авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 16 |

«Издательство Брокгауза Ф.А. и Ефрона И.А. Энциклопедический словарь (В) Серия «Словарь Брокгауза и Ефрона», книга 3 Палек, ...»

-- [ Страница 5 ] --

Таким образом, хлебные зерна тоже должны бы вхо дить в состав его пищи, но «овладевши огнем» говорит тот же Кювье, «человек получил возможность питаться всякою пищею». При настоящих условиях наилучшею для человека пищею действительно следует считать пищу смешанную, растительноживотную, но статисти ка показывает, что только сравнительно малая часть человечества имеют возможность питаться смешан ною пищею;

рабочие классы повсюду волею или нево лею суть вегетарианцы, доказывая тем, что раститель ная пища способна поднять каждую работу. Кроме то го, доказано, что в Европе оказалось уже явление, на зываемое экспекторациею и состоящее в уменьшении относительного числа скота. В Азии это явление уже почти совершилось, особенно в наиболее культурных и населенных ее странах, а именно в Китае и Японии.

Происходит это вследствие естественного увеличения населения и постепенного расширения земледелия, а также фабричного и заводского производств. Таким образом волею или неволею человечество влечется, в более или менее отдаленном будущем к вегетариан ству. Соображая все сказанное, приходится признать, что вегетарианство, несмотря на возражения многих докторов и физиологов, имеет вполне реальные осно вания, как научные, так и культурно-исторические. К числу научных данных в пользу вегетарианства необ ходимо еще присоединить доказательства, почерпну тые из сравнения организации человека и ближайших к нему животных, а именно человекоподобных обезьян (гориллы, оранга, шимпанзе и пр.). Противники вегета рианства, во что бы то ни стало, сравнивают зубную си стему и органы пищеварения человека с зубами и пи щев. орг. не ближайших к человеку животных, а весьма от него далеких, напр., свиньи, зубы и пищеваритель ный орг. которой, впрочем, вовсе и не сходны с чело веческими. Что же касается до человекоподобных обе зьян, то их зубная система и орг. пищев. поразительно сходны с человеческими. По всем же сведениям име ющимся о назв. обезьянах, они питаются в диком со стоянии исключительно растительною пищею, преиму щественно плодами. Поборники вегетарианства назы вают его часто учением о согласной с природою жиз ни (Naturgemasses Leben), проповедуя не только воз держание от животной пищи, но и всякую трезвость.

Они указывают на слабую болезненность в своей сре де, на опасное возбуждение страстей, вызываемое жи вотною пищею, наркотиками, алкоголическими напит ками и т.д. С этической точки зрения, говорят они, са мое убиение животных для употребления в пищу их мяса, представляет нечто несогласное с природою че ловека.

Общества покровительства животным доказывают, что культурные народы давно признают необходи мость убиения животных за печальную необходи мость. Общества эти стремятся сколь возможно более уменьшить, даже совершенно устранить страдания убиваемых или обреченных на работу животных. Ве гетарианцы доходят в указанном отношении до край ности, осуществление которой в настоящее время не мыслимо;

но в будущем человечество, силою вещей, все более и более будет приближаться к идеям ве гетарианцев даже и относительно убиения животных, так как оно постепенно превратится из некрофагов – потребителей мертвечины (выражение вегетарианцев) в потребителей плодов и овощей. Антивегетарианцы, обсуждая вопрос о печальной необходимости убивать животных, доходят до другой крайности. Призывая на помощь учение о так называемой «борьбе за суще ствование», они утверждают, что в этой борьбе, и толь ко в ней, заключается залог прогресса, залог усовер шенствования. Видя повсюду непрерывную битву всех против всех они готовы считать, что именно борьба поддерживает в природе здоровую, свежую жизнь, а мир производит болезненность и гниль. Правильная точка зрения, очевидно, лежит между приведенными крайностями, ибо человечество очевидно стремится к упразднению всякой борьбы в своей среде, усиливая в то же время свою борьбу с окружающими, общефи зическими условиями. Итак, вегетарианцы не правы только в том отношении, что они полагают возможным осуществить свое учение в наше время, когда условия для этого мало благоприятны, что, впрочем, не только не вредно, но в высшей степени полезно, ибо они раз рабатывают способы питания и вообще образа жизни, к которому человечество должно будет примкнуть не минуемо в более или менее далеком будущем.

Первое и самое знаменитое вегетарианское обще ство основано в Англии в 1847 году в Манчестере – это именно «The vegeterian society». Оно имеет раз ветвления по всей Великобритании и Северной Аме рике. Издает множество книг ради пропаганды свое го учения и в том числе журнал: «The dietetic reformer and vegetarian messenger, the monthly Journal of the vagetarian Society». В Германии и Швейцарии также имеются свои вегетарианские общества. Они менее распространены в странах более южных: в Италии, Ис пании, где мясная пища вообще в гораздо меньшем употреблении, чем в Северной Европе. Во Франции, где собственно началась вегетарианская проповедь, оно стало распространяться сравнительно недавно, так как и там мясная пища далеко не так распростра нена, как в более северных странах. В России хотя и имеются вегетарианцы, но общества еще нет. Уче ние это, однако же, все более и более распространя ется, и число его адептов, не считая народные массы, которые повсюду держатся растительной пищи, долж но считать десятками тысяч. В Англии, Германии, Ав стрии и Швейцарии имеются специально для вегета рианцев приспособленные гостиницы (отели);

в одном Лондоне до 30 и ресторанов в Англии до 60. Такие же учреждения находятся и в остальных среднеевропей ских странах. Усилия вегетарианской кухни направле ны к тому, чтобы придать растительной пище возмож но большую питательность и удобоваримость. Обра щается внимание также на вкусность и разнообразие.

В гостиницах стараются удовлетворить и остальным требованиям вегетарианцев: обилию чистого возду ха, приспособлениям к физическим упражнениям и т.

д. Литература вегетарианства весьма обширна. Одно манчестерское общество имеет в год до 50000 фран ков, употребляемых им преимущественно на издание книг. Приводим заглавия некоторых из этих изданий:

Gleises, «Thalysia ou la nouvelle existence» (Париж, 1821, изд. 2, 1842, 3 части);

Bonnegoy (du Vexin), «Le vegetarianisme ou le regime vegetarian rationnel» (Па риж, 1891);

«The vegetarian Society's Annual» (Ман чест.);

«Vegetarische Rundschau» (с 1881);

Carlotta Schulz, «Vegetarisches Kochbuch» (Берлин, 1891);

A.

H. Бекетов, «Питание человека в настоящем и буду щем» (Спб., 1879);

A. Kingsford, «Die Pflanzennahrung bei den Menschen» (Лейпциг, 1891, перевод с англий ского доктора Адергольдта).

А. Бекетов.

Вегетация Вегетация. – Слово, взятое с латинского, употребля ется иногда вместо слова растительность или вместо слова прозябание и даже рост.

Веданта Веданта – одна из шести главных школ индийской философии. Слово ved-anta значит конец вед. Перво начально это название относилось к трактатам фило софского и мистического содержания, помещавшим ся в конце Вед, в числе так называемых брахман.

Большая часть этих теософических трактатов обозна чалась также как тайное учение – упанишад. Впо следствии эта древняя ведийская теософия послужи ла основанием и священным авторитетом для орто доксальной школы индийской метафизики, к которой и перешло название веданта. Иначе она называет ся uttaramimansa, т.е. вторая миманза, в отличие от первой, purva-mimansa, содержащей религиозно-прак тическую часть ортодоксального брахманизма (слово mimansa значит усидчивое исследование). Время воз никновения веданты или второй миманзы, как систе матического учения, неизвестно, но во всяком случае принадлежит к эпохе послебуддийской, так как уже в древнейшем ведантийском сочинении – Брахма-Сутре – встречается, между прочим, полемика с буддистами по вопросу о реальности внешнего мира. Названное классическое сочинение ведантизма написал, по пре данию, мудрец Бадараяна (по некоторым – Вьяса), а комментарием снабдил Санкара (или Санкарачарья).

О времени жизни первого совершенно ничего неиз вестно, Санкара же, по общепринятому мнению, жил около VIII в. по Р. X.

По учению веданты (как оно излагается в Брах ма-Сутре и комментарии Санкары), источник истинно го ведения (vidyа) есть откровение (сruti). Откровени ем признается здесь все содержание вед, которые про изошли раньше мира, из дыхания верховного суще ства (Брахмы), и лишь записаны впоследствии древни ми святыми мудрецами (rishi). Как действительным источником и авторитетом, ведантийские философы пользуются лишь позднейшею, теософическою частью вед, т.е. упанишадами. Для пояснения и дополнения того, что дано в откровении, служит предание (smriti), куда относятся, между прочим, книги Ману и Багавад гита (теософический эпизод в Магабгарате). Хотя от кровение содержится в Ведах, но одно изучение свя щенного текста не дает само по себе истинного разу мения: требуются еще иные, предварительные усло вия. Таковы: 1) различение между вечным и невеч ным бытием;

2) отречение от всякой внешней награ ды в сем мире и в будущем;

3) обладание так наз. ше стью средствами: спокойствием духа, умеренностью, отрешенностью, терпением;

сосредоточенностью, ве рою;

4)стремление к избавлению. Помимо этих нрав ственных условий, сохраняются в силе и обществен ные ограничения. Как ортодоксальная система, свя занная с реакционным движением против уравнитель ных принципов буддизма, В. допускает в число сво их адептов только дважды рожденных членов высших каст, отрицая у судр всякую правоспособность к позна нию истины;

зато среди искателей высшего ведения отводится место богам индийского пантеона.

Истина, познание которой есть высшая цель (право способных) людей и богов, есть внутреннее единство всего сущего и тождество между познающим субъек том и абсолютным существом. Эта истина выражает ся в трех формулах, взятых ведантою из упанишад: 1) сущее оно, только одно – без другого;

2) это – ты (tat tuam asi), 3) я есмь брахма (аham brahma asmi). Мно жественность отдельных существ и вещей есть произ ведение неведения (avidya). Знающий истину во всем видит одно, и себя самого, свой дух (аtman) сознает то ждественным с верховным духом (parama-atman). Хо тя св. писание (т.е. упанишады) представляет Брахму двояко: как качественного (sagunam), напр. хотяще го, видящего, действующего, и как бескачественного (nirgunam), напр. нематериального, беспространствен ного и т.п.;

но только это второе отрицательное понима ние соответствует Брахме, как предмету истинного ве дения, первое же относится к нему лишь как к предме ту богопочитания. Всякое определенное свойство, при писанное абсолютному существу, нарушает его без условное единство. Тем не менее, чтобы не свести верховное начало к пустому отвлечению, ведантисты утверждают его как сущее, мыслящее, блаженное. Но это значит только, что оно не лишено бытия в том смы сле, как лишены его предметы вымышленные (т.е. оно не есть фикция), что оно не лишено мышления, как ли шены его ( или представляются лишенными) предме ты бездушные, и. наконец, что оно не лишено блажен ства, как низшие страдательные существа. А так как, с другой стороны, слова: бытие, мышление, блажен ство употребляются обыкновенно неведущими людь ми в смысле неподобающем истинно сущему, то пра вильнее о сем последнем говорить, что оно не есть ни сущее, ни несущее, ни мыслящее, ни немыслящее, ни блаженное, ни неблаженное. Учение о двояком позна нии брахмы, как sagunam и как nirgunam, имеет свою ближайшую аналогию в александриской и патристиче ской философии, именно в различении между поло жительным богословием (Jeologia katajatikh) и отрица тельным (J. apojatikh).

На вопрос: каким образом из абсолютно-единого, неопределенного и бескачественного духа происходит призрак множественного и разнообразного бытия – мир «имен и форм» (mana-rupam) – В. отвечает, с од ной стороны, философскою мыслью о вечном бытии в абсолютно-едином потенциальной множественности творческих сил (сakti);

эта мысль, напоминающая Пла тона и Аристотеля, несогласима, однако, с основным положением В., что всякая множественность и опре деленность есть произведение неведения, т.е. субъек тивный обман. С другой стороны, на этот главный ме тафизический вопрос В. отвечает поэтическими обра зами, не совсем совпадающими между собою по смы слу. Так, Брахма представляется то как волшебник или фокусник, забавляющийся фантасмагорией кажущего ся мира, то – как паук, ткущий из самого себя паутину мировых законов и явлений.

С точки зрения последовательного ведантизма вся космология должна сводиться к утверждению тожде ства мира и абсолютного существа.

Эта истина дока зывается в Брахмасутре посредством анализа поня тия причинности, из которого явствует, что мир не мо жет быть действием или произведением Брахмы, а что Брахма и мир суть одно и то же в двух аспектах: веде ние и неведение. Как путник в лесу принимает толстую веревку за змею, так человек, лишенный истинного ве дения, принимает мир за что-то самостоятельно суще ствующее и отличное от Брахмы. Подобным образом и психология ведантийская должна лишь показывать, что наша душа в истинной своей сущности есть тот же Брахма, всеединый дух. Наконец, к тому же сводится и учение об избавлении (moksha): человек избавляет ся от зла и страдания не делами и размышлениями, а лишь познанием единой истины, что есть только абсо лютное существо, что оно и он сам – одно и то же, и что все прочее существует для него лишь до тех пор, пока не постигнута его обманчивость, как та мнимая змея пугает путника лишь до тех пор, пока он не уви дал свою ошибку.

Тем не менее, рядом с этим истинно ведантий ским положением мы находим в Брахма-Сутре слож ную систему космологии, психологии и эсхатологии, с подробным учением о переселении душ, о «пути от цов» (pitriyаna) и «пути богов» (devayаna). Такая непо следовательность объясняется тем, что веданта, как ортодоксальная философия привилегированных каст, не могла разорвать с существующими традициями и должна была включить в свой состав учения, необхо димые для народного богопочитания и практической нравственности. Все эти экзотерические учения, осно ванные частью на древних верованиях народа, частью на эмпирических наблюдениях и элементарных науч ных обобщениях, не имеют ничего характерного соб ственно для философии Веданты.

Литература. Главный источник для изучения В. – Брахма-Сутру, издали Рёр и Рама-Нараяна Видьярат на («Bibliotheka Indica», Калькута, 1863). Существу ют неполные переводы: Ваllantyne, «Aphorisms of the Vedanta» (Мирзапор, 1851), Banerjea (Кальк., 1870), в сборнике «Shad – darcana – cintanika» (Бомбей, с 1877 г.), также голландский перевод A. Bruining'a, в «Bijdragen tot de Taal-Land-en Volkenkunde van N. Indie».

Литература: Colebrooke, «On the philosophy of the Hindus» («Miscellaneous essays», II, с примечания ми Cowell'я);

Windischmann, «Sancara» (Бонн, 1833);

Bruining, «Bijdrage tot de kennis van den Vedanta» (Лей ден, 1871);

Regnaud, «Le systeme Vedanta» («Revue philosophique», 1877 – 9). Наконец, превосходное сочи нение Paul Deussen, «Das System der Vedanta, nach den Brahma-Sutra's des Badarayana und dem Commentare der Сankara uber dieselben, als ein Compendium del Dogmatik des Brahmanismus» (Лейпциг, 1883).

Владимир Соловьев.

Веджвуд Веджвуд (Josiah Wedgwood) – род. 1730 в Barslem, в Стаффордшире (Англия), умер 1795 в Этрурии. Насле довал от своего отца гончарный завод в 1759 г. и, из учив гончарное дело, значительно его усовершенство вал и своим примером влиял на развитие всего англий ского глиняного производства, считающегося с тех пор образцовым в целом мире. Он изучил самые свойства природных глин своей страны более чем все его пред шественники, показал возможность получения разно образных глиняных изделий чрез применение разно образнейших подмесей, разработал многие вопросы, касающиеся поливы или глазури разных цветов, вос произвел многие древние итальянские формы изделий и изобрел особый род глиняных изделий, носящих его имя и сходных по составу, бесцветности, степени полу прозрачности и отсутствию глазури с фарфоровидны ми «бисквитными» изделиями. Главная заслуга его со стояла в том, что он единовременно усовершенство вал состав глины и форму изделий, чрез что после него гончарное дело получило совершенно новое значение, и потребление английского стаффордширского глиня ного товара значительно расширилось и поныне зани мает целый округ, в котором изделия Минтона полу чили затем всемирную известность. В науке он изве стен своим (1782 г.) пирометром, основанным на посте пенном сокращении объема глины при ее накаливании до различных температур, и тем, что один из первых пробовал воспользоваться свойством хлористого се ребра, изменяться от действия света в цвете, для по лучения фотографических изображений. Известен так же изучением древних итальянских изделий, о кото рых писал. напр., в «Catalogue of camees, medals etc.», 1775. При жизни он пользовался большою известно стью, нажил большое состояние и основал кругом сво его завода целый городок, названный Этруриею.

Веды Веды (caнскp. veda – знание, от индоевроп. корня veid – знать, видеть, ст. слав., греч. оida) – священ ные книги древних индусов, представляющие собра ние гимнов, богослужебных формул и объяснений к разным особенностям ритуала. Они распадаются на четыре сборника: Ригведа, Яджурведа, Самаведа и Ат харваведа. Время возникновения этих сборников и их историческое значение различны. Самый древний и самый важный среди них – первый, Rigveda (Веда гим нов;

ric – гимн). Он представляет собой собрание гимнов, распределенных на десять книг (mandalam – круг, цикл). Происхождение этого сборника и его дальнейшая история отразились в предании, которое приписывает большую часть десяти книг определен ным древним жреческим родам, ведущим свое нача ло от семи мифических мудрецов, называвшихся Рши (Rishi). Так, вторая книга приписывается роду Гртсама да (Gritsamada), третья – Вишвамитре(Vicamitra) и его роду, четвертая – роду Вамадевы (Vamadeva), пятая – Атри (Atri) и его потомкам (Atreya), шестая роду Бгарад ваджа (Bharaavaja), седьмая – Bacиштхе (Vasichtha) с его родом, восьмая, в большей части, Канве (Каnvа) и его потомству. Книги 1-я, 9-я и 10-я приписывают ся различным авторам. Эти песни изустно передава лись в жреческих родах от поколения к поколению, а впоследствии, в эпоху большого культурного и государ ственного развития, были собраны в один сборник. Это произошло, вероятно, около 1000 лет до Р. X., когда индусы уже переселились из Пенджаба в долину Ган га. Самое же возникновение гимнов относится к эпо хе еще более отдаленной (по Витнею – около 2000 л.

до Р. X. ). Таким образом Ригведа является древней шим литературным памятником не только индийской литературы, но и всей индоевропейской. Одинаковую древность, быть может, имеют только древнейшие гим ны (gatha) Зендавесты. Сравнительно с позднейшими произведениями индийского поэтического творчества, Ригведа отличается замечательной силой и непосред ственностью;

миросозерцание ее безыскусственно, но нередко глубоко;

мысли и образы просты и иногда да же наивны. Содержание гимнов большею частью ре лигиозное;

это – или воззвания к богам, или песно пения, сопровождавшие известные обряды: выжима ние сомы (священный напиток, приготовлявшийся из мясистых стеблей растений), погребение, сожжение и т.д. Но встречаются и песни (очень немногочисленные) светского характера. Гимны религиозного содержания вводят читателя в мир ведийской мифологии: во главе его является Варуна;

рядом с ним стоят его шесть бра тьев, светлые Адитья (Aditya), дети Адити (Aditi – без конечность), из которых более выдаются Митра (Mitra) и Бхага (Bhaga – слав. ), остальные же менее значи тельны. Прочие боги, населяющие природу и управля ющие ее явлениями, делятся на три группы:

1) боги видимых небесных световых явлений – солн ца, зари и т.д.;

2) боги воздушного пространства – ветра, бури и т.д.

3) боги, обитающие на земле.

Во главе первой группы стоят два Ашвина (Aсvin, от aсva – лошадь;

«конник», обладатель коней), явля ющихся первыми на утреннем небе и выводящих за собой дневной свет. Им приписывается много друг.

свойств благодетельного характера, как и греческим Диоскурам, Кастору и Поллуксу, с которыми они пер вично тождественны. За ними следует богиня зари – Ушас (Ushas, утренний;

одного происхождения греч.

hvV, от индоевроп. корня ves – сиять, светить) и сол нечные боги: Сурья – солнце (Surya, от индоевроп. кор ня sver, sur – светить, с которым в связи и греч. hlioV, лат. sol, слав. и готск. sauil), Савитар (Savitar, от кор ня su – приводить в движение, оживлять) – живитель, Пушан (Pushan) – покровитель стад и домашних жи вотных, изображаемый в виде пастуха. К солнечным богам, по-видимому, принадлежал и Вишну (Vishnu – деятельный), незаметный еще в Ригведе, но получив ший первенствующее значение в позднейшую эпоху.

Во главе второй группы, богов воздуха, стоит Индра (Indra) – бог грозы, побивающий своею громовой пали цей злых демонов и призываемый обыкновенно вме сте с Варуной;

затем следуют боги ветров: Ваю или Вата, Маруты (Marutas) – бурные ветры, спутники Ин дры (грозы) и дети Рудры (Rudra – «красный» или «ре вущий, воющий»), бога всеуничтожающей бури, кото рый называется также Шива (Сiva – благосклонный, целебный). Позже Шива приобретает большое значе ние. К этой же группе принадлежит бог дождя – Пар джанья (Parjanya), сопоставляемый обыкновенно с ли товским Перкуном и славянским Перуном. В третьей группе, земных богов, первое место занимает бог огня – Агни (Agni, лат. – ignis, слав. ), сведенный на землю жрецом Атхарваном (Atharvan);

за ним идут второсте пенные боги в роде нимф, домовых, речных божеств и т.д. Несмотря на это обилие богов, религиозное миро созерцание Ригведы носит характерные признаки ге нотеизма: отдельные боги представляются вне всякого сравнения с другими, каждый из них в момент молитвы чувствуется высшим, превосходящим все остальное, богом. Рядом наблюдаются и некоторые зародыши мо нотеизма и позднейшего философского скептицизма (десятая книга, позднейшая из всех). Язык, на котором написана Ригведа (и остальные Веды), носит название ведийского санскрита и отличается живостью и богат ством грамматических форм, сравнительно с так назы ваем. классическим санскритом, языком стилизован ным и канонизованным, а потому и более неподвиж ным. Изучение ведийской литературы ведет свое нача ло собственно с половины сороковых годов этого сто летия и началось именно с Ригведы. Первое сообще ние о Ведах было сделано Кольбруком (Соlebrooke) в 1805 г. («Asiatic Researches», VIII), первая попытка ее издания – Фридр. Розеном, в 1838 г. Особенная за слуга в возбуждении интереса к изучению В. принад лежит французскому ученому Бюрнуфу, который в на чале сороковых годов был единственным знатоком В.

и ведийского санскрита. К его ученикам принадлежат Рудольф Рот (проф. тюбингенского унив. ), издавший в 1846 году свою книгу: «Zur Literatur und Geschichte des Veda», составившую эпоху в данной области, и Макс Мюллер, начавший в 1849 г. свое большое изда ние Ригведы, с комментарием Саяны (Sayana), в ше сти томах (Лондон, 1849 – 1874). За ним последовали издания: Теод. Ауфрехта (1861 – 1863, VI и VII томы «Indische studien» Вебера, 2-е изд. 1877) в латинской транскрипции, Макса Мюллера (без комментария, в 2-х томах, Лондон, 1873, 2-е изд., 1877). Переводы Ригве ды: первый – французский Langlois (1848 – 1851), весь ма произвольный и некритичный;

Гроссмана (Лейпциг, 1876 – 1877);

Лудвига (1876 – 1883, Прага);

Гельднера и Кэги: «Siebenzig Lieder des Rigveda» (Тюбинг., 1875).

Превосходный словарь к Ригведе издан Гроссманом (Лейпциг, 1873). Грамматические работы вообще по ве дийскому санскриту: о глаголе и синтаксисе – Дель брюка («Altindisches Verbum», Галле, 1874;

«Altindische Syntax», Галле, 1890), по именному склонению – Лэн мена (Lanman, «Noun inflection in the Veda», New Haven, 1880) и др. Общие историко-литературный ра боты: Макса Мюллера, «History of Ancient Sanskrit Literature» (Лондон, 1859);

I. Muir, «Original Sanskrit Texts» (Vol. V, Лондон, 1872);

Бергеня (Bergaigne), «La Religion vedique» (Париж, 1878 – 1883);

Гейнр. Цим мера, «Altindisches Leben» (Берлин, 1879);

Адольфа Кэги, «Der Rigveda» (2 изд., Лейпциг, 1881);

Ольден берга, «Die Hymnen des Rigveda» (Bd. I. «Metrische und textgeschichtliche Prolegomena», (Берлин, 1888);

Пише ля и Гельднера, «Vedische Studien» (Stuttgart, 1889) и др.

Следующим по значению ведийским сборником является Яджурведа (Yajurveda) или Веда жертвенных формул (yajus – жертв. изречение). Ко времени возник новения этого памятника индусы уже вышли из Пен джаба и заняли земли на востоке по Гангу, Сарасва ти и др. рекам;

в их государственной и обществен ной жизни наступает переворот;

из народа пастуше ского они превращаются в оседлый и земледельче ский. Развиваются касты, учение о переселении душ, аскетизм;

фантазия принимает характер необуздан ный и пылкий, граничащий с чудовищностью. Яджур веда, вместе с примыкающими к ней прозаическими Брахманами, является литературным памятником это го периода, относимого к 1000 – 800 года до Р. Х.

Она содержит в себе те изречения или стихи, кото рые должен был произносить жрец, совершавший жер тву – Адхварью (Adhvaryu). К ним присоединяются при мечания, объясняющие ритуал, подчас весьма слож ный, и разные рассуждения о существе и значении от дельных обрядов, символистические толкования, ле генды и указания для жрецов. Эти объяснения, пи санные прозой, представляют собой древнейшую ин дийскую, а вероятно, и индоевропейскую прозу, с ко торой могут мериться древностью только прозаиче ские места Авесты. Яджурведа сохранилась в пяти различных редакциях. Древнейшие из них;

1) Катха ка (Kathakam, редакция школы Katha), до сих пор не изданная;

2) Капиштхала-Катха-Самгита (Kapishthala Katha-Samhita, редакция школы Kapishthala – Katha), имеющаяся только в испорченных отрывках;

3) Май траяни-Самгита (Matrayani-Samhita, редакция школы Maitrayaniya), изданная проф. дeрптского универси тета Леоп. фон-Шредером (Лейпциг, 1881 – 86). К этим редакциям примыкает более поздняя: 4) Тайт тирия-Самгита (Taittiriya-Samhita, в редакции школы Taittiriya), изданная Альбр. Вебером (в лат. транскрип ции;

11 и 12 томы «Indische Studien», Лейпц., 1871 – 72). Эти четыре редакции близки друг к другу и но сят собирательное название «Черной Яджурведы». От них отличается: 5) Ваджасанеи-Самгита (Vajasaneyi Samhita), самая поздняя и известная под именем «Бе лой Яджурведы». Она издана также Вебером (Бер лин и Лондон, 1852, 1855, 1859). Прозаическая часть этого сборника выделена в особую книгу – Шатапат ха-Брахмана (СatapathaBrahmana, 2-й том издания Ве бера). Язык Яджурведы – тот же ведийский санскрит, но менее древний, чем в Ригведе;

хотя и очень еще далекий от классического. Мифология приблизительно та же, но замечаются уже некоторые уклонения: Виш ну и Шива более выступают на передний план, чем в Ригведе;

нимфы Апсарасы получают также больше значения, равно как и бог всех творений Праджапати (Prajapati: praja = потомство, pati= господин, владыка).

Отличие от Ригведы в религиозном отношении всего резче проявляется в характере богопочитания и ритуа ла, в теологических спекуляциях, проникнутых симво лизмом, и в том значении, которое приписывают себе жрецы-брахманы, Здесь мы имеем дело уже с креп ко сплотившимся жреческим сословием, с необыкно венно сложным и богатым ритуалом, чего в Ригве де еще нет. Весьма важную роль играют в Яджурве де легенды, часто поэтические и глубокомысленные (Сatapatha-Brahmana), впоследствии измельчавшая и расплывшаяся в объемистых Пуранах.

Третьим ведийским сборником является Самаведа (Samaveda) или «Веда песнопений» (Saman = песня).

Это – собрание священных песен, певшихся во вре мя жертвоприношения Соме: нечто в роде молитвен ника. В этом отношении Самаведа близка к Яджурве де, составленной также для потребностей культа. В смысле содержания Самаведа близка к Ригведе и со всем несамостоятельна так как почти все стихи ее взя ты из Ригведы. В двух ее книгах 1549 стихов, из кото рых только 78 не встречаются в Ригведе. Издана она была в 1842 г., с переводом, Стефенсоном и Теодором Бенжеем (текст, перевод, словарь – Лейпциг, 1848).

Совсем иной характер носит четвертый сборник, Атхарваведа (Atharvaveda) или Веда жрецов атхар вов. (20 книг, 160 гимнов, около 6000 стихов). Толь ко небольшая часть стихов оказывается заимствован ной из Ригведы. Содержание Атхарваведы составля ют преимущественно заклинания против вредоносных божеств, болезней, диких зверей, вражеских козней и т. д., а также заговоры целебного свойства. К ритуалу она не имеет отношения. Все это позволяет думать, что Атхарваведа получила свое начало не у жрецов, а в народе. Язык новее, чем в Ригведе, хотя содержа ние часто свидетельствует о глубокой древности. По этому Атхарваведа гораздо интереснее и важнее, чем Я. и С. веды. Из всех четырех Вед она всего дольше не была признаваема канонической книгой, а в Южной Индии и до сих пор не считается таковой. Издана Ро том и Витнеем в 1856 г. («Atharva – Veda Sanhita», I т., текст, Берл. ). Полного перевода не существует;

от рывки были напечатаны Вебером, Ауфрехтом и др. В заключение можно упомянуть об одной подделке, из вестной под именем Езурведы (Ezourvedam) и напи санной для известного миссионера в Индии, иезуита Roberto de Nobilibus.

К Ведам в тесном смысле примыкает обширная прозаическая литература, произведения которой но сят название Брахман (Brahmana), Араньяк (Aranyaka – для изучения в лесу), Сутр (Sutra – нить, прави ло) и перерабатывают, так или иначе, ведийское со держание. Грамматические и филологические тракта ты о различных особенностях ведийских текстов назы вались Пратишакхья (Pratiсakhya) и являлись необхо димым пособием при изустном изучении Вед. По сви детельству ученых, путешествовавших в Индии, брах маны при этом изучении достигают невероятных ре зультатов, запоминая наизусть целые десятки тысяч стихов с буквальной точностью.

С. Булич.

Везалий Везалий (Андрей Vesalius) – знаменитый хирург и основатель новейший анатомии, род. 31-го декабря 1514 года в Брюсселе, в семействе, насчитывавшем между своими предками несколько известных врачей (дед его – автор соч. «Комментарии к афоризмам Гип пократа»). В. получил образование в Лувене, Пари же и Монпелье и особенно предался изучению ана томии человека, с опасностью для жизни, вследствие предрассудков своего времени, доставая человече ские трупы. Рассказывают, что даже сам В. пред ка ждым рассечением трупа горячо просил прощения у Бога за то, что он в интересах науки искал в смерти тайну жизни. Вскоре он получил славу опытного хи рурга и был приглашен читать лекции по анатомии в Базеле, Падуе, Болонье и Пизе. В 1543 году В. из дал свое знаменитое соч. «De соrроris humani fabrica libri septem» (Базель), которое открыло новую эпоху в истории анатомии: авторитет Галена был окончатель но низвергнут и анатомия человека была поставле на на почву точного опытного исследования. Сочине ние В. вызвало, как и следовало ожидать, яростные нападки со стороны врачей-обскурантов, против кото рых В. защищался несколькими полемическими сочи нениями. С 1544 г., в качестве лейбмедика императо ра Карла V, В. сопровождал его во всех путешестви ях, но при его сыне, Филиппе II, испанской инквизиции удалось захватить в свои руки давно подстерегаемо го врага. Обвиненный в том, что во время вскрытия трупа сердце умершего обнаружило некоторые при знаки жизни, В. был осужден на смерть. Только бла годаря заступничеству Филиппа II, смертная казнь бы ла заменена паломничеством ко Гробу Господню. На возвратном пути буря забросила несчастного ученого на остров Занте, где он и умер (1564). Полное собра ние соч. В. издано Бургавом и Альбином (Лейден, т., 1725). О В. см. «История анатомии» Порталя и в «Bibliotheca anatomica» Галлера. Биoгpaфию В. см. у Бургава (Гент, 1841), Мерсмана (Брюгге, 1845), Вейна та (Лувен, 1846).

Везувий Везувий. – Нет ни одного вулкана, почти ни одной го ры, известность которых могла бы сравниться с широ ко распространенной славой В., оправдываемой кра сотою самого В. и его местоположения, неустанной его деятельностью в течение почти двух тысячелетий и, быть может, в еще большой степени тем, что это един ственный действующий вулкан на материке Европы и тем, что с него началось серьезное научное изучение, как продуктов вулканических извержений, так и харак тера деятельности вулканов. В. возвышается на бе регу Неаполитанского залива, в 10 км. к юго-востоку от Неаполя в виде уединенного значительного черно го пепельного конуса, окаймленного полукругом Мон те-Соммы и резко выделяющегося на фоне окружаю щей его низины. Течение Сарно отделяет его от хребта Монте-Анджело, Mons Lactarius, сложенного из извест няков и тянущегося от Салерно и Амальфи до мыса Минервы (Punta della Campanella), против которого ле жит о. Капри, служащий продолжением вышеупомяну того хребта. К западу от Неаполя, за Позилиппом, рас кинулась вулканическая область так наз. «Флегрейских полей» с Сольфатарой, Астрони, Монте-Нуово, Аньян ским и Арвернским озерами и нек. друг. очагами вул канической деятельности, некогда ознаменовавшей и эти окрестности Неаполя. Острова Прочида и Иския дополняют картину вулканической области Неаполя, среди которой первенствующая роль бесспорно при надлежит величественному, но подчас страшному и разрушительному В. Плоский, полого поднимающийся конус, служащий общим основанием В. и Монте-Сом ме, достигает высоты 595 метр. над уровнем моря при диаметре его основания в 16 км. Вершина В. возвы шается на 1297 м. В. состоит из двух частей: конуса собств. В. и опоясывающего его с севера и востока полукольца Монте-Соммы – остатка громадного дои сторического кратера;

Монте-Сомма полого спускает ся кнаружи, к местечкам Сомме, Оттайано и др., но круто обрывается кнутри, к конусу В.;

там, где обрыва ются концы полукруглого вала Монте-Соммы примы кает к Везувию плоская терраса Ле-Пиане (Le Piane), образуя таким образом целое кольцо, опоясывающее конус В. В центре этого кольца и возвышается с укло ном в 30° – 31° самый конус В. с его современным кратером. Дикое полукруглое ущелье, отделяюшее В.

от Монте-Соммы, носит название Атриодель-Кавалло (Atrio del Cavallo);

оно на 300 м. ниже Монте-Соммы и на 480 м. ниже вершины конуса В. Конус В. состо ит исключительно из вулканического туфа и морских осадков, а местами он покрылся лавой уже в историче ские времена, вследствие извержений. Конус изверже ния возвышается на 480 м. над упомянутым ущельем, занимает площадь в 280 м. в поперечнике, докрыт пе плом и кусками пемзы и имеет средний наклон в 30°.

На одном из его выступов, на высоте 676 м. над уров нем моря, находится обсерватория с приспособлени ями для метеорологических наблюдений и исследова ния атмосферного электричества, библиотекой и кол лекцией вулканических продуктов (директор Пальмие ри). На обсерваторию ведет удобная проезжая доро га из Резины, а неподалеку от ее, на высоте 800 м., выстроена в 1880 г. проволочная жел. дорога на про тяжении 900 м., по которой можно подняться на са мую вершину В. Форма этой вершины подвержена по стоянным изменениям, потому что во время взрывов из выброшенных каменных обломков нагромождают ся новые конусы и кратеры, которые при следующем извержении опять разрушаются. У подошвы В., по его отлогой стороне, отличающейся чрезвычайным плодо родием почвы, раскинулось множество городков, име ющих в общем больше 80000 населения: Портичи, Ре зина, Торре-дель-Греко, Торре-дель-Аннунциата, не сколько выше С. Джорджио, Барра, Масса, С. Себа стиано Боско-тре-казе,. на З. Санта-Анастазия и на С.

Оттайано. Вся эта сторона почти до половины высоты В. покрыта роскошной растительностью, фруктовыми садами и виноградниками, производящими известные вина: Lacrimae Christi и Vino-del-Greco. Между вино градниками пролегают глубокие бесплодные ущелья с нагроможденной в них в виде зубчатых скал лавой.

Верхний пояс В. дик и лишен всякой растительности;

единственный оазис образует на нем обсерватория с своим садом.

Форма и высота Монте-Соммы мало изменились со времени знаменитого извержения 79 г., когда погибли цветущие города Помпея, Геркуланум и Стабия;

зато самый конус В., в зависимости от его деятельности, по стоянно меняет свой вид и величину;

настоящий вид он получил после извержения 1872 г. Первое изверже ние В., о котором имеются достоверные сведения, от носится к 79 г. по Р. X. Извержение, относимое к 1787 г.

до Р. X., сомнительно, по отсутствию достоверных дан ных. Плиний, Страбон, Витрувий Поллион и еще нек.

современники Августа описывают В. как потухшую ог недышащую гору;

есть основание думать, что до из вержения 79 г еще не существовало современного ко нуса В. внутри кольца МонтеСоммы. Извержение г. является началом истории В. и описано, главным образом, Плинием Младшим в двух письмах к Таци ту;

он был очевидцем этого страшного извержения, во время которого погиб между прочим и его знамени тый дядя, Плиний Старший. Еще 16 годами раньше, в 63 г. предвестником извержения явилось землетрясе ние, которым была разрушена часть Помпеи, в скором времени возобновленная. Как бы собравшись с сила ми после долгого периода покоя, В. разразился страш ным извержением 24 августа 79 г. После нескольких сильных подземных ударов в предшествующие дни, из кратера поднялся мощный столб паров, пепла, лапил ли, обломков пемзы и т. п. рыхлых продуктов изверже ния. Форму этого в верхней части распластанного стол ба белых паров, окрашенных вулканическим пеплом и т. п. материалом извержения в серый или черный цвет, Плиний сравнивает с сосной. Все это в неимо верном количестве ниспадало на окрестности В. и да же на противоположный берег Неаполитанского зали ва. Сгущавшиеся пары превращались в ливни;

обра зовались мощные потоки, подхватывавшие пепел, об ломки пемзы и проч.;

в виде разрушительных грязе вых потоков, известных теперь под названием «lava d'acqua» в отличие от настоящей огненно-жидкой лавы – «lava di fuoco», устремились они со склонов горы и по равнине. Пеплом и этими потоками, впоследствии превращенными в вулканические туфы, были засыпа ны цветущие поля, были разрушены многолюдные го рода: Помпея, Геркуланум и Стабия. Огненно-жидкой лавы В. в это извержение или вовсе не доставил на земную поверхность, или только в ничтожном количе стве. Помпея и соседние с нею города были засыпаны пеплом и залиты «lava d'acqua», а не расплавленной лавой;

этим и объясняется обнаруженное раскопками прекрасное сохранение построек, стенной живописи, домашней утвари и даже человеческих фигур, которые легко отлить в гипсе по сохранившимся в туфах отпе чаткам. Судя по описанию Страбона и друг. писателей того времени, современного конуса В. тогда еще не су ществовало, а В. представлял лишь один обширный кратер, часть стенки которого сохранилась в виде по лукольцеобразного вала Монте-Соммы;

внутри этого кратера, доступного тогда только с одной стороны, за 150 л. до извержения 79 г. скрывался с беглыми раба ми и гладиаторами Спартак. На этом основании мож но считать за результат извержения 79 г. уничтожение части кольца Монте-Соммы, замененной упомянутой выше «Пиане», и образование конуса современного В.

Помпея, отстоящая теперь от моря более там на метр., была приморской гаванью;

слой пепла и лапил ли, покрывавший ее, имеет до 3 – 4 м. мощности, а над театром в Геркулануме обнаружен слой туфа до 25 м.

Позднейшая история В. ознаменована целым рядом извержений в 203 (или 204), 472, 512, 685, 982 (или 993), 1036, 1139, 1500 и 1631 гг.;

последнее извержение интересно по обилию имеющихся о нем сведений. С 1750 г. аббат Гальяни занялся уже изучением продук тов извержения В. До 1822 г., когда сильным изверже нием была разрушена значительная часть конуса до уровня Монте-Соммы можно насчитать не менее более или менее незначительных извержений. Силь ных извержений от 79 г. до семнадцатого столетия на считывают восемь, причем замечается интересное со впадение периодов покоя В. с деятельностью сосед них вулканических жерл, каковы: Сольфатара, Мон те-Нуово (образовавшийся в 1538 г. у Пуццуолы), Мон теЭпомео на Искии. Упомянутые 8 извержений отно сятся к следующим годам: 203, 472, 512, 685, 993, и 1500;

во время некоторых из них вулканический пе пел, подхватываемый ветром, уносился чрезвычайно далеко, до Константинополя и Триполиса.

Самое сильное извержение В., в 1631 г., длилось с 15 по 19 декабря;

подземные удары и выбрасывание пепла продолжались даже до последних дней декабря.

Предшествовавший этому извержению продолжитель ный период покоя. отучил окрестных жителей от опасе ний;

не только снаружи, но и внутри В. оделся роскош ным растительным покровом, и лишь немногие остатки прежней деятельности: фумаролы, скопления теплой и горькой воды, свидетельствовали о периоде более бурной деятельности. Хотя извержению 15 декабря за несколько дней предшествовал подземный гул, хотя из вновь образовавшейся трещины усиленно выделя лись пары и кратер наполнился лавой, местные жи тели не придавали должного значения всем этим тре вожным признакам и были застигнуты врасплох. 15 де кабря, после нескольких подземных ударов, в южной части горы, выше Атрио-дель-Кавалло, образовалась расселина, откуда с неимоверной силой устремились пары, пепел, камни. Пепел разносился на громадное расстояние, до Тарента, Фессалии, Каттаро (в Далма ции), и даже крупные камни падали на расстоянии до 12 килом. Масса пепла погрузила местность в тьму, а раскаленные камни и обломки, ниспадая на сосед ние местности, сильно их опустошили. 18 декабря гро мадный лавовый поток, разбившись на несколько ру кавов, устремился к морю и прошел это пространство менее чем в один час;

при этом погибло более человек. Этими лавовыми потоками, ушедшими на не сколько сот метров в море, были разрушены: Боско, Торре-дель-Ануциата, Торредель-Греко, Портичи, Ре зина. По поводу этого извержения передают будто бы, что за лавой устремились из кратера громадные пото ки воды с морскими водорослями, раковинами и рыба ми. Конфигурация В. сильно изменилась после извер жения 1631 г.: высота конуса В. уменьшилась на м. и стала таким образом заметно ниже МонтеСоммы, которую она прежде превышала на 40 м.

С 1660 г. не прошло почти ни одного десятилетия без извержений, более или менее сильно отражавших ся на конфигурации конуса В. Рост главного конуса путем нагромождения вулканического пепла и других рыхлых продуктов извержения во время слабых и спо койных извержений, уничтожение вершины конуса и провалы при сильных пароксизмах, имеющих харак тер взрывов, насыпание вторичных конусов, появле ние побочных кратеров и более или менее быстрое их исчезновение – вот явления, сопровождавшие различ ные извержения В. и придававшие ему различный об лик в различные периоды его деятельности. Самый ко нец прошлого столетия (1794 г. ) ознаменовался круп ным извержением, которое уступает по силе и разру шительности только катастрофам 79 и 1631 г. Это из вержение картинно описано знаменитым Леопольдом фон-Бухом. Извержению предшествовали два земле трясения, разрушившие многие здания окрестных по селений;

самое извержение отличалось необычайной силой;

лава появилась из кратера в 11 час. вечера, и в 5 час. утра уже не стало Торре-дель-Греко;

в доверше ние бедствия гигантские потоки грязи с камнями и глы бами опустошили цветущие окрестности В., с неимо верной быстротой устремляясь с его склонов в низину.

Из последующих извержений особенной силой отли чалось извержение 1822, и, наконец, в новейшее вре мя, в 1872 г., после более слабых извержений 1839, 1850, 1855, 1861 гг., В. разразился сильной катастро фой;

затем снова наступил период покоя. С 1865 го да начались предвестники усиленной деятельности, а в ноябре 1868 г. с северной стороны кратер дал тре щину и лава вылилась в атриум. В январе 1871 г. ( – 13) на 65 м. ниже вершины с северной стороны на громоздились массы лавы и периодически выбрасыва лись шлаковые бомбы. Непрекращающаяся деятель ность в течение всего 1871 г. и начала 1872 привле кала массу посетителей, любовавшихся необычайным зрелищем – и в ночь с 25 на 26 апреля, когда кратер разверзся от самой вершины до атриума и стал извер гать лаву и выбрасывать раскаленные камни, погибли почти все собравшиеся в атриуме зрители, около человек. Подробные описания извержения 1872 г. да ли ф. Рат и Гейм, а лаву исследовал А. А. Иностран цев. В атриуме лава разделилась на два рукава: один направился к Торре-дель-Греко, но застыл, не достиг нув возделанной полосы;

другой через Фоссо-дель-Ве трана так близко обогнул с севера здание обсервато рии, что загорелись от лучистой теплоты оконные ра мы. Окруженное со всех сторон лавовыми потоками, здание обсерватории находилось некоторое время в самом критическом положении. Здесь этот поток опять разделился на два, причем один направился к Массе и С. Себастиано и частью их разрушил, другой к С. Джи орджио-Кремано. Грандиозное извержение 1872 г. от личается краткостью пароксизма;

уже через сутки пре кратилось излияние лавы и выбрасывание пепла;

тем не менее конфигурация многих частей горы сильно из менилась от этого сильного извержения: побочный ко нус провалился, заменившись кратером, соединенным с большим главным кратером. Следует еще упомянуть об последнем извержении летом 1891 г., когда вылив шаяся в большом количестве лава угрожала обсерва тории, как и в 1872 г. Периоды времени между более или менее сильными пароксизмами считаются перио дами покоя, бездействия;

на самом деле и в это вре мя В. не вполне бездействует: дымятся фумаролы, из «бокк» (Босса) от времени до времени выбрасываются камни и шлаки, иногда появляется даже незначитель ное количество лавы;

но все эти явления не выходят за пределы кратера.

Лавы В. по своему химическому составу относятся к так называемым лейцитовым лавам, которые еще недавно считались свойственными исключительно не аполитанскому вулканическому округу. Темная стекло ватая основная масса лавы содержит, кроме вулкани ческого стекла, кристаллы лейцита, авгита, оливина, магнитного железняка, а также примесь санидина, пла гиоклаза и нефелина;

среди крупных порфировидных выделений заслуживают особого внимания интерес ные кристаллы лейцита. Целый ряд (49) анализов лав В. дает для них следующий (в среднем) состав: 47,82% кремнекислоты, 18,85% глинозема, 5,24% окиси желе за, 5,12% закиси железа, 4,40% магнезии, 9,51% изве сти, 2,65% натра и 6,41% кали. Лавы В., бомбы, туфы, стенки кратера и старых бокк часто изобилуют хороши ми кристаллами, из которых многие образовались пу тем возгонки, здесь находят кристаллы меланита, ро говой обманки, содалита, полевых шпатов, слюды, же лезного блеска, авгита, нефелина, волластонита, сфе на, мелилита, филлипсита, анальцита, кварца, пова ренной соли и нек. др.

Литература. Укажем о В. главнейшие сочинения;

в некоторых из них можно найти также и подроб ные списки литературы: Phillips, «Vesuvius» (1869);

J.

Roth «Der V. und die Umgebung von Neapol» (1857);

A.

Scacchi. «Storia delle eruzioni del Vesuvio accompagnata dalla bibliographia delle opere scritte su questo vulcano» (1847);

H. Abich, «Vues illustratives de guelques phenomenes geologiques prises sur ie Vesuve et l'Etna pendant les aunees 1833 et 1834» (Париж, 1836);

G. v.

Rath, "Der V. " (1873);

A. Heim, «Der Ausbruch des Vesuv im April 1872» (1873);

H. Johnstone-Lavis, "The Geology of Monte-Somma and V. " (1884);

его же, «Geological map of Monte-Somma and Vesuvius constructed during the years 1880 – 1888» (масшт. 1:1000, Неаполь, 1891);

Palmieri, «V. e la sua storia» (1880);

его же, «Pompei e la Regione Sotterrata dal Vesuvio nel'Anno 79» (1879);

«Lo Spettatore del Vesuvio» (издание итальянского альпий ского клуба, Неаполь, 1887).

Ф. Левинсон-Лессинг.

Вектор Вектор. – Те физические количества, которым при писывают не только величины, но и направления, на зывают векториальными величинами;

таковы, напри мер, силы, скорости, ускорения, количества движений, моменты сил и количеств движений вокруг точек и проч. Эти количества изображают длинами, заключаю щими в себе столько единиц длины и частей ее, сколь ко в рассматриваемой векториальной величине заклю чается единиц величины и частей ее;

длину эту прово дят в направлении, свойственном изображаемой век ториальной величине. В механике и математической физике почти в каждом вопросе приходится рассма тривать векториальные количества и производить над.

ними различные действия аналитического и геометри ческого характера, причем оказывается, что вектори альные количества различных наименований облада ют многими аналогичными свойствами. Так, например, при известных условиях, силы, количества движения, скорости, ускорения, угловые скорости и моменты сла гаются по правилу параллелограмма. Далее, теория моментов системы сил, приложенных к твердому те лу, оказывается аналогичною теории скоростей точек твердого тела. По этой причине признано полезным и возможным составить общую теорию векторов, под разумевая под вектором длину, проведенную из ка кой-либо точки в каком либо направлении. Каждый век тор определяется тремя величинами: длиною и двумя углами, определяющими направление вектора, или же тремя проекциями вектора на оси координат. Теорию векторов, то есть изложение различных действий над векторами, можно теперь найти в различных новейших курсах механики. В самом стройном виде теория век торов является в учении о кватернионах, основанном У. Гамильтоном.


Главным вектором совокупности сил, приложенных к системе материальных точек или к разным точкам твердого тела, называется геометрическая сумма всех этих сил, или, иначе говоря, равнодействующая, кото рую имели бы все эти силы, если бы они были прило жены к одной и той же точке.

Радиусом-вектором какой либо точки относительно какого либо центра называется длина, проведенная из центра к точке.

Д. Бобылев.

Веласкес Веласкес (Velazquez, Дон-Диего-Родригес-Велас кес-де-Сильва), наряду с Б. Э. Мурильо, знаменитей ший из испанских живописцев, род. в Севилье в г. Отец его, происходивший из португальского семей ства, лет за сто пред тем переселившегося в Андалу зию, предназначал будущего художника для судебной или литературной карьеры, но, в виду обнаружившей ся в нем страсти к рисованию, не мешал ему сделаться живописцем. В. учился сперва у Франсиско Херреры Старшего, а потом у Франсиска Пачеко, дочь которо го вскоре сделалась его женою. В мастерской Пачеко будущий великий живописец занимался больше всего изображением голов с натуры, обращение же с крас ками он усвоил себе этюдами плодов и живности, так же с натуры. К первой поре его самостоятельной дея тельности относятся: «Продавец воды» (наход. у лор да Веллингтона), «Поклонение волхвов» (в лонд. Нац.

галерее) и «Поклонение пастырей» (в Мадридском му зее) – картины, уже замечательные по благородному натурализму, сильной лепке, но еще несколько сухие по кисти и резкие в отношении контрастов освещения.

В 1622 году Веласкес переселился в Мадрид, где ко пировал образцовые произведения живописи в коро левском собрании и написал портрет поэта Гонгоры (в Мадридском музее). В следующем затем году, В. был удостоен заказом изобразить короля Филиппа IV вер хом на коне и столь удачно исполнил эту работу, что удивил ею весь двор и приобрел себе титул королев ского живописца. В 1627 г., по конкурсу с Кахесом, Нар ди и Кардучо, он написал картину: «Изгнание мавров»

и получил звание гофмейстера. Знакомство с Рубен сом во время приезда последнего в Мадрид, в 1628 го ду, возбудило в В. желание посетить Италию. Прове дя в этой стране около 3-х лет (1629 – 1631), он из учал и копировал произведения Тициана, П. Вероне зе и Тинторетто в Венеции, Рафаэля, Микель-Андже ло и антики в Риме. Это путешествие произвело пере мену в мастерстве художника: стиль его сделался бо лее свободным и блестящим, колорит менее темным в тенях и передающим натуру в ярком освещении. Пер выми произведениями этой второй манеры В. были:

«Кузница Вулкана» (в Мадридском музее), «Одежда Иoсифа» (в Эскурьяльском дворце) и два вида вил лы Медичи (в Мадридском музее);

за ними следовал ряд других великолепных картин, каковы напр. : «Взя тие Бреды» (в Мадридском музее), «Усопший Спаси тель» (в монастыре С.-Пласидо, в Мадриде) и много численные портреты королей Филиппа III, Филиппа IV, их супруг, инфантов и инфант, герц. Оливареса, адми рала Парехи, придворных карлов и шутов. В 1634 г..

знаменитый художник получил почетное звание коро левского гардеробмейстера, в 1643 году – камердине ра и в 1642 – 44 гг. сопровождал короля в его походе для усмирения Аррагонии. В конце 1648 г. он отправил ся вторично в Италию, с поручением закупить картин и разного рода художественных предметов для дворца, посетил главные итальянские города и написал в Ри ме мастерский портрет папы Иннокентия Х (в палац цо Дориа, в Риме). С возвращения В. из этой поездки в Мадрид (1651) начинается третий период его твор чества, к которому относятся, между прочим: «Св. Се мейство», известное под названием Los Meninas, «Ко вровая фабрика», «Св. Антоний и Павел» (все три в Мадридском музее) и многие портреты. Будучи сделан в 1652 г. королевским обер-гофмаршалом, В. исполнял эту хлопотливую должность с редкою добросовестно стью, хотя она и отнимала много времени от его худо жественных занятий, и в 1660 г. сопровождал Филип па IV в его поездке на границу Франции, для свида ния с королем Людовиком XIV по случаю бракосочета ния последнего с инфантой Марией-Терезией. Устрой ство празднеств, сопровождавших это свидание, так утомило художника, что он заболел, и вскоре по воз вращении своем в Мадрид скончался, 6 августа года. Как замечено выше, В. был живописец-натура лист в лучшем значении слова. Он обладал тайной, при помощи самых простых средств и приемов, вос создавать жизнь во всей ее правде, простоте и вме сте с тем обаянии – тайной, которая и в наши дни при водит в изумление. Писанные им портреты отличают ся верностью характеристики изображенных физионо мий, передачей индивидуального типа, выражения на циональной гордости и чувства достоинства. Натура отражается в них, как в зеркале;

в них нет и тени ка кой-либо условности. Теми же высокими достоинства ми отмечены и другие произведения великого мастера.

В особенности бесподобны портреты и картины его по следней, третьей манеры, в которых он эскизно, без гу стой накладки красок, воспроизводит трудные и тонкие эффекты освещения и воздушной перспективы. Что бы вполне изучить гениального художника, необходи мо побывать в Мадриде, где в одном музее находит ся 61 его картина, в том числе самые главные. Одна ко, его произведениями могут гордиться и другие евро пейские галереи. У нас, в Императорском Эрмитаже, имеется пять несомненно подлинных работ В. : пор треты Филиппа IV, во весь рост и грудной, герцога Оли вареса, также в двух экземплярах, в рост и грудной, и этюд головы папы Иннокентия X, для портрета гале реи палаццо Дория. В. оказал на живопись своей ро дины большое влияние, и в числе его учеников были Мурильо, Карреньо-де-Миранда, Пареха, Масо-Мар тинес и др. выдающиеся испанские мастера. Как на лучшие биографии В. можно указать на сочинения: С.

Justi, «Diego Velazquez und sein Jahrhundert» (Бонн, 1888, 2 т.);

W. Stirling Maxwell, «Velazquez und seine Werke» (перев. с английского, Берлин, 1856) и Paul Lefort, «Velazquez» (общедоступный труд, входящий в состав серии книжек: «Les Artistes cеlebres»).

А. Сомов.

Велер Велер (Friedrich Wohler) – знаменитый немецкий хи мик, родился в 1800 году около Франкфурта на Майне.

Уже в самом раннем возрасте В. обнаруживал страсть к естествознанию. Семья В. переехала в 1812 г во Францию, где он вступил в гимназию и находился под влиянием д-ра Буха, укрепившего в юноше его склон ности к естественно научной деятельности. В. вместе с Бухом сделал первую свою научную работу над со держанием селена в краслицком железном колчедане, имея лишь 20 лет от роду. В 1820 г. он переехал в Мар бург, где поступил на медицинский факультет тамош него университета, не прекращая своих химических за нятий. В 1821 г. В. переехал в Гейдельберг, где в знаме нитом химике Гмелине встретил ученого, принявшего самое горячее в нем участие. Когда В. в 1823 г. полу чил степень доктора медицины и уже думал сделаться практическим врачом, то Гмелин убедил его отказать ся от этого плана и посвятить себя химии. Прозорли вый учитель послал своего ученика в Швецию к Берце лиусу, где В. окончательно уже утвердился в избрании карьеры химика. В 1836 г. В. получил кафедру химии в гeттингенском университете, где и оставался до своей смерти (23 сентября 1882 г.).

Что касается ученых работ В., то от перечисления даже важнейших из них приходится отказаться, до статочно сказать, что в минеральной химии имя В.

встречается на каждом шагу;

его работы, касающие ся алюминия, бора, кремния и титана положили, мож но сказать, основание для изучения этих простых тел.

Алюминий, получающий в настоящее время с каждым днем все большее и большее практическое значение, был впервые (1827 г.) получен В. Им же были получе ны кристаллические бор и кремний. Огромное фило софское значение имела одна из работ В. по органиче ской химии, а именно В. удалось, почти случайно, по лучить в 1828 г. органическое вещество, мочевину, из веществ неорганических. Это открытие наделало мно го шуму, потому что до него считали вообще, что ме жду веществами органическими и минеральными есть разница не только в составе, но и в происхождении. По мнению ученых современников В., вещества органиче ские могут образоваться лишь при содействии так наз.

«жизненной силы», т.е. специальной силы, действую щей лишь в живом организме. Когда же В. получил мо чевину – вещество, образующееся из минеральных ве ществ, тогда та грань, которую проводили между ор ганическими и минеральными веществами, была уни чтожена и признание совершенной особенности хими ческих явлений в организмах была оставлена. Кроме того, В. принадлежит еще множество других химиче ских открытий и исследований, сделанных частью им одним, частью в сотрудничестве с Либихом;

большин ство этих работ относилось к изучению органических веществ и некоторые (напр. исследования цианистых соединений и соединений бензолола) имели огромное значение в установке теории сложных радикалов.

М. Ю. Гольдштейн.

Великая каменная стена Великая каменная стена (Ван-ли-чанг-чинг) – гран диозное по замыслу сооружение, возведенное по по велению императора Цзинской династии Ши-гуанг-ти (Шы-куан), в 214 г. до Р. Хр., с целью оградить про винции внутреннего Китая от вторжения в его пределы монгольских орд. При этом императоре она была вы строена лишь до поворота р. Хуанхэ на юг, (т.е. оканчи валась у Линь-тхао, нынешнего Лан-Чжоу-фу) и толь ко впоследствии была продолжена на запад и охва тила всю провинцию Гань-су (Хэси). По словам китай ских историков, Ши-гуанг-ти совершил эту великую по стройку в пять лет;

на работу наряжался шестой чело век из всего народонаселения Китайского государства.

Она основана на диких камнях и составлена была из двух то каменных, то кирпичных стен;

промежуток их набит землею и булыжником. Высота ее доходила до 24, а толщина до 13 футов. Чрез каждые сто шагов поставлены башни. Кто-то вычислил, что материалы, употребленные на постройку до 2 миллионов домов, полагая каждый в 2000 куб. фут., едва составят массу, пошедшую в корпус стены. Длина ее – 10000 ли, т.е.


немного более 4000 верст;

но не везде на этом протя жении она сохраняет характер двойной зубчатой сте ны, какой имеет, например, у Пекина. Вдоль Ордоса, у Алашаня и в провинции Гань-су это не более как гли нобитный вал и невысокая каменная ограда или даже только бесформенные груды камней. Китайское прави тельство давно уже ее не поддерживает.

Гр. Грум-Гржимайло.

Великая хартия вольностей Великая хартия вольностей (Magna Charta libertatum, Great Charter of liberties).

Хартиями (от carthV– лист папируса) называются в английской истории те королевские грамоты, которые даруют или подтверждают различные льготы всему на роду или отдельным общинам. Первую хартию воль ностей издал Генрих I в 1100 г., по случаю своей ко ронации;

король утвердил ею свободу церкви, т.е. от казался от продажи духовных должностей и от дохо дов с вакантных кафедр, а главное, уничтожил те зло употребления феодальными правами, которые были в обычае у его предшественников, Вильгельма Заво евателя и Вильгельма II Рыжего, при переходе ленов по наследству, при выдаче замуж наследниц и вдов умерших баронов. Бароны, в свою очередь, должны были отказаться от тех же злоупотреблений феодаль ными правами по отношению к их собственным васса лам. Особая хартия, данная Генрихом I городу Лондо ну, предоставила горожанам на откуп графство Мид дльсекс, с правом избирать из своей среды шерифа и юстициария, для разбора тяжб. Короли Стефан и Ген рих II своими хартиями подтвердили вассалам воль ности, данные Генрихом I. Но краеугольным камнем англ. свободы сделалась Великая хартия вольностей, исторгнутая баронами у короля Иоанна Безземельно го в семнадцатый год его царствования. Поводом по служила неудачная война с Францией. Вследствие от каза короля уничтожить злоупотребления и утвердить вольности, северные бароны взялись за оружие и дви нулись к Лондону, где их сочувственно встретили горо жане, Здесь, на Руннимедском лугу, 15 июня 1215 го да король должен был принять требования баронов, изложенные в 49 статьях. Эти статьи баронов (capitula quae Barones petunt, Articles of the Barons) легли в основание Великой хартии вольностей, выработанной в 63 статьях. Великая хартия обеспечивала вольно сти не только баронам, но и вообще всем свободным людям. Первая статья утверждала за Церковью сво боду выборов на духовные должности. Ряд статей от менял злоупотребления феодальными правами: уста новлен точный размер рельефа, т.е. побора в поль зу короля при переходе лена по наследству;

хищниче ство опекунов в именьях малолетних запрещено;

вы давая, наследниц дозволено только за людей равных им по сословию;

вдов нельзя принуждать к замуже ству. Соблюдение всех этих вольностей, данных ко ролем его ленникам, сделано (ст. 60) обязательным для всех светских и Духовных феодалов в отноше нии к их людям. Крайне важна статья 12-я, положив шая основание правам английского парламента. Здесь определены три случая, когда король мог требовать с денника денежной субсидии (auxilium, aid): на вы куп в случае своего плена, при женитьбе старшего сы на и выдаче замуж старшей дочери. Всякая другая субсидия, или «деньги со щита» (scutagium, scutage, т.е. денежный побор взамен обязательной для лен ника военной службы), могла быть установлена толь ко общим собранием ленников всего королевства (per commune consilium regni). По статье 14 на это общее собрание королевства архиепископы, епископы, абба ты, графы и крупные бароны (majores barones) пригла шались каждый именным призывом, а все другие ден ники короля – общим призывом, по графствам и сот ням, через шерифов и бальи;

это различие в призы вах повело впоследствии, при Эдуарде III, к отделе нию нижней палаты от верхней. Статья 39 положила основание свободе личности;

ни один свободный че ловек не мог быть арестован, заключен в тюрьму, ли шен собственности или покровительства законов, из гнан или подвергнут другой каре иначе, как по суду равных ему и по закону страны. Статья 18 утверди ла объезды королевских судей по графствам: четы ре раза в год два юстициария должны были объез жать графства и с 4 рыцарями, избранными собрани ем графства, разбирать гражданские дела по вопро сам владения. По ст. 17 тяжбы по частным искам долж ны разбираться в каком-нибудь определенном месте, независимо от передвижения королевского суда;

с Ген риха III эти тяжбы разбирались в Вестминстере, а ко времени Эдуарда I для них выработалась особая па лата – Court of Common Рlеаs. Статья 20 ограничила размер административных штрафов (amerciaments), налагавшихся, взамен полной конфискации собствен ности (misericordia regis), за нарушение обязанно стей по отношению к королю (overseunessa regis).

Собственность свободного человека в размере, не обходимом для сохранения социального положения (contenementum), товар купца и сельскохозяйственный инвентарь виллана были сделаны неприкосновенны ми при взыскании этих штрафов. Самые приговоры должны были произноситься не административным порядком, а соседями, под присягой;

графы и баро ны штрафуются равными им. Остальные статьи хартии утверждали привилегии города Лондона, уничтожали злоупотребления шерифов и бальи, вводили единство мер, свободу въезда и выезда из Англии в мирное вре мя, уничтожали неприкосновенность лесов, ставших заповедными при королях Ричарде и Иоанне. Нако нец,, важная 61 статья обеспечивала соблюдение са мой Великой хартии: все бароны, избирали из своей среды 25 лиц для надзора за соблюдением вольно стей. Если король нарушит хартию и не исправит на рушение, по требованию 4 из этих баронов, в 40-днев ный срок, – все 25 баронов могут прибегнуть к наси лию против короля, т.е. отнимать у него замки и зе мли, щадя только его личность и семью. Каждый мо жет принести присягу повиновения этим 25 баронам и заодно с ними теснить короля, пока тот не загладит свою ошибку. В малолетство Генриха III сказалась ре акция против Великой хартии: регент Вильям Маршал, граф Пемброк, издал ее вновь, в 1216 году, с важны ми изменениями: опущены были статьи 12 и 14 о пра вах ленников собираться и утверждать налоги и статья 61, о праве сопротивляться нарушению вольностей. Те же пропуски сделаны и при новом издании хартии, в 1217 г.;

кроме того, тогда введены две статьи, легшие в основу статутов Эдуарда I: «quia emptores» и «de viris religiosis». Первая ограничивала свободных людей в их праве отчуждать свои земли, а вторая запрещала пе редачу ленных земель Церкви. В том же 1217 г. издана была еще «Лесная хартия» (Charter of the Forest), уни чтожившая ограничения прав собственников над ле сами. Во время смут в царствование Генриха III поня тие «общего совета королевства» значительно расши рилось вследствие. призыва в парламент представи телей от графств, городов и бургов. В царствование Эдуарда I вольности английского народа опять дохо дят до уровня Великой хартии. Во время похода коро ля во Фландрию бароны согласились дать субсидии только под условием утверждения хартии и новых до бавочных статей;

утверждение это было дано королем в Генте в 1297 году. Новые статьи в латинском спис ке известны, как статут «De Tallagio nоnп соnсеdendo».

Эти статьи восстановляли запрещение собирать побо ры без разрешения парламента: никакие субсидии и никакой поземельный налог (tallagium, talliage) не мог отныне собираться без общего согласия духовенства, графов, баронов, рыцарей, горожан и других свобод ных людей королевства. С падением средневекового социального строя часть статей Великой хартии утра тила свое значение;

зато вольности политического и гражданского характера, данные первоначально толь ко баронам или свободным людям вообще, сделались в новой истории Англии достоянием всей нации. Таким образом этот договор о феодальных отношениях по служил исходным пунктом для ее государственного и гражданского права. Почти все права, которых посте пенно добивался парламент, представляют собою под тверждение или дальнейшее развитие начал, впер вые высказанных Великой хартией. «Петиция о пра вах» (Petition of Right);

поданная Карлу I парламентом в 1628 г., все еще требовала права утверждать нало ги, данного 12-й статьей Великой хартии и статутом De Tallagio. Habeas Corpus Act 1679 г., ограничивший пред варительное заключение без суда тремя днями, был только дальнейшим развитием 39 статьи Великой хар тии. Те же начала, при восшествии на престол Виль гельма Оранского, легли в основание «Билля о пра вах» (Bill of Rights), на котором до сих пор покоятся кон ституционные права Англии.

Лучшее издание хартий Генриха I, Иоанна и Генриха III дано в «Statutes of the Realm» (Volume I, 1810). Здесь мы находим и facsimile Великой хартии. В основание текста положен оригинал, хранящийся в линкольнском соборе (Lincolina), которому официальная комиссия издателей (Record Commission) отдала преимущество перед двумя списками, принадлежащими Британско му музею. Статуты и хартия Эдуарда I переизданы затем «The Statutes, Revised Edition» (Vol. I, Лондон, 1870). Из старых издании важно Blackstone, «The Great Charter» (Оксф., 1759). Для широкого круга публи ки назначено издание Stubbs, «Select Charters» (Окс форд). Для истории и истолкования Великой хар тии см. Gneist, «Englische Verfassungsgeschichte» (рус ский перевод под ред. С. А. Венгерова);

Stubbs, «The Constituonal History of England» (Vol. I и II);

Pauli, «Geschichte von England» (т. III). Русский перевод хар тии с истолкованием дал Ясинский: «История Великой хартии в XIII ст.» (Киев, 1888).

Е. Щепкин.

Великий могол Великий могол, великие моголы – титул, данный европейцами государям знаменитой тюрской дина стии, основанной султаном Бабуром и около 3 столе тий властвовавшей в Индии. Сами бабуриды этого ти тула не употребляли, потому что ничего общего с мон голами не имели. Бабур называл себя турком, гордил ся этим происхождением и по-монгольски не знал, за писки же свои писал на тюркском (джагатайском) язы ке. Европейцы впервые узнали о бабуридах от перси ян, которые джагатайских тюрков, обитавших за Аму Дарьей, называли могул, т.е. монголами, а западные ученые, не разобрав дела, сочинили империю Великих моголов. Настоящий же титул бабуридов был падшах, заимствованный у персиян и принятый Бабуром в г., вместо прежнего «султан».

Н. В.

Великий князь Великий князь. – Этот древнейший титул русских го сударей, как кажется, установился не вдруг. У различ ных славянских племен глава племени носил разные названия: жупана, князя и пр. У племен русских сла вян также существовало для главы, начальника пле мени или рода, название князя. Новгородские славяне приглашают к себе Рюрика с братьями княжить и воло деть ими;

при Игоре и Ольге у древлян видим туземных князей, которые были там, конечно, еще до призвания Рюрика. Но когда князья стали называться великими, для обозначения особенного их положения, для отли чия от других князей, – положительно сказать нельзя.

Первые князья в летописях называются большею ча стью просто князьями. Рюрик нигде не называется ве ликим и только однажды назван «старейшим», но и то, кажется, по отношению к братьям, по летам (Лавр. по 2-му изд., 20). Олег, как и следующие за ним князья до Ярослава, также большею частью называются про сто князьями, и только иногда великими: так, в 912 го ду русские послы заключили мир и ряд с греками «от Олега, великого князя русского». Но в тоже время ве ликими князьями называются и наместники князя по городам: в 907 г. Олег брал с греков уклады, между прочим, и на разные города: «по тем по городам седя ху велиции князи» (ibid. 30). летописное название пер вых князей великими следует, кажется, признать про извольным: летописцы могли назвать, напр., Олега ве ликим, так сказать, задним числом, по примеру совре менных им старейших князей. Только впоследствии, когда род Рюрика размножился и когда каждый из чле нов этого рода должен был принять участие в пользо вании и управлении Русской землей с родовым титу лом князя, по прямому происхождению от Рюрика, не обходимость заставила чемнибудь отличить старше го князя от других. К титулу «князь», с образованием уделов, начинают прибавлять отличительные эпитеты «старейший» и «великий» (ibid. 41). Титул «великого»

не давал князю никаких действительных прав над про чими удельными князьями. Великий князь пользовался некоторыми преимуществами, но исключительно по четными: для других князей он был «в отца место», но без отцовской власти;

по общим делам, касающимся всей земли, он мог созывать князей на съезды, на кото рых ему предоставлялось почетное первенство;

в по ходах против общего неприятеля он также первенство вал. Но в управление уделами других князей он не вме шивался, ведая только свое Киевское княжество, но сившее, по князю, также титул великого. В дела уделов великий князь, и по личному праву старейшего, и по требованию других удельных князей, мог вмешиваться только в случаях общего правонарушения, когда заин тересованы были все князья. Между последними со блюдались степени старшинства, с которым соединя лось право на обладание тем или другим уделом, а потом и самым великим княжеством, которое не было наследственным в одной семье, а переходило от од ного князя к другому, по родовому старшинству, нару шение которого, обыкновенно, сопровождалось крова выми распрями. Преимущества соединенные с титу лом великого князя, были действительными только в руках лиц сильных волей, энергичных, каковы Влади мир Мономах, сын его Мстислав и друг. Великий князь имел право суда, как отец или третейский судья, над младшими;

это видно из слов Ростислава Юрьевича, обращенных к великому князю Изяславу Мстиславичу:

«а ты мене старей, ты меня с ним и суди» (Пол. собр.

р. лет. I, 41). Мало того: Мономах и сын его Мстислав изгоняли нелюбимых ими князей. Единолично великий князь не мог постановлять приговоров относительно других князей;

а если такие случаи бывали, то другие князья могли требовать от него отчета и даже уничто жения состоявшегося приговора: «... аще ти вина, коя была нан, обличил бы и перед нами, и упрев бы и ство рил ему;

а ноне яви вину его оже ему створил еси» (ibid.

111), говорили Мономах и Олег и Давид Святослави чи вел. кн. Святополку-Михаилу и Давиду, ослепившим Василька теребовльского.

С течением времени, вследствие сильных междоу собий за великокняжеский стол и перехода Киева от одного князя к другому, часто не по праву старшин ства, значение Киевского княжества, как великого, ста ло умаляться, и вместе с тем теряла почву мысль о неразрывном соединении великокняжеского титула с обладанием Киевским княжеством. По смерти Юрия Долгорукого, сын его Андрей принял великокняжеский титул. Киев, когда Боголюбский взял его приступом и посадил в нем младшего брата своего Глеба, низведен был на степень простого удела, каким и остался бы, если бы Андрей Боголюбский, отвлеченный от юга де лами на северовостоке, не упустил его из своих рук.

Последующие Киевские князья, независимые от вла димиро-суздальского князя, продолжали, уже только по традиции, носить титул великого, так что в XII – XIII вв. было два великих князя на Руси: один во Владими ре на Клязьме, другой – в Киеве. Так продолжалось до нашествия татар, когда Киев потерял всякое значение, между тем как на севере великокняжеский титул со хранился в роде Юрия Долгорукого. Титул этот зависел теперь от хана, который не сообразовался ни с каки ми правами по старшинству. Это обстоятельство, хотя сначала не совсем и не вдруг, разрушило прежние, юж ные представления о праве старшинства на великок няжеский стол и помогло утвердиться великокняжеско му достоинству в младшей московской линии потом ков Ярослава Всеволодовича, и притом в нисходящей линии, по праву первородства. Теперь великий князь, хотя и первый слуга хана, его наместник, пользовал ся среди других князей не одними только почетными преимуществами, но и действительными: владея сво им личным уделом, он владел и великим княжеством Владимирским и землей Новгородской, как наместник хана;

именем последнего он мог вмешиваться в де ла других удельных князей своей области;

потом уже лично, по собственному произволу, приводил их «под свою руку», более или менее властно распоряжался в их уделах, пользовался их военными силами, соби рал с них дань для хана или ордынский выход. – Ря дом с великим князем владимирским, были еще вели кие князья в Тверской и Рязанской землях;

но между первым и последними была большая разница. Вели кий князь владимирский был, по воле хана, великим князем «всей Руси», между тем как тверские и рязан ские сами назывались и со стороны других князей при знавались великими только в их землях, по отношению к удельным князьям их земель;

эти великие князья при знавали владимирского, а потом московского велико го князя «старейшим братом». Уничтожение южнорус ских понятий о праве на великокняжеское достоинство привело, наконец, к тому, что титул великого князя и великого княжества стал неразрывным с Московским княжеством и его князем, что определенно обозначи лось при Василии Темном, когда в спорах за великок няжеское достоинство претенденты старались занять не Владимир, а Москву. – Титул великого употребля ли и некоторые удельные князья в том случае, когда уделы их, дробясь на более мелкие, становились поче му-либо более или менее обособленными от велико го княжества Владимирского, а потом Московского. Так великими называются и в летописях и в родословных некоторые из ярославских князей (напр., Иван Васи льевич), а стол их – старым, старейшим;

так же называ лись и смоленское князья. Очевидно, здесь титул «ве ликий» усваивался только местно, старшим князем в общем уделе, выделившем из себя более мелкие уде лы. Но особенное стремление к усвоению этого титула замечается у суздальско-нижегородских князей, реши тельно стремившихся к полному обособлению от Мо сквы. Так было в Южной и Северо-Восточной Руси. Но оставалась еще Западная Русь. Эта последняя объ единилась в одно целое под властью князей литовских, которые, с Гедимина, стали называться также велики ми князьями и даже князьями «всея Руси», в качестве каковых становились соперниками великих князей Се верной Руси. Вскоре титул великого князя литовско го соединился с достоинством польского короля, а мо сковские князья, по свержении татарского ига, приняли титул царей, который они давали прежде ханам. В на стоящее время название великого князя сохраняется в полном титуле русского императора, который, кроме того, носит этот титул как государь Финляндии (см. Со ловьев, «Истор. отношений между князьями»;

Сергее вич, «Князь и вече»;

Забелин, «Домашний быт русских царей», гл. I и др.). А. Э.

В настоящее время титул В. кн. и сопряженное с ним наименование импер. высочеством принадлежит, в си лу учреждения о Имп. фамилии 2 июля 1886 г. (Св. Зак.

т. I ч. I, по прод. 1886 г.), сыновьям, братьям и, в му жеском поколении, внукам императоров;

по учрежде нию же 1797 г. титул этот принадлежал, в мужеском поколении, и правнукам и праправнукам императора.

Помимо общих прав и обязанностей членов Импера торского дома, великим князьям присвоены еще сле дующие особые права и преимущества: 1) им предо ставлен указанный титул;

2) ордена св. Апостола Ан дрея Первозванного, св. Александра Невского, Белого орла, св. Анны первой степени и св. Станислава пер вой степени они получают при крещении;

3) они име ют определенные свои флаги, на основании морских уставов;

4) при проезде через крепости или во время присутствия во флоте им отдаются почести по уставам воинским и морским, если будет на то собственное их изволение;



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 16 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.