авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 15 |

«Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова Филологический факультет О. Ю. Инькова-Манзотти Коннекторы ...»

-- [ Страница 2 ] --

I.3.2.1. Лексическое значение 'пропозитивного' типа Мы называем пропозитивными такие языковые единицы, значение которых способствует формированию пропозиционального компонента семантической структуры высказывания. К этому семантическому типу относится, например, слово chien, поскольку с ним связано значение, которое может появляться в семантической структуре высказывания только в пропозициональном компоненте.

Вхождение языковой единицы в этот класс во многом зависит от ее лексико грамматической принадлежности. Так, во французском языке всегда будут пропозитивны глаголы и существительные, а семантическая принадлежность наречий будет меняться в зависимости от их функции в высказывании: они могут участвовать в формировании как пропозиционального, так и непропозиционального компонента высказывания;

ср. (36) и (37):

(36) Marie pense srieusement dmnager la campagne семантической структуре высказывания см. BIERWISCH 1980, FERRARI 1995.

Хотя значения терминов «пропозиция» и «положение вещей» безусловно не совпадают, мы позволили себе в дальнейшем изложении употреблять их как синонимы, поскольку существующие между ними терминологические различия не являются релевантными в рамках проводимого нами исследования.

Глава I. Определение понятия «коннектор» (37) Srieusement, Marie pense dmnager la campagne.

Класс единиц с пропозитивным значением может быть разделен на два подкласса: в основе этого разделения лежат понятия 'дескриптивной информации' и 'информации инструктивной, или процедурной'. Для того, чтобы определить эти понятия, мы должны представить себе, из чего складывается пропозициональный компонент высказывания. Как правило, это отображение некоторого фрагмента действительности, некоторого положения вещей, представляющего собой некоторое множество объектов, обладающих определенными свойствами и связанных определенными отношениями. Этому типу информации соответствует предикатно-аргументная структура, представляющая «концептуальную основу, каркас пропозиции» [КОБОЗЕВА 2000, 223].

Однако, наряду с этой, дескриптивной, информацией в пропозициональном компоненте высказывания содержится и информация другого типа – процедурная, инструктивная, – также необходимая для интерпретации высказывания. Это информация о том, как надо обращаться с дескриптивной информацией, как ее использовать в процессе интерпретации. Находясь в начале второго компонента, коннекторы указывают на его семантическую ориентацию по отношению к первому компоненту и таким образом в большинстве случае позволяют предвидеть, в каком направлении будет развиваться мысль. С этой точки зрения роль коннекторов можно сравнить, по образному выражению Л. Теньера, с назначением указателей на перекрестках дорог, «дающих путнику информацию о населенных пунктах, к которым ведут различные дороги. Поэтому можно сказать, что подобные единицы являются своего рода указательными столбами предложения» [ТЕНЬЕР 1988, 345].

Например, потому что представляет вводимое им положение вещей как причину для осуществления первого, и, для того чтобы понять коммуникативный замысел говорящего, должно быть воспринято слушающим именно таким образом. К словам, передающим инструктивную информацию, относятся также артикли, предлоги и под.

I.3.2.2. Лексическое значение 'непропозитивного' типа Помимо единиц языка, которые участвуют в формировании пропозиционального компонента, существуют языковые единицы, чье значение формирует непропозициональный компонент семантической структуры высказывания – то, как воспринимает говорящий описываемое положение вещей, или его субъективную оценку. К языковым единицам данного типа относятся, прежде всего, те, что служат для выражения пропозиционального отношения – эпистемической возможности, эмоциональной оценки и под. Об их особенностях мы уже говорили выше. Однако, непропозитивное значение не исчерпывается этими характеристиками. К единицам с непропозитивным значением можно добавить, например, наречие franchement, дающее оценку иллокутивному намерению говорящего, а также выражения типа alors, donc, о Глава I. Определение понятия «коннектор» которых речь пойдет ниже.

I.3.2.3. Лексическое значение, имеющее пресуппозитивный характер Предложение (38):

(38) Pierre a cess de fumer содержит два типа информации: «Пьер бросил курить» и «Пьер раньше курил».

Первый тип информации принято называть ассерцией, а второй – пресуппозицией. Эти два компонента имеют различные свойства (среди которых, например, сохранение пресуппозиции, в отличие от ассерции, при отрицании и вопросе), которые описаны в многочисленных исследованиях в самых различных аспектах – логическом, коммуникативном, когнитивном, семантическом 39. Отметим лишь, что понятие пресуппозиции в последнее время применяется не только к анализу предложения, но и отдельных слов, синтаксических конструкций и под. Что касается лексического значения слов, то существуют слова – типа cesser (de faire qch), – в значении которых сочетается ассертивный компонент – в данном случае, «перестать что-то делать» – и пресуппозитивный компонент – «делать это в период, предшествовавший моменту речи». Однако, существуют языковые единицы, в которых пресуппозитивное значение является преобладающим: таковы, например, французское mme, русское даже и под., для толкования которых, даже 'буквального' нам необходимо привлечь не только лексические значения окружающих их единиц, но и наши представления об окружающей действительности или хотя бы о данной ситуации. К коннекторам, имеющим пресуппозитивное значение, можно отнести, например, aprs tout, en tout cas, на самом деле и под. I.3.3. Типы лексического значения, передаваемого коннекторами Типология лексических значений, предложенная в предыдущих параграфах, может быть использована, с небольшими уточнениями, для семантической классификации коннекторов. На основе этой типологии коннекторы могут быть разделены на две большие группы: коннекторы пропозитивные и коннекторы непропозитивные 41. Коннекторы первой группы делятся, в свою очередь, на коннекторы дескриптивные и инструктивные;

коннекторы второй группы – имеющие все инструктивное значение – также можно разделить, используя См., например, ЗВЕГИНЦЕВ 1976, КИФЕР 1978, ПАДУЧЕВА 1985, НИКОЛАЕВА 1985, СТОЛНЕЙКЕР 1985, АПРЕСЯН 1995, II, DUCROT 1969, DUCROT 1980.

К этому понятию мы еще вернемся в I.3.3.3.1.

Данная классификация была предложена в FERRARI 1995 для описания семантики коннекторов итальянского языка, но является далеко не единственной. См., например, деление коннекторов на семантические (связывающие две пропозиции) и прагматические (связывающие два иллокутивных акта) в MOESCHLER & REBOUL 1994, а также использование термина «прагматический коннектор» для всего класса логико-семантических коннекторов в ROSSARI 2000, на том основании, что эти коннекторы могут выражать отношение, «qui s’tablit entre des entits linguistiques ou contextuelles (d’o le terme de pragmatique) » [ROSSARI 2000, 8].

Глава I. Определение понятия «коннектор» понятие «пресуппозиции», на две группы: мы будем говорить о коннекторах с 'анафорической' функцией и коннекторах с 'пресуппозитивной' функцией.

Различия в типах лексического значения коннекторов, а также два последних термина, мы объясним и проиллюстрируем на примере коннекторов, передающих причинно-следственные отношения. Это связано, во-первых, с тем, что не все типы лексических значений характерны для коннекторов противопоставления (среди коннекторов противопоставления нет языковых единиц с пропозитивным дескриптивным значением), а во-вторых, с тем, чтобы в процессе дальнейшего описания коннекторов интересующего нас класса избежать (неизбежных в противном случае) повторений.

I.3.3.1. Дело / причина в том, что и потому что: два коннектора с пропозитивным значением Тот, кто произносит высказывания:

Лекция не состоялась. Дело в том, что пришел только один (39) человек Лекция не состоялась, потому что пришел только один человек, (40) представляет два положения вещей, находящихся в причинно-следственных отношениях, как неотъемлемую часть пропозиционального компонента созданных высказываний. Действительно, причинно-следственное отношение может являться предметом субъективной оценки говорящего или темой иллокутивного акта вопроса;

ср.:

(39а) Лекция не состоялась. Дело, по-видимому, в том, что пришел только один человек (40а) Лекция не состоялась, по-видимому, потому, что пришел только один человек (Я знаю, что) Лекция не состоялась. Ты думаешь, дело в том, что (39b) пришел только один человек?

Лекция не состоялась, потому что пришел только один человек?

(40b) Учитывая функционирование выражений дело в том, что и потому что, мы можем отнести их к категории языковых единиц с пропозитивным значением.

Однако между ними есть и существенное различие: причинно-следственное отношение выражается этими коннекторами неодинаково, и это различие имеет принципиальное значение для семантической классификации коннекторов.

I.3.3.1.1. Потому что: коннектор с инструктивным значением В приведенных выше примерах функция потому что заключается в том, что он отводит придаточному предложению определенную роль в семантической структуре высказывания: коннектор указывает, что положение вещей, описанное в придаточном предложении, 'имеет значение' в данном семантическом построении только как причина 42, обуславливающая Указанием на роль 'причины' в семантической структуре высказываниния инструктивное значение коннектора может не исчепрываться. Так, коннекторы так как, поскольку, puisque, Глава I. Определение понятия «коннектор» осуществление положения вещей, обозначенного в главном. Это положение подтверждается тем, что подобного рода предложения, например, (41):

Света пошла погулять, потому что на улице очень хорошая (41) погода, хотя и описывает 'сложную' ситуацию, состоящую из двух положений вещей – «Света пошла погулять» и «На улице очень хорошая погода», – тем не менее может отвечать только на вопрос «Где Света?», касающийся положения вещей, описанного в главном предложении, а не на вопрос «Какая погода?», касающийся положения вещей, описанного в придаточном. Таким образом, (1) причинно-следственное отношение, передаваемое коннектором потому что, не обладает информативной самостоятельностью. Кроме того, (2) само отношение не может быть коммуникативно выделено на фоне того положения вещей, которое оно представляет как предмет этого отношения. Другими словами, высказывание р потому что q не будет произнесено говорящим, который хочет выделить только само отношение. Даже в том случае, когда говорящий противопоставляет два положения вещей, являющиеся возможными причинами, контрастивное фразовое ударение падает не на коннектор, а на противопоставляемые комопоненты. Ср. (42), а также (43), в котором придаточное предложение выделяется при помощи частицы именно;

однако и здесь довольно трудно ограничить сферу действия частицы только коннектором, абстрагировавшись от содержания придаточного предложения:

Она туда пошла не потому, что там была ЕГО СЕСТРА, а потому, (42) что там был ОН Она туда пошла именно потому, что там был ОН.

(43) Единственный контекст, позволяющий выделить коннектор по отношению к связанному с ним положению вещей, представлен в высказывании (44): речь идет об особом типе конструкций, когда коннектор является предметом отношения коррекции:

Она пошла туда не несмотря на то, что там был он, а потому (44) что там был он.

Следует отметить, что данный контекст является единственно возможным для выделения и других языковые единиц с инструктивным значением, например, артикля:

(45) Lamartine n’est pas un pote, mais le pote.

I.3.3.1.2. Дело в том, что: коннектор с дескриптивным значением Дело (заключается) в том, что – коннектор, устанавливающий причинно следственное отношение при помощи предикативной структуры. Этим определяются основные отличия в функционировании данного коннектора, по сравнению с потому что: дескриптивный характер значения дело в том, что позволяет представить передаваемое им отношение как тему высказывания, comme, tant donn que представляют вводимое ими положение вещей как известное.

Глава I. Определение понятия «коннектор» что было невозможно сделать при употреблении потому что:

Лекция не состоялась. [Дело заключается в том]ТЕМА, что пришел (39') только один человек.

Благодаря своей предикативной структуре, коннектор получает и определенную информативную самостоятельность, позволяющую ему сделать причинно следственное отношение коммуникативным центром сообщения;

ср. (46):

В тот день погода была нелетной. Именно В (Э)ТОМ заключалась (46) причина его отсутствия на твоем дне рождения.

Следовательно, те два ограничения, которые мы сформулировали для потому что, не распространяются на дело / причина в том, что.

Подводя итог описанию этих двух коннекторов, мы можем сделать вывод о том, что, разделяя некоторые особенности функционирования, связанные с пропозитивным характером их значения, они имеют и определенные различия, обусловленные тем, что дело / причина в том, что является коннектором с дескриптивным значением, а потому что – коннектором с инструктивным значением.

I.3.3.2. Donc: коннектор с непропозитивным значением Характер приводимого ниже диалога:

(47) – O est Marie ?

– Elle doit terminer un travail urgent. Donc elle serait dans son bureau cвидетельствует о том, что donc не входит в пропозициональный компонент содержащего его высказывания: действительно, отношение, устанавливаемое коннектором является не предметом предположения, выражаемого вторым компонентом, а 'характеризует' это предположение, указывая, что оно опирается на существование определенного положения вещей: «Elle doit terminer un travail urgent», которое и позволяет сделать такой вывод. Такая функция donc объясняется тем, что он относится к числу коннекторов с непропозитивным значением. Подтверждением тому являются некоторые особенности функционирования этого коннектора 43. Для того, чтобы увидеть эти особенности, достаточно сравнить donc с коннекторами de ce fait и pour cette raison, относящимися, как и потому что, к категории коннекторов с пропозитивным значением: степень приемлемости вариантов (а) и (b) в примерах (48)-(49) будет существенно отличаться:

(48а) Ton pre est fatigu, donc ne le drange pas !

??

(48b) Ton pre est fatigu, de ce fait / pour cette raison ne le drange pas !

(48c) Ton pre est fatigu, de ce fait / pour cette raison je te demande de ne pas le dranger (49a) Je n’ai toujours pas reu mon contrat, donc est-ce qu’ils n’ont pas, par hasard, oubli de me l’envoyer ?

При описании значения данного коннектора мы опираемся на работы ROSSARI & JAYEZ 1996, ROSSARI & JAYEZ 1997.

Глава I. Определение понятия «коннектор» ??

(49b) Je n’ai toujours pas reu mon contrat, de ce fait / pour cette raison est ce qu’ils n’ont pas, par hasard, oubli de me l’envoyer ?

(49c) Je n’ai toujours pas reu mon contrat, de ce fait / pour cette raison je me demande s’ils n’ont pas, par hasard, oubli de me l’envoyer.

Как видно из примеров, de ce fait и pour cette raison могут соединять только утвердительные высказывания, тогда как donc может связывать и вопросительные или побудительные предложения. Объясняется это тем, что de ce fait и pour cette raison устанавливают причинно-следственные отношения на уровне двух положений вещей, а donc – на уровне непропозиционального компонента: иллокутивной функции высказывания и связанной с ним деонтической – в (48) – и эпистемической – в (49) – модальностью. Таким образом, возможность употребления того или иного коннектора засисит от семантической природы компонентов, которые он способен соединять. Исходя из этого различия, мы можем объяснить неприемлемость вариантов (b) в приведенных выше примерах. Так, в силу специфики своего значения, donc может устанавилвать отношения между двумя различными иллокутивными актами, представляя первое положение вещей как достаточное основание для осуществления второго: в (48а) это иллокутивные акты утверждения р и пожелание q, в (49а) это утверждение р и сомнение q. В отличие от donc, коннекторы типа de ce fait устанавливают причинно-следственное отношение между положениями вещей на уровне пропозиции. Поэтому в тех случаях, когда реальность / нереальность положения вещей, служащего 'причиной' или 'следствием', в силу связанной с ним иллокутивной функцией, не может быть определена (что происходит, в частности, в вопросах и в побуждениях), отношение между такими положениями вещей не может быть установлено при помощи коннектора с пропозитивным значением. В том случае, когда субъективная модальность входит в пропозициональный компонент высказывания – варианты (с), – высказывание становится приемлемым.

I.3.3.3. Donc и aprs tout: два непропозитивных коннектора разного типа Как и donc, выражение aprs tout является коннектором – то есть предполагает наличие первого компонента, по отношению к которому оно определяет роль второго компонента, – и имеет значение непропозитивного характера. Однако, ему свойственны и некоторые особенности, отличающие его от donc. Прежде чем определить характер этих различий, необходимо кратко охарактеризовать функционирование aprs tout.

ROULET 1990, 337 характеризует значение aprs tout следующим образом:

Aprs tout tablit une relation entre un point de vue enregistr dans la mmoire discursive et un nonc, ventuellement un implicite, qui prsente un nouveau point de vue de l’nonciateur. Ce nouveau point de vue est prsent comme difficile d’accs dans le contexte immdiat et comme rsultant d’un revirement de l’nonciateur, c’est--dire d’un changement brusque d’opinion, prenant le contre pied d’un point de vue antrieur.

Иначе говоря, семантический 'вклад' этого коннектора в высказывание типа Глава I. Определение понятия «коннектор» (50):

(50) J’ai toujours dit que la haute couture tait un art mineur. Aprs tout, c’est peut-tre un art comme un autre может быть описан так: aprs tout указывает, что утверждение, согласно которому la haute couture можно считать таким же искусством, является новым взглядом на вещи, новым представлением о данном положении вещей;

это новое представление (i) не является ни частью представлений, имеющихся у слушающего в момент речи, ни имплицируется ими, и (ii) является результатом неожиданного изменения точки зрения, которая не совпадает с предыдущим представлением, согласно которому la haute couture является второстепенным искусством.

Как можно заметить, семантика aprs tout имеет ряд особенностей, которые лежат в основе предположения о том, что коннекторы aprs tout и donc, являясь непропозитивными, относятся к двум разным семантическим подклассам.

(1) Первый компонент отношения, устанавливаемого aprs tout, часто является имплицитным;

и, что особенно важно, этот компонент не всегда может быть восстановлен путем умозаключений на основе контекста, что однако не приводит к трудностям в процессе коммуникации. Реплика В в диалоге:

А:

(51) Salut, Georges, c’est Marie. Excuse-moi si je te drange, mais je voulais juste savoir si tu viens avec moi au cinma ce soir… B: Oui, volontiers. Aprs tout, aujourd’hui je l’ai bien mrit. Tu passes me chercher ?..

вполне адекватна с коммуникативной точки зрения даже в том случае, если диалог происходит по телефону;

однако слушающий А не имеет в своем распоряжении никакой информации, позволяющей ему восстановить положения, которые предполагает употребление aprs tout. Чтобы понять, что имел в виду В, ему достаточно, следуя указаниям коннектора, иметь хотя бы общее представление о типе причин, позволивших говорящему сказать «aujourd’hui je l’ai bien mrit».

(2) Эта частичная неопределенность первого компонента, соединяемого aprs tout, может сохраняться даже в случае его эксплицитного выражения. В этой связи ROULET 1987, 116 отмечает:

Il est souvent difficile de dcider si la reformulation porte sur un constituant antrieur du discours ou sur un implicite, et, dans le premier cas, de dterminer avec prcision la dimension du constituant du discours, qui est subordonn rtroactivement 44.

Как и в случае с имплицитно выраженным первым компонентом, эта неопределенность не вызывает трудностей в процессе коммуникации, поскольку тип информации, передаваемый коннектором, таков, что он допускает и даже предполагает подобную неопределенность.

« Subordonn rtroactivement » означает, что новое представление о данном положении вещей 'перечеркивает' предыдущее, которое считалось до появления коннектора 'действующей' точкой зрения.

Глава I. Определение понятия «коннектор» Aprs tout не единственный коннектор, обладающий перечисленными выше особенностями: к этому же подклассу относятся en tout cas, en ralit, somme toute, en dfinitive, на самом деле, в конце концов и многие другие. Они тоже могут опираться на имплицитный первый компонент, допуская его значительную неопределенность, и представлять второй компонент как новое 'мировосприятие', отличное от существовавшего до момента произнесения высказывания. Единственное, что меняется от коннектора к коннектору, это то, каким образом говорящий пришел к этому новому представлению: если aprs tout указывает на то, что это неожиданное изменение точки зрения, en ralit представляет это новое 'мировосприятие' как более соответствующее действительности 45, а somme toute – как результат рассмотрения нескольких положений, имеющих общую аргументативную или описательную направленность. I.3.3.3.1. Один из способов объяснения различий в семантике donc и aprs tout: 'анафора' и 'пресуппозиция' Итак, принципиальным различием в функционировании donc и aprs tout является семантическая природа первого компонента: действительно, donc не допускает, по крайней мере с той же степенью приемлемости 47, в роли первого компонента ни имплицитное высказывание, ни эксплицитный компонент с неопределенным (как это было определено в (2) выше) смысловым содержанием. Одним из возможных 48 объяснений этому явлению можно найти, применив предложенное в FERRARI 1995 49 для описания коннекторов итальянского языка деление непропозитивных коннекторов на 'анафорические' и 'пресуппозитивные'. Тогда donc будет коннектором анафорическим, а aprs tout – пресуппозитивным.

Выбор терминов «пресуппозиция» и «анафора» для классификации значения коннекторов может показаться не совсем удачным, поскольку в лингвистической литературе нет, пожалуй, терминов, вызывающих на данный момент бльших споров. Однако, это не мешает тому, чтобы, после определения значения, в котором данные термины применяются, мы могли бы с Об этом коннекторе см. подробнее в главе Отношение собственно противопоставления.

Более детальные описания см. ROULET 1987, 117 и далее. Коннекторы данного класса названы Э. Руле «reformulatifs (non paraphrastiques) », поскольку все они характеризуют вводимый ими компонент как формулирующий новое видение данного положения вещей.

Вынесенное в скобки уточнение «non paraphrastiques» указывает на то, что меняется именно представление о мире, а не просто способ 'вербализации' того же самого представления. В этом случае речь шла бы о 'перифрастическом реформулировании'.

Мы рассматриваем здесь только одно из трех традиционно выделяемых значений donc: donc de reprise, donc exclamatif, donc conscutif (ср., например, CULIOLI 1990). Речь идет о значении donc conscutif или dductif.

Ср., например, описание семантики коннекторов с точки зрения теории релевантности в BLAKEMORE 1987, MOESCHLER 1989, LUSCHER 1988/89.

Хотя указанная монография написана в традициях формальной семантики, основанной на идеях Р. Монтегю, и, шире, в традициях генеративной грамматики, тем не менeе некоторые из положений данного исследования могут быть, с небольшими видоизменениями, продуктивно использованы в предлагаемой здесь концепции семантического описания коннекторов.

Глава I. Определение понятия «коннектор» их помощью описать семантические различия, определяющие функционирование интересующих нас коннекторов: в нашу задачу входит не столько четкое определение указанных терминологических понятий и соответствующая исчерпывающая классификация непропозитивных коннекторов, сколько использование этих понятий, которые уже доказали свою 'жизнеспособность' в других областях лингвистики, для описания семантики коннекторов.

В Лингвистическом энциклопедическом словаре 1990 анафорическое отношение определяется как «отношение между языковыми выражениями (словами или словосочетаниями), состоящее в том, что в смысл одного выражения входит отсылка к другому. […] Высказывание, включающее анафор без антецедента, даже синтаксически законченное, обладает смысловой неполнотой» (с. 32). По аналогии, хотя меняется сфера применения термина – синтаксис предложения vs семантика текста, – мы будем называть 'анафорическими' коннекторы типа donc, поскольку они требуют эксплицитно выраженный 'антецедент' для своей семантической реализации.

Также по аналогии, коннекторы типа aprs tout могут быть определены как 'пресуппозитивные'. В I.3.2.3. мы отмечали, что функция языковых единиц с пресуппозитивным характером значения заключается в необходимом (для интерпретации содержащего их высказывания) привлечении информации, известной слушающему или просто само собой разумеющейся. Иначе высказывание не будет восприниматься как осмысленное. Термин «пресуппозиция» в таком понимании может быть применен и к aprs tout, определяя его особенность по сравнению с donc. Так же, как и другие языковые единицы с пресуппозитивным характером значения, aprs tout 'отсылает' к информации, эксплицирования которой для осмысления высказывания в целом (и типа устанавливаемого отношения, в частности) не требуется.

Таким образом, понятия «анафора» и «пресуппозиция» позволяют обозначить, в общих чертах, различия, существующие в группе непропозитивных коннекторов. Нам, тем не менее, представляется необходимым сделать еще несколько замечаний относительно aprs tout и категории 'пресуппозитивных' коннекторов в целом. Можно легко заметить, что aprs tout отличается не только от donc, но и от других 'инструктивных' коннекторов (например, потому что и, соответственно, parce que): также, как и donc, они могут быть определены как анафорические. Различие – которое и является причиной, по которой об этом свойстве не имеет смысла упоминать в процессе их описания, – заключается в том, что у сочинительных и подчинительных союзов анафоричность (или катафоричность, но это не меняет дела) является следствием их синтаксического статуса. Тот факт, что в классе коннекторов в целом мы сталкиваемся со свойством 'анафоричности', сам по себе не удивителен, если мы считаем основной функцией коннекторов в высказывании установление отношений между фрагментами текста.

Неожиданным скорее является тот факт, что этим свойством не обладают Глава I. Определение понятия «коннектор» коннекторы типа aprs tout, которые, тем не менее, соответствуют определению коннектора, принятому в настоящем исследовании (см. I.1.). Но это противоречие лишь видимое. Непризнание анафорического характера у таких коннекторов является на самом деле знаменательным, поскольку позволяет, с одной стороны, описать их характерные особенности, а, во-вторых, объяснить, почему коннекторы данного класса, в большей степени, чем коннекторы типа donc или другие непропозитивные коннекторы, приближаются к модальным словам (или 'фразовым наречиям' во французской терминологии), функцией которых является выражение субъективной модальности. Ср.:

(52) Aprs tout / en ralit elle a raison (53) Probablement / certainement elle a raison.

Эта близость к модальным словам, тем не менее, не означает отрицание участия aprs tout и других аналогичных выражений в логико-семантической организации текста.

С другой стороны, aprs tout может, в случае эксплицитно выраженного первого компонента, становиться анафорическим, но эта 'анафоричность' носит, если можно так сказать, производный характер, в отличие от анафоричности сочинительных и подчинительных союзов, являющейся их неотъемлемым семантическим свойством.

Предлагаемая классификация типов лексического значения коннекторов не претендует, как уже было сказано, на статус исчерпывающей семантической классификации класса коннекторов, хотя бы в силу ограниченного количества рассмотренных единиц. Ее можно скорее рассматривать как попытку описать семантику коннекторов, исходя из их роли в организации семантической структуры высказывания. Предложенные критерии позволяют, в частности, объяснить различия в функционировании коннекторов, устанавливающих между компонентами один и тот же тип смысловых отношений, различием в типе присущего им лексического значения. А именно:

(i) Коннекторы потому что, parce que и дело / причина в том, что, la raison en est que… являются пропозитивными коннекторами, то есть коннекторами, значение которых входит в пропозициональный компонент семантической структуры высказывания, частью которого они являются. Различие между ними заключается в следующем:

(ii) дело / причина в том, что и la raison en est que… имеют дескриптивное значение: они служат для обозначения, называния понятия, которое слушающий затем проецирует на внеязыковую действительность, – в данном случае это отношение причины;

потому что и parce que имеют инструктивное значение: они также передают отношение причины, но по-другому – они отводят роль причины одному из компонентов семантической структуры высказывания;

поэтому, donc и в конце концов, aprs tout – коннекторы (iii) непропозициональные, то есть коннекторы, значение которых не входит в пропозициональный компонент семантической структуры высказывания. Как и Глава I. Определение понятия «коннектор» потому что и parce que, они являются инструктивными, но, в отличие от них, устанавливают отношение на уровне непропозиционального компонента высказывания – иллокутивной функции и субъективной модальности. Поэтому, donc и в конце концов, aprs tout, в свою очередь, различиются тем, что:

первые являются анафорическими, то есть требуют для своего (iv) 'полноценного' употребления эксплицитно выраженный первый компонент отношения;

в конце концов, aprs tout являются пресуппозитивными, потому что могут вовлекать в устанавливаемое ими отношение имплицитную информацию.

Результаты классификации типов лексического значения коннекторов можно еще более схематично представить в приводимой ниже таблице:

Коннектор Тип лексического значения коннектора Дело / причина в том, пропозитивное дескриптивного типа что, La raison en est que… пропозитивное инструктивного типа потому что, parce que непропозитивное анафорического типа поэтому, donc непропозитивное пресуппозитивного типа в конце концов, aprs tout Качества 'пропозитивный тип' и 'непропозитивный тип' в сочетании с определениями 'дескриптивный' и 'инструктивный', а также, применительно к последнему, 'анафорический' и 'пресуппозитивный' являются, таким образом, критериями, благодаря которым может быть охарактеризовано лексическое значение коннектора.

Предлагаемая классификация типов лексического значения безусловно не является окончательной и не лишена недостатков. Так, например, parce que, который в данной классификации относится к единицам с пропозитивным инструктивным значением, возможен в семантических построениях типа (54):

(54) Est-ce que tu as l’heure ? Parce que je suis en retard, где между соединяемыми положениями вещей нет отношений причины и следствия. Второй компонент скорее объясняет причину вопроса, то есть иллокутивную цель предыдущего высказывания. Такое употребление parce que нельзя объяснить при помощи представления о многоуровневой организации семантической структуры высказывания. Однако, этот подход имеет и свои преимущества: он может быть использован для описания синонимичных коннекторов, например, au contraire и par contre, различия в семантике которых при другом типе анализа практически неуловимы.

Собственно лексическое значение коннектора и значение I.3.4.

коммуникативное Разграничение этих понятий и определение того смысла, который в них Глава I. Определение понятия «коннектор» вкладывается, имеет, как уже было сказано, методологическое значение, поскольку определяет принципы семантического описания. В существующей по данному вопросу литературе можно встретить две принципиально различные точки зрения. Согласно первой из них, лексическое значение коннектора исчерпывается его семантическим значением, то есть тем минимальным понятием – или совокупностью понятий, – которое характеризует и объясняет все случаи употребления данного коннектора;

в этой 'деривативной' концепции значения, любое 'обогащение' минимального понятия, которое происходит в процессе коммуникации, является результатом процесса актуализации, в котором участвуют смысловое содержание компонентов, связываемых данным коннектором, и ситуация общения. Согласно второй точке зрения, называемой ее сторонниками 'процедурной', лексическое значение коннектора складывается из двух типов значения – семантического и прагматического.

Сущность этого подхода заключается в том, что коммуникативное значение, которое первая точка зрения считала внешним по отношению к лексическому значению коннектора, в данной концепции считается, наоборот, частью этого лексического значения. Под прагматическим значением понимается совокупность инструкций, описываемых в форме алгоритмов, среди которых слушающий делает выбор, руководствуясь принципом наибольшей релевантности информации. Деривативный подход представлен, например, в работах DE CORNULIER 1985, FERRARI 1995, LANG 1984, MANZOTTI 1998, PASCH 1986;

процедурный подход представлен в работах MOESCHLER 1989, LUSCHER 1988/89 50. Различие между двумя подходами представляется достaточно ясным: в одном случае лексическое значение коннектора совпадает с его семантическим значением, а в другом – складывается из семантического и прагматического значений.

Разделяя в целом деривативный подход к лексическому значению коннектора, мы, однако, не разделяем ее 'минималистских' концепций, пытающихся свести семантику коннекторов естественного языка к условиям истинности логических операторов51. Одним из авторитетных представителей данного направления можно считать Дж. Газдара [GAZDAR 1979] и С. Левинсона [LEVINSON 1983]. Одним из терминологических вариантов этой концепции является концепция Б. Де Корнюлье [DE CORNULIER 1985], которая подробно изложена в главе Альтернативные отношения на примере описания семантики союза ои. В отечественной лингвистике такой подход можно найти, например, в работе КРЕЙДЛИН 1979, автор которой полагает, что «смысловые различия между союзами а, и, но относятся не к их собственно значениям Наиболее полная панорама существующих по этому вопросу взглядов содержится в MOESCHLER & REBOUL 1994, 189 и далее. Концепция, пытающаяся примирить эти два подхода, представлена в ROSSARI 2000.

О проблемах, связанных с применением логических методов для анализа языковых явлений см., в частности, ВАЙНРЕЙХ 1970, ВИТГЕНШТЕЙН 1958, ВЯТКИНА 1982,, МАККОЛИ 1983, НОВОЕ В ЛИНГВИСТИКЕ ВЫП. XVIII, ПАВИЛЕНИС 1983, ПЕЛЬЦ 1983, УОРФ 1960.

Глава I. Определение понятия «коннектор» (которое, видимо, у них одинаково: значение предложения вида StQ, где t – соединительный союз, можно представить как 'имеет место S и имеет место Q'), а касаются их селективных признаков» [КРЕЙДЛИН 1979, 7], а также в ПАДУЧЕВА 1964, ЛЕВИН 1970.

Предлагаемая в данной работе точка зрения разделяет с изложенным выше подходом основной принцип минимальности, то есть оставляет за семантикой то, что присуще именно ей и не является результатом влияния контекста или общих принципов языкового взаимодействия. Однако она отличается от этого подхода тем, как определяется это минимальное значение. В этом отношении нам ближе 'максималистская' позиция О. Дюкро, который считает, что коннекторы обладают 'богатой' семантикой в том смысле, что они накладывают определенные ограничения на семантико-синтаксический тип компонентов, которые они соединяют. Кроме того, О. Дюкро выступает против того, что коннекторы естественных языков обладают свойствами логической инференции. Основной аргумент, выдвигаемый О. Дюкро, состоит в том, что явления инференции затрагивают не отношения между высказываниями (noncs), а отношения между логическими пропозициями, суждениями (propositions). Поэтому инференция должна интересовать лингвиста лишь косвенно. Связь же между высказываниями затрагивает другие семантические явления, связанные прежде всего с самим актом высказывания (nonciation) и процессом аргументации. Если высказывание и передает инференцию, то эти инференции не имеют логического характера и не могут быть сведены к таблице истинности соответствующего логического коннектора.

Что касается коммуникативного значения коннектора, то оно возникает на втором этапе процесса интерпретации, когда происходит процесс актуализации семантической структуры: слушающий 'накладывает' ее определенную ситуацию общения, определяя референтов языковых единиц, снимая неоднозначность интерпретации и т. д. Таким образом, коммуникативное значение включает в себя значение семантическое 52, которое может быть видоизменено, обогащено, но никогда не может быть перечеркнуто. Более того, именно семантическое значение играет определяющую роль в интерпретации высказывания. Безусловно, высказывание может иметь несколько возможных интерпретаций, если принимать во внимание только лексическое значение составляющих его единиц, однако все эти интерпретации находятся в определенных 'рамках'. Так, например, высказывания с союзом mais могут быть интерпретированы как уступительные и как противительные. Однако, они не могут выражать, например, отношения временного следования. Аналогично, высказывания с русским союзом а могут, в зависимости от контекста, получать Принятая нами деривативная концепция лексического значения позволяет нам употреблять термины «лексическое значение» и «семантическое значение» как синонимы.

Глава I. Определение понятия «коннектор» сопоставительную или противительную интерпретацию, но не могут быть интерпретированы, например, как передающие причинно-следственные отношения.

Проблемы, связанные с 'коммуникативным' значением коннекторов, будут нами затронуты также в связи с возможностью возникновения, под воздействием контекста и ситуации общения, 'производных' значений коннекторов. Например, высказывание, содержащее коннектор коррекции, может при определенном семантическом наполнении и в определенной речевой ситуации получать заместительную интерпретацию;

ср.:

На этот раз нас принял не министр, а чиновник и, судя по его (55) чрезмерной важности, не крупный (И. Эренбург), где благодаря обстоятельству «на этот раз» создается 'ожидание', характерное для отношения замещения и не свойственное коррекции.

Помимо соотношения семантики связываемых коннектором компонентов, для описания коммуникативного значения продуктивно применение понятия «речевого акта». Оно является основополагающим, например, для определения отношения коррекции, а также для описания некоторых случаев употребления коннекторов, передающих отношение «вопреки ожидаемому». Так, например, mais может устанавливать противопоставление на уровне смыслового содержания компонентов (56) и на уровне речевого акта и связанного с ним характеристиками (57):

А: Marie a travaill tout l’t.

(56) В: Mais elle a de nouveau chou son examen !

А: Marie a de nouveau chou son examen.

(57) В: Mais je l’ai vue hier, elle tait toute contente!

В (56) В противопоставляет свою реплику выводу, который, с его точки зрения, А хотел бы, чтобы он сделал на основании сказанного: противопоставление осуществляется на уровне содержательной стороны высказывания. В (57) реплика В противопоставляется самому акту речи А: В упрекает А за сам факт произнесения им реплики, считая ее неуместной.

Определив понятие «коннектор», теоретическую основу и критерии описания семантики единиц, способных выступать в этой функции, а также стоящие перед нами задачи, мы можем перейти к описанию одного из семантических классов коннекторов, а именно коннекторов противопоставления. Для этого нам потребуется, однако, определить еще одно понятие понятие – «противопоставлениe».

ГЛАВА II: Определение понятия «противопоставление»

On ne peut pas dire que le rapport d’opposition soit aussi commun que le rapport de causalit. Il en approche.

F. Brunot. La pense et la langue Отношение (relatio) есть связь, в которую мышление ставит или которую мышление находит между двумя содержаниями сознания.

Э. Л. Радлов. Философский словарь II.0. Вводные замечания В данной главе нам предстоит определить понятие «противопоставление».

Какой тип отношения мы будем называть противопоставлением? Каковы условия, необходимые для его возникновения? Если мы обратимся к толковым словарям русского языка, то найдем там такие определения слова «противопоставление»:

ПРОТИВОПОСТАВЛЯТЬ – полагать, ставить на деле или мысленно, одно в противность другому. ПРОТИВНЫЙ, супротивный, противоположный, стоящий лицом к лицу, на двух концах черты;

обратный чему-л. по свойствам [ДАЛЬ] ПРОТИВОПОСТАВЛЕНИЕ – действие по знач. глаг. противопоставить ПРОТИВОПОСТАВИТЬ – сравнить, сопоставить с кем-л., чем-л., указав несходность, противоположность признаков одного и другого, дать рядом что-л. несходное, противоположное по каким-л. признакам [МАС].

Во французских толковых словарях, в статьях, посвященных слову «opposition », наиболее точно соответствующему русскому «противопоставление», можно прочитать следующее:

OPPOSITION – Effet produit par des objets, des lments trs diffrents juxtaposs. V. Contraste ;

Rapport de deux choses opposes, qu’on oppose ou qui s’opposent. V. Contraste, diffrence, Opposition des contraires. Opposition entre froid et chaud, bien et mal. V. Antonymie. Ling. Relation entre deux mots, deux termes voisins dans le discours et dont les sens sont contraires OPPOSER – Montrer ensemble, comparer (deux choses totalement diffrentes) [LE PETIT ROBERT] OPPOSITION – Diffrence extrme, contraste entre deux choses.

OPPOSER DES CHOSES – les comparer en soulignant les diffrences [LEXIS].

Из приведенных определений можно заключить, что противопоставление – это отношение между двумя противоположными признаками или сопоставление двух признаков, в результате которого устанавливается их несходство, Глава II. Определение понятия «противопоставление» противоположность. В этой связи возникает сразу несколько вопросов: прежде всего, какие признаки мы можем считать противоположными, несовместимыми и чем отличается противопоставление от простого сопоставления, в результате которого также выявляются «сходства и различия» [МАС]? Не дают ответа на этот вопрос и словари лингвистических терминов. В них термин «противопоставление» рассматривается как инструмент структурного анализа языковой системы и, как правило, применительно к фонетическим явлениям;

ср. приводимые ниже определения:

ПРОТИВОПОСТАВЛЕНИЕ, ПРОТИВОПОЛОЖЕНИЕ – Отношение, устанавливаемое между двумя однородными элементами лингвистической системы и позволяющее выделить различия, существующие между ними.

Совокупность противопоставлений, в которых данный элемент выступает по отношению к другим элементам системы, позволяет ему осуществить свою функцию в данной системе. Два высказывания или два каких-нибудь отрезка высказываний могут образовывать фонологическое противопоставление в том случае, когда они отличаются наличием в одном из них и отсутствием в другом по меньшей мере одного релевантного элемента [МАРУЗО] OPPOSITION – Concept fondamental de l’analyse structurale : deux sons d’une langue donne sont dits opposs lorsque, si l’on remplace l’un par l’autre (commutation) dans une paire minimale, on obtient deux significations distinctes dans la langue [MOUNIN].

Несколько отличается от приведенных выше определений толкование термина «противопоставление» в словаре О. С. Ахмановой [АХМАНОВА 1969]. В соответствующей статье у этого термина выделяется два значения, правда, отчасти дублирующие друг друга:

ПРОТИВОПОСТАВЛЕНИЕ – 1. Различие двух (или более) однородных единиц языка, способное выполнять семиологическую функцию, то есть быть семиологически релевантными.

В качестве примеров использования термина в данном значении приводятся различные типы фонологических противопоставлений: «билатеральное», «градуальное», «изолированное», «дифференциальное» и под., а также «морфологическое противопоставление», определяемое как «семиологически релевантное различие морфологического состава членов парадигмы словоизменения», и «противопоставление антитезное», отсылающее к статье «Антитеза».

Во втором своем значении «противопоставление» определяется как «то же, что контраст (во 2 знач.)» и, следовательно, то же, что антитеза, к которому отсылает первое значение. Обратившись к соответствующим статьям, мы можем прочитать следующее:

АНТИТЕЗА (антитезное противопоставление) – Фигура речи, состоящая в антонимировании сочетаемых слов;

ср. контраст (во 2 знач.): Я ц а р ь – я р а б, я ч е р в ь – я б о г ;

E n b a s chantait un roi, e n h a u t mourait un dieu Глава II. Определение понятия «противопоставление» КОНТРАСТ – 2. (противопоставление). Фигура речи, состоящая в антонимировании лексико-фразеологических, фонетических и грамматических единиц, воплощающих контрастное восприятие художником действительности;

ср. антитеза. Черный вечер, белый снег;

Он, утверждая, отрицал, И утверждал он, отрицая.

Из этих определений, которые охватывают уже сферу семантики, мы можем почерпнуть очень важное для определения отношения противопоставления положение – то, что противопоставление является отношением 'субъективным', поскольку оно воплощает «контрастное восприятие» художником действительности. Однако, автор словаря ничего не говорит о том, какие единицы могут быть 'антонимированы' в процессе противопоставления.

Таким образом, несмотря на то, что отношение противопоставления являлось издавна предметом исследований философов, логиков и лингвистов, мы не всегда могли в их трудах найти ответы на поставленные вопросы. Тем не менее, нам кажется полезным изложить существующие точки зрения и предлагаемые решения.

II.1. Отношение противопоставления в классической логике В классической логике противопоставление изучается в связи с анализом отношений между суждениями по значениям истинности. То, что мы можем почерпнуть из учебников логики об отношении противопоставления сводится кратко к следующему.

Противопоставление между двумя суждениями – это категория, относящаяся к непосредственной дедукции, то есть непосредственно от предложения к предложению. Она касается предложений, имеющих одно подлежащее и одно сказуемое. В подлежащем могут меняться только кванторы, а сказуемое может быть в отрицательной или в утвердительной форме. Исходя их этого, отношение противопоставления связывает такие предложения, как «Все птицы летают», «Некоторые птицы летают», «Ни одна птица не летает», «Некоторые птицы не летают» (Tous les oiseaux volent, Quelques oiseaux volent, Aucun oiseau ne vole, Quelques oiseaux ne volent pas). Различия, а следовательно, и типы противопоставления определяются в зависимости от квантора подлежащего (квантор общности – утвердительный «все» или отрицательный «ни один»;

– квантор существования «некоторые») и от наличия или отсутствия отрицания у сказуемого. На основе этих критериев различаются:

• ОБЩЕУТВЕРДИТЕЛЬНОЕ СУЖДЕНИЕ (символ А), то есть суждение, выражающее наше знание о том, что каждому члену какого-либо класса (множества) присуще одно или несколько определенных свойств: Все птицы летают, Tous les oiseaux volent (символ I), то есть суждение, • ЧАСТНОУТВЕРДИТЕЛЬНОЕ СУЖДЕНИЕ выражающее наше знание о том, что части предметов какого-либо Глава II. Определение понятия «противопоставление» класса присуще одно или несколько определенных свойств:

Некоторые птицы летают, Quelques oiseaux volent (символ О), то есть суждение, • ЧАСТНООТРИЦАТЕЛЬНОЕ СУЖДЕНИЕ выражающее наше знание о том, что некоторым предметам какого либо класса не присуще одно или несколько определенных свойств:

Некоторые птицы не летают, Quelques oiseaux ne volent pas (символ Е 53), то есть суждение, • ОБЩЕОТРИЦАТЕЛЬНОЕ СУЖДЕНИЕ выражающее наше знание о том, что каждому предмету какого-либо класса не присуще одно или несколько свойств: Ни одна птица не летает, Aucun oiseau ne vole.

Между четырьмя типами суждений (А, Е, О, I) можно выделить четыре типа отношений: два суждения могут быть контрадикторными, или противоречащими (contradictoires), o контрарными, или противоположными, противными (contraires) o субконтрарными, или подпротивными (subcontraires), o находиться в отношении подчинения (subalternes).

o Контрадикторными являются суждения А и О, Е и I. Два противоречащих суждения не могут быть одновременно истинными и одновременно ложными.

Если известно, что суждение «Все птицы летают» истинно, то контрадикторное ему суждение «Некоторые птицы не летают» ложно;

и, наоборот, если известно, что суждение «Все птицы летают» ложно, то суждение «Некоторые птицы не летают» будет истинным.

Контрарными, или противоположными, являются суждения А и Е: «Все птицы летают» и «Ни одна птица не летает». Эти суждения вместе не могут быть истинными (если одно истинно, то другое ложно), но оба вместе могут быть ложными. Если известно, что данное суждение истинно, то контрарное ему суждение ложно;


но если известно, что данное суждение ложно, то на этом основании нельзя сделать вывод о том, что контрарное ему суждение истинно или ложно.

Субконтрарными, или подпротивными, являются суждения I и О:

«Некоторые птицы летают» и Некоторые птицы не летают». Эти суждения не могут быть одновременно ложными, но могут быть одновременно истинными.

Отношения подчинения – отношения, которые существуют между суждениями А и I, а также между суждениями Е и О. При этом, I подчинено А, а О подчинено Е. Для суждений, находящихся в отношении логического подчинения, истинность общего суждения определяет истинность частного, подчиненного суждения. Но ложность общего суждения оставляет частное Символы А, Е, О, I были выбраны неслучайно: А и I – соответственно, первая и вторая гласные буквы латинского слова AFFIRMO «утверждаю»;

Е и О – первая и вторая гласные буквы латинского слова NEGO «отрицаю».

Глава II. Определение понятия «противопоставление» суждение неопределенным, а истинность частного суждения оставляет неопределенным общее суждение. Ложность частного суждения обусловливает ложность общего суждения.

Отношения между суждениями по истинности принято схематически изображать в виде «логического квадрата». Он был предложен в XI веке византийским логиком Михаилом Пселлом 54. Каждая линия на этом квадрате изображает определенное отношение между двумя видами суждений.

Расположение и направление эитх линий в какой-то мере помогают наглядно запечатлеть отношение между обозначенными суждениями:

А Е Контрарность П П П р е о и о о т ч д д и е П ч ч в р о и и в р н н и е е е т ч о и н н р е и и П е е О Субконтрарность I Легко заметить, что такие отношения между предложениями действуют в очень узкой сфере применения, которую мы интуитивно можем определить как противопоставление типа «летают – не летают», «смертны – не смертны» и под., поскольку в языке почти не встречаются понятия I и О, которые отвечали бы требованиям подчиненных суждений и выводились бы, соответственно, из А и Е. Действительно, можно ли утверждать, что tous (A) имплицирует quelques (I), avare (A) – conome (I), а из dprim (E) следует calme (O), или из poltron (E) – prudent (O)? В качестве примера, иллюстрирующего, что такие утверждения несправедливы, можно привести случаи реального использования этих слов в речи. Так, возможно сказать Ce ne sont pas quelques amis qui sont venus, c’est tous, или Il n’est pas conome, il est avare. Более того, тот, кто говорит quelques дает, как правило, понять, что было бы неточным сказать tous;

аналогично, если, говоря о человеке при деньгах, мы заявляем, что он conome, то есть характеризуем его положительно, то было бы странным тут же дать ему негативную оценку, заявив, что он avare (тогда речь пойдет уже об 'исправляющей' конструкции, вносящей поправку в сказанное Il est conome, je dirais mme plutt avare). Это связано с тем, что в речи существуют Несмотря на это его называют еще «квадратом Аристотеля», поскольку именно Аристотель первый обратил внимание на эти четыре типа суждений: «О противолежащих друг другу [вещах] говорится четверояко: или как о соотнесенных между собой, или как о противоположностях, или как о лишенности и обладании или как об утверждении и отрицании»

[АРИСТОТЕЛЬ1978, т. 2, 79-80].

Глава II. Определение понятия «противопоставление» ограничения, которые иногда мешают реализации импликаций, разрешенных языком.

Кроме того, традиционные логические отношения ничего не говорят нам об отношениях между такими высказываниями, как Мария очень нервная. Ее сестра, наоборот, очень спокойная, поскольку такие высказывания не отвечают сформулированным ранее требованиям иметь одно сказуемое и одно подлежащее. При анализе таких предложений мы не можем оперировать понятиями традиционной логики. Более того, даже ограничиваясь предложениями с одним подлежащим и одним сказуемым, «логический квадрат» сводится к бинарному противопоставлению, когда подлежащее стоит в единственном числе, а не во множественном (ср. Эта птица летает и Эта птица не летает, третьего не дано) 55.

II.2. Отношение противопоставления в философии Отношением противопоставления, как мы отметили выше, интересовался уже Аристотель: это понятие пронизывает все его творчество, хотя исследование, специально посвященное этой проблеме, – трактат, который, по видимому, назывался «Перечень противоположностей» – до нас не дошло. В Метафизике (книга четвертая, глава вторая) Аристотель описывает противопоставление «единого» и «многого», «бытия» и «небытия». Все философы, пишет он, «признают началами противоположности;

так, одни признают началами нечетное и четное, другие – теплое и холодное, третьи – предел и беспредельное, четвертые – дружбу и вражду». Однако, все противоположности могут быть сведены к единому и множеству. Далее Аристотель описывает противопоставление «прежде» и «после», «части» и «целого», «вида» и «рода», «возникновения» и «уничтожения», а также пытается определить «большое» и «малое», «прямую линию» и «кривую» и под.

Он рассматривает все как результат воздействия противоположностей («Все цвета произошли от белого или черного»), утверждая, что все «слагается из противоположностей». В Физике Аристотель, исследуя причины всего происходящего, возвращается к проблеме противоположностей, а также к понятиям «пустой» – «наполненный», «редкий» – «плотный», «вверху» – «внизу», «спереди» – «сзади». Определив понятия «движение» и «покой», Аристотель пытается определить «какое движение какому противоположно, и то же самое относительно пребывания в покое». Этическая система Аристотеля также строится на теории противоположностей. Ведь добродетель – «середина между двумя пороками»: мужество – между отчаянностью и трусостью, кротость – между гневливостью и невозмутимостью и т. д. Однако, учитывая ‘наивный’ Тем не менее, система «логического квадрата», а за ней и «лингвистического квадрата»

часто применялась для анализа языковых явлений. Его, например, использовали А. М.

Пешковский, Г. О. Винокур, А. И. Смирницкий в области русского словообразования. Подробнее о применении логического квадрата в лингвистике см. СТЕПАНОВ 1975.

Глава II. Определение понятия «противопоставление» язык философских трудов Аристотеля, неудивительно, что его система противопоставления, в которой языковой фактор играет ведующую роль, представляет непреодолимые трудности: она является производной от языка описания (в данном случае, от греческого в его классической древней форме), тогда как в античную эпоху грамматические и лексические явления еще не были систематизированы и описаны полностью, что объясняется 'донаучным' состоянием древнегреческой науки в целом.

Другой античный ученый – Гераклит – также строит свою философское учение на системе противоположностей. Единое, из всех противоположностей состоящее, есть «мудрое», или бог, ибо «бог – это день ночь, зима лето, война мир…», то есть «все противоположности».

В основе диалектики Платона лежит метод диэрезы, позволяющий выделять вид и давать ему определение путем дихотомического расчленения рода. Так, например, творческое искусство может быть божественным или человеческим, создавать вещи или их отображения – реальные или призрачные, – посредством орудий или подражания – умелого или мнимого, наивного или притворного, перед толпой или отдельным человеком.

Хотя влияние идей Аристотеля на дальнейшее развитие теории противоположностей было огромным, нельзя, однако, не упомянуть и учение пифагорейцев о десяти парах онтологических принципов, называемых также «таблицей противоположностей»:

• предел и беспредельное нечетное и четное • единое и множество • правое и левое • мужское и женское • покоящееся и движущееся • прямое и кривое • свет и тьма • хорошее и дурное • • квадратное и продолговатое.

Эти пары противоположностей упоминаются Аристотелем в Метафизике, и его вкладом в этот список можно считать добавление противоположных понятий «возможность» – «действительность», тесно связанных с понятиями «формы»

и «материи». Материя есть чистая возможность, или потенция вещи, форма – осуществление этой потенции. Форма делает материю действительной, то есть осуществленной в конкретную вещь, или «целостность».

Со времени Аристотеля система противоположностей занимает значительное место в логических и теологических теориях, оставаясь однако практически в том виде, в котором ее сформулировал древнегреческий философ. Так, в эпоху Возрождения антитезу «возможного» и «действительного» Аристотеля развивает Фома Аквинский. Чуть позже Николай Глава II. Определение понятия «противопоставление» Кузанский и Джордано Бруно выдвигают идею «совпадения противоположностей».

В новое время И. Кант создал учение об антиномиях – противоречащих друг другу и в то же время одинаково доказуемых ответов на исследуемые вопросы;

И. Г. Фихте – учение о диалектике в деятельности «Я». В основе философии Ф.

Шеллинга лежит противопоставление природы и сознания. Развивая основополагающие понятия «сознание» – «бытие», «объективное – субъективное», он вводит понятие «безразличие» (подобное точке безразличия полюсов в центре магнита), с помощью которого он определяет «абсолют»:

будучи тождеством объективного и субъективного, абсолют, по Шеллингу, не есть ни дух, ни природа, а безразличие обоих.

Только у Гегеля категория противоречия, которое понимается как единство взаимоисключающих и одновременно взаимопредполагающих противоположностей, занимает центральное место и становится содержательно-логическим принципом всей его философской системы.

Противоречие, по Гегелю, недостаточно понимать лишь в виде антиномии, то есть в виде логически неразрешенного противоречия: его следует понимать более глубоко и конкретно, когда исходная антиномия одновременно и осуществляется и исчезает («снимается»).


Проблема противоречия и противоположностей волновала философов и в XIX веке. Достаточно вспомнить «волю» и «идею» в философии Шопенгауэра, «сознательное» и «бессознательное» у Гартмана;

теорию Ремке, отвергающего противопоставление субъекта и объекта;

взгляды Спенсера, исходящего из деления мира на познаваемое и непознаваемое.

II.2.1. Теория противопоставления Г. Тарда Во второй половине XIX века под влиянием идей Дарвина, открытий в области химии и физики произошли существенные изменения в философских и, особенно, социологических теориях противопоставления. Социологи стали рассматривать борьбу за существование как причину всех изменений и главное условие развития, что привело к необходимости пересмотреть и теорию противоположностей, поскольку ее трактовка Аристотелем и Гегелем не отвечала духу времени. Такую задачу поставил перед собой французский философ и социолог Г. Тард в трактате L’opposition universelle (essai d’une thorie des contraires), вышедшем в свет в 1897 году. Это одна из редких книг, посвященных описанию отношения противопоставления, поэтому мы сочли возможным кратко изложить ее основные положения.

Первое, что мы замечаем в окружающем нас мире, после повторяемости и поступательного развития, пишет Тард, это противоположность во всем.

Антиподы, физическая полярность, выпуклый и вогнутый, интерференция волн, электричество, симметрия в строении кристаллов и живых существ, осевая и центральная симметрия;

борьба за существование;

антитеза наслаждения и Глава II. Определение понятия «противопоставление» страдания, да и нет, любви и ненависти, надежды и отчаяния;

борьба общественных мнений и партий;

вооруженные конфликты и политическое равновесие – все это и многое другое неизбежно приводит к переосмыслению многих философских понятий и, прежде всего, теории противоположностей.

По мнению Тарда, философия не дает четкого ответа на вопрос, что такое противоположности. В некоторых случаях противопоставлением считается отношение между двумя элементами, образующими единое целое – реальное или мнимое, каждый из членов которого дополняет, уравновешивает или определяет другой: Я и не-Я, пустой и наполненный, легкий и тяжелый, движение и покой, две половины круга, душа и тело, лошадь и наездник;

иногда противоположностями считаются два полюса магнита;

иногда противоположности приравниваются к крайним точкам конечных рядов, например, концы палки или диаметра, голова и ноги, белое и черное.

Как мы можем отличить истинные противопоставления от ложных? Если мы возьмем первую группу, то Я противопоставляется Вселенной, подобно атому или индивиду. (Любовь может соединять индивида не только со Вселенной, но и с любимым человеком: это случай «приспособления» к условиям общественной жизни, в терминологии Тарда). Все логические дихотомии являются ложными противопоставлениями, поскольку в их основе не заложено идеи сопоставления элементов 56. Однако, считает Тард, мы можем противопоставить такие пары как кислоты и основания, красный и зеленый, яд и противоядие – именно такие противопоставления являются истинными, поскольку свойства противоположных явлений могут нейтрализовывать или уравновешивать друг друга.

Противопоставление является отношением динамическим. Единственным источником всех противопоставлений является взаимодействие компонентов, а точнее возможность взаимной нейтрализации их действий. Поэтому даже те противопоставления, которые кажутся на первый взгляд статическими, на самом деле являются динамическими. Возьмем, например, удовольствие и страдание. Ощущение является приятным, так как оно желаемо, поэтому удовольствие, согласно Г. Тарду, является статическим представлением динамического понятия желание. Мы будем считать противоположными, замечает далее Г. Тард, такие два действия, которые могут уничтожить друг друга, даже если они не являются подобными, но это невозможно. Для того чтобы уравновесить друг друга, два элемента должны быть эквивалентны, должны иметь одинаковые параметры, которые предполагают их сходство или равенство с выбранной точки зрения. Следовательно, там где между двумя элементами нет «нейтральной точки», там нет и противоположности, а есть только разнородность. Различия, однако, не создают противопоставления.

Переход от вогнутого к выпуклому имеет нулевую точку;

переход от удовольствия к страданию осуществляется через нейтральное состояние;

Ср. ниже теорию антонимов Лайонса, в основе которой лежит понятие «сравнения».

Глава II. Определение понятия «противопоставление» между положительными и отрицательными величинами в алгебре есть ноль, и эти ряды являются для нас лучшими образцами противопоставления.

Во второй главе своей книги Тард дает подробную классификацию типов противопоставления. Противоположными могут быть действия и состояния;

и те и другие являются симметричными противоположностями, основанными на динамическом противопоставлении. Однако, они должны быть рассмотрены отдельно.

Динамическое противопоставление, в свою очередь, может быть либо одновременным, либо последовательным. В последнем случае мы имеем дело с ритмами;

а язык имеет дело прежде всего c одновременными противопоставлениями.

Одновременное противопоставление может быть либо векторным, либо линейным. Векторное противопоставление может быть центробежным и центростремительным, тогда как линейное противопоставление является полярным. Эти два полюса являются двумя концами траектории колебания.

Афелий и перигелий планет являются двумя крайними точками эллипса, а значит могут считаться двумя полюсами. Некоторые виды могут колебаться между двумя полюсами, подобно многолепестковым и спайнолепестковым растениям со множеством переходных типов.

Дав формальную характеристику противопоставлениям, Тард переходит к классификации противопоставлений по содержанию. Существуют (скалярные) и противопоставления.

качественные количественные Количественные противопоставления могут быть противопоставлениями по степени или динамическими;

динамические противопоставления могут быть механическими или логическими (психологическими). Качественные противопоставления теоретически применимы ко всем явлениям, противопоставления по степени – только к количеству, механические – только к движущим силам, а логические – только к психологическим явлениям.

Подводя итог краткому анализу концепции Г. Тарда, можно отметить, что в основе его системы противопоставлений лежат несколько ключевых понятий.

Прежде всего, это 'критерий взаимной нейтрализации' действий компонентов, который предполагает динамический характер противопоставления, то есть постепенное убывание или возрастание на шкале признака и возможность изменения направления на прямо противоположное (в качестве примеров Г.

Тард приводит противопоставление между выпуклым и вогнутым, утверждением и отрицанием, любовью и ненавистью). Другим ключевым понятием является 'нулевая точка', в которой прекращается действие обоих противоположностей. На этом основании кислота и щелочь являются подлинными противоположностями, поскольку нулевой точкой является соль, не обладающая свойствами ни щелочи, ни кислоты. А в случае горячего и холодного, где нулем является нормальная температура человеческого тела, нельзя, по мнению Тарда, говорить о противопоставлении: оба ощущения по сути не являются противоположными друг другу, поскольку, когда каждое из них Глава II. Определение понятия «противопоставление» достигает высшей степени, оба они превращаются в ощущение ожога.

Следует, однако, отметить, что несмотря на то, что понятия «шкала», «нулевая точка», «направление» 57 использовались в дальнейшем для описания системы противопоставления в языке, книга Г. Тарда, несмотря на всемирную известность ее автора, не имела большого успеха ни во Франции, ни в Европе.

Это можно объяснить отчасти тем, что Тарду удалось применить полученные результаты только в своих социологических исследованиях 58, а отчасти в значительной степени поверхностным описанием использованных понятий. Но особенно это связано с тем, что вся его доктрина была далека от проблем языка, которые смогли бы ей придать практическую направленность.

I.3. Отношение противопоставления в лингвистике Тем не менее и в самой лингвистике проблема противопоставления долгое время оставалась без внимания. Первые исследования, посвященные этим вопросам, появляются в начале ХХ века. Однако, они ограничиваются, как правило, анализом противопоставлений на уровне лексического состава языка, пытаясь определить, как соотносятся между собой значения разных слов в лексической системе языка. Поэтому наш обзор лингвистических описаний отношения противопоставления мы начнем с работ по лексической семантике.

II.3.1. Отношения противопоставления в лексической семантике Поскольку лексика представляет собой совокупность семантических полей, внутри которых слова связаны отношениями взаимного противопоставления, то вполне естественно, что понятие «противопоставление» становится одним из центральных при описании отношений между лексемами.

Одной из первых попыток описать языковые проблемы отношения противопоставления стала книга Ч. К. Огдена Противопоставление (Opposition), написанная в 1932 г. Хотя она не так известна, как его совместное с А. А. Ричардсом исследование Значение значения (1923), тем не менее она представляет собой глубокое психологическое и лингвистическое описания отношения противопоставления. После небольшой вводной главы, Ч. Огден приводит список из 25 пар английских слов, которые чаще всего встречаются в См, например, приводимую ниже теорию противоположностей Ч. Огдена.

Поскольку Тард был прежде всего социологом, то понятие «противопоставление» он использовал и для описания общественных явлений. В основе его социологической теории лежат три основных процесса: повторение, противопоставление, приспособление. Повторение, наряду с изменениями, циклами и единобразием, которыми занимается наука, представляет собой воспроизведение чего-либо, при котором сохраняется оригинал. Но, вместе с воспроизведением должно изучаться и разрушение, поскольку оно является одной из основ равновесия сил, симметрии форм и борьбы между живыми существами: это разрушение и есть противопоставление. И, наконец, приспособление является результатом гармонии. Повторение проявляется в волнообразном и периодическом движении (в физике), в наследственности и обычаях (в биологии), в подражании (в обществе). Противопоставление проявляется в войнах, соревнованиях, дискуссиях. Приспособление – это установление гармонии между изобретениями отдельных личностей и тем, что уже установлено в обществе.

Глава II. Определение понятия «противопоставление» трудах по лексикографии, психологии и логики в качестве примеров противоположностей:

1. Black and White. 14. Possible and Impossible.

2. Hot and Cold. 15. Kind and Unkind.

3. Open and Shut. 16. Good and Bad.

4. Ruler and Ruled. 17. Work and Play.

5. Hard and Soft. 18. Ill and Well.

6. Right and Left. 19. Easy and Difficult.

7. Man and Brute. 20. Before and After.

8. Up and Down. 21. Male and Female.

9. Acid and Alkali. 22. Love and Hate.

10. Pleasure and Pain. 23. British and Alien.

11. Visible and Invisible. 24. Red and Green.

12. Town and Country. 25. Normal and Abnormal.

13. Learned and Ignorant.

Большинство носителей языка, с той или иной степенью уверенности, отнесли бы эти пары к противоположностям. Однако, соотношение значений внутри каждой из пар различны. При этом, как отмечает Ч. Огден, у некоторых слов в языке есть 'общепризнанные', очевидные противоположности, тогда как попытки найти противоположное 59 слово для других понятий не всегда увенчиваются успехом. Так, метал не может быть одновременно и золотом и серебром, хотя сплавы и примеси допустимы в самых различных степенях;

также очевидны для каждого наблюдателя различия между синим и красным.

Однако ни золото – серебро, ни красный – синий не являются парами противоположных слов 60.

Для анализа соотношения значений приведенных выше слов, а также противоположных слов в целом, Ч. Огден предлагает использовать понятия «шкала» («scale ») и «разрез» (« cut »). Противоположные слова, согласно этому принципу, могут быть либо двумя концами шкалы (как белое и черное), либо двумя половинами, полученными в результате разреза. Линия резреза является нейтральной точкой, в которой отсутствуют оба противоположных признака, лежащих в основе данного противопоставления. Кроме того, «разрез»

может быть «линейной проекцией» или «полем».

«Черное» и «белое» являются типичным примером непрерывной градационной шкалы, имеющей свой минимум и максимум. В этом отношении поверхность, не отражающая световых лучей (черный цвет), противопоставлена поверхности, отражающей ее на 100% (белый цвет). Эта шкала может быть также описана как шкала серого цвета, с черным и белым в качестве противоположных концов этой шкалы.

Противоположности, полученные путем «разреза», отличаются от скалярных Слово «противоположный» мы употребляем здесь не как синоними логического термина «контрарный», а как общий термин для слов, связанных отношением противопоставления.

В этом отношении интересны результаты психолингвистического эксперимента, приводимые в БРУДНЫЙ 1971. Информантам предложили привести слово, противоположное слову лед. В резльтате был получен целый список слов, которые перечислены в порядке убывания частоты упоминания: вода, огонь, пламя, пламень, кипяток, пар, снег, песок, земля, жар, таяние.

Глава II. Определение понятия «противопоставление» во многих отношениях. В качестве примера возьмем пространственное противопоставление «внутри» – «снаружи». Мы не можем в данном случае говорить о шкале хотя бы потому, что одна половина является конечной («внутри»), а вторая – бесконечной («снаружи»). Несмотря на то, что мы можем говорить о той или иной степени 'внутренности' или 'внешности' положения предмета, создавая таким образом количественную градацию каждой из сторон, разделенных линией разреза, это соображение является второстепенным.

Важным является то, что противопоставление начинается сразу, как только пересекается 'демаркационная' линия.

Понятия «шкала» и «разрез» позволяют охватить все типы противоположных слов, с которыми стречаются лексикологи, но ни одно из них не может помочь при описании 'противоположных направлений'. И в случае скалярных противоположностей и в случае 'разрезанных' противоположностей необходимо учитывать еще один фактор – направление.

В первую очередь, пишет Ч. Огден, необходимо отметить, что всякое движение является либо прямолинейным, либо вращательным. Мы можем рассматривать шкалу как диаграмму прямолинейного движения в одном направлении или в противоположном ему, возрастающее или убывающее на всем своем протяжении, в зависимости от того, начинаем ли мы снизу и поднимаемся наверх или, наоборот, движемся сверху вниз.

Психологические противопоставления, которые описываются как воздействующие в разных направлениях, могут быть представлены как прямолинейное движение в противоположных направлениях, начинающееся в нейтральной точке – точке «разреза»;

в подобной диаграмме у нас будет не одна, а две шкалы, продолжающие друг друга в одном ряду, с двумя концами, подобными двум половинам при разрезе.

И, наконец, в случае векторных противоположностей, подобно двум поездам, чьи направления движения наблюдатель описывает как противоположные, противопоставление также может быть описано как прямолинейное движение.

Наблюдатель находится в точке, из которой расходятся два разнонаправленных движения, на линии разреза;

таким образом, если он хочет проследить за одним движением, он должен двигаться в одном направлении, и наоборот. В то же время, однако, он может поворачивать свое тело направо или налево, а значит и фактор вращения должен входить в определение данного типа противопоставления.

Особый результат вращательного движения мы получаем в случае энантиоморфов, асимметричных фигур и зеркальных отображений. Например, в случае двухмерных энантиоморфов, каждая фигура может быть превращена в другую при помощи вращения в третьем измерении, при этом каждая точка фигуры описывает полукруг.

Определив таким образом критерии для классификации противоположностей, Ч. Огден возвращается к двадцати пяти 'кандидатам в Глава II. Определение понятия «противопоставление» противоположные слова', приведенным в начале книги, и предлагает различать:

векторные противоположности в узком понимании этого термина • (правый – левый, вверх – вниз);

все они получены путем «разреза»;

скалярное движение от 1 до 100 с противоположностями на каждом • конце (белый – черный) ;

две продолжающие друг друга шкалы (движущиеся от каждого из концов • по направлению к срединной нейтральной точке или линии разреза, или от линии разреза по направлению к каждому из концов) с противоположностями на каждом конце (красный – зеленый, плохой – хороший);

разрез с противоположностями на каждой из полученных частей, с • различными типами, в зависимости от того, является ли разрез прямолинейным или круговым, широким или похожим на линию, и с различными возможностями градации (открытый – закрытый, видимый – невидимый, англичанин – иностранец и под.);

векторные противоположности по форме, возникающие в результате • вращения (зеркальные отображения, два берега реки, две стороны улицы, пара перчаток).

Примерами векторных противоположностей являются «правый» и «левый», а примером единой шкалы – пара «черный» – «белый»;

об этих типах противоположности уже говорилось выше.

Противопоставление «черного» и «белого» необходимо отличать от противопоставления «красного» и «зеленого» (также с серым цветом в качестве нейтральной точки), полученного в результате разреза. Это противопоставление, считает Ч. Огден, представляет собой две шкалы, продолжающие друг друга: одна из них спускается от красного цвета к серому, проходя все оттенки красно-серого, а другая поднимается от серого к зеленому, проходя все отенки серо-зеленого. Ч. Огден, однако, отмечает, что отнесение пары «красный» – «зеленый» к противоположностям менее однозначно, чем в случае «черного» и «белого». Если противоположность «красного» и «зеленого»

очевидна для художника, то для обыкновенного человека, не имеющего специальной подготовки, факт противоположности этих двух цветов вызывает сомнения. Кроме того, у нас не возникает желания назвать совокупность этих шкал шкалой серого цвета (как в случае единой черно-белой шкалы).

Отнесение пары «открытый» – «закрытый» к тому или иному типу зависит от интерпретации данного противопоставления. Так, пишет Ч. Огден, если мы возьмем дверь на петлях, то векторной противоположностью «закрытого» будет поворот на 1800, когда можно сказать, что дверь 'широко открыта'. Тогда «закрытый» и «открытый» будут противоположными концами единой шкалы «открытости» с различной степенью проявления данного признака. Однако, дверь или, например, крышка имеют определенную функцию – впускать или не Глава II. Определение понятия «противопоставление» впускать воздух или те или иные объекты, и это функциональное определение приравнивает «открытый» к «не-закрытому», создавая контрадикторные понятия. Тогда все предметы, которые закрыты, или не-открыты, попадают на одну сторону функционального поля;

а все те, которые не-закрыты или открыты, – на другую. Поэтому, по мнению Ч. Огдена, «открытый» – «закрытый» являются функциональными противоположностями.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.