авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 15 |

«Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова Филологический факультет О. Ю. Инькова-Манзотти Коннекторы ...»

-- [ Страница 3 ] --

«Видимый» и «невидимый» являются типичными контрадикторными понятиями, выделяемыми, подобно «открытому» и «закрытому», на основе функционального критерия. Тот факт, что положение линии разреза меняется в зависимости от остроты зрения, делает это отношение на практике 'относительным'. При этом, в отличие от противопоставления «открытый» – «закрытый», лишь один из компонентов пары – «видимый» – поддается градации. А в паре «англичанин» – «иностранец» ни один из компонентов не поддается градации.

Анализируя систему противоположностей Ч. Огдена, можно заметить, что он исходит не из явлений языка, а из физических, химических, психологических явлений и понятий. Кроме того, Ч. Огден исследует понятия, выраженные только определенными частями речи – прилагательными и существительными, – оставляя без внимания глаголы. Не учитывается также количество компонентов, входящих в данное отношение: так, цветовая гамма у Ч. Огдена разбита по парам (черный – белый, красный – зеленый, синий – желтый и под.), а не представлена в целом, что в дальнейшем будет сделано Дж.

Лайонсом (см. его классификацию ниже).

Замечания и выводы Ч. Огдена могут быть полезны прежде всего для составления словарей синонимов и антонимов, а не тем, кто занимается описанием отношений между словами, поскольку предлагаемая классификация не дает представления о реальном функционировании тех или иных единиц в речи.

В дальнейшем, наибольшее внимание отношению противопоставления уделяется в структурной семантике, что вполне закономерно, учитывая, какое значение придавали представители структурной фонетики понятию «фонологического противопоставления, или оппозиции». Так, например, Й.

Трир открывает свое основополагающее исследование [TRIER 1931] провокационным заявлением о том, что каждое произнесенное слово вызывает свою противоположность в сознании говорящего и слушающего. Й. Трир, как и другие представители структурной семантики, утверждает, что противоположный термин в той или иной степени присутствует в уме говорящего и слушающего в процессе общения. Так это или нет, это вопрос из области психологии, и он имеет большее значение для построения теории языкового поведения, чем для анализа языковой системы. С другой стороны, утверждение Й. Трира предполагает также, что каждое слово языка имеет противоположное ему слово, и только одно (в этом его позиция схожа с Глава II. Определение понятия «противопоставление» изложенной выше позицией Ч. Огдена). Насколько это верно, станет ясно в ходе нашего изложения.

Стандартным техническим термином для обозначения противоположных значений слов является термин «антонимия». Антонимия, или «противоположность по значению», уже давно признана в качестве одного из важнейших семантических отношений. Однако, в этой области царит большая путаница, отчасти потому, что антонимия обычно рассматривается как отношение, дополнительное к синонимии, а отчасти из-за различий в толковании самого термина «антонимия». Так, словари определяют как антонимы пары слов, соотносящиеся друг с другом различным образом: haut :

bas, acheter : vendre, mle : femelle, arriver : partir и др. В некоторых трудах по лексической семантике термин «антонимия» имеет иное толкование и стоит в ряду других терминов, опирающихся на понятие «противоположность»:

«несовместимость» – «антонимия» – «конверсивность» 61. Мы не будем здесь подробно излагать существующие теории антонимии (о них см. АПРЕСЯН 1995), а приведем лишь ставшую уже классической классификацию 'противоположных слов' Дж. Лайонса [LYONS 1977] :

контраст (общее понятие) оппозиция несовместимость (бинарные противопоставления) (небинарные противопоставления) дополнительность антонимия (неподдающиеся градации) (поддающиеся градации) В качестве общего термина Дж. Лайонс предлагает термин «контраст»: этот термин не принимает во внимание количество слов, составляющих противопоставление (два или более). Термин «оппозиция» является более узким и охватывает только дихотомические, бинарные противопоставления, а слова, составляющие такие пары, Лайонс называет «оппозитивами». Термин «антонимия» обозначает противоположные слова, поддающиеся градации. В классическом виде отношения антонимии представлены количественными (размерными) прилагательными, относящимися к физическим свойствам объектов (haut : bas, gros : petit и т. п.). Они указывают на поляризованные значения, относящиеся к одному параметру объекта и разделенные градационной шкалой, в середине которой проходит ось симметрии, соответствующая норме признака (ср. с «нулевой точкой» Тарда, «линией разреза» Огдена). Основанием для сужения термина «антонимия» и «антоним»

является для Лайонса тот факт, что поддающиеся градации противоположные понятия проявляют более четко, чем другие группы, свойства поляризации. Не См., например, КОБОЗЕВА 2000, АПРЕСЯН 1995.

Глава II. Определение понятия «противопоставление» поддающиеся градации противоположные слова типа mle : femelle, homme :

femme и под. находятся в отношении «дополнительности». Таким образом, оппозитивы объединяет их зависимость от дихотомии, однако противоположные понятия бывают не только бинарными.

Небинарные противопоставления обозначаются в классификации Дж.

Лайонса термином «несовместимость». Несовместимыми являются, например, все прилагательные цвета 62, а также континуум север – юг – запад – восток.

Например, если кто-то скажет Marie a un chapeau rouge, то при этом, естественно, будет имплицитно отрицаться высказывание Marie a un chapeau vert (bleu, jaune, blanc, etc.). И, наоборот, подстановка любого слова из множества vert, bleu, jaune, blanc и под. в исходное высказывание вместо слова rouge будет точно так же приводить к подразумеваемому отрицанию высказывания Marie a un chapeau rouge. Следовательно, обозначения цвета образуют множество несовместимых лексических единиц.

Сказанное выше достаточно очевидно. Гораздо менее ясным для семантиков было другое: то, что несовместимость слов rouge, vert, jaune и под. не есть вторичное явление, вытекающее из смысла, которым независимо от других обладает каждое из этих слов. Эта несовместимость является обязательной для понимания и усвоения смысла каждого слова из данного класса. Например, множество север – юг – запад – восток исчерпывает некоторый референциальный континуум;

и усвоение того, где следует проводить границы в пределах этого континуума для некоторого конкретного термина, скажем юг, зависит от значения того, что слева, справа и сверху от этих границ находятся части континуума, которые не являются югом.

Вернемся к отношениям дополнительности и антонимии. Как уже было отмечено, различие между ними связано с понятием «градации». Понятие «относительного значения» и сам термин «градация» были введены и подробно разработаны для описание языковых явлений Э. Сэпиром в статье Градуирование: семантическое исследование [СЭПИР 1985], впервые опубликованной в 1944 г., но написанной задолго до этого. Э. Сэпир отметил, что такие контрастирующие пары как большой и маленький, много и мало производят обманчивое впечатление абсолютных величин в области количества. Это, однако, иллюзия, объясняющаяся тем, что имплицитно заключенное в этих словах сравнение формально не выражено, тогда как в других случаях оно выражается языковыми средствами [СЭПИР 1985, 44]. Сэпир далее подчеркивал, что такие параметрические наречия и прилагательные как много и большой, теряют всякий смысл в отвлечении от коннотаций «более, чем» и «менее, чем». Дж. Лайонс заимствовал термин «градация» у Э Сэпира, однако его использование Лайонсом несколько отлично. Градация, в том смысле, в котором он используется в предлагаемой им классификации, предполагает операцию сравнения, поскольку речь идет не об абсолютной Ср. описание цветов в классификации Ч. Огдена, исходящего из физических параметров цветового спектра.

Глава II. Определение понятия «противопоставление» мере признака, а об относительной. Например, можем ли мы спросить X est chaud comme Y? Тот факт, что мы можем сказать X est chaud comme Y или X est plus chaud quеY, определяется тем, что прилагательное chaud поддается градации, то есть может подвергаться операции сравнения. Согласно же теории Э. Сэпира, градация предполагает не столько сравнение, сколько упорядочение в соответствии с некоторой шкалой. Это значит, что прилагательное chaud можно расположить на градационной шкале относительно определенной точки отсчета, причем сама градационная шкала отображает постепенный переход от одного качества (в данном случае glacial) к другому (brlant):

glacial froid frais tide chaud brlant С другой стороны, слово femelle (в отличие от fminin) не поддается сравнению: как правило, мы не скажем X est femelle comme Y или X est plus femelle que Y (хотя высказывание X n’est pas aussi fminin que Y было бы вполне приемлемым). Каждое из этих слов связано в словаре с другим словом, которое мы называем его противоположностью: froid и mle соответственно.

Однако, то, что froid : chaud поддаются градации, а femelle : mle – нет, обусловлено важным логическим различием между двумя парами.

Не поддающиеся градации противоположные слова, когда они употребляются в предикативных выражениях, разделяют речевую действительность (то есть предметы, относительно которых совершается предикация) на две подсистемы, находящиеся в отношении дополнительности.

Из этого следует не только то, что утверждение одного из членов пары ведет к отрицанию другого, но и то, что отрицание одного ведет к утверждению другого.

Например, из предложения X est mari следует X n’est pas clibataire;

а из X n’est pas mari следует X est clibataire.

С поддающимися градации противоположными словами ситуация иная. Из утверждения одного следует отрицание другого: из высказывания X est grand следует X n’est pas petit;

из X est petit следует X n’est pas grand. Однако, из X n’est pas grand, как правило, не следует X est petit (даже если в некоторых случаях возможна такая интерпретация). X n’est pas grand значит, что Х не большой и не маленький. Отрицание снимает противопоставление и используется для обозначения средней величины, нормы.

То, что сейчас было сказано о различии градуируемых и неградуируемых оппозитивов, на первый взгляд, вполне соответствует традиционному логическому противопоставлению противоречивых и противоположных Глава II. Определение понятия «противопоставление» высказываний. Высказывание p является противоречивым по отношению к q, если р и q не могут быть одновременно истинными или одновременно ложными: например, Ce chat est mle : Ce chat est femelle. Высказывания р и q являются контрарными (противоположными), если они не могут быть одновременно истинными (но могут быть одновременно ложными): например, Le caf est chaud : Le caf est froid (аналогично суждениям Все мужчины лысые – Ни один мужчина не лысый). Применив это различие к нашим примерам и, следовательно, к словам, являющимся в них предикатами, мы можем сказать, чтo mle : femelle – противоречивые понятия, а chaud : froid – противоположные.

И это будет правильным. Однако, сфера применения логических терминов «противоречивый» и «противоположный» ограничивается только бинарными противопоставлениями. На слова, находящиеся в отношении несовместимости, эти логические термины не распространяются: например, из высказывания Она не поехала на юг вовсе не следует, что она поехала на север;

она могла поехать на запад или на восток. Следовательно, требование, предъявляемое к контрадикторным суждениям (из ложности одного следует истинность другого), не выполняется.

Кроме того, даже если мы можем различать оппозитивы, поддающиеся и не поддающиеся градации, на основании их логических свойств, необходимо все таки иметь в виду, что поддающиеся градации антонимы часто используются в реальной речевой ситуации скорее как контрадикторные, чем контрарные понятия, особенно, если речь идет о полярных оценках или прилагательных, имеющих оценочную коннотацию. Отрицание в таких случаях инвертирует антонимы. ««Все то, что не хорошо, хуже, чем то, что не плохо». Если говорят, что человек не умен, то это может значить, что он глуп, а если утверждают, что он не глуп, то это свидетельствует скорее о наличии ума, чем об отсутствии глупости: формы не глуп и не умен указывают на то же соотношение признаков, что умен и глуп, но в смягченном виде» [АРУТЮНОВА 1988, 249]. Не глуп умен, не умен глуп. В результате семантическая оппозиция снимается и оба прилагательных (положительное и отрицательное) обозначают качество, по одну и ту же сторону от нормы.

С другой стороны, в определенной речевой ситуации неспособные к градации противоположные слова могут эксплицитно выражать градацию.

Например, можно сказать X est plus qu’une femme, X n’est pas un vrai homme. В данном случае мы играем не на физиологических расхождениях homme – femme, а на переносных значениях этих слов, как совокупности характерных качеств, присущих женщине или мужчине. Применение градации к словам этого типа может использоваться в качестве стилистического приема:

(1) – Donc il est mort! fit le Scapin avec une intonation de surprise douleureuse en se penchant sur le visage du cadavre.

– Trs mort, on ne peut plus mort, s’il y a des degrs en cet tat, [...] rpondit Blazius d’une voix trouble [...] (Th. Gautier) Глава II. Определение понятия «противопоставление» (2) La fortune thtrale est encore plus femme et plus capricieuse que la fortune mondaine, rpondit-il;

sa roue tourne si vite qu’ peine s’y peut elle tenir debout quelques instants (Th. Gautier).

Это, однако, не значит, что предложенное разграничение противоположных слов, поддающихся градации, не имеет смысла.

Итак, подводя итог описанию классификации Дж. Лайонса, мы можем сказать, что термин «антонимия» охватывает противоположные слова, поддающиеся градации, а «дополнительность» – противоположные слова, не поддающиеся градации. Оба эти отношения являются бинарными и объединяются по этому признаку термином «оппозиция». Небинарные противопоставления называются «несовместимыми». Общим термином для всех видов противопоставлений является «контраст».

Наряду с отношениями антонимии и дополнительности Дж. Лайонс выделяет отношение «конверсивности», которое также может быть описано в терминах ''противоположности по значению'', отмечая, что хотя антонимия и конверсивность должны разграничиваться, между этими отношениями наблюдается определенный параллелизм. Примерами конверсивного отношения могут служить acheter : vendre, mari : femme. Такие пары слов, выражающие двусторонние отношения, представляют один и тот же смысл с точки зрения разных ее участников. Например, X est le mari d’Y = Y est la femme d’X. Семантическое назначение конверсивов состоит в том, чтобы передавать различия в логическом ударении (выделение, подчеркивание). Например, А несмотря на В = В, однако А;

А следует за В = В предшествует А.

Следует, однако, заметить, что результаты, полученные при классификации типов противопоставления на уровне лексического состава языка, оказываются не всегда применимыми к противопоставлению, возникающему на уровне предложения. Так, противопоставление, вводимое au contraire в (3) основано на противоположности лексических значений слов «intelligent » – « bte » ;

однако в (4) в основе отношения противопоставления лежат явления другого рода:

(3) Marie est trs intelligente. Sa sur au contraire est bte pleurer (4) Marie est trs intelligente, mais elle peut tre trs dsagrable avec ses collgues.

Таким образом, описание отношения противопоставления на уровне предложения требует иного подхода и должно строиться на других принципах.

II.3.2. Отношения противопоставления и семантика текста Одной из первых работ во французском языкознании, в которых освещаются отношения между высказываниями, можно считать книгу Ф. Брюно Мысль и язык (La pense et la langue), написанную в 1922 году. Ф. Брюно выделял два вида «психологических» отношений, существующих между событиями: «не логические» отношения, когда один факт лишь поясняет другой и «логические»

отношения, когда между двумя событиями устанавливаются отношения Глава II. Определение понятия «противопоставление» зависимости. К нелогическим отношениям Ф. Брюно относит отношения времени, отношение качества и количества, а также другие типы отношений, которые объединены в разделе Relations diverses. В их число попадают отношение исключения – « exclusions » (sans) и « exceptions » (sauf), отношение разделения (ou), отношение добавления (avec, outre que, etc.), замещение (au lieu de, au lieu que;

по поводу последнего Ф. Брюно отмечает, правда, что «il signifie du reste opposition» [BRUNOT 1956, 716]). Среди логических отношений Ф.

Брюно выделяет причину и следствие, цель, противопоставление (или уступку), гипотетичность. Ф. Брюно, однако, подчеркивает, что граница между этими двумя типами отношений не является незыблемой: нелогические отношения могут превращаться в логические;

ср., например, возникновение сопоставительных отношений на основе временных (tandis que, alors que, etc.).

Далее, в главе, которая так и называется Les oppositions, Ф. Брюно рассматривает типы противопоставления и средства выражения этого отношения. Он делит все виды противопоставления на немаркированные (в его терминологии intrinsques) и маркированные (соответственно, extrinsques). В качестве примера немаркированного противопоставления он приводит предложения, в которых компоненты связаны союзами et и que, которые он называет «les copules les plus banales de coordination ou de subordination ». Но, несмотря на это, предложение содержит противопоставление:

(5) Ils intriguaient, s’agitaient et lui immuable (6) Un homme collectionnera les timbres-poste, et il saura que sa manie est sotte, qu’il n’en collectionnera pas moins.

В других случаях противопоставление возникает в результате того, что одно из предложений отрицательное, а другое утвердительное:

(7) Il l’a fait pour sa sur, pas pour son beau-frre.

К средствам выражения маркированных противопоставлений Ф. Брюно относит обстоятельства образа действия, вводимые предлогами malgr, en dpit de;

противительные союзы и наречия – mais, au contraire, en revanche, nanmoins;

причастные и деепричастные обороты и придаточные предложения – Tout en riant, notre chien mord les gens ;

Bien que la place ft mdiocre, Sncal, sans elle, serait mort de faim.

Cоюзные средства выражения противопоставления Ф. Брюно делит на три группы. К первой относятся средства, унаследованые из латыни. Это прежде всего mais. Во вторую группу входят языковые единицы, созданные французским языком: nonobstant, malgr, en dpit de. Третью группу составляют языковые средства, выражающие другие типы отношения, но 'приспособленные' для выражения отношения противопоставления. Так, например, противопоставление, возникшее на основе сравнения, выражается при помощи tout de mme, которое в свое время означало de la mme faon. К выражениям, первоначально означавшим, что 'на месте' одного положения вещей осуществляется другое, относятся au lieu de, au lieu que, loin de, loin que.

Глава II. Определение понятия «противопоставление» Противопоставление, возникшее на основе временных отношений (« rapprochements dans le temps, contrastes dans la nature »), выражается при помощи alors que, tandis que, pendant que, cependant, а противопоставление, возникающее из условных отношений, – при помощи si : Si son compagnon n’en mageait qu’une ou deux, il lui en fallait bien, quant lui, trois ou quatre charretes.

Подводя итог изложению взглядов Ф. Брюно на отношение противопоставления, мы можем заметить следующее. Прежде всего обращает на себя внимание тот факт, что Ф. Брюно считает уступительные отношения одним из видов отношения противопоставления, хотя и указывает на различия между ними;

разделительные же отношения (которые могут означать как простой выбор между двумя предметами или действиями, так и альтернативу) рассматриваются Брюно как один из видов нелогических отношений, причем в одном разделе с предлогом sans, передающим отношение исключения. С другой стороны, Брюно – один из редких лингвистов, относящих отношение замещения (выражаемое au lieu de, au lieu que, loin de, loin que) и коррекции (хотя и не используя этого термина) – пример (7) – к отношению противопоставления.

Если в дальнейшем ученые, как правило, сходились в том, что отношение противопоставления является отношением логическим, то круг рассматриваемых явлений, включаемых в это понятие, в различных исследованиях не совпадает. Так, например, в ANTOINE 1962, посвященном описанию сочинительной связи во французском языке, в сферу противопоставления включены альтернатинвые отношения. Полемизируя с А.

Сешэ, который выделяет три типа сочинительной связи – «addition, alternative, opposition » [SCHEHAYE 1926, 175], Ж. Антуан пишет, что было бы продуктивным различать два типа противопоставления (opposition):

противопоставление, представляющее собой сопоставление не противоречащих, а просто различающихся понятий (в терминологии Ж. Антуана – «opposition de simple confrontation»), выражаемое, например, в латыни при помощи uel, potius, и противопоставление, доведенное до альтернативы, строгой дизъюнкции, средствами выражения которой были бы aut, а не uel, mais, а не plutt. Причем второй тип отношения, и это для нас очень важно, является лишь одной из разновидностей первого типа [ANTOINE 1962, I, 258].

Иная классификация союзных средств («юнктивов») представлена в ТЕНЬЕР 1988. Л. Теньер делит все юнктивы на две большие группы: одни юнктивы одинаково употребительны в качестве юнктивов слов и юнктивов предложений;

другие же юнктивы имеют более узкую специализацию – они обычно служат только юнктивами предложений. Юнктивы первого рода можно подразделить на адъюнктивные юнктивы (типичным примером такого юнктива во французском языке является et) и дизъюкнтивные юнктивы (ои, которое обозначает альтернативный выбор между двумя членами).

Юнктивы, которые употребляются только для связи предложений, также Глава II. Определение понятия «противопоставление» подразделяются на две группы: антиномические юнктивы, которые подчеркивают противопоставление, и диалектические юнктивы, которые служат для обозначения хода логического мышления.

Наиболее употребительным из антиномических юнктивов, по мнению Л.

Теньера, является противительный юнктив mais, который выражает противопоставление противоположностей в самом общем смысле: bon mais cher. Некоторые наречия выступают в качестве заместителя противительного юнктива mais, к значению которого они добавляют некоторые, довольно тонкие, оттенки. Наречия cependant и pourtant добавляют оттенок уступки, менее заметный в cependant и более ощутимый в pourtant: Le temps menace, cependant il fait beau;

Le sol est mouill, pourtant il n’a pas plu. Наречие nanmoins обозначает ограничение: Je suis press, nanmoins je tcherai de trouver quelques minutes pour vous recevoir. Наречие toutefois обозначает исключение:

L’appartement est confortable, toutefois, il ne comporte pas d’asсenseur [ТЕНЬЕР 1988, 346].

Л. Теньер предлагает различать два «довольно тонких оттенка значения противопоставления в зависимости от того, идет ли речь о противопоставлении отрицательной мысли положительной или о противопоставлении положительной мысли отрицательной, когда одна идея как бы компенсирует другую» (с. 347). Если происходит переход от отрицательного значения к положительному, во французском языке употребляется en revanche, а в русском зато: J’ai fait un djeuner excrable, en revanche, j’ai fait un exсellent dner;

Я отвратительно позавтракал, зато я отлично пообедал. Если же происходит переход от положительного смысла к отрицательному, то в современном языке все чаще употребляется выражение par contre, «которое еще до недавнего отвергалось пуристами: J’ai fait un exсellent djeuner, par contre j’ai fait un dner excrable » (с. 347).

Наряду с антиномией противоположных членов можно выделить смягченный вариант антиномии несходных членов и более интенсивный вариант антиномии контрадикторных членов. Смягченный вариант антиномии представлен русским юнктивом а, который «просто обозначает несходство двух членов»: Я хотел говорить, а он хотел писать. При более интенсивном варианте антиномии « противопоставляются два контрадикторных члена, то есть такие, которые взаимно исключают друг друга: Alfred russira, au contraire Bernard chouera. Очевидно, что никто не может одновременно достичь успеха и потерпеть неудачу» (с. 348).

В заключение описания семантики антиномических юнктивов, Л. Теньер обращает внимание на употребление немецкого sondern, которое предшествует утверждению, противоречащему ранее высказанному отрицанию: Dieses Buch ist nicht rot, sondern blau. В этом значении употребляется и французское mais, которое может быть развернуто в mais bien или mais au contraire, а также «парадоксальным образом русский юнктив а, который используется при смягченном варианте антиномии, противопоставляя два несходных члена»;

в Глава II. Определение понятия «противопоставление» данном случае а противопоставляет два контрадикторных члена, первый из которых отрицательный: Это книга не красная, а синяя;

Cе livre n’est pas rouge, mais bleu (с. 349).

Таким образом, Л. Теньер выделяет три больших типа антиномии:

антиномия противоположных членов: в самом общем виде ее (1) выражают mais, cependant, pourtant и под. с различными оттенками значений, а также en revanche и par contre, в зависимости от направления движения мысли – от положительной к отрицательной или наоборот;

смягченная антиномия несходных членов (русское а);

(2) контрадикторых интенсивная антиномия членов, выражаемая (3) лексическими средствами (например, антонимической парой russir – chouer) или синтаксическим отрицанием в первом члене (как в случае употребления немецкого sondern).

В LE BIDOIS G. & R. 1967 языковые средства, способные передавать отношение противопоставления, также попадают в разные главы. Это связано с построением книги, задуманной, в отличие от исследований Ф. Брюно и Л.

Теньера, как описание синтаксиса французского языка. Следуя традиции синтаксического описания, авторы рассматривают сочинительную и подчинительную связь отдельно. Поэтому противительные и разделительные союзы (заметим, что и за теми и за другими признается « une valeur d’opposition ») рассматриваются в сочинении, а другие средства для выражения противопоставления (au lieu de, loin de) – в подчинении 63. Нас, однако, в большей степени интересует то, как авторы трактуют сами понятия «opposition » и « concession ». Они, в частности, отмечают, что в теории эти термины всегда различаются, а на практике различие между ними установить довольно трудно, поскольку уступительные конструкции редко употребляются в речи без оттенка противопоставления. В качестве примера они приводят цитату из В. Гюго:

(8) Il tait gnreux, quoiqu’il ft conome, подчеркивая, что большинство грамматистов видят в выделенном предложении «придаточное уступительное». Однако, спрашивают они, можно ли интерпретировать это предложение только как уступительное;

не содержит ли оно скорее противопоставление? Ту же самую мысль «Il tait la fois gnreux et conome» можно выразить с помощью других конструкций: «Il tait gnreux, malgr son got de l’conomie », « Il tait gnreux, et pourtant il tait conome », « Il avait beau tre conome, il n’en tait pas moins gnreux ». В заключение раздела, посвященного уточнению терминологии, авторы делают такой вывод:

каким бы способом ни была выражена эта мысль, в ней заложено в гораздо большей степени отношение противопоставления, а не уступки. Авторы также отмечают, что в их задачу не входит провести границу между понятиями Cледует отметить, что такая структура изложения характерна для многих других нормативных описаний синтаксиса французского языка, поэтому мы не будем останавливаться на их анализе. См., например, из последних изданий GRVISSE 1986, RIGEL & AL. 1997.

Глава II. Определение понятия «противопоставление» «opposition » и « concession »;

более того, они предлагают использовать эти термины как синонимы или в сочетании «phrase concessive-oppositive », в число которых попадают и немаркированные противопоставления типа Vous avez parl, j’ai agi 64.

Точка зрения, объединяющая противительные и уступительные отношения, представлена и в RUDOLPH 1996. Эта книга, написанная по-английски и озаглавленная Contrast, посвящена описанию противительных и уступительных отношений в английском, немецком, испанском и португальском языках. В этом исследовании отношение противопоставления рассматривается как один из четырех основных видов связи предложений, которыми являются соединение, противопоставление, временное следование и причинность. В каждом из видов можно выделить множество подтипов, которые имеют разные оттенки значений и могут быть осложнены дополнительными элементами, но общим для каждого отдельного вида является то, что в каждом из выделяемых подтипов есть константа. В случае отношения противопоставления, по мнению Э. Рудольф, этой константой является нарушение 'нормальной' причинно-следственной цепочки. Если, например, один человек нуждается в деньгах, то он может ожидать, что другой человек ему в этом поможет ('нормальная' причинно следственная цепочка). Однако, вопреки ожиданиям, этот человек действует по-другому – причинно-следственная цепочка нарушается. В повседневной речи эта ситуация может выражаться при помощи высказываний с союзом but (mais):

(9) Il avait besoin d’argent, mais je ne lui en ai pas prt.

Ситуация, отраженная в примере (9), допускает, по мнению Э. Рудольф, и другие формы выражения противопоставления с изменением оттенков значения:

(10) Bien qu’il ait besoin d’argent, je ne lui en ai pas prt.

В этом уступительном высказывании та же самая причинная константа «один человек нуждается, другой – собирается ему помочь» также может быть выявлена на основе наших общих знаний. Уступительная конструкция Вопрос о маркированном и немаркированном противопоставлении является достаточно сложным и заслуживает отдельного исследования. Здесь хотелось бы только заметить, что противопоставление, выраженное коннектором, нельзя рассматривать просто как 'вариант' противопоставления немаркированного;

ср., например исходное высказывание Vous avez parl, j’ai agi и версии с коннекторами, каждый из которых привносит дополнительный оттенок:

(i) Vous avez parl, mais j’ai agi (ii) Vous avez parl, moi, par contre, j’ai agi ?

(iii) Vous avez parl, moi, au contraire, j’ai agi.

Кроме того, исходное высказывание допускает трансформации не со всеми типами противопоставления: здесь, например, невозможны, замещение и коррекция. Альтернативные отношения могут представить компоненты только как чередующиеся во времени, а вариант с 'чисто' разделительными отношениями кажется мало приемлемым;

ср.:

??

(iv) Vous avez parl ou j’ai agi (v) Tantt vous avez parl, tantt j’ai agi.

Подробнее о соотношении маркированных и немаркированных отношений между высказваниями см. ANTOINE 1962, ROSSARI 2000.

Глава II. Определение понятия «противопоставление» сигнализирует о том, что причинная цепочка, воспринимаемая как нормальная, в данном случае нарушена: ожидаемое действие не произошло.

С таким подходом к отношению противопоставления, включающим, согласно концепции Э. Рудольф, по-видимому, только отношение ''вопреки ожидаемому'' и уступительные отношения, трудно согласиться: прежде всего, потому, что несмотря на то, что отношение уступительности всегда включает в себя противительный компонент, а отношение противопоставления может включать компонент уступительности (особенно, в случае употребления союза mais), однако в основе этих двух типов отношений лежат различные мыслительные операции. Различие между этими двумя типами отношений заключаются в том, как говорящий возражает против аргументации если р, то r:

• говорящий может возражать против самой возможности осуществить переход от р к r:

(i) Bien que ce soit faisable, ce n’est pas facile говорящий может не отвергать того, что р является аргументом в пользу r, • но считать, что р не является достаточно веским аргументом, приводя аргументацию, которая идет в обратном направлении:

(ii) C’est faisable, mais ce n’est pas facile.

Первый случай характеризует cобственно уступительные отношения, а второй – отношение противопоставления, точнее, один из его типов – отношение ''вопреки ожидаемому''. Именно разная 'аргументативная' направленность компонентов является основой для создания противопоставления (уступительного противопоставления). Эта особенность противительных отношений позволяет создавать такие уступительные конструкции, где употребление собственно уступительных союзов невозможно;

ср.:

Я не смогу поехать за город: погода прекрасная, но у меня много (11) работы Я не смогу поехать за город: *хотя погода прекрасная, у меня (11') много работы.

Кроме того, причинно-следственная цепочка лежит в основе только одного вида противопоставления – отношения «вопреки ожидаемому» 65. Для остальных типов противопоставления присутствие причинно-следственного компонента в их семантической структуре не характерно. Таким образом, мы 'вынуждены' говорить об отношении уступительности, поскольку одним из основных средств, выражающих противопоставление, являются союзы но / mais, которым присуще в некоторых, но не во всех, контекстах уступительное значение. Однако, мы оставляем в стороне собственно уступительные союзы, в основе семантики которых лежит нарушение причинно-следственной цепочки.

Еще одним аргументом в пользу исключения уступительных отношений из Подробнее об этом типе противопоставления см. главу Отношение ''вопреки ожидаемому''.

Проблемам разграничения уступительных и противительных отношений посвящена также статья BONNARD 1986.

Глава II. Определение понятия «противопоставление» числа отношений противопоставления является тот факт, что в основе противопоставления лежат сочинительные, а не подчинительные отношения, поскольку противопоставляться могут только 'однопорядковые' явления. Даже те коннекторы замещения (au lieu de, loin de), которые традиционно относятся к подчинительным союзам и предлогам, занимают среди них особое положение.

Эти языковые единицы вводят не дополнительную информацию относительно положения вещей, описанного в главном предложении (как в случае уступки), а устанавливают отношение между фактами одного уровня, замещая одно положение вещей другим, что, по справедливому замечанию А. Госсе, «du point de vue logique, est du ressort de la cooridnation plutt que de la subordination »

[GREVISSE 1986].

В русcкой лингвистической школе не существует единого мнения относительно того, что следует понимать под отношением противопоставления.

Так, в основным носителем отношения Русской грамматике противопоставления считается союз но, который характеризуется следующим образом: «В предложениях с союзом но сопоставительное значение всегда выступает как противопоставление;

[…] союз акцентирует но противоположность, противоречие, совмещенность несовместимого и семантически соотносится с союзами уступительного значения» [АГ-80, II, 623].

Однако, отмечается, что противительные и уступительные отношения необходимо четко разграничивать. Помимо союза отношение но противопоставления могут выражать аналоги союзов, «из которых одни соотносительны с союзом но (однако, зато, впрочем, все-таки, тем не менее), другие такой соотносительности не обнаруживают (наоборот, не то что)». «Их значения выходят за рамки собственно противительности» (однако, что следует понимать под «собственно противительностью», остается не вполне ясным).

Кроме того, выделяется отрицательно-противительное значение, выражаемое союзом не… а, а также отношение противопоставления в бессоюзных конструкциях (при этом подчеркивается, что для возникновения этого отношения необходимо отрицание в первом компоненте, что, как будет видно в дальнейшем, не является достаточным условием для возникновения отношения противопоставления). В разделе, посвященном сопоставительным отношениям, рассматриваются предложения с компаративами лучше… чем, скорее… чем и союзом вместо того чтобы, при этом подчеркивается их близость к отрицательно-противительным предложениям с союзом не… а [АГ 80, II, 491]. Разделительные отношения, по мнению Русской грамматики, не содержат противопоставления, а построены на основе взаимоисключенности, несовместимости компонентов.

В ЛЯПОН 1986 выделяется два типа противопоставления, поскольку «в сфере противительности реализуются два принципа: принцип антитезы и принцип, который условно можно обозначить как соединение неантагонистически противоречивого, или принципом компромисса. Экспликаторы антитезы – Глава II. Определение понятия «противопоставление» релятивы напротив и наоборот. Их употребление обусловлено намерением акцентировать диаметральную противоположность ситуаций, «обсуждаемых» в соотнесенных частях высказывания. Экспликаторы компромисса (союз но и его аналоги однако, зато, только и др.) вносят корректив, поправку, ограничивающую или корректирующую сказанное в предшествующей части» (с.

152).

Несколько иной подход к противопоставлению (ограниченному, правда, рамками сочинительных союзов) представлен в САННИКОВ 1989. В. З. Санников не согласен с традиционной классификацией русских сочинительных союзов, выделяющих соединительные, разделительные и противительные союзы. Он отмечает, что в основу этой классификации положен семантический признак «отношение к реальной действительности, как его понимает говорящий, то есть реальность / нереальность / возможность» (с. 93). Соединительный союз указывает на то, что оба описываемых события имеют место;

разделительный союз – на то, что каждое из описываемых событий возможно. Противительные союзы в отношении этого признака (реальность / нереальность / возможность) не отличаются от соединительных союзов, а их выделение в отдельных класс базируется уже на иных основаниях, а именно «на признаке противопоставленность / непротивопоставленность компонентов». Поэтому В.

З. Санников предлагает считать их соединительными союзами и уже внутри соединительных союзов производить деление на две группы.

Не все противительные союзы попадают, однако, в число соединительных.

Союзы не… а, добро бы… а то и под. В. З. Санников предлагает выделять в особый третий класс – заместительных союзов, поскольку в них один компонент замещается другим.

Среди немногочисленных работ отечественных лингвистов, посвященных анализу отношения противопоставления во французском языке, можно указать КУДРЯВЦЕВА 1994. Эта статья является попыткой определить место противительных конструкций во французском языке. Н. Б. Кудрявцева сравнивает семантику противительных отношений (хотя автор и не определяет, что понимается под этими отношениями, но из примеров можно понять, что это отношения, выражаемые союзом mais : Ce n’est pas Pierre, mais Paul ;

C’est bon, mais cher) с семантикой разделительных, сопоставительных и уступительных отношений. Что касается сопоставительных отношений, то их отличает от противительных то, что они указывают лишь на различия между компонентами, не противопоставляя их. Уступительные отношения считаются Н. Б.

Кудрявцевой более узкими, чем противительные, на том основании, что не все противительные конструкции могут быть заменены уступительными (справедливость этого утверждения уже обсуждалась нами выше). Что касается разделительных отношений, то Н. Б. Кудрявцева, следуя традициям французской лингвистической школы, считает их одним из видов противопоставления: «разнородные явления, совмещенные в разделительных Глава II. Определение понятия «противопоставление» конструкциях в гипотетическом плане, осознаются несовместимыми, исключающими одно другое на этапе их реализации, что является основой для потенциального противопоставления» (с. 73).

Подводя итог анализу существующих исследований, посвященных отношению противопоставления, можно сказать, что ученые уделяют внимание, в основном, отдельным видам противопоставления, а точнее, описанию коннекторов, способных передавать тот или иной тип отношений. Наиболее разработаны в этом плане отношения ''вопреки ожидаемому'', основным носителем которых являются союзы но и mais, альтернативные отношения (хотя они и не всегда включаются в отношение противопоставления), менее изучены отношения, вводимые коннекторами наоборот и au contraire. Обзор этих работ представлен в соответствующих главах. Что касается отношения замещения (вместо того чтобы и au lieu de) и коррекции, о которых писал еще Ф. Брюно, то они довольно часто остаются вне поля зрения ученых.

Обращает на себя внимание и отсутствие сопоставительных французско русских исследований, посвященных описанию отношения противопоставления и средств его выражения.

II.4. Определение отношения противопоставления Определить отношение противопоставления можно, поставив его в ряд с другими типами отношений, построенных на выявлении сходства и различия у соотносимых положений вещей, а именно, отношениями тождества и сопоставления. Во всех трех случаях у соотносимых положений вещей есть сходства и различия, однако их соотношение и характер не одинаковы.

Сходство компонентов во всех трех типах отношений является той основой, которая позволяет соотносить описываемые положения вещей. Например, fils / fille различаются по признаку мужской / женский род, но общим для них является их одинаковое отношение к родителям на шкале родства. Однако, это различие может быть представлено по-разному;

ср. (12)-(14):

(12) Ils ont une fille et un fils (13) Marie a une fille, et Pierre a un fils (14) Marie a une fille. Pierre, au contraire, a un fils.

При тождестве – (12) – различия компонентов несущественны: говорящий, наоборот, старается представить два положения вещей как идентичные, схожие. При сопоставлении – (13) – у компонентов при общей основе (наличии детей) имеются свойства, не соответствующие друг другу и порождающие несходство;

именно установление этого несходства является целью сопоставления. При противопоставлении – (14) – это несходство возводится в ранг полярности: компоненты представлены говорящим как находящиеся на противоположных полюсах.

Таким образом, для противопоставления двух или нескольких положений Глава II. Определение понятия «противопоставление» вещей необходима общая основа (константа) и специфические различия (переменные), являющиеся основанием для противопоставления. Э. Рудольф, говоря об условиях «семантической истинности» отношения противопоставления, дает ему такое определение:

«Отношение противопоставления является истинным, если в представлении говорящего два предложения А и В, относящиеся к одной понятийной области, являются одновременно истинными и предложение В противопоставлено информации, содержащейся в предложении А, на основании по меньшей мере двух признаков» [RUDOLPH 1996, 47] 66.

Это определение вызывает, однако, целый ряд вопросов. Прежде всего, почему в число необходимых условий попадает «одновременная истинность» обоих компонентов»;

ср. в этой связи (15) и (16) с условным наклонением в одном из компонентов, ставящим под сомнение его 'истинность', фактивность:

Я хотела стать журналисткой: это работа трудная, но я всегда была (15) бы в гуще событий (16) J’irais volontiers au cinma avec toi, mais j’ai vingt millions de choses faire.

Остается также не вполне ясным, что такое «одна понятийная область». Так, если в (14) выше можно говрить о принадлежности положений вещей «Marie a une fille» и «Pierre a un fils» к одной понятийной области (наличие детей), то в (17) ниже говорить о единой понятийной области положений вещей «было много сомнений» и «он талантливый руководитель» значительно сложнее:

Его все-таки избрали директором: было, конечно, много сомнений, (17) но он, надо признать, талантливый руководитель.

С другой стороны, что значит «предложение В противопоставлено информации, содержащейся в А» и почему обязательно на основе двух признаков;

ср. (18) и (19):

Она красивая, но глупая (18) Или ты сейчас же уберешь свою комнату, или ты будешь наказана, (19) где различающийся признак один (соответственно, «красивая» и «глупая», «убрать свою комнату» и «быть наказанной»), но основа для противопоставления различна. Поэтому, прежде чем дать более четкое определение отношению противопоставления, нам необходимо в первую очередь определить, что может считаться общей основой компонентов и каков характер и количество различий, необходимых для возникновения этого типа отношений.

« A connection of contrast is true if in the speaker’s opinion two propositions A and B belonging to the same conceptual domain are valid simultaneously and proposition B marks a contrast to the information given in proposition A by differing at least in two properties».

Глава II. Определение понятия «противопоставление» II.4.1. Условия, необходимые для создания отношения противопоставления II.4.1.1. Общая основа компонентов Как видно из сказанного выше, предложенное Э. Рудольф определение является слишком узким для определения противопоставления, поскольку не охватывает все типы этого отношения. С другой стороны, в АРУТЮНОВА омечается, что «собственно реляционное значение подчиняется законам логики: оно соединяет однородные сущности. Так, пространственные отношения могут быть установлены только между предметами, временные и логические отношения (а отношение противопоставления принято относить к логическим отношениям – О.И.) соединяют между собой факты, события, положения дел и суждения» (с. 234). Это определение является, наоборот, слишком широким – любые ли типы фактов, событий и положений дел могут быть связаны отношением противопоставления? – и поэтому нуждается в уточнении.

На первый взгляд, наиболее четко отношение противопоставления определяет Ш. Балли, который пишет, что при противопоставлении « мы имеем дело с двумя выражениями, означающими понятия, которые относятся к одному и тому же роду, но к двум крайним или же довольно далеко отстоящим друг от друга видам и вследствие этого противопоставляются, находясь в то же время в соответствии друг с другом» [БАЛЛИ 1955, 70]. Однако, как мы уже отмечали (ср., в частности, пример (17) выше), компоненты, соединяемые отношением противопоставления, не всегда относятся к одному и тому же «роду». Поэтому мы предлагаем для определения общей основы компонентов, связанных отношением противопоставления, применить понятия «онтологического» и «прагматического» класса, разработанные В. Г. Гаком [ГАК 1998, 32-40]. «О нт о л о г и че с к и е классы объективируют существенные, независимые от конкретных субъектов, признаки предметов. В них отражаются структурно-генетические связи между предметами». Такие классы и понятия, как правило, заранее даны говорящим. Так, например, выделяются онтологические классы «средств транспорта», «одежды», «мебели» и под. В отличие от онтологических, п р а г м а т и че с к и е классы «отражают группировки предметов в конкретных ситуациях, в зависимости от восприятия субъекта, от их поведения или использования данными субъектами в данный момент и в данном месте». Например, «соседи», «чеснок» и «погода» входят в разные онтологические классы, но если в определенной речевой ситуации кто-то скажет: Что сейчас на даче делать? Соседи все разъехались, чеснок посажен и погода плохая, то эти три элемента составят новый, прагматический, класс.

Следовательно, прагматические классы «образуются на основе обобщения любых признаков, которые существенны для воспринимающего лица (ego), здесь (hic) и сейчас (nunc)». Поэтому прагматические классы, в отличие от классов онтологических, непостоянны: они возникают в данной ситуации общения и распадаются, когда данная ситуация изменяется.

Применив эти понятия, мы можем сделать вывод о том, что два положения Глава II. Определение понятия «противопоставление» вещей могут быть соединены отношением противопоставления, если они входят в один онтологический или прагматический класс;

ср. (20) и (21):

Я люблю кататься на коньках, санках, снегоходе и, наоборот, (20) терпеть не могу горные лыжи У них замечательные соседи, но все окна выходят на Ленинский (21) проспект.

В (20) компоненты входят в один отнологический класс «зимние виды спорта», а в (21) – в один прагматический, которым может быть, например, «достоинства и недостатки данной квартиры».

Однако, некоторые типы противопоставления более требовательны к семантике компонентов;

так, например, отношение замещения допускает только принадлежность компонентов к одному онтологическому классу;

ср.

степень приемлемости (22), где противопоставляемые положения вещей относятся к одному виду деятельности, и (23):

(22) Au lieu de lui crire, il lui a tlphon (23а) *Au lieu de lui crire, elle est tombe malade (23b) *Au lieu de lui crire, elle est devenue enseignante.

Однако (23a), с небольшими изменениями, вполне возможно с коннектором другого типа;

ср. (24а), где второй компонент воспринимается как препятствие для осуществления первого. Приемлемость же (24b) требует особого контекста для своей интерпретации;

например, в варианте с некореферентными подлежащими «несмотря на то, что она ей написала о всех трудностях преподавательской работы, та все равно стала преподавателем»:

(24а) Elle voulait lui crire, mais elle est tombe malade (24b) Ellei luik a crit, mais ellek est (quand mme) devenue enseignante.


Прежде чем перейти к описанию различий компонентов, нам хотелось бы обратить внимание еще на один критерий, а именно критерий времени. Как мы уже отмечали, отношение противопоставления строится по схеме 'константа vs переменные'. Если тем, что меняется в составе компонентов, не является временной отрезок, то есть противопоставление не затрагивает времени реализации описываемых положений вещей, то оно должно быть одинаковым у обоих компонентов;

ср. (25)-(27), в отличие от (28)-(29), где противопоставление затрагивает и обстоятельства времени:

Она не работает, а учится (25) Она поехала в Питер или в Кострому (26) Вместо того чтобы подумать о себе, она вся растворяется в (27) других Она приехала не вчера, а сегодня (28) Раньше она работала продавщицей, но сейчас она пошла учиться.

(29) Необходимо при этом отметить, что некоторые типы противопоставления, а именно отношения коррекции и замещения, более чувствительны к критерию одновременности положений вещей: этот критерий входит в определение данного типа отношений, о чем мы будем подробно говорить в Глава II. Определение понятия «противопоставление» соответствующих главах.

II.4.1.2. Характер и количество различий компонентов Определив общую основу компонентов, позволяющую связывать их отношением противопоставления, нам необходимо теперь установить характер и количество необходимых различий, которые определяются, с одной стороны, типом противопоставления, а с другой стороны, типом лексического значения коннектора, оформляющего отношение противопоставления. Следует, однако, подчеркнуть, что поскольку «логические отношения пропускаются через сознание и волю говорящего индивида» [ГАК 2000, 746], то несовместимость, взаимоисключенность противопоставляемых положений вещей, как правило, не носит логического характера: она существует прежде всего в представлении говорящего, а иногда только в нем;

ср. (30), где компоненты находятся в отношении логической несовместимости, так как являются противоречивыми суждениями – утверждением и его отрицанием, и (31)-(32), где несовместимость носит прагматический характер: она не связана ни с логической, ни с семантической противопоставленностью компонентов – можно иметь одновременно и кошку и собаку, а чтение воспринимать как отдых:

Я бы хотела знать точно, он приедет или не приедет (30) У него не кошка, а собака (31) Вместо того чтобы отдохнуть, она сидит и читает.

(32) Говоря о типе противопоставления, необходимо прежде всего различать противопоставление прямое и косвенное. При прямом противопоставлении компоненты противопоставлены непосредственно друг другу;

ср. (33)-(36):

(33) Marie est brune, sa sur au contraire est blonde (34) Il ne pleut pas, il neige (35) Au lieu d’un chien, j’achterais un chat (36) Je lui crirai ou je lui tlphonerai.

При косвенном противопоставлении компоненты противопоставлены не непосредственно друг другу, а относительно некоторой аргументативной цели или выводов, которые можно сделать на основании того, что сказано в компонентах. Косвенным является противопоставление, вводимое, например, союзами но и mais. При косвенном противопоставлении различие между компонентами должно быть по меньшей мере в один компонент. Это может быть противопоставление двух признаков, относящихся к одному субъекту – ср.

(18), (29) и под. Однако, это может быть и высказывание типа (37):

(37) Anne y est alle, mais Jeanne y est alle aussi.

На первый взгляд, меняется только подлежащее, в отличие от ‘нормального примера’:

(37’) Anne y est alle, mais Jeanne a prfr rester la maison;

в действительности же, здесь вступает в игру семантика aussi, которое необходимо для того, чтобы высказывание была приемлемым – ср. (37'') без aussi:

Глава II. Определение понятия «противопоставление» (37’’) *Anne y est alle, mais Jeanne y est alle.

Таким образом, противопоставление возникает между тем, что «можно было надеяться, что никто другой туда не пойдет» и тем, что туда все-таки кто-то пошел.

При прямом противопоставлении количество и характер различий зависит от того, на чем основано противопоставление: в случае замещения и альтернативы компоненты противопоставлены в силу того, что осуществление одного из них приводит к неосуществлению другого, что и делает их взаимоисключающими, несовместимыми;

поэтому для данных двух типов противопоставления различие между компонентами может быть минимальным, то есть в один элемент;

причем, если при альтернативных отношениях количество различий, теоретически, может быть бесконечным – достаточно, чтобы компоненты воспринимались как альтернативные положения вещей, то при замещении количество различий ограничено (подробнее см. главу Отношение замещения). При коррекции несовместимость компонентов опирается на представление говорящего о том, что одно из описываемых положений вещей является истинным, а другое – ложным, поэтому между ними также должно быть различие как минимум в один элемент.

В типе противопоставления, которое мы в нашей классификации называем «собственно противопоставлением», характер и количество различий зависят от типа коннектора. В главе I, описывая типы лексического значения коннекторов, мы выделили два основных типа коннекторов – пропозитивные, то есть устанавливающие противопоставление на уровне положений вещей, описанных в компонентах, и непропозитивные, устанавливающие противопоставление на уровне пропозиционального отношения. От того, какой из указанных типов коннекторов участвует в оформлении отношения собственно противопоставления, зависит и характер различий компонентов.

Так, например, au contraire, являющийся коннектором пропозитивного типа, более требователен к семантике соединяемых им компонентов, чем par contre или en revanche, связывающие пропозициональные отношения. В данном разделе мы не будем подробно останавливаться на этих вопросах, поскольку им посвящены специальные разделы в соответствующих главах.

Итак, если соблюдены указанные выше условия – у компонентов есть общая основа и достаточное количество различий, – то мы можем установить между ними отношение противопоставления, которое мы предлагаем определить следующим образом:

Противопоставление – это такое выбранное говорящим семантическое построение, с помощью которого он представляет два положения вещей (простых или сложных) как несовместимые, то есть содержащие соответственно предикацию и ее 'отрицание', которое может быть выражено как синтаксическими, так и лексическими средствами.

Глава II. Определение понятия «противопоставление» Это определение требует некоторых пояснений:

Главным в этом определении является то, что противопоставление не (а) является 'экстралингвистическим' отношением: положения вещей сами по себе не противопоставлены. Противопоставление является точкой зрения, перспективой, выбранной говорящим для представления описываемых положений вещей.

Когда мы говорим о «простых или сложных» положениях вещей, то мы (b) имеем в виду следующее. В главе, посвященной определению термина «коннектор», мы писали о том, что коннекторы связывают два компонента, которыми могут быть части сложного предложения, два самостоятельных предложения, а также более или менее связанные последовательности предложений. В первых двух случаях мы имеем дело с 'простыми положениями вещей', а в последнем – со 'сложными'. Естественно поэтому предположить, что в 'сложных' положениях вещей нельзя говорить о предикации в прямом смысле этого слова: предикацией в данном случае можно считать обобщенный смысл последовательности предложений в целом. Так, в (38) смысл первого компонента (р) – то есть содержащаяся в нем 'предикация' – может быть сведен приблизительно к следующему: «Лавотель стирает белье крупных дорогих гостиниц и некоторых социально-медицинских учреждений». И этому 'обобщенному смыслу' противопоставлен второй компонент:

(38) [Lavotel occupe un crneau troit: le traitement du linge des grands htels de luxe ou de qualit leve. La socit recrute ses clients sur l'arc lmanique en priorit, et sur l'axe secondaire Lausanne-Yverdon Neuchtel. On peut citer pour exemple les trois htels Mvenpick Genve et Lausanne, le Lausanne Palace, l'Htel du Rhne Genve, le Grand Htel des Bains Yverdon ou encore le Grand Htel de Divonne. Lavotel lave aussi le linge htelier de la clinique Genolier et de quelques tablissements mdico-sociaux]p. [Elle ne s'occupe en revanche pas du linge mdical, dont le traitement exige d'autres machines et d'autres programmes]q (Journal de Genve 11.1.1996).

Отрицание предикации первого компонента может быть выражено (c) синтаксическими и лексическическими средствами: в (39) отрицание выражено синтаксически – при помощи отрицания, а в (40) – при помощи антонимической пары «gentille» – «mchante»:

(39) Marie est gentille, sa sur, par contre, ne l’est pas tellement (40) Marie est gentille, sa sur, par contre, est mchante comme un diable.

В случае косвенного противопоставления отрицанию подвержены не сами компоненты, а ожидаемые выводы – компонент р является аргументом в пользу вывода r, а компонент q – в пользу вывода ¬ r;

ср. (41):

(41) De grand matin, Marinette entrouvrit les yeux et il lui sembla qu’entre ses cils elle apercevait dans le lit de sa soeur deux grandes oreilles poilues qui bougeaient sur l’oreiller. Elle-mme se sentait assez mal couche, comme embarrasse de sa personne, emptre dans les draps et les couvertures. Nanmoins, le sommeil l’emporta sur la curiosit, et ses paupires se renfermrent (M. Aym).

Глава II. Определение понятия «противопоставление» В данном примере противопоставлены выводы «Маринетта должна была проснуться от любопытства» (r) и «Маринетта снова заснула (не проснулась)»

(¬ r).

Сформулировав определение отношения противопоставления и условия, необходимые для его создания, мы можем перейти к краткой характеристике типов противопоставления и соответствующих коннекторов.


II.5. Типы противопоставления В настоящем исследовании мы предлагаем выделять следующие типы противопоставления:

ОТНОШЕНИЕ Этот тип СОБСТВЕННО ПРОТИВОПОСТАВЛЕНИЯ.

(A) противопоставления могут передавать коннекторы au contraire, par contre, contrairement, наоборот, напротив и др. Коннекторы этого класса представляют два положения вещей как полярные, расположенные на противоположных концах шкалы данного признака:

(42) Paul est mari, Luc, au contraire, est clibataire (42a) Les visages fminins attirent les hommes lorsqu’ils incarnent une moyenne et que leurs traits sont symtriques. [...] Au contraire, les femmes aiment chez les hommes les dviations par rapport la norme (Le Figaro 25.01.96) Таня высокая, а ее сестра, наоборот, маленького роста (43) Одни смягчают тиранию справедливости конституционным (43a) вмешательством милосердия, другие, наоборот, торжественно восстанавливают самодержавие Господа Бога (И. Эренбург).

Отношение собственно противопоставления может быть осложнено дополнительными семантическими оттенками: возместительные отношения (зато, en revanche);

противопоставление, возникающее на основе большего соответствия действительности (на самом деле, в действительности, en 'металингвистическое' противопоставление, связанное с ralit);

композиционно-смысловой организацией текста (с одной стороны… с другой стороны, d’une part… d’autre part).

(В) ОТНОШЕНИЕ ''ВОПРЕКИ ОЖИДАЕМОМУ'', ИЛИ ИЗМЕНЕНИЕ НАПРАВЛЕНИЯ АРГУМЕНТАЦИИ. Это отношение передают такие коннекторы, как mais, toutefois, cependant, pourtant, но, тем не менее, однако и под. :

Перри не боялся утраты своей головы, однако допускал ее, но (44) немцам ничего не говорил (А. Платонов) (45) Juste ce moment est entr mon deuxime voisin de palier. Dans le quartier, on dit qu’il vit des femmes. Quand on lui demande son mtier, pourtant, il est « magasinier » (A. Camus).

Они представляют второе предложение как противоположное – прямо или косвенно – ожиданиям, созданным первым компонентом высказывания. При этом второй компонент всегда имеет больший вес в процессе аргументации.

Глава II. Определение понятия «противопоставление» (46) Le manteau cote cher, mais je le prends quand mme.

На основании того, что утверждается в первом компоненте высказывания – Le manteau cote cher, – мы могли бы сделать вывод о том, что следует воздержаться от покупки. Однако, вопреки нашим ожиданиям, второй компонент высказывания – je le prends quand mme – утверждает обратное. И об этом несоответствии нам сигнализирует mais.

Отношение между компонентами в данном типе противопоставления может быть двух типов:

(а) тип отношений, при котором существует логическая связь между двумя компонентами: излагаемое во втором компоненте противоположно тому, что было бы естественно ожидать при условиях, о которых сообщается в первом компоненте;

ср. пример (46) выше. При нормальном ходе событий р и q будут взаимоисключающими. Высказывания такого типа можно перефразировать при помощи уступительных предложений: Bien que le manteau cote cher, je l’achterai quand mme.

(б) между компонентами не существует логической зависимости, связь между ними косвенная: в данном случае речь идет просто об аргументах разной направленности на шкале признака;

ср. Il est trs intelligent, mais un peu paresseux, где между признаками «intelligent» и «paresseux» не существует логической зависимости. При отсутствии логических отношений между компонентами высказывания невозможно перефразировать при помощи уступительных конструкций: *Вien qu’il soit trs intelligent, il est quand mme un peu paresseux.

В том случае, когда компоненты связаны логическими отношениями, необходимо различать направление зависимости компонентов – прогрессивное (ср. приведенные выше примеры) или регрессивное (ср. (47)):

Что-то у нее с учебой не ладится, а ведь / *но она неглупая девочка.

(47) Этот критерий помогает сделать описание семантики коннекторов данного класса более тонким и установить различия в некоторых случаях синонимии.

ОТНОШЕНИЕ Оно представлено прежде всего АЛЬТЕРНАТИВЫ.

(C) повторяющимися разделительными союзами ou...ou...ou, или… или… или;

и, с меньшей степенью очевидности в выборе между эксклюзивностью и инклюзивностью единичными союзами ou / или:

И брось варежки штопать, мать сама заштопает или я сам (48) возьмусь, когда отделаюсь (А. Платонов) У меня такое впечатление, что ему хочется что-то рассказать, но он (49) или стесняется, или не решается (В. Некрасов).

Эти коннекторы употребляются в таких контекстах, когда говорящий не знает, какое из двух положений вещей осуществилось или осуществится;

однако, он, как правило, не предполагает осуществления обоих членов дизъюнкции.

Взаимоисключенность компонентов носит потенциальный характер, а выбор одной из альтернатив предоставляется слушающему.

Глава II. Определение понятия «противопоставление» Однако, отношение 'чистой' разделительности может быть усложнено дополнительными семантическими оттенками: коннекторы могут выражать отношение равнозначности или, наоборот, неравнозначности компонентов (ср., соответственно, (50) и (51)), а также отношение логической зависимости компонентов – ср. (52):

(50) J'tais reconnaissant de l'obligeance qu'on me tmoignait;

mais tantt ma timidit m'empchait d'en profiter, tantt la fatigue d'une agitation sans but me faisait prfrer la solitude aux plaisirs insipides que l'on m'invitait partager (B. Constant) Ты бы, Пелагеюшка, как-нибудь научилась читать или хотя бы (51) фамилию подписывать (М. Зощенко) (52) Viens, rentrons, sinon nous serons en retard et maman s’inquitera (R.

Deforges).

ОТНОШЕНИЕ ЗАМЕЩЕНИЯ. Главными показателями этого отношения (D) являются коннекторы au lieu de и вместо того чтобы. Они указывают на то, что одно положение вещей (ожидаемое, желаемое или просто возможное), в принципе – если этому ничего не мешает, – замещается другим положением вещей;

ср. (53), в котором положение вещей «crire », вводимое au lieu de, действительно замещено положением вещей «tlphoner», и (54), где замещение не осуществилось:

(53) Elle lui a tlphon au lieu de lui crire (54) Elle aurait pu / elle devrait lui tlphoner au lieu de lui crire.

Однако, и в том и в другом случае говорящий выбирает одно из двух положений вещей, которые он представляет как несовместимые.

Помимо простого, нейтрального замещения (коннекторы au lieu de и вместо того чтобы), существуют более сложные типы этого отношения, в которых идея замещения обогащена дополнительными оттенками;

это замещение по предпочтению (plutt… que, скорее… чем), замещение по дескриптивному соответствию (не то чтобы) и замещение по неприемлемости (loin de):

(55) Si tu n'tais pas engag, je te conseillerais de demander la main de... de Suzanne, n'est-ce pas, plutt que celle de Rose? (G. de Maupasant) Меня вдруг охватило какое-то щемящее чувство, не то чтобы (56) грусть, а как бы оторопь (М. Салтыков-Щедрин) (57) […] cependant la fille de Ptamounoph, loin d’tre blouie de cette splendeur, pensait au pavillon champtre de Pori […] (Th. Gautier).

ОТНОШЕНИЕ КОРРЕКЦИИ. В высказываниях, содержащих данный тип (E) противопоставления, второй компонент представляет собой 'замещающую поправку' первого положения вещей, которое, следовательно, представлено как несуществующее. Вводимая ‘поправка’ является, таким образом, новым положением вещей, которое 'заменяет' предыдущее, 'ложность' которого дополнительно выражена при помощи отрицания. Взаимоисключенность, несовместимость компонентов основана в данном типе противопоставления на истинности одного компонента и ложности другого. Синтаксически это Глава II. Определение понятия «противопоставление» отношение может быть выражено при помощи соположения (в отличие от других типов противопоставления, которые не могут быть выражены без участия соответствующих коннекторов) – ср. (58), а также коннекторами mais, et, а :

Беспорядочное перечисление вещей и понятий с виду (58) несовместимых и поставленных рядом как бы произвольно, у символистов, Блока, Верхарна и Уитмана, совсем не стилистическая прихоть. Это новый строй впечатлений, подмеченный в жизни и списанный с натуры (Б. Пастернак) А я вам скажу прямо: такому молодцу не на выставке место, а в (59) сумасшедшем доме! (А. Аверченко) (60) « Tu es bien sre de vouloir pouser ce manchot ? »

La ne rpondit pas, mais baissa la tte d’un air boudeur (R. Deforges).

По своей семантике отношение коррекции близко к отношению замещения.

Отличие между ними заключается в следующем: при замещении мы рассматриваем два положения вещей, одно из которых может возникнуть на месте другого;

при этом мы ожидаем, что произойдет одно из них, а происходит другое. Таким образом, рассматриваемые положения вещей представляются как конкурирующие, но имеющие равные возможности для осуществления. При коррекции говорящий ограничивается простой констатацией того, что данное положение вещей не существует, а существует другое. Именно наличием в семантике отношения замещения компонента ожидания объясняется проблематичность в интерпретации варианта (61b) :

(61a) La table n’est pas ronde, mais carre ??

(61b) Au lieu d’tre ronde, la table est carre.

Кратко охарактеризовав типы противопоставления, мы можем обобщить сказанное в сводной таблице:

Тип отношения Характер Тип реализации Элемент противопоставления компонентов ожидания Собственно противопоставление прямое оба существуют нет Отношение ''вопреки ожидаемому'' косвенное оба существуют есть Глава II. Определение понятия «противопоставление» Тип отношения Характер Тип реализации Элемент противопоставления компонентов ожидания потенциальная Альтернатива прямое взаимоисключенность нет компонентов существует один из Замещение прямое компонентов есть существует один из Коррекция прямое компонентов нет Как видно из таблицы, в предлагаемой классификации было использовано три критерия:

Прежде всего необходимо определить характер противопоставления • компонентов. Оно может быть прямым – компоненты противопоставлены непосредственно друг другу – и косвенным – компоненты противопоставлены относительно некоторого вывода. Этот критерий определяет различия между отношением «вопреки ожидаемому», при котором компоненты противопоставлены косвенно, и всеми остальными типами противопоставления, где компоненты противопоставлены непосредственно друг другу.

Второй критерий связан с типом реализации компонентов: если при • отношении собственно противопоставления и ''вопреки ожидаемому'' оба компонента существуют, то при замещении и коррекции реализуется только один компонент: поскольку говорящий представляет компоненты как взаимоисключающие, то один компонент замещает другой. При альтернативных отношениях реализация компонентов носит потенциальный характер, так как говорящий исходит из того, что осуществление одного из компонентов исключает осуществление другого, но выбор одного из компонентов предоставляется слушающему.

И, наконец, третий критерий – элемент ожидания – выполняет двойную • функцию:

(1) в том случае, когда осуществляется один из компонентов – то есть в случае замещения, коррекции и альтернативы – этот критерий позволяет провести границу между отношением замещения и отношением коррекции, остальные признаки у которых совпадают: при замещении один из компонентов представлен говорящим как более 'ожидаемый', более 'нормальный', а для коррекции элемент ожидания нехарактерен;

(2) в случае отношения ''вопреки ожидаемому'' элемент ожидания позволяет объяснить основу несоответствия, служащего для Глава II. Определение понятия «противопоставление» создания отношения противопоставления: положение вещей, описанное во втором компоненте, осуществляется вопреки тому, что можно было бы ожидать на основании сказанного в первом компоненте.

В следующих главах мы опишем семантические особенности каждого типа противопоставления и соответствующих коннекторов.

ГЛАВА III: Отношение собственно противопоставления Mme Arnulfi, aprs de longues plaintes sur la duret des temps et la prcarit de sa situation financire, dclara qu’ vrai dire, elle ne pouvait gure se permettre d’embaucher un second compagnon, mais qu’inversement elle en avait un urgent besoin, vu tout le travail qu’il y avait faire;

elle ajouta qu’elle ne pouvait loger un second compagnon chez elle, dans cette maison, mais qu’en revanche, elle avait une petite cabane dans son oliveraie derrire le couvent des franciscains ( dix minutes peine), o pourrait au besoin coucher un jeune homme point trop difficile;

elle dit encore qu’en honnte patronne, elle n’ignorait rien de ses devoirs concernant le bon entretien de ses compagnons, mais qu’inversement elle ne voyait pas comment elle pourrait leur fournir deux repas chauds par jours...

P. Sskind. Le Parfum (Tr. par B. Lortholary) III.0. Вводные замечания Отношение 'собственно противопоставления' занимает особое место среди других разновидностей отношения противопоставления, поскольку оно позволяет определить, где проходит граница между двумя типами отношений, которые опираются на идею несходства между явлениями, а именно, сопоставлением и противопоставлением. Так, в основе сопоставления (передаваемого в русском языке союзами а, в то время как, тогда как и под., а во французском – alors que, tandis que, etc.) лежит выявление несходства двух соотносимых положений вещей, а в результате противопоставления (наоборот, напротив, au contraire, par contre и под.) это несходство возводится на уровень противоположности, полярности, несовместимости данных положений вещей в определенной речевой ситуации. Следовательно, семантические условия, необходимые для возникновения того или иного типа отношений, должны быть различны;

ср. разную степень приемлемости вариантов с сопоставлением (1а)–(2а) и с противопоставлением (1b) и (2b):

(1а) Лена блондинка, а Маша брюнетка Лена блондинка, а Маша, наоборот, брюнетка (1b) (2a) Le premier chaton est gris, alors que / et le second est noir ??

(2b) Le premier chaton est gris, le second au contraire est noir.

Глава III. Отношение собственно противопоставления В первой части данной главы мы попытаемся подробно описать семантическую основу, на которой возникает отношение сопоставления, на примере функционирования коннекторов, способных передавать этот тип отношений, и, в первую очередь, на примере русского союза а.

Во второй части главы мы опишем отношение противопоставления (и соответствующие коннекторы), указав на те особенности, которые отличают его от сопоставительных отношений.

III.1. Отношение сопоставления Для того, чтобы мы могли сопоставить два положения вещей, необходимо соблюдение двух основных условий:

• сопоставляемые положения вещей должны иметь различия, чтобы их значения не сливались в одно, причем этих различий должно быть не менее двух;

ср. (3), где компоненты различаются только одним элементом, и (4) – в (4а) компоненты различаются подлежащими и признаками, а в (4b) компоненты имеют одинаковое подлежащее, но различаются признаками и обстоятельствами времени:

*Маша пошла в театр, а Лена пошла в театр (3) Маша пошла в театр, а Лена пошла на концерт (4a) Она всегда в плохом настроении: утром она не выспалась, а (4b) вечером она устала.

эти различия, однако, должны быть сопоставимы, то есть иметь некую • основу для сопоставления;

ср. (5), где соотносимые положения вещей не могут быть сопоставлены в силу того, что у них отсутствуют 'точки пересечения', в отличие от (6):

(5) *Le vinaigre est acide et les voyageurs ne prennent pas le train (6) Le premier chaton est gris, et le second est noir.

Вопросы, связанные с сопоставимостью соотносимых компонентов, будут нами рассмотрены в III.1.2..

III.1.1. Французский союз et и его русские семантические аналоги в системе сопоставления Если мы переведем на русский язык приведенный выше пример (6), то заметим, что французский союз et должен быть переведен русским союзом а:

(6а) Первый котенок серый, а второй черный.

Аналогочная ситуация складывается и во многих других случаях, где союз et, передающий отношение сопоставления, должен быть переведен на русский язык союзом а:

(7) Il fit le voyage en Andalousie et Odette le voyage aux les grecques (A.

Maurois) (7а) Он съездил в Андалусию, а Одетта – на греческие острова (пер.

С.Тархановой) Глава III. Отношение собственно противопоставления (8) Tous mes ennemis ont t recompenss et mes amis m’ont trahi [...] (Ionesco) (8а) Все мои враги были вознаграждены, а друзья меня предали (пер. Л.

Скаловой).

Это связано с тем, что французский союз et употребляется в двух семантических типах структур – в системе сходства, одинаковости и в системе несходства, для выражения различия. Поэтому часть значений у него будет общей с русским и, который может употребляться только в системе сходства, соответствия, а часть значений – с союзом а, входящим в систему несходства.

К общим значениям русского и и французского et, которые оба традиционно считаются сочинительными, можно отнести следующие 67:

• собственно сочинительные отношения: в таких высказываниях семантика компонентов подается как в чем-то одинаковая, сходная по отношению к некоему единому для них общему значению:

Avant, nous vivions Fribourg, o l’on se dbrouille trs bien sans voiture, et ici, c’est pareil (Journal ATE);

Персиянка посмотрела на старинную чинару [...]. Нужно было целое племя людей, чтобы обнять это дерево вокруг, и кора его, изболевшая, изъеденная зверями [...] была тепла и добра на вид, как земляная почва (А.

Платонов);

отношения временного следования:

• Elle rit sans entrain, et le silence tombe entre eux, gnant (Colette);

Леру я увидел там впервые на выставке в Тулоне, и она ослепила меня с первой же минуты (А. Зорич);

Речь царя Бертрану перевели, и она ему понравилась (А. Платонов);

отношения добавления, уточнения, когда содержание первой части так • или иначе квалифицируется или оценивается во второй части:

Il m’a offert un livre, et un livre rare;

Ты рядом со мной, и мне этого достаточно;

результативно-следственные отношения (cин. alors, en consquence, и в • результате, и поэтому). Они возникают путем преобразования значения сходства, одинаковости в значение соответствия. Во всех этих предложениях содержание второго компонента подается как проявляющееся в соответствии с тем, о чем сообщается в первом, как представляющее его результат:

Avec les bons-cadeau de l’ATE, vous ferez plaisir coup sr et ceux que vous aimez n’auront que l’embarras du choix (Journal ATE) ;

Эта шутка не прошла мне даром, и я высидел несколько дней в крепости св. Ангела (Н. Карамзин);

Cпали на книгах, и все время я мучилась аллергией от пыли (Maire-Claire янв.-февр.1998);

отношения несоответствия (син. mais, pourtant, однако, тем не менее). В • Некоторые исследователи считают, что русский союз и выражает только идею “чистого сочинения”, а остальные значения складываются на основе семантики соединяемых компонентов.

Глава III. Отношение собственно противопоставления данных предложениях сочинительная связь, благодаря семантическому наполнению компонентов, указывает на 'совместимость несовместимого';

положение вещей, о которых сообщается во втором компоненте таких высказываний, реализуется как бы вопреки тому, о чем сообщается в первом 68:

« Mon Dieu, soupire Minne, pourquoi rien n’est-il jamais parfait? On attend, on attend, c’est comme une envie de pleurer qu’on a par tout le cоrps, et... rien n’arrive!... » (Colette);



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.