авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

«ПАЛЕОНТОЛОГИЯ И СТРАТИГРАФИЧЕСКИЕ ГРАНИЦЫ LVIII СЕССИЯ ПАЛЕОНТОЛОГИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА Санкт-Петербург 2012 РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ...»

-- [ Страница 7 ] --

2Омский гос. педагогический университет Свита диагональных песков, обычно относимая к тобольскому горизонту среднего неоплейстоцена, выделяется во многих разрезах приледниковой и внеледниковой зон За падно-Сибирской низменности. Возраст отложений и стратиграфическое значение фауны и флоры тобольского горизонта является предметом многолетней дискуссии. Диагональ ные пески обнажены в серии разрезов правого берега Иртыша у г. Омска. Геологической и палеонтологической характеристике этих отложений посвящены многочисленные работы (Архипов, 1975;

Зинова, Терещенко, 1975;

Вангенгейм, Зажигин, 1975;

Бондарев, Жителев, 2007 и др.). Данными о тепловодной малакофауне с Corbicula tibetensis и териофауне с Pa laeoloxodon и Cervidae обосновывается межледниковый характер вмещающих отложений, и их возраст принимается в интервале первой половины среднего неоплейстоцена. Фауна мелких млекопитающих тобольского аллювия содержит переотложенные формы мио плейстоцена, но основная фауна сопоставляется с сингильским («миндель-рисским») ком плексом Восточной Европы. На основании находок элементов лемминговой фауны (Кар ташево, Новотроицкое) и Arvicola современного уровня (Карташево) была также высказана точка зрения (Зажигин, 1980) о том, что в ряде разрезов толща диагональных песков с Corbicula имеет более молодой возраст и относится ко второй половине среднего неоплей стоцена («рисс»). Необходимость более точного обоснования возраста фаунистического комплекса – начало среднего неоплейстоцена Евро-Сибирской зоогеографической провин ции – требует детального изучения териофауны «диагональных песков» Прииртышья. В 2005-2011 гг. новые материалы по млекопитающим были собраны А.А. Бондаревым из двух разрезов правобережья Иртыша – Новотроицкое и Красноярка.

Разрез Новотрицкое прослежен в правом обрывистом берегу Иртыша, на протяже нии 4 км ниже одноименного села. Толща косослоистых песков (0,2–3,0 м), залегает здесь на неогеновых глинах и перекрыта слоистыми глинами, алевритами, песками и покровны ми лессовидными суглинками (Архипов, Линке, 1987). Списочный состав фауны мелких млекопитающих приводится В.С. Зажигиным (1980), а крупные млекопитающие лишь кратко упомянуты в литературе (Палашенков, 1957;

Бондарев, Жителев, 2006, 2007).

Фауна местонахождения Новотроицкое включает: Mammuthus cf. chosaricus, Equus caballus ssp. (массовая форма), Bison priscus, Saiga tatarica, Ovibos pallantis, Rangifer(?) sp., Cervus elaphus, Panthera spelaea, Ursus arctos, Ursus savini, Canis sp. (мелкая форма, mosba chensis?), Vulpes cf. corsac, Megacerini gen., Caprini gen. К числу переотложенных остатков относятся Equus (Plesippus) cf. stenonis, Ovibovini gen, Cervidae gen. Также в районе место нахождения найдены единичные остатки Coelodonta antiquitatis, но их происхождение из диагональных песков вызывает сомнения. Микротериофауна включает: Sorex sp. (1), Lepus tanaiticus (1), Spermophilus sp. (3), Microtus oeconomus (5), M.gregalis (3), M. arvalis (2), M.

cf. agrestis (1), Microtus sp. (13), Lagurus lagurus (33), Eolagurus luteus (20), Arvicola cf. mos bachensis (2). Кроме того, ископаемый материал содержит переотложенные из более древ них отложений редкие остатки Prosiphneus cf. murinus (1) (поздний миоцен–ранний плио цен);

Mimomys sp. (1), Ochotona cf. antiqua (1), Castoridae gen. (1) (ранний–средний плио цен);

Pliolagomys sp. (1), Mimomys sp. (3), Borsodia sp. (1) (средний–поздний плиоцен);

Al lophaiomys sp. (3), Mimomys savini (1), Prolagurus pannonicus transylvanicus (1) (эопле– стоцен–ранний неоплейстоцен).

Геологический возраст фауны определяется присутствием остатков мелкой водяной полевки с мимомисным типом дифференциации эмали, морфотипами m1 Lagurus lagurus переходными от L.transiens, мелкими размерами желтых пеструшек Eolagurus, примитивной морфологией пашенной полевки M. cf. agrestis. Совокупность признаков указывает на воз растной интервал первой половины среднего неоплейстоцена и региональную зону MQR3.

Разрез Красноярка расположен в песчаном карьере в черте одноименного села, в км к СЗ от с. Новотроицкое. Карьером вскрыта толща диагональных песков (более 2 м) со следами мерзлотных процессов в кровле, не перекрытая покровными отложениями.

Фауна крупных млекопитающих Красноярки (Бондарев, Жителев, 2006, 2007) включает Mammuthus cf. chosaricus, Equus caballus, Bison priscus, Saiga tatarica, Ovibos pal lantis, Caprini gen., Cervus elaphus, Panthera spelaea, Ursus arctos, Ursus savini, Canis sp.

(мелкая форма, ?mosbachensis), Vulpes vulpes, Felidae (cf. Acinonyx), Mustelidae gen. Микро териофауна представлена Talpa sp. (1), Soricidae gen., Ochotona sp. (1), Spermophilus sp. (1), Castoridae gen., Microtus oeconomus (3), M. gregalis (6), Microtus sp. (15), Lagurus ex gr. tran siens-lagurus (29), Eolagurus luteus (8), Arvicola cf. mosbachensis (3). Среди переотложенных форм отмечены Lagomorpha gen. (2), Mimomys savini (3) (эоплейстоцен–ранний неоплей стоцен);

Borsodia cf. steklovi (2) (средний плиоцен). Геологический возраст фауны опреде ляется по присутствию типичной Arvicola mosbachensis, а также мелкой примитивной Eolagurus luteus как первая половина среднего неоплейстоцена, зона MQR3.

Изученные материалы позволяют подтвердить ранне- средненеоплейстоценовый возраст териофауны Новотрицкого и сделать аналогичное заключение о возрасте фауны Красноярки. Набор видов обеих ассоциаций указывает на широкое развитие открытых степных ландшафтов, а также на присутствие околоводных и луговых местообитаний.

Важно отметить, что переотложенные формы, принадлежащие минимум четырем генера циям переотложения, являются чрезвычайно ценным палеонтологическим архивом, кото рый позволяет реконструировать основные фазы развития мио-плейстоценовых териофаун Западной Сибири.

Фауны начала среднего плейстоцена правобережья среднего течения Иртыша по бо гатству систематического состава и четкости проявления эволюционных стадий в несколь ких филетических линиях млекопитающих можно использовать для характеристики еди ного Евро-Сибирского териокомплекса этого времени. Фауны диагональных песков можно коррелировать с сингильскими фаунами Восточной Европы, фаунами раннего торингия Центральной и Западной Европы, лихвинским/гольштейнским межледниковьем, 11 кисло родно-изотопной стадией и серединой среднего плейстоцена («ионий») Международной стратиграфической шкалы.

К ВОПРОСУ ОБ ОБЪЕМЕ ПСЕКУПСКОГО И ТАМАНСКОГО ФАУНИСТИЧЕСКИХ КОМПЛЕКСОВ (РАННИЙ ПЛЕЙСТОЦЕН, ЮГ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ) В.В. Титов1, А.С. Тесаков2, В.С.Байгушева Институт аридных зон ЮНЦ РАН, Ростов-на-Дону, vvtitov@yandex.ru ГИН РАН, Москва;

3Азовский музей-заповедник, г. Азов Для стратиграфического расчленения плейстоценовых отложений Восточной Евро пы применяются фаунистические комплексы, выделенные В.И. Громовым (1936, 1948) на основании ассоциаций крупных млекопитающих. Для обоснования этого расчленения ста ли привлекаться также мелкие млекопитающие (Александрова, 1965, 1976;

Топачевский;

1965, Топачевский и др., 1998;

Шевченко, 1965;

Маркова, 1982;

Вангенгейм и др., 1990;

Агаджанян 1992, 2009;

Тесаков, 2004 и др.). Между хапровским фаунистическим комплек сом (ХФК) конца плиоцена (средний виллафранк, поздний вилланий, гелазий) и тирас польским комплексом (ТирФК) раннего неоплейстоцена (галерий, поздний бихарий, «ио ний») выделяется переходный этап, отвечающий позднему виллафранку, эоплейстоцену отечественной шкалы и калабрию МСШ. В этот период происходили существенные гео графические, климатические и фаунистические перестройки экосистем Северной Евразии.

В Восточной Европе для данного этапа выделены псекупский (ПФК) и таманский (ТФК) териокомплексы. Первый из них по общему облику сходен с более ранними фаунами. Вто рой имеет больше отличий и является переходным к ТирФК. Несмотря на широкое ис пользование этих биохронологических подразделений, их границы остаются, в основном, неопределенными.

В типовых местонахождениях ПФК остатки крупных млекопитающих приурочены к аллювиальной толще, вскрытой в левом борту р. Псекупс. ПФК соответствует, по В.И. Громову, биозоне Archidiskodon meridionalis meridionalis. Руководящими формами ПФК являются также Stephanorhinus cf. etruscus, Equus (A.) cf. major, Eucladoceros orienta lis. В его составе впервые появляются Bison (Алексеева, 1977). Из местонахождения Геор гиевск (Северный Кавказ) вместе с A. m. meridionalis, E. (A.) cf. major, Eucladoceros sp. и Leptobos sp. обнаружена фауна грызунов без Allophaiomys – конец виллания и начало ПФК (Гарутт, Сафронов, 1965;

Тесаков, 2004). ПФК отличается от ХФК иными формами слона, лошадей, оленей. Некоторые исследователи считают, что ПФК является поздней стадией ХФК (Алексеева, 1977). Нижняя граница ПФК приурочена ко второй половине среднего акчагыла, верхняя проходит в самых верхах апшерона (Вангенгейм и др., 1990). Нижняя граница ПФК близка к нижней границе верхнего вилафранка – между 2,5 и 1,97 млн лет (Вангенгейм и др., 2001). Согласно данным некоторых западных коллег, граница между средним и поздним виллафранком приурочена к границе гелазия/калабрия (~1,8 млн лет) (Rook, Martnez-Navarro, 2010). Представляется целесообразным проводить границу сред него/позднего виллафранка (основанных на комплексах крупных млекопитающих) на уровне границы вилланий/бихарий (по мелким млекопитающим) (Fejfar et al., 1998). Гра ница между вилланием и бихарием проводится по массовому появлению некорнезубых полевок Allophaiomys. Считалось, что она близка к границе гелазия–калабрия (внутри па леомагнитного эпизода Олдувей, ~1,8 млн лет). Материалы из местонахождений Тиз дар 1, 2, Крыжановка 4, Жевахова гора 5, 9 (Приазовье, Причерноморье) показывают, что появление этих полёвок в Европе произошло несколько ранее эпизода Олдувей (Pevzner et al., 1998;

Tesakov, 1998;

Тесаков, 2004), т.е. ~2,0 млн лет. А.С. Тесаков (2003) объединил в ПФК ассоциации позднего виллания и раннего бихария. Псекупскому интервалу Восточ ной Европы соответствуют зоны MNR1–MQR11–10 (~2,0-1,5 млн лет назад), и характерна смена сообществ гипсодонтных мимомисных полевок на массовые формы некорнезубых арвиколин (Вангенгейм и др., 2001). ПФК соответствует стадиям Коста Сан Джакомо (~2, млн лет), Оливола и Тассо (~1,7-1,8 млн лет) верхнего виллафранка Италии и Сенез (~2,2 1,5 млн лет) Франции (Delson et al., 2007;

Sala, Masisni, 2007;

Petronio et al., 2011). Таким образом, ПФК включает фауны начала позднего виллафранка, конца виллания и начала бихария с первыми представителями рода Allophaiomys (A. deucalion) (одесский ФК по А.И. Шевченко, 1965) и с A. m. meridionalis. Поскольку из Восточной Европы известно ма лое количество местонахождений с A. m. meridionalis, а имеющиеся на сегодняшний день принадлежат доолдувейскому этапу, то с учетом датировки местонахождений Оливола и Тассо (располагаются непосредственно над Олдувеем), ПФК можно ограничить возрастом ~2,15-1,55 млн лет, что соответствует интервалу MIS 82-MIS 52 морских изотопных стадий (Lisiecki, Raymo, 2005).

Более молодой ТФК основан на фауне местонахождения Синяя Балка (Таманский п-ов), имеющего сложную геологическую позицию. Это затрудняет однозначную трактов ку его возраста и условий формирования. Основная масса находок здесь принадлежит Arc hidiskodon meridionalis tamanensis и Elasmotherium caucasicum. К ТФК также относят Canis tamanensis, Canis (X.) lycaonoides, Lutra simplicidens tamanensis, Pachycrocuta brevirostris, Panthera sp., Homotherium latidens, Equus (A.) major, E. (A.) cf. sssenbornensis, Eucladoceros pliotarandoides, Bison tamanensis и Pontoceros ambiguus, найденные в ряде местонахожде ний Приазовья – Цимбал, Ахтанизовская, Порт-Катон, Семибалки, Ногайск (Verestchagin, 1957;

Байгушева, 2000;

Sotnikova, Titov 2009). Э.А. Вангенгейм и др. (1991) определили нижнюю границу ТФК на уровне 1,1 млн лет на основании находок A. m. meridionalis и A.

m. tamanensis в различных слоях обратно намагниченных отложений апшерона в разрезе горы Дуздаг (Азербайджан). Верхняя граница распространения ТФК помещается в интер вале между эпизодом Харамильо и инверсией Матуяма/Брюнес (~0,8 млн лет;

0,7-0,9 млн лет) – внутри верхнего апшерона. Таким образом, стратиграфический диапазон ТФК – вторая половина среднего апшерона и нижняя половина позднего апшерона. В Запад ной Европе этому периоду соответствуют териокомп-лексы Италии – Фарнета и Пирро Норд (~1,3-1,6 млн лет), выделенные в отдельный этап – протогалерий (Caloi, Palombo, 1995). Фауны сходного уровня (~1,2-0,9 млн лет) иногда выделяют в эпивиллафранк, про межуточный между виллафранком и галерием (Khalke, 2007). Большинство грызунов ТФК составляют некорнезубые полевки Allophaiomys и Prolagurus, поздние формы корнезубых мимомисных полевок группы Mimomys savini. По грызунам ТФК соответствует региозо нам MQR 9-7B. Для данной ассоциации характерны поздние формы южных слонов – A. m.

tamanensis в Восточной Европе и A. m. vestinus (=M. meridionalis фаунистической стадии Фарнета) в Западной Европе. В результате работ авторов по изучению местонахождений ТФК в Приазовье было показано, что они несколько разновозрастны. Грызуны местонахо ждения Синяя Балка (ранний палеолит) представлены Mimomys savini, Lagurodon arankae, Cricetus cf. nanus. Несколько более молодая фауна из местонахождения Родники 1, рядом с Синей Балкой, включает Allophaiomys cf. pliocaenicus, Lagurodon arankae, Mimomys cf. sa vini, M. cf. pusillus, Mimomys sp., Borsodia sp., Ellobius sp. и Allocricetus cf. ehiki. По эволю ционному уровню Allophaiomys (рассеченный антероконид, индекс эмали BTQ=84) эта фауна может датироваться в пределах 1,6-1,2 млн лет (Shchelinsky et al., 2010). Возраст ме стонахождения Синяя Балка ~1,2-1,5 млн лет. Для уточнения возраста нижней границы ТФК необходимы сведения о времени смены хроноподвидов мамонтоидных слонов meri dionalis на tamanensis. Имеющиеся данные по фауне стратотипа ТФК дают нам основание несколько понизить нижнюю границу ТФК. Предлагается относить к ТФК фауны второй половины позднего виллафранка и большей части бихария (с Allophaiomys pliocaenicus).

Возрастные границы ТФК – 1,55-0,85 млн лет, что соответствует интервалу MIS 53-MIS 22.

СОПОСТАВЛЕНИЕ БИОСТРАТИГРАФИЧЕСКИХ СХЕМ РАСЧЛЕНЕНИЯ ВЕРХНЕГО МЕЛА ДЗИРУЛЬСКОГО МАССИВА И НЕКОТОРЫХ РЕГИОНОВ КАВКАЗА И ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ Г.Н. Тлашадзе Инженерная академия Грузии, Тбилиси, Грузия, georgetlashadze@gmail.com Этапность развития иноцерамов, выявленная на существующем фактическом мате риале, позволяет расчленить и сопоставить биостратиграфические схемы верхнего мела Дзирульского массива с регионами, представленными в таблице (Табл.).

При отсутствии надежных сведений о составе и стратиграфическом распростра нении иноцерамов в стратотипических разрезах ярусов верхнего мела общая схема зональ ного расчленения Дзирульского массива, приобретает чисто эмпирический характер. По лученные данные подчеркивают прежде всего рубежи развития иноцерамов, отвечающие ярусным границам. Синхронность этих рубежей с ярусными устанавливается не только по последовательной смене комплексов и сходству изменений иноцерамов, но и по составу сопутствующих им аммонитов, белемнитов, морских ежей и фораминифер.

Особенно четко межярусные рубежи по иноцерамам устанавливаются всюду между сеноманом и туроном, коньяком и сантоном. Менее резкие изменения наблюдаются между туроном и коньяком, сантоном и кампаном, кампаном и маастрихтом. Природа этих разли чий заключается в особенностях развития иноцерамов в фазах расцвета и спада ви дообразования. Но, если относительная биостратиграфическая нерезкость турон коньякской и кампан-маастрихтской границ в основном связана со сравнительно посте пенными морфологическими преобразованиями множества видов в середине фазы расцве та, то неясность сантон-кампанской границы в большей степени обусловлена ее недоста точной изученностью по разным группам.

Таблица (на стр. 145). Сопоставление биостратиграфических схем расчленения верхнего мела Дзирульского массива, Малого и Северного Кавказа и Германии.

БИОСТРАТИГРАФИЧЕСКИЕ ШКАЛЫ ПО КОНОДОНТАМ ВЕРХНЕГО КЕМБРИЯ И ОРДОВИКА КАЗАХСТАНА Т.Ю. Толмачева1, К.Е. Дегтярев2, А.В. Рязанцев2, О.И. Никитина ВСЕГЕИ, Санкт-Петербург, Tatiana_Tolmacheva@vsegei.ru ГИН РАН, Москва;

3Институт геологических наук, Алматы, Казахстан На территории Казахстана осадочные отложения верхнего кембрия и ордовика представлены широким спектром фаций – от глубоководных пелагических разрезов, сло женных биогенными кремнистыми осадками, до мелководно-морских карбонатных песча ников и водорослевых биогермных известняков. С самого начала изучения конодонтов в Казахстане (Гридина, Машкова, 1975) основное внимание уделялось их поискам в кремни стых породах, где конодонты являются практически единственной группой фауны, по ко торой возможно датировать практически немые терригенно- и вулканогенно-кремнистые отложения. К концу 80-х годов ХХ века был накоплен огромный объем фактического ма териала, особенно по отложениям нижнего и среднего ордовика, анализ которого, несмот ря на преимущественно точечные сборы конодонтов, привел к выделению комплексов и слоев с конодонтами глубоководных отложений. (Курковская, 1985;

Двойченко, Абаимова, 1987;

Zhylkaidarov, 1998). Эти комплексы конодонтов в качестве биостратиграфических подразделений вошли в региональную стратиграфическую схему Казахстана (Решения…, 1991). При этом относительно более мелководно-морская фауна конодонтов из известня ков, за небольшим исключением (Абаимова, 1991;

Никитин и др., 1993), оставалась прак тически неизвестной. Позднее значительный вклад в создание зональной шкалы для отно сительно мелководных отложений был сделан С.В. Дубининой, которая выделила ряд зон и слоев с конодонтами в интервале от верхов аксайского яруса верхнего кембрия до сере дины флоского яруса нижнего ордовика в непрерывном разрезе Батырбай хребта Малый Каратау (Дубинина, 2000).

С начала 90-х годов ХХ века на территории Казахстана началось изучение непре рывных разрезов кремнистых отложений с послойными сборами конодонтов, что привело к обнаружению конденсированных, небольших по мощности пелагических разрезов, охва тывающих значительные стратиграфические интервалы (Tolmacheva et al., 2001;

2004).

Кроме того, велся целенаправленный поиск карбонатных пород с содержанием конодонтов достаточно высоким не только для определения возраста, но и выявления более полного таксономического состава комплексов. Интеграция новых и ранее полученных данных по зволила построить зональные последовательности по конодонтам для верхнего кембрия и ордовика Казахстана, как для глубоководных, так и мелководных отложений.

Основная проблема в построении зональных шкал по конодонтам в Казахстане, как и в других складчатых регионах, связана с редкостью непрерывных разрезов в сильно дис лоцированных кремнистых и карбонатных последовательностях. Кроме того, мелководные карбонатные отложения представлены тепловодно-морскими разностями с высокой скоро стью осадконакопления, где конодонты, как правило, очень редки. Выделение богатых комплексов конодонтов из кремнистых отложений также возможно только на отдельных стратиграфических уровнях. Сложность и высокая степень интерпретационности фациаль ных особенностей отложений, большой спектр переходных фаций между глубоководными и мелководными отложениями, отсутствие стратиграфического контроля другой группой фауны – все это, помимо перечисленного ранее, ведет к неопределенности распознавания и корреляции биозональных границ, особенно в случае мелководной конодонтовой шкалы.

В кремнистых отложениях, относительная глубоководность которых по сравнению с карбонатными породами связывается с их накоплением ниже уровня карбонатной ком пенсации, к настоящему времени описано более десятка непрерывных разрезов разной стратиграфической протяженности (Рис.). В них прослежено распространение фауны и ус тановлены уровни первого появления многих видов.

Комплексы конодонтов в глубоководных отложениях в большинстве случаев харак теризуются высокой степенью доминантности отдельных видов, большинство из которых являются видами широкого географического распространения, описанными из отложений окраинных фаций многих континентов. Это хорошо известные представители филогенети ческих линий Pygodus, Periodon, Prioniodus, Cordylodus, на которых частично построены практически все провинциальные шкалы относительно холодноводной Северо Атлантической биогеографической провинции (например, Armstrong et al., 2001;

Pyle, Barnes, 2003). Зональная шкала глубоководных отложений Казахстана, основанная на пер вом появлении этих видов, не является, таким образом, провинциальной, а отражает разви тие конодонтовой фауны пелагических обстановок разных океанических бассейнов рас сматриваемого интервала времени. К достоинствам этой шкалы относится исключительная легкость ее использования для определения возраста и высокий коррелятивный потенциал, к недостаткам – относительно небольшая разрешающая способность.

В карбонатных отложениях до сих пор не удалось найти какие-либо непрерывные разрезы, которые были бы относительно богаты конодонтами, а все изученные местонахо ждения представляют собой отдельные пласты или тела известняков в вулканогенно осадочных или терригенно-карбонатных толщах. Комплексы конодонтов в известняках значительно более разнообразны и помимо космополитных пелагических видов включают виды, характерные для фауны Австрало-Азиатской биогеографической провинции (Webby et al., 2000), объединяющей австралийскую часть Гондваны, Тарим, Северный и Южный Китай. Кроме того, был обнаружен ряд таксонов, характерных только для Казахстана, се верной Киргизии и Горного Алтая. В более мелководных известняках процент пелагиче ских видов значительно меньше, чем в относительно более глубоководных, а в крайне мелководных известняках как, например, в известняках зорьевской свиты Восточно Ишкеольмесского района Северного Казахстана, пелагические виды полностью отсутст вуют. В качестве видов-индексов «мелководной» шкалы используются как широко рас пространенные мелководно-морские виды, так и региональные эндемики.

Таким образом, предлагаемая биостратиграфическая шкала для мелководных отло жений Казахстана представляет собой последовательность слоев с фауной (за исключени ем верхов кембрия и низов ордовика) (Рис.), имеет выраженный провинциальный харак тер, является более детальной, чем шкала для глубоководных отложений и дает возмож ность внутрирегиональной корреляции карбонатных отложений.

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ, проект № 12-05-00844.

ОРДОВИКСКИЕ КОНОДОНТЫ ИЗ КАРАКОЛЬ-МИХАЙЛОВСКИХ ИЗВЕСТНЯКОВ САКМАРСКОЙ ЗОНЫ ЮЖНОГО УРАЛА Т.Ю. Толмачева1, А.В. Рязанцев2, А.А. Белова ВСЕГЕИ, Санкт-Петербург, Tatiana_Tolmacheva@vsegei.ru;

2ГИН РАН, Москва Изучение конодонтов из караколь-михайловских известняков, расположенных на левом берегу ручья Караколь в Сакмарской зоне Южного Урала показало, что известняки являются латеральными аналогами нижней толщи кремнисто-туффитовой кураганской свиты, с которой накапливались в одно время, по крайней мере, в течение позднего дапи на–дарривилия (средний ордовик).

Участок, в пределах которого распространены известняки, является восточным крылом крупной Блявинской синформы, сложенной пакетом тектонических покровов. В последнем сближены разнофациальные отложения ордовика, силура и девона. Тела из вестняков серые и коричневатые, массивные и неяснослоистые, местами обломочные, дос тигают мощности 30 м и, возможно, являются остатками водорослевой рифогенной по стройки. Кроме конодонтов известняки содержат многочисленную и разнообразную иско паемую фауну, в том числе, трилобитов и брахиопод. По этим фаунистическим группам, а также конодонтам, которые изучала В.А. Наседкина, возраст известняков, рассматриваемых в качестве стратотипического разреза караколь-михайловского горизонта, был определен в пределах позднего аренига–раннего лланвирна (Варганов и др., 1973;

Наседкина, 1975).

Новый материал по конодонтам позволил установить, что караколь-михайловские известняки формировались на протяжении практически всего среднего ордовика с зоны Baltoniodus norrlandicиs по зону Pygodus anserinus включительно. Из трех линз известня ков было отобрано 10 проб;

во всех были обнаружены конодонты. Из самой объемной про бы весом 6 кг выделено около 900 элементов. Изученные образцы по своему возрасту под разделяются на две группы: с конодонтами раннего дарривилия и с конодонтами позднего дарривилия. Стратиграфически более древние семь образцов содержат комплекс конодонтов с сильным доминированием элементов Cornuodus longibasis. Кроме этого вида, который со ставляет до 75% от всего количества элементов, в состав комплекса входят Baltoniodus norrlandicиs, Paroistodus originalis и другие. Для определения возраста комплекса диагно стичным является одновременное присутствие Paroistodus originalis, Baltoniodus norrlandicиs, Costocodus ethingtoni, Periodon macrodentata, и элементов Ansella sp. Распро странение Paroistodus originalis и Baltoniodus norrlandicиs ограничено низами дарривильско го яруса. С другой стороны виды Costiconus ethingtoni, Periodon macrodentata и представители рода Ansella найдены лишь несколько выше, с низов лланвирнского яруса (зона L. variabilis).

Верхнедаривиллский комплекс конодонтов был обнаружен в трех образцах;

во всех из них доминируют элементы рода Protopanderodus (до 80% комплекса). В значительно меньшем количестве встречаются Decoriconus peselephantus, Periodon aculeatus и некото рые другие виды широкого стратиграфического распространения. В одном из самых бога тых конодонтами образцов присутствуют редкие элементы – вид Pygodus anserinus, кото рый наряду с Protopanderodus robustus характерен для отложений верхов дарривильского и самых низов сандбийского яруса.

Несмотря на то, что переизучение конодонтов из караколь-михайловских известня ков не позволило выявить отложения среднего дарривилия, присутствие в блоках извест няков этого возраста доказывается находкой вида Paroistodus horridus (Наседкина, 1975).

Этот вид был описан как новый таксон Cordylodus uralicus sp. nov. Nasedkina, 1975. Parois todus horridus легко распознаваем и широко распространен в открытоморских и глубоко водных отложениях окраин шельфов разных континентов (Tolmacheva et al., 2004;

Dubini na, Ryazantsev, 2008).

Уже первые исследователи фауны из караколь-михайловских известняков отмечали ее сходство с фауной северо-западной, наиболее изученной части Восточно-Европейской платформы (Андреева, 1972;

Анцыгин, 1977;

Наседкина, 1975). Переизучение конодонтов подтвердило это сходство и выявило более значительное таксономическое разнообразие конодонтовой фауны. Оказалось, что все обнаруженные виды являются видами широкого географического распространения, типично встречающимися в отложениях относительно глубоководных обстановок открытых бассейнов и окраин шельфов самых разных конти нентов (Tolmacheva et al., 2004). Часть таксонов, включая Cornuodus longibasis и Baltoniodus norrlandicиs, были найдены только в холодноводных и относительно мелко водных толщах Балтоскандии, Великобритании, Южного Китая и Аргентины. При этом новые виды, эндемичные для Уральского региона и Балтоскандии, в комплексе отсутству ют. Тем не менее, таксономический состав изученной конодонтовой фауны принципиаль но отличается от одновозрастных комплексов, выделенных из карбонатных отложений зорьевской свиты Восточно-Ишкеольмесского района Северного Казахстана. В этом ме стонахождении, которое из казахстанских относительно мелководноморских разрезов рас положено наиболее близко к Уралу (около 900 км) фауна относится к Австрало-Азиатской биогеографической провинции, характерной для Казахстана.

Таким образом, несмотря на отсутствие в конодонтовом комплексе караколь михайлоских известняков видов – региональных эндемиков Балтоскандии, в целом, фауна показывает выраженное родство с фаунами запада Восточно-Европейской платформы и формально относится к Северо-Атлантической биогеографической провинции.

Практически такой же, как в караколь-михайловских известняках, таксономический состав конодонтовой фауны, известен из относительно более глубоководной кремнисто туффитовой кураганской свиты Южного Урала (Dubinina et al., 2008). Находки конодонтов показали, что свита формировалась от аренига до ашгилла включительно. Эти данные сви детельствуют о том, что кураганская свита, по крайней мере, в своей нижней части являет ся латеральным аналогом разреза караколь-михайловских известняков. Конодонтовые комплексы из этих двух типов одновозрастных отложений различаются только доминиро ванием разных видов. Так, в известняках преобладают Cornuodus longibasis и виды рода Protopanderodus, тогда как в кураганской свите численное преимущество имеют виды рода Periodon и Drepanodus. Несмотря на различный вещественный состав отложений кураган ской свиты и караколь-михайловских известняков, их биофациальное различие оказывает ся относительно незначительным. Это свидетельствует о том, что небольшие по площади рифогенные карбонатные постройки, возможно, не формировали специфическую фауну, от личную от обитающей в окружающем бассейне с преимущественно кремнисто-туффитовым осадконакоплением. Кроме того, невыраженный градиент в таксономическом составе коно донтовых фаун для биофаций разных по глубинности бассейна, типичен для относительно холодноводных обстановок. Это подтверждает близость изученных местонахождений к юго восточной окраине Восточно-Европейской платформы в середине ордовика.

Точечный характер отбора проб, как в известняках, так и в сильно дислоцирован ных кремнисто-туффитовых толщах кураганской свиты, дает возможность только при близительно определить уровни ярусных границ, в частности нижнюю границу дарри вильского яруса. В связи с этим необходимо отметить, что для складчатых регионов нижняя граница дарривильского яруса по конодонтам принципиально легче распознает ся, чем основание лланвирна.

Работа выполнена при финансовой поддержке проектов РФФИ №№ 10-05-00973а и 10-05-00848а.

МИКРОФОССИЛИИ В МИОЦЕНОВЫХ ОТЛОЖЕНИЯХ ВИТИМСКОГО ПЛОСКОГОРЬЯ (ЗАБАЙКАЛЬЕ) М.В. Усольцева1, Ю.Ф. Дубровина1, A.Д. Фирсова1, И.С. Чувашова Лимнологический институт СО РАН, Иркутск, marinaus@lin.irk.ru Институт земной коры СО РАН, Иркутск Витимское плато представлено 3 магистральными палеодолинами: Северной (Хой готской), Средней (Аталагинской) и Южной (Амалатской) (Рассказов и др., 2000). Диато мовые водоросли из миоценовых отложений данного региона изучались с помощью свето вой микроскопии (Ендрихинский, Черемисинова, 1970;

Моисеева, 1984;

Рассказов и др., 2001;

Черняева и др., 2007;

Рассказов, Лямина, Черняева, 2007).

В данной работе освещаются результаты исследований доминирующих видов диа томовых водорослей и морфотипов стоматоцист хризофитовых водорослей из средне позднемиоценовых отложений Северной и Южной палеодолин Витимского плоскогорья с помощью сканирующей электронной микроскопии. Показано стратиграфическое распре деление доминирующих таксонов в кернах опорных скважин.

Выявлено, что в средней части керна опорной скважины 4053 Северной палеодоли ны произошла резкая смена планктонных доминирующих родов. В нижней части керна обнаружены виды Concentrodiscus variabilis Khurs. et Tscher. и Alveolophora robusta Usolt.

et Khurs., а в верхней – вымершие виды родов Aulacoseira Thw. и Actinocyclus Ehr. Также отмечены изменения в составе литорального рода Tetracyclus Ralfs и увеличение разнооб разия морфотипов стоматоцист хризофитовых водорослей.

В отложениях Южной палеодолины, по сравнению с Северной, в массе найдены только представители родов Aulacoseira, Actinocyclus и Tetracyclus. Разнообразие видов Aulacoseira было больше за счет присутствия как вымерших (A. spiralis (Ehr.) Houk et Klee и A. сanadensis (Hust.) Sim.), так и распространенных с миоцена до наших дней видов A.

valida (Grun.) Krammer, A. italica (Ktz.) Sim. и A. ambigua (Grun.) Sim. Среди представите лей рода Actinocyclus присутствовали следующие виды: Actinocyclus gorbunovii (Sheshuk.) Moiss. et Sheshuk., Ac. vitimicus Usolt. et Khurs. и Ac. intermedius Usolt. et Khurs. Также вы явлено большее разнообразие морфотипов стоматоцист хризофитовых водорослей. Соот ношение групп морфотипов менялось с глубиной, и было сопряжено с изменением видо вого состава панцирей диатомей.

Сравнительный анализ полученных данных о видовом составе диатомовых водорос лей и морфотипов цист хризофитовых водорослей свидетельствует о более раннем форми ровании комплекса видов Северной палеодолины (по сравнению с Южной, возраст изу ченных отложений в которой, согласно K-Ag датировкам базальтовых лав, соответствует 12.6 ± 0.8 млн лет).

Работа выполнена в рамках гранта Президента МК-2617.2011.5.

ОБ ОБЪЕКТИВНОМ И СУБЪЕКТИВНОМ ПОДХОДЕ К РЕКУРРЕНТНЫМ КОМПЛЕКСАМ (НА ПРИМЕРЕ БРАХИОПОД И ДВУСТВОРЧАТЫХ МОЛЛЮСКОВ ИЛЬМЕНСКИХ И БУРЕГСКИХ СЛОЕВ СРЕДНЕГО ФРАНА, ИЛЬМЕНСКИЙ ГЛИНТ) М.Г. Цинкобурова Санкт-Петербургский гос. горный университет, maschek@mail.ru Рекурренция – явление, традиционно рассматривающееся как осложняющий био стратиграфические построения фактор. Всегда ли повтор комплексов органических остат ков в геологическом разрезе обусловлен возвратом фациальных условий?

Ильменский глинт – береговой обрыв южного берега оз. Ильмень (Новгородская обл.), представляющий непрерывное (около 16 км) обнажение терригенно-карбонатных отложений ильменских и бурегских слоев, сопоставляемых с верхней частью семилукско го горизонта. Ильменские слои представлены песчано-глинистой толщей с редкими про слоями известняков. Мощность глин, составляющих нижнюю часть толщи, достигает 10 м.

Глины голубовато-зеленого цвета с тонкими прослойками песка, песчаника и песчанистого или глинистого известняка. В прослоях известняков в ильменских слоях содержатся остат ки ихтиофауны, замковых брахиопод, криноидей, брюхоногих и двустворчатых моллю сков (при преобладании остатков первых трех групп). Верхняя часть ильменских слоев глинта – песчаная (до 4 м). Пески ильменских слоев светлые, лишь местами слабо ожелез ненные и слабо сцементированные, содержат редкие остатки костей рыб, беззамковых брахиопод (Lingula amalitzkii) и трохилисков. В пределах Ильменского глинта и в берего вых обрывах, впадающих в Ильмень рек, наблюдаются самые восточные выходы ильмен ских слоев. В западном направлении уменьшается количество песчаной составляющей ильменских слоев и увеличивается карбонатность разреза. Наблюдается неравномерное распределение остатков беспозвоночных в ракушняках ильменских слоев. Наибольшее ко личество остатков брахипод и моллюсков приурочено к нижнему ракушняковому про слою. Это прослой биокластовых известняков с примесью песчано-алевритового материа ла, прослеживающийся практически на всем протяжении глинта. По предположению А.Б. Тарасенко (2011) данный слой можно рассматривать как темпеститовый. Площади развития бурегских и ильменских слоев совпадают. Мощность бурегских слоев в окрест ностях южного берега озера Ильмень достигает 8 м. В этом районе наблюдается четко вы раженное двучленное строение бурегских слоев. В основании развиты красноцветные ожелезненные толстослоистые ракушняки (0,11-1,15 м), содержащие многочисленные ос татки морских беспозвоночных (в подавляющем большинстве остатки замковых брахио под), образовавшиеся в условиях подводного бара (С.Б. Шишлов, 2010). Выше залегают светлые кремовые, желтоватые плитчатые известняки с ходами червей и комковатые до ломитовые известняки.

При сопоставлении систематического состава брахиопод и моллюсков ильменских и бурегских ракушняков глинта выявлена следующая закономерность. Брахиоподовая фауна указанных слоев содержит 4 общих вида (при общем количестве брахиопод в ильменских ракушняках – 7 видов, в бурегских – 4 вида). Брюхоногие ильменских и бурегских ракушня ков насчитывают 3 общих вида (из 5 и 6 видов соответственно). Для двустворок наблюдает ся принципиально другая картина: систематическое разнообразие двустворчатых моллюсков в бурегское время не сопоставимо больше ильменского. В бурегских и ильменских слоях наблюдается только один общий вид двустворок – Schizodus devonicus Vern., являющийся характерным видом для франа Главного девонского поля (ГДП). Таким образом, наиболее отчетливо проявляется рекурренция комплексов брахиопод ильменских и бурегских слоев.

Разумеется, рекурренция фаций – первая и главная причина, приводящая к рекур ренции фауны и флоры. Но не всегда только возврат фаций обуславливает повторение в геологическом разрезе комплексов органических остатков. Это хорошо видно при изуче нии комплексов двустворчатых моллюсков ильменских и бурегских ракушняков Южного Приильменья. Приведенный выше S. devonicus, являющийся транзитным видом для иль менских и бурегских слоев, относится к не глубоко зарывающимся двустворкам. В бурег ских ракушняках, кроме упомянутого S. devonicus, присутствует еще одна зарывающаяся двустворка – Paracyclas rugosa (Goldfuss), все остальные двустворки, остатки которых встречаются в бурегских известняках, относятся к биссусным формам, исключительно ха рактерным для франских отложений ГДП (Наливкин, 1966): Leptodesma triangularis (Eichw.), L. buregi B.Nal. и др. Данные формы являются индикаторами неспокойного ре жима морского бассейна. Сравнение комплексов двустворок ильменских и бурегских ра кушняков выявляет следующие характерные особенности:

1. В бурегское время увеличивается разнообразие экологических типов двустворча тых моллюсков (над живущими с ильменского времени зарывающимися формами начи нают доминировать биссусные формы). Следовательно, рекурренция фаций не наблюда лась, что подтверждается и литологическими данными.

2. Систематическое разнообразие двустворчатых моллюсков в бурегское время зна чительно увеличивается (для ильменских ракушняков характерен только S. devonicus, в бу регских ракушняках видовое разнообразие резко увеличивается до 19 видов, большинство из которых встречены в виде единичных экземпляров, но 7 видов достаточно многочис ленны: Leptodesma triangularis, L. buregi, Leiopteria cf. torreyi, Pterinea ilmeni, P. plana, S.

devonicus, Paracyclas rugosa).

Одним из первых на ритмичную повторяемость в разрезе экологических сообществ девонской фауны ГДП обратил внимание П.Н. Венюков (1884, 1886), объяснив причину явления рекурренции в «широком» понимании биологического вида. С этого момента прошло более ста лет, а проблема видовой диагностики осталась почти на том же уровне.

Из всего разнообразия используемых в биологии видовых критериев палеонтологии дос тупны только морфологический, экологический и географический. Еще один критерий, в полной мере доступный только палеонтологии – стратиграфический. Доминирование «гео графической составляющей» в видовых критериях приводит к появлению видов с крайне широкими пределами изменчивости. Таким показательным видом является Cyrtospirifer schelonicus Nal., характерный для свинордских, ильменских и бурегских слоев ГДП. Руко водствуясь только морфологическими особенностями, можно было бы выделить вместо одного вида C. schelonicus три абсолютно разных вида, соединенных серией переходных форм. Выбор критерия субъективен, зависит как от исследователя, так и от особенностей материала. Следовательно, наличие повторяющихся комплексов может быть объяснено не только объективными – палеогеографическими причинами, но и субъективными – особен ностями видовой диагностики.

Можно было бы предположить, что резкое увеличение видового разнообразия дву створчатых моллюсков в бурегское время по сравнению с ильменским обусловлено упо мянутыми субъективными причинами. В пользу этого предположения свидетельствует и плохая сохранность органических остатков, затрудняющая корректную диагностику. Од нако изучение коллекций двустворчатых моллюсков ГДП Р.Ф. Геккером (Горный музей СПГГУ) демонстрирует явные морфологические отличия, вызванные принадлежностью к различным экологическим типам.

Таким образом, возможной причиной неравномерно проявленной рекурренции бра хиопод и двустворок при отсутствии рекурренции фаций может быть еще один объектив ный фактор – этап развития данного таксона.

ЗОНАЛЬНЫЕ КОМПЛЕКСЫ ДИАТОМЕЙ И СИЛИКОФЛАГЕЛЛАТ КАЙНОЗОЙСКИХ ОТЛОЖЕНИЙ ХРЕБТА ВИТЯЗЯ (ОСТРОВНОЙ СКЛОН КУРИЛО-КАМЧАТСКОГО ЖЕЛОБА) И.Б. Цой ТОИ ДВО РАН, Владивосток, tsoy@poi.dvo.ru Подводный хребет Витязя, вершины которого на юге поднимаются над водой в виде островов Малой Курильской гряды, является внешней дугой Курильской островодужной системы и разделяется грабеном Буссоль на северное и южное плато. Осадочный чехол, сложенный в основном кайнозойскими туфогенно-осадочными породами, с размывом за легает на фундаменте верхнего мела–нижнего палеоцена (Леликов и др., 2008;

Терехов и др., в печати). В осадочном чехле выделено 3 комплекса пород. Комплекс 3 – палеоцен– эоцен?, комплекс 2 – олигоцен–средний миоцен, комплекс 1 – плиоцен–плейстоцен.

Осадочный комплекс 3 (нерасчлененный палеоцен–эоцен?), сложенный песчаника ми, алевроаргиллитами, дресвянниками и конгломератами, характеризуется отсутствием палеонтологических остатков, но по положению в разрезе и петрографическим данным, предполагается, что он формировался в палеоцене–эоцене в мелководных морских условиях.

Осадочный комплекс 2 (олигоцен–средний миоцен), предположительно согласно залегающий на отложениях комплекса 3 и несогласно на породах фундамента, сложен преимущественно туфодиатомитами, туфоалевролитами, туфопесчаниками и диатомита ми. Из пород осадочного комплекса 2 определены комплексы диатомей почти полной по следовательности зон олигоцена–нижнего миоцена (~33,7-18,4 млн лет) и среднего миоце на (инт. 15,9-14,9 и 12,9-11,5 млн лет) северотихоокеанских диатомовых шкал (Gladenkov, Barron, 1995;

Гладенков, 1998, 2007;

Yanagisawa, Akiba, 1998).

Комплекс диатомей зоны Rhizosolenia oligocaenica (подзона «а», 33,7-31,0 млн лет) раннего олигоцена из туфодиатомитов, туфоалевролитов и песчаников, представлен вида ми Pyxilla reticulata, Odontella sawamurae, Actinostephanos rudis, Pseudotriceratium radiosoreticulatum, Rhizosolenia oligocaenica, Hemiaulus rectus var. twista и др. Ассоциации диатомей из отложений как верхней (гл. 1165-740 м), так и нижней (гл. 2850-1900 м) час тей склонов хребта Витязя имеют близкие значения батиметрического диатомового индек са (Bd=0,1-0,2), характерные для шельфовых осадков. Находки переотложенных верхнеме ловых видов диатомей и силикофлагеллат свидетельствуют о размыве и переотложении верхнемеловых образований. Силикофлагеллаты представлены видами, характерными для подзоны Naviculopsis trispinosa зоны Dictyocha deflandrei раннего олигоцена внетропиче ских районов (Цой, 2011). Комплекс диатомей зоны Cavitatus rectus (~29,6-~28,2 млн лет) раннего олигоцена обнаружен в туфоалевролитах и туфопесчаниках. Силикофлагеллаты из этих пород представлены видами, характерными для тропической/субтропической зоны Corbisema apiculata конца позднего эоцена–раннего олигоцена (Bukry, 1981), но присутст вие холодноводных видов Dictyocha deflandrei и D. fisheri указывает на принадлежность к внетропической зоне Dictyocha deflandrei.

Комплекс диатомей зоны Rocella gelida (~28,2-24,0 млн лет) верхнего олигоцена, обнаруженный в диатомитах и туфодиатомитах, характеризуется появлением зонального вида Rocella gelida, Kisseleviella ezoensis и др. Силикофлагеллаты представлены видами, характерными для зоны Naviculopsis biapiculata позднего олигоцена.

Комплекс диатомей зоны Thalassiosira praefraga (24,0-20,3 млн лет), в нижней час ти которой проходит граница между олигоценом и нижним миоценом (на уровне 23, млн лет), установлен в туфодиатомитах, туфопесчаниках туфоалевролитах, туфоалевро аргиллитах. Cиликофлагеллаты соответствуют комплексу зоны Naviculopsis lata нижнего миоцена, характерной для средних и высоких широт. Комплекс диатомей зоны Thalassiosira fraga (20,3-18,4 млн лет) нижнего миоцена, установленный в туфодиатоми тах, характеризуется видами Thalassiosira fraga, Kisseleviella carina, Kisseleviella ezoensis, Rhizosolenia hotaensis и др. Силикофлагеллаты единичны и представлены видами Dictyo cha variabilis, D. deflandrei, Naviculopsis biapiculata, Corbisema triacantha, C. regina, Can nopilus hemisphaericus и др.

Комплекс диатомей зоны Denticulopsis lauta (15,9-14,9 млн лет) среднего миоцена, обнаруженный в туфодиатомитах и алевролитах, характеризуется массовым присутствием вида Actinocyclus ingens и более редкими видами Denticulopsis lauta, Cavitatus lanceolatus, C. miocenicus, Asterolampra marylandica, Mediaria splendida, Kisseleviella carina и др. Еди ничные силикофлагеллаты представлены видами Cannopilus hemisphaericus, Distephanopsis crux, D. hannai, Distephanus speculum. В комплексе диатомей зоны Denticulopsis praedimorpha (12,9-11,5 млн лет) среднего миоцена, установленного в туфодиатомитах, преобладают океанические виды (Bd=0,8), что характерно для комплексов батиальной зо ны. Силикофлагеллаты этой зоны представлены комплексом видов, близким комплексу предыдущей зоны, отличаясь только появлением в рассматриваемой зоне вида Distepha nopsis pseudocrux.

Осадочный комплекс 1 (плиоцен–плейстоцен), сложенный туфогенно-осадочными породами, несогласно перекрывает все нижележащие осадочные комплексы и породы фундамента. Он содержит комплексы диатомей подзоны «Thalassiosira oestrupii» (5,5–3,9 3,5 млн лет) самой верхней части верхнего миоцена–нижнего плиоцена, зон Neodenticula koizumii (2,7-2,6–2,0 млн лет) верхнего плиоцена, Actinocyclus oculatus (2,0-1,0 млн лет) самой верхней части верхнего плиоцена–нижнего плейстоцена (эоплейстоцена и Proboscia curvirostris (1,0-0,3 млн лет) среднего плейстоцена. Силикофлагеллаты в породах рассмат риваемого осадочного комплекса единичны и представлены холодноводными видами Dis tephanus speculum, D. minutes и Paradictyocha polyactis.

Таким образом, кайнозойский осадочный чехол хребта Витязя отчетливо разделяет ся на три крупных седиментационных комплекса: палеоцен–эоценовый (?), олигоцен– среднемиоценовый и плиоцен–четвертичный, отражающих основные этапы геологическо го развития Курильской островодужной системы. Кремнистые микроводоросли (диатомеи и силикофлагеллаты), характеризующие два последних комплекса, свидетельствуют о том, что в районе подводного хребта Витязя в олигоцене осадконакопление происходило пре имущественно на мелководье, а в конце позднего олигоцена–среднем миоцене появились более глубоководные склоновые условия. В плиоцене–плейстоцене в нижних частях скло нов хребта Витязя осадки накапливались при участии суспензионных потоков. В среднем плейстоцене верхние части южного плато еще представляли собой островные территории.

ТИПЫ ГРАНИЦ СТРАТИГРАФИЧЕСКИХ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ФАНЕРОЗОЯ И ИХ СООТНОШЕНИЯ В.С. Цыганко ИГ Коми НЦ УрО РАН, Сыктывкар, tsyganko@geo.komisc.ru Исходные позиции для всех возможных операций в стратиграфии базируются на ре гиональной стратиграфии. На это впервые указали С.Н. Никитин и Ф.Н. Чернышев (1889) и в наше время неоднократно подчеркивалось Б.С. Соколовым (1971, 1987). Рассматривая соотношения региональных и общих стратиграфических подразделений, Б.С. Соколов (1971) отмечал, что понятие «региональное стратиграфическое подразделение» должно охватывать любые реальные стратиграфические подразделения – от узколокальных, мест ных, до подразделений целых бассейнов. Реальные масштабы их площадного распростра нения определяются в каждом конкретном случае спецификой самих стратонов, вытекаю щей из многочисленных факторов геологического развития данной территории. В настоя щее время в России основными стратиграфическими подразделениями, используемыми при расчленении супракрустальных образований, являются свита и горизонт.

Важнейшим в стратиграфии и, естественно в биостратиграфии, является вопрос о стратиграфических границах. Ранее автор разделил все границы, используемые в страти графии, на три основных типа (Цыганко, 1994). Первый из них – границы изохронные, или с о б с т в е н н о с т р а т и г р а ф и ч е с к и е. Второй тип – границы п а р а с т р а т и г р а ф и ч е с к и е. Это границы скользящие, в том числе латеральные ограничения смежных мест ных стратиграфических подразделений в зоне взаимных переходов. В геологической прак тике широко известны случаи, когда во время формирования геологического тела режим осадконакопления существенно менялся вплоть до полного прекращения («нулевое осад конакопление» по Н. Б. Вассоевичу), или же сформированное тело подвергалось частич ному или полному размыву. В том случае, когда на контакте двух стратонов наблюдается несогласие в результате выпадения части одного из них или частей обоих, такие границы в большинстве случаев имеют «скользящий» характер. Границы этого типа было предложено называть а л л о с т р а т и г р а ф и ч е с к и м и ( Цыганко, 1994, 2007).

Проблемы, связанные с толкованием понятия «свита» и ее границами, затрагивались в ряде публикаций автора (Цыганко, 1994, 2007 и др.). Сделанный ранее вывод близок за ложенному в Стратиграфическом Кодексе (СК) (1992, 2006): возрастное скольжение гра ниц является одной из характерных черт свиты. Его проявление и диапазон определяются спецификой геологического развития региона или его части. Таким образом, речь идет о том, что во многих случаях диахронность границ может быть присуща как свитам, так и другим местным стратонам, основу имманентной характеристики которых представляет вещественный состав. Остатки организмов дополняют литолого-фациальную характери стику стратонов.

Сейчас можно с уверенностью утверждать, что так называемая «фациальная измен чивость» имманентных характеристик присуща всем свитам. Определение уровня этой из менчивости и критерии для выделения в составе свиты участков, различающихся по ряду признаков, в настоящее время регламентируются опытом геолога и применяемой им мето дикой исследования. Для вычленяемых латеральных участков свиты предлагается термин града – часть свиты, характеризующая ее латеральное изменение, отличающаяся от типичного набора признаков свиты изменением их соотношения или появлением новых, менее значимых по сравнению с основными, признаков (Цыганко, 2004, 2007).


Внедрение в практику понятия стратиграфического горизонта в современной трактовке существенного прорыва практике пока не принесло, что связано с определенным дуализмом самого понятия «горизонт». Дуализм формально проявился в том, что горизонт в СК помести ли в качестве регионального стратона между местными (свита, серия и т.д.) и общими (ярус, система и т.д.) стратиграфическими подразделениями. С первыми большинство горизонтов роднят общие со свитами или сериями стратотипы и, естественно, названия, а со вторыми – одновозрастность слагающих отложений и вытекающая из него изохронность их границ. От меченное выше сходство горизонтов со стратонами общей стратиграфической шкалы в фанерозое основано, прежде всего, на использовании биостратиграфического метода и его производного – зонального расчленения разрезов. Это предполагает совпадение в непре рывных разрезах границ горизонтов с границами систем, ярусов и подъярусов.

Анализ многочисленных стратиграфических схем, в том числе опубликованных в последние годы, а также знакомство с разрезами в полевых условиях свидетельствуют о том, что горизонт – важное для корреляции разнофациальных отложений стратиграфиче ское подразделение, обладающее определенной спецификой. Среди горизонтов могут быть выделены два типа, различающиеся своим строением:

I-й тип – горизонты полные, с нижней и верхней собственно стратиграфическими границами;

II-й тип – горизонты неполные, у которых имеется одна собственно стратиграфиче ская граница, а вторая – нижняя или верхняя, является аллостратиграфической.

На основе всего изложенного может быть предложено следующее уточненное опре деление стратиграфического горизонта: это региональное (субрегиональное) стратигра фическое подразделение, коррелирующее разнофациальные отложения других региональ ных и местных стратонов или их частей. По объему отвечает хронозоне(-ам) или ее (их) частям и характеризуется, как минимум, одной границей собственно стратиграфического типа. Ограничен в своем распространении бассейном осадконакопления или его частью.

Ниже приведена графическая интерпретация основных положений данной статьи (Рис.).

Рис. Схема соотношений свит со стратиграфическими подразделениями разных категорий.

1 – зоны (хронозоны);

2 – границы зоны (хронозоны) достоверные (а) и предполагаемые (б);

3 – интервал, соответствующий ярусу;

4 – границы яруса достоверные (а) и предполагаемые (б);

5 – изохронные или диахронные (парастратиграфические) седиментационные границы свит;

6 – границы стратонов (свит), сопровождающиеся перерывом в осадконакоплении (аллостратигра фические);

7 – свита X: а) града X', б) града X'';

8 – свита Y: а) града Y', б) града Y'', в) града Y''';

9 – границы биозон по различным группам фауны;

10 – интервал отсутствия отложений.

Работа выполнена при поддержке Программы Президиума РАН № 28 «Проблемы происхождения жизни и становления биосферы» (Проект № 12-П-5-1015).

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ХАДУМСКИХ ФОРАМИНИФЕР АЗЕРБАЙДЖАНА ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ СТРАТИГРАФИЧЕСКИХ ГРАНИЦ МЕСТНЫХ СТРАТОНОВ М.А. Эфендиева Институт геологии НАН Азербайджана, Баку, Азербайджан, m.efendiyeva@gia.ab.az Перед началом накопления майкопской серии, т.е. в конце эоцена, территорию Азербайджана занимал морской бассейн, имевший самые широкие связи как с располо женным южнее океаном Неотетис, так и крупным бассейном, охватывавшим южную часть Русской платформы и Предкавказья – Восточным Паратетисом. Несмотря на то, что ост ровная суша уже ограничивала этот эоценовый бассейн с юго-запада, он, тем не менее, был полностью открыт в юго-восточном направлении, где соединялся непосредственно с Неотетисом (Golonka, 2004). В биогеографическом аспекте территория Азербайджана представляла собой переход от Средиземноморской к Северо-Европейской области (Harzhauser, Piller, 2003), а палеогеографические условия явились одним из факторов, по влиявших на формирование фаунистического комплекса переходного характера.

Одновременно с этим яркие абиотические изменения среды обитания при переходе от эоцена к олигоцену определили особенности географического распределения биоты и ее из менения. Похолодание и эвстатическая регрессия в конце позднего эоцена и в начале олиго цена вызвали наиболее крупную перестройку биоты в кайнозое, которая продолжалась на протяжении всего рюпеля. Результатом этого похолодания стало вымирание биот раннепа леогенового типа и формирование сообществ существенно иного таксономического состава.

При этом на эволюционные преобразования, вслед за изменением палеогеографии, климата или фаций накладывались местные события. В пределах Восточного Азербайджана увели чение интенсивности речного стока привело к изменению термической и соленостной стра тификации воды, ухудшению газового режима, что явилось причиной сероводородного за ражения придонных вод и накоплению темноцветных глинистых осадков, обогащенных не разложившейся органикой, а в пределах Западного Азербайджана – в результате орогена Малого Кавказа осадки становятся существенно менее глубоководными, чем в эоцене.

Механизм изменений разных групп биоты в этой кризисной ситуации в целом сво дился к частичному вымиранию более богатой, систематически разнообразной эоценовой ассоциации видов и родов и формированию на этой основе из оставшихся видов оппортунистов нового комплекса, характерного уже для олигоцена. А кратковременный разлив вод, изменение газового режима, привело к формированию и широкому расселе нию уже эндемичной бентосной фауны. По родовому составу она значительно отличалась от сообществ и Пшехского, и Средиземноморского бассейнов, а видовой ее состав изме нялся в зависимости от фациальных особенностей отложений.

Остракодовые слои нижнего майкопа Азербайджана (зона Caucasina schischkinckayae oligocenica и хадумского горизонта с Globigerina officinallis Subbotina и Planorbella с залегающими выше остракодовыми слоями) сопоставляются с зоной Spiroplectammina carinata и Cyclammina constrictimargo и вторым остракодовым пластом Ставрополья и Прикубанской низменности. При этом эволюционная трансформация раз ных групп биоты происходила существенно не одновременно и нигде не носила катастро фического характера.

В раннемайкопском бассейне в пределах Восточного Паратетиса до его опресне ния в соленовское время были распространены виды двух комплексов: ранний – с Lenticulina herrmanni и более поздний со Spiroplectammina oligocenica. Эти ассоциации уверенно прослеживаются по всему раннемайкопскому бассейну и вместе получили на звание «хадумского комплекса».

Из раннего олигоцена на большей части территории Азербайджана известен очень обедненный как по составу, так и в количественном отношении комплекс фораминифер.

Отсюда известно 13 родов, среди которых присутствуют: Elphidium и Nonion (по 3 вида), Nonionella (Халилов, 1962;

Халилов, Мамедова, 1984 и др.), что указывает на существова ние лагунных участков с возможно пониженной соленостью вод. Кроме того, были рас пространены и местные виды родов Cibicidoides, Pararotalia (5 видов), Caucasina, Bolivina (4 формы), Chilostomella, Ammosphaeroidina. Общими видами с хадумскими комплексами Северного Кавказа являются лишь Melonis dosularensis, Rotalia canui, Cibicidina amphisyliensis. В отличие от обедненных фораминиферовых комплексов большей части территории Азербайджана в пределах северо-восточных предгорий Малого Кавказа уста новлена фораминиферовая зона с мелкими Globigerina, соответствующая хадумскому го ризонту с Globigerina officinalis и зоне Caucasina schisсhkinskae oligocenicа, которые в, свою очередь, соответствуют остракодовым слоям, зоне Caucasina schisсhkinskayae и гори зонту Каратубань Ахалциха Грузии, при этом одновременно она сопоставляется с зоной Spiroplectammina carinata и С. сonstrictimargo и вторым остракодовым пластом Ставропо лья и Прикубанской низменности (Халилов, Кузнецова, 1964).

ВОЗРАСТ ИЗЫЛИНСКОГО ГОРИЗОНТА (ДЕВОН, ОКРАИНЫ КУЗНЕЦКОГО БАССЕЙНА) ПО ПАЛЕОНТОЛОГИЧЕСКИМ ДАННЫМ А.Ю. Язиков, Н.К. Бахарев, Н.Г. Изох, Т.А. Щербаненко ИНГГ СО РАН, Новосибирск, YazikovAY@ipgg.nsc.ru Впервые отложения, относящиеся к изылинскому горизонту, были выделены П.С. Лазуткиным в 1938 г. как нижневассинские слои. В 1956 г. М.А. Ржонсницкая пере именовала их на изылинские, а в дальнейшем перевела в ранг горизонта. Долгое время изылинский горизонт рассматривался как нижний горизонт верхнего девона Кузбасса, од нако в начале 90-х годов прошлого столетия группой биостратиграфов во главе с М.А. Ржонсницкой возраст отложений этого горизонта был пересмотрен и определен как позднеживетский (Типовые разрезы…, 1992).

Стратотипический разрез изылинского горизонта находится на левом берегу р.

Изыла, в 1,5 км выше с. Вассино Тогучинского района Новосибирской области. В 2006 2011 гг. группой специалистов ИНГГ СО РАН и СНИИГГиМС (г. Новосибирск) все обна жения в долине р. Изыл были переизучены, отобраны образцы на макро- и микрофауну.

Результаты проведенных исследований и данные предыдущих исследователей легли в ос нову настоящего сообщения.

Разрез изылинского горизонта представлен серией обнажений (с рядом задернован ных интервалов), стратиграфически последовательно надстраивающих друг друга. Обна женная часть разреза демонстрирует 70-метровую терригенно-карбонатную пачку частого переслаивания песчаников, алевро-аргиллитов, реже линзующихся прослоев органогенно обломочных известняков, трансгрессивно перекрывающих мощную пачку (более 300 м) туфогенно-эффузивных пород буготакской свиты. Вверх по течению Изыла изылинский горизонт согласно перекрывается серыми грубослоистыми известняками стратотипическо го разреза вассинского горизонта (Bakharev et al., 2011).


Характеризуя комплекс брахиопод изылинского горизонта, М.А. Ржонсницкая отме чает, что «…наиболее характерными формами для этих отложений являются... Mucrospirifer vassinensis (Ron.) forma typica, M. vassinensis var. mucronatioides (Rоn.), Athyris isilensis Rzоn., Anathyris sibirica V. Кhalf., которые приурочены только к данному горизонту и до вольно широко распространены в нем. На этом основании отложения были выделены авто ром в зону Anathyris sibirica V. Кhаlf.» (Ржонсницкая, 1968, стр. 97). Позднее, при описании того же разреза дополнительно к этим видам она диагностирует наличие Anathyris ex. gr.

helmerseni (Buch), Sibiratrypa vassinensis (Ron.), Mucrospirifer cf. tricostatus Ron. и присут ствие Euryspirifer cheehiel (Kon. sensu Stuck.) (Типовые разрезы…, 1992). Насколько данная ассоциация брахиопод может трактоваться как позднеживетская, вкратце рассмотрим ниже.

Присутствие представителей вида Mucrospirifer vassinensis (Ron.), в частности M.

vassinensis var. mucronatioides (Rоn.), в вышележащем вассинском горизонте отмечала са ма М.А. Ржонсницкая при описании данного вида, как и для Sibiratrypa vassinensis (Ron.) (Ржонсницкая, 1952, 1975). Nomen nudum Athyris isilensis Rоn., судя по собранной нами большой коллекции атирисов, является одной из крайних морф Athyris concentrica Вuсh – вида с широким диапазоном существования. Под таксоном Anathyris ex. gr. helmerseni (Buch), по-видимому, подразумеваются формы, близкие по облику Anathyris phalaena (Phill.), поскольку из биостратиграфически близкого уровня на правом берегу р. Мазаловский Китат ((Типовые разрезы…, 1992, обн. 7/89) М.А Ржонсницкая диагности ровала Anathyris ex. gr. phalaena (Phill.). Как бы не понимались эти формы, и Anathyris hel merseni (Buch), и A. phalaena (Phill.) являются видами-индексами отложений раннего фра на. То же самое справедливо и в отношении Mucrospirifer tricostatus Ron. (подразумевал ся, видимо, Mucrospirifer mesacostalis tricostatus (Ron.)). Наконец, о зональном виде изы линского горизонта Anathyris sibirica V. Кhаlf. В.К. Халфина (1940) описала этот вид из разреза по р. Яя у с. Яя-Петропавловское северо-восточной окраины Кузбасса. Позднеде вонский возраст этого разреза ни у кого не вызывает сомнений, включая и М.А. Ржонс ницкую, которая в 1992 г. диагностировала здесь Anathyris sibirica V. Кhаlf. совместно с A.

phalaena (Phill.), Cyrtospirifer schelonicus Nal., C. achmet Nal., Mucrospirifer ales (Khalf.) и ря дом других видов, франский возраст которых очевиден. Более того, В.К. Халфина отмечала, что Athyris sibirica встречен ею в верхней части разреза (слой № 6) и характеризует верхнюю часть «фаленового горизонта», т.е. верхнюю часть нижнего франа. М.А. Ржонсницкая также диагностировала первое появление этого вида в пачке № 3 (Типовые разрезы…, 1992, обн.

13/89) в 53.5 м выше основания разреза, т.е. далеко не в самых низах «фаленовых слоев».

Таким образом, все «наиболее характерные» виды брахиопод изылинского горизон та на самом деле являются элементами позднедевонских брахиоподовых ассоциаций, по явление которых на фоне типично живетских видов свидетельствует о франском возрасте вмещающих их отложений. «Прохождение» же живетских видов (в том числе и зонального для многих регионов вида Euryspirifer pseudocheehiel (Ноu Hunfe)) в отложения позднего де вона фиксировалось многократно, в том числе и М.А. Ржонсницкой, и Л.Л. Халфиным, и во время наших исследований, когда E. pseudocheehiel (Ноu Hunfe) был обнаружен в нижней части стратотипического разреза вассинского горизонта совместно с Cyrtospirifer achmet Nal.

Следует отметить, что в ходе переизучения стратотипического разреза изылинско го горизонта в его средней части был обнаружен Mucrospirifer cf. ales (Khalf.), а в верх ней части – Cyrtospirifer achmet Nal. и франские конодонты Polygnathus webbi Stauffer (Bakharev et al., 2011).

О позднедевонском возрасте изылинского горизонта свидетельствуют и находки конодонтов в основании вассинского горизонта – Ancyrodella lobata Br. et M., Polygnathus webbi Stauffer, Po. alatus Huddle (Bakharev et al., 2011). Данная ассоциация конодонтов ха рактеризует зоны hassi-linguiformis среднего–верхнего франа.

Комплекс остракод изылинского горизонта состоит из следующих видов: Moorites le gibilis Pol., Uchtovia cyrlinae Pol., Indivisia semilukiana Egor., Bairdia carinata Pol., B. vassi noensis Pol., появившихся на этом уровне и продолжающих существовать в вассинское вре мя. Этот комплекс наиболее близок к комплексу остракод яя-петропавловской свиты по р. Яя.

Учитывая все вышеизложенное, авторы считают обоснованным отнесение изы линского горизонта к франскому ярусу верхнего девона, интерпретируя его возраст как раннефранский.

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ, проекты №№ 11-05-00737, 11-05-01105. Авторы координируют свои исследования с программами работ по проекту 596 IGCP.

ПРОБЛЕМЫ ПАЛЕОНТОЛОГИЧЕСКОГО ОБОСНОВАНИЯ ВОЗРАСТА ГРАНИЦ СУХОЛЯДСКОЙ ТОЛЩИ ЮЖНОГО УРАЛА (ОРДОВИК) Р.Р. Якупов ИГ УНЦ РАН, Уфа, stpal@anrb.ru Сухолядская толща выделена на западном склоне Южного Урала в зоне палеозой ского обрамления массивов Крака (Якупов, 1997;

Якупов, Мавринская, Абрамова, 2002).

Она охарактеризована конодонтами и представительным комплексом хитинозой ордовика (Якупов и др., 2002;

Якупов, 2005). Позднее, по результатам находок хитинозой, с этой толщей сопоставлялись ордовикские отложения белекейской и уткальской свит суваняк ского комплекса Уралтау (Якупов, 2008;

Мавринская, Якупов, 2009).

Терригенная сухолядская толща состоит из двух подтолщ: нижняя – существенно глинистая, и верхняя – терригенная пачка ритмичного переслаивания. В нижней подтолще найдены граптолиты (Клочихин, 1960;

Якупов и др., 2002) и хитинозои зоны Lagenochitina grossum, характерные для основания дарривилского яруса (Якупов, 2009). Более мощная верхняя подтолща охарактеризована конодонтами среднего ордовика, а из керна скважи ны, наряду с конодонтами, определены два комплекса хитинозой: Cyathochitina regnelli и Belonechitina hirsuta, которые соответствуют уровню лланвирнского и карадокского ярусов Британской схемы (Якупов, 2009). Сухолядская толща перекрывается углисто кремнистыми терригенными отложениями михалкинской толщи силурийского возраста, взаимоотношения с которой тектонические (Якупов и др., 2002).

Существуют следующие проблемы обоснования возраста границ сухолядской толщи:

Проблема 1. На Южном Урале практически неизвестны непрерывные разрезы, в ко торых достоверно установлен возраст границ ордовикских и силурийских свит. Неполнота геологических разрезов, тектонические и метаморфические наложенные процессы сильно влияют на количество и сохранность палеонтологического материала. Сухолядская толща не имеет достоверно датированных подстилающих отложений, поэтому возраст основания этой толщи определяется по первому появлению хитинозой и граптолитов в разрезе. Воз раст верхней границы тоже неизвестен и принимается условно.

Проблема 2. Крайне неравномерное распространение органических остатков внутри толщи при её большой мощности. Некоторые интервалы характеризуются большим коли чеством пелагической фауны узкого стратиграфического распространения, например, в нижней подтолще сухолядской толщи (конодонты, граптолиты, конодонты) (Якупов, 2010). На более поздних уровнях, в верхней ритмичной терригенной подтолще встречаются конодонты и хитинозои с широким интервалом распространения. Неравномерность фауни стической характеристики позволяет опереться лишь на несколько интервалов нахождения фауны (основание сухолядской толщи, перекрывающая михалкинская толща), по которым делается вывод о возрасте и границах геологического тела (толщи). Граница нижней и верх ней подтолщ сухолядской толщи условно проводится на уровне позднего дарривилия.

Проблема 3. Устаревшие Стратиграфические схемы Урала (Стратиграфические…, 1993). В последней редакции схем 1993 г. не учтены новые палеонтологические данные и современные изменения в стратиграфическом расчленении разрезов. Сухолядская толща использована на новых геологических картах М 1:200 000, но в схемах ей соответствует недостаточно палеонтологически обоснованная уразинская свита. Свиты суванякского комплекса Уралтау в схемах все еще относятся к докембрию, хотя уже доказан палеозой ский возраст для уткальской и белекейской свит (Якупов, 2007;

2008). Кроме этого, отказ от Британского ярусного стандарта и переход на ярусы Международной шкалы требует пересмотра стратиграфических схем Уральского региона.

СТРАТИГРАФИЧЕСКИЕ И ФАЦИАЛЬНЫЕ ГРАНИЦЫ ПАЛЕОГЕНА ВОЛГОГРАДСКОГО ПРАВОБЕРЕЖЬЯ ПО ОСТАТКАМ АКУЛ И ИЗВЕСТКОВОЙ АЛЬГОФЛОРЕ А.А. Ярков ВГИ (филиал) ВолГУ, г. Волжский, mozazaur@yandex.ru До сих пор в палеогеновых отложениях Волгоградского Правобережья (суммарная мощность более 250 м), наиболее полно представленных великолепными разрезами по бере гу Волги от Камышина до Волгограда, было выделено два датированных биогоризонта: у с.

Антиповка – мелкозернистые пески с моллюсками в «караваях» (нижний танет) и крупно зернистые пески с отпечатками листьев субтропической флоры позднего танета близ г. Ка мышин («Камышинские Уши») (Мурчисон, 1845;

Нечаева, 1897;

Синцов, 1885, 1888 и др.).

А.П. Павлов (1897, 1911), составивший по палеонтологическим данным первую подробную региональную стратиграфическую шкалу палеогена, впоследствии названную «поволжской», расчленил палеоген на сызранские, саратовские, камышинские (палеоцен) и царицынские (эоцен) слои. К нижнему эоцену А.П. Павлов отнес толщу кварцево глауконитовых песков и песчаников у с. Стрельно-Широкий. Фосфоритовый горизонт и пачку темноцветных глин с чешуей Meletta, венчающих палеогеновые отложения в окрест ностях Царицына, а также белые мергели ст. Суводская он отнес к верхнему эоцену или нижнему олигоцену.

В дальнейшем детальное расчленение стратиграфических подразделений палеогена из-за отсутствия фоссилий проводилось по петрографическому составу (Архангельский, 1904, 1912, 1913, 1935, 1941;

Мазарович, 1926;

Великовская, 1934;

Милановский, 1940;

Лунгерсгаузен, 1956;

Бражников, Бреславский, Грозевская-Кетат, 1959 и др.). Г.П. Леонов (1936) выделил в основании палеоцена на севере Дубовского р-на «березовские» слои, ус ловно приняв их за монтско-датские. А.Д. Архангельский разбил царицынский «ярус» на нижнецарицынские, среднецарицынские и верхнецарицынские слои. Мелеттовые глины он сопоставил с харьковским «ярусом» олигоцена. Г.П. Леонов (1936) в основание царицын ских слоев включил пролейские слои.

Автор уточнил границы ярусов палеоцена и эоцена Дубовского р-на по комплексам остатков акуловых рыб (Selachii). Так, «березовские» слои с Eychlaodus (Sphenodus) lundgreni (Davis), Notidanodon (Notidanus) loozi (Vincet) отнесены к нижнему данию (Ярков 1989, 1999, 2000, 2011;

Ярков, Попов, 1998;

museum.vgi.volsu.ru). В кровле датского яруса выделен альгофосфоритовый горизонт с остатками переотложенных из маастрихта моза завров, плезиозавров и комплексом зубов акул позднего дания: Sphenodus rossica Yarkov, Palaeocarcharodon orientalis Sinzov (Ярков, 2005). На Береславском местонахождении ус тановлены четыре селяхиозоны, соответствующие нижнему маастрихту (Cretolamna ap pendiculata var. lata (Agas.), Pseudocorax affinis (Agas.)), верхнему данию (Sphenodus rossica, Palaeocarcharodon orientalis), с остатками черепах и крокодилов Asiatosuchus vol gensis Efimov et Yarkov (Ефимов, Ярков, 1993), зеландию и тенету (Palaeohypotodus rutoti (Winkler), Otodus minor (Leriche), Stpiatolamia teretidens Jak.)). Систематический состав фоссилий селяхиозоны танета также имеет разновозрастный характер. В нем обнаружены остатки акул из верхней части нижнего кампана: Scapanorhynhus texana (Roem), Scualico rax caupi (Agas.);

верхнего кампана: Paraanacorax obruchevi Gluck., Cretodus (Plicatolamna) arcuata (Woodw.);

нижнего маастрихта: Cretolamna appendiculata var. lata, Pseudocorax af finis, а также кости маастрихтских мозазавров, плезиозавров, гесперорнитиформных птиц (Ярков, Несов, 2000) и динозавров Ceratosauria sp. (Аверьянов, Ярков, 2004), фрагмент зу ба Hadrosaurus sp. (определения автора), черепная коробка Ankylosaurus sp. (определение А.О. Аверьянова).

В отличие от Волжских обрывов, где мощность палеоцена, по подсчетам автора, со ставляет около 70 м (без учета нижнесызранских опок), на Береславском местонахождении и в районе Малой Ивановки, где кроме зубов акул зеландия и тенета обнаружены остатки птиц Volgavis marina Nessov et Yarkov (Несов, Ярков, 1989), весь палеоцен представлен прибрежными среднезернистыми и крупнозернистыми песками суммарной мощностью около 10 м. Поэтому с приближением к своду Приволжской моноклинали, поволжская стратиграфическая шкала палеоцена, разработанная по петрографическому составу, мол люскам «караваев» и палеофлоре, не «работает» из-за отсутствия последних и резкого из менения фациального характера отложений, связанного с постепенным обмелением бас сейна в западном направлении. Кроме того, обилие тектонических дизъюнктивных нару шений, выраженных сбросами, разломами и антиклиналями, рассекающими правый берег Волги в Волгоградском Правобережье, затрудняют корреляцию слоев и выделение страти графических границ в разрезах палеогена.

Надежными биостратиграфическими реперами для установления границ ярусов волгоградского палеогена могут служить выделенные автором селяхиозоны на базе, преж де всего, наиболее изменчивого представителя рода Otodus Agas., 1843 (Гликман, 1966;

Железко, Козлов, 1999): даний – Otodus naidini Zhelezko;

зеландий – O. minor mediaus (Lerichе);

танет (палеоцен) – O. minor (Lerichе);

ипр (эоцен) – O. obliquus Agas.;

лютет – O. auriculatus Blainville, O. poseidoni Zhelezko;

бартон – O. aksuatikus (Menner);

приабон O. sokolovi Jaekel;

рюпель (олигоцен) – Otodus turgidus (Agas.), O. angustidens (Agas.). Бе лые мергели ст. Суводская и аксайские слои по наличию O. auriculatus и O. aksuatikus от несены автором к лютету. Однако зубы акул в палеогене встречаются редко и приурочены к 6 альгофосфоритовым горизонтам (Ярков, 2011). По этой причине автор в значительной степени детализировал стратиграфию, выделив между селяхиозонами альгозоны по широко распространенным в песчано-глинистых осадках известковым макрофитам Stylinalitaceae Yarkov (пластинчато-трубчатые) и Volgogradellaceae Yarkov (не трубчатые) (Ярков, 2008).

Коллекции макрофитов хранятся в фондах музея Волжского гуманитарного института, № 2440-2533, Палеонтологического института РАН, № 5441 и ЦНИГРМузея, № 13190.

В определениях филогенетических связей перечисленной выше альгофлоры автор отдавал предпочтение то зеленым сифоновым (Dasycladales) (Ярков, 2006), то багряным водорослям (Melobesioideae) (Ярков, 2008, 2009, 2010, 2011). Однако последние исследо вания прекрасно сохранившегося материала позволили установить, что внешняя и внут ренняя морфология слоевищ ископаемых водорослей разительно отличалась от строения современных известковых багряных и зеленых макрофитов. Разве что их некоторые ана томические признаки – пластинчатое строение псевдопаренхимной ткани, способной в процессе онтогенеза к «скручиванию» в трубку, принцип дихотомического роста таллома и развитие билатеральной симметрии, существование ризомов, общей коры для сросшихся ветвей и проч. – проявляются у высших растений.

Ткань слоевища была построена из тончайших кальцитовых пластинок, которые срастались в сложные многоугольные и округлые, нередко полые структуры. У некоторых форм из сросшихся пластинок возникали микроскопические полузамкнутые трубочки, многоугольного, подквадратного, овального либо округлого сечения. Трубочки содержали многочисленные перегородки, которые иногда в пучках трубочек сливались в одну линию, и слоевище приобретало клеточное строение, чем напоминало псевдопаренхимную ткань каменных багрянок. Характерные черты морфологии ткани с упорядоченным строением, свойственные Volgogradellaceae, присутствуют у описанных В.П. Масловым (1956) палео зойских Solenopora, Parachaetetes и Ungdarella uralica, ошибочно систематизированные им и автором как багрянки (Голлербах, 1977;

Ярков, 2011). Неупорядоченная ткань Stylinalitaceae отдаленно напоминает слоевище современной Halimeda (Siphonophycea) и палеозойских Microcodiaceae Maslov, «образующих агрегаты из микроскопических извест ковых члеников – пирамид, призм, конусов, соединенных своими гранями в корочки, ра диально лучистые желвачки, пластинчатые структуры» (Маслов, 1956, с. 182).

В.П. Маслов (1956) для загадочных «колоний» Microcodiaceae, описанных по небольшим фрагментам, условно выделил отдельный тип Schyzophita? и порядок Dermocapsales? Глюк (Gluck, 1914), миоценовую Microcodium elegans относит к зеленым – кодиевым водорос лям;

Ж. Фавр (Favre, 1938) – к багрянкам (мелобезиям). Однако не исключено, что Stylinalitaceae, Volgogradellaceae, билатерально-симметричные Archaeoclarusaceae Yarkov и завитые, пластинчато-корковые Aeltonellaceae Yarkov как и Microcodium следует отнести к особому классу растений с неклеточным, как у Siphonophycea строением.

В отложениях позднего мезозоя и палеогена бассейнов рек Дон, Хопер, Бузулук, Медведица, Иловля, Волга автором установлено множество альгозон с монодоминантны ми видами водорослей, существование которых было связано с четко выраженной бати метрической зональностью и соответствующими биотопами (глубоководные Volgogradella, мелководные Stylinalites, прибрежные Kallionassafalsus, Melobesispirella).

От современных известковых водорослей прибрежные Stylinalitaceae отличались черызвычайно развитым полиморфизмом с множеством форм (морфотипов) вегетативного размножения, ранее классифицированные автором как самостоятельные таксоны (Ярков, 2008). Особым отличием является то, что все известные от протерозоя до миоцена альго литы, в том числе ветвистые Stylinalitaceae, Volgogradellaceae, неветвистые Archaeoclarusaceae, Aeltonellaceae, строили на илистых и песчаных субстратах сублиторали и даже нижней литорали обширные тонкослоистые фотосинтезирующие конструкции – «хардграунды», принимаемые за колонии сине-зелёных цианобактерий (строматолиты), но чаще всего за образования неживой природы (Ярков, 2011). Показательно, что из всего разнообразия собранных автором в верхнем палеозое, мезозое и палеогене Волгоградского Поволжья известковых макрофитов, лишь один эоценовый род Archaeolithothamnium Rothpletz можно идентифицировать как каменные багрянки.

В результате исследований палеогена установлены 22 альгозоны. Из них биострати графическое значение на местном уровне имеют альгозоны с Kallionassafalsus criptoformis, K. volgavis, Melobesispirella polunika, Filiformis giganteus (биотопы мелкозернистых и сред незернистых песков, верхний танет);

Kallionassafalsus fascikuliformis, K. rossicaformis, K.

serpentine, Filiformis lydmila, Stylinalitofalsus dubovika, Stylinalites tubularis (биотопы грубо зернистых, крупнозернистых и мелкозернистых кварц-глауконитовых песков, ипр);

Volgogradella spartanica, V. tetis (биотопы глинистых мелкозернистых песков и глин, лю тет);

Volgogradella albus (биотопы алевритов, нижний рюпель) (Ярков, 2008).

ИСТОРИЯ НАУКИ:



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.