфологическое сходство Triangulaspis annio с мо лодыми экземплярами трилобитов рода Charaulaspis (Коровников, 2010). Таким образом, появление трилобитов Triangulaspis annio и Hebediscus attleborensis в разрезах может слу жить маркером нижней границы ботомского яруса.

4) Уровень появления представителей родов Lermontovia и Paramicmacca – приурочен к средней части тойонского яруса (Ярусное расчленение…, 1983). Однако на этом уровне происходит довольно существенная перестройка нижнекембрийской биоты, поэтому данный рубеж представляется наиболее подходящим для проведения границы та кого ранга, как ярус (Коровников, 2011). Кроме этого, представители родов Lermontovia и Paramicmacca встречаются практически во всех разрезах Сибирской платформы, где име ются отложения аналогичного возраста. Таким образом, данный рубеж может служить маркером нижней границы тойонского яруса нижнего кембрия Сибирской платформы.

5) Уровень появления в разрезах представителей рода Anabaraspis – приурочен к верхам тойонского яруса. Виды данного рода встречаются во многих разрезах платформы и служат видами–индексами региональных зон: зона Anabaraspis splendens – в Анабаро Синском регионе и зона Anabaraspis – в Юдомо-Оленекском регионе.

6) Уровень появления в разрезах трилобитов рода Ovatoryctocara (Ovatoryctocara granulata, Ovatoryctocara ovata), трилобитов Cheiruroides arcticus и немного выше по раз резу – трилобитов рода Paradoxides. Маркируют верхнюю границу нижнего кембрия (или нижнюю границу среднего кембрия). Присутствие этих трилобитов установлено в различ ных районах Сибирской платформы.

Перечисленные выше шесть уровней первого появления трилобитов являются от личными маркерами для корреляции разнофациальных нижнекембрийских отложений в пределах Сибирской платформы. Однако не все они позволяют проводить уверенную и точную корреляцию с другими регионами в силу того, что распространение трилобитов было ограничено пределами Сибирского палеобассейна. Тем не менее, из вышеперечис ленных уровней имеются два, которые могут быть использованы для межрегиональной корреляции и установления нижних границ ярусов МСШ, поскольку характеризующие эти уровни трилобиты помимо Сибирской платформы встречаются и в других регионах.

Реперные уровни для межрегиональной корреляции:

1) Уровень появления в разрезах трилобитов Triangulaspis annio и Hebediscus attle borensis. Помимо Сибирской платформы эти трилобиты встречаются в нижнекембрийских разрезах США, Канады, Англии, Испании, Марокко, Монголии. Широкое географическое распространение и приуроченность первого появления этих видов к нижней границе бо томского яруса Сибирской платформы дает возможность рассматривать эту границу в ка честве кандидата для установления GSSP нижней границы четвертого яруса кембрия МСШ в разрабатываемом в настоящее время ее новом варианте.

2) Уровень первого появления в разрезах трилобитов Ovatoryctocara granulata также достаточно хорошо прослеживается в других регионах мира (Fletcher, 2003). Этот уровень уже предложен в качестве кандидата для установления нижней границы пятого яруса кем брия МСШ со стратотипом на реке Молодо (Шабанов, Коровников и др., 2008;

Кембрий Сибирской платформы, Книга 2, 2008).

ЭВОЛЮЦИОННО-ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ СРЕДНЕГО КАРБОНА–РАННЕЙ ПЕРМИ ВОСТОЧНО-ЕВРОПЕЙСКОЙ ПЛАТФОРМЫ (ПО КОРАЛЛАМ RUGOSA) О.Л. Коссовая ВСЕГЕИ, Санкт-Петербург, Olga_Kossovaya@vsegei.ru Границы подразделений современной Международной и Общей стратиграфических шкал каменноугольной системы определяются в основном по ортостратиграфическим группам органических остатков, таким как конодонты, и в меньшей степени –по форами ниферам. Однако палеофациальные и палеоэкологические ограничения являются основ ными факторами, сужающими разрешающую способность и корреляционный потенциал не только бентосных групп, но и планктонных и нектонных фаун. Несмотря на существо вание зональных стандартов по системам (Зональная стратиграфия…, 2006), cуществует тенденция возврата к субрегиональным последовательностям, которые отражают развитие фаун в конкретных частях бассейна или в фациальных зонах. В качестве примера можно привести существование независимых зональных последовательностей по фузулинидам для Южного и Северного Урала и центральной части Русской платформы (Nilson, Davydov, 1997;

Davydov, Leven, 2003) и зон по конодонтам для грубоководных и мелко водных обстановок (Kozur, 1993;

Henderson, Mei, 2002).

Кораллы Rugosa – представители сессильного бентоса, характеризуются существен ной морфоэкологической дифференциацией. Построение непрерывных зональных после довательностей для большого временнго интервала при быстро изменяющихся глубинах бассейна и контрастной смене фаций невозможно. В случае постепенного углубления (или обмеления) непрерывный алломорфоз приводит к появлению новых видов, потенциально применимых для создания филогенетической последовательности. Еще одним осложняю щим моментом для разработки непрерывной зональной последовательности являются со бытийные интервалы, в течение которых развитие практически всех групп (за исключени ем реккурентных) замедляется или прекращается.

Наиболее быстро развивающиеся таксоны принадлежат морфоэкотипу массивных колониальных ругоз и характерны для мелководных обстановок шельфа или рампа. В бо лее глубоководных обстановках развиваются одиночные ругозы с диссепиментами, а об становки открытого шельфа характеризуются одиночными ругозами без диссепимента риума. Наибольшей разрешающей способностью обладают параллельные эволюционно экологические зональные последовательности, выявленные для различных фаций бассейна.

Указанные общие закономерности рассмотрены на примере развития ругоз в погра ничном серпуховско-башкирском интервале в разрезе Аскын (Горная Башкирия). В дан ном разрезе граница башкирского яруса определена по появлению фораминифер Plectos taffella bogdanovkensis (Кулагина и др., 2000). Вид-индекс конодонтов, определяющий гра ницу пенсильванской подсистемы в МСШ – Declinognathodus noduliferus в данном разрезе появляется значительно выше указанной границы. Пограничный интервал отвечает сред некаменноугольному оледенению, которое привело к резкому падению уровня Мирового океана, и, как следствие, перерывам вблизи границы нижнего и среднего карбона (или миссисипской и пенсильванской подсистем). Событие распознается по многим группам фауны, в том числе и среди ругоз по вымиранию массивных лонсдалеид и литостроцио нид. Первые достаточно примитивные ветвистые ругозы ?Pseudolytvophyllum askynensis Kossovaya (Kossovaya, 2009) с простой осевой структурой и слабо развитым диссепимен тариумом появляются на границе акавасского горизонта (зона Pseudostaffella antiqua по фораминиферам). Они принадлежат к ветвистым колониальным формам и морфологиче ски сходны с родами Donophyllum Fomichev и Dorlodotia Salee, широко развитыми в визе.

Более развитые формы отнесены к виду ?Ps. аntiguum (Gorsky) и встречены в более моло дых – аскынбашских отложениях Северного острова Новой Земли (Kossovaya, 1996).

Примером быстрой эволюции является развитие позднемосковских петалаксид Мо сковской синеклизы. Появление первых в данном бассейне петалаксисов отмечается в се редине каширского горизонта на уровне зоны Fusulinella colaniae–Beedeina ultinensis по фузулинидам. Следующий биостратиграфический уровень – первое появление астреоид ных колоний в середине подольского горизонта и затем радиация в конце подольского– начале мячковского времени. Именно этот интервал в связи с мелководностью отложений наиболее сложен для определения границы по конодонтам, и граница между горизонтами проходит внутри конодонтовой зоны Neognathodus inaqualis. Детальная коралловая зо нальность в данном узком интервале имеет высокий корреляционный потенциал и выделя ется в пределах крайнего мелководья в монофациальном разрезе. Широкое распростране ние петалаксид в подольско-мячковском интервале позволяет проводить корреляцию в сходных фациях за пределами страторегиона. Пограничный московско-касимовский ин тервал рассматривается как событийный для эволюции ругоз. Обновление комплекса по сле исчезновения колониальных форм начинается только с уровня неверовской свиты ха мовнического горизонта. Конец карбона характеризуется развитием довольно примитив ных каниноморф (Rugosa).

Мелководные обстановки с многочисленными сообществами кораллов наименее пригодны для выделения зон по конодонтам. Детальные последовательности созданы по фузулинидам, в то же время широкое распространение и частая сменяемость комплексов колониальных кораллов позволяет использовать их для расчленения и корреляции отложе ний нижней перми. С середины ассельского века начинается диверсификация колониаль ных кораллов, и зональность до раннеартинского подъяруса включительно отражает не прерывный алломорфоз в параллельных линиях Protowentzelella–Permastraea и Kleopatrina–Protolonsdaleiastrae (сем. Kleopatrinidae Fedorowski, 2007). Широкое развитие мелководных шельфов делает возможным применять зональность на обширных террито риях, при этом селективность определяется в данном случае батиметрическим контролем, так как представители первой ветви доминирует в условиях рампа, а второй – в условиях мелководного шельфа в рифовых фациях и мелководных обстановках лагунного типа.

Выявление изохронности или гетерохронности появления родов в пределах провин ции является наиболее сложным моментом для определения границ подразделений. При сравнении двух последовательностей коралловых зон и контроле распределения видов зо нальностью по фузулинидам, выявлена иммигрантная природа появления зонального вида Kleopatrina magnifica в разрезе рампа. Возрастное скольжение установлено в интервале меньшем, чем фузулинидовая зона. Так, в типичных фациях этот вид появляется с основа ния сакмарского яруса, а в условиях более глубокой части рампа он установлен в середине нижней фузулинидовой зоны тастубского горизонта. Попытка укрупнения зональных по следовательностей до генозон для обширных территорий, которые охватывали и Северо американские террейны (Fedorowski et al., 2007), не позволила оценить возрастное сколь жение и разделить фауны на «in-situ» и иммигранты, и просто механически суммировала различные, часто неточные данные по распространению таксонов удаленных областей.

Появление новых родов является существенным для расчленения, и с учетом миграции, первое появление Kleopatrina характеризует основание сакмарского яруса. Следующий ароморфный признак – усиление интеграции колоний – фиксируется в середине тастубско го горизонта в обеих ветвях и является основанием для выделения генозон Protolonsdaleias traea и Permastraea.

Разработанные локальные зональные последовательности для каждой из филогене тических линий применимы для корреляций в пределах сходных фаций различных, в том числе, удаленных друг от друга бассейнов.

Исследования поддержаны грантами РФФИ №№ 11-05-00950а, 11-05-00053а и 11-05-01162а.

ПЕРМСКИЕ РАЗНОПОРЯДКОВЫЕ СОБЫТИЯ ПРИМОРЬЯ Г.В. Котляр ВСЕГЕИ, Санкт-Петербург, Galina_Kotlyar@vsegei.ru Глобальное значение пермских разрезов Приморья обусловлено наличием смешан ных кунгурских западно- и восточнобореальных фаун и средне-позднепермских катазиат ских, бореальных и антибореальных брахиоподовых комплексов и их тесной пространст венной и стратиграфической ассоциацией с фузулинидами, аммоноидеями и другими группами. Это позволяет проводить межрегиональную корреляцию высокой разрешающей способности, применимой для пермских седиментационных бассейнов различных палео географических областей и климатических поясов.

Основной район развития пермских отложений Приморья расположен между Сино Корейским кратоном на юге и Сихотэ-Алинским складчатым поясом на востоке. Пермские отложения развиты повсеместно, но наиболее полно изучены в пределах Лоелин Гродековского складчатого пояса, Вознесенского и Сергеевского террейнов.

Кунгурские отложения абрекскоой и поспеловской свит представлены континен тальными, лагунными и прибрежно-мелководными осадочными образованиями (Kotlyar., 2006). Среднепермские (роудско-вордские) отложения, выделенные во владивостокскую свиту, представлены преимущественно вулканогенными и вулканокластическими образо ваниями субаэрального происхождения. В составе поздневордско-кептенской чандалаз ской свиты доминируют карбонатные отложения с разнообразной биотой (Котляр и др., 1990;

Kotlyar et al., 2006, 2008). Верхнепермские (вучапинско-чансинские) людянзинская и ястребовская свиты состоят из кремне- и вулканокластических осадков, в том числе из пе реслаивания алевролитов, аргиллитов и туфов, содержащих остатки разнообразных беспо звоночных (Kotlyar et al., 2006). Многочисленные и разнообразные брахиоподовые ком плексы содержатся во всех стратиграфических подразделениях.

Представительные комплексы брахиопод перми позволили выделить зональные подразделения, проследить динамику развития брахиопод, выявить уровни появления смешанных фаун и формирования транзитных зон. В рассматриваемом интервале установ лено семь брахиоподовых зон – Primorewia reschetnikovi–Tomiopsis atlanichus, Yakovlevia mammata, Substriatifera vladivostikensis, Leptodus nobilis–Spiriferella, Prorichthofenia ussurica, Haydenella shaygensis, Anidanthus sinosus–Squamularia grandis и слои с Crurithyris pygmaea и Araxathyris minor, строго увязанных с зональными подразделениями по другим группам фауны (Котляр и др., 1990).

Установлены и проанализированы разнопорядковые биотические и геологические события. Анализ динамики видового разнообразия пермских брахиопол выявил ряд биоти ческих событий увеличения и спада таксономического разнообразия и появления транзит ных фаун. Проанализированы смешанные катазиатско-бореально-антибореальные ассо циации брахиопод и установлен их мидийский или поздневордско-кептенский возраст.

Среднекунгурское событие является региональным проявлением глобального син хронного события (Чувашов, 1997;

Котляр и др., 2004;

Бяков, 2010). В средней части аб рекской и поспеловской свит Вознесенского террейна установлен бореальный комплекс брахиопод зоны Primorewia reschetnikovi–Tomiopsis atlanichus (Kotlyar et al., 2006). В пиль никовских слоях Сергеевского террейна совместно с брахиоподами присутствует гониатит Epijuresanites pilnikovensis Zakharov (Zakharov et al., 1999). Комплекс приурочен к узкому стратиграфическому интервалу и коррелируется с комплексом зоны Megousia kulikii Боре альной области. Событие связано с широкой трансгрессией и появлением смешанного комплекса западно- и восточнобореальных видов брахиопод и рода Epijuresanites.

Роудское глобальное событие, зафиксированное в основании владивостокского го ризонта, связано со сменой континентальных отложений на морские. Глобальное событие характеризуется мгновенной и широкой экспансией роудских аммоноидей во всех палео биогеографических областях. В Приморье событие выражено появлением единственного, но чрезвычайно характерного рода Daubichites и комплекса брахиопод зоны Muirwoodia mammata, представленного исключительно бореальными видами. Событие прослеживает ся в Бореальной области и ряде регионов Гондваны и Тетиса и интерпретируется как гло бальное, связанное с крупной трансгрессией и потеплением климата.

Поздневордское биотическое событие приурочено к. основанию чандалазской свиты, совпадающего с подошвой фузулинидовой зоны Monodiexodina sutchanica– Metadoliolina dutkevitchi. Последняя является биостратиграфическим репером и в Примо рье прослеживается повсеместно. Событие характеризуется появлением смешанного, пре имущественно перигондванского, комплекса брахиопод зоны Substriatifera vladivostokensis, представленного бореальными, антибореальными и единичными тетическими видами. С этим рубежом связано глобальное палеомагнитное событие – смена полярности магнитно го поля (Захаров, Сокарев, 1991). По данным изотопии в средней части фузулинидовой зо ны Monodiexodina sutchanica–Metadoliolina dutkevitchi (=брахиоподовой зоны Substriatifera vladivostokensis) зафиксированы высокие значения С (2,2‰), свидетельствующие о на чальной фазе трансгрессии.

Раннекептенское биотическое событие связано с широким развитием транзитных фаун, затронувшим все группы. Событие проявилось широко за пределами региона (Кот ляр, 1978;

Shi et al., 1995;

Tozawa et al., 2000). В комплексе брахиоподовой зоны Lepthodus nobilis–Spiriferella доминируют перигондванские представители, число бореальных видов продолжает сокращаться, существенно увеличивается количество тетических представите лей. Положительная изотопно-углеродная аномалия С=4,9‰, установленная в основа нии зоны Leptodus nobilis–Spiriferella, соответствующей фузулинидовой зоне Parafusulina stricta в разрезе пади Широкой Западного Приморья (Захаров и др., 1996;

Zakharov et al., 2001), свидетельствует об обширной трансгрессии, совпавшей с климатическим оптиму мом, соответствующим началу кептенского времени.

Среднекептенское событие представляет собой диверсификацию сообществ орга низмов, и в том числе брахиопод, связанных с развитием биогермных фаций чандалазской свиты. В типовом выражении событие характеризуется быстрым появлением и радиацией катазиатских брахиопод и полным исчезновением бореальных форм. Уменьшается число гондванских элементов. В разрезе Сенькина Шапка в верхней части фузулинидовой зоны Metadoliolina lepida–Lepidolina kumaensis (=брахиоподовой зоне Prorichthofenia ussurica) обнаружена изотопно-углеродная аномалия С=3,2-3,8 ‰, свидетельствующая о второй фазе кептенской трансгрессии.

Позднекептенское событие вымирания зафиксировано в терминальной части чан далазской свиты разреза Сенкина Шапка и в нижней части известняков Находкинского рифа. На границе брахиоподовых зон Prorichthofenia ussurica и Haydenella shaygensis про исходит резкое сокращение таксономического разнообразия брахиопод, полностью исче зают высшие фузулиниды, уменьшается число видов мелких фораминифер и мшанок. На этом же уровне установлено падение значений С от 4 до 2‰ (Zakharov et al., 2001). По следнее может свидетельствовать о резком падении продуктивности биоты. Негативный экскурс С, зафиксированный в конце кептенского времени в ряде других регионов, по мнению авторов, свидетельствует о значительном похолодании. Это событие определено как «Kamura event» (Izosaki et al., 2007). Однако, по мнению Ю.Д. Захарова (Захаров, Бя ков, 2008), конец кептенского времени характеризуется субтропическими климатическими оптимумами. Тем не менее, нижняя часть известняков Находкинского рифа (мощностью 65 м), наращивающая разрез Сенькина Шапка (Захаров, Павлов, 1986;

Котляр и др., 1992;

Belyaeva et al., 1997;

Kotlyar et al., 2006), фауны не содержит, что, возможно, свидетельст вует о падении продуктивности и кратковременном похолодании.

Вучапинское событие приурочено к верхней части известняков Находкинского рифа людянзинского горизонта, отнесенного к вучапинскому (джульфинскому) ярусу.

Брахиоподы, выделенные в зону Anidanthus sinosus–Squamularia grandis, характеризуются резким возрастанием таксономического разнообразия, представленным исключительно катазиатскими видами (Котляр и др., 1989, 1990, Kotlyar et al., 1992). Аномально высокие значения С (3,6-4,1‰) зафиксированы в верхней части рифогенных известняков Наход кинского рифа (Захаров и др., 2001). Предполагается существование климатического оп тимума как на основании позитивной изотопно-углеродной аномалии, так и высокого так сономического разнообразия тетической биоты этого времени.

В чансинское время в связи с интенсивным углублением моря, в котором развиты преимущественно аммоноидеи, брахиоподы встречены лишь в капреевских слоях терми нальной перми Вознесенского террейна и представлены единичными видами, выделенны ми в слои с Crurithyris pygmaea–Araxathyris minor, типичными для позднего чансиня Юж ного Китая (Zakharov et al., 1997).

Глобальный характер и надежная диагностируемость среднекунгурского, роудского, раннекептенского и вучапинского событий позволяют рассматривать их в качестве наибо лее достоверных уровней межрегиональной корреляции пермских отложений различных палеогеографических областей и климатических поясов..

Исследования поддержаны РФФИ, проекты №№ 11-05-00053а и 11-05-00950а.

РАССУЖДЕНИЯ О СТРАТИГРАФИЧЕСКИХ ГРАНИЦАХ В.И. Краснов СНИИГГиМС, Новосибирск, kvi@sniiggims.ru Хорошо известно, что стратиграфические границы имеют чрезвычайно большое значение для теории и практики. Все геологические карты с помощью этих границ фикси руют различия стратиграфических подразделений разного ранга. Без них невозможно изо бразить ни один геологический разрез или профиль. Именно они позволяют находить зако номерности в геологическом развитии, отображать тектонические структуры, стратиграфи ческие уровни, перспективные на поиски полезных ископаемых и т.д. Все это основано на результатах палеонтологических, литологических и стратиграфических исследований.

На геологических картах любого масштаба изображаются подразделения планетар ной шкалы с изохронными границами. Они составляют основу мелкомасштабных карт.

Геологические карты среднего масштаба отображают различия между региональными и местными стратиграфическими подразделениями с относительно изохронными и диахрон ными границами непременно с учетом их возрастного положения. Крупномасштабные карты базируются, главным образом, на различиях вещественного состава литостратигра фических подразделений с диахронными границами, но и в этом случае результаты изуче ния скелетов животного и растительного мира имеют большое значение. Именно они по могают воссоздать процессы формирования геологических тел во времени.

Вроде бы все просто. На самом же деле совсем не так. В геологической литературе формулировки понятия «стратиграфическая граница» нередко различны. Вот некоторые примеры. Ю.А. Косыгин и его соавтор – математик Ю.А. Воронин писали: «Нет четких правил выделения и описания геологических границ» (Косыгин, Воронин, 1965, с. 86). Тем не менее, они предприняли попытку дать свое определение и предложить типы границ – резкостные, дизъюнктивные, условные и произвольные. Но разве резкостные границы не могут быть дизъюнктивными? Геологическую границу они понимали как любую поверх ность (линию, точку), «которая может быть построена на основе однозначной процедуры в заданном статистическом геологическом пространстве»(1970, с.479). Но причем здесь за данное статистическое пространство? Зачем эта формализация, если само геологическое пространство существует в природе и без всякой абстракции!

В.М. Келлер не давал формулировки стратиграфической границы, но полагал, что «границы хроностратиграфических подразделений общей или международной стратигра фической шкалы могут проводиться только на основе палеонтологических данных» (Кел лер, 1976, с.273). Исходя из его представлений, надо признать, что границы между этими подразделениями являются условными.

Н.Д. Хедберг также подчеркивал условность стратиграфических границ и был убе жден в том, что они искусственны, а вот сами хроностратиграфические подразделения ес тественны. Такими их создала природа (Хедберг,1959). Но, если само хроностратиграфи ческое подразделение естественно, то, как можно считать искусственными его границы?

Обратимся к мнению В.А. Вахромеева. Он не давал формулировки понятия страти графической границы, но подчеркивал: «при проведении границ между биостратиграфиче скими подразделениями Общей (Международной) стратиграфической шкалы мы сталки ваемся со значительными трудностями, так как конец одного этапа и начало другого обычно выражены не резко, а, кроме того, не говоря уже о флоре, часто не совпадают друг с другом» (Вахромеев, 1970, с.279).

Проблему стратиграфических границ затрагивал и Б.С. Соколов: «Пожалуй, ни одна проблема стратиграфии не встает сейчас с такой остротой, как проблема стратиграфиче ских границ, и до тех пор, пока она не будет решена в общем теоретическом плане и кон кретно в рамках общих подразделений каждой системы, мы не можем надеяться на уста новление удовлетворительной стабильности в стратиграфической классификации и но менклатуре» (Соколов, 2004, с.157). Об отсутствии однозначной формулировки самого по нятия хроностратиграфическая граница писал и К.В. Симаков (1986). Все это действитель но так, но как же решать эту проблему, которую мы не можем раскрыть почти на протяже нии трех веков и привыкли к этому. Как-то обходимся существующим status kvo. Конечно, нельзя полагать, что все наши проблемы сводятся лишь к признанию или непризнанию пе реходных слоев, но одно решение этой задачи как-то приблизило бы нас к той истине, к которой мы так долго стремимся.

Очевидно, в какой-то степени хороши все существующие формулировки страти графической границы, но не всем они представляются отвечающими существу дела. Вот и в стратиграфическом кодексе дана такая формулировка: «стратиграфические границы – поверхности, ограничивающие стратон по подошве (нижняя граница) и кровле (верхняя граница)» (Стратиграфический кодекс, 2006, с. 14). У С.В. Мейена «геохронологическая граница – это поверхности, объединяющие следы какого-то уникального события, про слеживаемого в геологическом пространстве с использованием принципа хронологиче ской взаимозависимости признаков» (Мейен, 1989, с.154). Но как же поверхности могут объединять какие-то следы событий? Скорее всего, в них мы усматриваем отражение ка ких-то событий в геологической летописи. Да и как же тут быть с переходными слоями, фиксирующими смешение признаков уходящего прошлого и наступающего будущего.

Ведь именно это свойственно подразделениям Международной стратиграфической шка лы. Не в этом ли нас стремились убедить А.П. Карпинский (1945) и поддерживающий его взгляды на этот счет Л.Л. Халфин (1970). Но еще до них Ж.Л. Бюффон пытался доказать существование этих постепенных изменений, которые не разделялись резкими грани цами (Buffon, 1749).

Автор этих строк тоже не избежал случая поделиться своими представлениями в отношении понятия стратиграфической границы (Краснов, 1982, 1990). Им были пред ложены две формулировки, которые, конечно же, тоже могут быть подвергнуты крити ке. Первая: «Границы планетарных и региональных стратиграфических подразделений есть плоскости, ограничивающие внешние пределы вертикального распространения смешанных групп вымерших организмов, содержащихся в подстилающих и перекры вающих отложениях»

Вторая: «Границы региональных и местных стратиграфических подразделений есть плоскости, ограничивающие внешние пределы распространения смешанного комплекса отложений, характерного для вмещающих образований» (Краснов, 1982, с.21-22). К ней, очевидно, необходимо добавление: и плоскости резких изменений вещественного состава отложений с содержанием в них скелетов животного и растительного мира.

НИЖНЯЯ ГРАНИЦА КАМЕННОУГОЛЬНОЙ СИСТЕМЫ И РАСЧЛЕНЕНИЕ ТУРНЕЙСКОГО ЯРУСА НА ЮЖНОМ УРАЛЕ ПО МИКРОФАУНЕ Е.И. Кулагина1, В.Н. Пазухин ИГ УНЦ РАН, Уфа, kulagina@ufaras.ru;

2ООО «БашНИПИнефть», Уфа Актуальность вопроса о нижней границе каменноугольной системы связана с послед ними результатами исследований ее стратотипа в разрезе Ла Серр Франции, а именно, на хождением маркерного конодонтового вида S. sulcata ниже установленной границы (Kaiser, 2009). Задачи, поставленные Международной рабочей группой в 2010 г. на Международном палеонтологическом конгрессе (Лондон), следующие: 1) улучшить диагностику видов линии сифоноделл;

2) рассмотреть возможность использования для определения границы девона и карбона протогнатид;

3) привлечь дополнительные биомаркеры и событийные рубежи, ос нованные на других геологических данных. Основная трудность, с которой столкнулись специалисты по конодонтам, связана с определением предкового вида S. sulcata. Предпола гаемый предок – S. praesulcata встречается редко, а самые ранние представители S. sulcata имеют большую морфологическую изменчивость, что затрудняет их диагностику.

На Южном Урале нижняя граница каменноугольной системы соответствует основа нию гумеровского горизонта турнейского яруса, стратотипом которого является разрез Зи ган, а парастратотипом – разрез Сиказа (Кочеткова и др., 1986, 1988). Эта граница устанав ливается по появлению S. sulcata в последовательности S. praesulcata – S. sulcata, которая зафиксирована в разрезах Усуйли и Зиган. В разрезе Зиган вид S. praesulcata найден в зи ганских слоях и гумеровском горизонте, причем первые S. sulcata встречены в слое из вестняка, залегающем непосредственно на пачке глинисто-карбонатных пород, вероятно, отвечающей Хангенбергскому событию. В разрезе Сиказа представители S. sulcata обна ружены в слое 6г, что отвечает верхней части гумеровского горизонта выше глинисто карбонатной пачки, которая, по всей видимости, также соответствует Хангенбергскому событию. Комплексы конодонтов сопоставлены с комплексами фораминифер и миоспор.

Зона S. praesulcata соответствует слоям с доживающими Quasiendothyra и палинозоне LE.

Нижняя часть зоны S. sulcata соответствует миоспоровой подзоне PM. Совместно с коно донтами зоны S. sulcata встречаются обедненные комплексы фораминифер. В разрезе Си каза присутствуют Quasiendothyra ex gr. communis и Septaglomospiranella spp., в разрезе Зиган – лишь Earlandia elegans и E. aljutovica.


Расчленение турнейского яруса на подъярусы и горизонты до сих пор остается предметом дискуссий. В стратиграфических шкалах карбона Русской платформы (1988) и западного субрегиона Урала (1993) приняты палеонтологически охарактеризованные гори зонты: гумеровский, малевский, упинский, черепетский, кизеловский и косьвинский. В на стоящее время предложен новый вариант стратиграфической схемы турнейского яруса карбона Русской платформы (Чижова, 2000, 2002, 2004;

Чижова, Сташкова, 2004;

Чижова и др., 2007), существенно меняющий объемы и соотношения принятых горизонтов. Так, гу меровский горизонт предлагается разделить на 2 части, из которых нижняя, в объеме зон миоспор LE и PLE и конодонтовой зоны S. praesulcata, должна быть отнесена к девону, а верхняя, с миоспорами PM – к карбону. Предложен новый висимский горизонт взамен ниж нечерепетского подгоризонта, ввиду нечеткого фаунистического обоснования последнего. Че репетский горизонт предлагается рассматривать в объеме верхнечерепетского подгоризонта («чернышинских» известняков) и отложений, относимых в ряде районов Волго-Уральского субрегиона и западного склона Урала к нижнекизеловскому подгоризонту, а объем кизелов ского горизонта ограничить верхнекизеловским подгоризонтом (Чижова и др., 2007).

Анализ палеонтологических данных по опорным разрезам Южного Урала и сква жинам Башкирского Приуралья, показал, что в Унифицированную часть стратиграфиче ской схемы западного субрегиона Урала нужно внести изменения. Во-первых, согласиться с изменением объема гумеровского горизонта, во-вторых, отказаться от черепетского гори зонта и вернуться к косореченскому, имеющему четкую палеонтологическую характеристи ку по конодонтам и фораминиферам (Щербаков и др., 1979;

1990;

Липина, 1977, 1985;

Brenckle, 1997). Поскольку косореченский и кизеловский горизонты оба выделены на запад ном склоне Среднего Урала, следует придерживаться их объемов в типовом регионе. Отме тим, что кизеловский горизонт выделяется в том же объеме и в восточном субрегионе Урала.

Предлагаемый вариант стратиграфической схемы турнейского яруса Урала включа ет следующие горизонты:

Гумеровский – в объеме конодонтовой подзоны Early S. sulcata.

Малевский – конодонтовые подзона Late S. sulcata и зона S. duplicatа, фораминиферо вая зона Earlandia minima. По фораминиферам малевский горизонт отвечает бисферовым слоям Русской платформы, которые на Урале прослеживаются не во всех разрезах. По раз витию фораминифер этот интервал отвечает минимальному видовому разнообразию позд нефаменско-раннекаменноугольного времени. Число видов этой зоны в изученных разрезах – 26, однако большинство из них относится к однокамерным формам. Из многокамерных фора минифер здесь известны лишь два вида – Glomospiranella rara и Tournayellina cf. pseudobeata.

Упинский – фораминиферовая зона Сh. disputabilis и конодонтовая зона S. belkai. По фораминиферам этот горизонт имеет более надежную характеристику и устанавливается по появлению примитивных чернышинелл.

Косореченский – фораминиферовая подзона Ch. glomiformis зоны P. tchernyshinensis, конодонтовая зона S. quadruplicatа.

Кизеловский – фораминиферовые подзона L. latispiralis зоны P. tchernyshinensis и зо на Sp. costifera;

конодонтовые зоны S. isosticha и Gn. typicus c двумя подзонами.

Косьвинский – фораминиферовые зоны E. diversa и Eop. rotunda;

конодонтовые зоны D. bouckaerti и Sc. anchoralis.

В стратиграфической шкале турнейского яруса России выделяются два подъяруса.

Граница подъярусов совпадает с основанием фораминиферовой зоны P. tchernyshinensis и конодонтовой зоны S. quadruplicatа (Постановление…, 2003). На Урале к нижнему турне относятся гумеровский (верхняя часть), малевский и упинский горизонты. Данный интер вал отчетливо проявляется по фораминиферовой фауне.

В развитии конодонтовой фауны наиболее значимые рубежи отвечают двум уров ням – основанию зоны S. isosticha по появлению гнатодусовой фауны и основанию подзо ны D. hassi (или кровле зоны S. isosticha) – по вымиранию сифоноделловой фауны. Оба эти рубежа находятся в верхнетурнейском подъярусе российской шкалы. В.А. Чижова и др.

(2007) предлагают поднять границу подъярусов и проводить ее в основании зоны S. costifera по фораминиферам и подзоны D. hassi по конодонтам. Данный уровень, дейст вительно, имеет хороший корреляционный потенциал, однако он проходит внутри кизе ловского горизонта Уральской региональной шкалы, разделяя нижнекизеловский и верх некизеловский подгоризонты. Названные подгоризонты по объему соответствуют гори зонтам, поэтому целесообразно повысить их ранг до горизонтов, не изменяя названий, как уже предлагалось ранее (Щербаков и др., 1990).

Работа выполнена при поддержке РФФИ, проект № 10-05-01076.

ОБ ОСТРАКОДАХ ПОГРАНИЧНЫХ ОТЛОЖЕНИЙ ВЕРХНЕЙ ПЕРМИ И НИЖНЕГО ТРИАСА В СТРАТОТИПИЧЕСКОМ РАЗРЕЗЕ ЖУКОВА ОВРАГА Д.А. Кухтинов1, Е.А. Воронкова1, М.П. Арефьев2, В.К. Голубев3, А.В. Миних НВНИИГГ, Саратов;

sheglov@nvniigg.san.ru ГИН РАН, Москва, Музей естественной истории Свято-Алексиевской Пустыни ПИН РАН, Москва;

4Саратовский государственный университет Разрез терминальных слоев перми, обнажающихся в Жуковом овраге (в окрестно стях г. Гороховец Владимирской области), привлекает внимание как потенциальный стра тотип нового стратиграфического подразделения – горизонта или регионального яруса, всестороннее изучение которого представляет насущную задачу. Опубликованные ранее материалы по позвоночным, рыбам и палеомагнитные данные подтверждают возможность выделения нового самостоятельного подразделения. Данные по остракодам из этого ме стонахождения несколько противоречивы. Граница перми и триаса была изучена И.И. Мо лостовской (2010), которая в двух обнажениях установила по остракодам последователь ное залегание зоны Wjatkellina fragiloides–Suchonella typica верхневятского подъяруса верхней перми и перекрывающего его вохминского горизонта нижнего триаса. Отмечено также, что смена комплексов остракод совпадает в одном обнажении с эрозионной грани цей, в другом – со сменой литологического типа глин. Однако нельзя не заметить, что в этих обнажениях между точками с определениями вятских и вохминских остракод имеют ся интервалы, не содержащие органических остатков, равные 3,7 и 7,55 м соответственно.

Кроме того, в последние годы на этой территории появились новые обнажения, пригодные для более полного описания разреза и отбора фауны.

В работе А.В. Миних и др. (2011) описана богатая ассоциация остракод, существен но отличающаяся по составу от комплекса верхневятской остракодовой зоны Wjatkellina fragiloides–Suchonella typica, которая была встречена стратиграфически выше – в слоях глин внутри линзы песчаников с прослоями конгломератов (обнажение 1027А, слой 22, описание В.К. Голубева). Эта линза срезает подстилающие отложения, в том числе марки рующий слой известняка, что может восприниматься в качестве иллюстрации несогласия на границе перми и триаса. Однако в песчаниках именно этой линзы встречены представи тели вязниковского комплекса тетрапод и остатки рыб смешанного пермско-триасового состава. По поводу обнаруженной здесь ассоциации остракод можно сказать следующее:

- род Suchonellina представлен многими видами, встречающимися в верхней перми Русской плиты. В комплексе отмечены также виды, ранее описанные Н.Н. Старожиловой (1968) из отложений Саратовского Заволжья, ошибочно относимых к основанию триаса, и виды, которые встречались в Западной Сибири в верхних подразделениях перми;

- близкий к сухонеллинам род Wjatkellina представлен видом W. fragilina (Belousova), характерным для вятских отложений;

- с вятским временем обычно связано появление одного-двух представителей рода Gerdalia, однако, в данном комплексе они многочисленны, разнообразны и идентифициро ваны (с различной степенью достоверности) с видами, описанными ранее из нижнетриасо вых отложений (G. wetlugensis Belousova, G. analoga Starozhilova, G. ampla Mishina, G. cla ra Mishina, G. ex gr. longa Belousova, G. ex gr. rixosa Mishina, G. ex gr. triassiana (Belousova), G. ex gr. noinskyi Belousova);

- среди многих представителей рода Suchonella не обнаружен зональный вид верхне вятского подъяруса – S. typica Spizharskyi, но присутствуют другие виды – Suchonella ryko vi Starozhilova, S. circula Starozhilova, S stabilis Neustrueva, S. ex gr. posttypica Starozhilova, S. longuaris Mishina, S. clivosa Mishina, S. emphasis Mishina, Suchonella sp., которые во мно гом определяют специфику вязниковской ассоциации;

- доминирующее положение занимают представители рода Volganella, в том числе V. concava Mishina, V. angulata Mishina, V. truncata Mishina и некоторые, вероятно, новые виды. Перечисленные виды были описаны Е.М. Мишиной (1973) из отложений, которые она относила к вятскому ярусу, однако, в таком составе в других разрезах и районах на этом стратиграфическом уровне они не встречались. Вполне возможно, что Е.М. Мишиной впервые были обнаружены аналоги вязниковского горизонта, для которого характерна эта своеобразная ассоциация вольганелл;

- единично представлены роды Sinusuella (S. vjatkensis Posner), мелкие Whipplella (возможно, из группы вятского вида W. svijazhica Sharapova).

Вышележащая нижнетриасовая часть разреза хорошо охарактеризована остракода ми в обнажении 147 (слои 2, 5, 7, 10, 12), описанном М.П. Арефьевым. Во всех слоях встречены виды, относящиеся к комплексу нижнетриасовой зоны Darwinula mera–Gerdalia variabilis: Darwinula vocalis Mishina, D. rotundata Lubimova, D. accuminata Belousova, D. ex gr. ingrata Lubimova, D. cf. brevis Mishina, Gerdalia triassiana (Belousova), G. longa Belouso va, G. wetlugensis Belousova, G. noinskyi Belousova, G. clara Mishina, G. dactyla Belousova.


Того же возраста и весьма близкого состава комплекс остракод обнаружен в слоях 24, 20, 12, 10, 8 обнажения 148 (Слукино). В трех метрах ниже слоя 8 (в слое 5) встречены виды Suchonellina trapezoidea (Sharapova in Schneider), S. fragilis Schneider, Suchonella typica Spizharskyi, S. blomi Molostovskaja, Suchonella sp., Volganella concava Mishina, свидетельст вующие о принадлежности вмещающих пород верхневятской зоне Wjatkellina fragiloides– Suchonella typica. Очевидно, что необходимо провести доизучение этого небольшого ин тервала недостоверности для уточнения реального соотношения смежных стратиграфиче ских подразделений.

Для характеристики границы перми и триаса также представляют существенный интерес данные по обнажению 8, описанному А.В. Миних в верховьях Жукова оврага. Ра нее здесь А.Г. Сенниковым были обнаружены триасовые позвоночные. Весьма многочис ленные остатки остракод идентифицированы с видами, характерными для комплекса ниж нетриасовой зоны Darwinula mera–Gerdalia variabilis (см. данные по обнажению 147). Кро ме этого, были обнаружены единичные формы остракод, характерные для надвятских сло ев верхней перми: Suchonella posttypica Starozhilova (две створки) и Suchonella sp. (мелкая створка луноподобной формы с небольшим шипом в заднебрюшной части, весьма сходная с видом S. cf. typica, описанным Т.Н. Спижарским (1937) из сланцев над базальтами в раз резе Бабий Камень на р. Томь в Кузбассе). Здесь же было найдено четыре удлиненно овальных, слабо выпуклых (плоских), почти симметричных раковины одного вида остра код, которые предварительно относились к роду Clinocypris. Эти остатки требуют допол нительного изучения, хотя представляется весьма вероятным, что это могут быть сходные с клиноциприсами мелкие Volganella, многочисленные виды которых встречены в подсти лающих отложениях. О присутствии единичных верхнепермских форм в нижнем триасе упоминалось ранее в работах З.Д. Белоусовой (1961) и Е.М. Мишиной (1966). С другой стороны, в обнажении 8 Жукового оврага нельзя исключать перемыва остракод из ниже лежащих отложений и даже их эолового переноса.

В целом полученные данные по остракодам из пограничных слоев перми и триаса свидетельствуют о значительных событиях, протекавших в конце поздней перми и начале раннего триаса. К их числу могут быть отнесены: вспышка видообразования у Volganella, Suchonella и последующее их угасание в конце перми–начале триаса;

появление новых ви дов среди Suchonellina, связанное, возможно, с иммиграцией из восточных областей;

нача ло экспансии интерстициальных (?) Gerdalia в вятское время, ее усиление в вязниковское время и полное вытеснение гердалиями фильтраторов Suchonellina в начале раннего триа са;

возвращение на свои ареалы детритоядных Darwinula. Это позволяет считать, что поя вились дополнительные критерии для обоснования нового стратиграфического подразде ления – терминального горизонта в составе верхней перми и новые данные об особенно стях развития неморских остракод на Русской плите на этапе перехода от перми к триасу.

РОЛЬ ТАБУЛЯТ ДЛЯ СТРАТИГРАФИИ И КОРРЕЛЯЦИИ ОТЛОЖЕНИЙ НИЖНЕГО ПАЛЕОЗОЯ ТИМАНО-СЕВЕРОУРАЛЬСКОГО РЕГИОНА В.Ю. Лукин ИГ Коми НЦ УрО РАН, Сыктывкар, lukin@geo.komisc.ru В отложениях нижнего палеозоя Тимано-Североуральского региона табуляты явля ются наиболее разнообразными и представительными среди бентосной фауны. Многолет нее изучение силурийских и девонских кораллов позволяет рассматривать их в качестве руководящей группы биоты при детальном расчленении разрезов в регионе и при разно масштабных корреляциях.

На территории исследуемого региона известны непрерывные разрезы силура и де вона, содержащие коралловую фауну и поэтому имеется возможность проследить истори ческое развитие табулят и выявить характерные для разных стратиграфических уровней их родовые и видовые комплексы.

Наглядным примером в этом отношении является граница между ордовикской и си лурийской системами, где по появлению представителей родов Favosites, Multisolenia и Syringopora можно легко отличить лландоверийские отложения от подстилающих их юн кошорских слоев верхнего ордовика. Появление первых в регионе пахипорид рода Para striatopora указывет на венлокский возраст карбонатных пород. Бурное развитие Thecia и Laceripora – показатель лудловского этапа формирования вмещающих толщ и т.д.

Важной корреляционной особенностью ряда таксонов табулят является их способ ность участвовать в создании сходных или идентичных органогенных построек (биогер мов, биостромов и др.) не только на соседних площадях, но и на значительном удалении.

Такие постройки табуляты образуют совместно со строматопороидеями, но чаще они яв ляются монотаксонными. Большой интерес в этом отношении представляет уровень верх невенлокских отложений, где табуляты образуют прослои мощностью от 0,4 до 1,0 м, сформированные ветвистыми Parastriatopora tebenjkovi (Tchern.) и более редкими P. commutabilis Klaam. Эти коралловые слои широко распространены в верхней части вой выского горизонта на Приполярном Урале, гряде Чернышева. Известны они в верхах пе чороморских слоев на островах Баренцева моря (Долгий, Вайгач, Матвеев, Новая Земля) (Патрунов и др., 1980). Слои, переполненные ветвистыми колониями P. commutabilis, опи саны в низах роотсикюлаского горизонта венлока Эстонии (Клааманн, 1970). Эти виды многочисленны в верхневенлокских отложениях Таймыра и Западной Сибири.

Еще один реперный уровень приурочен к отложениям средней части карповского горизонта пржидола Приполярного Урала. В этом интервале доминируют Favosites favosi tiformis (Holt.) и сирингопориды (Syringopora spinosa Tchern., S. gorskyi Tchern., S. schmidti Tchern., Thecostegites septosus Barsk., T. tschernychevi Barsk.), несколько реже встречаются F. pseudoforbesi Sok., Squameofavosites thetidis Chekh., S. emmonsiaformis Barsk. Особенно многочисленны они в светло-серых массивных криноидно-кораллово-брахиоподовых из вестняках, где совместно со строматопороидеями образуют массивные прослои («коралло вые пачки») мощностью до 1,5 м. Их сферические, дисковидные колонии часто достигают 20–30 см в диаметре. Эти слои известны и широко прослеживаются в разрезах верхней части пржидола севера Урала (бассейны рек Кожым, Щугор, скважины), и смежных ре гионов (острова Баренцева моря).

Отложения нижней части овинпармского горизонта (лохковский ярус нижнего де вона) на исследуемой территории характеризуются слоями с Favosites socialis. Небольшие желваковидные и цилиндрические колонии Favosites socialis Sok et Tes. и Parastriatopora paradoxa Chekh. переполняют отдельные прослои известняков мощностью до 0,2 м, обра зуя своего рода биостромы. Колонии в большинстве случаев имеют цилиндрические очер тания с различными по длине и форме выростами и переплетены между собой. Такого ро да прослои, где табуляты группы Favosites socialis всегда встречаются в изобилии, описа ны в переходных слоях силура и девона и в самых низах девона на Северо-Востоке России, в нижнем девоне западной Сибири, на островах Вайгач и Новая Земля, в Подолии.

Таким образом, в силурийских и девонских морских отложениях табуляты наиболее распространенны и многочисленны среди представителей коралловой фауны. Их колонии, встречающиеся как разрозненно, так и в виде скоплений, образующих органогенные по стройки, часто являются породообразующими. Слои и пачки, сформировавшиеся с доми нирующим участием в них табулят, являются надежными стратиграфическими маркерами и позволяют уверенно коррелировать одновозрастные отложения как в пределах одного осадочного бассейна, так и осуществлять сопоставления на межрегиональном уровне.

Работа выполнена при поддержке Программы Президиума РАН № 28 «Проблемы происхождения жизни и становления биосферы» (Проект № 12-П-5-1015).

ЗОНАЛЬНОЕ РАСЧЛЕНЕНИЕ ОРДОВИКА КОЛЫМО-СИБИРСКОЙ БИОГЕОГРАФИЧЕСКОЙ ПРОВИНЦИИ ПО БРАХИОПОДАМ О.А. Маслова СНИИГГиМС, Новосибирск, oly_8@ngs.ru Начало зонального расчленения по брахиоподам ордовикских отложений на Сибир ской платформе было положено ещё в 1961 году О.Н. Андреевой и О.И. Никифоровой (Никифорова, Андреева, 1961). А.Г. Ядренкиной (1974) были выделены слои с фауной на северо-западе Сибирской платформы в отложениях верхнего кембрия и нижнего ордовика.

Х.С. Розман (1977) выделила восемь местных зон по ринхонеллидам и строфоменидам для Сибирской платформы. Позднее коллективом специалистов (Ядренкина и др., 1978) была разработана система параллельных стратиграфических шкал в ранге лон по брахиоподам, остракодам, трилобитам и конодонтам. В последующие годы появлялись новые данные по скважинам, и было подтверждено, что раннее выделенные зоны широко распространены в разных структурно-фациальных зонах Сибирской платформы и Верхояно-Чукотской складчатой области (ВЧСО) (Каныгин и др., 2007).

Установлено несколько биостратиграфических уровней, которые хорошо просле живаются на всей Сибирской платформе, а также в её складчатом обрамлении. В отложе ниях вихоревского и муктэйского горизонтов выделяется зона Angarella. Зона представле на тремя видами Angarella jaworowskii, A. obrutchevi (вихоревский горизонт) и A. mirabilis (характерна для муктэйского уровня). Раковины ангарелл достигали крупных размеров и часто образовывали скопления в виде ракушняковых банок, поэтому этот биостратиграфи ческий уровень хорошо диагностируется непосредственно в полевых условиях. Предста вители Angarella jaworowskii известны в зоне Tritoechia typica bona, начинающейся с хи тинского горизонта ВЧСО, а также известны в нижнем ордовике Новой Земли, Урала, Ту вы и Северного Казахстана (Бондарев и др., 1965). Вихоревско-муктэйский возраст отло жений зоны подтверждается конодонтами Coleodus mirabilis, Cardiodella lyrata, Polypla cognathus angarense.

Зона Evenkina выделена в объеме волгинского горизонта, представле на видами-индексами Evenkina lenaica (Girardi) и Evenkina anabarensis Andr. Сопутствую щие виды – Platymena amara (Andr.), Hesperortis ignicula (Raym.), H. brachiophorus Cooper, Strophomena simplex (Andr.). Верхняя и нижняя границы зоны Evenkina совпадают с грани цами зон, выделенных по другим группам фауны: трилобитовая зона Homotelus, острако довая – Soanella maslovi, конодонтовая – Phragmodus flexuosus. Весь комплекс палеонтоло гических остатков позволяет коррелировать этот уровень с отложениями лачугского гори зонта ВЧСО (зона Sowerbiella negritus, Oepikina amara) (Орадовская, 1988) и энгельгард товского горизонта Таймыра (Абушик и др., 2003). Вид H. ignicula (Raym.) известен начи ная с отложений тейльзоны Xenelasmella graciosa эльгенчакского горизонта ВЧСО. Виды H. ignicula и H. brachiophorus описаны Купером (Cooper, 1956) из отложений среднего ор довика Северной Америки – «яруса» Мармор (верхняя часть) и Блэк-Ривер. Граница вы шележащей брахиоподовой зоны Mimella panna проводится по появлению вида-индекса и совпадает с границей киренско-кудринского и чертовского горизонтов. Типовая ассоциа ция брахиопод состоит из вида-индекса, Strophomena mangazeica Andr., Oepikina tojoni Andr., Rostricellula raymondi nana Rozm., R. transversa Cooper. Основание зоны Mimella совпадает с нижней границей трилобитовой зоны Isalaux, остракодовой – Bodenia aspera и конодонтовой – Cahabagnathus sweeti–Phragmodus inflexus. За пределами Сибирской плат формы вид-индекс и некоторые сопутствующие виды зоны известны на Таймыре в отло жениях энгельгардовского горизонта и на Северо-Востоке России в отложениях харкинд жинского горизонта (зона Oepikina kalytschanica). Вид R. transversa Cooper (проходящий) известен из отложений серии Бромид среднего ордовика (верхняя часть яруса Портефилд) Северной Америки. Комплексная зона Maakina parvuliformis–Leptellina carinata с одно именными видами-индексами выделяется в объеме баксанского горизонта. Этот уровень на Сибирской платформе богато охарактеризован брахиоподами, трилобитами, остракода ми и конодонтами. Границы зоны совпадают с границами остракодовой зоны Parajonisites notabilis и конодотовой зоной Belodina compressa–Culumbodina mangazeica. В составе зоны присутствуют виды-индексы, Rostricellula sibirica Rozm., Strophomena lethea Nikif., Triple sia sibirica Nikif. и др., а также североамериканские виды Hesperorthis tricenaria Cooper, H.

australis Cooper, Glyptorthis pulchra Wang., R. transversa Cooper. Представители брахиопод этой зоны встречаются в подзоне Titanumbonites planum и в зоне Sowerbiella cava orientale харкинджинского горизонта ВЧСО, в отложениях энгельгардтовской и толмачевской свит Восточного Таймыра. Вид Belodina compressa (Br. et M.) известен из отложений Северной Америки с комплексом конодонтов под названием «Faunas 7-11» (Каныгин и др., 1982) и сопоставляется с сандбийским ярусом верхнего ордовика МСШ.

Таким образом, исследования ордовикской фауны, проведенные за последние деся тилетия, полностью подтвердили зональное расчленение, принятое для Сибирской плат формы. Совпадающие границы зон по различным группам фауны имеют высокий корре ляционный потенциал и позволяют проводить более точные межфациальные и межрегио нальные корреляции. Особое значение приобретает корреляция разнофациальных толщ, содержащих фауну представителей как бентосных, так и пелагических групп (граптолиты).

Распространение зональных комплексов за пределами Сибирской платформы – на Таймы ре, Новой Земле, Новосибирских островах и в Верхояно-Чукотской складчатой области дает основание относить эти территории к единой крупной биохории, получившей назва ние Колымо-Сибирской биогеографической провинции (Каныгин, 1971).

БИОСТРАТИГРАФИЧЕСКИЕ ЗОНЫ ЭМССКОГО ЯРУСА АЛТАЕ-САЯНСКОЙ СКЛАДЧАТОЙ ОБЛАСТИ ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ИЗУЧЕНИЯ МШАНОК О.П. Мезенцева КузГПА, Новокузнецк, MesentsevaOP@yandex.ru Эмсский ярус Салаира расчленен на салаиркинский, беловский и шандинский гори зонты, из которых салаиркинский и шандинский в окрестностях г. Гурьевска подразделя ются на три группы слоев каждый. Стратиграфические аналоги этих горизонтов выявлены в Горном и Рудном Алтае (Ёлкин и др., 1982;

Стратотипические…, 1986, 1987;

Опорные…, 2000;

Yolkin et al., 2005). Каждое из этих стратиграфических подразделений охарактеризо вано палеонтологическими остатками, в составе которых, однако, отсутствуют мшанки. В результате многолетних исследований (Астрова, Ярошинская, 1968;

Черепнина, Ярошин ская, 1974;

Мезенцева, 1997, 2000, 2010, 2011;

Удодов, Мезенцева, 2000;

Мезенцева, Ю. Удодов, 2000, 2003) обнаружено, что мшанки в эмсских отложениях Алтае-Саянской складчатой области (АССО) широко распространены. Выявлено два рубежа кардинального обновления эмсских мшанок АССО: средне-позднесалаиркинский и средне позднешандинский. Первый рубеж фиксирован вымиранием 6 видов и появлением 24 но вых;

второй – вымиранием 15 и появлением 19 новых видов. На основании этого выделя ются три местные биостратиграфические зоны.

Зона Kuzbassus admirandus–Eridotrypa neocallosa.

Виды-индексы: Kuzbassus admirandus Mesentseva, 2011;

Eridotrypa neocallosa Me sentseva, 1997. Характерными видами являются: Neotrematopora multi, Chondraulus salai riensis, Eostenopora notabilisica. Стратотип зоны – верхи нижнесалаиркинских слоев и среднесалаиркинские слои салаиркинской свиты: слои 9-13 общей мощностью 36 м разре за Б-819 (Стратотипические…, 1986, с. 27-29). В настоящее время разрез Б-819 принят за стратотип эмсского яруса АССО. Нижняя граница зоны в этом разрезе Б-819 фиксируется появлением видов-индексов. Зона прослежена в окрестностях г. Гурьевска в разрезах Б- (слои 0-11), Б-8319 (слои 1-12), Е-836 (слои 1-4), Е-837 (слои 1, 2), Е.-838 (слои 1-4). За пределами Гурьевского района Салаира зона не выделяется. В северной части Горного Ал тая (ГА) рассматриваемой зоне соответствуют существенно грубообломочные отложения киреевского горизонта, залегающие непосредственно ниже отложений биостратиграфиче ской зоны Eridotrypa kuzbassica–Lioclema lucida–Ensiphragma mirabilis. Остатков мшанок в грубообломочных отложениях киреевского горизонта не обнаружено. В южной части ГА биостратиграфической зоне Kuzbassus admirandus–Eridotrypa neocallosa соответствуют вулканиты талдыдюргунской свиты. В Российском Рудном Алтае (РРА) рассматриваемой зоне соответствуют палеонтологически немые грубообломочные отложения основания стратотипа мельничной свиты (слои 1-3;

Опорные…, 2000, с. 10).

Зона Eridotrypa kuzbassica–Lioclema lucida–Ensiphragma mirabilis.

Виды-индексы: Eridotrypa kuzbassica Mesentseva, 1997;

Lioclema lucida Mesentseva, 1997;

Ensiphragma mirabilis Astrova, 1968. Характерными видами являются: Lioclema pseu dogloria, Eridotrypa beloviensis, Atactotoechus kwangsiensis, Phaenopora altaica. Стратотип зоны – верхнесалаиркинские слои – беловский горизонт – нижне- и среднешандинские слои разреза Б-819 (слои 14-25 общей мощностью около 108 м). Нижняя граница зоны фиксируется в разрезе Б-819 появлением Eridotrypa kuzbassica. В окрестностях г. Гурьевск зона прослежена также в разрезах Б-8319 (слои 13-16) и Б-8331 (слои 1-19). За пределами Гурьевского участка в южной части Салаирского кряжа отложения зоны вскрыты в долине р. Томь-Чумыш разрезом Тихобаевский (Мезенцева, Ю. Удодов, 2000). В северной части Горного Алтая отложениям рассматриваемой зоны соответствует седлушкинский гори зонт, объединяющий стратиграфические аналоги верхнесалаиркинско-беловско-нижне среднешандинских отложений. Наиболее полный разрез седлушкинского горизонта, со держащий остатки мшанок, изучен в левобережье ручья Куваш, впадающего слева в р.

Песчаная в окрестностях пос. Барагаша (Удодов, Мезенцева, 2000);

мощность горизонта в этом разрезе близка к 400 м. Отложения зоны прослежены также в бассейнах рек Сема (район с. Шебалино) и Ануя (окрестности пос. Сибирячиха;

правобережье кл. Ганин) (Ме зенцева, Удодов, 2007). В южной части ГА седлушкинскому горизонту в какой-то мере со ответствуют вулканиты верхов талдыдюргунской и, по-видимому, аксайской свиты, в РРА – вулканогенные отложения низов мельничной свиты.

Зона Lioclema akarachica–Reteporina gigantea.

Виды-индексы: Lioclema akarachica J. Udodov, 2004;

Reteporina gigantea Nekhoro shev, 1948. Характерными видами являются: Lioclema salairiense, Alternifenestella capillate, Spinofenestella nekhoroshevi, Reteporina ubensis, Septopora salairiensis. В стратотипическом разрезе эмсского яруса АССО (Б-819) верхняя (верхнешандинско-мамонтовская) часть в значительной мере представлена пестроцветными песчаниками, лишенными остатков мшанок. Поэтому в качестве стратотипа биостратиграфической зоны Lioclema akarachica– Reteporina gigantea приняты верхнешандинские отложения разреза Б-8225 (слои 17-23 об щей мощностью 21 м), расположенного в 200-400 м севернее разреза Б-819. В этом разрезе верхнешандинские отложения сильно дислоцированы и представлены глинистыми извест няками и аргиллитами. Нижняя граница рассматриваемой зоны в её стратотипическом раз резе фиксируется появлением Lioclema akarachica. Позднешандинский возраст этой толщи обосновывается также появлением в мшанковом комплексе Lioclema optima – вида, широ ко распространенного в нижнеэйфельских (малосалаиркинских) отложениях Салаира, а также вида Fistuliramus changi, характерного для эйфельских отложений Китая (Yang, 1965). Виды-индексы и другие характерные виды встречены также в разрезе Е-828 (слой 1). В долине среднего течения р. Кара-Чумыша (разрезы Карачумышский 1 и 2) и в окре стностях пос. Ново-Пестерево (разрез Б-8323) наряду с характерными видами зоны пред ставлены виды Lioclema optima, Neotrematopora pulchra, Raissiella fragilis, типичные для нижнеэйфельских (малосалаиркинских) отложений.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.