авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 24 |
-- [ Страница 1 ] --

Эволюция

промышленного

производства

России

(последняя треть XIX в. - 30-е годы XX в.)

Редакционная коллегия издания:

д. э. н. Н. К. ФИГУРОВСКАЯ (ответственный редактор),

к. э. н. И. Л. ЛУНДЕН (ученый секретарь), к. э. н. В. А. ПОГРЕБИНСКАЯ,

к. э. н. Е.Е. ХАДОНОВ

Составитель к. э. н. И. Л. ЛУНДЕН

Рецензенты:

д. э. н. В. Е. Маневич, к. э. н. Ю. М. Голанд Редакторы:

Р. С. Головина, К. А. Погосова Кафенгауз Л. Б.

Эволюция п р о м ы ш л е н н о г о производства Р о с с и и. - М. : Э п и ф а н и я, 1994.-848 с. (Серия "Памятники экономической мысли") В основу издания лег сигнальный экземпляр монографии автора, сохранив шийся в семейном архиве. В книгу включены также статьи разных лет по отдель ным вопросам отечественной истории, "Бутырские тетради" - рукопись о разви тии русской промышленности в 60-80-х годах прошлого столетия, программа экономического возрождения России, подготовленная предположительно в 1919 г. Л. Б. Кафенгаузом и Я. М. Букшпаном для антибольшевистской органи зации "Национальный центр", и рукопись "Баланс и потребление черных метал лов в СССР" (1939).

Для широкого круга экономистов и историков.

ISBN 5-86170-005- © Электронная книга: Зотов Ю.М., Очёр, ОТ РЕДКОЛЛЕГИИ Если бы эта книга увидела свет в конце 20-х годов, она не нуждалась бы в реко мендации. В ту пору имя Льва Борисовича Кафенгауза (1885-1940 гг.) говорило само за себя. Уже к 1917 г. он был известен как талантливый ученый-экономист, что вместе с активной общественной деятельностью предопределило его назначе ние товарищем министра промышленности и торговли во Временном правитель стве. Убежденный патриот, активный сторонник радикального преобразования российского общества на путях социалистического развития (в рамках меньше вистских представлений) он негативно воспринял приход большевиков к власти, "красногвардейскую атаку" на капитал и, особенно, практику времен "военного коммунизма". Отголоски таких настроений легко обнаружить в его статьях тех лет, публиковавшихся в газетах "Власть народа", "Наша Родина" и др.

В начале 20-х годов воззрения Л. Б. Кафенгауза приобретают иной харак тер. С провозглашением нэпа появляется реальная возможность созидательной работы, и он с головой уходит в нее.

В 1923 г. он становится руководителем Цен трального отдела статистики ВСНХ СССР и всю свою энергию, энтузиазм и зна ния отдает на организацию промышленной статистики в стране. В 20-х годах он читает лекции в Московском университете, Коммерческом институте, в других вузах, является председателем тарифно-таможенного комитета СНК СССР, заме стителем председателя конъюнктурного совещания Промышленно-экономичес кого совета ВСНХ, членом Промплана ВСНХ, сотрудником "Торгово-промыш ленной газеты", и это еще неполный перечень. "С увлечением он работает по 12 14 часов в сутки, не зная усталости и не ведая никакого другого времяпровожде ния: днем в ВСНХ, вечером читает лекции, до глубокой ночи работает дома за своим письменным столом", - вспоминает сын Льва Борисовича Николай Льво вич Кафенгауз.

В эти годы он часто встречался с такими известными экономистами, как Л.Н.Литошенко, 3. С. Каценеленбаум, Н. Д. Кондратьев, А. В. Чаянов, Я. М. Бук шпан. По свидетельству его ближайшего друга, старейшего участника социал-де мократического движения в России, меньшевика, а с 1922 г. заместителя редакто ра "Торгово-промышленной газеты" Н. В. Валентинова (Вольского), Л. Б. Ка фенгауз был одним из членов существовавшего в 1922-1927 гг. кружка бывших меньшевиков - "Лиги объективных наблюдателей". Речь идет о регулярных встре чах девяти человек, занимавших видное общественное положение в стране в доре волюционный период, и с которыми во время нэпа считалось советское прави тельство. Наряду с самим Н. В. Валентиновым и Л. Б. Кафенгаузом в группу вхо дил известный экономист, член Президиума Госплана СССР В. Г. Громан, про фессор Я. М. Букшпан, публицист и общественный деятель, в 20-х годах сотруд ник Института К. Маркса и Ф. Энгельса Э. Л. Гуревич (Е. Смирнов).

Первые встречи проходили под знаком обмена информацией, наблюдениями над жизнью страны в условиях нэпа и т.п. Был даже разработан меморандум под названием "Судьба основных идей Октябрьской революции", в котором просле живалась эволюция на практике таких большевистских постулатов, как сплошная национализация, замена торговли распределением, коллективизация и комбеды, и т.п. Положительно оценивая отказ от "военного коммунизма", от скачка в иде альное бесклассовое социалистическое общество и размышляя о будущем, члены Лиги возлагали большие надежды на смешанную экономику, призванную стиму лировать инициативу масс, оздоровить народное хозяйство, поднять уровень жиз ни. Большой оптимизм вызывал и призыв Ленина "добиться перехода от отноше ний войны с капиталистическими странами к отношениям мирным и торговым".

Валентинов (Вольский) Н. Новая экономическая политика и кризис партии после смерти Ленина.

Мюнхен, 1971.

В таком же ключе Л. Б. Кафенгауз и его коллеги рассматривали резолюцию XI съезда партии, написанную Лениным в апреле 1922 г. и нацеливавшую коммунис тов "беречь спецов". Исходя из последнего, а также из того, что никакой иной власти, кроме советской, не было и не предвиделось, они делали вывод: во имя на рода, подъема благосостояния населения интеллигенция не имеет "другого пути, как только честно и добросовестно работать вместе с советской властью... рабо тать по совести, а не из-за страха".

В 20-е гг. Л. Б. Кафенгауз в расцвете научной, литературной и организатор ской деятельности. Каждодневный титанический труд, глубокие познания в обла сти народнохозяйственных процессов дают свои результаты. Регулярно появляют ся в печати статьи и месячные обзоры динамики производственных процессов, под его редакцией выходят обширные ежегодники "Промышленность СССР", де тально характеризующие развитие этой отрасли в 1921-1928 гг. Вклад Л. Б. Ка фенгауза в решение задач, связанных с управлением промышленностью, высоко оценивал Ф. Э. Дзержинский, руководивший в 1924-1926 гг. работой ВСНХ СССР. В качестве эксперта по экономическим вопросам на переговорах о долгах царской России Франции Л. Б. Кафенгауз в 1926 г. полгода провел в Париже.

Уже был набран в Госиздате новый труд "Эволюция промышленного производ ства с 1887 по 1926/1927 г." - 4-я часть вышедшей в 1929-1930 гг. под редакцией В. Е. Варзара и Л. Б. Кафенгауза книги "Динамика российской и советской про мышленности в связи с развитием народного хозяйства за сорок лет (1887- гг.) ", - и на письменном столе ученого лежал сигнальный экземпляр книги. Но шел 1930 г., и в ночь с 16 на 17 августа 45-летнего Льва Борисовича увезли на Лу бянку.

Заканчивался второй год первой пятилетки. Политика "великого перелома", провозглашенная и организованная по инициативе и под руководством Сталина, была повседневной реальностью. Нэп был отброшен назад. Решительному пере смотру подверглись основные задания пятилетнего плана. "Подхлестывание стра ны" сопровождалось сверхфорсированной индустриализацией и насильственным осуществлением коллективизации, что обернулось катастрофической ломкой народнохозяйственных пропорций, падением производительности труда, резким снижением жизненного уровня трудящихся города и деревни.

В 1930 г. кризис почувствовало буквально все население. Дело дошло до мас совых крестьянских выступлений и применения против них вооруженных сил по указанию партийно-государственного руководства страны. Как и чем можно бы ло объяснить народу свалившиеся на него трудности и беды? В ход снова был пу щен тезис об обострении классовой борьбы по мере продвижения к социализму.

После Шахтинского процесса, состоявшегося в 1928 г., массовые репрессии про тив интеллигенции, особенно так называемых буржуазных специалистов, стали нормой. Газеты время от времени сообщали о "раскрытии вредительства" то в Наркомземе и учреждениях связи, то в Наркомфине, Наркомате путей сообще ния, в отраслях оборонной промышленности, в Госплане. Сам Сталин давал ука зания, как готовить новые процессы, кого сажать в тюрьму, какие показания надо получать от арестованных и т.п. Так, в августе 1930 г., зная о тяжелом продоволь ственном положении, он стремится переложить ответственность за провалы на мнимых врагов и лично дает распоряжение расстрелять 48 "вредителей рабочего снабжения" - специалистов Союзрыбы, Союзмяса, Наркомторга и других ве домств (их обвинили в стремлении "создать в стране голод, вызвать недовольство среди широких рабочих масс и этим содействовать свертыванию диктатуры про летариата").

Именно тогда же, в августе 1930 г.. Генеральный секретарь правящей партии активно руководит подготовкой дел так называемых "Промпартии", "Союзного бюро меньшевиков", "Трудовой крестьянской партии". Сохранились секретные письма, направленные им В. М. Молотову - секретарю ЦК ВКП(б) и В. Р. Мен жинскому - председателю ОГПУ. Не стесняясь в выражениях, он излагал сцена рии будущих процессов, требовал выявить "прямую связь" между допрашиваемы ми и "правыми", т.е Бухариным, Рыковым, Томским. Ставилась задача увязать во едино "контрреволюционную деятельность" внутренних "заговорщиков" с плана ми ряда иностранных организаций осуществить уже в 1930 г. вооруженную ин тервенцию против СССР. Предрешая исход допросов, Сталин цинично писал: "Кондратьева, Громана и пару-другую мерзавцев нужно обязательно расстре лять".

В такой обстановке в августе того же года и был арестован Л. Б. Кафенгауз.

Ничего случайного, непредвиденного, как видим, тут не было. Подтверждают это и воспоминания сына. Из них мы узнаем, что летом 1930 г., когда началась новая волна репрессий, Лев Борисович и его друзья (экономисты из ВСНХ, Наркомзе ма, Госплана) не сомневались в близости ареста. "Папа, - вспоминает Н. Л. Ка фенгауз, - готовился к аресту. Мы с ним ездили по библиотекам и сдавали книги, которые он брал на дом;

12 августа по ВСНХ был приказ об его увольнении с вы дачей двухнедельного пособия. Но и это не выбило папу из колеи: он продолжал шутить, рассказывать различные истории о терроре Робеспьера во время Вели кой Французской революции".

Арест Л. Б. Кафенгауза повлек за собой печальные последствия для его новой книги - набор был рассыпан. Однако и в Бутырской тюрьме он продолжает ра ботать. Получив разрешение читать и писать, он просит о переводе в одиночную камеру, где работает над дополнительными главами к своей последней книге. Не обходимую литературу приносит жена, Софья Николаевна Кафенгауз. В резуль тате в январе 1932 г. были написаны четыре тетради, содержавшие материал по эволюции ряда отраслей промышленности с 1860 г. по 1885 г.

Судьба Льва Борисовича оказалась счастливее судьбы многих репрессирован ных ученых: он остался жив и в декабре 1932 г. до истечения срока ссылки вер нулся в Москву. Начались безнадежные попытки опубликовать "Эволюцию про мышленного производства". Как вспоминает Н. Л. Кафенгауз, Льву Борисовичу было предложено коренным образом переработать книгу - выбросить из нее весь статистический материал. В те годы статистические сведения были уже сек ретными, продолжить исследование в этом направлении, а тем более издать кни гу, стало окончательно невозможным. Возникали и другие проблемы. Попытка вернуться на работу в ВСНХ и МГУ оказалась по-детски наивной. Благодаря ис ключительной настойчивости и упорству в течение 1933-1936 гг. ему удавалось непродолжительное время читать лекции в Промышленно-экономическом ин ституте им. С. Орджоникидзе, заведовать кафедрой экономики черной металлур гии в Институте стали им. И. В. Сталина, сотрудничать в "Технической энцикло педии". После очередного увольнения с работы в начале 1937 г. ему после про должительных и унизительных хлопот удается поступить в Институт экономики АН СССР. Здесь с 27 сентября 1937 г. и до конца жизни он и проработал в долж ности старшего научного сотрудника. 4 июля 1940 г. после продолжительной болезни на 55-м году жизни Лев Борисович скончался. Похоронен на Введен ском кладбище в Москве. Реабилитирован в 1987 г.

Только теперь монографии Л. Б. Кафенгауза "Эволюция промышленного производства с 1887 по 1926/1927 г." суждено увидеть свет. Являясь ценным вкладом в исследование отечественной истории народного хозяйства, примером систематизации огромного статистического материала, дающего целостное представление о закономерностях промышленного развития России, она несо мненно окажет незаменимую помощь исследователям, работающим в этой обла сти. В основу настоящего издания лег сигнальный экземпляр книги с авторской правкой, сохранившийся в семейном архиве Н. Л. Кафенгауза. Используемая ав тором библиография по возможности проверена, уточнена и реконструирована в соответствии с современными нормами.

При подготовке к публикации "бутырских тетрадей", хранящихся в семейном Справка о реабилитации Л.Б. Кафеигара от 23 сентября 1987 г.

архиве Н. Л. Кафенгауза, была проведена проверка статистических данных и за полнены пробелы в них в соответствии с ссылками автора на источники. Все вне сенные в оригинал вставки и редакционная правка помечены квадратными скоб ками.

Данное исследование органически дополняют статьи Л. Б. Кафенгауза разных лет, посвященные хозяйственным и социальным вопросам отечественной исто рии. С точки зрения современных проблем России несомненный интерес пред ставляет включенная в издание программа экономического возрождения России, подготовленная предположительно в 1919 г. Л. Б. Кафенгаузом и Я. М. Букшпа ном для антибольшевистской организации "Национальный центр". Рукопись хра нится в Центральном архиве Федеральной службы контрразведки Российской федерации.

Включенная в издание рукопись "Баланс и потребление черных металлов в СССР" предоставлена Н. Л. Кафенгаузом.

Публикуемые в настоящем издании библиография изданных работ Л. Б. Ка фенгауза и биобиблиография дают представление о научном наследии ученого и могут служить основой для дальнейшего изучения.

Издание подготовлено рабочей группой в составе: д.э.н. Н. К. Фигуровская (руководитель группы), д.э.н. А. Н. Маркова (вступительная статья), д.и.н. А. М.

Велидов (комментарии), к.э.н. И. Л. Лунден (ученый секретарь, комментарии, библиография), к.э.н. В. А. Погребинская (комментарии), к.э.н. Е. Е. Хадонов (библиография, научно-вспомогательная работа), Ю. В. Кочетыгова (коммента рии), А. Н. Мельников (библиография), В. С. Виленская, к.и.н. В. Л. Телицын, Н. А. Мыларщикова (научно-вспомогательная работа). При написании предис ловия были использованы материалы д.и.н. В. С. Лельчука.

Рабочая группа благодарит д.т.н., полковника в отставке Николая Львовича Кафенгауза - сына Л. Б. Кафенгауза - за предоставленные материалы и постоян ную самоотверженную помощь в подготовке данного издания к печати, а также к.э.н. В. В. Симонова, Л. А. Овчинцеву, В. К. Южелевского, И. В. Знаменскую, Д. А. Блескова, Е. Н. Козлову и Е. И. Зеленскую за помощь в работе.

Почему нужна монография Л. Б. Кафенгауза "Эволюция промышленного производства с 1887 по 1926/1927 г".

Лев Борисович Кафенгауз принадлежит к числу видных русских ученых экономистов в области промышленной, торговой, ценовой, транспортной стати стики и демографии. Еще до Октябрьской революции были опубликованы его труды: "Синдикаты в русской железной промышленности", "Развитие русского сельскохозяйственного машиностроения", "Винокуренная промышленность".

Под его руководством составлен первый статистический Ежегодник города Москвы (1913 г.). После революции Л. Б. Кафенгауз сочетал научно-исследова тельскую, преподавательскую работу в вузах и практическую работу в ВСНХ, сотрудничал в редакциях газет. Им были опубликованы десятки работ, под его редакцией составлено и выпущено в свет восемь томов ежегодников по промыш ленности СССР с 1921 по 1927/1928 гг., в которых им написаны сводные статьи.

Под его редакцией и редакцией В. Е. Варзара в 1929 г. и 1930 г. были опублико ваны три части "Свода статистических данных по фабрично-заводской промыш ленности с 1887 по 1926 год" (I часть включала данные 1900 г., II - 1908 г., а III - 1912, 1913, 1915, 1920 и 1925/1926 гг.). Эти книги представляют собой пер вый том задуманного многотомного труда "Динамика российской и советской промышленности в связи с развитием народного хозяйства за сорок лет (1887 1926 гг.) ", в редколлегию которого входили В. А. Базаров, В. Е. Варзар, В. Г.

Громан (председатель редколлегии), Л. Б. Кафенгауз, С. П. Середа, С. Г. Струми лин, А. Б. Штерн. Предполагалось на основе этого богатейшего статистического материала подготовить монографии по ведущим отраслям промышленности (угольной, нефтяной, металлической, текстильной и др.), вопросам труда, сель скому хозяйству, транспорту. Завершить работу, должно было сводное исследо вание В. Г. Громана. Для подготовки такого труда была организована группа из 40 человек сотрудников аппарата ЦОС ВСНХ и ЦСУ под руководством В. Е.

Варзара и Л. Б. Кафенгауза. Статистическая отчетность была подготовлена в ав густе 1928 г. и сдана в набор. В 1929 г. и 1930 г. из печати вышли указанные вы ше три книги (части) первого тома.

В 1930 г. ГИЗом была подготовлена к публикации и монография Л. Б. Кафен гауза "Эволюция промышленного производства с 1887 по 1926 годы". Однако из-за ареста автора набор был ссыпан.

Оригинальность и новизна этой монографии состоит в том, что Л. Б. Кафен гауз избрал для исследования период истории хозяйства России, когда происходи ло революционное экономическое развитие, сопровождавшееся ломкой сущест вовавших производственных отношений, тогда как ведущие ученые - С. Г. Стру милин, П. И. Лященко и П. А. Хромов рассматривали в своих трудах историю хо зяйства, когда оно развивалось преимущественно эволюционным путем (само поддерживающимся и сознательно эволюционным). В избранный Л. Б. Кафенга узом период исследования Россия завершила промышленную революцию и пере жила три социальных революции. Такой срез анализа чрезвычайно актуален для сегодняшнего дня, когда осуществляется возврат к хозяйству, основанному на ры ночных отношениях.

Монография охватывает широкие хронологические рамки - 40 лет развития российской промышленности, что позволяет проследить длительные тенденции и выделить этапы, различающиеся характером происходящих процессов в струк туре промышленности, ее размещении, масштабах производства, внедрении до стижений НТП, источниках инвестиций, роли внешнеэкономических связей и др.

Публикация такой работы нужна потому, что в ней обобщен, систематизирован и проанализирован богатейший статистический материал. Здесь дается общий очерк эволюции промышленного производства, характеризуется развитие про мышленности в целом и ее основных отраслей (а их 34), выделены группы "А" и "Б", дан анализ их составляющих. Представлены темпы развития промышленнос ти в рамках означенных этапов. Исследование проведено в границах СССР на 1927 г. и в пределах всей бывшей империи, включавшей Польшу и Прибалтику.

По мере необходимости автором приводятся данные об экспорте-импорте разно образной продукции, отражается таможенная политика российского правитель ства. Таким образом, ни в одной из имеющихся публикаций по такой проблема тике подобного богатства статистических материалов нет.

В 1887-1927 гг. в истории России произошли события исключительной важности, охватывающие политическую, социальную, экономическую области.

В 90-х годах XIX в. экономика России переживала небывалый до того подъем, связанный с завершением промышленного переворота, темпы ее развития были высокими. Напротив, на рубеже веков ее потряс крупнейший экономический кризис, выход из которого был затруднен русско-японской войной, закончив шейся для России поражением. А в последующие военные 13 лет Россия пережи ла две буржуазно-демократические революции и, наконец, Октябрьскую рево люцию, приведшие в конечном итоге к слому капиталистической организации производства, несмотря на попытки Столыпина в 1906-1910 гг. реформировать.

экономическую систему путем разрушения крестьянской поземельной общины, а также на регулирующие мероприятия Царского и Временного буржуазного правительств в военные годы. Таким образом, материалы монографии дают воз можность проследить динамику промышленного производства в переломные моменты экономической истории России.

Актуальность публикации данного труда вызвана также тем, что из 40 лет, ох ваченных исследованием, только 25 лет экономика страны развивалась в услови ях, обеспечивающих нормальный воспроизводственный процесс, остальное время пришлось на кризисы и войны. Естественно возникал вопрос, возможно ли воз родить экономику после стольких дестабилизирующих потрясений, какие сроки для этого потребуются, откуда взять средства для выхода из кризисов и для восста новления разрушенных фабрик и заводов? Как обеспечить топливоснабжение предприятий, железных дорог, коммунальной сферы, когда, например, бакинская нефтяная промышленность находилась в кризисе почти 20 лет, а Донбасс не только подвергался разрушениям и кризисам, но и испытывал трудности из-за то го, что не выдерживал конкуренции?

Монография Л. Б. Кафенгауза дает обстоятельный ответ на эти вопросы, по скольку содержит материал по развитию всех ведущих отраслей промышленнос ти страны за 40 указанных лет. По любой отрасли, какую бы ни взять для иссле дования экономической истории России, здесь найдутся необходимый материал, статистические данные с объяснением причин характера динамики в тот или иной отрезок времени. Следует особо отметить научную добросовестность авто ра, который проделал трудоемкую работу по обеспечению сопоставимости при водимых данных. Случаи, когда она не достигает 100%, отмечены автором особо.

Есть в монографии и утвердительный ответ на самый трудный вопрос о возмож ности возродить промышленность при смене общественно-экономической сис темы. Это тем более важно подчеркнуть, что Л. Б. Кафенгауз был во многом не согласен с позицией большевиков и критиковал их в печати за допущенные ошибки в области национализации, продовольственной диктатуры, банковской политики и др. При анализе постепенного возрождения промышленности после многих лет ее разрушения Л. Б. Кафенгауз остается на объективных позициях, от талкиваясь прежде всего от достигнутых результатов.

В рамках вводной статьи не представляется возможным развернуто предста вить все многообразие содержащегося в монографии материала. На наш взгляд, несомненную ценность для исследователей экономической истории России пред ставляет характеристика различных этапов развития экономики страны с точки зрения факторов роста, внутренней структуры и социально-экономической орга низации. Автор выделил 6 этапов: промышленный подъем 90-х годов XIX в., пе риод кризиса и депрессии (1901-1908 гг.), предвоенный подъем 1909-1914 гг., промышленность во время войны 1914-1917 гг., промышленность в первый пе риод после революции (1917-1921 гг.), восстановление промышленности в 1921-1927 гг. Сначала дается общая картина хозяйственного развития России на конкретном этапе, затем анализ развития отраслей тяжелой промышленности, после этого - отраслей легкой промышленности. Завершается характеристика каждого этапа изложением итогов эволюции промышленного производства на данном отрезке времени.

Что же происходило в экономике России на каждом из этих этапов? В моно графии показано, что последние два десятилетия XIX в. в промышленной исто рии России занимают важное место потому, что именно в эти годы производство было радикально реорганизовано на основе новой техники. В России после за вершения промышленного переворота осуществляется капиталистическая индус триализация - отличительными приметами периода становятся машинная техни ка, механический транспорт (для магистральных перевозок) и минеральное топ ливо, тогда как в предшествовавший период, период раннего капитализма (60~ 70-е годы XIX в.) большая часть паровых котлов, железнодорожной сети, а также вся железная промышленность работали на дровяном топливе. В строительном деле преобладали древесные материалы, в химическом производстве - поташ и зола. В последние 15 лет прошлого столетия происходила широкая капиталисти ческая реконструкция российской промышленности, самыми существенными признаками которой являлась минерализация топливного баланса, расширение металлургического производства, а также быстрое развитие производства строи тельных материалов и основной химической промышленности. Минерализацией топливного баланса в 90-х годах были внесены коренные изменения в структуру промышленности. Широкое строительство, осуществлявшееся на этом этапе, ох ватило, главным образом, строительство железных дорог, городское и промыш ленное строительство.

Важное отличие этого промышленного подъема от подъема 70-х годов в том, что именно в последние 15 лет XIX в. в России создавалась тяжелая промышлен ность, что совпадало с общемировой тенденцией, обусловленной второй НТР.

Кроме того, если подъем 70-х годов был основан на потреблении иностранных полуфабрикатов и особенно иностранных металлов, то содержанием развития отечественной промышленности в течение 90-х годов следует считать, по мнению Л. Б. Кафенгауза, создание новой промышленности. Несмотря на то, что сель ское хозяйство оставалось отсталым, покупательная способность населения низкой, уровень накопления невысоким, в России в течение 90-х годов в итоге промышленного переворота фактически вырос "современно-капиталистический индустриальный фасад". Приток иностранного капитала на этом этапе обильно питал народное хозяйство России.

Предпосылкой минерализации топливного баланса в рассматриваемый пери од стало транспортное освоение Донбасса, который построенная сеть железных дорог соединила с промышленными центрами страны. Произошло изменение принципа размещения предприятий. Если раньше местоположение фабрик опре делялось наличием лесов, а размеры предприятий были сравнительно небольши ми, так как гужевая доставка дров рентабельна только на короткие расстояния, то теперь дальность перевозок каменного угля значительно увеличилась. Сооруже ние южной сети железных дорог стимулировало резкое возрастание добычи ка менного угля в Донбассе в 1887-1900 гг. Поэтому 90-е годы XIX в. Л. Б. Кафен гауз признает периодом возникновения в России крупной каменноугольной про мышленности.

Другая тенденция в изменении структуры топливного баланса этого периода возрастание потребления нефтяного топлива. При этом, если донецкий уголь шел на удовлетворение спроса своего района, то бакинская и грозненская нефть вывозилась для топливных нужд в центральные и другие индустриальные районы страны. В структуре переработки нефти произошли изменения в сторону увели чения "остатков", т.е. мазута, используемого как топливо, за счет снижения удельного веса светлых фракций. Одновременно повысилось потребление бензи на и смазочных масел. На нефтяное топливо были переведены прилегающие к Волге железные дороги, текстильная промышленность Верхневолжского райо на. Усилилось потребление нефтетоплива в мукомольной, маслобойной, хими ческой отраслях промышленности, расположенных на Северном Кавказе, в Сред нем и Нижнем Поволжье. Этим не исчерпывается анализ изменений в топливном балансе периода промышленного подъема 90-х годов. Л. Б. Кафенгауз исследует также топливоснабжение каждой из ведущих отраслей промышленности и сдви ги в их размещении. Если в период преобладания древесного топлива металло промышленность в большей своей части размещалась в лесных районах Ураль ского, Северо-восточного и Центрального районов, то в 1900 г. ситуация резко изменилась: ведущие позиции заняли металлургические заводы Юга, работающие на каменном угле. В результате этих преобразований доля дров в общем топливо потреблении страны упала к 1900 г. почти в 2 раза.

Иную картину представляла экономика России на следующем этапе, в 1901 1908 гг. В эти годы она подверглась самому крупному в истории дореволюцион ной России кризису. Автор показывает, что прежде всего кризис охватил нефтя ную промышленность, с успешным развитием которой на предшествующем этапе была связана минерализация топливного баланса страны. Теперь, в 1901- гг. эта отрасль вступила в полосу длительного упадка, из которого она не вышла вплоть до национализации в 1918 г. Ухудшение положения нефтяной промыш ленности в эти годы связано с кризисом сбыта, наступившим в 1901 г., когда вследствие интенсивного бурения скважин в Баку был достигнут резкий рост до бычи, что привело к переполнению рынка, сокращению спроса и падению цен на нефть. Цепочка сбытовых затруднений потянула за собой сокращение буровой деятельности, произошло падение производительности скважин.

Кризис, охвативший в 1901-1902 гг. южные заводы, привел к падению спроса на донецкий уголь в первую очередь со стороны железных дорог. В 1902 г. на блюдался наименьший уровень добычи угля в Донбассе и Подмосковном бассей не. Изменился и состав его потребителей: каменный уголь начали использовать железные дороги и промышленные предприятия северных районов, работавшие ранее на других видах топлива. В монографии проанализировано, как эти сдвиги повлияли на структуру добычи донецкого угля - в ее общем объеме увеличилась доля твердых антрацитов, более транспортабельных, чем жирные угли. Основным потребителем топлива были железные дороги, объем перевозок по которым воз рос в связи с эксплуатацией вновь построенных линий. В то же время промыш ленная депрессия обусловила снижение доли потребления топлива самой индуст рией.

В условиях рыночного хозяйства важное значение для развития добычи угля по районам имели эволюция цен и конкуренция между различными видами топ лива, т.е. между отраслями топливной промышленности. В этот исторический пе риод наиболее дешевым оказался уральский и сибирский угли, а потому их по требление росло быстрее всего. Динамика цен на нефть определяла соотношение потребления жидкого топлива и дров. Если до революции 1905 г. цены на нефть снижались и дрова было выгодно заменять нефтью, то после революции 1905 г.

дрова стали дешевле нефти, что вызвало переход части железных дорог с нефти на дрова. В то же время в металлургической и металлообрабатывающей промыш ленности потребление дров сократилось, что вызвало уменьшение производства на старинных заводах Уральского и Центрального районов. Не выдержав конку ренции с более современными южными заводами, они свернули производство.

Сократилось потребление дров в силикатной промышленности из-за падения производства кирпича и других строительных материалов в Центральном и Се верном районах, ранее потреблявших древесный уголь. Вследствие недостатка нефтяного топлива и роста цен перешли на дровяное отопление предприятия тек стильной промышленности Центрально-Промышленного района.

Л. Б. Кафенгауз показывает, что в целом процесс минерализации топливного баланса в годы кризиса и депрессии проходил медленно - падение потребления дровяного топлива было значительным только на железных дорогах. Однако удо рожание топлива и рост расходов предприятий на топливопотребление стимули ровали поиск путей к рационализации и усовершенствованию хозяйства россий ских фабрик. Несмотря на замедление роста производства, усилилась механиза ция промышленности, улучшились качество и эффективность заводских силовых установок, стали применяться паровые машины большой мощности и с более вы соким КПД, увеличились мощность паровых турбин и двигателей внутреннего сгорания, а также производство и потребление электроэнергии. Таким образом, кризис топливоснабжения обусловил необходимость поисков путей улучшения использования топливных ресурсов. Об этом можно судить, сопоставив общее количество сожженного в котлах топлива и объем энергии и полезной работы, произведенной ими. Если первый показатель сохранился в 1908 г. практически на уровне 1900 г., то второй значительно возрос.

На следующем этапе, охватывающем 1909-1914 гг., в экономике России на блюдался подъем, который называют предвоенным. По факторам и конкретным проявлениям он существенно отличается от подъема конца XIX в. Здесь на пер вый план автор выдвигает не иностранные капиталы (хотя они привлекались) и железнодорожное строительство, а возросшие внутренние ресурсы страны и рас ширение производства во всех областях народного хозяйства. За период депрес сии в стране шло накопление капиталов, которые из-за невозможности исполь зования в промышленной деятельности направлялись на кредитование торговых оборотов, рост оборотных капиталов, открывших возможность размещения ипо течных бумаг и государственных займов. К 1909 г., как показано в исследовании, количество свободных капиталов значительно превышало необходимый для нор мального развития народного хозяйства минимум оборотных средств, т.е. уже имелись предпосылки к изменению хозяйственной конъюнктуры. Этому способ ствовали, кроме того, высокие урожаи, охватившие из пяти предвоенных лет че тыре года (неурожайным был только 1911 г.). а также высокие цены на хлеб на мировом рынке, что обеспечило значительные доходы от его экспорта. Улучше ние положения в экономике страны обусловило рост емкости внутреннего рын ка и спроса на предметы потребления. Автор делает правильный вывод о том, что в годы предвоенного подъема развитие отраслей тяжелой и легкой промышлен ности было равномернее, тогда как в период широкой капиталистической рекон струкции, что отмечалось, тяжелая индустрия значительно опережала производ ство предметов потребления. В результате притока капитала, новых средств в эко номике России произошел общий рост строительной деятельности, но вместо железнодорожного преобладало промышленное, жилищное и коммунальное строительство.

Вместе с тем для этого периода, как подчеркивает Л. Б. Кафенгауз, характерны замедленные темпы минерализации топливного баланса и отставание топливной промышленности от потребностей страны. Здесь сказались тяжелое положение нефтяной промышленности, рост цен на нефть, что вызвало массовый переход потребителей на дрова и уголь. Выясняя причины такого положения, автор назы вает падение производительности скважин (ухудшение технических условий до бычи), крайне отсталое законодательство о порядке сдачи с торгов нефтеносных земель, а также деятельность монопольных фирм, сдерживающих добычу нефти в целях удержания высокого уровня цен на нефтяное топливо.

В то же время происходит изменение структуры нефтеперегонного производ ства - в группе вырабатываемых нефтепродуктов больше всего растет выработка автобензина, а также соляровых и смазочных масел. Такая ситуация в нефтяной промышленности влияла на динамику добычи каменного угля и привела к рас ширению круга его потребителей, увеличению спроса на твердые сорта антраци тов, увеличению дальности их перевозок. Крупнейшими потребителями камен ноугольного топлива оставались железные дороги, металлургические и сахарные заводы. На этом этапе, как отмечает Л. Б. Кафенгауз, была успешно решена про блема полного использования тешюпроизводительной способности антрацитов, для чего инженерами московских фабрик была освоена конструкция антрацито вых топок для паровых котлов. Ранее московские инженеры приняли наибольшее участие в совершенствовании нефтяных форсунок. Другим техническим новшест вом стало возникновение начальной стадии химической переработки отходящих газов, которые научились улавливать. Быстро росло в Донбассе производство смолы, аммиачной воды. В этом приняла участие бельгийская фирма Э. Коппэ, оборудовав крупнейшие заводы Донецкого бассейна для утилизации летучих га зов, получаемых при коксовании.

Поскольку к тому же на рассматриваемом этапе рост численности рабочих был выше, чем в 90-х годах, то в дореволюционной истории предвоенное пятиле тие Л. Б. Кафенгауз относит к периоду наиболее интенсивного развития россий ской промышленности.

Что касается размещения промышленности по районам, то наиболее сущест венным было увеличение удельного веса Центрально-Промышленного района и по численности рабочих, и по стоимости валовой продукции. В этом районе размещались все трудоемкие отрасли, общее производственное и транспортное машиностроение, электротехническая промышленность, химическая и др. Из других районов следует обратить внимание на Украину, которая при увеличении удельного веса по численности рабочих снизила долю в стоимости производства.

Такое положение объясняется тем, что в этом крае прежде всего развивались горное дело, основная химия и черная металлургия, выпускающие сравнительно недорогое промышленное сырье и полуфабрикаты. Повышение роли Северного Кавказа в промышленном производстве России обусловливалось ускоренным развитием здееь добычи антрацитов, новых нефтяных промыслов и отраслей, ос нованных на быстро растущем товарном сельском хозяйстве. Снижение роли За кавказья в численности занятых объяснялось отставанием бакинской нефтяной промышленности, хотя из-за резкого роста цен на нефть значение этого района в валовой продукции поднялось.

До сих пор считалось, что Россия к первой мировой войне не подготовилась.

Однако, по материалам монографии Л. Б. Кафенгауза, можно сделать вывод о том, что война началась в момент максимального развертывания производствен ной мощности российской индустрии. Накануне войны шло широкое капиталь ное строительство, машинное оборудование было обновлено, производственная мощность фабрик и заводов значительно расширена, на складах предприятий и торговых фирм для дальнейшего расширения производства были накоплены зна чительные запасы сырья, топлива, технических материалов.

Исследование эволюции промышленного производства России в период пер вой мировой войны охватывает 1914-1917 гг. Автор отмечает такие особенности этого периода, как экстремальность ситуации, отторжение от России Польского промышленного района, паралич деятельности предприятий западных губерний и Прибалтики, прилегавших к фронтам. Так как эти районы больше продукции поставляли внутрь страны, чем вывозили к себе, то вскоре после начала войны значительно сократилось снабжение страны промышленными товарами. Война вызвала прекращение внешнего товарообмена по Западной и Черноморской гра ницам. В течение всей войны связующим звеном с мировым рынком оставались Архангельск и Владивосток. Усугубляла положение недостаточная пропускная способность железных дорог, соединяющих эти порты с центром страны. Осо бенно отрицательно это сказывалось на возможности ввоза многотоннажных грузов, прежде всего каменного угля. Импорт практически всех товаров резко сократился. Только ввоз металлов и несельскохозяйственных машин сохранил высокие позиции;

они направлялись в основном на военные заводы. Усугубляло положение со снабжением то обстоятельство, что многие ввезенные в Россию че рез Архангельск и Владивосток грузы не были доставлены в Центр из-за транс портных трудностей и лежали на таможенных складах в течение нескольких лет.

В период войны особые трудности вызывало расстройство системы транспор та. Железнодорожная сеть уже накануне войны работала с перенапряжением. По этому она не смогла удовлетворительно справиться с требованиями, предъявляе мыми мобилизацией армии и перевозками воинских грузов. Сразу сократилось количество подвижного состава, годного для перевозок промышленной продук ции. Усугубило положение существенное изменение в направлениях грузовых по токов, увеличение пробегов грузов. В то же время потребности фронта обусло вили развитие металлообрабатывающих и химических заводов: были повышены затраты на новое оборудование и расширение мощности машиностроительных заводов, что позволило существенно увеличить производство моногидрата. В первые два года войны расширялась добыча угля в Донбассе, Подмосковье, Сиби ри. Кроме того, открывались новые фабрики, которые по численности занятых в них рабочих до 1917 г. превышали закрывавшиеся предприятия. Если учесть еще работу тех предприятий, мощность которых накануне войны использовалась не достаточно, то справедлив вывод автора о компенсации потерь производственной мощности вследствие отгоржения польских и прибалтийских фабрик. Ослабили кризис снабжения в первые полтора года войны хорошие урожаи технических культур (свеклы, табака, масличных семян и хлопка) в 1914 г. и 1915 г.

Однако в период войны наблюдался острый недостаток топлива. Это произош ло потому, что из-за резкого увеличения воинских перевозок и удлинения пробе га грузов возрос спрос на топливо со стороны железных дорог, а также на нужды промышленности, в то время как импорт каменного угля прекратился. Для реше ния топливной проблемы в апреле 1915 г. при МПС был образован топливный комитет (впоследствии "Осотоп"), который установил преимущественное снаб жение углем железных дорог и оборонных предприятий, распределял минераль ное топливо между потребителями, установил твердые и достаточно рентабель ные цены на топливо. Шахтеры были освобождены от призыва в действующую ар мию, для работы в рудниках привлекались военнопленные. Использование в угольных копях неквалифицированных рабочих привело в Донбассе к снижению производительности труда, а также росту расходов топлива на нужды самих ко пей. Нехватка топливных ресурсов в европейской части страны обусловила более высокий рост добычи во второстепенных районах Сибири, где разработка уголь ных пластов облегчалась их залеганием на небольших глубинах, что не требовало сложного оборудования.

Еще более ухудшилось положение с нефтью, главным образом, из-за сокраще ния объема буровых работ в Баку и трудностей доставки оборудования в Эмбин ский район, развитие которого началось накануне войны. Основной прирост до бычи жидкого топлива обеспечивался грозненскими промыслами, добывающи ми фонтанную нефть. В целом добыча развивалась неравномерно, а в 1917 г. ее объем не достигал уровня 1913 г. Прекращение экспорта продуктов переработки нефти (керосина, смазочных масел, бензина) отрицательно сказалось на работе нефтеперегонных заводов - они сократили объемы переработки сырья, увеличи ли выпуск нефтяных остатков, спрос на которые на внутреннем рынке был выше, чем на готовые продукты. Сократилась и добыча торфа, хотя число занятых на торфоразработках существенно увеличилось.

Так как покрыть потребности железных дорог и промышленности минераль ным топливом не удавалось, то, как показано в монографии, приходилось расши рять заготовку дров (она разрешалась даже в лесоохранной зоне), а также ущем лять снабжение населения. Осуществлять дровозаготовки в объеме, достаточном для полного удовлетворения потребностей, не удавалось из-за нехватки гужевых перевозочных средств, фуража, подвижного состава железнодорожного транс порта. Увеличивало потребление топлива на единицу полезной работы плохое качество дров, так как приходилось использовать сырые дрова с пониженной теп лотворной способностью.

Л. Б. Кафенгауз акцентирует внимание на том, что несмотря на военную обста новку усилилась электрификация производства, возросла выработка электро энергии, в связи с ростом городского населения возросла подача воды по водо проводам. Однако в целом произошла деминерализация топливоснабжения про мышленности - удельный вес дров в 1913-1917 гг. возрос в 1,5 раза.

В первый период революции, в который автор включает 1917 - 1921 гг., паде ние производства продолжалось до 1920 г. включительно. Рушились хозяйствен ные связи, основанные на разделении труда между районами. Прежде всего это сказалось на топливной промышленности Донбасса. Наименьшей добыча камен ного угля была в 1920 г. Кроме того, она была нерентабельной, так как значи тельная часть топлива шла на нужды самих копей. Резко ухудшилось качество обустройства рудников, оборудование пришло в негодность, вышли из строя шахтные вагонетки, резко упала производительность труда, снизилась дисципли на труда.

Лучше было положение во второстепенных бассейнах, удаленных от фронтов:

в Подмосковном (где добыча превысила к концу рассматриваемого периода до военный уровень), Уральском и Кузнецком. Но они не могли возместить падение добычи угля в Донбассе, а, кроме того, в 1918 г. и 1920 г. ввоз из Уральского бас сейна был полностью приостановлен.

Ухудшилось положение нефтяной промышленности. Наибольшие потери по нес Бакинский район, бездействовал Эмбинский. В Баку произошел переворот, и прекратилась эксплуатация большей части скважин, в районе Эмбы был затруд нен вывоз нефтетоплива, поэтому хранилища были переполнены, что сдержива ло развертывание эксплуатационных работ.

Для всей нефтяной промышленности характерно катастрофическое падение объема бурения, что вызывалось недостатком квалифицированных рабочих и ма стеровых, снижением производительности труда, расстройством транспорта. По этой причине больше, чем добыча, упал вывоз нефти из Астрахани внутрь стра ны.

В ходе гражданской войны советское правительство приняло меры к расшире нию заготовки дров и обеспечению их вывоза (построены лесовозные дороги, внедрены так называемые обезличенные перевозки, когда их маршруты определя лись не самими заготовителями, как прежде, а НКПС), поддерживало добычу торфа. Перевод железных дорог на дровяное отопление требовал переоборудова ния топок огромного количества подвижного состава и вел к повышению удель ного расхода топлива. Кризис с топливом особенно тяжело отразился на таких топливоемких отраслях, как металлургия, металлообрабатывающая, машиност роительная, химическая и другие отрасли.

Рассматривая восстановление промышленности в 1921-1927 гг., автор пра вильно отмечает, что важным фактором, способствующим его высоким темпам, явилось восстановление внутреннего рынка и денежного товарообмена, без кото рых невозможно обеспечить эквивалентные связи отраслей экономики в услови ях разделения труда между экономическими районами. Разрешение купли-прода жи хлеба сразу увеличило емкость внутреннего рынка для продуктов промыш ленности, приобретаемых сельским населением. Из года в год росла товарность сельского хозяйства. Наряду с возрождением сельского рынка быстро восстанав ливался внутренний городской рынок в результате оживления промышленности, торговли, роста зарплаты рабочих и доходов населения. Все это повышало спрос на промышленные изделия. Восстановлению промышленности способствовал перевод промышленных предприятий на хозрасчет, благодаря чему появилась возможность рациональнее использовать внутренние ресурсы, избавиться от не нужных материальных ценностей, улучшить сбыт и снабжение предприятий, при близить их к рынку.

С переходом к нэпу государство отказалось от натуральной оплаты труда, за менив ее денежной и внедрив сдельную, что вело к повышению производительно сти труда. К 1927 г. был достигнут ее довоенный уровень.

Рост производительности труда стал одним из самых важных факторов быст рого восстановления промышленности. В числе других факторов - укрепление финансового хозяйства, использование вновь организованными трестами средств, оборудования, сырья и материалов, находящихся до этого без движения, что ускорило их оборот;

восстановление кредитной системы, благодаря чему промышленность стала получать средства за счет их перераспределения между секторами экономики. До 1927 г. кредитные средства в большей своей части бы ли получены предприятиями, работающими для рынка. А вот в последующие го ды усилилось банковское кредитование отставших отраслей тяжелой промыш ленности - металлической и топливной. Восстановление изношенного оборудо вания и прирост основного капитала осуществлялись за счет бюджетного финан сирования и собственных накоплений промышленности. В течение всего восста новительного периода государство финансировало в первую очередь тяжелую промышленность, наиболее пострадавшую от войн и не имевшую возможности восстановить свои основные фонды за счет внутренних прибылей. При этом са мым крупным объектом государственного финансирования являлось электрост роительство. Кроме того, промышленность получала средства по займу хозяйст венного восстановления и от Центрального коммунального банка (они не вклю чались в банковское кредитование, и по своей природе ближе к бюджетному фи нансированию).

В эти годы советская промышленность практически не привлекала иностран ные средства, их доля в общей сумме новых капиталов составила, по данным Л. Б.

Кафенгауза, всего 3,2%. Таким образом, в отличие от дореволюционного перио да развитие советской промышленности обеспечивалось исключительно за счет внутренних ресурсов. В стране осуществлялись большие работы по расширению и реконструкции старых фабрик и началось планомерное строительство новых предприятий. В монографии содержится богатейший материал о затратах на ка питальное строительство по каждой отрасли промышленности (и группы "А", и группы "Б"). И если в первый период Октябрьской революции автор фиксировал внимание на многих ошибках советского правительства, то теперь подчеркивал преимущества планового хозяйства и социалистического регулирования, призна вая правильным первоочередное направление капитальных вложений в отрасли тяжелой промышленности, как основу индустриализации, несмотря на то, что это с частнохозяйственной точки зрения было малорентабельным. В каменно угольную, нефтяную и электросиловую отрасли было вложено 39% общей сум мы единовременных затрат. Второе место занимали металлургические, металло обрабатывающие, машиностроительные и электротехнические заводы, получив шие 20,7% всех вложений.

Промышленное производство было восстановлено в сравнительно короткий срок собственными силами, на новых социалистических началах и отчасти на но вой более совершенной технической базе.

Основное внимание советского государства было обращено на восстановление топливодобывающих отраслей. Благодаря значительным вложениям быстро на бирала темпы угольная промышленность - валовая добыча в целом по Союзу уже в 1926/1927 г. превысила довоенный уровень, а в 1927/1928 г. его перекрыли все районы страны. Наиболее успешно развивались второстепенные и новые бассей ны, тогда как Донбасс восстанавливался медленнее, вследствие чего снизился его удельный вес в общесоюзной добыче. Самыми высокими темпами развивался Подмосковный бассейн, затем сибирские бассейны, а также бассейны Уральско го, Среднеазиатского и Закавказского районов. В этом находила отражение реа лизация плана ГОЭЛРО, ориентировавшего на строительство электростанций вблизи местных и малоценных видов топлива.


Улучшалась организация производства - было рационализировано силовое хозяйство (многие силовые установки электрифицированы), сократился расход угля на собственные нужды копей, механизировалась добыча. Повысилось значе ние механической доставки из лав и штреков, особенно в Кизеловском бассейне.

Все эти меры обусловили повышение производительности труда, хотя довоенного уровня в Донбассе по этому показателю достичь к 1927/1928 г. не удалось.

По сравнению с восстановлением угледобычи отставал выжиг кокса, особенно пострадавшего в годы гражданской войны, хотя и здесь наметился подъем. В Дон бассе вступили в строй две новые коксовые батареи, оборудованные по новейшим образцам.

Были полностью реконструированы старые нефтяные промыслы, вводились в эксплуатацию новые. Особенно быстро развивалась добыча в Грозненском райо не, удельный вес которого в общесоюзной добыче поднялся. Произошли измене ния в технике добычи - усилилась механическая добыча при постепенном сниже нии тартального способа, а также распространилась добыча глубокими насоса ми. Насосная эксплуатация обеспечила существенный эффект - снизилась по требность в рабочей силе и повысилась производительность труда, снизился удельный расход энергии, появилась возможность возобновить бездействующие скважины, что при желобочном способе было невыгодным, нерентабельным.

Все это дало снижение стоимости эксплуатации. В этом же направлении действо вала и электрификация промыслов. В области бурения утвердились такие новые более рациональные и дешевые способы, как вращательный, вытеснивший канат ное и штанговое бурение.

Существенное развитие получила нефтеперерабатывающая промышленность.

Она не только превысила довоенные объемы производства, но и изменила ассор тимент вырабатываемых продуктов. Резко возрос выпуск бензина, снизилась доля выпуска нефтяных остатков, расширился экспорт нефтепродуктов.

В нефтяной промышленности были проведены новые строительные работы построены два нефтепровода (Баку-Батуми, Грозный-Туапсе), два нефтеперера батывающих завода (в Баку и Грозном), электростанции.

Из местных видов топлива особенно интенсивно развивалась добыча торфа, что также было связано со строительством электростанций в районах добычи этого энергоресурса.

В целом топливная промышленность перешагнула довоенный уровень и по объему добычи, и по качественным показателям. Прогрессировала структура топливного баланса за счет почти двухкратного роста удельного веса минераль ною топлива и снижения доли дров. Минерализация практически всех отраслей промышленности осуществлялась, главным образом, за счет каменного угля.

Только в текстильной промышленности дрова оставались преобладающим видом топлива, здесь также несколько повысился удельный вес потребления торфа.

Значительной была доля торфа в потреблении электростанций. Электростанции добились улучшения показателей теплосилового хозяйства, сокращения удельно го расхода топлива на единицу вырабатываемой электроэнергии за счет переобо рудования силовых установок.

Планомерное выполнение заданий ГОЭЛРО нашло отражение в вводе в экс плуатацию большого числа новых районных и сельских электростанций. Таким образом, восстановление промышленности было осуществлено на новой энерге тической основе при расширении добычи топлива, минерализации топливного баланса, централизации снабжения топливом и энергией.

Из отраслей тяжелой промышленности отставало развитие металлургической промышленности - она в наибольшей степени пострадала в период империалис тической и гражданской войн. Кроме того, ее восстановление требовало огром ных средств, какими страна в тот период не располагала.

Процесс восстановления легкой промышленности существенно отличался от процесса восстановления тяжелой индустрии. Эти отрасли были более развиты до войны. Они меньше пострадали от разрушительных действий, менее продол жительным был период их бездействия, их восстановление менее капиталоемко и менее сложно, так как проще техническая структура. Восстановление происходи ло по мере роста и улучшения снабжения сырьем. А производство технических культур и промышленного сырья росло быстрее, чем общий объем сельскохо зяйственного производства. Кроме того, в 1925 г. и 1926 г. сказались повышение урожайности и высокие сборы технических культур.

Период с 1921 г. по 1927 г. автор по существу разбивает на 2 подпериода: - 1925 гг. - собственно восстановительный период и 1925/1926 - 1926/1927 гг.

Хотя в эти два года работа промышленности основывалась на использовании ста рого капитала, но уже осуществлялись значительные вложения в частичное пере оборудование и реконструкцию предприятий, существенно увеличивающие их мощности. Поэтому эти два года автор характеризует как восстановительно- ре конструктивные. В результате изменилась техническая и организационная струк тура промышленности, произошла концентрация производства - размеры пред приятий увеличились, их число сократилось. Претерпела изменения структура промышленности - по численности занятых значительно возрос удельный вес тя желой промышленности, главным образом, за счет топливной, горной и метал лургической отраслей. Этот же фактор повлиял на снижение показателя валовой продукции, поскольку преимущественно развивались малоценные местные виды топлива. Вырос удельный вес валовой продукции легкой промышленности, что объясняется прежде всего развитием кожевен но-обувной и швейно-трикотажной отраслей за счет вытеснения мелкою кустарного производства и реконструкции ряда производств.

С точки зрения сдвигов в размещении производства по районам следует отме тить усиление роли Центрально-промышленного района за счет интенсивного развития добычи торфа, подмосковного каменного угля, кожевенной и шерстя ной, а также деревообрабатывающей промышленности.

Повысился удельный вес украинских промышленных центров, при чем в ос новном за счет создания новых производств - кожевенно-обувной, по обработке животных продуктов, смешанных волокнистых веществ, производства одежды и предметов туалета. Из отраслей тяжелой промышленности значительно возрос ло значение Украины в области электротехнической промышленности и некото рых отраслей металлообрабатывающей промышленности, часть предприятий ко торых была перенесена сюда из Польши и Прибалтики.

Сопоставляя дореволюционный и послереволюционный периоды эволюции промышленного производства, автор признает преимущества плановой системы, оказавшейся способной на том историческом этапе справиться с хаосом и раз рухой.

Подводя итоги, следует еще раз подчеркнуть непреходящее научное значение монографии Л. Б. Кафенгауза. Тщательно выверенные данные о промышленном развитии страны позволят внести уточнения во многие современные публикации и недостаточно обоснованные выводы о его характере, исторических этапах и итогах, составят статистическую базу последующих исследований.

Особый интерес представляют статистические данные и графики, показываю щие быстрое восстановление промышленности в период нэпа. Они помогают оп ровергнуть некомпетентные суждения, пытающиеся отрицать определенный эко номический прогресс в этот период. Аргументированные оценки экономических процессов середины 20-х годов при всем отличии современной обстановки могут послужить одним из источников для творческого использования при выработке современных хозяйственных решений. Во всяком случае при формировании со временной экономической политики далеко не излишними окажутся точные данные об историческом пути промышленного развития страны, о результатах нэпа.

А. Н. Маркова Титульный лист монографии "Эволюция промышленного производства с 1887 по 1926/27 гг."

Предисловие Предлагаемая работа представляет собой статистико-экономическое исследо вание эволюции промышленного производства за 40-летний период с конца 80-х годов прошлого века и до 1926/1927 г.

В данном исследовании автор ставил себе сравнительно ограниченную задачу - дать общий статистический очерк эволюции промышленного производства, т.е.

характеристику развития основных отраслей, изменение во взаимоотношении между ними, общее направление и темпы развития промышленности в разные пе риоды.

Главной особенностью нашей работы является то обстоятельство, что мы ве дем свое исследование на основе новой разработки массового статистическо го материала и по такому плану, какой не охватывался старыми работами.

Конкретный материал, положенный в основу дореволюционных работ, естест венно, устарел и не соответствует современным требованиям. Помимо того, что эти исследования не основаны на таком сплошном и по одному методу обрабо танном статистическом материале, как наше исследование, в основе большинства из них лежат практические запросы далеко ушедшей от нас дореволюционной эпохи.

В предлагаемой работе автор стремился подвергнуть новому исследованию ма териалы о нашей дореволюционной промышленности, исходя из теоретических и практических запросов современной экономической мысли. В этом отношении мы прежде всего положили в основу нашей работы изучение промышленности в границах современного СССР, помимо того, что такое изучение дает возмож ность сравнительного исследования развития промышленности до революции и в советский период, необходимо указать, что эволюция промышленности окраин ных государств, и особенно Польши, во всех отношениях отличается от эволюции промышленности, расположенной на советской территории, и поэтому суммар ные итоги по всей бывшей империи представляют собой в значительной своей ча сти только механическое суммирование качественно разнородных величин.


Далее мы ведем наше исследование по двум основным группам, на которые мы в настоящее время разбиваем нашу промышленность, по так называемой тяжелой и легкой промышленности, условно понимая под тяжелой промышленностью совокупность тех отраслей, которые в преобладающей части выпускают средства производства, а под легкой промышленностью - совокупность тех отраслей, ко торые в преобладающей части выпускают предметы непосредственного потреб ления. Распределение отраслей на эти две группы произведено нами примени тельно к современному делению наших промфинпланов на группы "А" и " Б ", и, таким образом, мы получаем возможность сопоставления динамики современ ной и довоенной промышленности не только в общих итогах, но и по этим двум основным разделам.

Период, на который распространяется наше исследование, охватывает целый ряд этапов, качественно отличающихся друг от друга.

Мы стремились дать законченную характеристику эволюции производства в зависимости от особенностей каждого из этапов, пройденных нашей промыш ленностью, и поэтому весь конкретный материал расположен нами по указан ным периодам. Такое исследование по отдельным периодам дает возможность сравнительного изучения современного промышленного развития с довоенным в отдельные периоды его развития: например, представляет большой теоретичес кий и практический интерес сравнительное изучение периода подъема и реконст рукции советской промышленности с периодами подъема 90-х годов и предвоен ным пятилетием как по факторам развития, так и по внутренней структуре и со циально-экономической организации.

В зависимости от особенностей экономической конъюнктуры и политичес ких условий мы делим эволюцию нашей промышленности за последние сорок лет на следующие периоды:

I. 1885-1900 гг. - период широкой капиталистической реконструкции;

II. 1900-1908 гг. -период кризиса и замедленного роста;

III. 1909-1914 гг. - предвоенный промышленный подъем;

IV. 1914-1917 гг. - военный период;

V. 1917-1920 гг. - разрушение капиталистической промышленности во время революции и положение ее в период "военного коммунизма";

VI. 1921-1927 гг. - восстановление промышленности на началах социалисти ческой организации производства и первые моменты ее коренной реконструк ции.

Л. Кафенгауз Глава первая ПРОМЫШЛЕННЫЙ ПОДЪЕМ 90-х ГОДОВ XIX СТОЛЕТИЯ В промышленной истории России последние два десятилетия XIX в. занимают исключительное место, ибо в течение этого периода промышленное производст во было радикально реорганизовано на основах новой техники.

Новейший период нашего промышленного развития, основанный на машинной технике, механическом транспорте и минеральном топливе, ведет свое начало со второй половины XIX в. Паровые двигатели получают уже широкое распростра нение в промышленности в течение первых трех десятилетий этого периода, с 50 х по 80-е годы;

с конца 60-х годов усиливается железнодорожное строительство, и к 1880 г. общая длина нашей железнодорожной сети составляла уже 22179 км 1.

Однако новые предприятия, организованные в течение этих трех десятилетий, не внесли еще коренных изменений в структуру всей нашей старой промышлен ности, развивавшейся в XVIII в. и в первой половине XIX в., ибо большая часть но вых предприятий работала на древесном топливе и пользовалась большей частью теми же строительными материалами и промышленными полуфабрикатами, на которых была основана старая промышленность. В 70-х годах большая часть па ровых котлов, работавших в промышленности, отапливалась дровами. Точно так же большая часть новой железнодорожной сети работала на древесном топливе.

Долее вплоть до 80-х годов русская железная промышленность была основана на старой технике древесно-угольной металлургии, характерной для XVII и XVIII вв.

В строительной технике преобладали древесные материалы, и применение портланд-цемента только начиналось. Наконец, характерным для преобладания приемов раннего капитализма в течение 60-х и 70-х годов является широкое при менение поташа и золы в качестве химического реагента и незначительное при менение соды.

Широкая реконструкция нашей промышленности на началах новой техники наступила только в течение последних 15 лет XIX в., т.е. когда у нас развилась в достаточных размерах добыча минерального топлива, коксового чугуна, цемента, соды и новейших химических материалов.

В течение этого периода по всей стране было проведено широкое строительст во, которое заложило производственно-технический фундамент новой промыш ленной экономики. Это строительство проявилось, главным образом, в трех об ластях: строительстве железных дорог, городском строительстве и промышлен ном строительстве.

Несомненно, что в течение этого времени значительные капитальные затраты были произведены и в сельском хозяйстве: показателем последнего является рост потребления сельскохозяйственных машин, расширение площади технических культур и т.д Однако особенность капитального строительства в сельском хозяй стве 80-х и 90-х годов состояла в том, что оно было основано в большей своей ча Россия в конце XIX века. Под общей редакцией В.И. Ковалевского. СПб.: Изд. Министерства финан сов, 1900 С. сти на натуральных накоплениях внутри сельского хозяйства и на потреблении материалов, производящихся силами того же крестьянского хозяйства и отчасти сельского ремесла и сельской кустарной промышленности.

Землеустроительные и мелиоративные работы, дорожное, сельское жилищ ное строительство, многочисленные производства по первичной переработке на месте сельскохозяйственных продуктов - все эти капитальные затраты, которые в общей своей сложности по всей стране выражались в весьма значительных циф рах, в этот период сравнительно мало были связаны с работой крупной промыш ленности, ибо преобладающая часть этих затрат осуществлялась силами кресть янского хозяйства и сельского ремесла в виде заготовки лесных и прочих строи тельных материалов, производства земляных и строительных работ и т.д.

Потребление изделий крупной промышленности для пополнения основных капиталов сельского хозяйства было крайне незначительно, и поэтому спрос со стороны деревни 90-х годов не мог служить существенным фактором промыш ленного развития страны.

Решающим фактором для промышленного развития этого периода и возбуди телем в годы подъема явились широкие строительные работы в указанных трех областях: железнодорожной, городской и промышленной.

Состояние материалов не позволяет точно определить удельный вес каждого из указанных видов строительства, однако на основании косвенных источников можно с достаточной достоверностью сказать, что в течение изучаемого нами пе риода преобладающее значение имело железнодорожное и промышленное стро ительство.

В течение предшествующего периода подъема 70-х годов мы также имели на личие значительного железнодорожного и промышленного строительства, но этот подъем был основан в главной своей части на потреблении иностранных полуфабрикатов и в особенности иностранных металлов. Слабое развитие добы чи минерального топлива, выплавки черных металлов, производства строитель ных материалов и основных химических реагентов являлось наиболее существен ным препятствием к развитию нашей промышленности в течение первой четвер ти века после реформы 1861 г., ибо работа на иностранных основных полуфаб рикатах и топливе для большой страны крайне удорожает производство и огра ничивает его размеры.

Проблемы, которые стояли перед нашей промышленностью, состояли в созда нии собственного производства основных полуфабрикатов и строительных мате риалов, спрос на которые был обеспечен, ибо они ввозились из-за границы в больших размерах. Поэтому основным содержанием развития нашей промыш ленности в течение последних 15 лет XIX в. следует считать создание новой тяже лой промышленности.

II Отличительной чертой промышленной организации в период раннего капита лизма является преобладание древесного топлива. В этом отношении наши фаб рики носили черты раннего капитализма даже тогда, когда они уже в значитель ной мере пользовались механическими двигателями.

Так, в конце 70-х годов прошлого века на территории современного Союза было учтено 3710 фабрик с паровыми двигателями, на которых работало паровых машины мощностью в 92569 л.с. и 511 локомобилей мощностью в т.e.: преобладающая часть котлов этих машин отапливалась дровами, как это вид но из нижеследующих данных :

Вид топлива Количество Вид топлива Количество котлов котлов Дрова 5526 Прочее топливо Каменный уголь Смешанное топливо Торф Нефть Итого 38 Потребление древесного топлива повлияло также и на внутреннюю структуру старой русской промышленности: оно определяло местоположение фабрик в лесных районах, оно ограничивало размеры фабрик, ибо гужевая доставка дров рентабельна только на коротких расстояниях.

Несмотря на то, что добыча угля и нефти существовала в известных размерах и в первой половине XIX в., широкое применение минерального топлива в промы шленности начинается только в 80-х годах, после того как Донецкий бассейн был прорезан сетью железных дорог и соединен с промышленными центрами страны.

Курско-Харьково-Азовская железная дорога, пересекшая западную часть Донец кого бассейна, была открыта в 1869 г.;

железная дорога Козлов-Воронеж-Ростов прошча через восточный антрацитовый район в 1868-1871 гг. Харьково-Нико лаевская и Лозово-Севастопольская дороги, открытые в течение 1871-1873 гг., дали выход донецкому углю к Черному морю. Фастовская дорога в 1876 г. соеди нила Донецкий бассейн с районом сахарных заводов. Донецкая дорога, открытая в 1878 г., прошла вдоль по всему бассейну и соединила большую часть бассейна со всей сетью железных дорог страны. Наконец, Екатерининская дорога, откры тая в 1884 г., соединила Донецкий бассейн с Криворожьем и создала возмож ность развития современных металлургических заводов.

В течение этого периода постройки Южных дорог добыча угля в Донецком бассейне возросла с 256318 т. и 1870 г. до 1882877 т. 1885 г.3* После сооруже ния южной сети дорог добыча каменного угля стала быстро возрастать [табл.1.].

Как видно из приведенных данных, почти весь прирост добычи каменного угля за этот период приходится на Донецкий бассейн.

Кроме того значительный рост обнаружили также Уральский и Сибирский районы, в которых добыча угля развилась п полосе вновь проведенных железных дорог: однако в изучаемый период удельный вес этих районов был крайне незна чителен.

При общем росте добычи угля во всех районах страны только один Подмос ковный бассейн обнаружил заметное падение.

В 70-х годах, когда в Центрально-промышленном районе остро ощущался не достаток в топливе и когда на рынке еще не было ни донецкого угля, ни нефти, потребление подмосковного угля начало было заметно расширяться в южной ча сти района;

в связи с этим добыча угля в Подмосковном бассейне в течение 70-х годов значительно возросла;

так, в 1870 г. в Подмосковном районе было добыто 83188 т. угля, в 1875 г. добыча возросла до 387539 т, а в 1879 г. - до 468321 т. С этого года начинается перелом в сторону упадка Подмосковного бассейна.

Появление на рынке дешевой нефти и южного угля ухудшило конъюнктуру для подмосковного угля, техника сжигания которого в то время еще не была до Материалы для статистики паровых двигателей в Российской империи. СПб.: Изд. Центрального статис тического комитета, 1882.

Сборник статистических сведений о горнозаводской промышленности России в 1908 г. Пг.: Изд. Горного ученого комитета, 1917. Ч.1. С.536- 538.

статочно развита. В последующий период добыча подмосковного угля стала па дать и достигла минимального уровня в 1896-1898 гг. К концу столетия добыча вновь несколько повышается, однако все же остается на уровне значительно бо лее низком, чем она была в конце 70-х годов.

[Таблица 1.] Добыча каменного угля и антрацита по районам (в тыс г} Уральский Донецкий Подмосковный Прочие районы Итого по СССР Годы 1887 2055,5 288,1 163,3 42.1 2549, 2240.2 276,2 208,9 46, 1888 2772, 1889 59, 3110.1 306,3 262.7 3738, 3001,7 233,7 249,4 60,1 3544, 1891 66, 3139,5 180,5 245,5 3631, 3571,9 179,7 59, 1892 252, 4446, 1893 3928.6 78, 179,3 260, 1894 4846,2 194,0 278,6 90.5 1895 4886,5 166,4 288,8 5417, 84, 1896 5106,8 157,8 365,2 5714. 1897 6793,5 356,2 86,4 7438, 202, 7565,9 8220, 1898 161,5 385,8 107. 9218, 1899 224,2 197,1 10002, 362, 1900 11002,0 288,5 371,7 369,3 12031, Мы не останавливаемся на характеристике Домбровского района, так как до быча и потребление этого угля почти целиком обусловливались специфически ми хозяйственными условиями Польши;

в пределах современного Союза почти весь прирост добычи угля в изучаемый период приходится на Донецкий бассейн.

Главным фактором роста добычи в этом районе явился спрос со стороны желез ных дорог, металлургических заводов и местного потребления. Это обстоятельст во оказало значительное влияние на развитие Донецкого бассейна.

Дело в том, что разработка Донецкого района началась в восточной антраци товой части бассейна, и до 70-х годов в общей добыче угля преобладала добыча антрацитов;

так, в 1870 г. из общей добычи угля в 327610 т 229327 т приходи лось на антрацит и только 98283 т на каменный уголь.

Проведение железных дорог и появление металлургических заводов дали ре шительный перевес западной части бассейна и вызвали рост добычи каменного угля в ущерб антрациту. Металлургические заводы, естественно, стали потреблять коксующиеся угли: первый крупный металлургический завод Новороссийский в Юзовке (ныне Сталино) построен на месте залегания курных углей. Что же каса ется железных дорог, то они строились по европейским образцам, согласно ко торым паровозы отапливаются курными углями, и предъявили спрос, главным образом, на курные угли4.

Кроме того, в западных районах каменный уголь не имел серьезных конкурен тов, которые могли бы поставлять более дешевое топливо, между тем как восточ ные антрацитовые районы встречали конкуренцию дешевого нефтяного топлива.

Донецкий антрацит и техника применения его в промышленности. Сборник под общей ред. М П. Тер Давыдова. Харьков: Изд. Постоянной Комиссии по антрацитовой промышленности при Совете съезда горнопромышленников Юга России. 1915. С. 4-5, 191.

Вследствие этого период возникновения крупной каменно-угольной промыш ленности сопровождался несколько односторонним ростом добычи курных уг лей в ущерб антрацитам, как показывает нижеследующая таблица добычи угля и антрацита по всей стране (в тыс. т) [табл. 2].

[Таблица 2| Годы Каменный Антрацит Годы Каменный Антрацит уголь уголь 1887 454, 2094.5 1894 4615,8 793, 1888 2255,6 516,4 1895 4695,5 721, 1889 3014,4 724,1 1896 4918,5 795, 1890 2947,3 597,6 1897 982, 6456, 1891 2966,3 665,2 1898 7323,2 897, 1892 3431,1 632.4 1899 8957,0 1045, 1893 3755,9 691,0 1900 1172, 10859, В 1887 г. в общей массе добытого донецкого угля 82,2% приходится на долю жирных углей и 17,8% - на долю антрацитов;

в 1895 г. доля антрацитов падает до 13,3%, а в 1900 г. - до 9,7%.

Главные массы угля, вновь добытого в Донецком бассейне, нашли себе потре бителей в тех новых предприятиях, которые возникли в этот период: железнодо рожных, металлургических, металлообрабатывающих, силикатных и химических.

Нижеследующая таблица дает распределение вывоза топлива из западной час ти Донецкого бассейна по потребителям во второй половине 90-х годов (в тыс.

вагонов) [табл. 3].

[Таблица 3] 1896 г.

Категория потребителей 1898 г. 1899 г.

1897 г. 1900 г.

Металлургические заводы 96358 150009 217960 Железные дороги 108190 138204 143893 Сахарные заводы 28737 30744 28232 Пароходства 17270 24343 18425 Соляные копи 4994 5596 6311 Газовые заводы 6189 4274 5383 Машиностроительные заводы — — — — Прочие фабрики 135554 110012 163314 Города — Прочее частное потребление — — — Итого 371750 527007 Первое место и по абсолютным размерам потребления донецкого угля и по темпу развития этого потребления занимают южные металлургические заводы;

за ними следуют железные дороги: в общем вывозе металлургические и машино строительные заводы и железные дороги занимают в 1900 г. 62,1%;

что же каса ется остальных потребителей, то они в преобладающей своей доле состоят из фа брик и заводов Южного района, Черноморского пароходства и местного город ского потребления.

В приведенную таблицу вывоза из "западной части" Донбасса не вошли данные о вывозе антрацита, однако последний составлял всего только 12% общей добы чи;

кроме того, антрацит потреблялся также в преобладающей части в районе до бычи.

Потребление донецкого угля за пределами своего района и в старых индустри альных центрах в этот период было крайне незначительно, по данным о вывозе донецкого угля по железным дорогам за последнее пятилетие 90-х годов свыше 90% всего вывоза назначалось на станции Екатерининской, Курско-Севасто польской, Юго-Восточной, Юго-Западной и Харьково-Николаевской железных дорог, на остальные дороги вывозились незначительные количества угля, так, в 1896 г. из общего количества 5716,8 т на Московско-Киево-Воронежскую и Московско-Курскую дороги было назначено всего 209,7 т, а в 1900 г. из общего количества вывезенных 11695,7 тыс. т на эти две главные дороги, выходящие за пределы Южного района, было назначено всего 900,9 тыс. т, т.е 8% Таким образом, следует признать, что добыча каменного угля в течение изуча емого периода развилась, главным образом, в связи с возникновением новых предприятий, специально рассчитанных на потребление каменного угля, и толь ко в незначительной части за счет вытеснения древесного топлива.

В какой мере слабо распространялось потребление угля вне своего района и вне железнодорожного потребления показывает низкий уровень потребления каменного угля в старом Центрально-промышленном районе;

так, в 1900 г. про мышленными предприятиями Центрального района было потреблено всего 4298,2 тыс.т топлива (в переводе на каменный уголь) и из этого количества толь ко 329,9 тыс.т, или 7,7% приходилось на каменный уголь и кокс.

Вытеснение исконного древесного топлива из старых районов выпало у нас в этот период на долю не угля, а нефти.

Новая нефтяная промышленность ведет свое начало с 1873 г., когда была уничтожена откупная система и нефтяной промысел стал свободным. В Бакин ском районе скоро после этого возникло несколько крупных предприятий, кото рые быстро двинули вперед нефтяное дело: так, в 1874 г. общая добыча нефти по всей стране составила только 85,3 тыс. т, к 1880 г. добыча нефти возрастает до 352,1 тыс. т, а в 1885 г. - до 1904,4 тыс. т.

В течение первого десятилетия нефтяная промышленность развивалась как ке росиновая по преимуществу.

Еще в 1880 г. потребление иностранного керосина в России было 23799 т ке росина, в то время как вывоз керосина из Баку на внутренние рынки составил 128730 6. При таких условиях главное внимание руководящих нефтяных пред приятий было направлено на развитие производства керосина, торговли им внут ри страны и за границей. В 1882 г. прекращается ввоз в Россию иностранного ке росина, а к 1887 г. при добыче нефти в 2733,4 тыс. т отправка керосина из Баку на внутренние рынки выражалась уже в размере 409512 т, а вывоз за границу 193290 т.

При крайне быстром росте керосинового дела другие отрасли нефтеперегон ного производства в течение этого первого периода оставались в тени. Производ ство смазочных масел в Баку стало заметно развиваться только во второй поло вине 80-х годов, а использование мазута как топлива не получило еще широкого распространения.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 24 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.