авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 14 |
-- [ Страница 1 ] --

Е'П'Ллексеева

АКАДЕМИЯ НАУК СССР

ОТДЕЛЕНИЕ ИСТОРИИ

НАУЧНЫ Й СОВЕТ ПО К О О Р Д И Н А Ц И И Н А У Ч Н О -И

С С Л ЕД О ВА ТЕЛ ЬС КИ Х РАБОТ

В О БЛ АСТИ В О С ТО К О ВЕД ЕН И Я

К А РА ЧА ЕВ О -Ч ЕРК ЕС С К И Й Н А У Ч Н О -И С С Л Е Д О В А Т ЕЛ ЬС К И Й ИНСТИТУТ

Э КО Н О М И К И, И С ТО РИ И, Я ЗЫ К А И Л И Т Е РА Т У РЫ

Е. П. Алексеева ДРЕВНЯЯ И СРЕДНЕВЕКОВАЯ ИСТОРИЯ КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕСИИ (В опроси этнического и социально-экономического развития) И ЗД А Т Е Л Ь С Т В О «НАУКА»

ГЛАВНАЯ Р Е Д А К Ц И Я ВОСТОЧН ОЙ Л И Т Е РА Т У РЫ Москва Ответственный редактор' \ Е. И. К Р У П Н О В I 2368к • KZGZ с- В Л А С Т Н А Я * Г'-.отЕ«А В монографии Е. П. Алексеевой освещаются вопросы этни­ ческой и социально-экономической истории древнего и сред­ невекового населения, проживавш его на территории верховьев Кубани и Зеленчуков, которая ныне входит в состав К ар а­ чаево-Черкесской автономной области.

ПРЕДИСЛОВИЕ Н а ч и н а я с эпохи создания мифов о П ром етее и легендарной К о л ­ хиде, почти во все периоды писаной истории многонациональный К а в ­ к а з п ривлекал внимание пытливого человечества. И тем не менее о б ­ щ а я н аучная история всего К ав казс ко го переш ейка до сих пор еще не создан а. По ряд у причин вплоть до н аш и х дней К а в к а з по-прежнему остается своеобразны м «этнографическим музеем», полностью еще не изученным во всех аспектах человеческих знаний.

Существенной особенностью К а в к а з а является концентрация на сравнительно небольших территориях этого сказочного кр а я м н ож е­ ства язы ков и народов, история которых окончательно научно не иссле­ д ована. К таким регионам относится не только прославленный Д а г е ­ стан, эта «гора языков», не р а с к р ы в ш а я всех своих исторических тайн, но и другие м икрорайоны К ав каза.

О дна из таких ж ем чуж и н К а в к а за, по своим природным особенно­ стям в некоторых отношениях д а ж е п ревосходящ ая Ш вейцарские Альпы,— это ж и вопи сн ая К ар ач ае в о -Ч ер к есс к ая автоном ная область, расп о л ож ен н ая в предгорной и горной зоне С еверо-З ап ад ного К ав к аза.

П о территории она невелика: ее п ло щ ад ь не превы ш ает 14,5 тыс. к в а д ­ ратны х километров;

население с о с т а в л я е т ’ нё более 350 тыс. человек.

Н о гл ав н а я историческая специфика этой сравнительно маленькой области зак л ю ч ается в том, что в состав ее основного населения вхо­ д ят четыре разн о язы ч ны х народа: ка р ач аев ц ы, черкесы (древние а д ы ­ ги), аб ази н ы и ногайцы, причем ка р а ч а е в ц ы и ногайцы п редставляю т тюркскую язы ковую семью, а черкесы и а б а з и н ы —-ады го-абхазскую группу к авк азск ой семьи языков.

У ж е сам а п ринадлеж ность основного населения к разны м язы ко ­ вым семьям обусловливает важ н ость и сложность подлинно историче­ ского освещ ения истории самой К арач аево-Ч ер к еси и и населяю щ их ее народов, а т а к ж е изучение их этногенеза (т. е. п роисхож дения), исто­ рии и культуры. З а д а ч а безусловно труд ная, но и крайн е необходимая, если признать, что этногенетические проблем ы — одни из самы х н а­ сущных и ж и вотреп ещ ущ их в советской исторической наук

е.

Эта весьма ак т у а л ь н а я и ответственная з а д а ч а бы ла поставлена и успешно выполнена старш им научным сотрудником К ар ач аево -Ч ерк ес­ ского научно-исследовательского института Е. П. Алексеевой в пред­ л агаем ой вни м ани ю читателей книге « Д р ев н я я и средневековая исто­ рия К арачаево-Ч еркеси и. (Вопросы этнического и социально-экономи­ ческого разв и ти я)».

Значение исследования Е. П. Алексеевой особенно возрастает б л а ­ годаря многотемности и широкому хронологическому охвату — от к а ­ менного века до позднего средневековья. Освещение такой многопла­ новой темы требует привлечения и квалиф ицированного использования самых р азн оо б р азн ы х исторических источников: памятников матери 1* альной культуры, письменных документов, этнографических м а т е р и а ­ лов, данны х антропологии, язы ка и ф ольклора. Следует признать, что Е. П. Алексеева приступила к своей работе, очень хорошо в ладея соот­ ветствую щими источниками. В монографии использована почти вся русская, советская и за р у б е ж н а я л и тература, в той или иной мере о с в е щ а ю щ а я р а зр а б а т ы в а е м ы е вопросы.

О собая ценность книги Е. П. Алексеевой и в том, что в ней сод ер ­ ж и т ся абсолю тно полный перечень всех археологических материалов, известных в К арачаево-Ч еркеси и на сегодняшний день, причем в з н а ­ чительной степени добытых самим автором. Если учесть, что все эти м а тер и ал ы научно квали ф и ци рован ы и приведены в систему, то моно­ графию Е. П. Алексеевой мож но считать и «сводом» археологических памятников К арачаево-Ч еркеси и, значение которого трудно переоце­ нить. Археологические м атер и ал ы полож ены в основу созданной авто­ ром исторической периодизации, заверш аю щ ейся периодом позднего средневековья (2-я половина X I I I — XVII вв.).

И сходя из принятого в советской археологии положения о том, что древние п огребальны е обряды явл яю тся важ н ы м и историческими и с ­ точниками д л я восстановления этнической истории тех или иных н а р о ­ дов и призн авая, что т а к н азы ваем ы е археологические культуры иног­ д а могут соответствовать отдельным этническим общностям, автор д ля освещения социально-экономической и этнической истории народов К арачаево-Ч еркеси и н ар яд у с другими источниками широко использо­ вал археологические м атериалы.

Е. П. А лексеева осущ ествила первый опыт создания обобщ аю щ его труда по истории самой К арачаево-Ч еркеси и и населяю щ их ее н ар о ­ дов: адыгов, абазин, к а р ач аев ц ев и ногайцев,— с древнейш их времен до XV III в. Исторический аспект при р азр а б о т к е основных вопросов социально-экономического и этнического разви тия у к а зан н ы х народов соблюден автором полностью, а само освещение этих вопросов прово­ дится на фоне истории других народов К ав казского переш ейка и в тесной связи с историей н ародов С еверо-Западного К а в к а з а и Восточ­ ной Европы.

Хорошо п рослеж ено развитие на территории С еверо-Западного К а в к а з а местной адыгской этнической среды на протяжении ты сяч е­ летий и убедительно показаны ф акты включения в эту среду и р ан о ­ язычных, а т а к ж е и тю ркских элементов, что заверш илось сложением современных кар ач аевц ев, б ал к ар ц ев и ногайцев. Интересно обрисован процесс ранней инфильтрации, а позднее и массового переселения на Северный К а в к а з аб ази н к а к части абхазского этноса в монгольское время.

Р азу м еется, не все вопросы р азр а б о т а н ы автором с исчерпывающей полнотой, преж де всего из-за состояния источников или слабой и зу­ ченности отдельных проблем. М ож но полагать, что не всех читателей удовлетворит каж ущ и й ся на первый взгл яд слишком прямолинейным вывод авто ра о том, что тю ркоязычные ка р ач аев ц ы да и б а л к а р ц ы — это коренные народы К а в к а за. Но совокупность археологических и антропологических данны х говорит именно в пользу признания мест­ ного кавказского субстрата, явивш егося глубокой подосновой этих н а ­ родов, подвергшейся позднейшей тюркоязычной ассимиляции.

М ож но не согласиться с автором в признании большого влияния в центре Северного К а в к а з а культуры средневековых болгар (в V I I I — IX вв.), что основывается только на ан ал и зе глиняных котлов с внут­ ренними ручками: эти котлы совершенно отсутствовали у волжских булгар;

очень мало их и на территории современной Болгарии. Н а л и ­ чие ж е здесь значительных ранних тю ркоязычных элементов бесспор­ но. Б олее вероятны в данном случае активн ая роль и влияние х а з а р ­ ского к аган ата.

М ож ет быть, автору следовало бы обосновать и свое право отно­ сить н ачало периода позднего средневековья в изучаемой среде ко 2-й половине X III столетия, а не к более позднему времени. Остался по-прежнему открытым вопрос о некотором несоответствии дат: к а б а р ­ динское продвижение в восточные районы Ц ентральн ого К а в к а з а начи­ нается, судя по письменным документам, со 2-ой половины X III в.

(по JI. И. Л а в р о в у ), а по археологическим данны м — не ранее XIV в.

Есть и другие вопросы, которые требую т еще некоторой доработки.

В п р едлагаем ой читателю книге Е. П. Алексеевой « Д р ев н я я и сред­ н евековая история К арачаево-Ч еркесии» д ается современное научное п редставление об исторических судьбах народов, ее населяющих, и ос­ вещ аю тся вопросы происхождения и общественно-экономического р а з ­ вития черкесов (ады гов), абазин, к а р ач аев ц ев и ногайцев. И в этом ее ценность.

А к туал ьн ая д ля советского к авк азов ед ен и я монография Е. П. А л ек­ сеевой, безусловно, найдет широкого ч итателя в лице тех, кого интере­ сует историческая судьба к а к больших, так и м алы х народов, н асе­ л яю щ и х наше многонациональное отечество.

| Е. И. К р у п н о в Светлой памяти Е вгения И г­ натьевича К р уп но ва, вы даю ­ щ егося к а вка зо вед а, моего д р уга и учителя, редактора этой книги, свой труд посвя­ щ аю ВВЕДЕНИЕ ЗАДАЧ И ИССЛЕДОВАНИЯ Н а с т о я щ а я р аб о та посвящ ена этнической и социально-экономиче­ ской истории К арач аево-Ч еркеси и в древний и средневековый пери­ о д — до XVII в. включительно. К руг исследуемых проблем весьма ш и ­ рок. И зу ч ая этническую историю кар ач аев ц ев, адыгов (черкесов), а б а ­ зин, ногайцев -— коренны х народов К арачаево-Ч еркеси и, мы будем р а с ­ см атри вать вопросы их происхождения, расселения и формирования в эпоху средневековья. В соответствующих г л а в а х освещ ается состояние земледелия, скотоводства, рем есла, домаш него производства, обмена и х ара ктер поселений (городского и сельского т и п а ). С пециальные р а з ­ делы посвящены возникновению и развитию классовых, феодальных отношений.

С труктура работы следую щ ая. В первой части рассм атриваю тся вопросы древнейш ей и древней истории, причем древнейший период (до н а ч а л а I ты сячелетия до н. з.) освещ ается кратко. В торая часть охваты вает раннесредневековый период до монгольского нашествия (V — п ервая половина X III в.), третья часть — период позднего сред­ невековья (вторая половина X I I I — XVII в.). В основу работы п оло ж е­ ны археологические м а тери ал ы и опубликованные письменные источ­ ники. Привлечены выводы этнографов, антропологов, языковедов, изу­ чаю щ их вопросы наш ей темы.

П роблемы этногенеза и становления ф еодальны х отношений, кото­ рые находятся в центре внимания автора, по п раву считаются н аи бо­ лее карди н альн ы м и п р облем ам и исторической науки. Многие из них изучались кл асси кам и м аркси зм а-лен ин и зм а. Советские исследователи р а зр а б а т ы в а ю т вопросы этногенеза и становления феодализма, ру ко­ водствуясь полож ениями марксистско-ленинской теории, обусловли­ ваю щ ей рассмотрение процесса ф орм ирования народов в тесной связи с процессом кл ассоо б разован и я. Об актуальности проблем про исхо ж ­ дения и ф орм и рован ия народностей и генезиса феодализм а свидетель­ ствуют дискуссии, которые развер н ул и сь в последние годы на страни­ цах советских изданий. Эти дискуссии показываю т, что методика и методология зтногенетических и социально-экономических иссл ед ова­ ний еще недостаточно р азр аботаны.

Следует отметить так ж е, что по отдельным хронологическим перио­ д а м археологических м атери ал о в очень мало или они совсем отсутст­ вуют. Так, по древнейш ей и древней истории К арачаево-Ч еркесии, ко­ торую мож но написать только по данны м археологии, м а т ер и ал в есь ­ ма скуден. П оэтому основные этапы древней и особенно древнейш ей истории К арач аево -Ч еркеси и пока нами только намечены в общ их ч ер­ тах. Зато археологический м атери ал раннесредневекового периода (Обилен и позволяет сд елать р яд важ н ы х выводов по интересующим нас проблемам. В качестве дополнительного источника определенную ценность имеют сообщения некоторых средневековых авторов. П о зд н е­ средневековая эпоха археологическими п ам я тн и ка м и почти не пред •ставлена (некоторый м а тер и ал есть только по а д ы г а м ). Этот разд ел написан преимущественно по письменным источникам, которые т а к ж е в основном касаю тся адыгов, но н ар яд у с этим с о д ер ж ат некоторые.данные по истории а б а з и н и ногайцев и лиш ь единичные упоминания о карачаевц ах.

Н а ш у работу в есьм а осл ож н ял а р азл и ч н ая степень изученности отдельных периодов истории К арачаево-Ч еркесии и отдельных ее н а ­ родов. Если раннесредневековы й период исследован довольно хорошо, т о изучение древнего периода еще только начинается. И з четырех ко ­ ренных народов К ар ачаево-Ч еркеси и более всего изучены адыги.

А б а ­ зинами зан и м ал и сь язы коведы, очень м ало — историки и этнографы, и совсем их не касал и сь археологи. П оздн есредн евековая история к а р а ­ чаевцев почти не р а з р а б а т ы в а л а с ь из-за отсутствия источников. П о ­ этому многие вопросы нам пришлось освещать, только п р и в л ек ая кос­ венные данны е (предания и ретроспективные м а т е р и а л ы ). И зучен а очень слабо ран н яя история ногайцев (их происхождение и другие во­ просы). Нет т а к ж е специальны х исследований по истории ногайцев, поселившихся на территории К арачаево-Ч еркесии во второй половине XVII в. В данной раб оте нас будет интересовать именно этот период истории кубанских ногайцев. Вопросы этнической и социально-экономи­ ческой истории ногайцев до их переселения на С еверо-З ап ад ны й К а в ­ каз (30—40-е годы XVII в.) рассм атриваю тся в к ратц е — более полное освещение их не входит в н аш у задачу.

И так, н еразработанн ость методических, методологических основ ряд а проблем (многие из которы х в настоящ ее в р ем я стали предметом дискуссии), состояние источников и р азл и ч н ая степень изученности отдельных периодов не позволили нам с одинаковой полнотой осветить все затронутые в данной р аб о те проблемы. П оэтому некоторые вопро­ сы решены.пока :в гипотетическом плане, другие ж е только п остав­ лены.

Однако автор надеется, что работа в целом д аст п редставление об основных э тап ах этнического и социально-экономического разви тия древней и средневековой К ар ач аево-Ч еркеси и и читателю будут инте­ ресны м атери алы и заклю чения, со д ерж ащ и еся в этом первом сводном труде по древней и средневековой истории К арачаево-Ч еркесии.

Н а сто я щ ая раб ота выполнена в К арачаево-Ч еркесском научно-ис­ следовательском институте. П ри обсуждении вопросов, затр а ги в ае м ы х в данном исследовании, автор использовал ценные советы и кон суль­ тации, полученные от сотрудников этого института — историков, этно­ графов, языковедов. К онсультировали автора т а к ж е сотрудники И н ­ ститута археологии, И нститута истории, И нститута этнографии АН 'С С С Р, Государственного Исторического музея, М узея этнографии народов С С С Р, местных северокавказски х институтов. Автор пользуется случаем вы разить всем этим то в ар и щ ам свою глубочайшую б лаго­ дарность.

Т Е Р Р И Т О Р И Я И Н А С Е Л Е Н И Е К А Р А Ч А Е В О -Ч Е Р К Е С И И К арач ае во -Ч ер к есс кая автономная о бласть располож ена в ю го-за­ падной части С тавропольского края '. Территория К арачаево-Черкесии зан и м ае т бассейн Верхней Кубани и правы х и левы х ее притоков, а т а к ж е верховья Кумы и ее притоков. Ю ж ны е границы Карачаево Черкесии проходят по в одораздельн ом у хребту Больш ого К авказа, ко ­ торый отделяет область от Грузинской ССР. С з а п а д а по верховьям рек Больш ой Л а б ы и Урупа К арач аево-Ч ер к еси я граничит с К расно­ дарск им краем;

с севера — с Кочубеевским, Курсавским, Предгорным районами Ставропольского края;

с востока — с К аб ард и н о-Б ал карско й А С С Р (по м еридиану Э л ь б р у са). П л о щ а д ь К арачаево-Черкесии — 14,2 тыс. кв. км.

По рельеф у эта автон ом н ая о бласть делится на три зоны. Северная ее часть яв л яе тся ю жной окраиной П рикубанской равнины. Н едалеко от г. Ч ер кесска н аходятся Сычевы горы. От Сычевых гор до П а с т б и щ ­ ного хребта тянется п одгорная полоса (на высоте от 250 до 1000 м над уровнем м оря ). Н а го р н ая полоса вклю чает горы Главного К авказского хребта и п рим ы каю щ ие к нему с северо-востока п араллельны е х р еб ­ ты — Пастбищ ны й, С калисты й и Боковой. В п ределах Бокового хр еб ­ та находится Эльбрус, наиболее вы сокая з а п а д н а я точка которого, расп о л ож ен н ая в К арачаево-Ч еркеси и, достигает 5633 м. В 10— 12 км от Бокового хребта тянется Главны й К ав казс ки й хребет с вершинами:

Д омбай-У льген (3921 ж ), Алибек (3868 м ), С о ф ру д ж у (3785 м) и др.

В горных местностях располож ены удобные д л я жизни и хозяйст­ венной деятельности долины: З а ге д а н на Б ольш ой Л аб е, Д о м б а й с к а я п оляна в верховьях р. А м анауз, А рх ы зск ая котловина (в верховьях Б ольш ого Зеленч у ка) и др. Д оли н ы рек почти на всем их протяжении т а к ж е весьма благоприятны д ля ж изн и и зас ел ял и сь с глубокой д р ев ­ ности.

Горная цепь Главного К ав казско го хребта расчленена перевалами.

В Абхазию ведут перевалы, использовавш иеся с глубокой древности:

С анчарский по Больш ой Л а б е (2592 м ) М а р у х с к и й (2769 м) и Клу хорский (2816 м ), от р. Гоначхир. Ч ерез него проходит Военно-Сухум­ ская дорога. В А бхазию ведет т а к ж е Н ах арск и й (М ахарский) перевал (2952 м) — по верховьям р. У чкул ан а к верховьям р. Кодор — и п ере­ в ал Н аурский — по р. П ш иш к верховьям р. Бзы бь. Со Сванетией Ка рачаево-Ч еркесия соединена п ер евал ам и Ч и п ер-А зау и Ч и п ер-К арача евским, в Б а л к а р и ю ведет п еревал Бурун-Таш. В горах К арачаево Черкесии имеется т а к ж е р яд перевалов, соединяющих районы самой области. Т аким образом, характерн о й чертой р ел ьеф а этой области яв л яется его расчлененность. Горные хребты п ерем еж аю тся с д еп рес­ сиями, поперек хребтов проходят долины рек, рассекаю щ ие эти х р еб ­ ты и с л у ж а щ и е ком муникациями.

К ар ач аево-Ч ерк еси я богата полезными и ск о п ае м ы м и 2. Здесь име­ ются медные, серебросвинцовые и ж елезны е руды, которые р а з р а б а ­ ты вались ещ е в глубокой древности. Встречается золото, м ы ш ьяк (иногда в виде р е а л ь г а р а ), хромит, никель, молибден, стронций, к а л ь ­ ций, теллур, висмут, ртуть и др. В несколько миллионов тонн исчис­ л яю тся зап асы каменного угля. Много строительных м атери алов — б азал ьт, мрамор, песчаник, известняк, порфирит, сиенит, доломит,.

змеевик, змеевиковый асбест, гипс (а л е б а с т р ), мергель, графит, ис­ ландский шпат, кровельны е сланцы, гал ька, гравий и др.

В области много месторождений глин, в том числе огнеупорных..

Во многих местах имеются кирпично-черепичные и гончарные глины.

В древности и в эпоху средневековья эти глины использовались д л я изготовления посуды. Н а территории К арач аево-Ч еркеси и известны зал еж и охры, мумии, б ари та, магнезита и других веществ, которые в прошлом служили красителями. Есть месторож дения полуд р аго ц ен ­ ных к а м н е й — яшмы, горного хрусталя, сердоли ка и др. И з этих к а м ­ ней изготовлялись бусы, цветные вставки на м еталлических предметах и другие украшения. И з химического сырья назовем селитру и серу,, месторождения которых т а к ж е отмечены в К арачаево-Ч еркесии. К ак известно, эти компоненты использовались д л я приготовления пороха.

Имею тся и минеральны е источники.

Г л авная река на изучаемой нами территории — К убань (П с ы ж — « С тарая вода» — по-черкесски;

Кобан — по-карачаевски и по-ногай­ ски). К убань берет н а ч ал о на склонах Эльбруса, при слиянии рек Уч кулан и Хурзук. Х урзук о бразован рекам и У ллу-Х урзук и Уллу-Кам.

Левый приток К убани — Л а б а образуется от слияния Больш ой и М а ­ лой Л абы. Б о л ь ш а я Л а б а начинается от ледников вершины Абыцха, вблизи Цегерского п еревала, на высоте 2367 м. Р е к а Уруп берет н а ­ чало у вечных снегов склона Абиширо-Ахубского хребта. Больш ой З е ­ ленчук образу ю т реки Архыз, Пшиш, София, Кызгыч. Севернее Сто­ рожевой, с левой стороны, в Большой Зеленчук в падает р. К яф ар.

Больш ой Зеленчук в падает в Кубань у Невинномысска. М ал ы й З е л е н ­ чук о б разован реками М а р у х а и Аксаут и у Беломечетской в п адает в Кубань. Реки А м ан ауз и Гоначхир, сливаясь, образую т Теберду, к о ­ торая впадает в К убань слева, у г. К ар ач ае в с к а. Ю ж нее К ар а ч а е в с к а в К убань т а к ж е слева в п а д а ет речка Гиляч, еще ю ж н ее — р. Д а у т (Д уу т). С п р ава в К убань, несколько севернее ее истоков, в п а д а е т р. Худее, другим притоком Кубани, в падаю щ и м в нее ещ е севернее, является Индыш, в верхнем течении именуемый М а р д ж а. Н еско л ько севернее К ар а ч а е в с к а в К убань с правой стороны в п а д а ет р. М ара, у У сть-Джегутинской — Д ж е г а н а с и Д ж е г у т а, севернее Ч еркесска — р. Овечка. По Б ерм ам ы тск ом у и Бичесынскому плато протекаю т Кума, Подкумок, Эш какон, а т а к ж е Хасаут, левый приток р. Терека.

Реки К ар ач аево-Ч ерк еси и имеют типично горный характер. Они несудоходны, мелководны, с бурным течением. В местах выходов гор­ ных пород долины рек су ж аю тся и образую т теснины. Весной и летом в результате тая н и я снега и ливней реки вздуваю тся, вы ходят из бе­ регов, зимой ж е сильно мелеют.

В ю жных рай он ах К арач аево -Ч ер кеси и имеется много горных озер (Клухор, К а р а-К е л ь и др.). Б равнинной части, в 18 км восточнее Черкесска, находятся горько-соленые Бол ьш ое и М ал ое озера. В на­ стоящее в рем я они опреснены в связи с образован ием Черкесского водохранилища, входящ его в систему К убань-К ал аусск ого канала.

Особенности рельеф а определяю т разн о об рази е климатических усло­ вий. Д о высоты 1800—2000 м кли м ат в общем умеренно холодный (от — 3 до + 1 5 градусов). З а т е м начинается холодный пояс (от — до + 1 7 градусов). Выше 2600 м, в зоне альпийских лугов, тем п е р а­ тура от 0 до + 1 0 градусов. З а снеговой границей находится пояс веч­ ного холода. Т ем пература там никогда не поднимается выше 0.

Рельеф о казы в ает большое влияние на распространение атм о­ сферных осадков. Н аиб ольш ее количество их вы п ад ает в горных районах.

9' Р ав н и н н а я часть К арач аево -Ч ерк еси и подверж ена и зимой и летом воздействию восточных ветров — суховеев, которые в летнее время губительно действую т на посевы.

В равнинной части К арач аево -Ч ерк еси и каш тан овы е почвы и пред кавказские карбон атн ы е черноземы, на которых при правильном ис­ пользовании и благоприятны х условиях мож но выращ ивать хороший ур ож ай зерновых и пропашно-технических культур. Выше р ас п ол ага ю т­ ся зоны предгорных и горных черноземов. Д л я растительности К а р а ­ чаево-Черкесии т а к ж е х ар а к т ер н а высотная зональность. Выше степ­ ной зоны р асп о л о ж ен а л есн ая зона — горные л еса,— кото рая делится на две подзоны (в нижней растут лиственные деревья, в верхней — бук и хвойные). Л е с н а я зона р ас п ол агается на высоте от 1000 до 2300 м над уровнем моря. Выш е идет зона с альпийской и субальпий­ ской растительностью. Высокогорные альпийские л уга н аходятся в р а й ­ онах Чилик, Ч а п а л, в урочищ ах Бичесын, Покун-С ы рт и в других местах.

Ж и вотны й мир очень разнообразен. В равнинных м естах водятся зайцы, волки, лисицы и др. Д о конца XV III в. в этих м естах водились сайги, косули, благородн ы е олени, дикие лош ад и и туры. Д и к и е л о ш а ­ ди и туры почти все вымерли, остальны е истреблены или отступили в более высокие лесны е р а й о н ы 3. В лесостепной полосе обитают волки, лисицы, рыси, зайцы, дикие кошки, выдры, куницы, барсуки и др.

В горных л есах ж и в у т медведи, косули, дикие кабаны, которые иногда спускаю тся вниз, а т а к ж е волки, лисицы, куницы, рыси, барсуки, л а с ­ ки, дикие кошки, выдры, горностаи, зайцы. В глухих местах З а к у б а н ь я водятся олени, п р и н а д л е ж а щ и е к древней породе благородного оленя м а р а л а, ж ивш его здесь ещ е в доледниковый период. Среди скал и утесов ж и в у т серны и туры. И з пернаты х следует упомянуть горных индеек, черных дятлов, ка вк азск и х тетеревов и др. В горных реках и озерах водится громадное количество самы х лучших пород рыб (ф о­ релей и др.).

Таким образом, расчлененность рельефа и наличие коммуникаций, обилие р азн ооб р азн ы х полезных ископаемых, сравнительно хорошие почвенно-климатические условия, богатство флоры и ф а у н ы —-ф акто­ ры, весьма б лагопри ятны е д л я ж и зн и и хозяйственной деятельности н аселения К арачаево-Ч еркеси и.

Говоря о природных условиях, следует подчеркнуть весьма важ н ое обстоятельство: р азн о о б р ази е природных условий сказы валось в к а ­ кой-то степени на многих особенностях социально-экономической ж и з ­ ни населения этих мест. П оэтом у при решении р яд а вопросов нашей темы д о л ж н ы быть непременно учтены и особенности природных усл о ­ вий области.

Н аселен и е К арачаево-Ч еркеси и, по данны м на I ян в ар я 1965 г., с о став л ял о 320 220 человек, из них: к а р а ч а е в ц е в — 80 470, черкесов — 28 970, аб ази н — 22 530, ногайцев — 10 500, р у с с к и х — 164 000. В не­ большом количестве в области п р ож и ваю т т а к ж е греки, осетины, а р ­ мяне, украинцы и др.

В лингвистическом отношении ка р ач аев ц ы и ногайцы п р и н ад л еж ат к тюркской группе, черкесы и аб ази н ы — к ады го-абхазской подгруппе языков кавк азск ой группы.

К ар ач ае вц ы населяю т главны м образом южны е и восточные р ай о ­ ны области: К арачаевски й, М ал о -К ара ча ев ски й и Зеленчукский. К а ­ рачаевские селения имеются т а к ж е в Урупском и П ри кубан ском р ай о ­ нах. Черкесы ж и в у т в Х абезском и Адыге-Хабльском районах;

а б а ­ зины — в Адыге-Хабльском, П ри кубан ском и М ал о -К арачаев ском Л р ай о н ах ;

ногайцы — в Адыге-Хабльском районе и в ауле К ы зы л-Тогай Хабезского района.

В К арачаево-Ч еркесской автономной области имеются д ва города:

Черкесск (б. станица Б ата л п а ш и н с к а я ) — областной центр и К ар ач а •евск (б. М и к о я н - Ш а х а р ) — районный центр. В этих городах п р о ж и ­ вают представители всех народов области 4.

И СТО ЧН ИКИ Широкий круг вопросов, поставленных в настоящ ем исследовании, и его значительные хронологические рам ки потребовали от нас исполь­ зования различны х видов источников, среди которых основными яв и ­ лись археологические м а тери ал ы и письменные источники.

В основу настоящей работы положены:

1. М атериалы, д обы ты е автором при раско п ках археологических памятников К арачаево-Ч еркесии. В течение 1951— 1968 гг. автор воз­ гл ав л ял археологические экспедиции Ч Н И И — К Ч Н И И. Р аск оп ан ы памятники V I I I —V II в в. — Хумаринское селище и Инжиччукунский могильник;

могильники и поселения VI в. до н. э. — у аулов Ж а к о (Т ам гац и к), К ы зы л -К а л а, Учкулан;

V — IV вв. — курганы и поселение у хутора Д р у ж б а ;

памятники сарматского времени: курганы в аул ах Учкекен и Терезе, склеп К оба-Баш и;

городищ е у хутора Д р у ж б а и поселение у аул а У чкулан;

могильники и поселения IV— V вв.— у аула Ж а к о в Там гацикской балке, поселение у а у л а К а р т-Д ж у р т;

м огиль­ ники V —VII в в. — у Хумаринского городищ а и у а у л а К ы зы л -К ал а;

поселение V I I I — IX в в. — у аул а Бесленей;

могильник IX— X вв. на Сентинской горе;

могильники X—XI вв. — у аул а Ж а к о и селения Ка -ракент;

поселения IX — н ач ал а X III в. — Сентинское, К ы зы л-К алин ское, Рим-Горское, Хумаринское;

адыгские могильники — у аулов Ж а ­ ко и Бесленей;

к арач аев ск и й могильник X V II—X V III вв. — у аула К арт-Д ж урт.

2. Археологические коллекции, х р ан ящ иеся в Государственном И с ­ торическом музее и в местных музеях Северного К а в к а за : Черкесска, Ставрополя, К р асн о д ар а, М айкопа, Сочи, Туапсе, Г елен дж и ка, Н о в о ­ российска, Анапы, П ятиго рска, Н альч ика, О рдж оникидзе, Грозного.

3. Отчетная д о ку м ен тац и я о раскопках, х р а н я щ а я с я в архивах, в основном м атери ал ы рукописного архива Л О И А — дневники иссле­ дователей, проводивших раскопки в дореволюционный период (В. М. Сысоев, И. А. В л ад им и р ов и др.).

4. Опубликованные д ан н ы е о раскопках и р а зв ед к а х на террито­ рии К арачаево-Ч еркесии и за ее пределами.

Археологические п ам ятники К арачаево-Ч еркеси и и здавн а п ривле­ кали внимание путешественников и и сс л е д о в а т е л е й 5.

В конце X V III в. памятники П ятигорья о бследовал И. А. Гильден штедт (1773— 1774 гг.), а затем — П. С. П а л л а с (1793— 1794 гг.).

В первой половине XIX в. в верховьях К убани и Зеленчуков п роизво­ дили археологические развед ки майор П отемкин (1802 г.), Ю. К лап рот (1807— 1808 гг.), М. Купфер (1828 г.), И. Б ер н ад ац ц и (1829 г.), А. Фиркович (1848 г.), Г. Токарев (1849 г.). В 1867 г. развед ки и не­ большие раскопки на К убани и в З е л ен ч уках провели б р а ть я Н а р ы ш ­ кины. В конце 70-х — начале 80-х годов XIX в. памятники Кубанской •области изучал Е. Д. Фелицын. В 1882 г. Е. Д. Фелицын опубликовал археологическую карту К убанской области, на которую нанесены и п ам ятни ки Карачаево-Черкесии.

В 1885— 1886 гг. несколько могильников у аула Х асаут раскопал М. М. Ковалевский. В конце 80-х — начале 90-х годов в К а р а ч а е по­ бы вали и осмотрели его археолргические памятники Р. Эркерт и С. Соммье.

Эпизодические раскопки и развед ки в верховьях Кубани и З е л е н ­ чуков, а т а к ж е в П ятигорье проводили Г. И. Куликовский (1892 г.), В. Тепцов (1892 г.), Н. И. Веселовский (1897, 1901 — 1902 гг.), И. А. В ладимиров (1899 г.), Н. И. Воробьев (1907 г.), Н. Е. М а к а р е н ­ ко (1907 г.), А. С. Федоровский (1912 г.). П ам ятн и к ам и этого района интересовались местные краевед ы — учителя И. Хурумов (начало 90-х годов), Н. Е. Талицкий (1908 г.), ветеринар А. Атманских (н ач а­ ло XX в.), врач А. М. Л ы сенко (1916 г.).

Д овольно значительные раскопки в К а р а ч а е были проведены B. М. Сысоевым и А. Н. Д ьячковы м -Т арасовы м. В. М. Сысоев в 1895, 1896 и 1898 гг. раско п ал памятники (главным образом могильники) в Зеленчукском и Тебердинском ущ ельях, у Ш оанинского и Зеленчук ского храм ов, на р. Индыш, у аулов К ар т-Д ж у р т, Учкулан, Хурзук, в У ллу-К ам ском ущелье. А. Н. Д ья чк ов-Т арасов в 1896, 1898 гг. и позднее исследовал Сентинский храм и окруж аю щ и е его могильники, памятники у Х умары и в других местах К арач ая.

П осле Великой О ктябрьской революции раб о та по изучению ар х е о ­ логических памятников К арач аево-Ч ер кеси и зам етно оживилась. В н а ­ чале 20-х годов XX в. пятигорский археолог Д. М. П авлов собирал матери ал ы д л я составления археологической карты К арач ая. В 1927 г.

сотрудник С еверокавказского краевого горского научно-исследователь­ ского института А. Н. Д ьяч к о в-Т ар ас о в провел раскопки и разведки у Сентинского храм а, на р. А мгате и в других местах К арач ая.

В 1933 г. на территории Черкесии р аб о та л а геологическая экспеди­ ция под руководством П. Н. Ш иш кина. Попутно был произведен осмотр археологических памятников и собраны м атери ал ы д л я состав­ лен и я археологической карты Черкесии. В 30-х — н ачале 40-х годов археологические и архитектурны е памятники Черкесии осм атривал Л. И. Л авро в. В 1940 г. в К а р а ч а е состоялась археологическая экспе­ диция под руководством п р еп о д а ва тел я К арач аевско го педагогиче­ ского института К- М. П етрелевича. Тогда же, в предвоенные годы, н ач ал а свою археологическую деятельность в К арачаево-Ч еркесии п ре­ подаватель С Г П И Т. М. М инаева. В 1939— 1941 гг. ею были р а с к о ­ паны памятники в местности Гиляч, на р. Теберде, начаты исследова­ ния Б ай тал -Ч ап ка н с ко го могильника, проведены разведки в «С таром Ж и л и щ е» на Больш ом Зеленчуке и в других местах.

После Великой Отечественной войны археологическое изучение об­ ласти было продолжено. Ученые Москвы, Л ен и нгр ад а, местных к а в ­ казских центров проводят на территории К арачаево-Ч еркеси и р а зв е ­ дочные работы. В 1946 г. развед ки в Зеленчукском ущ елье были про­ ведены Е. Г. Пчелиной (Гос. Э р м и т а ж ), в 1949 г. — Е. Г. Пчелиной и C. С. Кусаевой ( С О Н И И ). В 1951 г. могильник в Мощевой б алке ос­ мотрел А. А. Иессен (Гос. Э р м и т а ж ). В 1955 г. памятники кобанского и аланского времени в истоках К убани и Теберды были осмотрены Л. Н. Глуш ковы м (Ставропольский музей краевед ен ия). В 1966 г.

осмотр памятников на р. И нды ш проводил Я- А. Федоров (МГУ, к а ­ ф ед р а этн ограф и и ). В н астоящ ее врем я склеповые могильники К а р а ­ чаево-Черкесии изучает Л. Г. Н е ч ае ва (И Э АН С С С Р ).

Следует упомянуть о раскоп ках П. Г. А критаса, А. П. Рунича, В. П. Л ю бина, А. Л. Нечитайло, И. М. Мизиева. В 1952—-1953 гг.

П. Г. А критас вместе с В. А. Кузнецовым обследовал памятники Зе_ ленчукского ущелья. А. П. Рунич (П ятигорск) более 20 лет и зучает памятники в окрестностях Кисловодска, в частности могильник на Р им-Горе (в последние годы — совместно с кисловодским краеведом Н. Н. М и хай ловы м ). В 1956 г. сотрудник Л О Н А В. П. Л ю бин открыл памятники каменного века в К ардонике, на Д ж е га н а с е, в Зеленчук ском ущелье, в Яворах, на р. Овечке и в других местах, исследовал ку рган скифского времени в окрестностях К а р а б а ш е в а, раннесредне­ вековое городище У чкулька и другие памятники. В 1963— 1964 гг.

А. Л. Н ечитайло (С тавропольский музей краеведения) р ас к о п ал а ку р ­ ганный могильник I I I — II тысячелетий у ст. У сть-Джегутинской.

В 1966 г. б. аспи ран т И А АН С С С Р И. М. Мизиев, руководивший экспедицией К Ч Н И И, обследовал раннесредневековы е памятники на р. Индыш и у сел. Верхний Архыз, позднесредневековые могильники у аула К ар т-Д ж ур т.

Особенно б о л ь ш а я зас л у га в изучении археологических памятников К ар ач ае во-Ч ерк еси и (главны м образом памятников раннесредневеко­ в ы х ) п рин ад л еж и т Т. М. М инаевой и В. А. Кузнецову.

В течение 1948— 1969 гг. Т. М. М и наева в о зг л а в л я л а экспедиции С тав ро п ол ьск ого музея краеведения, С Г П И, в некоторые годы — Ч е р ­ кесского (с 1957 г. — Карачаево-Ч еркесского) областного музея. Ею были раскопаны курганы II ты сячелетия до н. э. у а у л а Адыге-Хабль, вы явлены следы древних выработок медной и ж елезно й руд в М арух •ском ущелье, исследованы раннесредневековые памятники: к а т а к о м б ­ ный могильник IV— V вв. в местности Б а й тал -Ч ап к а н, скальны е к а т а ­ к ом бы V I I I — XII вв. во многих местах К арачаево-Ч еркеси и, городищ а и могильники в местности Адиюх, Гиляч, Узун-Кол, И н д ж у р -Г ата, ъ устье Теберды, городищ е Кубина и могильники на этом городищ е — христианский алан ского времени, кипчакский, адыгский и ногайский.

Р аск о п а н бескурганный могильник X I I I — XIV вв. у а у л а Ново-Кувин ского, адыгские кур ганн ы е могильники X IV — XVI вв. — в низовьях и в верховьях речки Б ай т а л -Ч а п к а н, в устье реки К арабеж гонки.

В. А. К узнецов руководил экспедициями ИА АН С С С Р, К Ч Н И И (1962 г.), С О Н И И. В 1954— 1969 гг. этот исследователь провел ар х е о ­ логически е раскопки и р азв ед ки в Зеленчукском ущелье, где были изу­ чены памятники «С тарого Ж и л и щ а», городищ а и могильники на р. Кривой и другие памятники. Особенно ценны м атери алы, получен­ ные в результате изучения Н иж не-А рхызского городищ а, храм ов и могильников, распол о ж енн ы х там. Обследовано Х умаринское и Рим Горское городищ е и другие памятники верховьев К убани и Зеленчуков, а т а к ж е Пятигорья.

Больш ую раб оту по изучению археологических памятников ведут •краеведы, п реподаватели средних школ — Е. А. М илованов, С. Д. Мас тепанов, Р. Н. Ш пилевой и др. Непосредственно за пределами области, на р. Урупе, проводят работы Н. В. Анфимов и под его руководством преподаватель средней ш колы хутора Ильич М. Н. Л ож кин.

Перечисленные археологи, путешественники и другие лица, зан и ­ м авш и еся изучением археологических памятников К ар ачаево-Ч ерке сии, оставили более или менее подробные публикации о резул ьтатах своих работ. Эти публикации д ал ек о не равноценны, но п редставляю т определенный интерес и являю тся важ нейш им источником д л я освещ е­ ния нашей темы.

Таким образом, в результате археологических обследований те р р и ­ тории области накопился довольно большой м атери ал, который м ож ет н долж ен быть использован д ля создания древней и средневековой истории Карачаево-Черкесии.

Д ревний период истории К ар ачаево-Ч еркеси и освещ ается только на археологическом материале, т а к ка к письменные источники не содер­ ж а т сведений, касаю щ ихся этой территории, если не считать сообщ е­ ния римского автор а П линия (ок. 62 г. — ок. 114 г.) о «сарматском племени епагерритов» (VI, 15), которое, по мнению некоторых иссле­ дователей, обитало в п ределах нынешней Карачаево-Черкесии (см. гл. III наст. изд.).

Д л я изучения раннесредневекового периода основным источником по-прежнему остается археологический м атери ал. О днако некоторые дан ны е есть и в письменных источниках. К так им источникам мы д о л ж н ы п реж д е всего отнести труды византийских авторов VI в. П ро­ копия К еса р и й ск о г о 6, Ф еоф ан а В изантийца и М ен ан д ра Византийца.

Больш ой интерес п редставляю т сведения о расселении алан, зихов, абазгов и некоторых других ф ак т а х их истории, описанных Прокопием, который во врем я военных кампаний имел возможность познакомиться с н аро д ам и К ав к аза.

Н екоторы е сведения об ал ан ах, ж и вш и х в верховьях Кубани, мы находим в отры вках из произведений хорошо информированных а в то ­ р о в — Ф еоф ан а В изантийца и М е н а н д р а 7.

Д ан н ы е социально-экономической истории верхнекубанских алан н ач ал а V II I в. мож но извлечь из отры вка из «Летописи» монаха Ф ео­ ф ан а И с п о в е д н и к а 8, ж ивш его во второй половине V III — начале IX в.

Учитывая, что описываемы е им собы тия н а ч а л а V III в. относились к недавнему д л я него прошлому, мож но надеяться, что они достоверны.

Византийский император К онстантин V II Багряноро д н ы й (913— 959) в своем т р ак тат е приводит ценные сведения об а л а н а х и ады гах (зихах, п ап агах, к а с а х а х ) 9. Хотя т р ак т а т Константина не свободен от недостатков, имею щиеся в нем дан ны е пред ставл яю т д л я нас большой интерес. З а м е ч а н и я о христианстве и некоторых моментах социальной ж изн и у ал а н сод ер ж атся в письмах константинопольского патри арха Н и к о л ая М истика (901— 907, 912— 925) 10.

Несомненный интерес п ред став л яет труд компетентного арабского геогр аф а М асуди « М у ру д ж а д -Д за х а б » («Россыпи зо л ота» ), н ап исан ­ ный в 947— 956 гг.11 Среди прочих д ан ны х автор приводит сведения об ад ы гах (к а ш а к а х ), ал ан ах, взаимоотнош ениях их д руг с другом и т. п.

Упоминания о д ж и к а х (ады гах и аб ази н ах ) и овсах (а л а н а х ), в ч а ­ стности об ал ан ских государях, ж и вш и х в верховьях Кубани, имеются в известном грузинском источнике «К ар тл и с цховреба» (« Ж и зн ь Г р у ­ зии»), созданном в основном в XII в.1 Сведения о расселении разли чн ы х групп ал а н (в том числе и верх­ н екубан ских), гарш ей, возмож но карш ей (т. е. к а ш а к о в -а д ы г о в ), б о л ­ гар, апшилов, аб хазов и других народностей имеются в очень ценном, хотя и разноречиво толкуемом источнике — «Армянской географии V II в. » 13.

И з западноевропейских источников, относящ ихся к домонгольскому периоду, д л я нашей темы в а ж е н р ас ск а з д ом и ни канц а Ю л и ан а о его путешествии в Восточную Европу в 1235 г.14 Ю лиан и его спутники прошли по П р е д к а в к а зь ю от Т ам ан и через Аланию в Поволжье. М н о ­ гие детали, сод ерж ащ и еся в р ас ска зе Ю лианй, помогаю т нам осветить вопросы социально-экономической ж изни адыгов (зихов) и алан.

В русских д окум ентах домонгольского периода (летописях) им ею т­ ся некоторые упоминания о касогах (а д ы г ах ), а т а к ж е безах и ясах (а л а н а х ), причем в соответствии с этими документами, касоги, т а к ж е как и ясы, ж и в у т где-то около Там ани, в зап адн ой части С е в е р о -З а п а д ­ ного К а в к а з а 15.

Д л я изучения позднего средневековья (особенно XVII в.) гл ав н ы ­ ми, а подчас и единственными источниками явл яю тся письменные д о ­ кументы. П р а в д а, непосредственно территории К арач аево-Ч еркеси и касаются лиш ь Эвлия Челеби, Л ам б ерти, Ш ар д ен и некоторые русские авторы. Однако и ряд других письменных источников в какой-то мере проливают свет на интересующие нас вопросы истории народов К ара чаево-Черкесии в позднесредневековую эпоху.

У авторов X III в. П л ан о Карпини и Р у б р у к а имеются интересные для нас сведения о м атериальной культуре кипчаков и дан ны е (п р а в ­ да, весьма приблизительные) о расселении черкесов и а л а н 16.

Д л я освещения этнической и социально-экономической истории ч ер­ кесов, ал ан и других н ародов Северного К а в к а з а весьма в аж н о опи­ сание путешествия венецианца И. Б ар б ар о, который с 1436 по 1452 г.

жил в Тане (Азове) и неоднократно посещ ал восточное побережье Черного и Азовского морей 17.

Р а с с к а з генуэзца Георгия Интериано, основанный на личных наблюдениях, к асается почти всех поставленных нами в о п р о с о в 18.

Г. Интериано побы вал на С еверо-Западном К а в к а з е после 1450 г.

(очевидно, в 70— 80-х г о д а х ). В каком именно месте он ж ил, точно неизвестно. Специалисты по итальянским источникам, в том числе Е. С. Зеваки н, высоко оценивают труд Г. Интериано. С ообщ аем ы е им сведения весьм а достоверны 19.

Некоторый интерес для нашей темы (особенно по вопросам торгов­ ли и общественных отношений) имеют итальянские, п реж д е всего ге­ нуэзские, документы X I I I — XV вв.20, в частности «Устав д л я генуэзских колоний», изданный в Генуе в 1449 г. Д л я изучения о б р азо в ан и я Ногайской орды нами использован «Дневник путешествия» к а сти ль ц а К лавихо Рюи к Тимуру в 1403— 1406 гг. О расселении черкесов, абазин, ногайцев (с приложением карты) сообщает австриец С. Герберштейн, побы вавш ий в России в 1517 и 1525 гг. У польского автор а М а т в е я Меховского в «Т р ак тате о двух С ар матиях» (1517 г.) есть д ан ны е о расселении черкесов, а т а к ж е сведе­ ния об образовании Н огайской о р д ы 24.

Западноевропейские авторы XVII в. д аю т ценнейшие сведения о расселении, хозяйстве, культуре, быте, верован иях и общественном строе черкесов, абазин, кабар ди н цев, ногайцев и др. Особенно в а ж н ы произведения таких авторов, к а к д ’Асколи, Ж а н д е Л ю к и другие, пи­ савших о населении С еверо-Зап адного К а в к а за, а т а к ж е Тавернье, Олеария, Витсена, К емпф ера, труды которых в основном посвящены кабар ди н цам и н о г а й ц а м 2Ь. Эти авторы долгое врем я ж и л и на С евер­ ном К авказе, и их д анны е обстоятельны и правдивы. Они п о д т в е р ж ­ даю тся перекрестной проверкой показаний различны х авторов. В у к а ­ занных источниках говорится о черкесах, аб ази н ах, каб а р д и н ц а х, но­ гайцах и других северо кавказски х нар од ах вообще, без выделения тех, которые ж или в верховьях К у бани и Зеленчуков, но сведения источ­ ников весьма ценны и д л я е а ш е й темы, т а к к а к речь идет о многих явлениях, одинаковых д л я за п а д н ы х черкесов и кабарди н цев, абазин и ногайцев, в каком бы районе Северного К а в к а з а они ни жили.

Д в а западноевропейских ав тор а XVII в. — Л а м б е р т и и Ш арден — упоминают о к а р а ч и о л я х - к а р а ч а е в ц а х 26.

А. Л ам берти — итальянский монах, ж и л в Грузии в 1630— 1650 гг.

Его «Описание Колхиды» — очень серьезный д л я того времени труд.

П ро ж и в 20 лет в Грузии, Ламберти: хорошо узн ал эту о б ласть и при­ 15.

л егаю щ и е к ней районы, в том числе верховья Кубани. И з зап а д н о ­ европейских авторов он первый упоминает о к а р а ч а е в ц а х (карачолях, карач иол ях) и на своей карте помещ ает их в верховьях Кубани.

Сведения ф ранцузского ком м ерсанта Ш ар д ен а менее достоверны, и к ним нужно относиться с осторожностью.

Н екоторы е интересные д л я нас м атери ал ы имеются в трудах пер­ сидских и ар абски х авторов X I I I —XV вв.27, в частности в «Географии»

А бу-л-Ф иды (1273— 1331), где он, ссы лаясь на Ибн С аида (1214— 1274), говорит о тю ркоязы чны х а л а н а х и асах, исповедовавших христианскую р е л и г и ю 28. В этих а л а н а х и асах многие исследо­ ватели в настоящ ее время усм атриваю т к а рач аев ц ев и б ал карц ев (см. гл. V ).

У турецкого автора Г езар-Ф енна (Х езарф енна) (60-е годы XVII в.) есть зам ечания, помогаю щ ие осветить расселение и общественную ж и з н ь черкесов 29.

Значительны й интерес п р едставляет д ля нас труд знаменитого ту­ рецкого путешественника Эвлии Челеби (1611— 1679) «Сейахат-наме»

(«Книга путеш ествия»), в котором описаны его сорокалетние путеш е­ с т в и я 30. Д л я нас ценны книга II, где описано путешествие 1641 г. от Р и он а до Анапы, и особенно книга V II — о его турне в З а к у б а н ье в 1666 г. В книге V II автор в числе прочих сведений сообщает нам мно­ го д ан ны х о черкесах, ка б а р д и н ц а х, аб азинах, ногайцах, которые ж или в верховьях Л аб ы, В арп а (У р упа), Д ж е н д ж е к о в (И н дж и ков — З еленчу­ ков), Верхней К убани и в П ятигорье, т. е. на территории К арачаево Черкесии и в прилегаю щ и х к ней районах. Эвлия Челеби склонен к фантазии, к и зображ ению различны х чудес и небылиц. Ц ифры, приво­ ди м ы е им, всегда явно преувеличены. О днако те его описания, которые основаны не н а д о м ы сл ах и легендах, а на собственных наблюдениях, являю тся исключительно ценным источником.

Достоверностью отличаю тся лингвистические и географические д а н ­ ные Эвлии, его зам ечания, касаю щ иеся этногеографии и социально экономической ж изн и населени я Северного К а в к а за. Географические н азв ан и я и н аим енования разли чн ы х этнических групп адыгов, абазин я других народностей совпадаю т с подобными ж е наименованиями в источниках X V III— XIX и д а ж е н а ч а л а XX в., а иногда и с современ­ ными. Эвлия упоминает о некоторых местных князьях. Об этих же кн язь ях говорят и другие авторы, в частности Ж а н де Люк. Многие этнографические детали, приводимые у Эвлии, т а к ж е подтверж даю тся ряд о м источников XVII в. и более поздних. Труд Эвлии яв л яется в не­ котором роде почти единственным источником, с большой полнотой освещ аю щ им вопросы нашей темы.

Р усские летописи послемонгольского периода со д ер ж ат некоторые интересные сведения о черкесах, о б езах и ногаях, но те группы этих народов, которы е ж и л и непосредственно на территории К арачаево Черкесии, особо не выделяются.

Ценные д ан ны е о расселении адыгов и ногайцев имеются в «Книге Больш ому Ч ертеж у», составленной в 1627 г. по м атер и ал ам конца XVI в.

Д л я освещения вопросов социальной и отчасти этнической истории весьма в аж н ы родословные черкесских, кабардинских, абМзинских и ногайских к н я з е й 31. С оставлены они в XVII в., но начинаются с перио­ дов более ранних — с XVI и д а ж е XV в.

По истории адыгов и ногайцев много любопытных сведений имеется в «Донских делах» (XVII в.) 32. В частности, эти документы содерж ат одно из первых в русских источниках упоминаний о переселении но тайцев М алого Н о гая из-под Азова на территорию К ар ач аево-Ч ерк е сии, в верховья Кубани, и о причинах этого переселения.

Некоторые д анны е о расселении и других собы тиях истории к а б а р ­ динцев и ногайцев есть в статейных списках (отчетах) русских послов в Мегрелию Ф. Елчина и П. З а х а р ь е в а (1639— 1640) 33. Н о гл ав н а я ценность этих русских документов в том, что в них впервы е упоми­ наются к а р ач аев ц ы — « К а р а ч а е в а К аб ар д а». П о л агаю т, речь идет о баксанских ка р ач аев ц ах, хотя в последнее врем я выдвигается предпо­ ложение, что здесь упомянуты верхнекубанские карач аевц ы.

Весьма ценным изданием является сборник русских документов — «Кабардино-русские о т н о ш ен и я » 34. В докум ентах XVI и особенно XVII в. есть данны е о расселении адыгских групп, в том числе и вер х­ н екуб ан ск и х— бесленеевцев и кабардинцев. Абазины и ногайцы М а ­ л о г о Н о гая упоминаются в этих документах ка к жители Верхней К у ­ бани. В документе 1643 г. есть известие о к а р ач аев ск и х черкесах, т. е.

карач аев ц ах, находивш ихся «под П яти Горами» (в П ятигор ье).

Таковы основные источники, использованные при освещении вопро­ сов нашей темы.

И З У Ч Е Н И Е В О П Р О С О В ТЕ М Ы Вопросы этнической истории Карачаево-Черкесии, особенно адыгов черкесов, изучали многие русские, советские и зар у б еж н ы е авторы. З а ­ мечания о происхождении народов К арач аево-Ч ер кеси и имеются в трудах русских и р аб отав ш и х в России авторов: Г. 3. Б ай ера, В. Н. Татищ ева, И. Г. Гербера, И. Г. Г ильденш тедта, П. С. П а л л а с а, Я. Рейнеггса, И. Г. Георги (X V III в.), Ю. К л ап р ота, Н. М. К ар ам зи н а, П. Буткова, С. Броневского, Ф. Ш арм уа, Ш. Б. Н огмова, Х адж иму кова, К. С таля, Л. Я. Л ю л ье, А. П. Берж е, Ф., А.-Д. Г., Н. Д у бр ови на, Г. Перетятковича, П. К. У сл ара, Е. Д. Фелицына, Л. Г. Лопатинского, В. М. Сысоева, А. Н. Д ь я ч к о в а -Т ар а со в а, К. Ф. Гана, Н. И. В еселов­ ского и др. (XIX — нач ал о XX в.) 35.


О б р ащ ал и с ь к вопросам происхождения н ародов К ар а ч а е в о -Ч е р к е ­ сии и зар у б еж н ы е авторы: Ферран, Г лаван и, Пейсонель, Потоцкий (XVIII в.), Роммель, д ’Оссон, Бессэ, Д ю б у а де Монпере, Н ейман, Кох, Сэн-М артен, Ховорт, В ам бери, Ш антр, де М орган, Зичи, Эркерт, Мерц бахер, Соммье и др. (XIX — н а ч а л о XX в. ) 36. И з назван ны х авторов посетили К ар ач аево-Ч еркеси ю Бессэ, Эркерт, Соммье, Зичи, возмож но Д ю б у а де Монпере.

В советское время п ро блем ам и происхождения кар ач аевц ев, а д ы ­ гов, абазин, ногайцев, п ередвиж ения и расселения этих народов и их предков в древности и в эпоху средневековья зан и м аю тся историки и археологи, этнографы, филологи и антропологи.

В 20— 30-х годах суж дени я по этим вопросам вы сказы в ал и Н. Я. М арр, А. Самойлович, Н. Ф. Я к о в л е в 37. Тогда ж е эта проблема, в частности этногенез кар ач аев ц ев, была в центре внимания многих работников С еверокавказского горского научно-исследовательского ин­ ститута. Ею п р о д о л ж а л зан и м ать ся А. Н. Д ьячк о в-Т ар асо в, ставилась она в р аб отах У. Д. А лиева и И. Т а м б и е в а 38. О происхождении а д ы ­ гов и кь, ачаево-балкарц ев писал в своих статьях Г. А. К о к и е в 39.

Огромную работу по изучению этногенеза адыгов, абазин, к а р а ч а ­ евцев проделал Л. И. Л а в р о в 40. Этого автора без преувеличения м о ж ­ но назвать основоположником р азр а б о тк и этнической истории Северо Западного К ав к аза в советской исторической науке.

2 Е. П. А лексеева П роб лем у ка р ач аев о -б ал к а р ск о го этногенеза в н астоящ ее время:

изучают историки (X. О. Л ай п ан ов, К. Т. Л ай п ан о в) 41, археологи (В. А. Кузнецов, И. М. Мизиев) 42, этнограф ы (Е. Н. С туденецкая) 43, филологи (Н. А. Баскак ов, В. И. Абаев, У. Б. Алиев, X. И. Х адж и л аев, М. А. Хабичев, Ш. К. А кбаев и др.) 44. Плодотворно изучает антропо­ логию советских народов, в том числе ка р ач аев о -б ал к а р ц е в и адыгов, B. П. А л е к с е е в 45.

Вопросы этнической истории адыгов ставятся в работах язы кове­ дов (например, Е. С. Ш акр ы л ) 46 и археологов — А. П. С м и р ­ нова, П. А. Д и тл ер а, Н. А. Ш аф и ева, М. Л. С тр ел ь ч ен к о 47. Особо следует отметить многолетние археологические изы скания Н. В. А нф и­ мова, проливаю щ ие новый свет на ранние этапы адыгского этногенеза 48.

О происхождении абазин в ы сказы вал и свое мнение языковеды А. Н. Генко, Г. П. Сердюченко, К. В. Л ом тати дзе;

историки Г. А. Ме ликишвили, 3. В. А нчабадзе, Ш. Д. И н а л -И п а и ряд других у ч ен ы х 49.

П роисхождением ногайцев исследователи занимались мало. Более все­ го в этом отношении сделано М. Г. С а ф а р г а л и е в ы м 50. З а м еч ан и я по этому вопросу имеются в тр уд ах Б. Д. Грекова и А. Ю. Якубовского, А. П. О кладн и кова, И. Т. Мутенина, Л. Н. Кужелевой, Б. А. Гарда нова, С. А. Т о к а р е в а 51. Но ни один из этих авторов не о б р ащ а л с я к историческому прош лому ногайцев, населяю щ их территорию совре­ менной К арачаево-Ч еркеси и.

Вопросы этногенеза н ародов К арач аево -Ч ер кеси и разра б а ты в аю тс я в К арач аево-Ч ер кесско м научно-исследовательском институте. Н еко то­ рым итогом этих р аб от явл яется р азд ел о происхождении народов этой автономной области, помещенный в томе I «Очерков истории Ка рачаево-Черкесии», изданном в С таврополе в 1967 г.

П роблем ы происхождения кар ач аев ц ев, адыгов, абазин и ногайцев освещ аю т и некоторые зар у б еж н ы е авторы в изданиях, увидевших свет в 20— 60-х годах XX в. Б о л ее подробно в згл яд ы н азв ан н ы х выше авторов по проблеме э т ­ ногенеза и другим вопросам этнической истории К арачаево-Черкесии будут излож ен ы в гл ав е V. Здесь ж е отметим, что русскими и з а р у ­ б ежны ми авторам и X V III — н а ч а л а XX в. был собран большой и цен­ ный м а тери ал и вы сказано много суждений по данной теме. Хотя з н а ­ чительная часть этих вы сказы ваний не имеет д олж ной научной ар г у ­ ментации и с точки зрения современной науки выглядит наивной, с некоторыми заключениями, сод ер ж ащ и м и ся в р аб отах Ю. К лапрота, C. Броневского, П. Буткова, Л. Я. Лю лье, А. П. Бер ж е, Е. Д. Фели цына, В. М. Сысоева, Л. Г. Лопатинского, К. Р ом м еля, К. Неймана, К. Коха, В. Сэн-М артена, Э. Ш ан тра, Ж. де М о рган а и ряд а других русских и зар у б еж н ы х ученых, нельзя не согласиться, и они не поте­ ряли своего значения и в н астоящ ее время.

Советские ученые разн ы х специальностей — историки, археологи, этнографы, филологи, антропологи — провели значительную работу по изучению адыгского этногенеза и других вопросов этнической истории адыгов. В последние годы идет интенсивное изучение происхождения к а рач аев ц ев и бал карц ев. Но до сих пор нет единого мнения об основ­ ном компоненте, участвовавш ем в формировании к а р а ч а е в о -б а л к а р ­ ской народности. Н аучное изучение проблем абазинского и ногайского этногенеза, по существу, еще только начинается.

В заруб еж н ой л итер атур е 20— 60-х годов, непосредственно относя­ щейся к нашей теме, мож но н азв ать некоторые серьезные и сследова­ ния (например, труды В. Ф. М инорского). Но в основном эти издания.

описательны и во многом компилятивны (например, книга Э. Сарки с я н д а ). В некоторых р аб о тах (особенно в статьях турецкого автора М ирзы Б ал ы ) проблемы происхождения народов Северного К а в к а за, в частности кар ач аевц ев, р ассм атриваю тся явно тенденциозно. Так, акцентируется явно ненаучная версия анатолийского происхождения карачаевцев.

Современные зар у б е ж н ы е авторы, д а ж е самы е добросовестные, вно­ сят очень мало нового и ценного в изучение интересующ их нас проб­ л ем — т а к д ал еки эти авторы от археологических или этнографических открытий последних лет.

Вопросы социально-экономической истории населения С е в е р о -З а ­ падного К а в к а з а в изучаемы й нами период в дореволюционной л и т е­ ратуре почти не затр аги в ал и сь. Имеется л иш ь несколько работ, п осв я­ щенных торговле местных ж ителей с иноземцами, в частности с ген уэз­ цами 53. Н екоторы е стороны экономики и общественной ж изни ады гов в древности и в средневековье р ас см атри в аю тся Ш. Б. Ногмовы м (на основании преданий) 54. З ам еч ан и я об общественном строе к а р а ­ чаевцев в период позднего средневековья, основанные на п реданиях и ретроспективных источниках, мы находим в т р у д а х А. Н. Д ь я ч к о в а Т арасова, Б. М и л л е р а и некоторых других авторов, зан и м авш и хся проблем ами к а р ач аев ц ев. О социальных противоречиях и классовой борьбе в ады гском общ естве в XVII в. писал Н. К а м е н е в 55.

В советское врем я п роблем ами социально-экономической истории населения С еверо-З ап ад ного К а в к а з а в древности зан и м аю тся ар х е о ­ логи А. А. Формозов, В. И. М арковин, Н. В. Анфимов и др. Д л я р а н ­ него средневековья п р ед став л яю т интерес исследования В. Б. Д ео п и к (К овалевской), С. А. Плетневой, A. JI. Я к о б с о н а 56. Д л я изучения со­ циально-экономической ж и зн и народов С еверо -З ап ад ного К а в к а з а в период позднего средневековья очень в а ж н ы работы археологов В. П. Л еваш евой, М. Л. Стрельченко, Г. А. Ф е д о р о в а -Д а в ы д о в а 57, э т ­ нографов Ц. Н. Б ж а н и и и М. В. Ц и н ц а д з е 58. Вопросы экономики и становления ф еодальн ы х отношений у народов Северного К а в к а з а в период позднего средневековья освещ аю тся в р а б о тах Е. С. З е в а к и н а, Н. А. Пенчко, Е. Н. Кушевой. К асал ись этих проблем в своих тр у д а х М. В. П окровский и В. К. Г а р д а н о в 59.

О б рати м ся теперь к исследованиям, непосредственно связан ны м с изучением территории К арачаево-Ч еркесии.

Д ревнейш им и древним периодом истории этой области зан и м аю тся археологи. В. П. Л ю бин впервы е открыл памятники каменного века на территории К а р а ч а е в о - Ч е р к е с и и 60. А. Л. Н ечи тай ло иссл ед о вал а могильники I I I — II ты сячелетий и совместно с Р. М. М ун чаевы м опуб­ ли к о в ал а результаты своих и ссл ед о в ан и й 61. А. А. Ф ормозов в своей м о н о гр аф и и 62 р ас см а три в ае т памятники каменного века и майкопской культуры П ри ку б ан ья, в том числе и Верхнего. Автор п о казы в ает пре­ емственность сменяю щ их д руг д р у га археологических культур и д е л а е т ряд в аж н ы х выводов, ка саю щ и х с я этнической и социально-экономиче­ ской жизни населения П р и к у б ан ь я в эпоху каменного века и м а й к о п ­ ской культуры. Эти ж е вопросы освещ аю тся в книге В. И. М ар к ови н а, посвященной п ам я тн и кам северокавказской культуры II ты сячелети я до н. э., в том числе и п ам я т н и ка м К а р а ч а е в о -Ч е р к е с и и 63. Ценнейш им исследованием яв л яется раб о та А. А. Иессена «П ри кубан ский о ч а г » 64, в которой автор обстоятельно характер и зует открытую им прикубан скую культуру, синхронную и родственную культуре кобанской. К а к видно из данной работы, на территории К арач аево -Ч ер к еси и имеются памятники ка к кобанской, так и прикубанской культур. П ри куб ан ск ую * 2 культуру поздней бронзы А. А. Иессен св язы в ает с древнейш ими пред­ ками меотов-адыгов и отчасти абазин.

Е. И. Крупнов в капи тальн ом исследовании, отмеченном Ленинской п р е м и е й 65, в клю чает в свой обзор и территорию К арачаево-Черкесии.

Автор р ас см а т р и в ае т вопросы происхождения народов Северного К а в ­ к а за, в том числе и адыгов, ка сае тся происхождения карачаевцев.

В книге много в аж н ы х д л я нас выводов о социально-экономической ж и зн и населения Северного К а в к а з а в I тысячелетии до н. э.

В дореволюционной и советской литературе, посвященной ран н е­ средневековому периоду истории К арачаево-Ч еркеси и, территория вер­ ховьев К убани и Зеленчуков интересовала исследователей главным об р а з о м к а к з а п а д н а я часть С еверокавказской Алании. С этой точки зр ен и я изучались и раннесредневековы е археологические памятники дан н ой местности.


Так, Ю. К л ап р о т в ы с к а за л мнение, что в верховьях Кубани и З е ­ лен чуков ж и л и предки осетин — а л ан ы и им п р и н а д л е ж а т храмы и прочие монументальные раннесредневековы е памятники этих м е с т 66.

П. Бутков в статье «О имени К озак» вы сказы в ает мысль о том, что ка р а ч а е в ц ы явл яю тся древнейш им населением верховьев К у б а н и 67.

Ф. Д ю б у а де М онпере интересовался древними путями, проходившими через территорию К арачаево-Ч еркеси и, в частности Д ар и н ски м путем в изантийских источников, который, по его мнению, проходил через М арухски й перевал. В труде Д ю б у а де М онпере много других, весьма интересных д л я нас суж дений по древней и средневековой истории н а ­ родов Северного К а в к а за, в том числе а д ы г о в 68. В. Б. П ф а ф р а с с м а т­ ри вал территорию К ар ач аево-Ч ер к еси и к а к зап ад н у ю часть Алании.

В частности, он в ы с к аза л интересную мысль о том, что резиденция аланского ц ар я Д у р г у л е л я В еликого нах од ил ась в верховьях К у б а н и 69.

В раб оту В. Ф. М и лл ера «Осетинские этю ды» включены серьезно аргум ентированны е экскурсы о б о л г а р ах и алан ах. Автор считает, что ираноязы чны е предки осетин — ал ан ы — в эпоху раннего средневековья зан и м а л и обш ирны е п ространства Северного К а в к а за, в том числе и территорию современной К арачаево-Ч еркеси и. В верховьях Кубани и Зеленчуков пом ещ ались резиденции ал ан ских царей С ародия (VI в.) и И т а з а (V III в.);

через эти места проходило ответное тю ркское по­ сольство вместе с византийским, во згл ав ляем ы м Зем архом. П озднее в верхо вьях К убани обитало тю ркоязы чное население (к ар ач аев ц ы ), ко ­ торое, к а к п олагает В. Ф. М иллер, стало назы ваться алан ам и, у н асл е­ д о в а в назван ие страны — «Алания». Б а л к а р ц е в В. Ф. М иллер св язы ­ вает с болгарами. В. Ф. М и ллеру п рин ад леж и т зас л уга расш ифровки зеленчукской надписи из дигорского д и а л е к та осетинского я з ы к а 70.

В. Ф. М иллер осветил т а к ж е вопрос о средневековых к а с о г а х - а д ы г а х 71.

Больш ой интерес д ля нашей темы п редставляет н азв ан н а я выше статья Ю. А. К улаковского «Христианство у алан». Н а основании материалов этой статьи мы мож ем сделать некоторые выводы о социальных отно­ шениях у алан, в частности у ал а н верхнекубанских.

Н екоторы е со ображ ен ия по истории раннесредневекового населения К арач аево-Ч ер кеси и мы находим в раб о тах дореволюционных истори­ ков и археологов: И. Г. Гильденш тедта, П. С. П а л л а с а, П. Хицунова, А. Ф ирковича, братьев Н ары ш кин ы х, И. А. В ладимирова, В. М. С ы ­ соева, А. Н. Д ья ч к о в а -Т ар а со в а, Г. П р о з р и т е л е в а 72. К роме П. Хицу­ нова, все указан н ы е авторы побы вали на территории К а р а ч а е в о -Ч е р ­ кесии и проводили здесь археологические разведки и раскопки.

В советское время исследователи, заним авш иеся раннесредневеко­ вой историей К арачаево-Ч еркесии, по-прежнему изучали ее как часть Северокавказской Алании. О д н ако многие археологи, историки и линг­ висты пришли к выводу, что в верховьях К убани и Зеленчуков в пе­ риод раннего средневековья кроме ираноязы чны х ал ан обитали и д р у ­ гие этнические группы — местные, ка вк азск и е (в частности, адыгские) и тюркские.

Так, А. Н. Д ья ч к о в-Т ар ас о в изучал раннесредневековы е археологи ­ ческие памятники К а р а ч а я в связи с проблемой происхождения к а р а ­ ч а е в ц е в 73. П ер у А. Н. Д ья ч к о в а -Т а р а с о в а п р ин ад л еж и т т а к ж е содер­ ж а тел ьн ая статья о «ш елковом пути», проходившем через территорию К арачаево-Черкесии в период раннего и позднего средневековья.

В 1935 г. вы ш ла в свет раб ота М. И. А ртам онова «Средневековые поселения на Н и ж н ем Д ону», которая пред ставл яет большой интерес и д л я нашей темы, т а к к а к автор р ас см а тр и в ае т в ней не только п а ­ мятники Н иж него Д о н а, но и Северного К а в к а за, в частности Рим Горское городище. М. И. Артамоновым был выделен особый вид к е р а ­ мики — котлы с внутренними ушками, которые, по его наблюдению, встречались не только в П ри азо вье и в Пятигорье, но и в Болгарии.

Исходя из этого полож ения, многие археологи в настоящ ее время счи­ тают, что котлы с внутренними уш ками следует связы вать с тю р ко ­ язычными болгарами.

Не меньшее зн ачение для изучения раннесредневековой истории Северного К а в к а з а п редставляю т разд ел ы первого том а «Истории С С С Р» (1939 г.), написанны е М. И. А ртамоновы м в соавторстве с Б. Е. Д е г е н -К о в а л е в с к и м 74.

Хотя вопросы этногенеза в этом издании не получили достаточного освещения, однако в у к а з а н н ы х р аз д ел а х в ы сказы в аю тся суж дения о происхождении алан, о св я зя х их с осетинами, ка р ач аев ц ам и, б а л к а р ­ цами. Впервые д е л ает ся попы тка выделить этап ы в социальном р а з в и ­ тии аланского общества. Так, совершенно правильно, на наш взгляд, авторы зам ечаю т, что в V — V II вв. ф ео д ал и зм а у алан, очевидно, не было, но предпосылки д л я его возникновения у ж е сущ ествовали.

В разделе, посвященном V I I I — X вв., сообщ аю тся сведения о полити­ ческой истории Алании, христианизации алан, их внутренней жизни и др.75 Кроме письменных источников широко п ривлекаю тся ар хе о ло­ гические памятники, в том числе р асполож енны е в верховьях Л аб ы, Зеленчуков, Кубани. Вполне справедливо отмечается, что в X в. в А л а ­ нии, несомненно, сущ ествовали ф еодальные отношения, хотя кон крет­ ные государственные формы аланского ф ео д ал и зм а еще д ал ек о не ясны. П ри зн аки ф ео д ал и зм а, наметившиеся ещ е до X в. (городская жизнь, обмен и д р.), в X в. и позднее получили д ал ьн ей ш ее развитие.

О довольно высоком уровне социального р азви тия аланского общ ества свидетельствует появление письменности и христианства с его ц ерков ­ ным строительством.

Последую щ ие исследования археологических пам ятни ков К а р а ч а е ­ во-Черкесии и изучение ее раннесредневековой истории подтвердили положения Б. Е. Д еген -К овалевского.

В предвоенные годы значительную работу по изучению истории и археологических памятников К а р а ч а я проводил К ар ач ае вс ки й учитель­ ский (позднее педагогический) институт, К Н И И и К ар ач аевски й м у­ зей. В о згл ав ля л эту работу преп одавател ь учительского (педагогиче­ ского) института К. М. Петрелевич. В 1940 г. состоялась археологиче­ ская экспедиция в К а р а ч а й под руководством К. М. П етрелевича, при участии Л. А. С ердобольской и X. О. Л а й п а н о в а 76.

В послевоенные годы п р о д о л ж а л о сь изучение территории К а р а ч а е ­ во-Черкесии ка к части Алании. В этой связи следует у к а за т ь работы Б. В. Скитского, 3. Н. В анеева, В. И. Абаева, Ю. С. Гаглойти (Г а г ­ лоева) 77.

И з ук а зан н ы х работ особо следует с к азат ь о р а зд ел а х «Истории Северо-Осетинской АС С Р», п р и н ад л еж а щ и х перу Б. В. Скитского.

В числе многих в аж н ы х полож ений он формулирует правильную мысль, что ф еод ал и зм в Алании н ач ал ся с V I I I — IX вв. Больш ую р а ­ боту по изучению раннесредневековой истории К арачаево-Черкесии проводит Т. М. М и наева. Н екоторы м итогом ее исследований является научно-популярная р аб ота «Очерки по археологии С т а в р о п о л ь я » 78, в которой на археологическом м атери але, собранном в основном самим автором, п о казы вается история этого края. Н а основании данны х археологии, в частности м атери ал ов городищ а Адиюх, она делает вы ­ вод о заро ж ден и и ф еодальны х отношений у ал а н (с V I I I — IX вв.).

М ноголетние исследования Т. М. М инаевой проливаю т свет на многие вопросы социально-экономического разви тия К арачаево-Ч еркеси и в период раннего средневековья. Ч т о к асается проблем этнической исто­ рии, то Т. М. М и наева зан и м ается по преимуществу ираноязы чны ми а л ан ам и, которы х считает основным населением К арачаево-Ч еркесии в раннем средневековье. В работах, выш едш их в последние годы, Т. М. М и наева р ас см а тр и в ае т т а к ж е вопрос о проникновении полов цев-кипчаков на территорию К ар ач аево-Ч ерк еси и 79.

В центре внимания исследований В. А. К узнецова стоят вопросы этнической истории в период раннего средневековья. В. А. Кузнецову п ри н ад л еж и т зас л у га в установлении неоднородности этнического со­ ста ва населения Алании. К а к д о к а з а л исследователь, в верховьях К у ­ бани и Зеленчуков кроме и раноязы чны х ал а н ж и л и местные, к а в к а з ­ ские этнические группы, в частности адыги, а т а к ж е тюрки, в том числе болгары. Основной территорией расселения болгар был район К исловодска 80.

В последних р а б о т ах В. А. Кузнецов вы двигает предположение о том, что и раноязы чное население раннесредневековой К арач аево-Ч ер кесии состояло не столько из а л а н — потомков аорсов, сколько из род­ ственных им потомков с и р а к о в 81. А ргум ентаци я этого предположения (в частности, попытка связать с потомками сираков Нижне-А рхызский могильник X I— X IV вв.) не пред ставл яется нам достаточно убеди­ тельной.

Больш им событием научной жизни К ар ачаево-Ч еркеси и и всего Северного К а в к а з а было открытие тю ркских рунических надписей на Хумаринском г о р о д и щ е 82, которые впервые были опубликованы В. А. Кузнецовым.

Его раскопки в К арачаево-Ч еркеси и, в частности работы на Н иж не-Архызском городищ е (открытие горна и д р. ), позволяю т сделать весьма существенные заклю чения по вопросам социально-экономиче­ ского р азви тия Алании.

Изучением болгар на территории К ар ачаево-Ч еркеси и занимаю тся т а к ж е Я. А. и Г. С. Ф е д о р о в ы 83, И. М. М изиев, Н. Н. М ихайлов, Е. П. Алексеева.

Д л я нашей темы большой интерес представляет исследование М. И. А ртам онова «И стория хазар», справедливо названное научной общественностью энциклопедическим. Те разделы, в которых осве­ щ ается история северокав казски х ал а н и тюркоязычных племен, г л а в ­ ным о бразом болгар, позволяю т нам понять многие процессы, в том числе этнического порядка, происходившие на территории К арачаево Черкесии (а т а к ж е вопрос о возможной тю ркизации части алан с V I I I — IX вв.).

Некоторых вопросов раннесредневековой истории К арач аево -Ч ерке 'сии касали сь X. О. Л ай п ан ов, Е. Г. Пчелина, В. А. К р а ч к о в с к а я 84,.Л. Г. Н ечаева, С. А. Плетнева.

И з работ Л. Г. Н ечаевой д л я наш ей темы интересны ее и сследо­ вания о ранних а л а н а х на Северном К а в к а зе и о склеповых м огиль­ никах. Л. Г. Н ечаева приводит убедительные д о к аза тел ь ст в а в пользу того, что катаком бн ы е погребения сарматского времени, известные на Северном К ав казе, п р и н а д л е ж а т алан ам, поселившимся в этих местах с ру б еж а нашей э р ы 85. Это заклю чение весьма в а ж н о при определении этнической принадлеж ности катаком бн ы х подкурганны х погребений н ачала нашей эры, открытых нами у аулов Учкекен и Терезе.

В изысканиях Л. Г. Н ечаевой о склепах имеется много нового и интересного86. О днако утверж д ен и е автора, что склепы п р и н ад л еж а т не местному к а в к азск о м у населению, а приш лы м ираноязы чны м а л а ­ нам и склеп — это « ка таком б ы в камне», осталось недоказанны м. Н а ­ следниками склеповой традиции являю тся не только осетины, но и сугубо местные, к а в к а зс к и е народы — чеченцы и ингуши. К ро м е того, если ал ан ы не могли соорудить катаком бу в земле, им не об язательн о было тран сф о р м и р о в ать ее в склеп, а мож но было просто вырубить ее в скале, что они и д ел ал и — скальны х к а так о м б на территории К а р а ­ чаево-Черкесии в насто ящ ее время известно несколько сотен.

Последние исследования самой Л. Г. Н ечаевой опровергаю т и зло­ женную выш е г и п о т е зу 87. По ее мнению, д ольм енообразн ы е склепы Верхнего П р и ку б ан ь я — назем ны е гробницы из тесаны х блоков — вы ­ строены в древности, а в средние века использовались вторично.

В связи с этим Л. Г. Н е ч ае ва считает в о зм о ж н ы м отвергнуть п о л о ж е­ ние В. А. К узнецова о происхождении средневековы х склепов от д о л ь ­ менов и дольм ено об разн ы х гробниц. По-видимому, в какой-то степени Л. Г. Н ечаева п р а в а — часть д ольм енообразны х склепов м ож ет быть, действительно, соо руж ен а в древности. Н о нет никаких д ан ны х к а т е ­ горически утв ер ж д ать, что н азем ны е гробницы с боковым входом не возводились в период раннего средневековья. И сслед овани я В. А. К у з ­ нецова и наши н аблю дения позволяю т сд ел ат ь заключение, что н а з е м ­ ные гробницы с боковым входом строились и в раннесредневековую эпоху. Поэтому гипотеза В. А. Кузнецова о сохранении элементов дольменной тради ци и на территории К ар ач аево-Ч ерк еси и в эпоху р а н ­ него средневековья, на наш взгляд, остается в силе.

С. А. Плетнева в монографии «От кочевий к г о р о д а м » 88 на осно­ вании большого археологического м а т ер и ал а р еш ает многие к а р д и ­ нальные вопросы истории населения, оставившего памятники салтово маяцкой культуры. Так, автор четко разл и ч а ет специфические виды поселений — кочевья, селищ а, поселения с зем лян ы м и укреплениями, каменные замки, города. Н а л и ч и е зам ков и городов, по мнению ав то­ ра, свидетельствует о сущ ествовании у носителей салтово-м аяцкой культуры в V III — н ачале X в. ф еодальных отношений. Кроме с у ж д е ­ ний и выводов, хорошо обоснованных и не вы зы ваю щ и х возраж ений, в книге имеются и некоторые спорные и ошибочные полож ения. Н а ­ пример, нельзя согласиться с зам ечан ием С. А. Плетневой о том, что ‘С евер окавказская А лания в V I I I — IX вв. бы ла районом са л т о во -м аяц ­ кой культуры. Археологический м атери ал опровергает положение С. А. Плетневой об уходе в V III в. части ал а н из некоторых районов •Северного К а в к а з а (в частности, П ятигорья) на Д он и Д о н е ц (более подробно об этом см. в гл. III и IV данной книги). Н е д о к а з а н а мысль о том, что Хумаринское городищ е в V I I I — IX вв. пред ставл ял о собой зам ок типа зам ков салтово-м аяц кой культуры.

Таким о бразом, в период раннего средневековья на территории К а ­ рачаево-Черкесии ж и л и не только ираноязы чны е аланы, но и другие этнические группы. Это д о к азы в аю т перечисленные выше серьезные и убедительные исследования. О днако следует назвать и явно неудачные работы, посвященные этой теме.

Г. З а р д а л и ш в и л и, ан ал и зи руя географические наименования Клу хорского района, т. е. Больш ого К а р а ч а я 89, пришел к выводу, что «соврем енная территория К лухорского района (частично и соседних районов) не только испы тала влияние картвельски х племен, но и н а­ ходилась в прошлом в этническо-географических границах Г р у зи и » 90.

Совершенно очевидно, в древности и в период средневековья между населением верховий К убани и Грузии имели место оживленные св я­ з и — торговые, культурны е и религиозные (см. гл. IV и V I). Однако нет никаких д ан ны х д л я утверж дения, что верховья Кубани когда либо входили «в этническо-географические границы Грузии». Геогра­ фические н азван ия верховьев Кубани, объясняемы е Г. За р д а л и ш в и л и на основе грузинского язы ка, горазд о точнее и логичнее объясняю тся при сопоставлении с к а р ач аев ск и м языком. Например, слово «сенты»

(точнее, «сынты») происходит, очевидно, не от сванского «сети» — «место, где собирается народ», а от кар ач аевск ого «сын», «сын-таш» — «памятник», «надмогильный памятник». Известно, что в этой местно­ сти находится храм (Сентинский х рам ) и много различны х погребений, надмогильных сооружений и др. В К а р а ч а е есть и другие места, где имеются памятники, в том числе и статуи, и эти места тож е имеют подобные н азв ан и я (Сынла, Биче-Сын и др.)- Более подробный к р и ­ тический р азб о р этой статьи у ж е был сделан на страницах п е ч а т и 91.

А. Ж. К аф оев на основании эпиграфического м а тери ал а пытается д о казать, что в верховьях К убани и здавн а ж и л и а д ы г и 92. Эта п р а ­ ви л ьн ая мысль д оказы в аетс я с помощью положений, не в ы д ер ж и в аю ­ щих критики. По мнению А. Ж. К аф оева, зеленчукская надпись, а т а к ­ ж е надпись на стене одного из зеленчукских храмов, обнаруж ен н ая майором Потемкиным в 1802 г., явл яю тся адыгскими и относятся к V в. н. э., а надпись на Этокской статуе т о ж е ад ы гская и датируется серединой V в. Не будем здесь касаться чтения надписей: ка к у ж е было отмечено в печати, «чтение» это произвольное, основанное на д о м ы сл ах и ком бинациях, ничего общего не имеющих с приемами р а с ­ шифровки надписей, принятыми в эпиграфической н а у к е 93. С каж ем только, что помимо подобной «расш иф ровки» надписей в книге немало положений и замечаний, противоречащ их всем известным в настоящ ее врем я в н ауке ф ак там, причем автор приводит эти полож ения либо голословно, либо д ает ссылку, котор ая при проверке оказы вается не относящ ейся к предмету, о котором идет речь. К голословным у тв ер ж ­ дениям относятся, например, такие, как: верховья Кубани я в л я ­ лись центром Синдики (!), Зеленчукский храм — это не храм, а я з ы ­ ческая усы пальница, а вож дь гуннов Аттила был убит кабардинкой Кануковой, О с -Б а г а т а р был кабарди н цем, а не осетином и др. У т­ ве р ж д а я, что синды имели письменность, А. Ж. К афоев ссылается на Больш ую Советскую Э н ц и к л о п е д и ю 94. О д н ако при проверке о к а з ы ­ вается, что речь там идет о письменности индусов-синдхов. Говоря о постоянных с в язя х черкесских мамлю ков, находившихся в Египте, с родиной — Северным К ав казо м, автор зая вл я ет, что об этом свиде­ тельствую т археологические данны е, и ссы лается на «Историю Северо Осетинской А С С Р » 95. М е ж д у тем на у казан но й странице говорится о н аходке в одной из Зм ейски х к атако м б шелковой ткани с арабской куфической надписью X I— XII вв. и о широких торговых связях, кото­ рые прослеживаю тся по м а т ер и ал ам Змейского катаком бного могиль­ ника. Причем здесь мамлю ки, неизвестно. М ож н о было бы привести и другие примеры совершенно произвольного об ращ ени я ав тор а с ф а к ­ тами, источниками и литературой.

П роблемы социально-экономической истории средневековой А л а ­ нии, в том числе и верхнекубанской, и зл аг ал и В. Б. Д еоп ик и A. А. И ер усал и м ская. Р аб о ты В. Б. Д ео п и к (К овалевской) о бусах и украш ениях очень ценны, т а к к а к автор не только х ар актер и зует эти вещи, но и д ел ает на основании этого м а т е р и а л а много в а ж н ы х и у б е ­ дительных выводов о местном производстве и обмене у ал ан и адыгов в период раннего средневековья. Р а б о т а «С ев еро кавк азск ие а л а н ы » 96, написанная с использованием м атери алов Б. Е. Д еген -К овалевского и Е. П. Алексеевой, менее удачна, чем остальные исследования В. Б. Д е о ­ пик. В частности, необоснованно кратко дан р азд ел о социальном сгрое Алании. Ч и татель мож ет почерпнуть из него горазд о меньше, чем из глав, написанных в 1939 г. Б. Е. Д еген -К овал евски м, хотя последний имел в своем р аспор яж ен и и меньше археологических м атериалов, чем B. Б. Деопик.

Непосредственное отношение к нашей теме имеют работы А. А. И ерусалимской, посвященные ан ал и зу ш елковы х тканей из м о­ гильников, н аходящ и хся на территории К арач аево -Ч ерк еси и — в Мо щевой б ал ке и в Х а с а у т е 97. А. А. И е р усал и м ск ая установила, что ш е л ­ ковые ткани из этих двух могильников, частью согдийские, частью ви­ зантийские и китайские;



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.