авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 14 |

«Джулиан Мэй Магнификат Серия «Галактическое Содружество», книга 4 Вычитка – Наташа ...»

-- [ Страница 10 ] --

Ладно, со мной можно подождать, но Синдии ты должен все рассказать. И не откладывай разговор в долгий ящик… или ты рискуешь потерять ее.

– Ты что, старый идиот! – взорвался Марк, и я даже как-то успокоился: если он говорит в своей обычной манере, значит, Синдия действительно дорога ему.

Что-то дальше будет?

Марк вскочил – видно было, он хотел выдать мне еще два-три сочных эпитета. Вдруг он обмяк, словно из него вы пустили воздух. Он даже как-то сгорбился и заговорил ровным, глухим голосом:

– Ты прав, дядька. Конечно, грех оскорблять тебя – ты завел этот разговор в моих же интересах. От всего сердца… Я благодарен, что ты меня, дурака, надоумил. Как только мы вернемся домой, я расскажу ей все без утайки. Надеюсь, она поймет меня и тоже захочет принять участие в этом проекте.

Я тоже встал и пожал ему руку.

– Так и сделай. И вот что еще – когда вернешься в свой номер, займись с ней любовью. Это обязательно.

– Она же спит, – слабо запротестовал блистательный Магнат.

– Ничего, разбудишь. И обязательно сделай это.

Ради Бога!..

Он пожал плечами, пожелал мне спокойной ночи и ушел.

С Марком и Синдией мы встретились дня через три, как раз перед самым их отлетом из Хановера. Синдия просто светилась от счастья, Марк расхаживал по моей лавке, словно сытый кот – вальяжный, добродушный, немного сонный. Приятно было посмотреть на них. У меня от души отлегло… Затем в середине лета в моей жизни вновь появилась очаровательная Салли Лапидус и позволила мне совершить вторую попытку. Я рьяно воспользовался представившимся шансом и уже через несколько дней забыл обо всем на свете.

Заявление для публики Марк Ремилард сделал 10 сентября 2080 года. Момент был выбран удачно, да и презентация, а также осмотр лабораторий корпорации, хитроумно объединенные с пресс конференцией, прошли на редкость успешно. Марк одним ударом убил двух зайцев: привлек на свою сторону большинство нормальных землян и нанес Содружеству удар ниже пояса. В первый раз за все годы часть территории СЕРЕМа была открыта для представителей средств массовой информации. Предлогом послужила презентация нового церебрального генератора 600Х, предназначенного для Геофизического департамента на Оканагоне.

Проект Ментального человека был представлен походя, во время осмотра лабораторий. Когда Марк привел толпу журналистов в то крыло, где доктор Стейнбренер вместе со своими сотрудниками возился со шлемами Е-18, Марк как бы невзначай обмолвился об этой научной разработке. Одной из многих, как тут же добавил он, которыми занимается СЕРЕМ… Конечно, корреспонденты тут же набросились на него – что это за шлем, для чего он нужен?

Марк объяснил: для того, чтобы с помощью сотворительной метафункции оценить степень предрасположенности эмбриона к овладению сверхчувственными возможностями.

Это была сенсация! На него тут же обрушился град вопросов.

Корреспондент «Нью-Йорк тайме» спросил:

«Действительно ли с помощью ЦГ можно определить уровень метаспособностей у еще неродившихся младенцев? »

Джефри Стейнбренер ответил утвердительно – правда, только в определенных пределах.

Хорошо обученный специалист с помощью шлема ЦГ имеет возможность провести количественный анализ микроскопической ауры, возникающей вокруг зародыша в пробирке уже в семинедельном возрасте. Дело в том, что зарождающийся мозг сразу начинает взаимодействовать с силовыми решетками метапсихических полей и следы подобных взаимодействий можно зафиксировать.

Подобную аппаратуру доктор Стейнбренер начал разрабатывать еще во время работы в Чикаго, на так называемой «фабрике нерожденных». Ошибка определения уровня способностей до рождения и после укладывалась в допустимые пределы.

Далее доктор Стейнбренер заявил, что точность достигает девяноста двух процентов. К сожалению, из политических соображений ему не дали закончить эту работу, поэтому он перешел в СЕРЕМ. Это произошло в 2078 году. Здесь он возглавил отдел бионики и принимал участие в разработке проекта 600Х. Последний год он полностью посвятил себя разработке новых методов определения метаспособностей эмбрионов.

Представители «Сайнс» и «Ньюсуик» задали несколько технических вопросов, на которые доктор Стейнбренер отвечать отказался. Сказал только, что ответы будут даны «в свое время».

Затем кто-то из ПНН поинтересовался: «По какой причине такая корпорация, как СЕРЕМ, выбрала такой своеобразный путь приложения своих усилий?

Какова конечная цель ее раз работок? »

На этот вопрос ответил сам Марк Ремилард.

Он объяснил, что разработка способов утробного – или, если угодно, в пробирке – определения будущих метапсихических способностей является лишь частью более обширной программы, в которой он лично глубоко заинтересован. Этот научный проект не имеет коммерческой направленности. Его главная цель – увеличить количество людей, в данном случае детей, обладающих блистательными метаспособностями. Этот проект получил название Ментального человека.

На Марка тут же посыпался град вопросов.

Это была неслыханная сенсация! Опять пришлось для наведения порядка ненавязчиво применить сверхчувственное усилие.

Корреспондент «Галакси тудей» спросила: «Чьи половые клетки были использованы для того, чтобы вырастить такого человека? »

Марк спокойно ответил, что сперма была взята у него, а яйцеклетку добровольно предоставила одна из сотрудниц. Эта женщина – сильный оперант, она не желает, чтобы ее имя было предано огласке.

Представитель «Звездных сетей» попросил ответить, что случилось дальше с оплодотворенным зародышем после того, как были оценены его способности по методу доктора Стейнбренера.

Марк ответил, что после предварительного изучения этот жизнеспособный зародыш в семинедельном возрасте был помещен в криогенную камеру в одном из хранилищ. Коррес понденты сразу догадались, что это было сделано с целью ненарушать закон Содружества об искусственном воспроизведении жизни, в котором четко записано, что частная корпорация не может заниматься искусственным оплодотворением и выращиванием зародышей. Порог определялся в восемь недель.

Марк разъяснил, что, поместив опытный экземпляр в храни лище, он надеется на поправки к этому закону, которые позволят любой родительской паре – не важно, оперантам или «нормальным» – иметь ребенка, обладающего сверхчувствен ными способностями.

Журналист из «Терра-Нет» недоверчиво спросил, не означают ли слова Марка, что каждая семья в скором будущем сможет иметь ребенка-операнта.

Сколько же будет стоит по добный выбор?

Марк ответил, что критерии усыновления должны быть еще разработаны, а стоить это не будет ни цента.

Корреспондентка Ай-би-си задала самый щекотливый вопрос: «В чем заключается особый интерес Марка Ремиларда к этой проблеме? Что его волнует больше всего, научный аспект проекта или существуют какие-то иные, более „прикладные“ стороны использования этого очень дорогого и не совсем обычного проекта? »

Тот ответил, что, собственно, два сильных побуждения заставили его заняться этой проблемой.

Первое – давняя мечта дать возможность каждой человеческой семье вырастить ребенка, обладающего метапсихическими способностями122.

Это мог быть их собственный ребенок или рожденный «в пробирке».

Вторая мысль, которая побуждала его к исследованиям, – это уверенность в том, что никто не смеет заставлять Государство Земля и его население силой подключиться к Галак тическому Единству. Он верит в то, что подобное гигантское метаединство в конце концов разрушит индивидуальность каждого человеческого существа – основу нашего существования. Возможно, – он добавил это со своей всегдашней кривой ухмылкой, – подобное мнение или вера ложны.

Он согласен, что может ошибаться и Единство а родителям-оперантам иметь ребенка с блистательными задатками самая замечательная вещь на свете, однако на чем он будет стоять твердо, что будет защищать до конца – это право человечества самому выбрать свою судьбу. Без указок, подсказок, увещеваний и тому подобных уверток… Как лидер оппозиции он отказывается покорно следовать воле и мнению, сложившемуся в среде экзотиков, что ментальная унификация неизбежна. Блистательная мощь, резко возрастающая в Ментальном человеке, должна дать гарантию, что человечество никогда не будет втиснуто в Галактическое Единство насильно.

Он так и сказал – «насильно»! Тем самым он как бы поставил точку в давнем споре между землянами, защищавшими Единство, и его противниками.

Это заявление вызвало оглушительную реакцию, шум, выкрики… Марк с трудом утихомирил расходившуюся публику и заявил, что ответит еще на один вопрос, после чего пресс-конференция будет закончена.

Корреспондент из «Оперантских бесед» успел спросить: «Был ли проверен на пригодность стать Ментальным человеком зародыш, для рождения которого были использованы половые клетки Марка?

»

Марк ответил, что нет. Потом добавил, что он и его жена Синдия будут любить этого ребенка так же, как и своего собственного, вне зависимости от уровня его способностей. Ко нечно, им бы хотелось, чтобы он обладал блистательными возможностями.

На этом Марк расстался с корреспондентами и пообещал, что будет держать их в курсе работ, ведущихся по этой теме.

Последовавшая за этим буря, разразившаяся в средствах массовой информации, на тридивидении, в серьезных научно-популярных и научных журналах, еще глубже расколола общество на сторонников и противников Единства. И все-таки Марк одержал важную победу. Может быть, только тактическую, но кто это мог предсказать в те дни? Как он и рассчитывал, нашлось огромное количество желающих иметь ребенка-операнта.

Тем более – Ментального человека!.. Операнты низких уровней засыпали СЕРЕМ заявлениями с требованиями обеспечить их зародышами подобного сверхчеловека. Да что там операнты! Даже нормальные люди стали обращаться в корпорацию.

Сначала на это решались единицы, потом письменные прошения хлынули многотысячным потоком. Их можно было понять – этот путь казался простым гражданам единственной возможностью помочь детям выбиться в люди. Особенно это касалось тех, кто эмигрировал с Земли и был хорошо знаком с практикой создания нерожденных детей.

Реакция среди высокоодаренных оперантов была более осторожной. Верные Содружеству сразу догадались, в какую сторону Марк желает направить силу этих новоявленных сверх-человеков. На это последовало разъяснение от Марка, что даже если это и так, то и тогда беспокоиться не о чем.

Эта сверхмогучая разумом молодежь сама сможет оценить прелести Единства. Она, мол, сама и примет решение.

Подобной линии придерживался, например, Джек.

Он считал, что это единственная возможность сохранить доброе имя старшего брата. В свою очередь, Поль Ремилард занял непримиримую позицию. Он поставил под сомнение научные достижения доктора Стейнбренера123 и потребовал проведения независимого расследования. Марку удалось совместными усилиями отклонить это предложение. Первый Магнат постоянно намекал, что вся эта выдумка о Ментальном человеке – всего лишь тонко рассчитанная мистификация или отвлекающий маневр, предпринятый оппозицией.

В частном порядке Поль Ремилард сделал достаточно необычное заявление: Марк, мол, на подсознательном уровне пытается превзойти своего тем более что в его карьере были темные пятна отца по количеству потомства. К тому времени, кроме детей от законной жены Терезы Кендалл, Первый Магнат признал своими еще тридцать восемь отпрысков.

Между тем официальная реакция на пресс конференцию затянулась. Только спустя месяц Дэви Макгрегор и другие Дирижеры Государства Земля сделали совместное заявление:

«Вопрос о создании Ментального человека должен быть передан на рассмотрение сессии Консилиума, так как подобные проблемы входят исключительно в компетенцию высших государственных органов Содружества. В обсуждении должны принять участие как Магнаты-люди, так и Магнаты экзотики. До вынесения решения представители корпорации СЕРЕМ и сам Марк Ремилард обязаны воздерживаться от всяких, в любой форме, публичных высказываний на эту тему. Кроме того, строго запрещается всякое вмешательство в созревание человеческого зародыша через семь недель после зачатия, независимо от того, было ли оно произведено естественным или искусственным путем. Компетентным органам необходимо провести генеральную инспекцию частной корпорации СЕРЕМ и держать под контролем все исследовательские разработки, ведущиеся в ее лабораториях, дабы не допустить возможных злоупотреблений».

Подавляющее большинство населения Государства Земля – как респектабельные операнты, так и нормальные люди – ответило на этот ультиматум коротко: «Хрен вам! » Тут же по всем планетам, городам и селам на стенах появились непристойные изображения, иллюстрирующие этот ответ, кое-где начались стихийные акты гражданского неповиновения, а в точках общественного питания и в местах отдыха, по сводкам Магистрата, «заметно повысился уровень общественной агрессивности».

Так началось последнее действие Великого Метапсихического Восстания.

Правда о Ментальном человеке ошеломила Синдию. Она глубоко переживала из-за этого вороха необычных, припахивающих кощунством сведений, которые вывалил на нее муж. Марк, хотя и отрицал в своем выступлении перед журналистами, что пытался подвергнуть зародыш испытаниям по системе доктора Стейнбренера, на самом деле неоднократно принимался уговаривать жену согласиться на подобное просвечивание. Синдия решительно отказывалась – возможно, потому, что боялась, как бы Марк в случае низкого уровня оперантских способностей будущего ребенка не начал настаивать на аборте. Казалось, Марк согласился с женой – теперь энтузиастов, желающих принять участие в проекте, стало хоть отбавляй.

Единственное, на что согласилась Синдия, это был внутриут робный тренинг, который давным давно применялся ко всем детям, рождающимся от родителей-оперантов.

Дени Хаген Малдоуни Ремилард124 родился, согласно метрике, 21 ноября 2080 года. Марк в ту пору был очень занят, поэтому в момент рождения отсутствовал, однако прибыл на крещение, которое состоялось в церкви Святого Эммануила на юго-восточном побережье острова Оркас. Я был восприемником Хагена, а старшая сестра Синдии Сара – восприемницей.

Как водится, младенец был подвергнут испытаниям на оперантские способности. Оказалось, что от него можно ждать гранд-мастерства в дальновидении, сотворительной силе и психокинезе, а в метасокрушительной и целительной областях он обладал блистательными возможностями. К сожалению, эти метафункции были упрятаны очень глубоко в бессознательное, и представлялось чрезвычайно трудно извлечь их от туда. Подобные случаи были нередки – со временем эти качества его мать настояла на таком странном втором имени, причем наотрез отказалась объяснить причину могли открыться. Марк ухватился за этот шанс и изо всех сил пытался успокоить жену. Да и себя тоже… В те дни, кроме этих забот, на голову Марка рухнуло еще более тяжкое испытание. Мало того, что намеки Поля Ремиларда на темное в научном плане прошлое доктора Джефри Стейнбренера сыграли свою роль и журналистская свора начала искать компромат на местах его прежней работы – сама методика определения способностей зародышей привела к печальному результату: из нескольких тысяч оплодотворенных спермой Марка яйцеклеток Кеог только один плод выказал блистательные способности.

Сиэтл, Земля 14 января 2081 года После трудного d-прыжка с Астрахани на Землю ей было необходимо время на отдых и восстановление. Уже в материальном, зримом облике Фурия заказала номер «люкс» в сиэтлской гостинице «Четыре времени года». Устроившись, она попросила принести в номер завтрак. Поела плотно – бифштекс с кровью, салат, крем-брюле и бутылка «Столичной»… Теперь следовало поспать, и заметно осоловевшая Фурия завалилась на кровать.

Проснувшись на следующее утро, она глянула в окно – небо было занавешено низкой облачностью.

Ей стало тоскливо и нестерпимо захотелось влить в себя жизненную силу. Просто до рези в мозгах… Но это потом! Сначала дело, потом удовольствия.

Фурия помассировала сознание с помощью метацелительной силы и, не обращая внимания на сильнейший сверхчувственный голод, вздохнула.

Успокоилась она, когда ей пришла в голову мысль, что в городе найти подходящую жертву не проблема.

Пьяных здесь – особенно на бульваре Пионеров или в районе Пайк-Плейс-Маркет – хватает. Этот голод Фурия испытывала уже не первый раз. Она заметила, что интервалы между приступами голода становились все короче и короче. И времени заняться этой досадливой помехой не было – слишком много забот навалилось на нее в ту зиму.

Дирижер Астрахани Ксения Кудряшова оказалась крепким орешком, и расправиться с ней так, чтобы не осталось следов, оказалось не так-то просто. К тому же ее ненависть к местным оппозиционерам росла как на дрожжах. Работать становилось все труднее и труднее… Не все ладно было и со строительством транспортных звездолетов. Однажды в результате аварии на местной электростанции было полностью выведено из строя оборудование, присланное на завод с планеты Якутия. Беда заключалась в том, что эта аппаратура как раз и имела двойное предназначение и любая комиссия, разбирающаяся с обстоятельствами аварии, могла обратить на это внимание.

Пронесло! Фурия сумела настоять на том, чтобы вневедомственная комиссия не путалась не в свое дело. Потом возникли проблемы с субподрядчиками с французской планеты Блуа. Те со свойственным всем галлам упрямством отказывались сократить сроки поставок. Сами изнывали от безделья, но работать и отправлять готовую продукцию не торопились. Фурии пришлось лично принять участие в совещании и ненавязчиво, с помощью метасокрушительной силы, внушить чиновникам из министерства промышленности и торговли, некоторым директорам Дассо-Аэроспасьяль и трем руководителям отраслевых профсоюзов мысль о необычайной важности этого контракта. Теперь перед монстром стояла задача – довести до конца работу с девятью членами Консилиума, которые уже давно склонялись к точке зрения оппозиции, но все еще никак не решались влиться в их фракцию.

«Я слишком разбрасываюсь, – укоряла себя Фурия, – следует подумать и о здоровье».

Ее даже передернуло – как мелочны, по-человечьи банальны были эти рассуждения! Как далеки они были от величественного Второго Содружества, устроить которое она когда-то – давным-давно – поклялась! К сожалению, ничто сразу не происходит.

Сейчас ей надлежит заняться Марком… В который раз она прокляла неполноценность своей расщепленной натуры. При ее способностях ощущать свою не полноценность было невыносимо!

Она не могла воздействовать на объект с помощью своей метасокрушительной и целительной силы на больших расстояниях. Раздвоенность, если точнее – неслиянность ее натуры в единое образование, в некое органичное материальное тело, не позволяла Фурии задействовать всю свою потенциальную мощь. Какая-то часть ее силы постоянно утекала в эту щель или, может быть, просто впустую тратилась на поддержание физического благополучия тела-но сителя. Кроме того, d-переход всегда сопровождался огромными затратами энергии, полностью восстановить ее нехватку удавалось очень редко и то на небольшой срок. Конечно, если бы с ней была Гидра, они бы составили несокрушимую пару, однако брать эту истеричку на Землю в окрестности Сиэтла значило рисковать слишком многим. Глупо было использовать Гидру там, где она могла встретиться с Синдией лицом к лицу. Эта озверевшая тварь тут же набросилась бы на нее… Худшее и представить себе трудно!

Дальновидящим взглядом Фурия разглядела эту счастливую парочку. Находилась она на Оркасе, в доме Марка. Синдия и Марк сидели на кухне, завтракали… У них в гостях был этот вечный непоседа Роджи. Младенец, помещенный в подаренную стариком заплечную сумку, сосал большой палец и с помощью метасилы пускал в полет кукурузные хлопья. Взрослые болтали о каких то глупостях – Фурия зевнула и отключилась. Ее время придет позже, когда Марк заснет… Затем чудище бросило взгляд в сторону СЕРЕМа.

Был субботний день, и в лаборатории, где выращивали Ментального человека, находилась, по видимому, только дежурная смена. И Стейнбренер на месте – расхаживает, посматривает… Отлично!

Затем монстр пробежал взглядом по окрестностям Каскадных гор – там валил снег. Вот и прекрасно!

Фурия спустилась в магазин при гостинице и заказала теплую верхнюю одежду. Затем наняла рокрафт и снегоход. Когда пришел сигнал, что воздушный аппарат прибыл на стоянку, она вышла на улицу.

Полет занял около получаса. Монстр летел вверх по течению реки Снокуолми, пока не добрался до зоны, принадлежащей компании СЕРЕМ. Заметив вдали зеркальный купол силового защитного экрана, он нырнул в сторону и посадил машину на склоне, в густых зарослях кустарника, вывел снегоход, потом замаскировал машину так, чтобы никто не смог отыскать ее, хотя на многие километры вокруг не было ни единой живой души. Исключая, конечно, научно-исследовательский комплекс… Однако его обитатели ни в коем случае не должны были догадаться о его присутствии.

Вокруг было тихо – едва слышно позванивала подо льдом река. Снежные хлопья падали медленно, касаясь зеркальной поверхности купола, собирались в язычки, которые так же неспешно сползали вниз.

Скоро монстр добрался до высокого забора с колючей проволокой наверху. Проверил, что там внутри, и к своей радости обнаружил, что изнутри, вдоль периметра, охранников нет. На заборе висело грозное предупреждение:

Прохода нет!

СЕРЕМ лтд обладает лицензией, позволяющей использовать силу для выдворения из запретной зоны ВСЕХ, кто не имеет разрешения для посещения территории.

Фурия улыбнулась и с помощью d перехода в мгновение ока одолела преграду и материализовалась возле рододендрона, стоявшего в соседнем с лабораторией, где выращивали Ментального человека, помещении. Теперь можно было перевести дух, проверить, не обнаружила ли какая-нибудь ментальная система ее присутствия.

Все было тихо. Ауры работающих в лаборатории людей спокойны, никакого мелькания, никакого мысленного зондирования. Никто из людей не выказал удивления. Как работали, так и продолжают работать.

Их было одиннадцать человек – биологов, занимавшихся оплодотворением бесценных яйцеклеток, полученных от новых донорш. Джеф Стейнбренер был один в гистаториуме – хранилище уже обработанного материала. Это было обширное помещение, где три стены занимали стеллажи, на которых в особых ячейках хранились сосуды с нарождавшимися плодами. Слабый малиновый свет горел в помещении, слышалась тихая музыка… Играли квинтет Моцарта, причем исполнение сопровождалось ритмичным биением невидимого крупного сердца. Капсулы, где происходило развитие зародышей, были прозрачны и чуть посвечивали изнутри. В высоту они были немногим более полуметра и на передней стенке имели экранчик монитора, куда выводились данные о состоянии системы. Сама система жизнеобеспечения каждой капсулы была упрятана в стену. Кроме того, здесь же был размещен особый транспортер, с помощью которого ячейки можно было перемещать, куда требовалось, для изучения или постановки эксперимента.

Сам Стейнбренер сидел посреди зала, там, где была смонтирована установка для внутриутробной оценки метаспособностей зародыша. Она была выполнена в виде письменного стола с водруженным на него подобием коробки, куда помещалась капсула.

Слева возвышалось ЦГ-оборудование, справа от ученого лежал шлем с Е-18. Прямо перед ним был обор дован специальный подголовник.

Это был первый материальный визит Фурии в святая святых СЕРЕМа. Она бывала здесь и раньше – посредством дальновидящего взгляда.

Каждый раз, когда монстр приез жал в Старый Свет, он обязательно навещал окрестности СЕРЕМа и совершал экскурсии. Теперь пришло время появиться самому… Фурия остановилась позади доктора Стейнбренера. Тот что-то говорил во встроенный микрофон – задавал программу компьютеру и считывал данные с монитора капсулы. Затем он откинулся к спинке кресла и впился невооруженным дальновидящим взглядом в зародыш, ясно видимый в сосуде.

То же самое сделала и Фурия.

Еще не родившееся человеческое существо было не больше двух сантиметров в длину. Оно плавало в прозрачной посвечивающей жидкости и чем-то напоминало сливу. Извива ющаяся трубка соединяла его с крупной губчатой плацентой, в теле которой отчетливо читалась кровеносная система. Покоилась плацента на куске протоплазмы, помещенном в искусственную матку. Свободно просматривалось и микроскопическое сердечко зародыша, колотившееся с большой частотой. Одето оно было в прозрачные ребрышки, составлявшие грудную клетку. Были различимы и пальчики на ручках и ножках – они уже почти сформировались, так же, как и мужские гениталии. Головка была повернута на грудь, словно это существо пребывало в глубокой медитации. Уже заметен стал мозг, соединенный со спинным хребтом. Этого эмбриона нельзя было спутать ни с одним созданием в Галактике – это был человек. То же подтверждала и его аура.

Наконец Стейнбренер надел шлем и включил его. Фотонный луч пробурил ему череп, в нужные места впились электроды, но он не обратил никакого внимания на эти манипу ляции. Уже привык… Фурия все еще ждала. Наконец ученый положил лоб на подставку и углубился в работу. Теперь пора… Фурия скользнула в его сознание.

Какие красивые цвета, Джеф, не правда ли? Почти как солнечная корона… Только заметно мягче и слабее, чем у взрослого человека.

Да… Пожалуйста, покажи мне, как ты определяешь цвета различных метафункций ?

Это очень нелегко – разделить и оценить их. Даже с помощью Е-18. Оператор должен обладать… определенным навыком работы с этим Зрительный образ оборудованием. В настоящее время я единственный, кто способен работать на нем.

Можешь ли ты сказать, что этот зародыш обладает блистательными способностями?

Момент… подожди… Видишь, как изменилась интенсивность ауры? Они не любят, когда к ним прикасаются ментальным зондом. На мой взгляд, это всего лишь обыкновенный тропизм126.

И ничего мистического здесь нет… Червяк так же будет реагировать, ткни в него иголкой. Чем, детишки, я могу помочь вам? Что уже тут поделаешь, вы уже взрослые, способны сами реагировать на раздражение на обоих уровнях – ментальном и физиологическом… Замечательно! А все-таки обладает этот зародыш блистательными способностями?

Нет. Максимум – мастер в двух метафункциях. В метасокрушительной и целительной… Три другие в латентном состоянии. Извлечь их будет трудно. Какая жалость!.. Теперь осталось только надеяться, что три новые донорши дадут добротный материал. Хотя вряд ли… Результат тот же, что и у Кеог, – ни единого блистательного, хотя бы в скрытом состоянии.

Но в конце концов ты все же должен найти блистательного операнта… Непроизвольная моторная реакция на внешний раздражитель Остается только надеяться… В этом, собственно, и состоит единственное разумное и законное объяснение вмешательства в развитие зародыша.

Если их будут тысячи, хороших мастеров и гранд мастеров, руководство оппозиции никогда не сможет проконтролировать их поведение и политические симпатии. Но тысячи нам не нужны… Ни к чему они, эти буйные горластые молодые бунтари… Нам достаточно только сотни, всего сотни блистательных мастеров – и тогда дело будет в шляпе. План Марка сработает. Сотня – это не так много, этим количеством можно управлять.

Но до сих пор вы так и не добились успеха?

Я уже объяснял, что мы нуждаемся в добротных яйцеклетках. Очевидно, что в том материале, который мы имели до сих пор, присутствует генотипная вариабельность, которая как бы противодействует целенаправленному выявлению блистательных свойств, заложенных в сперме Марка.

Это все равно что игра в рулетку – выпадет или не выпадет нужное поле. Одним словом, вот диаграмма.

А вот соотношение вероятности появления бли стательного операнта. Отсюда видно, что чем ниже уровень яйцеклетки, тем меньше вероятность. И все разбегается по экспоненте… Даже наследственные клетки Дьердь Кеог уступают по качеству клеткам Марка.

Но как же вы собираетесь найти женщин, обладающих блистательными свойствами?

То-то и оно. Их и искать нечего. Кандидатки могут быть только среди Ремилардов или Макдональдов.

Идеальным донором могла бы стать Доротея Макдональд, но ее согласие на участие в нашей программе вызывает большие сомнения. Две ее тетки являются горячими сторонницами оппозиции, они охотно дали бы свои яйцеклетки, но беда в том, что у них у обеих климакс, а они вздумали в такой момент подвергнуться омоложению. Неизвестно, что там у них теперь за материал… Ни одна из них не имеет дочерей, так что Макдональды исключаются.

Наилучший выход – это клетки Ремилардов. В этом случае вариабельность играет заметно более скромную роль и на первый план выходит их комплекс бессмертия. Ремилардам не надо омолаживаться.

Все дело в политике. С подобным предложением мы можем обратиться только к нашим верным сторонницам. Катрин отказалась по личным мотивам.

Во втором поколении только дочери Северина. Они то и дали новый исходный мате риал.

Ты считаешь, что теперь шансы на успех возросли?

Да. Думаю, что теперь количество блистательных сознаний должно увеличиться. Дочь Адриена Розамунда тоже согласилась поделиться яйцеклеткой. Ее мы будем держать про запас.

Жаль, что мы не можем использовать наиболее удачную кандидатку, сестру Марка Мари. Надеюсь, тебе известно, что их мать, Тереза Кендалл, сама во втором поколении Ремилард. Это через Элен Донован, которая имела любовную связь с братом Роджи.

Я слышал об этом и попытался лично переговорить с Мари. Ты же знаешь, Марк в этих вопросах по глупому щепетилен. Однако эта истеричка так отшила меня… При этом использовала какую-то замшелую, доисторическую терминологию – это, мол, грех, это святотатство. Черт бы ее побрал, ханжу!.. Жаль, ведь Мари имеет скрытые блистательные способности в двух метафункциях и гранд-мастер в остальных. Но ничего, теперь у нас есть подтверждение, что генотип Марка доминирует в подборе пар, и мы сможем подобрать ему достойную кандидатку.

Как это? Почему ты решил, что сперма Марка имеет решающее значение для успеха?

Его сын Хаген латентно блистателен в двух метафункциях, в то время как сам Марк в трех. Я пришел к этому выводу, получив наследственные клетки Синдии.

Ты ошибся. Следовало бы поразмышлять над другим вариан том.

Что?..

Синдия не чужая для Марка. Она его сестра.

Наполовину… Ее настоящий отец Поль, а не Рори Малдоуни.

Господи! Но это означает… Вот именно. Генетическое подобие играет определяющую роль, а никак не доминирование клеток Марка.

Хорошенькое дельце!.. Я понимаю, что ты хочешь сказать… Это означает, что Ментальный человек – пфуй, пшик, мечта! Только дети от кровных родственников могут получить в наследство блистательные способности. Значит, ни о какой сотне могучих бойцов и речи быть не может!

Круг не ограничивается Синдией и Мари. Есть еще одна претендентка, которая может и хочет стать матерью Ментального человека, – Мадлен!

Гидра?! Не смеши меня. Она уже двадцать шесть лет скрывается от правосудия. Никто не знает, где она теперь. Как включить ее в проект?

Я/Я знаю, где она.

Ты что… Ты и в самом деле разговариваешь со мной? Или это я сам и спрашиваю и отвечаю?

Нет, с тобой говорю я/я.

Выходит, это не сон?

Определенно не сон.

Тогда кто ты? Уж не сама ли Мадлен?..

Разве это так важно?

Боже мой!..

Ее яйцеклетки уже собраны и заморожены. Это прекрасный материал.

Да! Конечно да!..

Но Марк не должен знать, что этот его отпрыск – от Гидры. Ты должен подменить исходный материал, понятно?

… Да-а. Это легко сделать. Если вы настаиваете… Я/Я требую! Я/Я приказываю, чтобы этот эмбрион не был заморожен, а непременно выращен. Не имеет значения, что по этому поводу думает Галактическое Содружество, – Ментальный человек должен быть создан. Ясно?

Такие решения принимает Марк. Без его санкции это просто технически невозможно исполнить.

Я/Я позабочусь о Марке… Ты запомнишь смысл этого разговора и забудешь, откуда он пришел.

Да… Да… Джефри Стейнбренёр занес результаты опыта в компьютер, потом отключил шлем, снял его, поднялся с кресла. Потянулся, прошелся по комнате, потом вновь сел в кресло и машинально почесал места, где впивались электроды.

Вот это сон! Он помнил каждую мелочь, каждое слово – весь разговор отчетливо стоял в ушах.

Он отдал команду компьютеру, и тут же заработал конвейер – осмотренная капсула поползла на свое место. Да, он здорово перетрудился. Нельзя так… Наконец он окончательно пришел в себя, встал и направился к двери. Ему в глаза бросилась маленькая коробочка, лежавшая на полу. Что за непорядок! Он поднял ее, прочел надпись на ярлычке:

Осторожно! Биологический материал!

Заморожено до низкой температуры Содержимое: женская яйцеклетка – Донор: Розамунда Дрейк Ремилард.

– Ну и дела! – удивился доктор Джеффри Стейнбренер.

Он покраснел от гнева. Немыслимая халатность!

Технический персонал совсем отбился от рук!.. Нет, он просто обязан найти виновника и примерно наказать его. Немедленно за ворота!..

Наконец-то стемнело! И эти скандалисты мусорщики убрались… Теперь наступило его время.

Его, черт их всех побери, Сэма Онтарату! Что ни говори, а он не какой-то жалкий поп рошайка. Он бродяга со стажем, атаман всех местных бродяг и бездомных.

одна Весь световой день он провел в подземельях под Сиэтлом, там у них своя компания. Есть чем заняться.

Но теперь хочется свежего воздуха глотнуть, не важно, какая погода – дождь ли, снег… Там, внизу, от вони и крыс размером с терьера спасу нет… Все свое хозяйство Сэм носил с собой – причиндалы помещались в заплечный мешок. Там еще осталось место для еды, только где ее найдешь, эту еду. Ну, со жратвой он уже давно трудностей не испытывал – на что, скажите, тогда столько мусорных баков на задворках… Только ног не жалей, и брюхо будет набито под завязку. А деликатесы – чистенькие, вкусненькие – всегда можно раздобыть в благотворительной миссии. Он парень не промах и припас кое-что на вечер. Сейчас самое главное не ввязаться в драку, а это может случиться, если какой нибудь лох занял его любимое место на причале. Есть там укромный утолок, там всегда тепло, сухо. Одним словом, полный комфорт гарантирован.

Боже, Тебе хвалы пою! Никого!.. Теперь можно основа тельно расположиться… Сэм Онтарату вытащил из рюкзака драный спальный мешок, постелил его на аккуратно разложенный надувной матрас – так помягче будет, слопал свежий сандвич – мясцо вкусненькое вкусненькое – и поставил у изголовья полную литровую бутылку канадского виски. Отхлебнул глоток… Вот теперь порядок, теперь можно и на боковую.

В этот момент он и появился, этот чудик. Странный какой-то – в черном водонепроницаемом плаще, джинсы ношеные, но еще в приличном состоянии, на ногах зимние ботинки, совсем новенькие. Наглый до предела – не разговаривает даже, а как-то пришептывает. Как змеюка, ей-богу!

– Вылезай, – говорит, – из спального мешка.

– Ты что, придурок? – спросил Сэм. – Чего ради?

Тут-то его, Сэма, и прихватило. Этот чудик силен, оказывается, в метасокрушительной силе – так зажал его, что Онтарату вздохнуть не мог. Как только тот чуть-чуть ослабил хватку, Сэм заорал:

– Ты что, совсем рехнулся!.. – И моментально ему словно рот зажали.

Делать было нечего – бродяга вылез из спальника.

Все не переставал удивляться… На копа этот чудик не похож, на живодеров из отряда по работе с бездомными тоже. Тех хлопцев он за версту чуял. Нет, этот сам по себе. Но что ему надо? У Сэма всякий намек на опьянение выветрился.

– У меня нет денег, парень. Травки тоже нет… Чудик подошел к нему, глаза у него странно посверкивали – словно два камушка светились вместо зрачков. Зелененьким таким светом. Мощная сила поставила Сэма на колени.

Ну уж нет! Этого никогда не будет! Черта с два он ему свою задницу подставит. Сэм Онтарату из рода Сахту, из рода вождей. Сахту всегда умирали мужчинами. Пусть даже ты оперант из оперантов, но никогда не заставишь Сахту сделать это!

Неожиданно сверхчувственная хватка резко ослабла. Этот чудик глянул на него как-то странно – вроде бы с недоумением и в то же время словно узнавая. Он-то, может, и узнал, а вот Сэм такого чудика никогда не встречал. Однако размышлять было некогда, и Сэм не раздумывая метнулся в сторону, схватил бутылку виски и, также сноровисто бросившись на незнакомца, со всей силы ударил его бутылкой в лицо. Чудик вскрикнул, кровь хлынула у него из расквашенного носа.

– А теперь убирайся отсюда! – завопил Сэм.

Тот в ответ как-то странно глянул на бродягу.

Жуткий это был взгляд! Безразличный! Ни гнева, ни страха – ничего он не выражал. Словно не ему врезали по носу! Сэм даже отступил на шаг, и в следующее мгновение чудик исчез. Вот так взял и растворился в воздухе. Ни с того ни с сего… – Боже правый! – выдохнул Сэм. В своем взгляде бродяга был уверен – в глазах у него стоял животный страх. Это точно! Онтарату обежал всю площадку, заглянул в каждый закуток. Никого и ничего! Господи, за что наказываешь ты сирых и нищих духом?

Так, кажется, распевал псалмы священник в церкви.

Интересно, что бы он сейчас запел, когда бы этот чудик на его глазах вот так взял и растворился в воздухе. Хорошо, что бутылка уцелела. Сэм отхлебнул из нее и снова полез в спальник.

За окном маленькой комнаты падал снег с дождем. Прогноз был неутешительный – по всему побережью штата Вашингтон и над островами Сан Хуан разгулялась непогода. Марка и Синдии не было дома – двумя часами ранее они вдруг сорвались, помчались в город. Надеялись успеть на премьеру в местном оперном театре. Давали «Валькирию»… Тьери Лашен, домоправитель, давным-давно был в постели. Нянька Мицуко Хаукава отправилась на уик энд к матери в Твисп. Все разбежались, оставили старика Роджи в качестве сиделки. Не на того напали – у камина приятней. Вот и старинный триллер подвернулся, вкупе с бутылкой виски – так совсем хорошо.

… Разбудил его бой часов. Надо же – совсем сморило, дрова в камине прогорели. Он встал, потянулся, зевнул, подбросил полено в огонь и направился в детскую. Хаген мирно посапывал в деревянной колыбели. Он был хороший, спокойный мальчик, над головкой ясно посвечивала детская аура – видно, какой-то сон ему привиделся. Это всегда оставалось загадкой для старого Роджи. Судя по ауре, мальчик несомненно видел какие-то картинки, но что он, трехмесячный малыш, мог видеть? Тот же маленький Джек… Хотя Хаген вовсе не похож на него.

Ну, ни капельки… И на младенца Дени тоже. Помнишь, как ты утешал несчастного ребенка, когда во время обряда крещения священник полил его головку холодной водой? Помнишь, как ты привязался к нему? Его мать попросила тебя научить его.., Старик улыбнулся, затуманенным взором обвел комнату – Я все помню, mon fantom. Как будто это было вчера. Удивительно, но маленький Дени сразу начал мысленно выговаривать слова. С первого же дня!.. Он не был столь же талантлив, как двое других детей Донатьена, но я полюбил его как сына.

Ты прав, Роджи, клянусь Христом. Вот чего я боюсь, старик: этот ребенок, что сейчас мирно спит в кроватке, находится в опасности. Ему угрожает собственный отец.

– Дух, ты с ума сошел? Марк любит Хагена. Он не посмеет навредить ему… Ты ошибаешься. Он способен. И будет считать, что совершает добро… Я могу только предостеречь тебя. Больше я ничего не могу открыть – да и некому, кроме тебя кто еще поверит мне кто сможет защитить ребенка его мать всю Галактику и не только от Марка но и от МЕНЯ повернись Роджи ПОВЕРНИСЬ И ПОСМОТРИ НА МЕНЯ!

Роджи испытал неподдельный ужас и сразу повиновался. Он не надеялся, что сможет что-то увидеть. Лилмик, который называл себя Фамильным Призраком, всегда был невидим.

На этот раз Роджи обнаружил, что у закрытого шторой окна стоит человек. Он был хорошо сложен, у него были светлые волосы. На лице, возле носа и вокруг рта – кровоподтеки.

– Нет, – прошептал Роджи. – Только не это… Марк и я – самые страшные люди, которые когда либо появлялись на свет. Боже, спаси наши души!

Но если он не сможет тогда ты должен я не могу объяснить я не могу больше оставаться здесь РОДЖИ СПАСИ МЕНЯ! Помоги Хагену и Синдии и всей человеческой расе и Содружеству помоги… – Дени? – прошептал старик. – Дени, сынок, ты ли это? В следующее мгновение видение исчезло.

Роджи все еще стоял столбом. Младенец мирно посапывал в колыбели.

Марк.

… Что?

Тебе понравилась опера? Как тебе Вагнер?

Пение замечательное, а вот сама постановка, режиссура Болдуина – ужасна. Мне не понравился Вотан – этакий добряк король. Он слишком много говорит и в то же время не прочь поманипулироватъ остальными.

Забавно. Значит, Сигмунд тоже не произвел на тебя большого впечатления? Но в сторону оперу. У меня для тебя есть хорошие новости. Стейнбренер на пути к прорыву в интересующем нас вопросе.

Это замечательно!!! Главное, вовремя. А то я уже начал сомневаться, не является ли Ментальный человек всего лишь огромным дутым пузырем.

Очень смешно.

У нас появится много-много маленьких блистательных оперантов? В этом нам поможет моя кузина?

Нет. Ментальный человек может появиться прямо во втором поколении.

Не понимаю.

Это очень важно. Появилась возможность получить значительное количество блистательных экземпляров от новых доноров. Естественно, надо сделать все возможное, чтобы избежать конфискации этого материала органами Содружества.

У меня готов план, который вступит в действие сразу, как только Консилиум решит запретить разработки Ментального человека. Мы двинемся на Оканагон.

Не забывай о факторе времени. У тебя нет в запасе пяти лет, необходимых, чтобы закончить работу над этим проектом. Надо уложиться в два года.

Это невозможно!

Существует возможность значительно ускорить созревание метаспособностей.

Как это?

Ты забыл о нашей исходной схеме… С ее помощью все можно так лихо закрутить… Это все фантазии. Кроме того, Катрин доказала, что мой геном и геном Джека имеют существенные различия. Мутация… Ментальный человек может быть создан искусственно. Это все равно что вырастить цветок зимой. И даже в виде Джека. Конечно, все это не так просто, однако при достаточном числе добротного исходного материала можно рассчитывать на успех.

Этого не может быть.

Марк, ты должен подтолкнуть эволюцию.

Дай Ментальному человеку то, что ты имеешь. Дети вырастут и поймут тебя, воспоют тебе благодарственные гимны. Их будут миллионы, свободных, торжествующих. Они поведут человечество ко Второму Содружеству.

Миллионы?..

Это будут твои дети. Ты расплодишь их после победы восстания.

Почему бы и нет? Джеку повезло – он родился бестелесным, а я буду знать, как этого добиться!

Мутация, в результате которой Джек стал тем, что он есть, с точки зрения эволюции – путь тупиковый.

Только твой набор генов может открыть человечеству дорогу в будущее. Только ты должен стать отцом Ментального человека. О тебе напишут Библию. А может, и Евангелие одновременно. Что, неплохая мысль? Так зачем время тянуть? Однако ты должен набраться мужества и смело пойти навстречу судьбе.

Зачем тебе путы моральных догм, придуманных для усмирения Homo sapiens? Ну их!..

Джек основательно освоил переход из телесного состоянии в бестелесное. Он проделывал эти штуки еще в раннем возрасте. Я не говорю уже о блистательных метаспособностях, проявившихся еще в младенчестве. Что же здесь тупикового ?

Да. Но он никогда бы не сделал этого, не будь у него сильнейшего побуждения. Страха смерти.

Я на всю жизнь запомнил эту картину. Пожарные пробились наконец через внутреннюю защиту сигма поля дверь в палату уже полыхала вокруг дым пламя оборудование уже плавится ОБНАЖЕННЫЙ ВЗРОСЛЫЙ ЧЕЛОВЕК, ПОДДЕРЖИВАЮ ЩИЙ В ЗРИМОМ СОСТОЯНИИ СВОЙ ОБРАЗ ВДРУГ ПРЕВРАТИЛ ДЖЕКА В МОЗГ. Потом опять вернул ему материальную оболочку.

И это повторится вновь. Ты научишься поступать так же.

Но как?..

На стыке биотехнологии и церебральных генераторов128 ты видишь ты соображаешь?

До тебя дошло?! Искусственные процедуры, ускоряющие эволюционное развитие мозга плюс модифицированная технология регенерации живой ткани плюс церебральный усилитель – вот что поможет тебе добиться величайшего свершения.

Человек станет подобен Богу. Да что там Бог – он будет завидовать человеку. У тебя прек расная научная база, замечательный штат сотрудников… Вперед, Марк! Это должно сработать.

Да… Бог сработает Ментального человека и потом отойдет в сторону. Это милосердно, это справедливо… Да. Ты поведешь за собой людей, ты дашь им зрительный образ Второе Содружество, свободное от власти экзотиков.

Ты станешь Прародителем, ты станешь Звездой Вифлеемской.

Это мечты. Только мечты… С мечты начинается путь, ведущий к триумфу. Это всегда первый шаг.

Из мемуаров Роджэтьена Ремиларда Спустя месяц, когда Доротея и Джек прибыли на Землю на сессию Консилиума и по пути заглянули ко мне в магазин, я рассказал им об удивительном видении, так похожем на Дени. Прямо в подсобке, позади торгового помещения, она провела сканирование моего мозга. Затем, вскрыв память, она вместе с Джеком принялась интерпретировать увиденное. Вывод и на этот раз был неутешителен – старику опять «почудилось», и он воспринял все случившееся как реальность. То есть мои чувства, мое восприятие свидетельствовали, что все это произошло на самом деле, однако никаких объективных подтверждений не было.

– И что ты обо всем этом думаешь? – спросил я Доротею.

– Исходя из опыта общения с тобой, дядюшка, я нахожу, что ты видел Дени.

Я благодарно глянул на нее и сел в свое любимое кожаное кресло. Она устроилась рядом, на табуретке.

– А ты? – обратился я к Джеку.

Тот сидел на краешке письменного стола. Рядом в корзинке спал Марсель ля Плюм. Джек поцокал, потом ответил:

– Я с самого начала подозревал, что та его сущность, сбежавшая от нас на Рождество, способна совершать d-переходы. То есть телепортировать себя. Другого объяснения тому, что я видел собственными глазами, не может быть. Ну, разве что это может быть некое «метапослание». Хотя вряд ли… Фурия сама по себе не выдуманный, а реально существующий объект. Выходит, она способна перемещаться посредством ипсилон-поля.

Я тоже полагаю, что ты видел Дени. Тот, по-видимому, смог временно взять под контроль свое тело.

– Что же вы собираетесь делать? – нетерпеливо спросил я.

– А что мы можем сделать? – пожал плечами Джек. – Только ждать и надеяться, что Дени сможет появиться опять. Если он жив, тогда, возможно, случилось то, на что мы рас считывали, – здоровая часть натуры должна была взять верх, и Фурии ничего не оставалось, как сбежать. Но во время бегства она лишила его жизненной силы. По крайней мере, значительной ее части. Думаю, что Фурия до сих пор какими-то тайными нитями связана с Дени. Если он полностью восстановит контроль над собой, ей будет некуда деваться. Он будет властвовать над ней.

Так что Фурия на краю гибели, однако это не может помешать ей вести свою игру.

– Но Дени на краю гибели! – воскликнул я. – Ему теперь известно, что он и есть Фурия. Он умолял меня помочь. Может, ты еще раз обыщешь Землю?

Попытаешься отыскать хотя бы какой-нибудь след?..

Глаза Джека ярко блеснули.

– Дядя Роджи, у меня слишком мало данных. К тому же у меня по горло работы. Жизненно важной… – Как бы накинуть на роток замок?.. – язвительно сказал я. – Погубить и Марка, и Ментального человека. Я понимаю, это тебя заботит куда сильней.

Джек развел руками, а Доротея заметила:

– Марк напоминает мне крысолова из детской сказки. Он всего-навсего метапсихический искуситель – конечно, он великолепен, силен, и в разуме ему не откажешь. Вот о чем я подумала, когда слушала его интервью по тридивидению. Ка кой защитник человеческой свободы! Один на всю Галактику… Знаешь, кого он мне напомнил? Моего ангела. Такие же серые глаза, убедительный голос, искреннее, заинтересованное лицо. Действительно, человек так печется обо всех нас – почему бы не позволить ему править нами и охранять нас? Даже я сначала не устояла перед его обаянием, даже меня ему удалось околдовать… правда, ненадолго. Потом я просто вспомнила, кто он на самом деле, как он живет и что для него самое ценное в жизни. Он сам, дядя Роджи, только он сам. Возможно, Марк искренне считает, что ведет человечество по верному пути. Что у него нет выбора… Может быть… – Естественно, он во все это верит, – запальчиво ответил я. – Как же иначе? Он из тех немногих, которые способны проникнуть взором в Зазеркалье и различить, что уготовано нам экзотиками. Это Поль и те Магнаты, которые сохранили верность поганому Содружеству, ослепли. Экзотики не допустят, чтобы мы стали теми, кем должны стать. Они пытаются втиснуть нас в свои колодки, приручить, успокоить… Это что-то вроде гигантской лоботомии! Усмиритель для всех! Один такой большой-большой усмиритель!..

И попробуй дернись. Вот мятежники и говорят: хватит болтовни! У нас появился лидер, который сможет добиться поставленной цели. Нашей с вами цели! И ничьей больше. А то с началом Великого Вторжения мы только тем и занимаемся, что перестраиваемся, избавляемся от недостатков, каемся, лижем задницы, а из них что-то зеленое капает. Вонючее-вонючее!..

Вам нравится подлизывать это? Пожалуйста, никто не запрещает. Но почему мы все должны этим заниматься?


– Ты не понимаешь… – начал было Джек, но я резко прервал его грязным французским ругательством.

– Куда уж нам до ваших высочеств! – вдобавок съязвил я, однако теперь меня прервала Доротея. С ней не очень-то поспоришь.

– Марк совсем не такой ангел, каким кажется.

Этакий рыцарь без страха и упрека… Вовсе нет… Не архангел Михаил, вышедший на схватку с дьяволом.

Как раз наоборот, он – Авадона, ангел бездны.

– Конечно, кем же он еще может быть, – рассмеялся я. – А все объясняется очень просто – вы боитесь его. Вы оба! У вас поджилки трясутся, что все больше и больше мета и обык новенных людей присоединяются к нам. Наши ряды крепнут, а ваши слабеют, уменьшаются числом.

– Да, – согласился Джек, – мы на самом деле боимся Марка. Но и ты сам в глубине души боишься его, – Он погладил на прощанье Марселя, слез со стола и помог Доротее надеть дождевик, затем вновь обратился ко мне: – Все, что Марк делает, не имеет никакого отношения ни к правам человечества, ни к нашей свободе. Он расчетливо руководит обще ственным мнением, настраивает вас против Содружества, потому что считает, что именно оттуда исходит угроза его планам. Только государство может его остановить. Значит, долой государство. Твой защитник справедливости втайне готовится к войне.

Тебе захотелось повоевать, дядя Роджи? Ты мало видел крови в своей жизни?

– Если война начнется, – заявил я, – то в этом будет виновато ваше задрипанное Содружество. Но никак не Марк.

– Ты что, действительно так полагаешь? – удивилась До ротея.

– Да! И так же считают миллиарды разумных существ, которые при сотворении были названы людьми. Они хотят быть свободными, и они будут!

Если уж на то пошло, мы возьмемся за оружие.

– И храбро ляжете костьми ради Ментального человека. Ну-ну, желаю удачи. – Джек почувствовал, что сморозил глупость, и увел разговор в сторону – Подумай вот о чем: ты же сам видел Дени. О чем же он просил? О помощи. Кого же он так испугался, кого назвал самым опасным человеком, который когда либо появлялся на свет?

С этим они и ушли.

Заседания Галактического Консилиума считались закрытыми, и в общем-то вопросы, обсуждавшиеся там, а также принятые решения не должны были разглашаться среди ши рокой общественности, но до начала восстания ход прений, обсуждаемые вопросы, решения, принимаемые по ним, все перипетии борьбы между сторонниками и противниками Сод ружества тут же становились достоянием публики.

Особенно старались Магнаты-мятежники. Вот и на этот раз очень быстро стало известно, что дебаты по вопросу о допустимости создания Ментального человека не могут уложиться в одну сессию. Хотя было непонятно, о чем дискутировать дальше – Марк на одном из последних заседаний открыто бросил перчатку представителям чуждых рас. Теперь только самый недалекий оп тимист мог надеяться на благополучное для оппозиции завершение обсуждения. Даже среди сторонников Марка начался ропот – тактика его была совершенно непонятна.

Если Мен тальный человек является средством, которое может обеспечить победу восстания, зачем надо было преждевременно выносить этот проект на свет Божий? С другой стороны, от Марка хотели получить вразумительные объяснения, почему он бульдожьей хваткой вцепился в эту сугубо научную проблему. Что в ней было жизненно важного?

Марк хранил молчание, от всяких объяснений решительно отказывался.

Между тем борьба разгорелась нешуточная. Поль Ремилард и другие Магнаты, оставшиеся верными Содружеству, пока еще составляли большинство в Консилиуме и вполне могли провалить эту научную программу, однако они понимали, какой взрыв вызовет прямой запрет. Они избрали другую тактику – тянуть время, сколько хватит сил, до той поры, когда так называемое Единство вступит в силу, а тогда уж пусть оно и разбирается с Ментальным человеком.

С этой целью они резко усилили активность своей пропагандистской машины, которая чуть снизила тон восхвалений достоинств Галактичес кого Разума и начала обращаться к разуму людей. Приводились многочисленные выкладки, цифры, авторитетные суждения. Наконец они обратились за помощью к полтроянцам.

Все земляне любили пурпурных человечков.

Их восхищение людьми братьями по разуму», растопило сердца самых заскорузлых консерваторов.

Их чувство юмора, доброта пришлись нам по сердцу, и в этом смысле мнение жителей Полтрои могло нанести серьезный ущерб делу оппозиции. Ведь что утверждали мятежники? Что чуждые нам расы изначально являются нашими врагами – пусть это не высказывалось вслух, а часто и высказывалось, но назвать полтроянцев врагами было невозможно.

Они по своей природе никому не могли быть врагами.

Такими уродились… Ну, повезло им с эволюцией!

Отвоевались они еще в древнюю эпоху, потом постоянно мир, мир, мир… Тут было о чем задуматься апологетам отделения от Содружества.

Наиболее известными и блистательными адвокатами будущего метаобъединения галактических рас являлись Фритизо-Пронтиналин и его супруга Минатипа Пинакродин. Они были старыми друзьями нашей семьи. Одно время эта пара преподавала в Дартмутском колледже. Я был среди тех, кто в октябре 2081 года встречал их, когда они прибыли на сессию. Их выступления имели оглушительный успех. Признаюсь, читая их речи, даже я заколебался. Чуть-чуть… Мне стыдно говорить об этом, но мемуары для того и пишутся, чтобы говорить правду. Что было, то было. Однако в свое оправдание могу сказать, что колебался я недолго. Были и другие подобные моменты, но теперь я, можно сказать, остался последним мятежником на этой земле. Другие либо перемерли, либо изменили своим убеждениям. Я же никогда не мог позволить себе этого. Ладно, хватит, что это я все о себе да о себе… Mais cela n'a aucune importance129.

Марк был хитрая бестия. Он не стал вступать в дискуссии ни с полтроянцами, ни с последователями Пьера Тейяра де Шардена, ни со сторонниками Но это к делу не относится «космического сознания», разделявшими взгляды К. Циолковского, В. Вернадского и других, ни с уверовавшими в Единство академиками, ни даже с коллегами-Магнатами.130 Набивать себе шишки – это он оставил своим уже вошедшим в революционный раж товарищам. Особенно преуспели в этом Алекс Манион и небезызвестная уже профессор Аннушка Гаврыс. Марк понимал, что по большому – или, скажем так, честному – счету идее метаединства им противопоставить нечего. Если трезво разобраться, то любой другой вариант развития Галактики и разумных рас в ней вел к гибели и хаосу. От этого открещивались обе стороны. Марк давным-давно не то чтобы уверовал в Единство, но как бы признал этот факт. К сожалению, создание Галактического Разума противоречило его собственным планам, и это решило все дело.

Доротея тоже не принимала участия в теоретической дискуссии – при нынешнем состоянии общества она считала невозможным вразумить кого то с помощью простых, тем более убедительных объяснений. В ту пору требовались и принимались на веру исключительно «оригинальные» решения.

Однако она нашла, чем досадить Марку, и сделала это с неподражаемым женским ехидством. Название И конечно, он напрочь отказался от публичных дебатов с отцом «ангел бездны» напрочь приклеилось к Марку.

Тот, в свою очередь, тоже верно оценил обстановку и вовсю работал над созданием своего «имиджа».

На это сил не жалел, без конца появлялся на тридивидении в передачах «Встреча с прессой», «Из официальных источников», в новостях, тем самым показывая, что плюет на постановление Дирижеров.

Правда, теперь он уклонялся от обсуждений Ментального человека – говорил, что это сугубо частная проблема, ничем не отличающаяся от других подобных программ – таких, как, например, выращивание детей в пробирке или искусственное зачатие. Теперь он постоянно бил в одну и ту же точку – именно это коробило многих людей, разбирающихся в сути происходящего. Он заявлял, что Единство не может быть навязано человечеству силой. Мы, утверждал он, должны сами либо принять его, либо отказаться. Только сами!.. Без всякого давления со стороны экзотиков, а этого невозможно добиться, если люди останутся в составе Содружества.

Наиболее серьезной угрозой галактическим цивилизациям, заявлял он, является отказ экзотиков от компромисса.

Здесь все было перевернуто с ног на голову, однако со стороны позиция Марка выглядела логичной, тем более что под его обаяние попадало все больше и больше нормальных людей. Да и оперантов тоже.

Доротея правильно заметила, что без массового внушения с использованием метасокрушительной силы этого нельзя было бы добиться. Она была права – Марк, с моей точки зрения, бесстыдно использовал приемы и приемчики древних колдунов и шаманов. Казалось, человеческая раса давным давно разобралась в секретах успеха всех этих вождей, фюреров, председателей и так далее, однако за несколько сотен лет у нас не было опыта встречи с чем-нибудь подобным. И мы дрогнули… Казалось, после безумия крестовых походов, после попытки построить коммунизм вряд ли найдется человек, способный увлечь человечество красивой идеей.

Но идеи сильны, в них есть обаяние чего то платоновского, запредельного. Без них жизнь превращается в использованную жвачку, которую ты, сам того не сознавая, берешь в рот… Вот он, страшный порочный круг нашего существования.

Марк был гений – Это точно! Знаете, какой образ самого себя он постоянно пропагандировал в средствах массовой ин формации? Ни за что не поверите. Этакого плейбоя от науки!.. Он был богат, красив и обаятелен, необыкновенно талантлив, за его плечами чувствовалась могучая политическая сила – чем не суперзвезда?.. Он сумел организовать и направить в нужное русло и бессознательные общественные страхи, и не осознанный ужас, который неизбывно таился в душе каждого человека еще со времен вторжения и долгих лет галактического попечительства. Он наловчился манипулировать этим комплексом, в котором причудливо сплелись наша наивная вера в превосходство человеческой расы с не оставляющим места для иллюзий опытом, полученным от общения с более высокими цивилизациями. Как раз этот душевный, на уровне архетипов, разлад являлся благодатной почвой для талантливых демагогов.


А если тот еще обладал даром внушения, пиши пропало – мы, люди, не глядя сожрем подброшенную нам приманку.

Наши истинные герои вели себя куда более скромно. Они упорно и не покладая рук работали на благо человечества, и никому в голову не приходило оценить их усилия. Пока они не умерли… Все оставшиеся месяцы 2081 года и начало 2082-го, пока Консилиум в полной тайне продолжал обсуждение, а публика и средства массовой информации метали громы и молнии по поводу его медлительности, Рори Малдоуни и другие лидеры мятежников продолжали запасать оружие, как обычное, так и основанное на искусственном усилении работы мозга. Верфи Новониколаевского завода один за другим вводили в строй модифицированные транспортные звездолеты.

Однако в штат их пока не записывали, и эти корабли стояли на запасных стапелях в ожидании разрешения на дальнейшую колонизацию свободного пространства. Верховный лилмик наложил запрет на освоение новых планет до тех пор, пока вопрос о Единстве не будет решен.

Между февралем 2081 года и январем 2082-го доктор Стейнбренер с помощниками оплодотворили и заложили на хранение в криогенные камеры около трех тысяч зародышей, появившихся из генных материалов, полученных от Марка Ремиларда и Розамунды Ремилард, которая была не замужем, работала астрофизиком и добровольно согласилась участвовать в этом проекте. Девяносто шесть процентов плодов были признаны обладающи ми блистательными способностями в латентном состоянии.

6 января 2082 года, сразу после закрытия сессии Консилиума, агенты-крондаки из Галактического Магистрата с предписаниями в щупальцах прибыли в СЕРЕМ и наложили арест на все работы, связанные с Ментальным человеком. Весь на ледственный материал, а также уже оплодотворенные клетки были опечатаны и отправлены к новому месту хранения, координаты которого хранились в тайне.

Это известие всколыхнуло миллионы людей – даже тех, кто ранее был равнодушен к спорам насчет Единства. Марк в исполненном достоинства заявлении назвал закрытие СЕРЕМа жестокой и несправедливой мерой, на которую экзотиков толкнул страх перед возможностями свободного развития человека. Он предотвратил кое-где начавшие разгораться стихийные выступления и бунты, но предупредил, что человеческому терпению может скоро прийти конец.

На самом деле – я свидетельствую – Марк знал заранее о рейде дознавателей из Галактического Магистрата и сумел вывезти и припрятать сто четырнадцать эмбрионов, способности которых были обозначены как блистательные. Предупредил его Бум-Бум Ларош. Всю операцию по сокрытию зародышей провела Синдия. Под ее и Шигеру Мориты началом было закончено строительство секретного гистаториума под виллой Ремиларда на острове Оркас. Там и продолжилась работа… Как раз в то же время у Марка и Синдии появился второй ребенок, дочь Клод Лаура Малдоуни Ремилард, Родилась она 19 мая 2082 года. А через две недели созрели зародыши, и их надо было высвобождать из материнских капсул.

Сиэтл, остров Оркас, Земля 23 мая 2082 года Укачав и уложив в кроватку маленькую Клод, Синдия затребовала очередной доклад из гистаториума. Зародыш под номером 42 – между собой его называли Конлан – беспокойно ведет себя.

Надо посоветоваться с Саскией, дежурным биологом, что делать с ним дальше. Какой активный паренек растет!..

Понятно, ему пришел срок появиться на свет. Надо потерпеть, малыш, тебе еще придется провести в своей искусственной утробе не меньше двух недель.

Пока не придет звездолет с Оканагона, пока не отвезет детишек к их будущим родителям. Там они пойдут в особую секретную школу, где из них сделают Ментальных людей… Синдия, накинув легкий халатик на чуть прозрачную ночную рубашку, вышла на балкон спальни, где, облокотясь на перила и наблюдая за морской далью, стоял Марк. На нем были только шорты из золотистого шелка, его крепкое мускулистое тело вновь вызвало прилив желания у Синдии. Она, как и в первые дни их знакомства, теряла голову при виде этого мужчины, который был ее мужем.

Ничего, что живот время от времени сводило от боли, ничего, что ныло ее лоно, только что родившее на свет второго ребенка… Она даже глаза закрыла от восторга, боли и мучительного нестерпимого желания.

Он повернул к ней голову и улыбнулся.

– Как дети? – спросил он.

В этом вопросе был весь Марк, Синдия уже устала обижаться, как-то сжилась с этой болью. Он спрашивал о тех, подопытных. Своими он никогда не интересовался, а если, случалось, задавал вопрос, то это было исключительно из каких-то своих практических соображений. Что с ним поделаешь – ни разу не подошел к кроватке Хагена или Клод. Синдия вздохнула. Когда она видела его так близко, все это не имело значения.

– Там все в порядке, – ответила она. – Я проверяла.

– Подойди поближе, – пригласил ее Марк. – Видишь, в проливе киты играют?

– Киты? Где? – чуть преувеличенно всполошилась она. – Это наши знакомые? Я что-то не очень разберу, слишком далеко для моего мысленного взгляда.

Он указал ей пальцем, и Синдия наконец разглядела на волнующейся поверхности моря спины больших морских существ. Время от времени кто-то из них выпрыгивал из воды, бил хвостом, поднимая гору брызг. Спустя несколько мгновений гулкий удар долетал до балкона.

– Я вижу Тунжи, – сказал Марк, – Филти Макнасти, Айреги-на, Экароха, Пушкаря и Мэджонг. Она с маленьким детенышем.

– Может, заодно и его окрестим? – предложила Синдия. – На пару с нашей дочкой.

Он на мгновение задумался.

– Как насчет Нуаж в честь нашей малютки? Это по французски то же самое, что и Клод131.

– Отлично.

– Хочешь, я налью тебе сангрии? – Он вернулся в спальню и наполнил два хрустальных стакана вином из графина, потом пригласил жену сесть в широкий, на двоих, шезлонг. – Отдохни, любимая. Ты сегодня набегалась.

Он подал ей руку, она приняла ее и расположилась в матерчатом складном кресле. Он сел рядом с ней.

Синдия прильнула к его руке.

– Знаешь, что удачно? – спросил Марк и сам ответил: – Что мы не стали дожидаться приезда Джека и Доротеи и окрестили сегодня Клод. Из Тьери и Мицуко получились идеальные крестные.

Синдия засмеялась.

Облако (в переводе на русский) – Признался бы честно, что не хотел, чтобы два блистательных мастера побывали в нашем доме, – мало ли что они сумеют разглядеть? Не дай Бог, еще обнаружат гистаториум.

– И это, конечно, тоже, – кивнул Марк. – Но я как то потерял охоту ко всем этим шумным семейным праздникам. Помнишь, когда крестили Хагена?..

Вокруг столько важных дел – не время веселиться.

Синдия постаралась возразить ему помягче:

– Но, Марк, все было так чудесно… – М-да… Возможно. Лучше взгляни на этих морских убийц.

– Ну, Марк, не называй их так. Скажи лучше: «на китов».

– Тебе от этого будет легче? Что поделать, они по природе своей охотники. Великолепные, умные пожиратели мяса.

Синдия усмехнулась.

– Такие же, как ты, любимый. Или я… – Она немного помолчала, потом спросила: – Этот остров назван в честь ки тов? Или Петров дал название китам?

– Ни то, ни другое, милая. «Орка» на латыни – это особая разновидность китов. Остров назвал испанский конкистадор Франсиско Элиза в честь вице-короля Мексики дона Хуана Винсенте де Гуемос Пачеко и Падилья Оркаситес и Агуйо Конде де Ревилья Гигедо.

Она рассмеялась.

– О Небеса, какое имя! Но мне не верится, что здесь простое совпадение.

– Всякие совпадения бывают. Одновременность вплетает случайность в неизбежность. Нам бы следовало знать об этом, cherie.

– Конечно, – согласилась Синдия, и в следующее мгнове ние тупая боль вновь перехватила область таза. Она порывисто вздохнула… – Что с тобой, родная? Опять схватило? – спросил муж.

– Так, немножко. Это всегда случается после родов.

– Чертова природа! Позволь, я подлечу тебя.

Он обнял ее, прижал к себе, и теплая волна затопила тело Синдии. Боль действительно быстро угомонилась.

– Ах, Маркус, Маркус, как хорошо. Если бы ты только догадывался, как я люблю тебя.

– Я тоже. Я не могу выносить, когда ты испытываешь боль.

– А боли больше нет.

Это было не совсем верно. Физическое страдание действи тельно исчезло, но осталось какое-то глухое разочарование. Оно все сильнее захватывало ее душу. Как ни уговаривала себя Синдия, что это все пустяки, все пройдет, перемелется, но гибельная опустошенность все отчетливее проявляла себя. И еще этот животный страх!.. Казалось бы, с чего? А вот поди позабудь о нем. Дело было не в Марке… Хотя, может, и в нем тоже. Его не было возле нее при рождении Хагена, не было его и при появлении на свет Клод. Все дела, дела!.. На этот раз он отбыл в Конкорд на какую-то особо важную встречу оппозиционеров.

Вот что тревожило и донимало ее. Этот самый гистаториум, который был организован в подвалах виллы. Она не могла не думать о сотнях упрятанных в стеклянные колбы младенцах. Казалось, их жалобы долетали до нее. Она ругала себя, дипломированного инженера, за подобные мракобесные страхи, однако они не уходили. Дело дошло до того, что она отказалась, как принято на Хибернии, рожать дома.

Хаген появился на свет в этой спальне, под присмотром опытной акушерки, но тогда под домом не было этого жуткого скопища живой и в то же время какой-то сомнительно живой плоти. Когда пришел срок, она оставила Хагена на попечение Тьери и Мицуко, а сама уехала на северное побережье острова, в деревушку под названием Истхаунд, и там легла в местную больницу. Там и родила Клод под надзором местного врача.

Все прошло успешно, хотя намного труднее, чем в первый раз. Обессиленная Синдия не могла с помощью дальновидящего взора связаться с мужем и вызвала его по телекому. Отыскала Марка в квартире Северина в Конкорде. Тот, казалось, был удивлен, когда Севи и другие мятежники начали настаивать, чтобы он вернулся домой к жене и ребенку, однако спорить не стал. На следующий день он уже был на Оркасе. Заявился с огромным букетом алых роз и погремушкой в виде клоуна, купленной в магазине Тиффани в Конкорде.

Из тех же самых соображений Синдия взялась за надзор над искусственно зачатыми детьми и техническим персоналом. Как всякий храбрый человек, она решила быть поближе к тому, что внушало ужас. Работала она добросовестно и сразу после приезда Марка уже была готова спуститься в подвал, чтобы проверить, все ли там нормально. Муж удержал ее.

Когда же она стала настаивать, чтобы специалисты там, внизу, оценили метапсихический потенциал дочери, он ответил, что и здесь можно не спешить.

Это могло означать только одно: что Клод уже была проверена – возможно, когда мать спала.

Подобное решение вопроса ни в коем случае не удовлетворило Синдию, и она настояла, чтобы девочку подвергли официальному осмотру. В результате выяснилось, что в двух метафункциях – целительной и дальновидящей – Клод является гранд-мастером, а в метасокрушительной – мастером. К тому же обнаружилось, что блистательными способностями она безусловно обладает, но, как и у Хагена, они глубоко запрятаны.

… Синдия вздохнула, прижалась к мужу – все перемелется, все будет хорошо. Прочь, глупые страхи!

– Ты сегодня получил послание по субпространственной связи? Что там?..

Марк убрал руку с плеча жены.

– Плохие новости.

– Поделись, Маркус.

– Две недели назад один из приятелей Бум Бума – крондак, член Магистрата – проговорился, что на базе Одиннадцатого флота, на планете Молакар, тайно собирают звездолеты, способные преодолевать лимбо с большим Дф. Наши эксперты пытаются осмыслить, что бы это могло значить. Как раз по этому поводу и собралась конференция в Конкорде. В самый ее разгар ты вызвала меня.

– Молакар? Так это же мир крондаков Тау-Сети.

– Точно.

Она резко выпрямилась в шезлонге.

– Но зачем крондакам все это надо?

– Причин может быть много. Государство Земля не имеет своих осведомителей среди крондаков, так что мы можем только строить догадки.

Дело в том, что крондаки – самая могучая в сверхчувственном смысле раса в Содружестве132, а Молакар расположен меньше чем в двенадцати световых годах от Земли. Эта планета была плацдармом для Великого Вторжения.

Синдия смотрела на него во все глаза.

– Святая Дева Мария! Ты считаешь, что Содружество решило нанести упреждающий удар по Земле? Подвергнуть ее карантину?

Марк поднялся, вышел на балкон, молча глянул в сторону отливающей серебряным светом спокойной водной глади. Киты уже уплыли далеко-далеко… – Нет, что-то здесь не так. Женщина-крондак, которая сообщила Бум-Буму эту новость, не видит в ней ничего ни сверхординарного, ни загадочного.

Иначе бы она и не заикнулась об этом. Однако нам нельзя оставлять подобную информацию без внимания… Я уже передал Рори приказ подготовить оружие к отправке на Астрахань.

– Ты собираешься вооружить эти звездные исключая, конечно, этих непонятных лилмиюов транспортники? О, Марк, если верные Содружеству люди обнаружат это… – Да, риск существует, но это дальняя перспектива.

Тереков уже связался с тремя фрахтовщиками, которые могли бы тихо провернуть эту доставку.

К тому же он клянется, что все будет шито-крыто – мол, он гарантирует полную секретность. Ко нечно, иметь уже подготовленные корабли – это большая удача, однако и случайности нельзя не учитывать. Подготовленные к боям корабли – очень соблазнительная приманка для некоторых горячих голов, которых немало в наших рядах. Им, как мне сообщают информаторы, уже «надоели цепи Оуэна Бланшара». Они рвутся в бой. Этих надо приструнить в первую очередь.

Он вновь вернулся в комнату, встал возле жены на колени, взял ее руки в свои, попытался успокоить.

– Для того чтобы обеспечить блокаду Земли, необходимо иметь несколько сотен крейсеров. Есть ли они у крондаков? Да, есть… Отсюда версия:

Содружество делает то же, что и мы. То есть оно начало расставлять фигуры на доске, незаметно двигать их, выбирать лучшие позиции. Но в ближайшие два года войны не будет. А то и в три… Расы экзотиков обязаны сперва официально предупредить землян – на это требуется время, потом ждать результатов обсуждения… Так что время у нас есть, вот только воспользоваться им мы должны разумно. Прежде всего необходимо создать Ментального человека.

– Но согласно расчетам, на это потребуется не меньше пяти лет?..

– Мы внесли важные изменения в проект. Я собирался рассказать тебе об этом, когда зародыши будут подготовлены к родам, но лучше это сделать сейчас. Мы нашли способ значительно ускорить созревание метаспособностей у этих объектов.

Она вроде бы равнодушно восприняла это известие, но душу словно бы окатило волной отвращения. Отлегло, только когда он принялся объяснять, какую новую схему предложил доктор Стейнбренер. Ее надо было внедрить в течение ближайших двух недель.

– Мы перевезем детей на Оканагон сразу, как только их состояние стабилизируется после проведения необходимых мероприятий, – продолжал Марк. – Обучение будет проведено там, где мы и планировали с самого начала. Под присмотром Кастелайн и Джейка Вассермана в непроходимых джунглях уже построена специальная школа. Это где то на реке Осойя… Мне тоже придется перебраться на Оканагон, чтобы контролировать ход работ.

– И… ты думаешь взвалить это на меня? – Голос у Синдии как-то разом сел. Эта новость ошеломила ее. Взять на себя заботу об этих детях? Почему то в сознании мелькнуло слово «несчастных»… Это слишком, у них, этих выкормышей из пробирок, такие перспективы… Но от этого они не становятся менее детьми. Быть им матерью – этакой, знаете, общественницей, не за страх, а за совесть готовящей их… К чему же она должна была их готовить? Теперь в голове все перепуталось, она не могла найти на это ответ.

– У меня масса других забот, я. не МОГУ разорваться, – сказал Марк. – Напряжение нарастает, а я не хочу выпускать это дело из семейных, так сказать, рук. Здесь, на Земле, мне ещё предстоит демонтировать СЕРЕМ, вывезти все ценное оборудование на Оканагон. Лучшего места для нашей штаб-квартиры не найдешь. Тебе понравится этот мир… Синдия по-прежнему безмолвно смотрела на него.

Неужели это ее муж, отец ее детей, крещенный в младенчестве человек, будущий отец Ментального человека? Неужели это все он?..

Голова пошла кругом. Марк почувствовал ее растерянность.

– Я знаю, процедура энцефализации может сначала показаться тебе ужасной и кощунственной, – мягко сказал он. – Но там вовсе не будет физической боли. Единственное, чего мы желаем, это избавить детишек от тех мучений, которые пришлось испытать Джеку во время избавления от тела. Ментальный человек не может попусту тратить сверхчувственную энергию на то, чтобы выжить. Мы стараемся сделать так, чтобы его блистательные мысленные способности созрели раньше, чем это случилось у Джека. Стейнбренер считает, что у нас есть замечательный шанс добиться, чтобы у ребят уровень метаспособностей был еще выше, чем у Джека, – особенно в наиважнейшей метасотворительной функции.

– Которая к тому же будет усилена с помощью ЦГ… – Да. Нам пришлось сконструировать особую модель 600Х. Когда тренировочный период завершится, Ментальные люди будут совсем еще малышами, поэтому мы должны быть уверены, что они станут подчиняться приказам взрослых.

Особенно во время организации метаконцерта. Их, собственно, для этого и готовят – они способны во много раз повысить мощь нашего метаединения.

– Ты уверен, – прошептала Синдия, – что завершение этого проекта обеспечит нам победу?

– Да, я верю! Некоторые наши лидеры не понимают, почему я отдаю столько сил и времени этому проекту, а не, скажем, вооружению звездолетов.

Если Ментальный человек будет в наших рядах, все остальные средства для ведения вооруженной борьбы уже станут не нужны. Если сотня подобных детишек будет объединена в метаконцерт под моим, или Алекса, или Оуэна Бланшара, или Элен Стрэнфолд руководством, мы сможем отразить любую угрозу, которая возникнет со стороны Содружества, – сверхчувственную или физическую.

Расчеты на компьютере убеждают меня в этом. Они верны при любых условиях… Когда мы будем готовы, я намерен продемонстрировать наши возможности Содружеству. Экзотикам не останется ничего другого, как уступить нашим требованиям. Мы победим без всякого кровопролития, не вступая в войну. Некоторое время Синдия молчала, потом спросила:

– Когда все закончится, Ментальные детишки смогут использовать свою удивительную силу, чтобы восстановить человеческий облик? Как Джек?..

На лице Марка появилась кривая усмешка.

– Если они этого захотят, то – конечно… Но скорее всего они не почувствуют в этом необходимости.

Энцефализация – это ступень! Это следующий шаг в эволюционном развитии. Я давным-давно подсознательно чувствовал это, но не мог смириться.

Жаль, что тебе никогда не приходилось видеть моего брата в бестелесном состоянии. Это не просто красиво – это элегантно!.. Ничего похожего на привидение или подобную муру. Это удивительное состояние – существовать без тела! Великолепное, непостижимое. Физический облик для Ментального человека будет чем-то вроде одежонки. Вот что яв ляется следующей ступенью эволюции. Джек – он один, поэтому чувствует потребность обзавестись телом, чтобы быть вместе со всеми. Но когда Ментальный человек будет исчис ляться в миллионах экземпляров, ему станут не нужны подобные елочные игрушки. Кого мы производим? Детей… Маленьких таких ребеночков. Наши специалисты утверждают, что почти наверняка в результате энцефализации даже скрытые метаспособности должны проявиться – в определенное время и при соответствующих условиях.

– Даже скрытые? – переспросила Синдия.

– О да! Это ведь здорово, не правда ли?..



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.