авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 14 |

«Джулиан Мэй Магнификат Серия «Галактическое Содружество», книга 4 Вычитка – Наташа ...»

-- [ Страница 9 ] --

Чаще всего круфол возникает на побережье Лох Мора. В зимний период, когда дуют сильные ветры, образуются вихри, которые засасывают с поверхности моря простейшие организмы Xenohy drobdella praecipitans, в ирландском написании криум фертан. В длину они достигают одного-двух сантиметров, цвет ярко-красный или бурый. Вместе с дождем они выпадают на землю. Морской планктон в целом безвреден для окружающей среды, хотя может причинить временные неудобства морякам и туристам, отдыхающим на пляжах. Эта масса обладает вяжущим свойством из-за повышенного содержания желатина, затрудняет видимость. В сухом виде это ценнейшее органическое вещество.

Для более детальной информации скажите, пожа луйста, ЕЩЕ».

Последних слов Людмила уже не слышала – машина на глазах покрывалась снаружи алой непрозрачной коркой.

В этот момент Тереков подал голос:

– Они там, Мила. Точно, там. Здесь есть спуск – плохонький, конечно, но машина может пройти.

– Ты что, не видишь, черт тебя побери! – взорвалась Людмила. – Попробуй дверь открой. Нас тут навсегда замуровало.

Компьютерный голос добавил:

«Это движущее средство оборудовано специальными скребками и раствором, смывающим пленку круфола. Для начала очистки, пожалуйста, произнесите: „Приступай! “ – Иди ты к черту! – Людмила совсем вышла из себя. На ее лице появилась гримаса ненависти, она оскалила зубы. – Ты, истукан дерьмовый! Почему молчал раньше? ПРИСТУПАЙ!

Вся операция заняла несколько минут. Как только ветровое стекло очистилось, Людмила тронулась с места, проехала метров пятьдесят и обнаружила развилку. Эта дорога вела к самой воде, теперь и Людмила ясно видела это дальновидящим взглядом.

Женщина тут же передала управление компьютеру и приказала спускаться на пляж. Автомат без возражений начал выполнять приказание.

Тяжелый бронированный «мерседес» не спеша сползал по мокрому гравию. Скоро пассажиры смогли различить на галечном пляже трех человек – двух мужчин и женщину, одетых в ярко-желтые защитные костюмы. В руках одного из них был лазерный резак, с помощью которого он разделывал тушу какого-то огромного морского животного, двое других оттаскивали куски. Небольшой тягач на гусеничном ходу стоял неподалеку, в него и грузили куски мяса.

На борту прицепа виднелась надпись « АН-Л ЕХТ ОРГАНИК лтд», а ниже – «Утилизация отходов».

– Открой окно, – тихо сказала Людмила. – Возьми тридикамеру.

Руслан молча выполнил указание. Машина остановилась метрах в десяти от уборщиков. Тереков высунулся из окна и принялся снимать, как они работают. Те не обратили на вновь прибывших никакого внимания – один, правда, небрежно по махал рукой, потом погрузил отрезанный кусок туши на антигравитационные носилки.

Подчиняясь его команде, носилки подплыли к прицепу и выбросили туда содержимое. Когда человек проходил мимо автомобиля, он спросил на ходу:

– Туристы, должно быть?

Руслан с готовностью и некоторым подобострастием заулыбался и закивал. Тут в соседнее окошко высунулась и Людмила.

Тот рабочий, который заговорил с ними, вероятно, посчитал, что туристам надо кое-что объяснить.

– Это падаль… Грязь, сор. Надо убрать, чтобы не засорять нашу чудесную планету.

Руслан и Людмила закивали еще энергичнее.

Ливень к тому моменту почти совсем прекратился, что и подтвердил глянувший на небо и ткнувший в него пальцем мусорщик.

– Круфол кончился… Хорошо. – Он показал глупым туристам сложенные в колечко пальцы.

– Понятно, понятно, – закивала Людмила. – Гражданин, вы не скажете нам, что это за животное?

– Олфейстмхара. Одно из местных морских животных. Помесь черепахи и кальмара. Беда, если вы встретитесь с ним в открытом море на утлой лодчонке. Их, правда, мало осталось. Вон там, – он махнул куда-то в сторону, – у них заповедник, но здесь, за его границами, это наша законная добыча.

Вы сами откуда?

– Мы – русские, с Астрахани, – ответил Руслан. – Вы не будете возражать, если мы посмотрим на него поближе?

Мусорщик пожал плечами.

– Дело хозяйское. Только смотрите не испачкайте одежду. Да, вот еще что… Этот зверь еще жив, держитесь от него подальше, чтобы он не задел вас щупальцем.

Туристы вышли из машины и, осторожно ступая по мокрым каменным плитам, направились к туше.

Руслан сжимал в руках тридикамеру. Сильный ветер едва не сбил их с ног, но Гидра поддержала хозяина.

Мелкие брызги соленой воды намочили одежду, однако эти двое уже не замечали ничего – все их внимание было направлено на жертвы.

Людмила обратилась к Терекову на телепатическом коде: Прежде всего их надо лишить возможности двигаться. Сразу сжимаем их метасокрушителъным усилием. Затем отводим в скалы и выбираем подходящую расселину, чтобы не было видно с дороги. А потом за пиршество. С тобой все в порядке? Ты уверен?..

Глаза у Терекова блеснули. Все прекрасно, Мила!

Я уже развеселился… Ты только посмотри – трое молодых, здоровых и к тому же операнты. Надо же, какая удача!..

Когда они подошли к мусорщикам, Руслан мысленно попросил их: Пожалуйста! Вы не можете на секундочку отвлечься?

Я только сниму вас. Ага, вот так, встаньте впереди туши. Кучнее, кучнее… Широко улыбаясь, приезжие мужчина и женщина сцепили руки. Их сознания слились.

ТЕПЕРЬ ВЫ НАШИ. ЯСНО?

Местные жители неожиданно пошатнулись, словно их ветром ударило. Затем медленно выпрямились и удивленно уставились на странных туристов.

ВЫ ПОЙДЕТЕ С НАМИ.

Трое мусорщиков одновременно повернулись и в ногу зашагали в сторону прибрежного откоса. Там они вошли в узкий мокрый коридор – еще несколько шагов, и вся группа оказалась как бы в каменном мешке. Здесь росло множество каких-то ползучих растений. Дождь совсем прекратился, только рев ветра глухо залетал в эту западню.

ТЫ… И ТЫ. САДИТЕСЬ.

Мужчины неуклюже опустились на камни.

Женщина осталась стоять. Ее водило из стороны в сторону, она все еще в недоумении следила за действиями непрошеных гостей. Гидра приблизилась к ней, сорвала с головы прорезиненную шляпу – густые каштановые волосы упали женщине на плечи. Ей было не больше двадцати лет. Щечки розовые, пухлые губки… Гидра не поленилась руками расстегнуть пояс и до конца сдвинуть молнию, потом мысленным усилием стянула с женщины желтый защитный костюм. Та осталась в одном белье. Крепкие соски резко выделялись из-под легкой комбинации. Фигура у нее была хорошая, не больше того… Гидра даже презрительно усмехнулась и схватила ее за плечи. В ту же секунду рот жертвы открылся в безмолвном крике. Он болью и ужасом отозвался в сознаниях двоих сидящих на корточках мужчин.

Гидра сказала: Эта готова. Ты/ты можешь полакомиться112.

Фурия сняла зимнее пальто и шапку. Глаза ее теперь посвечивали удивительным голубоватым светом.

Приблизившись, она принялась осматривать отупевшую от ужаса женщину, потом неожиданно коснулась указательным пальцем ее макушки.

Волосы у женщины встали дыбом, лицо исказилось от боли. Тут же что-то ярко полыхнуло, и запахло горелыми волосами. Жертва забилась в крепкой зрительный образ хватке Гидры, потом ее голова склонилась на грудь, и над обожженным до костей черепом начала разгораться огненная корона, состав ленная из множества лепестков.

Возьми ее Фурия схвати и возьми ее!

Теперь это чудовище принялось обнимать угасающую женщину. Оно прижалось к ней, начало сжимать горящую плоть, ломать кости… Его аура заметно усилилась, поглотила жертву и засияла изумрудным светом с оттенком лазури. Фурия мысленно подняла голову женщины и впилась губами в ее губы. Та обмякла, кожа начала обугливаться… Ты… должна показать мне/мне, как это делается, дражайшая Гидра.

Ты/ты сама знаешь как. Посмотри113, вот места семи чакр. Вдоль головы и спинного хребта… Вот их одну за другой… Да. Да, я/я понимаю… Собственная аура Гидры тоже разгоралась все ярче и ярче, по краям она окрасилась золотом, отливающим в багрянец. Гидра сорвала с места старшего мужчину – тот двигался, словно марионетка, – мысленным усилием сорвала с него одежду, обняла его голову и одним движением руки сломала ему шею. Голова человека как-то странно зрительный образ повернулась и повисла. Гидра приступила к пиру.

Вот как! – торжествующе кричала она, обращаясь к Фурии, смотри, вот как!

Неожиданно она и ее жертва исчезли в ярчайшей вспышке и тут же вновь появились – Гидра облизывалась, ее жертва стала похожа на головешку.

Фурия наконец покончила с женщиной, над головой у нее по-прежнему сияла корона. Чудовище все еще было голодно – оно вскинуло в указующем жесте руку, и Гидра, наевшаяся, почувствовавшая силу, подняла в воздух оставшегося в живых мужчину и швырнула его в сторону Фурии.

Три похожих на головешки тела лежали рядком на осклизлых каменных плитах.

– Вот теперь я сыта, – спокойно сказала Фурия и подмигнула Гидре. – Все метафункции в норме.

Гидра безмолвно опустилась на колени перед хозяином.

– Я виновна, – прошептала она, – я виновна в злом умысле. Накажи меня.

– Раздели со мной мою силу, моя дражайшая, и больше никогда не испытывай сомнений. – Фурия подняла ее, обняла, и они слились во вспышке пламени.

Распавшись, они вновь почувствовали себя Русланом Терековым и Людмилой Аржановой.

Быстро оделись, вышли на берег.

Шторм уже кончился, однако ветер все еще завывал. Животное уже было мертво. Тереков осторожно отделил щупальце, поместил на коготь обрывок защитного костюма и мысленно забросил все это за линию наивысшего прилива. Времени больше терять было нельзя – они вдвоем с помощью метасотворительной силы вытолкали «мерседес»

на шоссе и в последний раз глянули на место, где разыгралась трагедия – одна из многих, какие случаются в прибрежной полосе.

Сектор 12: звезда 12-370- Планета 7 энайр 2080 года 15 февраля 2080 года Это был такой ужас!.. С которого все началось… Просто до пяток прожгло!

Рори Малдоуни, конечно, догадывался, что Патриция Кастелайн осведомлена о запасе всевозможного – в том числе и двойного назначения – оборудования, которое он собирал долгие годы.

Впрочем, ему тоже было хорошо известно, что она, в свою очередь, без конца попустительствовала кое-каким людишкам, занявшимся незаконным изготовлением ЦГ-шлемов. И не только она одна… Еще эти с Сацума. Япошки задрипанные… В конце концов, все они люди солидные, умеющие соблюдать правила игры и не совать нос в чужой карман. Но чтобы какая-то сопливая секретаришка, помощница Пэт по имени Лайнел Роджер посмела вести себя так дерзко – этого он и вообразить себе не мог.

Ретла Хиберния Тем не менее посмела! Случилось это в 2078 году.

Мало того, что отважилась, но и всерьез припугнула Рори Малдоуни. Вот это уже ни в какие ворота не лезло!

Помнится, тогда на Оканагоне был устроен прощальный вечер. Эта самая Лайнел сумела отвести его в сторону, загнала в темный угол и начала страшный разговор.

– Я нуждаюсь в вашем совете, Дирижер, – после недолгой светской болтовни сказала она. – Давайте представим гипотетическую ситуацию.

Предположим, что какой-то высокопоставленный чиновник, склоняющийся на сторону оппозиции, устроил у себя тайник, в котором хранит большую коллекцию оружия. Все – первоклассного качества, особенно большие бластеры, пригодные для наступательного боя.

Собственно, в первый момент Рори ничего, кроме недоумения, не почувствовал: зачем эта девка лезет не в свое дело? Ладно, он успеет ее осадить, поэтому он только натужно рас смеялся и попытался было выскользнуть из угла. Не тут-то было. Эта девица крепко держала его.

– Далее предположим, – невозмутимо продолжала она, – что это официальное лицо год от года пополняет свою коллекцию, и почему-то исключительно незаконными экспоната ми, то есть оружием. Все это делается с той целью – так считает это высокопоставленное лицо, – что скоро наступит день, когда все эти запасы понадобятся его единомышленни кам, которые собираются выступить за свободу и против Галактического Содружества.

Рори, уже не скрывая изумления, глянул на женщину. Он был слишком ошеломлен, чтобы что-то отрицать, а Лайнел тем временем продолжала:

– Однако вот в чем загвоздка. Без средств доставки, без межзвездных кораблей, способных нести боевые системы, все эти запасы яйца выеденного не стоят. Кажется, ясно, что следует предпринять в первую очередь, но нет!.. Этот самый надутый индюк полагает, что нужно заняться другим вопросом. Например, украсть у крондаков фотонные пушки и бомбы, начиненные антиматерией, спрятать все это на Консилиуме и начать шантажировать Галактическое Содружество.

Эта девка совсем рехнулась? О таком разве можно говорить вслух! – Предположим вот еще что. Некий человек, тоже занимающий немалый пост, знает, как снабдить повстанцев подобными кораблями. Что бы вы На самом деле идея с шантажом была его любимым детищем, он постоянно отстаивал ее на заседаниях Исполни тельного комитета посоветовали этому человеку? Как ему следует поступить – сначала обсудить этот вопрос с тем высокопоставленным лицом, которое сидит на горе оружия, или сразу обратиться к Марку Ремиларду и выложить ему всю информацию?

Теперь было не до шуток. Рори отодвинул женщину к стене, навис над нею, включил свою метасокрушительную силу. Хватит притворяться дурочкой черт тебя побери говори что ты знаешь.

Лайнел Роджер продолжала улыбаться, теперь уже с какой-то ехидцей. Она, ни слова не говоря, открыла ему часть своего сознания, чтобы Малдоуни сам увидел, как все можно устроить с кораблями.

Когда до него дошло, он отпустил ее и засмеялся.

На Астрахани ? Ты с ума сошла, маленькая сучка!

Когда-то процветавшие корабельные верфи на четвертой «русской» планете в настоящее время были на грани закрытия. Верная последовательница Галактического Единства, Дирижер Астрахани Ксения Кудряшова на поверку оказалась никудышным работником – этакой мечтательницей с мистическим уклоном. О Генеральном интенданте Терекове и говорить нечего – этот вообще был известен всей Галактике как куча дерьма, скопище всех пороков.

Он и держался у власти только благодаря негласной поддержке оппозиционеров, к которым примкнул еще в молодости и никаких шатаний не испытывал. Рори Малдоуни не очень вдавался в политические интриги на Астрахани – ему самому дел хватало, но вот в чем он был уверен, так это в том, что Новониколаевскому заводу не видать этого заказа как своих ушей.

И даже если невозможное случится, то как мятежники смогут заполучить эти корабли и не привлечь при этом внимания верных Содружеству граждан?

Действительно, как?

– Да, здесь есть проблема, – согласилась Лайнел, потом вдруг откровенно зевнула, будто этот разговор перестал интересовать ее. – Но для вас лично трудность в другом. Что, если какое-нибудь важное лицо на Астрахани обратится с подобным предложением прямо к Марку Ремиларду? Учтите, что Марк и другие влиятельные члены Исполкома отнесутся к этому проекту очень серьезно. При этом сие важное лицо добавит, что обращался за содействием к вам, но поддержки не нашел. Как на это посмотрят лидеры оппозиции? Не останетесь ли вы в одиночестве, как толстый жадный дракон из ирландских сказок, который всю жизнь пролежал на куче золота? Пока не пришел храбрый рыцарь и не снес ему башку… Интересно, как рассудят вожди?

Сочтут они это простой глупостью со стороны Рори или чем-то похуже?

Вот когда Дирижер Хибернии потерял дар речи.

Какая наглость! Да он эту маленькую сучку одним пальцем раздавит!.. Не тут-то было! Лайнел сама отошла от него, а он так и остался стоять, терзаясь страхом и ненавистью.

Потом он имел серьезный, на повышенных тонах, разговор с Патрицией Кастелайн. Он обратился к ней с вопросом, допустим ли подобный способ общения между единомышлен никами. Та решительно начала настаивать, что слыхом не слыхивала ни о чем подобном. И никогда не уполномочивала Роджер!..

Конечно, что она, опытная стерва, могла еще сказать?

Так и ждет момента, чтобы укусить. Чтобы выставить его в идиотском свете.

Через неделю – новая напасть. Лайнел Роджер во время штурма вершины сорвалась в пропасть.

Теперь с нее взятки были гладки, тем более что и тела не смогли достать.

После ее гибели Рори Малдоуни сразу успокоился – игра эта оказалась куда более серьезной, чем просто розыгрыш Патриции Кастелайн. Какие-то более мощные силы поуча ствовали в ней, и гибель глупой Лайнел тому свидетельством. Тем не менее он решил держаться подальше от этой Кастелайн. И затаил злобу.

Дальше события пошли совершенно непонятным образом. Что там происходило на Астрахани, понять было невозможно. Он бы никогда не поверил, что Руслан Тереков способен взяться за ум, но факт оставался фактом: тот очень быстро привел в чувство бандитские кланы. Всего за несколько месяцев планета словно ожила, и в довершение всего Новониколаевский завод получил подряд от коммерческого Директората.

Услышав эту новость, Рори чуть дара речи не лишился и крепко задумался. Однако долго размышлять ему не пришлось – недели три назад Руслан Тереков связался с ним по межзвездной связи и предложил встретиться. Вопрос, который он хотел обсудить, касался «организации промышленного консорциума по производству космических движущихся средств, в который вошли бы Астрахань и Хиберния». Рори ответил согласием, потом долго сидел с открытым ртом. Когда же он наконец опомнился и сжал челюсти, то сразу нашел решение этой сложной и запутанной интриги. Значит, консорциум? Между Астраханью и Хибернией?

Замечательно! Только на Хибернии не было тяжелой промышленности – планета жила за счет сельского хозяйства и легкой индустрии. И неплохо жила… Выходит, консорциум? Отлично!

В тот же день он отправился на Землю и лично выложил Марку Ремиларду все свои сомнения – вот так и вывалил целый ворох. Разговаривал спокойно, даже с некоторой оби дой: что же это творится у нас в высшем руководстве, гражданин Ремилард?

Разве можно так обращаться со старым и преданным бойцом?

К его удивлению, Марк выслушал его очень серьезно. Даже не улыбнулся.

В назначенный день Рори Малдоуни вылетел в отель «Граньюэл-хаус», где его ждал Тереков.

Слава Богу, что погода наладилась, и о вчерашнем круфоле напоминала только висящая в воздухе легкая красноватая пыльца. Небо совсем очистилось и радужно посверкивало над куполом рокрафта.

Гости ожидали его в холле, который больше походил на гостиную. Астраханский Генеральный интендант был крепок как дуб, лицо суровое, глаза прищурены. В нем сразу чувствовалась неодолимая ментальная сила. Рот вполне славянских очертаний – широкий, с тонкими губами. При разговоре он чуть выдвигал вперед нижнюю челюсть – ну прямо как ящик письменного стола… При этом его лицо становилось злым и недобрым. Хорошо, что говорил он мало и на вопросы отвечал односложно.

Под стать ему была и его помощница по кадрам Людмила Аржанова. Красавица-то красавица и одета в черное, облегающее фигуру кожаное платье, однако суровый взгляд и стиснутые губы делали ее похожей на богиню мщения. Рядом с этими людьми Рори сразу почувствовал себя неуютно. По крайней мере, ему сразу стало ясно, откуда ветер дует и почему Тереков вдруг так резко изменился. С такой дамочкой сразу забудешь о шальных глупостях.

После короткого обмена приветствиями Рори Малдоуни поинтересовался, какое впечатление произвела на них вчерашняя поездка.

– Это было занятное путешествие, – снисходительно улыбнулся Тереков. – Если не считать, что этой ночью мы почему-то подверглись допросу со стороны полицейского офицера.

Допросу? – Тереков неожиданно спросил сам себя и сам ответил: – Нет, скорее он проинформировал нас, что на побережье, к западу от отеля, случился неприятный инцидент. Ка кое-то морское чудовище расправилось с тремя рабочими. Оно утащило их в воду. Этот полицейский допросил нас, поскольку, как он утверждает, кроме нас, в том районе никого не было. Мы объяснили ему, что не располагаем никакой полезной информацией, но, кажется, его наш ответ не удовлетворил.

– Генеральный интендант озабочен, – подала голос Людмила Аржанова117. – Секретность нашей встречи может оказаться под вопросом. Полицейские начнут интересоваться, зачем и куда мы поехали, да еще в такую пору. Зачем все это?

– Что взять с этих идиотов копов! – проворчал Малдоуни. – Этот вопрос мы сейчас решим.

Он вызвал по видеофону Магистрат в столице и быстро выяснил все обстоятельства дела. Никаких останков на берегу найдено не было. Рори выслушал офицера полиции и приказал оставить гостей в покое.

Тот был очень раздражен подобным вмешательством в следствие и не скрывал этого, но вынужден был подчиниться.

– Надеюсь, вы удовлетворены? – спросил он Терекова. В ответ кивнула Людмила:

– Этим необходимо было заняться в первую очередь. Если кто-нибудь пронюхает о том, сколько важных персон соберется на вашем острове… И вот еще что. Я по поводу этого тупого полицейского… Он так ничего и не понял. Мы на Астрахани никогда бы не допустили ничего подобного.

В этот момент Тереков резко поднялся со своего места.

– Все, хватит разговоров! Нам всем необходимо к удивлению Рори, голосок у нее оказался мелодичный, даже с некоторым кокетством, которое так не подходило к ее черному платью как можно быстрее добраться до острова! – Затем он обратился к Рори: – Вы, пожалуйста, разберитесь с нашим счетом, а мы подождем вас в рокрафте.

С этими словами он вместе с Людмилой направился к выходу. Рори Малдоуни обратил взор к небесам, однако подавил гнев и лично расплатился за гостей.

До острова было недалеко, и все это время Людмила Аржанова не проронила ни слова. Тереков отвечал, но как-то нехотя, не глядя на собеседника.

Даже когда с одной из ближайших прибрежных скал сорвался гигантский тероптерий – разновидность местных летающих ящеров – и с жутким криком по какой-то замысловатой спирали помчался в сторону открытого моря, Генеральный интендант сухо произнес:

– Очень интересно.

Малдоуни недоумевал – за кого его принимают эти два гордеца? Чем он, собственно, провинился перед ними? Рокрафт он сажал молча и заговорил, только когда они подошли к дому:.

– Все приглашенные уже прибыли, кроме Марка Ремиларда и Алекса Маниона. Они должны появиться с минуты на минуту. Я провожу вас и покажу ваши апартаменты. Там вы можете освежиться. Ланч через час, после него моя дочь Синдия покажет вам хранилище. Она инженер и отвечает за сохранность коллекции.

– Это ваша частная коллекция? – поинтересовался Руслан. – Именно этими экспонатами вы и собираетесь вооружить звездные корабли?

– Это добровольный дар планеты Хиберния нашему общему делу – Малдоуни решил перейти на официальный тон. – Так сказать, первый взнос.

– Конечно, – согласился Тереков и несколько смягчил тон. – Для нас, астраханцев, большая честь – оказать посильную помощь в деле разгрома экзотиков. С этой целью мы и внесли наше предложение. Надеемся, что оно будет принято. Полагаю, офицеры космического флота тоже прибыли на совещание. Их экспертная оценка очень важна. Хотя и ее придется проверять и проверять… – Сам Оуэн Бланшар здесь, вместе с ним еще два высших офицера из командования Двенадцатого флота – его первый заместитель и начальник оперативного отдела Рагнар Гален и заместитель Галена Уолтер Саастамойнен. На конференции также будут присутствовать Корделия Варшава – она отвечает за стратегическое планирование, профессор Анна Гаврыс, Хироси Кодама и Патриция Кастелайн. Все они являются членами Исполкома и входят в образованное при комитете военное бюро.

Надеюсь, вам известно, что окончательное слово по вопросу строительства космических транспортов, способных нести разные системы вооружения, принадлежит Марку Ремиларду.

– То есть как? – Руслан Тереков не мог скрыть удивления. – Разве он не должен подчиняться решению большинства Исполнительного комитета?

– Нет. – Рори даже почувствовал некоторое удовлетворение – этого наглеца тоже можно чем то удивить. – Он у нас вроде генералиссимуса.

Только при этом условии он согласился возглавить движение. Иначе, сказал, толку не будет.

Марк, безусловно, выслушивает все мнения, даже может поставить вопрос на голосование, но решение будет принимать единолично.

– Понятно.

– Большинство наших товарищей считают, что у нас нет выбора. – Малдоуни хитро глянул на гостей. – Однако в этом есть свои трудности.

Как только звездолет приземлился в космопорту возле столицы Хибернии, Марк тут же перетащил Алекса Маниона в заранее арендованный рокрафт и уже в полете коротко изви нился перед ним.

– Прости, что доставил тебя с Земли на такой скорости. Рад, что ты держался молодцом.

Алекс с трудом улыбнулся:

– Как видишь, я выжил. Хотя такое количество Дф мне явно не по нутру.

Марк облегченно засмеялся. «Вот и хорошо, – отметил он про себя, – скоро очухаешься». Он набрал программу на клавиатуре, и рокрафт взял курс на округ Конемара.

– Я бы не стал вытаскивать тебя из Кембриджа, однако дело не терпит отлагательства. Вопрос очень важный. Если тебя это утешит, то могу сказать, что с Орба на Землю я летел с еще большим количеством Дф. Едва концы не отдал… Там, на Орбе, я демонстрировал этим крондакам из Директората по метафункциям нашу новую модель с полным телесным охлаждением. Хочу похвастаться: в ней кое-что переделал, кое-что усовершенствовал, и они были удовлетворены… – Крондаки? Удовлетворены?! – Алекс даже растерялся.

– Да. – Марк развел руками. – Теперь наш церебральный генератор 600Х условно одобрен для использования в геофизических целях на новых планетах. Вот так! – Он снова развел руками. – И знаешь, что удивительно – никто из членов Директоратов по науке и по Единству не явился на испытания. Никто не посмел сунуть нам палку в колеса! Пока мы им рты не заткнули – правда, ненадолго. В окончательное заключение все таки внесли пункт, запрещающий «неприемлемое»

использование ЦГ.

– Ну, поздравляю! Тем более что пока «неприемлемое» использование преобладает, не так ли?

– Спасибо. Сегодняшняя наша встреча как раз и поможет более точно очертить возможности этого «неприемлемого» использования.

– Ты мне лучше расскажи об этом странном душевном согласии между русскими и Рори Малдоуни. Что они, черт побери, задумали?

– Наше военное бюро собралось, чтобы обсудить одно очень заманчивое предложение. Астраханцы предложили внести в конструкцию межзвездных транспортников некоторые изменения, которые позволят в короткий срок переоборудовать их в боевые корабли. Более того, русские предлагают уже сразу в ходе постройки вооружать эти суда – скрытно, конечно, – кое-какими системами, которые в запасе у Рори. У того, оказывается, целый склад подобного оборудования.

– Это замечательно!

– Не совсем так. Вся загвоздка в самих кораблях.

Вернее, в процессе сборки и монтажа оружия. Все это сопряжено с огромным риском. Наши карты могут быть раскрыты раньше срока.

– Я не понимаю. Что, это оружие неэффективно?

– Наоборот. Оно создано в результате самых последних разработок и является модификацией самого обычного оборудования.

– Тогда в чем же проблема? Для того чтобы начать боевые действия, нам необходимы корабли – даже если все это выльется в один грандиозный блеф, как многие из нас надеются. Вспомни, что сказал Вольтер: «Dieu est toujours pour les gros bataillons! » – Как раз нет. Особенно если при виде больших батальонов кровь ударяет в голову некоторым нашим нетерпеливым товарищам и они начинают к месту и не к месту вопить, что пора переходить к решительным действиям. С другой стороны, некоторые из наших сверхосторожных конспираторов – и ирландский Дирижер среди них – все еще верят, что мы сможем заставить Галактическое Содружество капитулировать. Стоит нам только продемонстрировать боевые корабли, и все они там на Орбе сразу поднимут ручки кверху. Мол, соображения гуманности не позволят им развязать звездную войну. Ага, войну вроде тех, что так часто показывает по тридивидению… Подобные Бог всегда на стороне больших батальонов!

стратегические планы обрекают нас на поражение. В Метапсихическом восстании Бог на стороне большего количества сознаний, а не грозных орудий.

– Я бы охотно согласился с тобой, но… – Понимаю. Алекс, это не только мое личное мнение. После того как мне предложили возглавить оппозицию, я пять недель провел в Оксфорде, где изучал стратегию. Там же мы – я, Корделия Варшава, Элен Стрэнфолд и Алонзо Ярроу – провели несколько учебных военных игр. Мы изучили с дюжину самых разнообразных сценариев нападения, в которых применялись все виды оружия – от лазерных орудий и бомб с антиматерией до церебральных усилителей. Результат все время получался один и тот же: если наши силы столкнутся лицом к лицу с объединенным метасотворительным концертом, который будет включать все сознания, поддерживающие Содружество, мы будем разбиты.

При этом не имеет значения, сколько у нас будет лазерных пушек или оперантов, умеющих обращаться с Е-18. Соединенный разум экзотиков заставит нас вернуться в Содружество.

Только единая человеческая метапсихическая мощь может гарантировать нам другой исход – выход из Содружества без всякого риска разрушения галактической цивилизации. Надеюсь, ты согласишься с тем, что руины нам не нужны и гибель разумных рас тоже не входит в наши планы. Я знаю, о чем ты подумал – о наших ЦГ 600Х. Если их применить, как ты полагаешь, то мы сможем уравнять наши силы. Заблуждаешься!..

Где мы найдем столько блистательных оперантов, которые были бы в состоянии обращаться с ними?

Я подсчитывал – для окончательной победы нам не обходимо иметь около девяти тысяч человек, способных работать с этими аппаратами.

– У нас нет и половины, – покачал головой Алекс – Я имею в виду, на нашей стороне. И самих 600Х только горстка. Как и где мы сможем наладить их поточное производство?

– Правильно, – сказал Марк. – Прежде чем покинуть Орб, я и Элен просчитали еще одну возможность. Есть вариант… Мы определенно добьемся победы, если вооружим всех наших Магнатов шлемами и прибавим к ним сотню блистательных оперантов с 600Х. Вот тогда мы сможем достичь равенства сил.

– Матерь Божья, Марк! Это значит, что нам не на что рассчитывать. Ты же сам знаешь, что в наших рядах в наличии всего один блистательный Магнат.

– Пока.

Алекс удивленно глянул на него.

Марк отвернулся и принялся внимательно изучать картину, открывавшуюся за прозрачным фонарем рокрафта. Внизу лежала серая, с зеленым отливом морская гладь, ограниченная с юга густой дымкой, в которой проглядывали гребни далекого хребта.

Алекс Манион тоже загляделся на горы. Он боялся нарушить молчание. Сейчас – он ясно понял это – велась мысленная работа, в результате которой Марк примет окончательное решение.

Он даже содрогнулся, представив на мгновение ту ответственность, которая легла на плечи Марка. Следом змейкой вползла ироническая, выглядывающая из-за угла мыслишка: а ведь сам он в эту минуту меньше всего думал об ответственности.

О достижимости победы – да! О необычайной сложности ситуации – тоже! Но только не об ответствен ности.

Прочь, глупые мысли! Он заставил себя успокоиться и взглянуть на положение дел трезво, без эмоций. Не получалось! Никак не выходило.

Неожиданно Марк сказал:

– Наше движение может победить, если в нем примет участие Ментальный человек.

Манион не выдержал.

– Ради Бога! Можешь ты в конце концов трезво посмотреть на вещи? Даже если ты добьешься успеха в осуществлении этого сумасшедшего замысла, пройдут десятилетия, прежде чем он широко войдет в нашу жизнь.

– Глупости! Изучение генов показывает, что их расположение исключительно благоприятно. Джеф Стейнбренер провел исследование эмбрионов в СЕРЕМе. Результаты впечатляющие… Я построил для него новую лабораторию неподалеку от Сиэтла, предоставил ему неограниченную свободу действий и позволил потратить столько средств, сколько он сочтет нужным.

Алекс иронически усмехнулся.

– Нет, ты не смейся. Ты послушай, – разгорячился Марк. – Нормальный человеческий мозг вступает в пору зрелости к девяти годам. К этому сроку формируется вся его структура. Есть веские основания утверждать, что сознание Ментального человека формируется еще раньше. Наша задача – водить экспертов из Содружества за нос до тех пор, пока Ментальный человек не будет готов к сражению.

– Но это же выходит за рамки морали!

Использовать детей!..

– Разве свобода человечества этого не стоит?

Я думаю, стоит. Тем более что Ментальных людей можно воспитывать с самого начала так, чтобы они полностью осознали свою ответственность. В наше время родители-операнты еще в утробе матери проводят специальные сеансы, обучая будущих детей. Ты же не считаешь это аморальным?

– Да, но… – Когда Джеку было девять лет, интеллектуально он был уже совсем взрослым. Это наше тело и наш эмоциональный аппарат созревает так долго. Они, впрочем, так никогда до конца и не созревают… С помощью специальных упражнений Ментальный человек уже в возрасте пяти лет может вполне овладеть метапсихическими функциями. А может, и раньше!

– Но тот проект, о которым ты мне рассказывал, должен фундаментальным образом изменить детское сознание – причем до того момента, когда они смогут выбрать этот путь самостоятельно.

– Но мы же меняем с благородной целью! Мы выводим их разум на более высокую ступень.

Вопросы евгеники вот уже около полутора сотен лет обсуждаются нашими учеными и моралистами, но никто – заметь, никто! – не решился перейти от теории к практике. Наверное, потому, что все они не уверены в том результате, который их ждет. А я уверен!

– Ну, один человек рискнул… – напомнил Манион и создал зрительный образ.

– Не будь ослом!.. – рявкнул Марк. – Гитлер был сумасшедшим! Так, какой-то любителишка, ничего не понимающий ни в оперантском искусстве, ни в биологии. С ограниченными ресурсами… Алекс Манион усмехнулся.

– Марк, я даже не знаю, что сказать. Я всегда считал, что эта твоя идея насчет Ментального человека – блажь какая-то… – Это далеко не блажь. Все необходимое оборудование для реализации этого проекта уже практически готово. Эта проблема теперь перешла из области метафизической, овеянной неким флером неисполнимости, в область техническую.

Даже технологическую… Шиг Морита разработал особый метод выращивания зародыша in-vitro119, при этом экземпляр уже в шесть лет проявляет исключительные метапсихические способности.

Более того, мы разработали особую программу, с помощью которой можно отбирать среди зародышей тех, кто будет обладать блистательными способностями. Джеф Стейнбренер давным-давно занимается подобными вопросами – еще с той поры, когда он был штатным сотрудником Чикагского университета. Он занимался проблемой увеличения метаспособности у нерожденных естественным путем. Но ему помешали эти знатоки и моралисты в пробирке из Отдела по воспитанию нерожденных при правительстве Земли. В СЕРЕМе никому и в голову не придет принимать во внимание вопли подобных консерваторов.

– Для чего, – тихо, но очень четко произнес Манион, – ты рассказываешь мне все это?

Марк улыбнулся и снова посмотрел вдаль.

– Это еще далеко не все. У нас еще столько проектов… – Еще бы!.. Ты не думай, я сразу догадался – есть только одна особь, чьи половые клетки могут обеспечить успех этим экспериментам: это ты сам.

– Правильно. Тщательное изучение моих генов показало, что подобный набор хромосом способен обеспечить не только эффект постоянного омоложения, но и придать созданному на их основе существу способность перемещаться в пространстве с помощью мысли. Более того – хромосомы обеспечат его выживаемость, так сказать, в «идеальном» образе. К сожалению, развитие этих способностей вызывает и рост сопутствующих негативных факторов. Если сказать проще – в геноме начинают накапливаться разрушительные цепочки, но мы надеемся, что сможем подавить их активность.

– Кто же не пожалел яйцеклетки для подобных опытов? Если, конечно, этот вопрос уместен… – Дьердь Кеог. Замечательная, должен тебе сказать, женщина. Очень сильный оперант… Она работает в СЕРЕМе. Дьердь сама предложила свои яйцеклетки для проведения экспериментов. Каждый из ее шестерых детей – гранд-мастер, хотя и в разных областях.

Алекс скептически усмехнулся.

– Это тоже не показатель. В ее детях, рожденных от брака с родным братом, срабатывает гомозиготность.

Вот они и получаются блистательными оперантами и в то же время слегка чокнутыми. Все они какие-то вареные… – Джеф утверждает, что преимущества будут накапливаться куда быстрее, чем признаки вырождения. Хотя должен согласиться, этот вопрос еще требует детальной проработки. Обучающую программу, этот своеобразный ментальный тренинг, можно запускать, когда зародышу исполнится пять месяцев. Так было и с моим братом Джеком. Он был первым Ментальным человеком. – Марк глянул прямо в глаза Маниону. – Я могу гарантировать, что новые поколения будут настоящими людьми с разными политическими взглядами… – Боже Святый! Ты всерьез веришь, что все это возможно?..

Марк не удостоил его ответом, отвернулся и уставился в окно, продолжая говорить:

– Я пока не готов во всеуслышание объявить о программе создания новой породы людей. Не могу также сообщить об этом и членам Исполкома. На это есть веские основания… Я категорически против того, чтобы об этом узнали астраханцы. Так что имей в виду: все, что я сказал, – строго между нами. Вот в чем я нуждаюсь – в твоей поддержке в вопросе о создании военно-космического флота. Это касается предложения русских насчет межзвездных транспортников. Ты, в курсе?

– Да, ты говорил.

– Отлично. Я совсем не обрадуюсь, если размещенные там бомбы и пушки станут причиной полного разрыва с Содружеством. А главное, с верными Содружеству людьми. За них надо бороться, а не отталкивать от себя.

– Разве ты не можешь заявить русским, что их предложение неприемлемо?

– Оно приемлемо, но несвоевременно. В конечном счете нам потребуются подобные корабли. Однако в настоящее время я могу согласиться разве что на внесение в конструкцию кораблей определенных изменений, безобидных на первый взгляд, но с помощью которых размещение боевых систем значительно облегчится. И то очень осторожно. Мы не имеем права давать верным Содружеству людям шанс схватить нас за руку и объявить зачинщиками мятежа. Из стратегических соображений мы должны выглядеть жертвами. Поэтому нельзя давать волю таким экстремистам, как Рори Малдоуни с его запасами оружия. Или русским с Астрахани… Восстание начнется только тогда, когда я скажу:

«Пора! » Нам нельзя блефовать, мы должны быть готовы пойти до конца.

– Бедный старый Рори, – засмеялся Алекс – Сколько же шуток и насмешек пришлось на его долю от нашей оперантской братии из-за этого оружия?

– Малдоуни верный товарищ и хороший человек, – возразил Марк. – Я понимаю, ему было трудно смириться с тем, что я стал лидером движения.

– Возможно, ему трудно отделить тебя от твоего отца. Для него, по-видимому, все кошки серы. Тут уж ничего не поделаешь.

Марк оставил это замечание без ответа. Каждый Магнат, приписанный к Консилиуму, знал об ужасной смерти жены Дирижера Хибернии, Лауры Трамбле.

Она покончила с собой двадцать лет назад, когда ее любовник Поль Ремилард сказал ей, что вынужден порвать с ней. Покончила ужасным способом – выдавила из себя жизненную силу. Рори все это время хранил верность супруге и вел себя, словно ничего не случилось, а вот Первого Магната он с тех пор на дух не переносил.

Собственно, как раз эта верность больше всего и нравилась в Рори Марку Ремиларду. Это качество он больше всего ценил в людях… «НАВКОН, остров Судьбы, примите информацию.

До по садки пять минут».

Раздавшийся в кабине голос компьютера словно подал сигнал: на панели управления замигала лампочка под одной из клавиш.

«Если вас ждут здесь, пожалуйста, передайте условленный сигнал. Если нет, то посадка на остров невозможна. Десять тысяч приветствий в первом случае и десять тысяч извинений во втором. Если вам неизвестен спецсигнал, прошу вас покинуть этот район воздушного пространства».

Алекс засмеялся.

– Я восхищен. Компьютер на этой планете способен изъясняться куда вежливей, чем его собратья на Земле. Это хорошая примета, Марк.

– Дай Бог, если мы успеем к ланчу, – откликнулся тот и вставил в гнездо нужную дискету.

Она все еще возилась с антигравитатором, установленным на тракторе, когда ее позвал отец:

Siondaire, a inion 6!

Да, папочка.

Надеюсь, ты готова к долгому путешествию. Эти ребята уже почти заканчивают говорильню. Мне хотелось бы, чтобы через полчаса или около того ты начала экскурсию.

Ты как раз застал меня за починкой «Тадано Т6».

Может, ты разберешься, что же в нем сломалось? Я хотела произвести впечатление на гостей и покатать их по подземелью на трак торе… Как все прошло?

В общем, не так, как бы мне хотелось. Этот чертов Марк Ремилард смотрит на всех свысока. Всем тычет в нос свою породу.

Ой, папочка, я так волнуюсь за тебя… Большинство в бюро встало на сторону Марка. Я не смог их переубедить. Они буквально изничтожили меня, опять выставили посмешищем. Дерьмо! Пусть даже они считают, что я не умнее задницы, но я все таки кое-что понимаю в военной стратегии.

Да кто посмел считать, что ты похож на… это! И каковы же их возражения?

Марк опасается, что командующий Четырнадцатым флотом Эд Чанг может обнаружить нелегально установленные боевые системы и поднять шум.

Так что он согласился только на то, чтобы внести изменения в конструкции некоторых узлов и раз местить на корабельных палубах опоры и гнезда, собрать системы контроля и управления оружием – не более того. Не давать никакого повода для обвинения в подготовке восстания – вот он что предлагает. Вооружить корабли можно будет потом, в строго указанное время – не имеет значения, что будет слишком поздно. Руслан Тереков пытался убедить Марка, что боевые системы можно надежно замаскировать, но этот ублюдок даже бровью не повел. Я понимаю, чего он на самом деле опасается:

русские могут обойти Оуэна Бланшара, сидящего на Оканагоне, и сразу после начала восстания весь этот флот окажется у них в руках.

Как это?

Ну, дочка, это понятно. Корабли будут собираться на Новониколаевских верфях, туда же будет доставлено и оружие. Там же по мере надобности будут проведены учебные стрельбы для отработки навыков обращения с боевыми системами. И все это будет происходить под началом Руслана Терекова.

Может так статься, что он действительно не выпустит такую добычу из своих рук. Хотя это маловероятно, дисциплинка в наших рядах на высоте.

Хм… Но, папочка, в этих сомнениях есть смысл. Как можно доверять Руслану Терекову! Два года назад ты бы ему свою кредитную карточку не доверил, а тут целый флот. Я не собираюсь принимать сторону Ремиларда, но в его рассуждениях что-то есть… Может быть… Но этот план был так хитроумен! Ты только представь – в наших руках огромный флот линейных кораблей… Здорово, правда?

Ты ждал этого момента двадцать лет. Можешь потерпеть и еще немного.

Да. У меня нет выбора… Но как это изматывает душу – ждать, ждать, ждать. ' Все время ждать!..

Папочка, ты можешь гордиться тем, что ты сделал.

Ты не сидел сложа руки, собрал целый арсенал. А чем занимались заговорщики – помимо болтовни и забав с этими дурацкими мозговыми усилителями ?

ЦТ – это не забава. Особенно в руках Марка Ремиларда.

Я незнакома с ментальным оружием – возможно, мне мешают предрассудки… Это чертовски опасная штука! Ладно, девочка.

Смотри, что бы нам не пришлось краснеть, когда начнется осмотр.

Пора было сделать перерыв.

Синдия Малдоуни вылезла из-под сломавшегося трактора, собрала в монтажную сумку разбросанные инструменты и контрольные приборы. Потянулась, нажала на кнопку стоявшего рядом автомата – тот сразу выдал чашку горячего ароматного чая.

Синдия с пластиковой чашкой в руке вышла на стальной балкончик, нависавший над стволом гигантской, уходящей в глубь земли шахты. Диаметр ее составлял не меньше ста двадцати метров, вдоль стен по спирали спускался рельсовый путь, и на каждом ярусе можно было различить отдельные ячейки, передние стенки которых были сделаны из матового, радужно поблескивающего стекла. Словно гаражные секции в подземном хранилище… – Включить освещение, – вслух скомандовала она. – Дать прозрачность.

В ту же секунду на всех этажах вспыхнул свет, а передние стенки, скрывавшие содержимое каждой ячейки, словно исчезли. Теперь сокровища, накопленные Рори и оставленные им на хранение дочери, стали видны, как игрушки в детском магазине.

Подходи и выбирай.

Самодвижущиеся резаки.

Орбитальные мусоросборщики.

Испарители комет.

Плавильные автоматы.

Десятки разнообразных типов орудий, извергающих потоки частиц высоких энергий, рентгеновские лазеры, молекулярные разрыватели.

Все эти механические и электронные чудища были очень похожи на привычные безобидные агрегаты и тем не менее отличались от них. Вон у той протонной пушки, например, ствол был значительно длиннее и массивнее. Испарители комет тоже укрупнились… Синдия сама ничего не переделывала. По всей Хибернии были разбросаны подпольные цеха, где надежные люди вносили необходимые изменения в конструкции. Потом все это оборудование на самых обыкновенных баржах свозилось на остров и тут словно испарялось. Баржи подводили к северной части острова и накрывали защитным силовым колпаком. Раз грузку, размещение и присмотр за поступающими экземплярами осуществлял доверенный человек Дирижера Томас Далтон.

Синдия была знакома с ним с раннего детства – он был ей словно родной дед. Она так и выросла с мыслью, что придет день, и ей придется сменить старину Томаса на его посту. Девушка получила инженерное образование и два года назад, сразу после кончины Далтона, приступила к исполнению его обязанностей.

Синдия прекрасно с ними справлялась, чего, если честно признаться, Рори не ожидал. Она проявила незаурядные способности – мало того что сумела разобраться с роботами-по мощниками, системой охраны и маскировки, но и наладила ремонт. Но самое главное, она принялась составлять инструкции по обращению со всеми этими боевыми системами.

Это было непростое дело. По мере того, как Хиберния богатела, расширялись и возможности Малдоуни. Пришло время, когда он уже мог иметь дело с подпольными торговцами оружием. Это были хваткие ребята, они сумели добыть у крондаков двенадцать комплектов бесценных систем, которые действовали на принципе аннигиляции материи, а также особо секретные разрушители. Синдия и с ними разобралась.

Девушка допила чай, выбросила в мусоросборник чашку и вернулась к трактору. Этому тупорылому, но очень сообразительному тягачу отводилась важная роль в будущей демонстрации возможностей Рори Малдоуни. Как прекрасно все было задумано!

«Тадано Т6» грациозно перемещается по рельсовым путям – ни шума, ни скрипа, – по команде останавливается возле нужной ячейки, дает команду, и один из экземпляров с помощью поля вытягивается из камеры, помещается на особую платформу и доставляется к ногам изумленных зрителей. Все аплодируют, а папочка сияет от удовольствия. Он вообще очень обидчивый, ее папа, смерть мамы сильно подействовала на него. И надо же случиться такому – этот железный чурбан сломался! Но ничего, кажется, она успела починить его;

проверить не успела – это да, а без этого сердце у нее не на месте. Она по себе знала, что хранилище, его объем и оборудование произведут должное впечатление на гостей, но нужно, чтобы все было без сучка, без задоринки. Поэтому следует все еще раз проверить.

Уже расположившись под брюхом трактора, она подумала, что это было бы недостойно – ударить перед ним в грязь лицом. Почему именно перед ним, она затруднялась ответить. Может, потому, что она ощутила его взгляд? Точно, кто-то из дома время от времени бросал на нее пристальные дальновидящие взгляды. Но это же хамство! Вот он весь такой, этот Марк Ремилард, – красивый, даже обаятельный и в то же время дьявол во плоти. Ну скажите, как может нормальный человек заморозить свое тело до температуры абсолютного нуля и выжить? Ладно, мозги у него великолепные, но можно ли было назвать его человеком после подобных экзекуций? Все-таки интересно посмотреть… Ага, опять этот взгляд. Вот пристал… Что, собственно, ее волнует? Не обращай внимания, и все дела! Ну просто зла не хватает!..

Опять смотрит.

– Ты больше не будешь думать об этом, – строго сказала она себе. – Ясно?

В течение всего надолго затянувшегося завтрака сознание Марка было разделено на две неравные части. Одна, большая, участвовала в жаркой телепатической дискуссии с Русланом Терековым по поводу его предложения. Другая, крохотная, но зоркая, следила за Людмилой Аржановой. Та без всякого стеснения закидывала испытующий зонд в головы участников конференции. Словно бы крючок забрасывала и выуживала какие-то обрывки мыслей, эмоций… Глубоко проникнуть не пыталась, но и этой мысленной шелухи хватало, чтобы узнать, какого мнения придерживается на самом деле тот или иной человек, составить его ментальный профиль, а то и портрет.

Но вот что удивительно – на Марка женщина «смотрела» несколько иначе, чем на других присутствующих.

Стол между тем был изысканный – Рори, по видимому, расстарался вовсю. Первым блюдом был суп из кресс-салата – что-то изумительное!


Затем заливное из морских пауков – блюдо вроде бы непривычное и с виду не совсем аппетитное, но это пока его не попробуешь.

Дальше – больше… Жаренная на гриле голубая форель, гренки, всевозможные закуски и на десерт крыжовник и песочное печенье. Потом чай, кофе… Против всех этих яств никто не смог устоять, поэтому разговор получился несколько бессвязный, но деловой. На своем решении Марк настоял без особого труда – тем более что Терекову в общем-то крыть было нечем. Как ни прячь оружие, всегда найдется служака, который начнет задавать ненужные вопросы. Генеральный интендант Руслан Тереков не мог скрыть разочарования, но и ему пришлось смириться.

Все шло так, как и было задумано. Если бы не этот испытующий взгляд, которым время от времени тревожила его Аржанова. Сначала Марк решил, что она интересуется его персоной как молодая женщина, которой любопытно посмотреть на человека, о котором день и ночь трезвонят средства массовой информации. С тех пор как он встал во главе оппозиции, от журналистов отбоя не было. Как, впрочем, и от экзальтированных особ обоего пола. И от просителей, требовавших оказать вспомоществование на бедность, на лечение несуществующих детей, на благотворительные цели, на приюты и школы. За ним первое время ходила целая орда подобных просителей. Ясно, что он представлял собой объект пристального внимания, однако уже через несколько минут Марк убедился, что внимание Аржановой вызвано вовсе не его славой и известностью. Причина лежала где-то глубже… К тому же ее защитный экран начал давать трещины – вернее, в нем начали образовываться прогалы, и, невольно заглядывая за мысленную завесу, он обнаружил что-то очень знакомое. Нечто такое, с чем он уже имел дело, что вызывало душевный трепет, манило… Он даже слова подобрать не мог… С чем было связано какое-то истеричное беспокойство, даже унижение.

Вот так, все сразу. Но когда это случилось? Где?..

Между тем женщина оставалась совершенно спокойной, даже когда встречала его прямой взгляд.

Все такая же бесстрастная, даже чуть сонная.

Тут и произошло неожиданное превращение – мысленная завеса, представлявшая из себя мутную, непрозрачную стену, неожиданно обрела четкую форму какой-то фигурной ограды, в центре ее появились распах нутые ворота. Марк почувствовал неудержимое желание войти в тот сад, что виднелся за воротами. Это желание было так сильно, что он едва не поддался. Боже! Эта женщина способна воздействовать на него с помощью метасокрушительной силы. Кто же она такая? Откуда взялась эта блистательная оперантша?..

Тут его как холодной водой из ведра окатило – это не она его подманивала! Импульс шел из глубины его собственного сознания.

Людмила Аржанова, сидевшая за столом напротив него, выпрямилась и спокойно посмотрела прямо ему в глаза: Конечно мы знакомы. Нам судьбой назначено встретить друг друга… Марк Ремилард резко отодвинул кресло и поднялся.

– Рори, я хочу выразить признательность за твое гостеприимство, за те усилия, которые ты приложил для организации этой очень важной и полезной встречи. Позволю себе также принести благодарность уважаемым гостям из Астрахани. Мало того, что они внесли ценное предложение, они к тому же сумели проявить солидарность и правильно восприняли наши мелкие замечания по поводу их проекта. Это свидетельствует, что в наших рядах нет места ни расколу, ни недопониманию ситуации отдельными товарищами. Это внушает оптимизм и надежду на победу. Я считаю, что наша сегодняшняя встреча является большим шагом вперед к нашей общей цели.

В ответ раздались громкие мысленные аплодисменты и возгласы: «Правильно! Правильно! »

Марк продолжал:

– Что значит в нынешней обстановке предложение, с которым руководители Астрахани вышли к руководству? Это значит, что у нас появляется возможность варьировать в стратегическом плане методы воздействия на Содружество. Само по себе это очень важное преимущество. Если принять во внимание запас оружия, накопленный уважаемым и гостеприимным хозяином, то наши требования приобретают ясно очерченный ультиматум, который мы предъявим тем, кто покушается на нашу свободу.

Я уверен, что рано или поздно мы предъявим его, и тогда корабли, начиненные самым смертоносным оружием, будут вполне убедительным доводом.

Главное – точно определить срок, потому что нетерпение и спешка в подобных делах смерти подобны. Теперь от имени присут ствующих здесь гостей я бы хотел попросить нашего уважаемого хозяина устроить нам небольшую экскурсию, дабы мы все могли наглядно убедиться, чем наше движение располагает на сегодняшний день. Мы все умираем от любопытства.

Рори тоже поднялся и попросил гостей следовать за ним. Марк старался держаться поближе к Дирижеру Хибернии. Они вышли из столовой, спустились по лестнице, добрались до бильярдной, расположенной в подвале. Помещение было обставлено дорогой мебелью, зеленое сукно так и светилось в лучах искусственных ламп. Рори провел гостей к крайнему столу – тот плавно отъехал в сторону. Открылась шахта, откуда до уровня пола всплыл пассажирский лифт.

Рори не скупился на объяснения. К нему вернулся прежний грубоватый, язвительный юмор.

– Главный вход в хранилище находится в естественной пещере, расположенной на северной оконечности острова. Вход в пещеру – на уровне моря, он обнажается только во время отливов.

Гиблое, должен заметить, место – там такая вонь стоит… Морские звери лезут туда, охранные системы бьют их без счета. Этот лифт, который нас повезет, использует моя семья… Если, например, дочь пожелает попить чайку со своим старым папочкой.

Всех прошу в лифт.

Для девяти человек кабина оказалась довольно тесной. Людмила Аржанова нечаянно наступила на ногу Марку и вежливо извинилась.

– Ничего, – проворчал он и постарался отодвинуться подальше – уж слишком тесно она прижалась к нему. Тут ему пришло в голову, что еще за столом ему бы следовало реши тельно оттолкнуть ее, поставить на место, как он поступал с теми развязными дамочками, которые липли к нему в общественных местах. Однако на этот раз почему то все получалось как-то не так. Эта гражданка Аржанова не думала отодвигаться и еще больше усилила напор. И он не имел сил отодвинуться… Тут еще в его судорожные мысленные попытки скинуть наваждение начали вплетаться слова молитвы, которую ему пришлось услышать на свадьбе Джека и Доротеи:

Пленила ты мое сердце сестра моя невеста пленила ты сердце мое одним взглядом очей твоих… Двери лифта распахнулись. Гости гурьбой вышли в громадное помещение, напоминавшее портовый пакгауз. Однако отличие было в том, что помещение было круглым и в его стенах, в самой скале, были вырублены ниши, прикрытые толстым прозрачным стеклом. Там стояли вполне обычные машины:

мотки электрического кабеля разных сечений, гигантские вентиляторы, какие-то цилиндрической формы турбины, тюки и прочие, вполне мирные предметы. Воздух был сухим и теплым. Какое-то едва слышимое жужжание заполняло помещение. Откуда то издали доносились слабые лязгающие звуки, как будто кто-то бил металлом по металлу.

– Сюда, пожалуйста, – указал Рори, – здесь мы сможем отыскать мою дочь. Она является единственным сторожем всего этого добра.

Профессор Аннушка Гаврыс нахмурилась.

– Не хотите же вы сказать, что она проводит здесь и день и ночь?

Рори засмеялся.

– Нет, конечно. Согласно расписанию, осмотр всех этих штук занимает десять недель в году. Но иногда необходимо провести ремонтные работы, а также прием вновь поступаю щих партий. Время от времени нам приходится расширять количество посадочных мест, тогда Синдия садится за штурвал буровой машины. Все остальное время она проводит в столице, изнывает от безделья в моем доме.

Вечерами начинает вести бурную жизнь – посещает вечеринки и вообще развлекается. Говорит, что таким образом маскируется. Правда, слишком активно маскируется.

– Я думаю, – улыбнулась Патриция Кастелайн.

Наконец они подошли к краю шахты и ступили на металлический балкончик. Вниз спиралями сбегали ярусы, забитые оружием. Дна этой ямы не было видно – оно терялось в туманном сумраке.

– Ничего себе! – вздохнул командующий Двенадцатым флотом Оуэн Бланшар. – Вот тебе и кучка дерьма!

Рори, довольный, усмехнулся:

– Принимаю ваши слова за комплимент.

Хироси Кодама как истинный японец сразу начал подсчитывать, сколько единиц оружия может храниться на этом складе.

– На каждом ярусе двадцать четыре ячейки – сколько все го ярусов?..

– Много, – ответил Рори. – Девяносто два. Самые свежие, только что прибывшие системы помещаются повыше. На самых нижних этажах особые склады личного оружия. Бластеры и тому подобное… – Возможно, этого не хватит, чтобы вооружить всех наших бойцов, – заметила Патриция Кастелайн, – но для поднятия энтузиазма вполне достаточно.

Только теперь гости обратили внимание на какую то машину, стоявшую поодаль. Оттуда как раз и доносились лязгающие звуки. Марк, Рори, Тереков и Аржанова подошли к трактору.

– Синдия! – позвал Дирижер Хибернии. – Пришли гости.

– Сейчас все будет готово. – Из-под машины послышался чей-то приглушенный голос – Сейчас я его запущу.

– Моя дочь знает в этом толк! – гордо объявил Малдоуни. Снизу донеслось еще несколько ударов, потом вновь послышался низкий голос:

– Все! Готово!..

Наружу высунулись две ноги в крепких монтажных ботинках, затем, изгибаясь, выбралось и тело, облаченное в голубой рабочий комбинезон в обтяжку, и только потом показалось красивое перепачканное девичье лицо. Девушка встала на ноги.

– Позвольте представить, – сказал Рори. – Моя младшая дочь, Синдия Малдоуни.

Марк протянул ей руку – ладонь у него была широкая, пальцы длинные и крепкие… Синдия пожала ее. К удивлению Марка, девушка оказалась высокой, ее макушка была на уровне его плеч. Так они и застыли в рукопожатье и не мигая смотрели друг на друга. Находившиеся рядом гости с удивлением поглядывали на эту странно остолбеневшую парочку.

Неожиданно Синдия подняла свободную руку и закрыла глаза.

Волосы у нее были рыжие, но не огненные, а скорее ярко-медные;


они свивались в локоны – один выбивался из-под прижатой ко лбу руки. Кожа у Синдии была нежнейшая, матовой белизны, с едва заметным румянцем на щеках. Изящный носик… Красиво очерченные пухлые губы… Марк убрал руку с ее лица – глаза казались влажные, манящие и цветом напоминали волны Лох-Мора.

Неожиданно яркая белая вспышка озарила подземелье. Те, кто стоял на балконе и восхищенно осматривал искусственные недра, битком набитые боевой техникой, сразу обернулись и застыли, пораженные цветом и мощью ауры, вдруг запылавшей вокруг тела Марка Ремиларда. Потом светящееся белоснежное облако погасло.

– Так вот ты какой, – прошептала Синдия, вглядываясь в его лицо. – Значит, ты и есть он?

– Я тоже знаю, кто ты, – сказал Марк. – Я понял это сразу, как только увидел тебя.

Пленила ты сердце мое сестра моя невеста пленила ты сердце мое одним взглядом очей твоих сотовый мед каплет из уст твоих невеста мед и молоко под языком твоим о как много ласки твои лучше вина чрево твое ворох пшеницы обставленной лилиями два сосца твои как два козленка двойни серны как ты прекрасна как хороша… но где она где она где она где?..

Не обращая внимания на присутствующих, Марк и Синдия рука об руку направились к лифту.

Рори, оцепенев, смотрел им вслед. Потом, словно опомнившись, прошептал:

– Господи, только не это!..

Лицо Руслана Терекова стало подобным камню.

– Дирижер Малдоуни, – наконец смог выговорить он. – Я думаю, вам придется подыскивать нового сторожа для вашего хранилища.

Уже во время возвращения с острова она попыталась успокоить Гидру.

Моя бедная, дорогая моя! Я/Я так сочувствую тебе, так сочувствую. Все это произошло так неожиданно.

Отстань! Оставь меня одну. Я УМЕРЕТЬ хочу.

Я/Я утешу тебя… потом.

Ах, и не ДУМАЙ об этом. Я не хочу ТЕБЯ!..

Тише. Тише.

НИКОГДАпокаянерасправлюсьснимиобоими ЧЕРТихвозьми!

В свое время. Но пока мы ничего не сможем поделать. Ничего не сможем… Я знаю… Это и убивает меня.

Чепуха.

За что, за что, за что?

Если тебя это утешит, то подумай вот о чем – Я/Я уверена, что в конечном счете Второе Содружество и Ментальный человек, собственно, одно и то же. Да, наши планы в чем-то нарушились, но мы еще возьмем себе. Мы будем торжествовать, а эти двое погибнут.

Ты хочешь использовать мою яйцеклетку?

Точно!

Ненавижу! И не допущу! Используй ее, этой чертовой сучки. Ее, ее… НЕТ. Гидра, дражайшая моя! Ты знаешь, что это необходимо. Учти, что только второе поколение отпрысков Марка/Синдии будет обладать блистательными способностями. Мы же можем опередить их. На целое поколение… Мы СЕЙЧАС должны создать Ментального человека. СЕЙЧАС, СЕЙЧАС, СЕЙЧАС! Тогда ты будешь управлять Марком да ДА ты. Я/Я покажу тебе, как Гидра соблазнит зародышей. Они станут твоими еще в утробе, как ты стала моей/моей много лет назад.

Это правда? Правда?

Клянусь жизнью. Ты веришь мне/мне?

Я… верю.

Боль от этой неудачи пройдет. Тебе не следует слишком поддаваться горю, ведь перед нами великая цель. Давай Я/Я тебя утешу… моя дражайшая.

Ах, ладно. Хорошо… О Фурия, любимая моя, что бы я без тебя/тебя делала?..

Ты бы погибла, дражайшая моя Гидра.

Я знаю. Я клянусь всегда быть верной тебе/ тебе. Всегда повиноваться. Тебе придется немного потерпеть, пока я не успокоюсь, не избавлюсь от дурных мыслей по поводу этого разочарования. Мне надо пережить этот ужас я не понимаю как это могло случиться как он мог так поступить зачем? Это после всех усилий, которые я приложила! Как он мог так пос тупить? Как мог Марк полюбить не ту сестру?

Из мемуаров Роджэтьена Ремиларда Уже через месяц я оказался на борту заказанного семьей Ремилард звездолета. Весь наш род вместе с наиболее близкими друзьями Марка по СЕРЕМу направлялся на Хибернию, где должна была состояться свадьба Марка и Синдии. К нам присоединился и Бум-Бум Ларош, который к тому времени занял пост заместителя Главного оценщика в Галактическом Магистрате, а также был включен в состав Консилиума. Это значило, что он получил звание Магната.

Все было решено в течение двадцати восьми дней. Конечно, справедливости ради надо отметить, что все решилось в первые же минуты их встречи – с тех пор они не расставались, – однако в глазах церкви это было не более чем сожительство.

В Старом Свете никому бы и в голову не пришло задумываться над этим обстоятельством, но только не для общественности ирландской планеты!

Подобное состояние не могло быть терпимым, тем более что жители Хибернии прекрасно были осведомлены о том оскорблении, какое нанес их уважаемому Дирижеру папаша Марка.

Сразу после назначения дня бракосочетания по всей Хибернии поползли неприятные слухи, а кое какие непристойные намеки стали просачиваться и на страницы бульварной прессы. Масла в огонь подлил негласный отказ кардинала столицы Хибернии Тары Нуа Макграта венчать молодых совместно с Анн Ремилард. Сама возможность подобного родства была неприятна большинству жителей планеты. За дело пришлось взяться самому Марку.

Что я могу сказать по этому поводу? Трудно поверить, но за пару недель этому сукину сыну удалось обаять ирландцев. Их вспыльчивые, обидчивые сердца в конце концов растаяли, когда этот «злыдень – молодой Ремилард», появляясь на людях, выказывал свою искреннюю привязанность и любовь к «их Синдии», дочери «их Рори». То ли сыграл свою роль непобедимый магнетизм, излучаемый Марком, то ли он верно повел себя и сразу принялся заговаривать им зубы, только вскоре общественное мнение мало того что смирилось, но и между своими было признано, что эта партия не так уж плоха для «их Синдии». В каком то смысле лучшего жениха ей не найти. По прибытии на Хибернию мне случайно довелось познакомиться с высказываниями и интервью Марка.

Какую только чепуху он не нес – особенно насчет исключительной роли, какую играет в Галактике ирландская планета, и о несомненной ценности местного генофонда для эволюции че ловечества и исключительной полезности для человеческого организма местного хлебного виски. Как-то кардинал Макграт обмолвился, что у этого французишки несомненно есть при месь кельтской крови, иначе вряд ли он смог бы так вдохновенно заливать. Это высказывание решило все дело.

При всей шумихе никто из присутствующих на свадьбе и словом не обмолвился насчет более серьезного возражения, которое могло бы помешать браку. Сами молодые ведать не ведали об этом. Разве что Рори Малдоуни подозревал кое-что, но он давно утопил свои сомнения на самом донышке памяти, и никто из избирателей никогда бы не осмелился брякнуть что-либо по этому поводу. И все-таки слушок о том, что Синдия является дочерью Поля Ремиларда, время от времени бродил по планете.

Рори никогда не скрывал своей неприязни к Марку, но когда окончательно стало ясно, что этот союз заключен на небесах, он нашел в себе силы дать сердечное на путствие новобрачным.

Все члены семьи Ремилард120 не ждали от этого брака ничего хорошего. Между собой мы поговаривали о том, что Марк вновь сорвался с тормозов. Все-то у него случалось шиворот навыворот. Когда эта новость впервые достигла меня, я на несколько минут потерял дар речи.

Невозможно было поверить, что этот свихнувшийся на своих бре довых идеях парень, до сей поры принципиально не желавший взглянуть ни на одну женщину, влюбится с первого взгляда и сразу потеряет голову. Единственный человек, который не выказал удивления по этому поводу, был Поль.

Сама церемония бракосочетания была короткой и скромной и проходила в одном из приделов собора Святого Патрика в Таре-Нуа. Ничего похожего на тот торжественный обряд, который состоялся во время свадьбы Джека и Доротеи. В общем-то ни сам Марк, ни его женитьба не привлекли особого внимания средств массовой информации. В 2080 году он в глазах подавляющего числа землян выглядел каким-то непонятным чудаком, а его лидерство в рядах оппозиции оттолкнуло от него большую часть членов Консилиума. Слава к нему придет позже, когда он начнет во всю мощь трубить о своем проекте Ментального человека.

и я в том числе Вот невеста мне понравилась. Марк в белом фраке был хорош, но Синдия была просто прелесть. Светло зеленое платье с большим декольте подчеркивало фигуру, медного цвета волосы распущены и падали до пояса, на голове венок из ароматнейших фиалок, к которому были прикреплены длинные густо-зеленые ленты. У меня, старика, даже дух перехватило – она походила на сказочную ирландскую принцессу. Я тогда еще подумал: повезло дурню! Как-то он своим счастьем распорядится?

Молодые обменялись обычными обручальными гладахскими кольцами, на которых были выгравированы две соединенные руки, поддерживающие осененное короной сердце. Когда они поклялись в вечной верности, я невольно всплакнул. Люсиль, сидевшая рядом со мной, тоже пустила слезу. Наконец Марк и Синдия повернулись и пошли к выходу, в этот момент в соборе грянули аплодисменты, послышались громкие радостные выкрики. Радость, льющаяся из сердец жениха и невесты, захватила всех присутствующих, я тоже в восторге вскочил с места… В первые месяцы после свадьбы Марк, казалось, совсем сошел с ума – он забросил работу и больше не появлялся в СЕРЕМе. Долго сдерживаемая страсть теперь захлестнула его. Молодая пара перебралась жить на Землю. Синдия вошла хозяйкой в его великолепный дом на острове Оркас.

Они совершенно уединились, и Марк игнорировал все заседания Консилиума. Может, поэтому он и пропустил скандальную статью Алекса Маниона, в которой тот утверждал, что с точки зрения теории силовых метапсихических полей Галактическое Единство – полный нонсенс. Сразу после публикации и развернувшейся бурной дискуссии Алекс, без пяти минут Нобелевский лауреат, был вычеркнут из списка претендентов.

Синдия, в свою очередь, так глубоко подпала под влияние мужа, что не расставалась с ним ни на минуту. Такое часто случается и с теми любовниками, которые не являются оперантами, а уж у таких людей, как Марк и Синдия, узы бывают куда более тесными. Они не могли наглядеться друг на друга и все эти месяцы проводили в путешествиях. С приходом весны на запад Америки они исходили пешком все побережье пролива Хуан-де-Фука. В пору цветения садов они добрались до самой Олимпии. В мае, когда радужная форель начинает подниматься вверх по ручьям в горные озера, они отправлялись на рыбалку. Марк научил Синдию ловить рыбу на синтетическую приманку. В июне они посетили Ирландию, потом приехали в Нью-Гемпшир, где прошли детские годы Марка. Здесь они весь месяц не слезали с велосипедов, объездили всю Новую Англию, потом пересели на каноэ и спустились по реке Коннектикут и в заключение совершили пеший переход до Белой горы. Поднялись на вершину, и там Синдия сказала мужу нечто такое, что полностью перевернуло их отношения друг к другу.

Через несколько дней она зашла ко мне в книжную лавку – сказала, что Марк отправился в Дартмутский колледж, чтобы посоветоваться с друзьями. Потом спросила, можем ли мы немного посекретничать. Не могу передать, как я удивился, ведь в ту пору мы были едва знакомы. Виделись всего один раз, на Хибернии.

Я согласился, закрыл лавку, вышел на улицу, взглядом начертил на двери надпись: «Уехал на рыбалку», затем вместе с Синдией зашел в соседнюю с моей дверь, где помещалось кафе. Там я заказал два фрапуцино, и мы сели за столик в дальнем уголке.

– Это Люсиль посоветовала мне встретиться с вами, – сказала Синдия и деликатно попробовала кофе. Потом слабо улыбнулась и добавила: – У меня проблемы с Марком.

– И Люсиль предложила тебе посоветоваться со мной?

– Она сказала, что вы знаете его лучше, чем кто либо другой. Исключая разве что Джека.

Одета она была просто – потертые джинсы, блузка без рукавов с золотыми пуговицами, на голове бейсболка, на ногах гуарачи121. Ее прекрасные волосы были собраны на затылке в конский хвост. Глаза смотрели строго, взгляд был какой-то неподвижный и сосредоточенный… В ту пору я еще недостаточно знал ее и не сразу понял, с кем имею дело. Только потом пришло понимание, что эту женщину нельзя было согнуть – только сломать. И во взгляде ее виделось непоколебимое упорство.

– Постараюсь помочь, если смогу, – сказал я.

– Я беременна, дядюшка Роджи. Я сообщила об этом Марку в прошлый четверг, когда мы совершали пешее восхождение на вершину горы Вашингтон.

Ребенок должен появиться на свет где-то в третьей декаде ноября.

Я было хотел поздравить ее, но она твердо, метапринуждающим взглядом заставила меня хранить молчание и продолжала говорить. Как сейчас помню ее легкий акцент, странный и певучий.

– Когда я поделилась с ним этой новостью, он, казалось, обрадовался. Но той же ночью, вернувшись в отель у Белой горы, он так и не лег спать. Уселся у окна и долго смотрел на звезды. Я решила, что он таким образом общается со своими друзьями Мексиканские кожаные сандалии на плоской подошве с помощью дальновидящего взгляда, тихо лежала и ждала его. Потом не заметила, как задремала.

Очнулась, глянула на часы, а он даже не ложился – все сидел у окна. Звезды уже погасли… Я спросила, что случилось, а он ответил, что ему надо подумать, а мне сказал: «Спи». Знаете, я так перепугалась! Такого еще не было, чтобы он отказался лечь со мной… Я сказала: если что не так, пусть он поделится со мной. Он подошел, поцеловал меня и успокоил – мол, все утром расскажет. После этого он вроде бы подлечил меня, потому что я как в омут провалилась – сразу заснула. Уже на самой грани сна я вдруг почувствовала, что он положил руку мне на живот и что-то сказал. Мне знаете что почудилось? Что то непонятное… Он вроде сказал: «Ментальный человек».

Я в ответ только и смог вымолвить:

– Ох-хо-хо… – И на следующий день он ходил какой-то рассеянный, все о чем-то думал, думал… Потом вдруг заявил, что нам надо возвращаться в Сиэтл – его там ждет важная работа и он намерен показать ее мне. Он сказал, что очень надеется, что я помогу ему, так как это очень важно для успеха нашего дела. Особенно для восстания… Он сделал особое ударение на этом. Ладно, для восстания так для восстания, я все равно ничего не поняла. Затем он заявил, что, прежде чем мы отправимся домой, ему надо о чем-то посоветоваться с какими-то специ алистами в Дартмуте. Мы провели в Хановере три дня, все это время он о чем-то разговаривал с Катрин Ремилард. Все три дня он не касался меня.

Откуда у меня, старого козла, столько деликатности взялось? Я даже чашечку кофе допил, отставив пальчик, и принялся объяснять ей, что мужчина, заслышав в первый раз о беременности любимой женщины, может начать выкидывать странные коленца.

– Может, он боится, что ребенок принесет тебе несчастье?.. – спросил я, и мне самому стало стыдно за эти жалкие увертки. Однако Синдию на мякине не проведешь, она была дочь Рори и инженер до мозга костей.

– Хватит вешать мне лапшу на уши, – просто сказала она. – Я этого дерьма досыта наелась. Дядя Роджи, кто такой Ментальный человек?

. – Ментальный человек? – Я растерянно уставился на нее.

– Люсиль ничего об этом не знает. Она связалась на мысленном коде с остальными членами семьи, живущими на Земле, и никто из них, даже Поль, ничего не слышал об этом. Но я убеждена, что этот самый Ментальный человек, кем бы или чем бы он ни оказался, и является причиной всего случившегося.

– Ментальный человек – это не живой человек, это научный проект, – сказал я. – Это только идея.

Марк вынашивает ее уже много лет, но, насколько мне известно, все это пока не более чем слова.

Кое-что я знаю – Марк пытается искусственным образом увеличить число сильных оперантов. Он хочет сотворить еще более блистательное сознание.

Более могучее, чем он сам или Джек.

– Это что-то вроде нерожденных? – нахмурилась Син-дия. – Посредством зачатия в пробирке?

Я замахал руками:

– Нет, как-то еще.

– Но всем известно, что методы евгеники в отношении человеческого мозга бесполезны. В передаче наследственных качеств участвуют десятки тысяч генов.

– Я только пересказываю то, что Марк говорил мне.

И было это много лет назад, когда он не собирался жениться – тем более заводить собственных детей.

Мы тогда сидели в таверне Питера Христиана здесь, в Хановере, оба достаточно набрались, и я сказал ему что-то непристойное. Что-то насчет спермы… Он засмеялся и ответил, что сперма – это только начало и когда-нибудь все услышат о Ментальном человеке.

– Этот проект – он все еще в стадии теоретических рассуждений?

– Я так думаю… Однако все оказалось далеко не так, и не только Синдия, но и вся Галактика вскоре услышали об этом.

В общении на расстоянии с помощью мысленного кода я слабоват. Конечно, когда надо вопить во всю ментальную глотку или так же шумно восхищаться, мой рев может услышать самый слабый оперант, но если приходится вести узконаправленный разговор, не предназначенный для чужих ушей, в этом случае я, бывает, срываюсь. Вот когда мне приходится попотеть, как это случилось в ту же ночь, когда после визита Синдии я решил не откладывая поговорить с Марком. Мне было известно, что они остановились в нашей самой старой гостинице – это всего в двух кварталах от меня. Туда я и отправился… Битых два часа я слонялся по парку, разбитому возле колледжа, – окна номера, где остановились Марк и Синдия, выходили как раз туда;

я без конца вызывал Марка на его соб ственном мысленном коде. Все впустую! Я уже было совсем собрался возвращаться домой, когда он ответил мне:

Какого дьявола ты здесь шатаешься, дядя Роджи?

Ты в номере?

Конечно. Только что вернулся с конференции в колледже.

Мне нужно с тобой поговорить. Выйди, это очень важно.

… Подожди пять минут.

Скоро я различил высокого человека, вышедшего из гостиницы, и пошел ему навстречу. Вечер был теплый, уже совсем стемнело, зажглись уличные фонари, но в парке было полно народу – бегуны, пытающиеся сохранить здоровье, влюбленные парочки, тискавшиеся в каждом темном углу. Нам с трудом удалось отыскать уединенное местечко. Над нашими головами, за пределами световой завесы, покрикивал ночной ястреб – должно быть, он вылетел на охоту.

– Что там с Синдией? – спросил я.

– Не знаю, спит. А что с ней должно случиться? Я и сам наполовину разделся, когда ты окликнул меня.

Я перешел на мысленный код: Все дело в Ментальном человеке.

Марк долго молчал. Потом вздохнул и поинтересовался: Она тебя расспрашивала о нем, так?

– Сынок, ты сам упомянул об этом чуде, – вслух сказал я и затем вновь продолжил мысленно:

Прошлой ночью, в отеле у Белой горы. Ей известно, что ты работаешь над каким-то фантастическим проектом. Теперь ее берет сомнение – не по этой ли причине ты собираешься вернуться в Сиэтл. У нее сложилось впечатление, что теперь она как бы отходит на второй план… А ты помалкиваешь… Марк вслух выругался в сердцах, потом, уже немного успокоившись, объяснил: Дурочка У меня и в мыслях ничего такого не было!..

Я верю.

Знаешь, эти месяцы с Синдией!.. Что-то удивительное!.. Я как в омут с головой… Когда же она сказала о ребенке, я словно проснулся. Вспомнил, что у меня и другие обязанности есть. Куча дел… Прежде всего Ментальный человек. Это самый важный в моей жизни проект.

В самом деле?

Я… не пудрю тебе мозги. Поверь, дядя Роджи.

Я обожаю Синдию. С ней мне так хорошо, но Ментальный человек – это не только забава или, скажем точнее, мое хобби. Это существо способно спасти всех нас, все человечество. Только с его помощью мы обретем свободу!

Ты рассказывал мне о нем много лет назад.

Помнишь, в таверне… С той поры ты ни разу не откровенничал со мной на эту тему. Сейчас не можешь поделиться?

Нет. Пока нет. Проект только-только вышел из стадии теоретических разработок, только-только начал обретать конкретные технические черты.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.