авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 16 |

«Издательство Брокгауза Ф.А. и Ефрона И.А. Энциклопедический словарь (В) Серия «Словарь Брокгауза и Ефрона», книга 3 Палек, ...»

-- [ Страница 3 ] --

Ann. Suppl.-B. ", VI, 77 и VII, 70).

В. Редзко.

Вандалы Вандалы – народ германского происхождения, при мыкающий в восточногерманской (готской, вандаль ской) группе и упоминаемый впервые у Плиния (I в.

по Р. X. ). В древнейшем научно установленном ме сте жительства их – по обоим берегам среднего тече ния Одера, куда они пришли, вероятно, с берегов Бал тийского моря, – они распадались на две резко раз личавшиеся части, асдингов и силингов, славшихся в одно политическое целое лишь в Испании, в начале V века. Воспоминание о силингах сохранилось в на звании «Силезии», представляющем славянскую пе ределку этого имени. Горная цепь, отделяющая Боге мию от Силезии, носит во II в. по Р. Хр. название «Ван дальских гор». Выселение вандалов с берегов Одера на юг началось во второй половине II века. Они при нимают участие в маркоманской войне, и в 174 г. им ператор Марк Аврелий отводит асдингам земли в Да кии. В этом движении участвовали, вероятно, и силин ги, хотя прямых указаний на последних мы не име ем. В Дакии вандалы оставались до тридцатых годов IV века;

за все это время мир с римлянами был пре рван, насколько известно, только один раз, в 271 году, при Аврелиане. При заключении мира во главе ванда лов находим двух королей, из которых один, вероятно, асдинг, другой – силинг. Из Дакии вандалы были вы теснены готами, которые, под предводительством ко роля Гебериха (331 – 337), нанесли им сильное по ражение, причем пал король асдингов Визимар. Ван далы обратились за помощью к императору Констан тину, который перевел весь народ на правый берег Дуная, в Паннонию. За это они должны были поста влять империи вспомогательные войска (вандалы сла вились своею конницею). Но и в Паннонии они остава лись не долго. В самом начале V века, теснимые ве роятно гуннами, они, под предводительством Годеги зеля (ванд. Godagisl, вероятно короля асдингов), на правляются всем народом вверх по Дунаю к Рейну, в Галлию. К ним по дороге присоединилась часть све вов (т.е. маркоманнов, живших в нын. Богемии) и часть алан (тюркского племени);

те и другие сохраняли, пока, политическую независимость. Король Годегизель пал уже в 406 г., в борьбе с франками на Рейне, после чего соединенные полчища вандалов, свевов и алан, опу стошив Галлию, перешли через Пиренеи в цветущую Испанию, которую разделили между собой по жребию.

Асдинги (с королем Гунтарихом – ванд. Guntharix – во главе), вместе с свевами, получили северо-западную часть полуострова (Галлецию), аланы поселились в средней и юго-западной полосе (Лузитании), наконец силинги (с королем Фридубальдом, ванд. Fridubalth) получили южную часть (Бетику). Память о пребывании их здесь сохранилась в названии «Андалузия». Рим ское правительство было принуждено признать это по ложение дел официально, но втайне изыскивало сред ства отделаться от непрошеных гостей;

в 416 г. оно призвало на помощь против вандалов вестготского ко роля Валью, который действительно победил силин гов и, взяв в плен их короля, отослал его к императору.

Лишенные вождя и ослабленные непосильной борь бой, силинги отказались от политической независимо сти и добровольно подчинились королю асдингов. Точ но также поступили в 418 г. аланы, король которых то же пал в борьбе с готами. Власть короля асдингов, носящего с этого времени титул короля вандалов и алан сильно возросла вследствие этих событий. Тем не менее вандалы недолго оставались в Испании: в 427 г. римский наместник в Африке, Бонифаций, вос ставший против правительства, пригласил вандалов в Африку, одну из самых цветущих провинций Римской империи, обещая уступить им часть ее. Вандалы при няли это предложение, и в мае 429 г. король Гензерих (вернее – Гейзарих, ванд. Geisarix), брат и преемник Гунтариха, павшего в 427 г., со всем своим народом (по одним данным – 50000, по другим – 80000 душ) переправился через Гибралтарский пролив. Бонифа ций, успевший тем временем примириться с импера трицей Плацидией, матерью Валентиниана III, хотел склонить его к возвращению;

но было уже поздно. По чти не встречая серьезного сопротивления, Гейзарих быстро занял большую часть римских владений;

его завоевания были официально признаны за ним дого вором, заключенным с Римом в 434 г. В 442 г. Вален тиниан уступил ему и Карфаген, город, занятый ван далами, впрочем, уже тремя годами раньше: сюда бы ла перенесена теперь резиденция королей. В 450 г.

Гейзарих, пользуясь смутами, возникшими в Риме, за нял и разграбил этот город, при чем пострадали глав ным образом католические церкви, сокровища которых все были увезены вандалами. Этому событию ванда лы обязаны тем, что имя их стало нарицательным для обозначения диких, ничего не щадящих грабителей.

Между пленниками, увезенными Гейзарихом в Афри ку, находилась и императрица Евдокия, вдова Вален тиниана, с двумя дочерьми: одну из последних, Евдо кию, король впоследствии выдал замуж за своего сы на Гунариха (ванд. Hunarix). Вслед за тем Гейзарих за нял и те области в Африке, которые еще оставались во власти римлян. После многочисленных войн и хищни ческих набегов на все провинции империи, прилегав шие к Средиземному морю, Гейзарих умер в 477 г. Его преемником был его старший сын Гунарих (477 – 484), царствование которого ознаменовано, с одной сторо ны, падением военного могущества вандалов, с другой – жестоким преследованием католиков (вандалы бы ли приверженцами арианизма) и членов царской дина стии, казавшихся королю опасными. После него цар ствовал его племянник Гунтамунд (ванд. Gunthamund, 484 – 496), затем брат последнего Тразамунд (ванд.

Thrasamund, 496 – 523), вернувший царству вандалов, на время, прежний блеск и славу. Его поддерживал ост готский король Теодорих Великий, на сестре которого, Амалафриде, он был женат. По смерти его престол за нял слабохарактерный Гильдерих (ванд. Hildirix, 526 – 530);

он покровительствовал католикам и, в противо положность своим предшественникам, искал союза с Византией. Его двоюродный племянник Гелимер (ванд.

Geilamir), воспользовавшись неудовольствием нацио нальной партии, сверг его с престола, чем дал импе ратору Юстиниану повод вмешаться в дела Вандаль ского королевства. Гелимер был последним королем вандалов (530 – 534). В июне 533 г. в Африку явил ся полководец Юстиниана, Велизарий, и уже в мае 534 г. он мог вернуться в Византию, разрушив царство вандалов и взяв в плен царя Гелимера. Остатки ван далов, не истребленные византийским оружием;

бес следно исчезли среди туземного населения Северной Африки. Такое быстрое падение и бесследное исчез новение Вандальского государства – Велизарий почти не встретил мужественного отпора – было бы, конеч но, невозможно, если б ему не предшествовало пол ное физическое и нравственное истощение всего на рода. Отрезанные от общения с родственными племе нами, овладев богатейшею провинцией, в которой со хранялись во всей силе традиции изысканной и рос кошной жизни Рима цветущих времен империи, ван далы всецело предались удовольствиям и наслажде ниям, которые допускало их господствующее положе ние в стране. В изнеженности и роскоши они, не зная меры, превзошли в скором времени своих учителей, богатых африканских провинциалов. Уже король Гей зарих рядом строгих эдиктов старался остановить это увлечение, грозившее навсегда погубить силу его на рода, но тщетно. Византийский историк Прокопий, про вожавший Велизария в его походе и составивший по дробное описание войны его против вандалов, живо рисует нам нравственный упадок этого народа, неко гда сильного и наводившего страх и ужас на своих вра гов («О Вандальской войне», кн. II, глава 6). Один толь ко царственный род асдингов, в лице Гелимера и бли жайших его сподвижников, являет пример геройской храбрости: народ же весь погружен в роскошь и раз врат. Само собой разумеется, что рядом с этим шла сильная романизация вандалов, несмотря на религи озный антагонизм между варварами-арианами и ри млянамикатоликами. Знатные вандалы усердно изуча ли латинский язык и поэзию;

короли окружали себя латинскими поэтами. Тем не менее родной вандаль ский язык не был забыт: на нем продолжали говорить и петь;

предание рассказывает, что Гелимер, видя без выходность своего положения, сложил песню о сво ей горькой судьбе. Цельных памятников вандальско го языка до нас не дошло;

мы имеем только ряд соб ственных имен и начало одной вандальской молит вы. Этих скудных сведений, однако, достаточно, чтобы составить почти полную фонетическую картину ван дальского языка. Из них явствует, что язык вандалов представляет самостоятельную ветвь восточной или готской отрасли германских наречий. F. Papencordt, «Geschichte der wandalischen Herrschaft in Afrika» (Бер лин, 1837);

F. Dahn, «Die Konige der Germanen» (т. I, Мюнхен);

его же, «Urgeschichte der german. u. roman.

Volker» (T. I, Берлин, 1881);

I. Fridlander, «Die Munzen der Wandalen» (Лейпциг, 1849);

F. Wrede, «Ueber die Sprache derWandalen» (Страсбург, 1886).

Ф. Браун.

Ванилин Ванилин (хим.) – пахучее начало ванили, кристал лическое вещество состава С8Н8О3. Блестящие, бес цветные, игольчатые кристаллы, содержащиеся в луч ших сортах ванили, отождествляли прежде с бензой ной и коричной кислотой;

но Гоблей (1858 г.) показал их самостоятельность и придал веществу название «ва нилин». В. содержится также в сиамском росном лада не и, в незначительных количествах, в некоторых сор тах свекловичного сахара – сырца. Из ванили В. по лучают посредством извлечения спиртом и эфиром и окончательно очищают вещество перекристаллизаци ей из лигроина (петрольного эфира), в котором В. по чти не растворим на холоду. В. представляет бесцвет ные одноклиномерные иглы, с запахом и вкусом вани ли, плавящиеся при 80° – 81°;

в струе угольной кисло ты он кипит, не разлагаясь, при 285°;

легко растворим в горячей воде, а в особенности в алкоголе, эфире и т.п.;

возгоняется без разложения;

с хлорным железом дает синюю окраску. Хотя Carles точно определил со став ванилина, но химическая природа вещества оста валась неразгаданной вплоть до работ Тиманна и Гар манна, получивших ванилин искусственно из конифе рина. Несмотря на кислую реакцию, способность всту пать в соединение со щелочами и разлагать углеки слые соли, В. оказался вовсе не кислотой, а фено ло-альдегидом, именно моно-метильным эфиром про токатехинового альдегида, в котором фенольный вод ный остаток расположен по отношению к альдегидной группе в положении пара:

Такое сложное строение В. явилось как непосред ственный вывод из целого ряда синтезов вещества и его отношений к другим, уже изученным соединениям.

При нагревании с соляной кислотой до 200° В. дает хлористый метил, СН3Сl, и протокатехиновый альде гид С6Н3 (ОН)2СОН, а при сплавлении с едким калием – протокатехиновую кислоту. Как альдегид он восста новляется при обработке амальгамой натрия в ванили новый алкоголь С6Н3(ОН) (ОСН3) СН2ОН, кристалли зующийся в призмах, плавящихся при 115°, а при оки слении во влажном воздухе медленно переходит в ва нилиновую кислоту С6Н3(ОН)(ОСН3)СООН, предста вляющую иглы, с темп. пл. 207°. Фенольная натура ва нилина проявляется в способности его вступать в со единение с щелочами, причем, конечно, получаются соответствующие металлические производные – фе ноляты. В. можно получить искусственно, различными путями. По общей реакции образования альдегидов, смесь известковых солей ванилиновой и муравьиной кислот дает при нагревании ванилин. Действуя хлоро формом и едким калием на гуаякол, монометильный эфир пирокатехина, С6Н4(ОН)(ОСН3), Тиманн и его ученики получили также ванилин:

С6Н4(ОН) (ОСН3О)+СНСl3+3КОН=3КСl+С6Н3(ОН) (ОСН3)СОН+2Н2O Далее, близкое по составу с ванилином вещество (фенол) эйгенол, С6Н3(ОН)(ОСН3)(С2Н5) содержа щийся в гвоздичном масле, дает при окислении хаме леоном в щелочном растворе ванилин. Но историче ски (и практически) особенно важен переход конифе рина в ванилин, на котором основан и заводской спо соб получения этого последнего. Кониферин – веще ство, довольно широко распространенное в природе;

оно находится в камбиальном соке хвойных и предста вляет глюкозид кониферильного алкоголя, т. е. соче тание последнего с глюкозою. В присутствии эмульси на происходит присоединение воды к этому кристал лическому глюкозиду, при чем он распадается на соче танные в нем части: глюкозу и кониферильный алко голь C16H22O8+H2O = C6H12O6+C10H12O3. Так же, только скорее, действуют при кипячении слабые ки слоты, но осмоляют (полимеризуют) выделяющийся при этом алкоголь. И алкоголь (кристаллическое веще ство) и продукты его осмоления, при окислении хро мовой кислотой дают, между прочим, ванилин. Таким образом можно прямо, как и поступают на практике, окислять кониферин двухромокалиевой солью и сер ной кислотой, не выделяя предварительно алкоголя.

Состав последнего выражается формулой С6Н5(ОН) (СН3О)(С3Н4. ОН);

при окислении, остаток (С3Н4ОН) превращается в альдегидную группу (СОН) и таким образом совершается переход в ванилин. Подобно многим альдегидам, В. дает кристаллическое соедине ние с кислою сернистокислою щелочью, нераствори мое в эфире. Этим пользуются на практике для опре деления количественного содержания. ванилина в ва нили и в тех продажных смесях (чаще всего с сахаром), которыми ныне заменяется природная ваниль.

В. Редзко.

Ваниль Ваниль – Плоды вьющегося растения из семейства ятрышниковых (Orchideae) – Vanilla planifolia Andr. (не V. aromatica Sw., как часто указывается). Родина это го растения восточная Мексика;

но оно разводится и в Вест-Индии, на о. Яве, о. Бурбоне, о. св. Маврикия;

даже в европейских оранжереях были получены до брокачественные плоды. Обыкновенно культура вани ли связана с культурой шоколадного дерева, на коре которого и сидит растение. Еще перед полным созре ванием плоды снимаются и сушатся. Приятный запах ванили зависит от присутствия ванилина. Более пло хой сорт ванили дает V. pompona Schied.

В. Т – ль.

Ванкувер Ванкувер (Джордж Vancouver) – английский море плаватель, родился в 1758 году, вступил в 1771 году с английский военный флот, принял участие во втором и третьем путешествиях Кука, в 1791 г. был назначен начальником большой морской экспедиции. В. снача ла исследовал зап. берег Южной Америки, Сандвиче вы острова и затем два раза был на зап. берегу Север ной Америки и соседних островах между 39° и 51° с. ш., которые исследовал очень подробно. Возвратившись в Англию, до смерти (в 1797 г.) был занят описанием своего путешествия, которое вышло под названием:

«Voyage of Discovery to the North Pacific Ocean» (Лон дон, 1798).

А. В.

Вараны Вараны (Varanidae) – семейство ящериц, которое населяет всю Индию до Австралии и Африку. Они по крыты крепкими чешуями, имеют длинный хвост, на всех ногах по 5 пальцев с сильными когтями и при надлежат к числу крупнейших представителей отряда ящериц (Lacertilia), так как некоторые из них достига ют почти двух метров в длину. Одни из В. живут в су хих местах, в норах, другие преимущественно по бе регам вод;

они очень подвижны, быстро бегают, могут превосходно плавать, питаются мышами, насекомыми и т.п., их мясо и яйца высоко ценятся как пища. Имя В.

означает по-арабски просто ящерицу;

но его передела ли на немецком языке в Warner, предостерегатель, или Warneidechse, предостерегающая ящерица, а это сло во, в свою очередь, перевели на латинский язык сло вом Monitor. Обыкновеннейший тип есть В. нильский (Monitor s. Polydaedalus niloticus);

желтоватый с черны ми пятнами, желтыми и зелеными точками и черными и желтыми кольцами на хвосте;

населяет почти всю Африку. Полезен истреблением яиц крокодилов.

Н. Кн.

Варварские законы Варварские законы, или варварские правды (leges barbarorum) – сборники права отдельных германских племен, называемые leges barbarorum в противопо ложность leges romanae. Некоторые из этих сборников именуются pactus, ewa, edictus;

так, алеманский свод носит часто название Pactus Alemannorum, свод права франков – хамавов – Ewa Chamavorum, лонгобардский сборник – Edictus Langobardorum. Эти вторичные на звания очень важны, с полной очевидностью указывая происхождение сборников. Дело в том, что тем сборни кам, которые являются результатом официальной ко дификации, произведенной по инициативе и при не посредственном участии короля, соответствует наибо лее название edictus;

те записи обычного права, ко торые сделаны по решению народного собрания вы борными сведущими людьми (sapientes, legislatores), всего точнее обозначаются германским словом ewa;

те своды, появление которых есть результат догово ра, соглашения между народом и королем, очень удоб но могут быть обозначены термином pactus. Большая часть сохранившихся до нас сборников «варварских законов» принадлежит, по своему происхождению, к последней категории.

Временем появления сводов германских законов нужно считать период от половины V-го до средины IX века. Соприкосновение германцев с римско-христиан ской культурой было тем импульсом, который заставил новые народности облечь свое обычное право в пись менные формулы. Косвенным образом это доказыва ется следующими фактами: а) тем, что язык всех сбор ников – латинский;

б) что первые своды права являют ся у народностей, ранее других вошедших в тесные от ношения с римским миром – именно, у франков сали ческих и рипуарских, алеманнов, баварцев и т.д.;

в) что позже всего создались сборники у тех германцев, ко торые далеко стояли от римской образованности;

так, у фризов, саксов, англов и веринов (турингов) появля ются писанные законы лишь в VIII – IX в. Почти во всех сборниках права первоначальный текст с течени ем времени подвергался значительным изменениям и дополнениям, в виду того, что сборники служили сво дами действующего права и постоянно должны были отражать в себе перемены, вырабатывавшиеся жиз нью в юридических отношениях.

По содержанию эти сборники далеко не полно пред ставляют материал обычного права германских пле мен;

в них мы встречаем только те положения, в закре плении которых, по-видимому, была настоятельная не обходимость. Главную их часть занимает перечисле ние преступлений и наказаний;

встречаются также по становления относительно судопроизводства;

изредка попадаются и гражданско-правовые узаконения. Зако ноположения государственного права находятся лишь, в небольшом числе, в рипуарском, алеманском и ба варском сводах. Характерной чертою всего германско го племенного права является принцип личности права (ему противополагается принцип территориальности права);

так, по известному сборнику права, напр. по са лическому, мог судиться только тот, кто принадлежал по крови к данной, т.е. салическо-франкской народно сти. В виду господства этого принципа римляне (или галло-римляне) судились по римским законам, при чем в государствах вестготов и бургундов появились, в па раллель германским сводам, особые сборники под на званием: «Lex Romana Visigothorum», «Lex Romana Burgundionum». Почти все «варварские законы» можно найти, в хороших изданиях, в отделе «Leges» у Перца в «Monumenta Germaniae».

С. С.

Варвары Варвары. – Этим именем (barbaroi) греки называли всех не принадлежавших к их народности, придавая ему оттенок пренебрежения. Римляне в том же смы сле употребляли это выражение, называя всех не-ри млян и не-греков barbari;

но в конце империи, в виду ча стых столкновений с германцами, этот термин преиму щественно прилагался к последним. Он настолько во шел в жизненный оборот, что сами германцы стали на зывать себя barbari, как можно видеть из их юридиче ских памятников. Впоследствии германцы и другие на роды Запада, желая обозначить грубость, жестокость и вообще низкое культурное развитие восточных наро дов, называли их тем же именем. В настоящее время это слово сделалось вполне нарицательным и неред ко употребляется в общежитии;

необходимо, однако, иметь в виду, что правильное словоупотребление не позволяет смешивать это выражение с термином «ди кие, дикари».

С. С.

Варган Варган – металлический народный древнерусский музыкальный инструмент. В. состоит из железного ободка, величиною с вершок и имеющего форму ли ры. К нижней, широкой части прикреплена медная пла стинка, проходящая вдоль инструмента и между сужи вающимися его верхними частями. При выходе сво ем из ободка, пластинка загнута крючком. В. прикла дывается широкой частью к нижнему ряду зубов и придерживается играющим одной рукой и верхней гу бой. Играющий пропускает более сильную или слабую струю воздуха сквозь В. и в это время приводит пла стинку пальцем другой руки в очень быстрое сотрясе ние. Инструмент этот встречается и в настоящее вре мя среди русского народа, в особенности в поволжских губерниях. Характер звука жужжащий и не особенно приятный. Вероятно вследствие этого у русского наро да существует выражение «варганить», т.е. нестройно играть на каком-либо музыкальном инструменте. Ка сательно самого названия «варган» следует заметить, что оно напоминает латинское слово organum – орган.

В летописях наших упоминается о В., как о военном му зыкальном инструменте;

но встречающееся в них сло во «варганы» обозначает, вероятно, другой музыкаль ный инструмент, более пригодный для военной музы ки, а не тот варган, о котором говорится выше. О В.

упоминается в истории музыки Стаффорда (перевод Воронова, Спб., 1838) и у Фетиса («Revue musicale», 1832, № 14).

Н. Соловьев.

Вардзия Вардзия (замок роз) – знаменитый в Грузии пещер ный монастырь, находящийся в ахалцихском у., Ти флисской губ., в Хертвисском ущелье р. Куры. Пеще ры расположены в несколько этажей;

в одной из них имеется бассейн с ключевою водой;

всех пещер око ло трехсот. Главная церковь, Успения, была высече на в скале по повелению царицы Тамары и отца ее Георгия XIII в XII столетии;

на стенах церкви сохрани лись фрески, изображающие царицу Тамару, ее отца и картину страшного суда. Предание о погребении в В.

царицы Тамары историческими данными не подтвер ждается. В. была любимым местопребыванием цари цы Тамары. В XIV столетии монастырь был разорен монголами, а в XVI веке – персидским шахом Тахма сбом, который разграбил богатства монастыря. В не давнее время часть Вардзийского монастыря возобно влена на частные средства.

В. М.

Вариация Вариация (от латин. слова varius, различный). – Ва риацией, т.е. изменением или уклонением, считается в музыке прием, вследствие которого мелодия видоиз меняется, не теряя, при этом, своих характерных очер таний. В., по отношению к мелодии, можно сравнить с мимикой, благодаря которой лицо, прежде находивше еся в спокойном состоянии, получает всевозможные выражения. Приемы В. встречаются в очень многих му зыкальных сочинениях, как средство украшения или видоизменены мелодии, ради разнообразия при ее по вторении. Нет композитора, который бы в своих сочи нениях не прибегал к этому приему. Форма В., имею щая более самостоятельный характер, состоит в том, что за мелодией – или так называемой темой – следу ет целый ряд вариаций. Их к теме пишется от трех (на пр., соната ор. 14, № 2, Бетховена) до 30 и более ( В. на тему в C-moll Бетховена). Тема не должна быть обширна;

форма ее – период или двухколенный склад.

При этом необходимо характерное и ясное мелодиче ское очертание;

сопровождение темы должно быть не сложно. Тему следует писать так, чтобы слушатель мог ее легко запомнить. Чем меньше тема, тем вариаций больше. Средства В. следующие: гармоническая фи гурация, мелодическая фигурация, перемена гармони зации, перемена наклонения, перемена ритма, темпа.

В., следующие за темой, которая в них сохраняет свою форму, называются формальными вариациями. Ряд В.

заканчивается кодою или же пьесою, как-то: маршем, полонезом, фугою, в основе которых лежит вся тема или ее мотив. Такая пьеса называется характерною ва риацией. В. пишутся для отдельного инструмента, для голоса, для оркестра. В произведениях русских ком позиторов вариационный прием встречается очень ча сто, в особенности у Глинки, Рубинштейна, Чайковско го.

Н. Соловьев.

Варламов (Александр Егорович) Варламов (Александр Егорович) – весьма талантли вый автор многочисленных русских романсов и песен, из которых многие приобрели чрезвычайную популяр ность, благодаря искренности, мелодичности, доступ ности и нередко русскому народному пошибу. В. родил ся в 1801 г., умер в 1851 г. Воспитывался в придвор ной певческой капелле, под руководством знаменито го Бортнянского. Готовился сначала к карьере певца, но вследствие ослабления голоса ему пришлось отка заться от этой мысли. Получив место псаломщика в Нидерландах, он пробыл некоторое время заграницей, где продолжал изучать музыкальное искусство. Вер нувшись в Россию, он с 1832 г. был капельмейстером при московских театрах, а с 1835 г. поселился в Петер бурге и преподавал пение в разных учебных заведени ях. Начало композиторской деятельности В. относится к концу 30-х годов. Первые девять романсов В. были напечатаны в Москве в 1839 году у музыкального из дателя Грессера. Из них особенную популярность по лучили: «Не шей ты мне, матушка, красный сарафан»

и «Что отуманилась зоренька ясная». К этой серии ро мансов относятся еще: «Пойми меня», «Вот идут пол ки родные», «Не шумите», «Ох болит», «Молодая мо лодка», «Ах ты молодость». Много романсов было на писано В. в сороковых годах;

они напечатаны у раз ных издателей Петербурга и Москвы. Весьма извест ная «Песнь Офелии», петая В. В. Самойловой в тра гедии «Гамлет», издана в 1842 г. у Грессера в Москве;

«Испанская серенада» – в 1845 г. у Бернарда, «Раз люби меня» – в том же году у Миллера, «Волшебни ца» (1844 г., издание магазина «Музыкальное Эхо»), «Белеет парус одинокий» – в 1848 г. у Грессера и пр.

Позднее все романсы, счетом 223, изданы Стеллов ским в Петербурге. в 12 тетрадях. В. пробовал свои силы и в области духовной музыки. Ему принадлежит «Херувимская» на восемь и на четыре голоса (изда ние Грессера, 1844). Но автор скоро понял, что ве личественный, требующий строгой выдержки церков ный стиль не подходит к характеру его дарования и к его музыкальной технике, не особенно развитой;

он вновь перешел к любимым им формам песни и роман са. В. заявил о себе, как о педагоге, в своей «Полной школе пения», в трех частях, изданной у Грессера в Москвы в 1840 г. Эта школа является у нас первым и для своего времени замечательным вокальным ру ководством. Теперь это издание Грессера составляет библиографическую редкость. Из трех частей слабее обработана первая, теоретическая часть, представля ющая переработку «Nouvelle methode de chant et de vocalisation» парижского профессора Андраде. Но за то вторая, практическая, сделана совершенно само стоятельно, изобилует многими драгоценными замеча ниями, не утратившими своего значения и в настоя щее время и изобличающими в авторе большого зна тока человеческого голоса. Третья часть заключает в себе десять упражнений для голоса, с аккомпанемен том фортепиано, и две русские песни: «Ах не одна то во поле дороженька» и «Не будите меня молоду», пе реложенные на три голоса. Ни один композитор не вы держал у нас столько изданий, как В. В 1886 году на чало выходить в Москве, у Гутхейля, новое полное со брание сочинений В., издаваемое его наследниками.

Н. Соловьев.

Варламов (Константин Александрович) Варламов (Константин Александрович) – комик, ро дился в 1851 г., сын известного композитора. Впервые В. появился на сцене в Кронштадте, в труппе А. М. Чи тау. На петербургской сцене В. дебютировал в 1875 г.

Со смертью Виноградова (1877) роли покойного пере шли к В. и выдвинули его на первый план. Сначала впа дая в шарж, В. постоянным трудом избавился от это го недостатка, и ныне это один из любимейших арти стов александринской сцены. Число сыгранных им ро лей превышает 200. Не только в жанровом. но и в клас сическом репертуаре у В. есть превосходные роли, ка ковы: Клюков («Много шуму из пустяков»), Скалозуб и Горичев («Горе от ума»), Земляника и Осип («Реви зор»), Сганарель («Дон-Жуан»), Большинцов («Месяц в деревне») и др.

А. Ум.

Варна Варна – древний Одессус (также Тибеpиополь), со ставлявший самостоятельную эллинскую колонию. Во время владычества римлян, история только в начале V в. упоминает об Одессусе. Точно неизвестно, когда именно древний Одессус стал называться В.;

но ле тописец Феофан, повествуя о занятии города болгара ми после одержанной ими победы (679 г.) над армией императора Константина Погоната, называет его уже Варной. В настоящее время В. – разоруженная кре пость и пристань у северо-восточной покатости Бал кан, на берегу Черного моря, с 25250 жителями, глав ный город округа того же названия. К северу от кре пости – порт, безопасный от северных и северо-восточ ных ветров, наиболее господствующих в Черном мо ре. Место, где удобнее всего, по безопасности, бро сить якорь, находится к В. от крепости, против мыса Га лата, где всегда останавливаются военные суда. Глу бина воды в этом месте 8 – 15 саж. Близ самой кре пости и у пристани вода мелка. Варненский порт или, скорее, рейд совершенно незащищен от восточных и юговосточных ветров и при сильном напоре последних судам угрожает большая опасность быть выброшен ными на берег, чему не раз бывали примеры. В г. Австрия учредила в В. агентуру пароходного обще ства Ллойд, а после того и другие европейские держа вы назначили туда своих консулов. В. принадлежит к числу приморских городов Болгарии, в которых живет много греков;

последние составляют более 1/3 всего числа жителей города, причем к ним причисляют себя и так наз. гагаузы – потомки, как полагают, древних ку манов, исповедующие православие, но говорящие на турецком языке. В числе жителей В. много турок, со ставлявших до последней войны более половины все го населения города. В В. имеет резиденцию грече ский епископ, подчиняющийся вселенскому патриарху в Константинополе. Предполагается в ближайшем бу дущем искусственно очистить и углубить варненский рейд и соединить его каналом с озером Девно, чем будет устроена вполне безопасная, отличная стоянка для всяких судов. В окрестностях В. находится лет няя резиденция болгарского князя, Сандрово. Из двух главных черноморских городов Болгарии, Варны и Бур гаса, В. занимает первое место по вывозу и ввозу това ров водяным путем. В В. имеются мужская и женская гимназии. В. соединена рельсовым путем с Рущуком и с сетью австрийских железных дорог.

В летописях военной истории имя В. впервые при обретает громкую известность в 1444 году, когда ко роль польский и венгерский Владислав III решился из гнать турок из Европы и, собрав до 20 т. польских, вен герских, трансильванских и других войск, в начале но ября подступил к крепости. Султан Амурат II находился в Малой Азии, но, узнав о вторжении христиан, перевез через Босфор 150 тыс. армию и 9 ноября привел ее к В. Несмотря на неожиданность прибытия турок и пода вляющее превосходство их сил, Владислав на следу ющий же день атаковал неприятеля. Бой продолжал ся, с переменным успехом, в течение всего дня;

но ко гда сам король, при нападении на янычар, был убит, то главный полководец его, Ян Гуннад, вместе со своею конницею, обратился в бегство, а остальная часть хри стианской армии была рассеяна и весь обоз ее достал ся в руки туркам. В русско-турецкую кампанию 1773 г., фельдмаршал, граф Румянцев, выслал к В. отряд ге нерала Унгерна, который, не сделав никаких пригото влений, пытался, 30 октября, взять крепость штурмом, но был отбит и потерял 6 орудий, завязших в болоте.

В войну 1810 г. за В. наблюдали отряды генералов Цы зырева и Воинова, отступившие в конце осени на зим ние квартиры. Перед войною 1828 г. В. была уже пер воклассною крепостью, которая преграждала операци онную линию русских войск у Балкан и овладение ко торою, поэтому, приобретало для нас крайне важное значение. Избрана же была эта операционная линия в виду возможности содействия нашего флота, который в то время вполне господствовал над Черным морем.

В июле 1828 г., после предварительных разведок, к В.

подступил отряд русских войск под начальством кня зя Меншикова. Вслед затем показалась на море эска дра адмирала Грейга;

но суда ее, по местным услови ям, не могли подойти к самой крепости и оказать со действие сухопутным войскам. На первое время князь Меншиков ограничивался оборонительными действи ями, выжидая прибытия остальных направленных к Варне войск и осадного парка. Турки, не оставались бездеятельными, но беспрестанно тревожили нас бо лее или менее сильными вылазками. 26 июля с двух кораблей русского флота открыто бомбардирование, а на следующее утро отряд требных судов, под началь ством капитана 2 ранга Мелихова, овладел под В. ту рецкою флотилией. В начале августа приступлено бы ло к осадным работам, при чем, для совместного дей ствия с флотом, пунктом атаки был избран северо-во сточный фронт крепости. 5 августа осадные батареи открыли огонь, а 9-го числа турки (число коих увели чилось до 20 тыс. чел. вследствие подкреплений, при бывавших с южной стороны крепости) сделали смелую вылазку, но были отбиты с большими потерями. В этот день князь Меншиков был тяжело ранен;

его заменил гр. Воронцов. 27 августа приехал к войскам импера тор Николай I, который во время осады имел пребы вание на адмиральском корабле «Париж». На следу ющий день к русским присоединился гвардейский кор пус, приведенный великим князем Михаилом Павлови чем, и тогда представилась возможность, обложив кре пость и с южной стороны, воспрепятствовать прибы тию новых подкреплений к гарнизону. В начале сентя бря получено было известие, что на выручку В. прибли жается от р. Камчика 30-тысячный корпус паши Оме ра-Врионе. Для рекогносцировки расположения вновь прибывших неприятельских сил выслан был от войск, расположенных на южной стороне крепости, отряд из двух батальонов л.-гв. егерского полка, с двумя эска дронами и двумя орудиями, под общею командою пол ковника польских войск гр. Залусского. Последний за вел свой отряд далеко вперед, в густой лес, наткнул ся на далеко превосходные неприятельские силы и в критическую минуту ускакал с конницею и артиллери ею. Лейб-егеря, подвергшись со всех сторон натиску несравненно сильнейшего противника, понесли огром ные потери, и лишь небольшая часть их успела отсту пить в укрепленную позицию к югу от В. По получении об этом известия, южный отряд обложения был усилен тремя свежими гвардейскими батальонами и началь ство над ним поручено было храброму и опытному ге нералу Бистрому. 16 сентября он был атакован с юж ной стороны всем корпусом Омера-Bpионe и одновре менно с этою атакою произведена вылазка из В. После 4часового упорного боя турки были отражены на всех пунктах и понесли большие потери. 18 сентября про тив сильной позиции Омеpa-Bpионe, на константино польской дороге, произведена одновременная атака с одной стороны отрядом генерала Бистрома, а с дру гой – корпусом принца Евгения Виртембергского. Хотя обе атаки не удались, но они имели последствием, что Омер совершенно отказался от наступательных дей ствий для освобождения В. Между тем осадные рабо ты с северовосточной стороны крепости доведены бы ли до самого рва. 21 и 22 сентября взорваны были ми ны под 1 и 2 бастионами. 28 числа комендант крепости, Юсуф-паша, положил оружие;

но часть гарнизона, под начальством Капудана-паши, заперлась в цитадели и решилась защищаться до последней крайности. Одна ко, по открытии огня с флота и осадных батарей, она тоже принуждена была сдаться. 29 сентября русские войска заняли В., а Омер-Bpионe, узнав об этом, от ступил за Камчик. Взятие В. открыло русским дорогу в Константинополь, освободив для наступательных дей ствий большие силы. После Адрианопольского мира В.

была возвращена туркам, при чем укрепления ее взо рваны, а взятые там 162 орудия увезены в Россию.

В восточную войну 1853 – 56 гг. В., снова обращен ная в крепость, не имела прямого влияния на ход воен ных действий. Перед войною 1877 – 78 гг. В. была уси лена с северной стороны тремя фортами и вооруже на нарезною артиллерией, но тоже не играла особен ной роли в военных операциях. После Сан-стефанско го договора турки обязались сдать В. и 27 июля 1878 г.

крепость была занята русскими войсками.

Варяги Варяги, поздн. вареги, визант. варанги, скандин.

вэринги (vaeringjar), арабск.грузинск. варанг, латинск, varingi. – Этим именем обозначались первоначально выходцы из Скандинавии, отчасти дружинники, посту павшие в русскую и византийскую военную службу, от части купеческие гости. Мало помалу это название ста ло служить для обозначения католической веры (ва ряжская вера, варяжский поп) и скандинавов вообще.

В Poccии под этим именем по преимуществу разуме лись шведы (еще в XVII в.). Вопрос о варягах тесно свя зан с вопросом о происхождении Русского государства.

Ф. Браун.

Василёк Василёк (Centaurea Cyanus L.) – растение из подсемейства Cynareae, семейства сложноцвет ных (Compositae), с паутинисто-шерстистыми линей но-ланцетными листьями и синими цветами. Встреча ется почти всюду в Европе среди посевов, особенно во ржи. Василек, вероятно, южно-европейского происхо ждения. Кроме В., к роду Centaurea принадлежит около 300 – 400 видов, распространенных, главным образом, в Европе, Северной Африке, Западной Азии. Немно гие виды, встречаются в Северной и Южной Амери ке, один вид в Австралии. Головки у них с покрывалом из черепичато расположенных листочков, снабженных перепончатым или колючим придатком. Краевые цвет ки более крупны, бесплодны;

срединные – обоеполы.

Венчик розового, желтого или синего цвета. Наиболее распространены: С. Jacea L., С. Phrygia L., С. Scabiosa L. с розовыми и С. Cyanus L. с синими цветами.

В. Т-ль.

Василек посевной, как сорное растение, встречает ся преимущественно в озимых хлебах, особенно на песчаной и суглинистой почвах, и, как однолетнее ра стение, размножается семенами, часто высеваемыми вместе с хлебными, при плохой очистке последних, а также находящимися с соцветиями этого растения в соломе, вывозимой на поле вместе с навозом. Ме ры для истребления его состоят в известковании почв, содержащих много перегноя, хорошей очистки посев ных семян, боронования всходов посеянных растений и выпалывании их до созревания василька.

С.

Василий Дмитриевич Василий Дмитриевич – вел. кн. владимирский и мо сковский (1389 – 1425). Хотя В. Д., сын Димитрия Дон ского, и возведен был на великокняжеский престол по слом хана, но, с его княжения, великое княжество сде лалось окончательно достоянием московских князей.

Перевес его над другими князьями и над старыми ро довыми притязаниями сказался в самый год его всту пления на престол. Князь Владимир Андреевич, его дядя, поссорился с Василием, но должен был, одна ко, уступить племяннику. Он признал последнего ста рейшим себя, обязался ходить на войну, сидеть в оса де, где В. прикажет. Вел. князь находил сильную опору в боярстве. Боярские роды начали оседать в Москов ском княжестве со времен второго сына Калиты, Ива на Ивановича. Эта оседлость дружины породила связь осевших боярских родов с домом Калиты, вследствие которой им не выгодно было, чтобы Моск. княжеством завладела какая-либо другая линия дома св. Влади мира;

точно также в выгодах боярства была передача престола от отца к сыну, при которой им было удоб нее проводить свою наследственную политику. Возвы шая значение московского князя над другими князья ми, московское боярство возвысило себя над бояр ством других княжеств. Боярство в других княжествах, видя усиление Москвы, стремилось служить сильному и богатому московскому князю. Таким положением дел и настроением боярства объясняется легкое падение Нижегородско-суздальского княжества. В. Д., зная на строение нижегородского боярства, купил в Орде яр лык на Нижний Новгород и Суздаль. Борис, кн. нижего родский, созвав своих бояр, сказал им: «Господа мои и братия, милая дружина! Вспомните крестное цело вание, не выдайте меня врагам моим». Бояре клялись и во главе их клялся боярин Румянец, который, ме жду тем, уже давно завел переговоры с Москвою. Ко гда в Нижний Новгород явились московские бояре с татарскими послами, то тот же боярин Румянец ска зал Борису: «Господин князь! Не надейся на нас (на бояр), мы уже теперь не твои и не с тобою, а на те бя». Борись был схвачен, с женою и детьми;

его не многие доброхоты разосланы по разным городам. В.

таким образом приобрел, кроме Нижнего Новгорода, Городец, Мещеру, Муром, Тарусу, а через несколько лет и Суздаль. – В 1395 г. Восточной России грозила страшная беда. Тамерлан, победив Тохтамыша, пере шел Волгу и овладел Ельцом. Москва была в ужасе;

но еще живы были сподвижники Димитрия Донского на Куликовом поле. Московские бояре не пришли в от чаяние, собрали полки и уговорили В. стать во главе ополчения, чтобы с оружием в руках встретить грозно го врага. Но Тамерлан, простояв недели две в земле Рязанской и опустошив страну в верховьях Дона, от ступил. Причину отступления восточные историки при писывают приближению осени (отступление начато августа). Благочестивое предание повествует, что от ступление Тамерлана произошло в тот день, когда в Москву принесли икону Богоматери из Владимира. Ко стомаров весьма метко указал значение этого перене сения: В. приказал перенести икону, которую Андрей Боголюбский тайком увез из Киева в свой любимый го род Владимир;

теперь эта икона служила освящени ем первенства и величия Москвы над другими русски ми городами. Но подчинить вполне своей воле Вели кий Новгород, к чему стремились в. князья с Андрея Боголюбского, Василию не удалось, хотя и ему, как и его преемникам, весьма много облегчал борьбу раздор Новгорода с бывшим его пригородом, Псковом. В. Д.

в борьбе с старым вечником оперся на митрополита, с выгодами которого уже его предшественники, начи ная с Калиты, умели соединить судьбу Москвы и сво его дома. В 1392 г. в Новгород прибыл митрополит Ки приян;

он требовал, чтобы Новгородцы по старому от носились к нему в делах судных, ибо незадолго до это го новгородское вече постановило на суд к митрополи ту не ездить. Вечевым приговором митрополиту было отказано. В. кн. вступился за митрополита, новгород цы отказали и ему. Дело дошло до кровавых расправ.

В 1393 г. в Торжке убили московского доброхота;

вели кий князь, захватив Торжок, приказал разыскать винов ных, и 70 человек преданы были в Москве мучительной казни четвертования. Новгородцы, опасаясь за свою двинскую торговлю, уступили и прислали митрополиту судную грамоту. В 1396 г. враждебные действия возоб новились. В. князь хотел захватить Двинскую землю;

сначала он успел в том, но в 1398 г. должен был отка заться от Двинской земли, Вологды и других новгород ских владений. В 1404 г. опять возникли неприязнен ные отношения. Новг. архиепископ Иоанн три года со держался в Москве в заточении, но В. князь, помирив шись с Новгородом, освободил Иоанна и захваченных в этом году новгородских бояр. Ускорению примирения содействовало опасение замыслов Витовта, в. к. ли товского, который, захватив Смоленск, явно стремился к захвату и Пскова с Новгородом. Витовт, несмотря на родство с Василием, который был женат на его дочери;

Софье Витовтовне, был грозный враг. Владея Смолен ском и юго-западными русскими княжествами, он неда ром носил титул вел. кн. литовского и русского;

на во сток его владения простирались до Оки. Родственные отношения смягчали борьбу;

но Витовт был не из тех людей, которые всему предпочитают родственные свя зи. Псковичи и Новгородцы просили помощи у в. князя московского. Три раза сходились тесть и зять и ни разу битвы не было, каждый раз дело кончалось свидани ем и миром: 1406 г. близ Крапивны, в 1407 г. у Вязьмы и в 1408 г. на берегах р. Угры. После мира на р. Угре не было больше столкновения у Василия с Витовтом.

Для Василия было великим счастьем, что в Орде, по сле нашествия Тамерлана, 12 лет царствовала неуря дица, которая давала Москве возможность свободно действовать по отношению к Литве. В это время каз на вел. кн. московского чрезвычайно обогатилась: он в Орду и сам не ездил и никого не посылал;

на требова ние денег отвечал, что у него денег нет, а между тем по стоянно собирал деньги на ордынский выход. Все эти деньги оставались в казне великокняжеской. Но в Ор де все изменилось. когда власть перешла в руки мурзы Эдигея, который, подобно Мамаю, стал распоряжать ся и ханами, и ордою. Эдигей хотел заставить В. пови новаться, но не решился открыто напасть на Москву и прибегнул к хитрости. В 1408 г. он дал знать В., что идет на Литву, а сам повернул к Москве. В. бежал в Ко строму, оставив своего дядю Владимира Андреевича защищать столицу. Эдигей не мог взять Москвы, но от дельные татарские отряды опустошили Переяславль, Ростов, Дмитров, Серпухов, Верею, Нижний Новгород, Городец, Клин. Эдигей, получив известие, что в Орде неспокойно, отступил, разорив на обратном пути Ря зань. Но нашествие Эдигея нисколько не поколебало значения Москвы. В 1412 г. В. Д. ездил в Орду на по клон к Джела-Ледину (Зелени-Султан наших летопи сей), по поводу дарования им ярлыка изгнанным ни жегородским князьям. В 1399 г. умер тверской великий князь Михаил, давши клятву за детей, внуков и пле мянников не искать ни Москвы, ни Новгорода. Вели кий князь рязанский обязался чтить В., как старейшего брата. Братья В. дали такие же записи, кроме Юрия. В княжение Василия случилось важное событие в исто рии церкви, которое имело политическое значение: по смерти Киприана, в 1406 г., митрополитом поставлен был грек Фотий, ничего не понимавший в русских отно шениях. Его надменное отношение к Витовту, дало по следнему предлог исполнить давнишний замысел: он созвал всех русских епископов, которые в 1425 г. по ставили в киевские митрополиты болгарина Григория Цамблака. Влияние Москвы на южную Россию было ослаблено. В княжение В. Россию посетило и грозное бедствие – мор и трехгодичный голод. О главном дей ствующем элементе в Москве, т. е. о боярстве, в кня жение В. Д., сохранилось показание в письме к нему Эдигея, в котором указывается на смену старого по коления бояр поколением новым;

первое слушалось татар, второе было враждебно им. Первое, конечно, восхваляется Эдигеем. Из боярских родов на первом месте стоял род боярина Феодора Кошки и его сыно вей, предков Романовых;

потом род Ивана Родионо вича Квашни, род Вельяминовых, Челядниных, Всево ложских, Плещеевых, племянников митрополита Алек сея, Жеребцовых.

Е. Былов.

Василий Васильевич Тёмный Василий Васильевич Тёмный (1425 – 1462), Княже ние сына В. Д. показало, что сила, значение и напра вление политики Москвы не зависели от личности кня зя. В. В. был человек характера слабого и злого, нико гда не обнаруживал ни политических, ни военных та лантов, после отца остался десяти лет, и, следователь но, лет десять не мог сам управлять, в 16 лет был слеп цом. При всем том сила и значение Москвы, в его трид цатидвухлетнее княжение, в продолжение которого он 26 лет не мог править то по молодости, то по слепо те, не только не умалились, но еще возросли. – Этот многознаменательный факт показывает, что усиление Москвы находило сочувствие массы населения во всех княжествах, давно благодаря церкви чаявшего един ства Русской земли.

Кроме того, и Московское княжество сложилось крепко, благодаря дружному содействию трех элемен тов – князя, дружины и духовенства, между которыми в ту пору принципиального разлада еще не существо вало. Когда первый был слаб, остальные два действо вали с удвоенною силою. Самое начало княжения В.

В. было весьма печально: зараза возобновилась, мас са людей умирала от язвы (род чумы), а в 1430 г. бы ла страшная засуха;

земля (т.е. торф в болотах) и ле са горели, воды в источниках и колодах иссохли, зве ри и птицы гибли в лесах, рыба – в воде;

голод присо единился к язве, которая возобновилась в 1442 и гг. В тоже время и в семействе Калиты открылась не бывалая усобица. Дядя В. В., Юрий Дмитриевич, князь Галича костромского, не хотел признать племянника старшим великим князем и сам заявил притязание на великое княжение, но встретил сильный отпор со сто роны духовенства и бояр. Митрополит Фотий, если не сам по себе, то под влиянием общего голоса духо венства, не решился нарушить установившийся поря док передачи престола от отца к сыну, а московским боярам совсем нежелательно было возобновлением старины уступить первенство галицким боярам. Фотий сам ездил в Галич уговаривать Юрия смириться, грозя ему не одним духовным оружием. Когда князь Юрий, собрав чернь из города и окрестных сел, расставил ее по горе, чтобы показать силу и многолюдство Галицко го княжества, Фотий ему сказал: «сын мой, князь Юрий, не видывал я никогда столько народа в овечьей шер сти», т.е. – люди в сермягах плохие ратники, после раз ных колебаний Юрий, в 1428 г., смирился, признал себя младшим братом племянника и обязывался не искать великого княжения под В. В 1431 году произошел, од нако, между дядей и племянником разрыв. Соловьев приписывает перемену отношений между дядей и пле мянником смерти Витовта, который умер в 1430 г. и ко торый, конечно, не дал бы в обиду своего внука. Сво як и побратим князя Юрия, Свидригайло, заступил ме сто Витовта в Литве, и с этой стороны Юрий считал се бя обеспеченным;

но, зная, что большинство москов ского боярства и духовенства против него, не решал ся действовать собственными силами и всячески ис кал опоры в Орде, где и приобрел сильного покрови теля в лице мурзы Тегина. Но за Василия Васильеви ча хлопотал его боярин, Иван Дмитриевич Всеволож ский, человек хитрый, ловкий. Соловьев называет его достойным преемником тех московских бояр, которые при отце и деде и прадеде В. В. умели удержать за Мо сквою первенство и создать ее могущество. Всеволож ский, как истый московский боярин, коротко знал ор дынские порядки и отношения;

он сумел возбудить за висть в остальных мурзах, напугать их близким союзом Юрия с Свидригайлом и выиграл дело;

В. В. получил ярлык на великокняжение. Юрий должен был на время скрыть досаду неудачи и ожидать благоприятной мину ты для достижения своей цели. Минута эта вскоре на стала: боярин Всеволожский поссорился с велик, кня зем. В. В. обещал Всеволожскому жениться на его до чери, по не сдержал слова и, по воле матери, женился на Марье Ярославне, внучке Владимира Андреевича.


Всеволожский вспомнил старину боярскую, т.е. право бояр, оставив князя, отъехать на службу к другому кня зю, и отъехал к Юрию, которым принят был радушно.

В то же время в Москве сыновья Юрия потерпели пос рамление. Дело было на свадьбе вел. князя и вышло изза пояса, который от Димитрия Суздальского, в при даное за дочерью, перешел к Димитрию Донскому. На свадьбе тысяцкий Вельяминов подменил этот пояс и отдал сыну своему, Николаю, за которым была другая дочь Димитрия Суздальского. От Вельяминовых пояс перешел, тоже в приданое, в род князя Владимира Ан дреевича, а потом к сыну Юрия, к Василию Косому, в приданое за его женою. Софья Витовтовна, узнав на свадьбе, какой был на Косом пояс, при всех сорва ла его с Косого. Юрьевичи тотчас выехали из Москвы.

Юрий, быстро собрав силы, напал на Москву и выгнал из нее В. В., а потом взял его в плен. Юрий, провоз гласив себя великим князем, дал племяннику в удел Коломну. Сюда к В. В. стекались князья, бояре, вое воды, дворяне, слуги, откладываясь от Юрия. Борьба возобновилась. Вскоре Юрий умер;

сыновья его, Ди митрий Шемяка и Димитрий Красный, помирились с В.

В., но Василий Косой упорно продолжал борьбу и, за хваченный в 1434 г. в плен, был ослеплен по повеле нию великого князя. Братья Косого не могли тотчас по сле его ослепления отмстить великому князю. Самый энергичный из них, Димитрий Шемяка, ждал, однако, только удобного случая, чтобы возобновить борьбу с надеждою на успех – и дождался, благодаря неудаче В. В. в походе против казанских татар. Около 1439 г. хан Улу-Махмет был изгнан из Золотой орды братом своим и засел в Казани, откуда он и его сыновья не переста вали делать набеги на рязанские и нижегородские зе мли. В 1445 г. В. В. выступил против Улу-Махмета, был разбит близ Суздаля и взят в плен. Хан отпустил В. В.

за большой выкуп и с ним целые отряды татар, кото рые вступили на службу вел. князя. Вследствие этого в рядах московского боярства возникли смуты и несо гласия, чем и воспользовался Димитрий Шемяка. Он нашел себе поддержку в князе Иване Можайском. В 1446 г. союзники захватили В. В. в Троицком монасты ре, привезли его в Москву и ослепили. В. В. сослан был в Углич, мать его – в Чухлому. Малолетние сыновья Ва силия, Иван и Юрий, бывшие у Троицы с отцом, спасе ны князем Ряполовским, который укрыл их сначала в селе своем Боярове, а потом заперся с ними в Муроме.

Приверженцы В. В. бежали в Литву;

во главе их стояли:

потомок Владимира Андреевича, князь Василий Яро славич;

и князь Оболенский. Первого с честью приня ли в Литве и дали в кормление Брянск, Гомель, Старо дуб, Мстиславль и другие города, Федор Басенок, бо ярин В. В., наотрез объявил, что не хочет служить Ше мяке;

его заковали, но он успел освободиться и также бежал в Литву. Шемяка, при посредстве Ионы, еписко па рязанского, нареченного митрополита, заставил Ря половского отдать детей Василия Темного, как стали звать В. В. после ослепления, поклявшись пожаловать их волостями и выпустить на свободу их отца, но не сдержал слова и заточил их в Угличе вместе с В. В.

Тогда князья Ряполовские, Стрига Оболенский, бояре Ощера с братом Бобром, Драница, Филимонов, Русал ка, Руно стали собирать дружины;

одни двинулись к Угличу, другие в Литву, где соединились с бежавшими туда ранее приверженцами Василия. Шемяка созвал бояр на совет, что делать с Василием? Иона упрекал Шемяку, что он ввел его в срам, и просил снять с не го грех, выпустить Василия и его сыновей. Шемяка по слушался, взяв с Василия проклятые грамоты не ис кать великого княжения, т. е. В. заранее признавал се бя проклятым, если поднимет руки на Шемяку. В. полу чил в удел Вологду;

но едва приехал туда, как к нему стали собираться его приверженцы, а Трифон, игумен Кириллова Белозерского монастыря, снял с В. клятву.

В. соединился с вел. князем тверским Борисом Алек сандровичем, малолетнюю дочь которого помолвил со своим семилетним сыном Иваном, и с тверскими от рядами двинулся к Москве;

на пути к нему присоеди нились его литовские доброжелатели и сыновья Улу Махмета. Татары объявили, что пришли на помощь к вел. князю Василию, отблагодарить его за прежнее до бро и за хлеб. Участие татар в восстановлении В. на Престол весьма замечательно, если принять в сообра жение, что некоторые из его приверженцев, напр. бо ярин Ощера, и после оставались горячими привержен цами татар, да и самому В. при ослеплении ставили в вину, что он наводил татар на Русскую землю и жало вал их больше русских. Шемяка бежал, признал В. ве ликим князем и, в свою очередь, дал на себя прокля тые грамоты;

но искреннего мира между ними быть не могло. В 1449 г. Шемяка осадил Кострому, но был от ражен боярином Федором Басенком. В 1450 г. Шемя ка был разбит под Галичем и бежал в Новгород. Галич занят был великим князем. Но Шемяка не прекращал борьбы и после потери Галича. Тогда В. и его привер женцы прибегли к гнусному злодеянию. В 1453 г. в Нов город прибыл дьяк Степан Бородатый;

он склонил на свою сторону Котова;

Шемякина боярина, и Котов под говорил повара Шемяки отравить последнего. Шемяка умер, поев курицы, пропитанной ядом. Подьячий, при везший В. известие о смерти Шемяки, пожалован был в дьяки. Иван, сын Шемяки, и Иван, князь Можайский, друг Шемяки, бежали в Литву. Не лучше была судьба и семейства Василия Ярославича Серпуховского, кото рый за некую крамолу – какую не известно – схвачен в заточен в Угличе, а потом переведен в Вологду, Се мейство его бежало в Литву.

Независимости Новгорода Великого при Василии Темном угрожала окончательная гибель. Василий Ва сильевич и его бояре, мстя за прием, оказанный Ше мяке, выступили против Новгорода с войском;

воево ды, князь Стрига Оболенский и Федор Басенок, разби ли новгородцев под Русою. Новгород обязался платить великому князю черный бор в своих волостях и судные пени;

кроме того, Новгород отменил вечные (вечевые) грамоты и обязался писать грамоты от имени великого князя московского. Смирение Новгорода понятно: ему со всех сторон угрожали враги, а ливонский магистр, в 1442 г., готовился поднять на Новгород еще и сканди навские земли. Псков во всем повиновался великому князю. Иван Федорович, великий князь рязанский, сна чала искал помощи у великого князя литовского, а по том, умирая, отдал сына своего, Василия, на руки ве ликого князя Московского. В. В. взял малолетнего ря занского князя в Москву, а в рязанские города послал наместников.

В княжение Василия Темного положен был конец зависимости Русской церкви от константинопольско го патриарха: митрополит, грек Исидор, подписавший флорентийскую унию, должен был бежать из Москвы, вследствие чего собор русских епископов, без согла сия патриарха, нарек, в 1448 г., в московские митропо литы рязанского архиепископа Иону. В княжение В. В.

возобновлен был город Казань и основано было Цар ство Казанское упомянутым выше Улу-Махметом. Ко времени этого княжения относится и возникновение Крымского ханства.

Е. Былов.

Василий Иоаннович Василий Иоаннович (1505 – 1533). Спор о престо лонаследии, который возник в конце великокняжения Иоанна III и в котором бояре, из ненависти к супруге Иоанна III и матери В. I., Софии Фоминишне Палео лог, держали сторону Димитрия Иоанновича, отразил ся на всем времени великокняжения В. I. Он правил посредством дьяков и людей, не выдававшихся знат ностью и древностью рода. При таком порядке он на ходил сильную опору в влиятельном Волоколамском монастыре, монахи которого назывались иосифляна ми, по имени Иосифа Волоцкого, основателя этого мо настыря, большого приверженца Софии Фоминишны, в которой он находил опору в борьбе с ересью жи довствующих. К старинным и знатным боярским родам В. относился холодно и недоверчиво, с боярами со ветовался только для виду, и то редко. Самым близ ким человеком к В. и его советником был дворецкий Шигона-Поджогин, из тверских бояр, с которым он ре шал дела, запершись вдвоем. Кроме Шигоны-Поджо гина советниками В. были человек пять дьяков;

они же были и исполнителями его воли. С дьяками и с не знатными своими приближенными В. обращался грубо и жестоко. Дьяка Далматова за отказ ехать в посоль ство В. I. лишил имения и сослал в заточение;

когда БерсеньБеклемишев, из нижегородских бояр, позво лил себе противоречить B. I., последний прогнал его, сказав;

«Ступай, смерд, прочь, не надобен ты мне».

Вздумал этот Берсень жаловаться на в. князя и на пе ремены, которые, по мнению Берсеня, произвела мать в. князя – и ему отрезали язык. В. I. действовал само властно, вследствие личного характера, холодно-же стокого, и крайне расчетливого. Относительно старо го московского боярства и знатных родов от племени св. Владимира и Гедимина он был крайне сдержан, ни один знатный боярин не был при нем казнен;

бояре и князья, вступившие в ряды московского боярства, то и дело вспоминали старину и старинное право дружины отъезда. В. брал с них записи, клятвенные грамоты в Литву на службу не отъезжать;

между прочим князь В.

В. Шуйский дал такую запись: «от своего государя и от его детей из их земли в Литву, также к его братьям и никуда не отъехать до самой смерти». Такие же запи си дали князья Бельские, Воротынские, Мстиславские.

При В. I. только одного князя В. В. Холмского пости гла опала. Дело его неизвестно и только отрывочные факты, дошедшие до нас, бросают на него некоторый слабый свет. При Иоанне III с Василия Холмского взя та была клятвенная грамота не отъезжать в Литву на службу. Это не помешало ему при В. занять первое место в ряду бояр и жениться на сестре в. князя. За что постигает его опала – неизвестно;


но занятие его места князем Данилой Васильевичем Щеня-Патрикее вым и нередкая смена на этом месте княжат от племе ни св. Владимира княжатами из роду Гедимина, дают повод думать о разладе в среде самого боярства, К от ношениям В. I. к знатному боярству вполне приложи мы слова проф. Ключевского, что в. князь в полковых росписях не мог назначить верного Хабара Симского вместо неблагонадежного Горбатого-Шуйского («Бояр ская Дума», стр. 261), т.е. не мог столкнуть с первых рядов известные фамилии и должен был подчиняться порядку, с которым вступил в борьбу его сын. К род ственникам, при малейшем столкновении, он относил ся с обычной суровостью и беспощадностью москов ских князей, на которую так жаловался противник сы на В., князь Андрей Курбский, называя «издавна кро вопийственным» род Калиты. Соперник В. в престоло наследии, его племянник Димитрий Иоаннович, умер в заключении, в нужде. Братья В. ненавидели людей, окружавших В., следовательно и установившийся по рядок – а между тем, по бездетности В., эти братья должны были ему наследовать, именно брат его Юрий.

Близкие к Василию люди должны были опасаться при Юрии потери не только влияния, но даже жизни. Поэто му, они с радостью встретили намерение Василия раз вестись с бесплодною супругою, Соломонией из рода Сабуровых. Может быть, этими близкими людьми вну шена была и самая мысль о разводе. Митрополит Вар лаам, не одобрявший мысли о разводе, был удален и замещен игуменом Волоколамского монастыря Дании лом. Иосифлянин Даниил, человек еще молодой и ре шительный, одобрил намерение В. Но против развода восстал инок Вассиан Косой Патрикеев, который и под монашеской рясой сохранил все страсти боярства;

к нему пристал инок Максим, ученый грек, человек со вершенно чуждый расчетам московской политики, вы званный в Poccию для исправления церковных книг. И Вассиан и Максим оба сосланы были в заточение;

пер вый умер при В., а второй пережил и В., и митрополита.

При В. присоединены к Москве последние удельные княжества и вечевой город Псков. С 1508 по 1509 г. на местником во Пскове был князь Репня-Оболенский, ко торого псковичи недружелюбно встретили с самого его приезда, потому что он прибыл к ним не по обычаю, не будучи прошен и объявлен;

духовенство не выхо дило к нему на встречу с крестным ходом, как всегда делалось. В 1509 г. вел. князь поехал в Новгород, ку да Репня-Оболенский прислал жалобу на псковичей, а вслед за тем явились к В. псковские бояре и посад ники, с жалобами на самого наместника. В. князь от пустил жалобщиков и послал в Псков доверенных лю дей разобрать дело и помирить псковичей с. намест ником;

но примирения не последовало. Тогда великий князь вызвал посадников и бояр в Новгород;

однако не выслушал их, а велел всем жалобщикам собрать ся в Новгород, к Крещенью, чтобы всех рассудить ра зом. Когда жалобщиков собралось весьма значитель ное число, то им сказали: «Пойманы Вы Богом и вели ким князем В. I. всея Руси». Вел. князь обещал им ока зать милость, если они снимут вечевой колокол, что бы вечу впредь не быть, а во Пскове и пригородах пра вить только наместникам. Дьяк Третьяк-Далматов по слан был во Псков, чтобы передать псковичам волю вел. князя.

19 января 1510 сняли вечевой колокол у св. Трои цы. 24 января во Псков приехал В. Бояре, посадники и жилые люди, триста семей, высланы в Москву, а во Пскове введены московские порядки. В. домогался из брания в в. князья литовские. Когда в 1506 г. умер его зять Александр, то В. писал к сестре своей Елене, вдо ве Александра, чтобы она уговорила панов выбрать его в в. князья, обещая не стеснять католической ве ры;

о том же он наказывал через послов князю Вой теху, епископу виленскому, пану Николаю Радзивилу и всей раде;

но Александр уже назначил себе преемни ка, брата своего Сигизмунда. Не получив литовского престола, В. задумал воспользоваться смутой, которая по смерти Александра возникла между литовскими па нами. Виновником этой смуты был князь Михаил Глин ский, потомок татарского мурзы, выехавшего в Литву при Витовте. Михаил Глинский, любимец Александра, был человек образованный, много путешествовавший по Европе, отличный полководец, особенно просла вившийся победою над крымским ханом;

при образо вании и военной славе ему придавало значение и его богатство, ибо он был богаче всех литовских панов – почти половина Литовского княжества принадлежала ему. Князь пользовался громадным влиянием среди русского населения великого княжества, а потому ли товские паны боялись, что он овладеет престолом и перенесет столицу в Русь. Сигизмунд имел неосторож ность оскорбить этого сильного человека, чем и вос пользовался В., предложив Глинскому перейти к нему на службу. Переход Глинского к московскому велико му князю вызвал войну с Литвою. Сначала эта война ознаменовалась большой удачей. 1 августа 1514 г. В., при содействии Глинского, взял Смоленск, но 8 сентя бря того же года московские полки были разбиты кня зем Острожским при Орше. После поражения при Ор ше война, тянувшаяся до 1522 г., не представляла ни чего замечательного. При посредстве императ. Макси милиана I, мирные переговоры начались еще в 1517 г.

Представителем императора был барон Герберштейн, оставивший записки о Московском государстве – луч шее из иностранных сочинений о России. При всем дипломатическом искусстве Герберштейна перегово ры были вскоре прерваны, ибо Сигизмунд требовал возвращения Смоленска;

а В. с своей стороны наста ивал, чтобы не только Смоленск остался за Россией, но чтобы возвращены были России Киев, Витебск, По лоцк и др. города, принадлежавшие князьям от племе ни св. Владимира. При таких притязаниях противников только в 1522 г. заключено было перемирие. Смоленск остался за Москвою. Перемирие это подтверждено в 1526 г., при посредстве того же Герберштейна, вторич но приехавшего в Москву послом от Карла V. В продол жение войны с Литвою В. покончил с последними уде лами: Рязанью и Северскими княжествами. Рязанский князь Иван, говорили в Москве, задумал возвратить са мостоятельность своему княжеству при помощи крым ского хана Махмет Гирея, на дочери которого он наме рен был жениться. В. позвал князя Ивана в Москву, где засадил под стражу, а мать его, Агриппину, заключил в монастырь. Рязань была присоединена к Москве;

ря занцев же целыми толпами переселили в московские волости. В Северской земле было два князя: Василий Иванович, внук Шемяки, князь новгород-северский, и Василий Семенович, князь стародубский, внук Ивана Можайского. Оба эти князя постоянно доносили друг на друга;

В. допустил Шемячича изгнать стародубско го князя из его владения, которое присоединено бы ло к Москве, а через несколько лет заключил и Ше мячича под стражу, удел же его в 1523 г. также при соединен был к Москве. Еще ранее присоединен был Волоцкой удел, где последний князь, Феодор Борисо вич, умер бездетным. Во время борьбы с Литвою В.

просил помощи у Альбрехта, курфюрста бранденбург ского, и у великого магистра Немецкого ордена. Сигиз мунд, в свою очередь, искал союза с Махмет-Гиреем, ханом крымским. Гиреи, преемники знаменитого Мен гли-Гирея, союзника Иоанна III, стремились соединить все татарские царства под властью их рода;

поэтому крымский хан Махмет-Гирей становился естественным союзником Литвы. В 1618 г. умер бездетным казанский царь Магмет-Амин, московский подручник, и в Казани возник вопрос о престолонаследии. В. посадил сюда на царство Шиг-Алея, внука Ахмета, последнего хана Золотой орды, родового врага Гиреев. Шиг-Алея возне навидели в Казани за его тиранство, чем и воспользо вался Саиб-Гирей, брат Махмут-Гирея, и захватил Ка зань. Шиг-Алей бежал в Москву. После этого Саиб-Ги рей бросился опустошать Нижегородскую и Владимир скую области, а Махмут-Гирей напал на южные преде лы Московского государства. Он дошел до самой Мо сквы, откуда В. удалился в Волоколамск. Хан взял с Москвы письменное обязательство платить ему дань и поворотил к Рязани, Здесь он потребовал, чтобы вое вода явился к нему, потому что в. князь теперь данник хана;

но воевода Хабар-Симский потребовал доказа тельства, что в. князь обязался платить дань. Хан при слал данную ему под Москвою грамоту;

тогда Хабар, удержав ее, разогнал татар пушечными выстрелами.

Саиб-Гирей вскоре был изгнан из Казани, где, вслед ствие борьбы партий крымской и московской, проис ходили постоянные смуты;

и В. назначил туда ханом Еналея, брата Шиг-Алея. В таком положении В. оста вил дела в Казани. Власть отца Грозного была велика;

но он не был еще самодержцем в позднейшем смысле.

В эпоху, предшествовавшую и следовавшую за опаде нием татарского ига, слово: самодержавие, противопо лагалось не конституционному порядку, а вассальству:

самодержец означал владыку самостоятельного, неза висимого от других владык. Исторический смысл сло ва: самодержавие выяснен Костомаровым и Ключев ским.

Е. Былов.

Василий Иоаннович Шуйский Василий Иоаннович Шуйский царствовал с 19 мая 1606 года по 19 июля 1610 года. Обманом подготови лось его царствование: «в роковую ночь на 17 мая, многие», говорит С. М. Соловьев, "были за Лжедми трия;

многие взялись за оружие при известии, что по ляки бьют царя, прибежали в Кремль спасать люби мого государя и видят его труп, обезображенный и по руганный не поляками, а русскими;

слышат, что уби тый царь был обманщик;

но слышат это от таких лю дей, которые за минуту перед тем обманули их, при звав вовсе не на то дело 17 и 18 мая сторонники Шуй ского ликовали;

но в храмах не смели петь благодар ственных молебнов, масса московских жителей запер лась в своих домах и на ликования приверженцев В.

Шуйского отвечала молчанием. В эти же дни обнаро дованы мнимые показания Бучинских, поляков каль винистов, приближенных названного Димитрия – по казания, которые уже Карамзин признал вымученны ми или вымышленными. По этим показаниям назван ный Димитрий будто бы хотел избить всех бояр и обра тить русских в латинство и лютеранскую веру. Карам зин, признавая легкомыслие самозванца, видел ясное измышление в этой нелепости. Двое из бояр, князь В.

И. Шуйский и князь В. В. Голицын, добивались пре стола;

но сторона Шуйского взяла перевес. Избрание царя предстояло совершить Земскому собору. Борис Годунов не побоялся созвать Земский собор. За него были патриарх и консервативное большинство, бояв шееся неурядиц. Годунова знала вся Восточная Русь, как умного, хорошего правителя. За Шуйского стояла только незначительная, но решительная партия в Мо скве и весьма значительная в Новгороде;

но в осталь ной России его не знали, а во Пскове ненавистно бы ло самое название его фамилии, так как еще живо бы ло предание о жестокостях и корыстолюбии его де да, князя Андрея, наместника во время малолетства Грозного. Поэтому Шуйский, как заметил Соловьев, не мог, подобно Годунову, и решиться на созвание Зем ского собора, который, по всем вероятиям, его и не выбрал бы. И действительно, люди, боявшиеся сму ты, требовали, чтобы на место низверженного патри арха Игнатия, приверженца названного Димитрия, вы брали нового патриарха, которого думали, до избра ния законным порядком царя, поставить во главе вре менного правительства. Но этого то и боялся Шуйский;

его приверженцы 19 мая кричали на Красной площа ди, что царь нужнее патриарха, в чем никто не сомне вался;

думали только, что нужен царь законно избран ный Земским собором. Приверженцы Шуйского пере кричали, и он был избран на Престол. В записи, дан ной боярам, В. И. говорил, что он целовал крест на том, чтобы без суда с боярами – бояр, гостей и торго вых людей смертию не казнить и у семейств их име ний не отнимать. О земском строе в записи нет ни сло ва, зато велеречиво выставлено происхождение Шуй ских от Кесаря Августа через Рюрика до прародителя их Александра Ярославича Невского. Это происхожде ние от Невского давало Шуйскому перевес над Васи лием Васильевичем Голицыным, происхождение кото рого от дочери Донского забыли, а происхождение его от Гедимина для русских не имело значения. Басня же о происхождении от Августа, сочиненная книжниками, по тщеславию была усвоена всеми потомками св. Вла димира. – Все хитрости Василия Шуйского не могли укрыться от москвичей, и потому их должна была по разить окружная грамота царя, в которой он уверял, что его просили на престол митрополиты, архиеписко пы, епископы и весь освященный собор, также бояре, дворяне, дети боярские и всякие люди Московского го сударства (С. Г. Г. и договоров, №149). Здесь В. И. яв но играл словами Московское государство, под кото рыми часто разумелась только Москва. – Вслед за гра мотою царя послана была грамота от московских бо яр, дворян и детей боярских, которая объясняла пере ворот в ночь на 17 мая и говорила, что царевич Дими трий подлинно умер и погребен в Угличе, ссылаясь на свидетельство матери и дядей царевича;

на престол же сел Гришка Отрепьев (С. Г. Г. и Д., т. 2, №142). Мать царевича, инокиня Марфа, в особой грамоте каялась, что она из страха признала самозванца за сына (С.

Г. Г. и Д., т. 2, №146). По городам и всюду, куда про никали эти грамоты, умы волновались;

все в недоуме нии спрашивали: как могло случиться, что Гришка От репьев прельстил чернокнижеством и мать царевича и всех московских правителей? Каким образом Москва, недавно радовавшаяся спасению царевича Димитрия, теперь извещает, что на престоле сидел чернокниж ник, вор и самозванец, а не царевич? – «Так наста ло для всего государства», говорит Соловьев, «омра чение, произведенное духом лжи, произведенное де лом темным и нечистым, тайком от земли совершен ным», Вдобавок пошли немедленно слухи о спасении царя Димитрия в ночь на 17 мая. Царь В., чтобы от клонить грозившую беду, велел с большим торжеством перенести тело царевича Димитрия из Углича в Мо скву, где и причислили царевича к лику святых. Но и это не подействовало: опасные слухи о спасении ца ря не только не прекратились, но еще усилились. Уже 17 мая Михаил Молчанов, один из убийц Федора Году нова, скрылся из Москвы в Литву, и на пути, близ Мо сквы, распускал слух, что царь спасся, а в отдаленных местах – что он сам царь Димитрий, спасающийся из Москвы;

москвичи же, вместо него, убили другого че ловека. В то же время князь Шаховской похитил госу дарственную печать, чтобы произвести новую смуту.

Царь В., против воли своей, конечно, помог его наме рению, сослав его воеводою в Путивль за преданность названному Димитрию. Шаховской взволновал Север скую область, объявив, что царь Димитрий жив;

в Чер нигове то же сделал князь Телятевский. В Москве на домах богатых бояр и иностранцев появились надпи си, что царь отдает народу эти дома изменников. Рознь в среде боярства усиливалась с каждым часом. Бо ярин Петр Никитич Шереметев составлял заговор с це лью свергнуть царя В. в пользу князя Мстиславского, за что и сослан был воеводою во Псков. Опасаясь из лишних толков и волнений по поводу мнимого спасе ния названного Димитрия, царь В. выслал из Москвы в города большую часть поляков, а некоторых и со всем освободил. При таких обстоятельствах, в Новго род-Северской Украйне, при князе Шаховском, явил ся Болотников, как посланный царем Димитрием. Этот бывалый человек, одаренный недюжинными военны ми способностями, умом, смелостью и отвагою, позна комился в Самборе с Молчановым, который разыграл перед ним роль спасенного царя Димитрия и отправил с письмом к князю Шаховскому, назначив Болотнико ва воеводою. Болотников призвал к оружию холопов, обещая им волю и почести под знаменами Димитрия. – Горючего материала была такая масса, что громадный пожар не замедлил вспыхнуть: крестьяне поднялись на помещиков, подчиненные против начальников, бед ные на богатых. «Все», говорит Костомаров «делалось именем Димитрия». В городах заволновались посад ские люди, в уездах крестьяне;

поднялись стрельцы, казаки. У дворян и детей боярских зашевелилась за висть к высшим чинам – стольникам, окольничим, бо ярам;

у мелких промышленников и торговцев – к бога тым гостям. Воевод и дьяков вязали и отправляли в Путивль;

холопы разоряли дома господ, убивали муж чин, насиловали женщин и девиц. В Москве умножи лись подметные письма, призывающие народ восстать на царя В. за истинного, законного государя Димитрия Ивановича. – Царь В. счел эти письма делом дьяков и велел сличать руки;

но виновных не нашли, а дья ков напугали и оскорбили. Царь Василий выслал про тив Болотникова князя Трубецкого, который и был раз бит на голову под Кромами. Мятеж, после победы Бо лотникова, принял огромные размеры. Дворянин Исто ма Пашков возмутил Тулу, Венев и Каширу;

воевода Сунбулов и дворянин Прокофий Ляпунов подняли Ря занскую землю. Прокофий Ляпунов был истый ряза нец, отважный, с огромной энергией, которая искала выхода. В его лице выступает, в противоположность Болотникову, типическая личность другой партии: на сколько Болотников был представителем простонаро дья, настолько же Ляпунов был представителем дво рян, детей боярских и вообще людей зажиточных. В пределах нынешних губерний Орловской, Калужской, Смоленской двадцать городов восстали против царя Василия;

в Нижегородской области поднялась морд ва: в Вятской области чиновника, посланного царем В. для набора войска, встретили бранью;

в Астраха ни отложился воевода князь Хворостин. Как ни проти воположны были стремления Болотникова, Ляпунова и Пашкова, но сначала они действовали вместе. Бо лотников еще раз разбил царские войска, уже под на чальством князя Мстиславского, при селе Троицком, в 70 верстах от Москвы, и стал в селе Коломенском;

но далее Ляпунов, Пашков и Болотников не могли дей ствовать вместе. Ляпунов и Сунбулов, опасаясь тор жества Болотникова, а следовательно простонародья, перешли на сторону царя В. Царь В. пытался склонить на свою сторону и Болотникова, но последний не пре льстился обещаниями и ответил: «Я даль душу свою царю Димитрию и сдержу клятву;

буду в Москве не изменником, а победителем». – Против Болотникова выступил князь Михаил Васильевич Скопин-Шуйский, племянник царя, и при деревне Котлах разбил Болот никова, благодаря, однако, только переходу Пашкова, во время самого боя, на сторону царя Василия. По сле того Болотников засел в Калуге, а затем перешел в Тулу. Против Тулы отправился сам царь В. Стоты сячная рать обступила Тулу. Болотников отбивался с обычным искусством и отвагою, пока не затопили Ту лу, загородив реку Упу плотиною. Тула сдалась 10 ок тября 1607 года. Царь В. обещал Болотникову поми лование, но не сдержал слова: Болотникова утопили в Каргополе. Илейку, назвавшегося Петром, сыном ца ря Феодора, и находившегося в Туле при Шаховском, казнили в Москве, также вопреки обещанию даровать жизнь. Наказание князя Шаховского, всей крови завод чика – по выражению летописца, явного врага Шуйско го, – ограничено было ссылкою на Кубенское озеро. В это время в Стародубе явился человек, назвавший се бя царем Димитрием. Кто был этот второй самозванец – также неизвестно, как и кто был первый. Около не го собрались польские паны с дружинами;

значитель нее всех были лихой наездник Лисовский и князь Ро жинский;

последний, с дружиною в четыре тысячи че ловек, прибыл ко второму названному Димитрию уже на пути. Вслед за Рожинским атаман Заруцкий при вел пять тысяч донцов. Другие донцы привели како го-то названного царского племянника, которого новый названный Димитрий велел казнить. «Казакам», гово рит Соловьев, «понравились самозванцы: в Астраха ни объявился царевич Август, потом князь Иван;

там же третий царевич Лаврентий сказался внуком Гроз ного, от царевича Ивана;

в степях являлись царевичи:



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 16 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.