авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |

«Е'П'Ллексеева АКАДЕМИЯ НАУК СССР ОТДЕЛЕНИЕ ИСТОРИИ НАУЧНЫ Й СОВЕТ ПО К О О Р Д И Н А Ц И И Н А У Ч Н О -И ...»

-- [ Страница 12 ] --

Д ж ем с Белль, посетивший Западную Черкесию в 1837, 1838 и 1839 гг., со слов старика черкеса Субаш а записал, что около 200 лет н азад меж ду черкесским народом и знатью происходила борьба, в ре­ зультате которой в стране впервые власть феодальной аристократии пош атнулась 277. Н. Каменев в 1857 г. собрал и в 1867 г. опубликовал адыгские предания, в которых такж е сохранилась память об этой борьбе 278. Так же как и у Белля, эти события приурочиваются к 30-м годам XVII в. Согласно И. Каменеву, 236 лет назад, т. е. в 1631 г., абад­ зехи начали вытеснять бжедугских феодалов с верхнего и среднего те­ чения Псекупса. Окончательное вытеснение бжедугов произошло в 1639 г. Бжедугские феодалы со своими подданными принуждены были покинуть эти места. «Абадзехи, — отмечает Н. Каменев, — были народ демократический. Они держ али связь с простонародьем шапсугов, бже­ дугов и натухайцев, раздували ненависть к высшему сословию. Изме­ нить внутренний строй у соседей было господствующим желанием абад зехов, уничтожить самоуправство князей было господствующим стрем­ лением среднего сословия. При таком настроении умов революция стала неизбежной, и вот в последних годах прошедшего (XVIII в. —. А.), столетия она вспыхнула в шапсугских племенах. Псекупские абадзехи не упустили случая принять горячее участие в возмущении среднего сословия против сословий привилегированных, и, несмотря на страш ­ ные потери, понесенные ими в Бзиюкской битве, они поддержали уп ав­ ший дух шапсугов и помогли им учредить народное собрание, основан­ ное на выборном начале» 279.

В Х У Ш в. в районе Закубанья, как известно, образовались так н а­ зываемые демократические племена, изгнавшие князей. К этим «пле­ менам» относятся кроме абадзехов шапсуги и натухайцы. П рава и при­ вилегии дворянства у этих племен были ограничены, а власть перешла к старшинам из среды наиболее влиятельных тльфокотлей. Однако «демократичность» общественного строя трех названных «племен» бы­ л а весьма условна, так как «поднявш аяся на гребне антидворянского движения старш инская знать, по существу, была новой феодальной прослойкой неродовитого дворянства в его своеобразном кавказском варианте» 280.

Таким образом, судя по преданиям, начало ожесточенной классовой борьбы в Закубанье относится к 30-м годам XVII в. То, что указанные события действительно происходили здесь в XVII в., подтверждается сообщением Витсена. К ак пишет Витсен, «некий анонимный писатель, чье сочинение опубликовано в П ариж е в 1679 г.... говорит про черке­ сов... что они истребили у себя крупную и мелкую знать и теперь уп­ равляю тся начальниками или вождями, которые живут в полном со­ гласии с общиной» 281.

Предание, отраж аю щ ее классовую борьбу в К абарде, мы находим и в книге Ш. Б. Ногмова. Ш. Б. Ногмов рассказы вает о «гордом» князе Кайтуко Тохтамышевиче, которого народ изгнал, и князь со своей семьей вынужден был жить в ш алаш е до тех пор, пока не обещ ал по­ ступать с народом «по справедливости» 282.

И так, в период позднего средневековья и у адыгов и у абазин уже сущ ествовали раннефеодальные отношения. Более отчетливыми, судя по источникам, они становятся в XVI и особенно в XVII в.;

у адыгов (в том числе и у закубанских) классовые противоречия в XVII в. настолько обострились, что привели к активной классовой борьбе.

НОГАЙЦЫ Основой хозяйства ногайцев было скотоводство ярко выраженного кочевого типа. Поселившись в XVII в. в закубанской части С еверо-За­ падного К авказа, в частности в верховьях Кубани, ногайцы в основном продолжали оставаться кочевниками-скотоводами. Говоря о ногайцах, обитавших в районе Крыма и западной части Северо-Западного К авка­ за, Ж ан де Люк пишет следующее: ногайцы «питаются мясом и моло­ ком, которого у них весьма много... Пьют ирам (айран), состоящий из кислого коровьего молока, смешанный с водой... в праздник они пьют кобылье молоко, которое у них называется кумысом... Скот служит для выкупа пленных... Скота у них очень много. Когда я был в Балю ткос (,.деревня") в стране черкесов, меня позвал в дом Демир („начальник крепости1 У него спросил я: сколько голов скота в его стаде пасется ').

вокруг его кибитки? Из ответа оказалось, что более 400 000 (?) голов скота. Вот почему они никогда не остаются на одном месте, а беспрес­ танно переходят, отыскивая новые пастбища... Они народ кочевой. Их равнины представляют обширные хорошие пастбища. Очень много во­ дится у них скота... Коровьего масла у них весьма много» 283. По словам д ’Асколи, ногайцы не сеяли, не ж али, питались мясом, преимуществен­ но кониной, и пили кобылье молоко. Они вели кочевой образ жизни, пе­ реезж али с места на место в повозках, запряж енных волами, разводили лошадей, овец, волов 284. К ак пишет Эвлия, ногайцы кочевали по горам и степям со своим скотом. Они впрягали верблюдов в телеги, на кото­ рых устанавливали свои войлочные кибитки 285. Ни у одной татарской народности, заклю чает Эвлия, нет столько скота, сколько у ногайцев Чобан-Эли 286.

Таким образом, в стаде кочевников-ногайцев были овцы, коровы, лошади и верблюды. Со своими многочисленными стадами ногайцы ко­ чевали по предгорным районам Северо-Западного К авказа в кибитках, установленных на телегах, в которые были впряжены волы или верб­ люды. Кибитки, или юрты, ногайцев, по словам д’Асколи, напоминали по форме «церковные купола», имели основу из тонких прутьев и по­ крывались войлоком. Н аверху было отверстие для дыма 287. Авторы XVII в. Какаш и Тектандер отмечают, что юрты ногайцев были очень красивы и сделаны из войлока и хлопчатобумажных тканей разного цве­ та 288. Тавернье замечает, что у ногайцев юрты («шатры», как он их называет) служили убежищем для стариков, малых детей и рабов, ко­ торых запирали. Мужчины дома не сидели. Д л я молодоженов были от­ дельные шатры. К аж д ая девушка с 11 — 12 лет имела отдельную п а­ латку на повозке, где Сидела затворницей до замуж ества 289. По словам Ж ан а де Люка, каж д ая семья имела две юрты — меньшую для мужа с женой, большую для детей 29°.

И так, основная масса ногайцев, поселившихся на левобережье К у­ бани, продолж ала вести кочевой образ жизни. Однако какая-то часть закубанских ногайцев уже во второй половине XVII в. стала переходить к оседлому, земледельческому образу жизни. Этот постепенный пере­ ход и подметил Эвлия. Некоторые ногайцы в зимнее время обосновы­ вались в каких-либо населенных пунктах или крепостях, где они уста­ навливали свои кибитки. Так, Эвлия указывает, что на берегу р. Д ж енд ж ек (Малый Зеленчук) находилась крепость, построенная крымским ханом. Крепость была квадратной формы и имела деревянную «дверь»

в северной стороне. В этой крепости жили арсланбековские ногайцы.

Их «дома» были сделаны из войлока. В крепости были м аленькая ме­ четь и один татарский имам. В окрестностях крепости находились ка­ менные дома, которые принадлеж али Арсланбеку и другим мирзам.

Потолки этих «домов» были покрыты камышом 291.

К зимним стоянкам ногайцев относились и крепости Чобан-Эли и Чобан-К аласы, находившиеся, очевидно, недалеко от р. Псебай, в райо­ не М алой Лабы. Эти ногайцы отчасти занимались земледелием, засевая определенные участки земли. «Все ногайские татары, — пишет Эвлия, — землю пашут при помощи верблюдов. Они сеют пшеницу, ячмень и просо» 292. Обрушенное просо ногайцы употребляли в пищу, приготовляя из него суп с маслом и молоком (щербу) и, подобно черкесам, напиток мексеме, бузу 293.

Значительную часть необходимых вещей ногайцы выменивали на скот и продукты скотоводства. Но многие виды домашнего производ­ ства у них были. О домашнем производстве у кипчаков, предков ногай­ цев, сообщают В. Рубрук и Плано Карпини 294. Некоторые заключения по этому вопросу можно сделать из сообщений Олеария 295. Мужчины делали кибитки, занимались шорным делом. Женщины выделывали шкуры животных, изготовляли из жил нитки, шили шубы и шапки из овечьих шкур. Из кожи делали бурдюки, шили обувь (последнюю иног­ д а изготовляли из привозного саф ьяна). Д елали войлоки, в том числе узорные, для покрытия юрт и других нужд. Одежду шили из инозем­ ных бумажных материй и из сукна. Ж енские кафтаны украш ались бо­ гатой вышивкой.

При кочевом образе жизни у ногайцев не было условий для разви­ тия многих видов ремесла. Рем есла у них стали появляться при пере­ ходе к оседлому образу жизни. Т ак было, например, у ногайцев, посе­ ливш ихся в Астрахани 296. Возможно, то ж е происходило и с ногайцами, которые стали жить «неподвижными деревнями» на Л абе, на Верхней Кубани, на Зеленчуках и в других местах закубанской части Северо Западного Кавказа. В таком случае железные ножницы, колечки, п ряж ­ ки и прочие вещи, найденные в могильниках XVII в., которые мы пред­ положительно считаем ногайскими (например, у аула Кубины), могут быть и изделиями ногайских мастеров.

Ногайцы, жившие в Поволжье и в других степных районах европей­ ской и азиатской части юга нашей страны, имели весьма оживленные торговые связи с Россией и другими странами и народами. В Москву, К азань и другие русские города ногайцы гнали тысячи голов скота и получали за скот необходимые продукты и вещи 297. В «Донских делах»

есть сведения о том, что ногайцы, жившие в районе Темрюка, Азова, Тамани, получали от русских вино, мед, неводы и «коюки, в чем ры­ бу ловят» 298.

' О внешнем обмене ногайцев, живших в Закубанье, в частности в вер­ ховьях Кубани и Зеленчуков, мы данных не имеем. С соседними же северокавказским и народами, в частности с черкесами, обмен, безуслов­ но, существовал. Так, польский дворянин Тарановский, проезжавший по Северо-Западному К авказу в 1569 г., говорит, что черкесы торговали с ногайцами, поставляя последним сукна и другие предметы своего из­ готовления, а взамен получали от них овец и прочий с к о т 2". Ж ан де Лю к отмечает, что черкесы поставляли ногайцам просо в обмен на скот 300.

В заключение раздела коснемся вопросов, связанных с обществен­ ным строем ногайцев.

Говоря о ногайцах конца XIV—XVI в., А. П. Окладников пишет, что «в Ногайской орде, несмотря на развитие феодальных отношений, долго существовали пережитки патриархального стр о я » 301. М. Г. С а­ фаргалиев, характеризуя особенности социальных отношений в Н огай­ ской орде в XVI в., отмечает, что она была децентрализована: власть князя была очень слаба, каждый ногайский мурза, ставший нурадди ном или кековатом, считал себя самостоятельным государем 302. П риве­ денные М. Г. Сафаргалиевы м материалы говорят о наличии раннефео­ дальных отношений в Ногайской орде при отчетливом сохранении черт патриархально-родового строя, например родо-племенного деления но­ гайского общества. С. А. Токарев характеризует социальный строй но­ гайцев в прошлом как «патриархально-родовой», находившийся в ста­ дии разложения. Оформленных сословий, резко выраженного классо­ вого расслоения у ногайцев не было. Только у западны х ногайцев под влиянием черкесов сложились сословные группы: султаны и мурзы, сво­ бодные и несвободные крестьяне 303. С. А. Токарев отмечает такж е, что «у ногайцев до настоящего времени сохранились следы деления на пле­ мена» 304. Л. Н. Куж елева замечает, что процесс классоббразования в Ногайской орде начался еще в XV в. 305. У ногайцев был класс ф еода­ лов и феодально-зависимое население. Но наряду с социальными р а з­ личиями существовали пережитки родового деления. Ногайцы-кочевни­ ки сохраняли значительно больше черт патриархально-родового быта,. чем кубанские ногайцы. Общественный строй ногайцев Л. Н. Куж елева характеризует как феодально-патриархальный 306.

Имеющиеся в нашем распоряжении источники говорят о том, что классовые, феодальные отношения склады вались у предков ногайцев еще тогда, когда они были в составе Золотой Орды. В эпоху расцвета Золотой Орды вокруг наиболее крупных военачальников-феодалов ста­ ли группироваться отдельные кочевнические улусы.

В XV—XVII вв. у ногайцев уже существовали эксплуататоры и экс­ плуатируемые. Феодалы именовались в русских источниках «улусные лучшие люди» 307, а простой народ — просто «улусные люди» или «чер­ ные люди» 308. «Лучшие люди» находились на разных ступенях феодаль­ ной иерархической лестницы.

Во главе каждой орды стоял князь, а затем его наследник нураддин и военачальник — кековат. Вначале они подчинялись князю, но позднее занимали почти равное с ним положение. Каждый из них имел свой улус, определенные места кочевья, правил независимо от князя и поль­ зовался известной частью доходов с орды 309. Князь имел значительное войско. Так, Едигей, по словам Клавихо, имел постоянное войско — бо­ лее 200 тыс. всадников 31°.

В русских источниках князья назывались князьями или мурзами, в западноевропейских — мирзами, в турецких — беками. Сами ногайцы князей называли мурзами, хотя, по существу, мурзы — это категория знати, стоящ ая ниже князей.

В источниках упоминаются имена князей, владетелей орд — Едигея, Нуратдина, О ккаса (см. гл. V );

князя Большой Ногайской орды Ис­ маила и князя М алой Ногайской орды Казы я, виновника распада Но­ гаев на Больших и М алых (XVI в.). В источниках XVII в. называются имена князей, которые кочевали в закубанской части Северо-Западного К авказа, например в русских документах неоднократно встречается имя князя К асая, о чем мы уже говорили. Ф. Елчин и П. Захарьев упоми­ нают ногайского мурзу Урыстямбеку, который был зятем карачаевских мурз Ельбуздуки и Галистана зп.

Ж ан де Л ю к упоминает богатого ногайского мурзу Д емира, который жил в Черкесии, в Б а л ю тк о е 312. Балю ткой— Булткай (Булаткай) Эвлии находился на р. Белой, в районе проживания черкесов-темиргоевцев.

Эвлия такж е указывает, что в этой местности вместе с черкесами жили и ногайцы 313. На Д ж ендж еке (Малом Зеленчуке) жил ногайский пред­ водитель Арслан-бек вместе со своими мирзами 314.

Мирзы, или, правильнее, мурзы, стояли ступенью ниже князей. Они составляли ногайское дворянство. У ногайцев для обозначения дворян не было термина, отличного от того, который употреблялся для обозна­ чения князей. Дворяне, как и князья, именовались мурзами. М урзы вла­ дели улусами и простыми улусными людьми. Улусы они получали от князя в управление, но чаще право на управление передавалось по на­ следству 315.

Улусы были слабо связаны между собой. Ногайские мурзы, стояв­ шие во главе улусов, лишь условно признавали князей своими «стар­ шими братьями». Каждый мурза считал себя господином в своих вла­ дениях 316.

По источникам более позднего времени нам известно, что у ногайцев сущ ествовала и мелкая знать — кайбаш и 317.

Н адо думать, что и в интересующий нас период кроме мурз, стояв­ ших во главе улусов, были и более мелкие владетели, возглавлявшие племена (кубы) и роды. Д ело в том, что у ногайцев долгое время со­ хранялось родо-племенное деление. Возможно, о таких владетелях пи­ шет Тавернье. Говоря о ногайцах, он замечает: «Каждое племя (tribu) управляется ханом ( k h a n )» 318. Хан в данном случае — не верховный владыка орды или улуса, а предводитель более мелкого подразделения,, племени.

К привилегированным сословиям принадлеж ало такж е довольно­ многочисленное мусульманское духовенство319.

Князья и мурзы владели значительными материальными ценностя­ ми, и прежде всего скотом. Так, у ногайского мурзы Дем ира, жившего в Черкесии, в Балюткое, было, по словам Ж а н а де Лю ка, более 400 тыс.

голов скота 320. Турецкие источники пишут о ногайских богатых людях, которые владели табунами скота в тысячу го л о в 32*. У князей и других знатных ногайцев, живших в Крыму, по данным д ’Асколи, были селе­ ния и дворцы 322. Около крепости на р. Д ж ендж ек, по словам Эвлии, н а­ ходились каменные дома, которые принадлежали знатным ногайцам во главе с Арсланбеком 323.

Богатые и знатные носили одежду, отличную от одежды бедных.

«Мурзы носят шапки из куньего меха, которые доставляю т им из стра­ ны черкесов», — замечает Ж ан де Л ю к 324. К ак пишет Тавернье, отли­ чительным признаком ранга знатных ногайцев являлась шуба из ш ку­ ры волка. Тот же автор отмечает, что, когда умирал ногаец, родствен­ ники его приглашали муллу. М улла читал молитвы у бедных (pauvres) три дня и три ночи, а у богатых (riches) — месяц и более 325.

О поволжских и других ногайцах известно, что их мурзам принад­ леж али пастбища и охотничьи угодья 326. Очевидно, так ж е было и у закубанских ногайцев, хотя в тех источниках XVII в., которые были в нашем распоряжении, прямых указаний на это найти не удалось.

Если «лучшие люди», знать, владели большими богатствами, то «черные люди» были настолько бедны, что не имели возможности при­ обрести даж е бумажную материю и ели впроголодь. «У них [ногай­ ц е в ],— отмечает Ж ан де Люк, — считается роскошью носить штаны из бумажной материи» 327. «Среди простонародья немало таких, кото­ рые никогда не едят хлеба» 328,— пишет д ’Асколи. «Если кому-нибудь есть нечего, — читаем мы у Ж а н а де Лю ка, — то идет туда, где едят» 329.

Бедные юноши, не имея средств для калы м а, устраивали скачки, чтобы выиграть приз и расплатиться за невесту 330.

Улусные, черные люди, холопы князей и мурз находились в зависи­ мости от своих господ. Они должны были кочевать вместе с мурзами, во время походов являться с оружием и запасам и продовольствия, «сколь­ ко одному человеку поднять можно», вносить определенную подать в пользу господина 331.

Некоторое значение имело домашнее рабство. При дворе мурз на положении домашних слуг были пленные и купленные холопы (рабы ).

Труд рабов применялся и в хозяйстве при пастьбе скота, рытье колод­ цев, сборе топлива. К ак сообщает М. Броневский, невольники у ногай­ цев роют колодцы, собирают и сушат навоз, который употребляется для топлива, пасут бесчисленные стада своих повелителей Положение рабов, судя по источникам XVII в., было очень тяж е­ лым. Часть рабов держ али под замком 333. Другие, находившиеся на «свободе», должны были ночевать под открытым небом, на снегу и не допускались в кибитки д аж е в сильные морозы 334.

Некоторые из рабов-кулов со временем превращ ались в крепостных.

Так, М. Г. Сафаргалиев приводит весьма любопытный русский доку­ мент 1629 г., из которого можно заключить, что некоторые рабы-кулы имели лошадей и другой скот. Основываясь на этом документе, М. Г. С а­ фаргалиев делает вывод, что у ногайцев д аж е холопы (рабы-кулы) имели скот. «Очевидно, -— заклю чает М. Г. Саф аргалиев, — мы имеем дело с эволюцией холопа в крепостное состояние» 335. В разряд крепо­ стных (йоллы кул) переходили постепенно и многие лично свободные рядовые улусные люди 336.

Закубанские ногайцы по своему развитию как экономическому, так и социальному, стояли выше других ногайцев, что отмечается многими исследователями 337.

У ногайцев были сильны пережитки патриархально-родового строя:

ответственность всего рода за проступок, совершенный сородичем, суд по обычаям, калым, гостеприимство, обычай кормить голодных бедня­ ков из своей среды, если они придут «туда, где едят», о котором пишет Ж ан де Люк, и пр. Отец был полным властелином в семье. Существо­ вали еще выборные должности военачальников в зависимости от лич­ ных качеств избираемого (храбрости и т. п.), но лишь из среды мурз 338.

Сохранилось родо-племенное деление на племена и роды.

П ринимая во внимание все эти особенности, мы считаем не совсем верной характеристику социального строя у ногайцев в интересующую нас эпоху, да и в более поздние столетия, даваемую некоторыми иссле­ дователями. Так, С. А. Токарев пишет следующее: «Социальный строй ногайцев в прошлом может быть охарактеризован как патриархально­ родовой строй, находившийся в стадии разложения. Оформленных сос­ ловий, резко выраженного классового расслоения у ногайцев не было.

Только у западны х ногайцев под влиянием черкесов сложились сослов­ ные группы: султаны и мурзы, свободные и несвободные крестьяне (ос­ вобождение зависимых сословий произошло в 1867 г.)» 339.

Вполне солидаризуясь с точкой зрения автора в вопросе о том, что западны е (в частности, прикубанские) ногайцы стояли на более высо­ ком уровне социального развития, чем остальные ногайцы, мы не мо­ жем согласиться с ним в общей оценке социального строя ногайцев «в прошлом» как патриархально-родового, хотя и «находившегося в ста­ дии разложения». Пережитки патриархально-родового строя, отмечен­ ные у ногайцев, характерны и для других народов, в том числе и наро­ дов Северного К авказа, вплоть до XIX — начала XX в. Однако это не дает основания считать, что у этих народов вплоть до начала XX в.

был «патриархально-родовой строй в стадии разложения». Что касается сохранившегося у ногайцев деления на племена и роды, то это была только старая форма, которая наполнилась новым содержанием.

Приведенные выше данные говорят о заметной социальной и иму­ щественной дифференциации в ногайском обществе XV—XVII вв. Сле­ довательно, не сохранилась сам ая главная особенность рода — общее потребление, имущественное равенство. Ногайские «племена» и «роды»

(так же как и западночеркесские «племена») были, по существу, уже зарож даю щ имися ячейками феодального общества, хотя члены рода, по-видимому, оставались еще связанными общим происхождением. Пра­ вильно пишет А. Л. Якобсон, что «родовая организация татар (крым­ ских и ногайских. — Е. А.) была лишь оболочкой для отношений, типич­ ных для кочевого ф еодализма в том виде, в каком он сложился в мон­ гольской империи Чингисхана в X II—XIII вв.;

оттуда... вышли и та­ тарские племена со своими вождями (беями), перенесшими... укоренив­ шиеся на родине порядки» 34°.

Еще у предков ногайцев были антагонистические группы (вспомним кипчакских беев и ёзден, кулов и карауаш ей в «Кодексе Куманикус»), У самих ногайцев в XV—XVII вв. были и мурзы (князья и дворяне), и «черные улусные люди», и рабы,— как же можно говорить о том, что у ногайцев «не было классового расслоения»?

Безусловно, феодализм у кочевников-ногайцев имел отличительные особенности, свойственные вообще кочевым народам 341. Но и эти осо Ценности в закубанской части Северо-Западного К авказа со временем утрачивались под влиянием соседства с адыгами и другими народами и в связи с постепенным переходом к оседлому образу жизни.

Социальный строй закубанских ногайцев во второй половине XVII в., как и строй других народов Северо-Западного К авказа, можно х арак­ теризовать как раннефеодальный, с сильными пережитками патриар­ хально-родовых отношений.

^ Резюмируем сказанное в настоящей главе. Говоря об экономике на­ родов Северо-Западного К авказа (в том числе и населения Карачаево Черкесии) во второй половине X III—XVII в., следует отметить, что на протяжении четырех с половиной столетий в хозяйственной жизни этих народов изменений произошло мало. Хозяйство было натуральным, тех­ ника производства рутинная, население разобщено, что и обусловило застойный характер производства. Большой урон экономике Северо Западного К авказа нанесло татаро-монгольское нашествие. Особенно пострадало земледелие. Н ормальное развитие экономики тормозили и массовые передвижения населения, имевшие место после монгольского нашествия. Развитию экономики препятствовали такж е постоянные фео­ дальные междоусобицы и неблагоприятная внешнеполитическая обста­ новка, главным образом набеги крымских и турецких феодалов. Не всегда способствовали ликвидации натурального характера хозяйства и природные условия, в частности в высокогорных районах.

И все же нельзя утверж дать, что на протяжении четырех с полови­ ной столетий экономика Северо-Западного К авказа, в том числе вер­ ховьев Кубани и Зеленчуков, не изменялась и оставалась на уровне рубежа X III—XIV вв.

Главнейшими отраслями хозяйства были скотоводство и земледелие.

Имеющиеся в нашем распоряжении материалы не позволяют устано­ вить, какой вид хозяйства — скотоводство или земледелие — был ве­ дущим у населения Закубанья, в том числе и верхнего Прикубанья в период позднего средневековья. Очевидно, у различных этнических групп и в разных районах соотношение удельного веса скотоводства и земледелия в хозяйстве было различным, как и позднее, в X V III — первой половине XIX в. 342. Но можно сказать, что вообще роль ското­ водства по сравнению с раннесредневековым временем возросла. После такого переломного момента в историческом и экономическом развитии народов Северного К авказа, каким было татаро-монгольское наш ест­ вие и походы Там ерлана, из всех отраслей хозяйства в лучшем поло­ жении оказалось скотоводство, как наименее пострадавший и наиболее быстро восстанавливаемый вид хозяйства.

С течением времени, особенно на втором этапе позднего средневе­ ковья, стало развиваться и совершенствоваться земледелие — об этом мы можем судить по данным Витсена, Тавернье и других позднесредне­ вековых авторов. Зем ля под посевы обрабаты валась в основном плугом.

Это подтверждаю т данные не только письменных источников, но и ар­ хеологические находки в Восточном Причерноморье и в Закубанье.

Продукты земледелия, в частности просо, использовались не только для внутреннего потребления, но и для обмена. Так, например, черкесы снабж али просом ногайцев. Земледелие с давними традициями суще­ ствовало и у карачаевцев, и у адыгов, и у абазин. Во второй половине XVII в. к оседлому, земледельческому образу жизни стали постепенно переходить и ногайцы, поселившиеся на Л абе, Верхней Кубани, Зелен­ чуках.

17 е. П. Алексеева У населения верховьев Кубани и Зеленчуков кроме домашнего про­ изводства существовали и некоторые виды ремесла, обработка прежде всего металлов — кузнечное, оружейное дело, ювелирное искусство.

О внутреннем обмене мы сведений не имеем. Если он и существовал, то, по-видимому, был развит очень слабо. Но о внешнем обмене у нас имеются вполне определенные данные. Развитию внешнего обмена у населения верховьев Кубани и Зеленчуков способствовало то обстоя­ тельство, что через эту территорию проходили важнейшие торговые пути, связывавш ие П редкавказье с Западным Закавказьем. Торговые караваны проходили через Клухорский, Марухский, Санчарский и дру­ гие перевалы Карачаево-Черкесии.

Д л я внешнего обмена местное население поставляло скот, продукты скотоводства, иногда продукты земледелия (просо) и домашнего произ­ водства, а такж е невольников. Обмен был безденежным. Торговлю вели иноземные купцы — генуэзцы и другие итальянцы, греки, армяне, турки и др. Но, судя по некоторым намекам, имеющимся в источниках XVII в., по-видимому, в это время были купцы и из местного населения. В XVI— XVII вв. у населения Закубанья и более восточных районов существо­ вали эпизодические торговые связи с русскими. Следует отметить, что если генуэзцы и турки требовали от местного населения главным обра­ зом невольников, то в торговле с русскими этой статьи обмена не су­ ществовало.

Городов на территории Карачаево-Черкесии в период позднего сред­ невековья не было. Однако это не означает, что некоторые крупные поселения не могли быть центрами определенных видов ремесла и, воз­ можно, обмена. Д л я сравнения можно привести центры ювелирного дела в Д агестане, в частности аул Кубачи, которые такж е являлись по­ селениями сельского типа. Говоря о некоторых «стоянках» и «местеч­ ках» абазин и черкесов (в частности, черкесов-бесленеевцев), Эвлия Челеби особо отмечает, что население этих поселков занималось ремес­ лом. Тот ж е автор назы вает несколько селений, вокруг которых проис­ ходили ярмарки.

Таким образом, д аж е те скудные данные, которые имеются в нашем распоряжении, свидетельствуют о том, что в Закубанье, в частности в верховьях Кубани, в период позднего средневековья производительные силы общества не стояли на месте, они развивались, хотя и медленны­ ми темпами.

Определенные сдвиги в развитии производительных сил оказывали влияние и на развитие производственных отношений, вносили коррек­ тивы в социальную жизнь общества.

Основой общественной жизни продолж ала оставаться соседская об­ щина. Ее существование и является одной из особенностей раннего фео­ дализма. Процессы становления феодализма, начавшиеся у предков народов Карачаево-Черкесии еще в период раннего средневековья, про­ долж ались на территории Карачаево-Черкесии и в позднесредневековую эпоху. Татаро-монгольское нашествие, походы Тамерлана, последующие массовые передвижения населения сильно затормозили эти процессы, но не могли их ликвидировать.

Ведущие признаки, характерные для классического феодализма, на Северном К авказе отсутствовали, о них мы просто не можем судить по состоянию источников. Так, ни у одного из народов Северного Кавказа в период позднего средневековья не было единого государства;

отяго щенность феодальных отношений патриархальными пережитками, гос­ подство натурального хозяйства, отсутствие городов приводили к от­ сутствию централизации и явных элементов государственности 343. Для политических отношений этого времени на Северном К авказе характер­ на ф еодальная раздробленность, феодальные междоусобицы.

Так как не было феодальных городов, не было и организаций ремес­ ленников и купцов — цехов и гильдий. Очень мало мы знаем о х ар ак ­ тере феодального землевладения, о повинностях крестьян по отноше­ нию к феодалам.

Однако нам известно, что у всех народов Карачаево-Черкесии в эпоху позднего средневековья уже существовали эксплуататоры — фео­ далы и эксплуатируемые — крестьяне.

Ф еодальная иерархия сущ ествовала, но в неодинаковой степени у разных народов. Так, у карачаевцев к феодалам относилось только сос­ ловие биев — князей. У ногайцев существовали и князья и дворяне, но и те и другие именовались одним термином — «мурзы». У адыгов и а б а ­ зин были князья, крупные дворяне, мелкие дворяне и каж дое из сос­ ловий имело свое определенное название.

Д аж е по тем скудным материалам, которые у нас имеются, мы мо­ жем сказать, что «неблагородные» («простые люди», «простонародье») в интересующий нас период не составляли единого целого. Основная их масса состояла из свободных крестьян-общинников, но уж е существо­ вала категория закрепощ аемых крестьян. Эта категория формирова­ лась отчасти из попавших в зависимость к феодалам свободных крестьян, отчасти из получивших некоторые права рабов. Наиболее определенные данные о существовании такой категории крестьян в интересующий нас период мы имеем в отношении адыгов. О положении у абазин мы мо­ жем судить только на основании терминологии, у карачаево-балкарцев и ногайцев — по некоторым намекам письменных источников.

Об отработочных повинностях крепостных или закрепощ аемых кре­ стьян мы находим некоторые данные в письменных источниках. По-ви­ димому, сущ ествовала и продуктовая повинность, но об этом у нас д ан­ ных нет.

У всех народов Карачаево-Черкесии в интересующее нас время су­ ществовала категория рабов. Но, по-видимому, рабов было немного и не они являлись основными производителями.

Феодалы владели материальными ценностями, скотом и, надо по­ лагать, землей. Ф еодальная собственность, судя по тем косвенным д ан­ ным, которые мы имеем, сущ ествовала в форме нераздельной ф ам иль­ ной собственности, т. е. владельцем земли считался не один какой-либо феодал, а все члены данной феодальной семьи, фамилии.

Таким образом, есть основания предполагать, что сущ ествовала соб­ ственность феодала на основные средства производства на землю, — скот — и неполная собственность на крепостных крестьян.

Усиление эксплуатации зависимых сословий приводило к обостре­ нию антагонистических противоречий. Формы классовой борьбы но­ сили главным образом пассивный характер и вы раж ались в основном в побегах крестьян и рабов от своих владельцев. Но у адыгов в XVII в.

классовые противоречия настолько обострились, что привели к воору­ женным выступлениям крестьян против феодалов.

Итак, говоря о позднесредневековой эпохе, мы можем отметить чер­ ты феодализма (в большей или меньшей степени) у всех народов К а­ рачаево-Черкесии. Однако нужно подчеркнуть, что для общественного строя этих народов характерно сохранение сильнейших пережитков патриархально-родового строя.

1 Н. С. И в а н е н к о в, Карачаевцы, стр. 32— 39;

X. О. Л а й п а н о в, К истории, стр. 31— 47;

В. Г1. Н е в с к а я, Социально-экономическое развитие, стр. 23.

17* 2 В. П. Н е в с к а я, Социально-экономическое развитие, стр. 23.

3 Е. И. К р у п н о в, Д ревняя история, стр. 309.

4 В. П. Н е в с к а я, Социально-экономическое развитие, стр. 26.

5 Е. И. К р у п н о в, Д ревняя история, стр. 309.

6 X. О. Л а й п а н о в, К истории, стр. 32.

7 В. П. Н е в с к а я. Социально-экономическое развитие, стр. 30— 31.

8 Очень показательны в этом отношении рисунки конца XIX — начала XX в.г «Ж енщины перед выездом на кош» («Н ароды К авказа», т. I, стр. 248);

«Возвращ ение с летнего кош а» (В. П. Н е в с к а я, К арачай, стр. 89).

9 О ф ормах скотоводства, в частности о полукочевом скотоводстве, см. работу С. И. Р уденко (С. И. Р у д е н к о, К вопросу о ф орм ах, стр. 3). Как пиш ет С. И. Р у ­ денко, при полукочевом скотоводстве сущ ествовала постоянная оседлость населения, у которого имелись ж илищ а, куда оно еж егодн о возвращ алось. Н о скот содерж ался не около селений, а на пастбищ ах, причем имелись пастбищ а как летние, так и зим­ ние, а такж е весенние и осенние. Часть населения обычно уходи л а со скотом на пастбищ а.

10 Е. Н. К у ш е в а, Н ароды Северного К авказа, стр. 171, 173. Так, по мнению Е. Н. Куш евой, зависимость карачаевцев от кабардинских ф еодалов отраж ена в названии «К арачаева К абар да» докум ента 1636 г. (там ж е, стр. 173).

1 X. О. Л а й п а н о в, К истории, стр. 53.

12 Л а м б е р т и, О писание К олхиды, стр. 2.

13 С. А. П л е т н е в а, Печенеги, торки и половцы, стр. 188— 189;

М. Г. С а ф а р г а л и е в, Р асп ад Золотой Орды, стр. 74— 76.

14 «Русско-карачаево-балкарский словарь», стр. 253.

15 М. Г. С а ф а р г а л и е в, Р асп ад Золотой Орды, стр. 76.

16 Г. Чурсин, Экономическая жизнь;

X. О. Л а й п а н о в, К истории, стр. 10, 24.

17 X. О. Л а й п а н о в, К истории, стр. 31.

18 К и и з ы — изделия из войлока типа кошмы, бол ее толстые и более тонкие, с узорам и и без узоров.

19 Л а м б е р т и, стр. 211.

20 Г. И о н е, О. М е д в е д е в а, Чрезвычайное происшествие, стр. 3.

21 М АК, VI II, стр. 127, рис. 161.

22 Г. И о н е, О. М е д в е д е в а, Чрезвычайное происшествие, стр. 3.

23 В. Р у б р у к, П утеш ествие в восточные страны, стр. 69— 70.

24 С ледует отметить, что генуэзцы стремились проникнуть в глубинные районы К авказа не только с торговыми целями. В горах К авказа они добы вали серебряную руду ( Д е л а П р и м о д э, История черноморской торговли, стр. 96 ).

25 Н. К а м е н е в, Развалины церкви, стр. 145.

26 Е. Д. Ф е л и ц ы н, Некоторые сведения, стр. 24;

Е. С. 3 е в а к и н, Н. А. П е н ч к о, Очерки по истории, стр. 88;

П. Г. А к р и т а с, Древний торговый путь, стр. 197— 219.

27 А. Н. Д ь я ч к о в - Т а р а с о в, Неизвестный древний торговый путь, стр. 152—-155.

28 Там ж е, стр. 153— 154.

29 А. Н. Д ь я ч к о в - Т а р а с о в, О происхож дении карачайцев, стр. 329— 333;

М. И. А б а е в, Балкария, стр. 595.

30 Л а м б е р т и, стр. 211.

31 В. А. К У з н е ц о в, Археологические разведки, стр. 207— 209.

32 [С. А. Б е л о к у р о в ], М атериалы для русской истории, стр. 305.

33 Там ж е, стр. 318.

34 Е. Н. С т у д е н е ц к а я, К ультура и быт, стр. 354— 360.

35 Там ж е, стр. 356.

36 См. об этом: В. П. Н е в с к а я, Социально-экономическое развитие, стр. 8— 11.

37 Е. Н. С т у д е н е ц к а я, К вопросу о ф еодали зм е и рабстве;

В. П. Н е в с к а я, Социально-экономическое развитие, стр. 102.

38 X. О. Л а й п а н о в, К вопросу происхож дения, стр. 78.

39 «Очерки истории балкарского нар ода», стр. 37.

40 Е. Н. К у ш е в а, Н ароды Северного К авказа, стр. 172.

41 О карачаевской общ ине в XIX в. :см.: В. П. Н е в с к а я, Карачай в XIX в.

42 Н. С. И в а н е н к о в, Карачаевцы, стр. 27— 30, 33—35, 39;

Б. М и л л е р, Из области обычного права.

43 В. П. Н е в с к а я, Социально-экономическое развитие, стр. 133— 134.

44 Н. С. И в а н е н к о в, Карачаевцы, стр. 29;

У. А л и е в, К арачай, стр. 12—33.

Д а т а существования аула К арт-Д ж урт мож ет определяться по дате могильника на ю жной окраине аула — X V II в. (см. гл. V ).

45 Е. Н. С т у д е н е ц к а я, Карачаевцы, стр. 261;

В. Г1. Н е в с к а я, Социально экономическое развитие, стр. 29.

46 Н. С. И в а н е н к о в, Карачаевцы, стр. 32.

47 Е. Н. С т у д е н е ц к а я, Карачаевцы, стр. 260.

48 X. О. Л а й п а н о в, К вопросу пр оисхож дения, стр. 79.

49 Б. М и л л е р, И з области обычного права, стр. 13;

У. А л и е в, Кара чай, стр. 37.

50 В. П. Н е в с к а я, Социально-экономическое развитие, стр. 80.

61 Б. М и л л е р, И з области обычного права, сгр. 13.

52 Б. М и л л е р, И з области обычного права, стр. 5, 7, 10.

53 X. О. Л а й п а н о в, К вопр осу пр оисхож дени я, стр. 71.

54 Н. С. И в а н е н к о в, Карачаевцы, стр. 34— 35;

А. Н. Д ь я ч к о в - Т а р а с о в, Социальные формации, стр. 142.

55 И. Т а м б и е в, Карачай п р еж де и теперь, стр. 4.

56 Н. С. И в а н е н к о в, Карачаевцы, стр 30.

57 «К абардино-русские отнош ения», т. I, стр. 121;

«Очерки истории балкарского народа», стр. 28— 29.

58 «К абардино-русские отношения», т. I, стр. 121;

«Очерки истории балкарского народа», сгр. 28— 29;

[С. А. Б е л о к у р о в ], М атериалы для русской истории, стр. 305;

М. А. П о л и е в к т о в, П осольство стольника Толочанова, стр. 32, 117, см. также:

Е. Н. К у ш е в а, Н ароды Северного К авказа, стр. 173;

X. О. Л а й п а н о в, К. вопр о­ су происхож дения, стр. 79.

59 X. О. Л а й п а н о в, К истории, стр. 26;

Е. Н. К у ш е в а, Н ароды Северного К авказа, стр. 173.

60 X. О. Л а й п а н о в, К вопросу происхож дения, стр. 71.

61 «Очерки истории балкарского н ар ода», стр. 30, 31.

62 Там ж е, стр. 31.

63 Е. Н. К у ш е в а, Н ароды Северного К авказа, сгр. 173. Зависимость карачаев­ цев и балкарцев от кабардинских ф еодалов была установлена ещ е в X V II в.

64 А. Н. Д ь я ч к о в - Т а р а с о в, Социальные формации, стр. 143.

65 У. А л и е в, К арачай, стр. 12, 38.

66 А. Н. Д ь я ч к о в - Т а р а с о в, Социальные формации, стр. 143.

67 С. А. П л е т н е в а, Печенеги, торки и половцы, стр. 194— 195.

68 X. О. Л а й п а н о в, К вопросу пр оисхож дени я, стр. 79;

В. П. Н е в с к а я, Социально-экономическое развитие, стр. 104.

69 «Балкарская народная лирика», сгр. 37;

«Очерки истории балкарского наро­ да», стр. 33.

70 «Извлечения из сочинений арабских», стр. 231;

[ Б а р б а р о ], Путеш ествие в Тану, стр. 45;

И. Ш и л ь т б е р г е р, стр. 60;

Г. И н т е р и а н о, О быте и нравах, стр. 732, 735, 738;

Ж а н д е Л ю к, стр. 490— 491;

д ’А с к о л и, стр. 125;

Э в л и я, П у­ тешествие, стр. 179;

Э в л и я, рук., кн. II, стр. 102— 108;

кн. V II, стр. 747— 749, 752— 753;

Т а в е р н ь е, П утеш ествия, стр. 57;

Н. В и т с е н, Север и восток, стр. 552;

см.

такж е: Л. И. Л а в р о в, Р азвитие зем леделия, стр. 219. П одробн ее об этом см.:

Е. П. А л е к с е е в а, Очерки по экономике и культуре, стр. 56— 59;

е е ж е, Эконо­ мика, стр. 155, 157.

71 Г. И н т е р и а н о, О быте и нравах, стр. 735.

72 Н. В и т с е н, Север и восток, стр. 553, 557;

Л. И. Л а в р о в, Развитие зем ле­ делия, стр. 215, 218.

73 Л. Л ю л ь е, Черкесия, стр. 123.

74 «Очерки истории Адыгеи», т. I, стр. 157.

75 Т а в е р н ь е, П утеш ествия, стр. 57.

76 Ш. Б. Н о г м о в, История адыгейского народа, стр. 85.

77 Такой точки зрения, например, придерж иваю тся Е. И. Крупнов, В. П. Л еваш ева (Е. И. К р у п н о в, К вопросу о поселениях, стр. 39— 40;

В. П. Л е в а ш е в а, Б елоре­ ченские курганы, стр. 211).

78 Е. П. А л е к с е е в а, Очерки по экономике и культуре, стр. 81.

79 Так, М. Селезнев пишет, что черкесы и кабардинцы «больш е всех горцев склон­ ны к оседлой ж изни. К переселению ж е их вы нуждали военные столкновения»

(М. С е л е з н е в, Руководство к познанию К авказа, стр. 16). М ногие други е авторы согласно утвер ж даю т, что причины частых переселений, черкесов, абазин и кабардин­ цев нуж но искать в особенностях внешне- и внутриполитической ж изни этих народов (см., например: Л. Л о п а т и н с к и й, Заметки, стр. 13— 20;

С. Б р о н е в с к и й, Н овей­ шие географические и исторические известия, ч. II, стр. 182;

Н. Д у б р о в и н, История, т. I, стр. 244— 245;

А.-Д. Г., Очерк горских народов, стр. 302— 303, и д р.). См. такж е:

Л. И. Л а в р о в, Абазины, стр. 18— 19.

80 «Извлечения из сочинений арабских», стр. 233;

[ Б а р б а р о ], Путеш ествие в Тану, стр. 45;

д ’А с к о л и, стр. 126;

Э в л и я, рук., кн. II, стр. 102— 108;

кн. V II, стр. 750— 751.

81 Д ’А с к о л и, стр. 126;

Э в л и я, рук., стр. 718— 728, 747— 749;

752— 753;

О л е а р и й, стр. 390, 427, 463.

82 Д ’А с к о л и, стр. 100;

Ж. Ш а р д е н, стр. 19.

83 «Очерки истории Адыгеи», т. I, стр. 161;

Л. И. Л а в р о в, Р азвитие земледелия, стр. 220.

84 Г. И н т е р и а н о, О быте и нравах, стр. 735;

Ж а н д е Л ю к, стр. 490;

д ’А с к о л и, стр. 427;

Э в л и я, рук., стр. 706— 708;

Т а в е р н ь е, П утеш ествия, стр. 57;

Л. Л ю л ь е, Черкесия, стр. 123.

85 Г. И н т е р и а н о, О быте и нравах, стр. 732— 735;

Ж а н д е Л ю к, стр. 490;

д ’А с к о л и, стр. 127;

Т а в е р н ь е, П утеш ествия, стр. 53;

Э в л и я, рук., стр. 706— 708.

86 Е. П. А л е к с е е в а, Очерки по истории черкесов, стр. 30— 32;

е е ж е, Очерки по экономике и культуре, стр. 50— 55.

87 «И звлечения из сочинений персидских», стр. 231;

[Б а р б а р о ], П утеш ествие в Тану, стр. 45;

Г. И н т е р и а н о, О быте и нравах, стр. 735;

Ж а н д е Л ю к, стр. 486, 490— 491;

д ’А с к о л и, стр. 126;

Э в л и я, Путеш ествие, стр. 173— 175;

Э в л и я, рук., кн. II, стр. 102— 108;

кн. V II, стр. 706— 708, 752-^ /53;

И. В и т с е н, Север и во­ сток, стр. 529— 553;

Л. И. Л а в р о в, Р азвитие зем леделия, стр. 214— 215;

Т а в е р н ь е, П утеш ествия, стр. 56.

88 Н. В и т с е н, Север и восток, стр. 552..

89 Г. И н т е р и а н о, О быте и нравах, стр. 732.

90 Н. В и т с е н, Север и восток, стр. 529, 553.

91 Г. И н т е р и а н о, О быте и нравах, стр. 735;

Ж а н д е Л ю к, стр. 486;

д ’А с к о л и, стр. 126.

92 Н. В и т с е н, Север и восток, стр. 552.

93 Т а в е р н ь е, П утеш ествия, стр. 56.

94 Э в л и я, рук., кн. II, стр. 102— 108;

см. также: Н. А. Т х а г у ш е в, Адыгейские сады.

95 Л. Л ю л ь е, Черкесия, стр. 123.

96 «Очерки истории Адыгеи», т. I, стр. 163.

97 Т а в е р н ь е, П утеш ествия, стр. 53.

98 Е. Н. К у ш е в а, Н ароды Северного К авказа, стр. 103.

99 Н. Д у б р о в и н, И стория, т. I, стр. 28;

А. И. Д ь я ч к о в - Т а р а с о в, А б а д ­ зехи, стр. 20.

100 Э в л и я, рук., стр. 746.

101 А. Н. Д ь я ч к о в - Т а р а с о в, А бад зехи, стр. 20.

102 Г. И н т е р и а н о, О быте и нравах, стр. 736.

103 Э в л и я, рук., стр. 754.

104 Там ж е, стр. 732, 739— 745.

105 С едеш и, или С адш а — этническая группа, родственная абазинам, позднейш ие садзы — дж игеты (см. гл. V ). Судя по данным Эвлии, жили к северо-зап аду от Адлера ( Э в л и я, рук., кн. II, стр. 98— 102).

106 Э в л и я, рук., стр. 746.

107 З а консультацию по этом у вопросу приношу благодарность сотруднику Инсти­ тута истории АН СССР А. П. Н овосельцеву.

108 В. П. Л е в а ш е в а, Белореченские курганы, стр. 183.

ют Д А с к о л и, стр. 125— 126.

110 Г. И н т е р и а н о, О быте и нравах, стр. 736.

111 Т а в е р н ь е, П утеш ествия, стр. 65.

112 Д ’А с к о л и, стр. 126.

113 В. П. Л е в а ш е в а, Белореченские курганы, стр. 178, 192.

114 Е. Д. Ф е л и ц ы н, Н екоторые сведения, стр. 23;

Е. П. А л е к с е е в а, Очерки по истории, стр. 8— 9.

и& Д ю б у а д е М о н п е р е, П утеш ествие, стр. 23;

Е. Д. Ф е л и ц ы н, Н еко­ торые сведения, стр. 24;

Е. С. 3 е в а к и н, Н. А. П е н ч к о, Очерки по истории, стр. 87.

116 Е. Д. Ф е л и ц ы н, Н екоторые сведения, стр. 23.

117 «Устав для генуэзских колоний», стр. 804— 805;

Г. И н т е р и а н о, О быте и нравах, стр. 733— 734;

Е. Д. Ф е л и ц ы н, Н екоторые сведения, стр. 5;

Е. С. З е в а к и н, Н. А. П е н ч к о, Очерки по истории, стр. 91— 96.

118 «Устав для генуэзских колоний», стр. 803— 804;

Г. И н т е р и а н о, О бы­ те и нравах, стр. 733;

Ф. Б р у н, Черноморье, стр. 213;

Е. Д. Ф е л и ц ы н, Н еко­ торые сведения, стр. 20;

Е. С. 3 е в а к и н, Н. А. П е н ч к о, Очерки по истории, стр. 91— 94;

Л. II. Л а в р о в, Очерки по истории;

е г о ж е, Черкесия в X III— X IV вв., стр. 4;

А. М. Ч и п е р и с, К вопросу о социально-экономическом и политическом развитии.

119 А. Н. Д ь я ч к о в - Т а р а с о в, Социальные формации, ч. 1, стр. 143.

120 Г. И н т е р и а н о, О быте и нравах, стр. 734.

121 Там ж е, стр. 733.

122 Е. П. А л е к с е е в а. Очерки по экономике и культуре, стр. 69— 73.

123 Э в л и я, рук., стр. 739— 745.

124 Там ж е, стр. 756— 757.

125 Там ж е, стр. 754— 756.

126 Е. С. З е в а к и н, Н. А. П е н ч к о, Очерки по истории, стр. 82, 98, 124, 127.

127 Цит. по Н. А. Смирнову («И ван Грозный», стр. 11).

128 [Н. В а р к о ч ], Описание путеш ествия, стр. 35.

129 Э в л и я, рук., стр. 739— 745.

130 Э в л и я, рук., кн. II, стр. 102— 108.

131 Э в л и я, рук., стр. 747— 749.

132 Г. И н т е р и а н о, О быте и нравах, стр. 731.

133 Там ж е, стр. 736.

134 Ж а н д е Л ю к, стр. 490.

135 Э в л и я, рук., стр. 718— 728.

136 Э в л и я, рук., кн. II, стр. 102— 108;

Э в л и я, П утеш ествия, стр. 179.

137 Э в л и я, рук., стр. 713— 714.

138 Там же.

139 Там ж е, стр. 754.

140 Т а в е р н ь е, П утеш ествия, стр. 53— 56, табл. V II.

141 Ш. Б. Н о т м о в, И стория адыгейского народа, стр. 83.

142 Н а территории К арачаево-Черкесии известно только одно строение из камня, «относящееся к эпохе позднего средневековья,— это башня Гош аях-К ала у аула Кызыл Кала. О днако связывать эту баш ню с генуэзцами нет оснований. Она не круглая, а прямоугольная в плане и очень напоминает баш ню А дию х X V III в. у аула Х а б ез, но архаичнее последней. П о-видим ому, баш ню Гош аях-К ала м ож но отнести к X V I— XV II вв.

143 Э в л и я, рук., стр. 758— 759.

144 Е. С. З е в а к и н, Н. А. П е н ч к о, И з истории социальных отношений, стр. 9.

145 «Очерки истории СС СР, X IV — X V вв.», стр. 742.

146 В. П. Л е в а ш е в а, Белореченские курганы, стр. 212.

147 Е. Н. К у ш е в а, Н ароды Северного К авказа, стр. 108.

148 Там ж е, стр. 148. О б особенностях феодальны х отнош ений у западны х адыгов •см.: М. Б. П о к р о в с к и й, Адыгейские племена, стр. 119— 120.

149 «Очерки истории Адыгеи», т. I, стр. 168— 192.

150 М. В. Ц и н ц а д з е, Социально-экономическое и культурное полож ение, стр. 15.

151 В. К. Г а р д а н о в. Общественный строй, стр. 126.

152 Л. И. Л а в р о в, Абазины, стр. 20, гм. такж е стр. 9.

153 Е. Н. К у ш е в а, Н ароды Северного К авказа, стр. 159.

Г 3. В. А н ч а б а д з е, И з истории средневековой А бхазии, стр. 290.

155 Ш. Б. Н огмов, говоря о событиях, происходивш их м еж д у концом X III в. и временем правления Темрюка (середина X V I в.), описывает битву, в которой отли -чился охотник Ортано. 'За совершенный в этом сраж ении подвиг «Ортано был н агр аж ­ ден повышением в знатное достоинство» (Ш. Б. Н о г м о в, И стория адыгейского на­ рода, стр. 137).

156 Г. И н т е р и а н о, О быте и нравах, стр. 732, 735;

Ж а н д е Л ю к, стр. 490— 4 91;

Т а в е р н ь е, П утеш ествия, стр. 63— 64;

д ’А с к о л и стр. 27;

Э в л и я, рук., стр. 718—728, 730— 731 и др. Б частности, Эвлия указы вает, что абазины племени Д удур гай (т. е. дударуковцы, живш ие в то время на территории м еж ду Верхней К у ­ банью и Малым Зеленчуком) «очень гостеприимны» ( Э в л и я, рук., стр. 756— 757).

С м. также: Л. И. Л а в р о в, Абазины, стр. 6— 8;

Е. П. А л е к с е е в а, Верования, о б ­ р я ды, стр. 183— 190.

~ Е. Н. К у ш е в а, Н ароды Северного К авказа, стр. 119— 120.


Г. И н т е р и а н о, О быте и нравах, стр. 732.

«Очерки истории Адыгеи», т. I, стр. 218— 224.

Г. И н т е р и а н о, О быте и нравах, стр. 734.

Г. И н т е р и а н о, О быте и нравах, стр. 733;

д ’А с к о л и, стр. 127.

Д ’А с к о л и, стр. 125.

Г. И н т е р и а н о, О быте и нравах, стр. 736— 737.

Б. П. Л е в а ш е в а, Белореченские курганы, стр. 212 и др.

Т а в е р н ь е, Путеш ествия, стр. 65.

Г. И н т е р и а н о, О быте и нравах, стр. 736.

Там ж е, стр. 732.

О том, что у адыгов были христианские священники, сообщ аю т Интериано и Ж а. д е Люк (Г. И н т е р и а н о, О быте и нравах, стр. 731, 737;

Ж а н д е Л ю к, ^тр. 491).

"" Е. Н. К у ш е в а, Н ароды Северного К авказа, стр. 108, 109, 148.

1 Е. С. З е в а к и н, Н. А. П е н ч к о, Очерки по истории, стр. 84, 106.

Г. И н т е р и а н о, О быте и нравах, стр. 734.

Е. С 3 е в а к и н, Н. А. П е н ч к о, Очерки по истории, стр. 84, 85, 98, 100, 106, ТО7. 112, 113, 115, 119.

173 [ Б а р б а р о ], П утеш естви е в Тану, стр. 44— 45.

174 Е. Д. Ф е л и ц:ы н, Н екоторые сведения, стр. 17— 18.

175 П С Р Л, X III, первая половина, стр. 228, 259.

176 Е. Н. К у ш е в а, Н ароды Северного К авказа, стр. 148, 151.

177 Там ж е, стр. 153 и др.;

Э в л и я, рук., стр. 713— 714, 730— 731, 739— 745, 747— 749, 750— 751.

178 Ш. Б. Н о г м о в, И стория адыгейского народа, стр. 112— 114 и др.

179 М. Б р о н е в с к и й, Описание Крыма, стр. 350.

180 Т а в е р н ь е, П утеш ествия, стр. 60.

181 Там ж е, стр. 64— 65.

182 Е. Н. К у ш е в а, Н ароды Северного К авказа, стр. 148— 149.

183 Ж а н д е Л ю к, стр. 490.

184 Л а м б е р т и, Описание, стр. 197.

185 Е. С. 3 е в а к и н, Н. А. П е н ч к о, Очерки по истории, стр. 106.

186 В. Д. С м и р н о в, Крымское ханство, стр. 347— 348.

187 Э в л и я, рук., стр. 713— 714, 730— 731, 739— 745, 747— 749, 750.

188 М. В. П о к р о в с к и й, Адыгейские племена, стр. 123— 124;

«Очерки по истории Адыгеи», т. I, стр. 185— 186.

189 Г. И н т е р и а н о, О быте и нравах, стр. 732.

190 Ш. Б. Н о г м о в, И стория адыгейского народа, стр. 114— 115 и др.

191 Д ’А с к о л и, стр. 125.

192 Там ж е.

193 См., например, сб. Р И О, 59, С П б., 1887, стр. 480;

док. № 31, 1555 г.

194 М. Г. Д ж а и а ш в и л и, И звестия грузинских летописей, стр. 56.

195 Е. Н. К у ш е в а, Н ароды Северного К авказа, стр. 132.

196 Ш. Б. Н о г м о в, История адыгейского народа, стр. 147.

197 «Очерки истории Адыгеи», т. I, стр. 189.

198 Е. Н. К у ш е в а, Н ароды Северного К авказа, стр. 110.

199 Там ж е, стр. 111.

200 Там ж е, стр. 148— 149.

201 Д ’А с к о л и, стр. 127.

202 Е. Н. К у ш е в а, Н ароды Северного К авказа, стр. 111;

см. такж е приве­ денную выше ссылку на показания Эвлии о сущ ествовании конных друж ин прш князьях.

203 Г. И н т е р и а н о, О быте и нравах, стр. 734.

204 «Очерки истории Адыгеи», т. I, стр. 189.

205 Г. И н т е р и а н о, О быте и нравах, стр. 732;

Э в л и я, рук., кн. II, стр. 102— 108:

206 Ш. Б. Н о г м о в, И стория адыгейского народа, стр. 148.

207 «Очерки истории Адыгеи», т. I, стр. 189.

208 Г. И и т е р и а н о, О быте и нравах, стр. 732.

209 Э в л и я, рук., стр. 750— 751.

210 «К абардино-русские отнош ения», т. I, стр. 208, 248— 250 и др.

211 Т. X. К у м ы к о в, К вопросу об общ ественном строе К абарды, стр. 56.

212 Е. Н. К у ш е в а, Н ароды Северного К авказа, стр. 113.

213 [С. А. Б е л о к у р о в], Сношения России с К авказом, стр. 7.

214 Там ж е, стр. 8.

215 Е. Н. К у ш е в а, Н ароды Северного К авказа, стр. 115.

216 [С. А. Б е л о к у р о в ], Сношения России с К авказом, стр. 4, 6, 8.

217 Там ж е, стр. 4. i 218 Е. Н. К у ш е в а, Н ароды Северного К авказа, стр. 115.

219 Т. X. К у м ы к о в, К вопросу об общ ественном строе, стр. 56— 58.

220 О л е а р и й, стр. 369.

221 Ж а н д е Л ю к, стр. 489.

222 В. П. Л е в а ш е в а, Белореченские курганы, стр. 212— 213.

223 Ж а н д е Л ю к, стр. 490;

О л е а р и й, стр. 518— 519;

Э в л и я, рук., стр. 718— 728, 752— 753.

224 Э в л и я, рук., стр. 756— 757.

225 Т а в е р н ь е, П утеш ествия, стр. 56.

226 «Очерки истории Адыгеи», т. I, стр. 177— 184.

227 Ш. Б. Н о г м о в, И стория адыгейского народа, стр. 147.

228 «Очерки истории Адыгеи», т. I, стр. 177.

229 Г. И н т е р и а н о, О быте и нравах, стр. 732.

230 Е. Н. К у ш е в а, Н ароды Северного К авказа, стр. 149.

231 «Очерки истории С С СР, конец X V — начало X V II в.», стр. 820.

232 Д ’А с к о л и, стр. 125.

233 «Очерки истории Адыгеи», т. I, стр. 178.

234 Е. Н. К у щ е в а, Н ароды Северного К авказа, стр. 118— 119, 148.

235 «Очерки истории Адыгеи», т. I, стр. 177— 179.

236 Ш. Б. Н о г м о в, И стория адыгейского народа, стр. 180"— Г8Т.

237 М. В. П о к р о в с к и й, Адыгейские племена, стр. 124.

238 Т а в е р н ь е, П утеш ествия, стр. 371.

ц нт по: «Очерки истории Адыгеи», т. I, стр. 180.

240 Зап адн ая граница К абарды в X V II в., как мы отмечали в главе V, пр оходила в пределах Пятигорья, следовательно, территория, очерченная Гезар-Ф енном («от Ж а н е д о К абарды »), включала и нынешнюю К арачаево-Черкесию.

241 Цит. по: В. Д. С м и р н о в, Крымское ханство, стр. 347— 348.

242 «Очерки истории СС СР, конец XV — начало X V II в.», стр. 824.

243 «Очерки истории Адыгеи», т. I, стр. 180.

244 Е. Н. К у ш е в а, Н ароды Северного К авказа, стр. 118, 127— 128.

245 «Очерки истории Адыгеи», т. I, стр. 184— 185.

246 Г. И н т е р и а н о, О быте и нравах, стр. 737.

247 Т а в е р н ь е, П утеш ествия, стр. 58.

248 Л. И. Л а в р о в, Абазины, стр. 21— 22.

249 Там ж е, стр. 20.

260 Ш. Б. Н о г м о в, И стория адыгейского н ар ода, стр. 112— 123.

251 Ж а н д е Л ю к, стр. 489.

252 Э в л и я, рук., кн. II, стр. 102— 109;

кн. V II, стр. 764.

253 Э в л и я, рук., стр. 764, Л. И. Л авров предполагает, что тавустанский султан — это шамхал Тарковский (Л. И. Л а в р о в, Абазины, стр. 14);

Е. Н. К у ш е в а, на наш.

взгляд, с большим основанием склонна считать, что тавустанский султан — это стар­ ший владелец М алой К абарды, поскольку одна ветвь малокабардинских князей вела свой род от Таусалтана Я нхотова (Е. Н. К у ш е в а, Н ароды Северного К авказа,, стр. 160— 161).

254 Е. Н. К у ш е в а, Н ароды Северного К авказа, стр. 155.

255 Там ж е, стр. 156— 157.

256 3. В. А н ч а б а д з е, И з истории, стр. 290.

257 Э в л и я, П утеш ествия, стр. 179.

258 3. В. А н ч а б а д з е, И з истории, стр. 257.

259 Л. И. Л а в р о в, Абазины, стр. 22.

260 Е. Н. К у ш е в а, Н ароды Северного К авказа, стр. 156.

261 3. В. А н ч а б а д з е, И з истории, стр. 257.

262 Л. И. Л а в р о в, Абазины, стр. 21.

263 Там ж е, стр. 9— 12.

264 Л. И. Л а в р о в, Абазины, стр. 10.

265 Е. Н. К у ш е в а, Н ароды С еверного К авказа, стр. 159. В данном документе 1634 г. сказано, что Кумургука заявил терским воеводам: «Брат его больш ой, Ц ека мурза абазинской владелец, с ними, з братьею своею 12 человек, и со всеми своими абазинскими людьми... прислали ево, К ум ургуку, «бить челом царю М ихаилу Ф едоров вичу» (цит. по: Е. Н. К у ш е в а, Н ароды Северного К авказа, стр. 156).

266 Е. С. З е в а к и н, Н. А. П е н ч к о, Очерки по истории, стр. 91, 112, 114.

267 Там ж е, стр. 80— 84, 91, 97, 100, 104, 110— 115, 128;

о н и ж е, И з истории, стр. 3— 10.

268 Д ю б у а д е М о н п е р е, Путеш ествие, стр. 22— 24.

269 Э в л и я, рук., кн. II, стр. 102— 108.

270 Э в л и я, П утеш ествие, стр. 183.

271 С сел. Терки в X V II в. имели связи не только кабардинцы, но и абазины и з а ­ падные черкесы. Так, абазины приезж али в Терки для дипломатических переговоров (например, в 1634 г.;

Е. Н. К у ш е в а, Н ароды С еверного К авказа, стр. 156). Что ка­ сается западны х черкесов, то, по словам Ж ан а де Л ю ка, к ним приходил иногда со­ вершать таинство крещения священник из Терки ( Ж а н д е Л ю к, стр. 489). П оэт о­ му искать спасения от неволи в Терках путем принятия христианства могли не только беглецы из К абарды, но такж е рабы и крепостные, беж авш ие с территорий, распо­ лож енны х зап аднее К абарды, в частности из закубанской части С евер о-Западн ого Кавказа.

272 Записка «О правах высших горских сословий в К убанской и Терской области», стр. 13. Копия настоящ его документа была лю безно передана мне проф. Б. В. Скит­ ским.

273 J. S. B e l l, Journal, сгр. 146;

В. К. Г а р д а н о в, Общественный строй, стр. 246;

Н. К а м е н е в, Бассейн Псекупса.

274 У. А л и е в, Б. Г о р о д е ц к и й, С. С и ю х о в, Адыгея, стр. 33— 34.

275 «Очерки истории Адыгеи», т. I, стр. 190— 192.

276 В. К- Г а р д а н о в, Общественный строй, стр. 246— 250;

см. такж е: В. К. Г а р д а н о в, Адыгские «братства», стр. 26— 27.

277 J. S. B e l l, Journal, т. II, стр. 146;

В. К- Г а р д а н о в, Общественный строй, стр. 246.

278 Н. К а м е н е в, Бассейн П секупса.

279 Там ж е, № 14, стр. 55. Бзиюкская битва (Б зи ю к о-зауо) произош ла в 1796 г.

280 М. В. П о к р о в с к и й, Адыгейские племена, стр. 130.

281 Н. В и т с е н, Север и восток, стр. 554;

«Очерки истории Адыгеи», т. I, стр. 190.

282 Ш. Б. Н о г м о в, И стория, стр. 133— 134.

265.

283 Ж а н д е Л ю к, стр. 485— 486. Балю ткос, или Валютной — селение в местности -булткай-темиргоевцев на р. Белой ( Э в л и я, рук., стр. 747— 749).


284 Д ’А с к о л и, стр. 130.

285 Э в л и я, рук., стр. 709— 711.

286 Там ж е. Крепость Ч обан -Э ли и соседняя с ней крепость Ч обан-К аласы находи­ лись, как пишет Эвлия, недалеко от р. П еси-Байсы (там ж е, стр. 708— 711). Песи Байсы — очевидно, П себай, в районе М алой Л абы. Если это сопоставление верно, то следует считать, что крепости Ч обан-Э ли и Ч обан-К аласы располагались в непо средственном соседстве с ю го-западны ми пределами современной Карачаево-Черкесии.

287 Д ’А с к о л и, стр. 130— 131.

288 К а к а ш и Т е к т а н д е р, П утеш ествие в Персию, стр. 26—27. О том, что юрты ногайцев красиво оформлялись, войлоки, покрывавшие юрту, украшались вышивкой, имеются и этнографические данны е (Г... А н а н ь е в, Караногайцы, стр. 38).

289 Т а в е р н ь е, П утеш ествия, стр. 69. А. Архипов такж е указывает, что у но­ га й ск и х невест была отдельная брачная кибитка — атауй (А. А р х и п о в, Этнографи­ ческий очерк, стр. 347).

290 Ж а н д е Л ю к, стр. 486— 488.

291 Э в л и я, рук., стр. 757— 758.

292 Там ж е, стр. 709— 711.

293 Там ж е;

Ж а н д е Л ю к, стр. 486, 487.

294 В. Р у б р у к, П утеш ествие, стр. 23, 69— 70;

П л а н о К а р п и ни, История монгалов, стр. 16.

295 О л е а р и й, стр. 404— 405.

296 Там ж е, стр. 402.

297 Е. П. А л е к с е е в а, Очерки по экономике и культуре, стр. 76— 79.

298 «Д онские дела», кн. I, стр. 974, 981.

299 Цит. по: П. К о р о л е н к о, Записки о черкесах, стр. 335.

300 Ж а н д е Л ю к, стр. 486.

301 «Очерки истории СС СР, X IV — X V вв.», стр. 465.

302 М. Г. С а ф а р г а л и е в, Н огайская орда, стр. 35— 42.

303 С. А. Т о к а р е в, Этнография народов СССР, стр. 307.

304 Там же.

305 Л. Н. К у ж е л е в а, Ногайцы, стр. 210.

306 Там ж е, стр. 393— 395.

307 «Акты времени Л ж едм и тр ия 1», стр. 94;

«Д онские дела», кн. Il l, стр. 60, 100, и др.

308 «Акты исторические», стр. 262;

С Г Г Д, стр. 375, и др.

309 «Очерки истории СССР, X IV — X V вв.», стр. 466;

см. такж е: М. Г. С а ф а р г а. л и е в, Н огайская орда, стр. 41.

311 К л а в и х о Р ю и Г о н з а л е с, Д невник путешествия, стр. 341.

311 [С. А. Б е л о к у р о в ], М атериалы для русской истории, стр. 305.

312 Ж а н д е Л ю к, стр. 486.

313 Э в л и я, рук., стр. 747— 749.

314 Там ж е, стр. 757'—758.

3,5 Л. Н. К у ж е л е в а, И з истории ногайцев, стр. 210.

3,6 М. Г. С а ф а р г а л и е в, Н огайская орда, стр. 41.

317 «Н ароды К авказа», т. I, стр. 393.

318 Т а в е р н ь е, П утеш ествия, стр. 68.

319 «Н ароды К авказа», т. I, стр. 394.

320 Ж а н д е Л ю к, стр. 486.

321 В. Д. С м и р н о в, Крымское ханство, стр. 703.

322 Д ’А с к о л и, стр. 131.

323 Э в л и я, рук., стр. 757— 758.

324 Ж а н д е Л ю к, стр. 487.

325 Т а в е р н ь е, П утеш ествия, стр. 67, 71.

326 «Очерки истории СССР, X IV — XV вв.», стр. 465.

327 Ж а н д е Л ю к, стр. 487.

328 Д ’А с к о л и, стр. 130.

329 Ж а н д е Л ю к, стр. 486.

330 Т а в е р н ь е, П утеш ествия, стр. 71.

331 «Очерки истории СССР, X IV — X V вв.», стр. 466.

332 М. Б р о н е в с к и й, Описание Крыма, стр. 357;

см. такж е: М. Г. С а ­ ф а р г а л и е в, Н огайская орда, стр. 40;

«Очерки истории СССР, X IV — XV вв.», стр. 466.

333 Т а в е р н ь е, П утеш ествия, стр. 68.

334 Ж а н д е Л ю к, стр. 487.

335 М. Г. С а ф а р г а л и е в, Н огайская орда, стр. 41.

336 «Н ароды К авказа», т. I, стр. 394.

337 Там ж е, стр. 395;

С. А. Т о к а р е в, Этнография народов СССР. стр. 307.

338 «Очерки истории СССР, X IV — X V вв.», стр. 465— 466;

«Н ароды К авказа», т. I, стр. 394.

339 С. А. Т о к а р е в, Этнография народов СССР, стр. 307.

340 А. Л. Я к о б с о н, Средневековый Крым, стр. 132.

341 И сследован ие вопроса об особенностях ф еодализм а у кочевых народов не вхо­ дит в за д а ч у данной работы. Отсылаю читателя к известной монографии Б. Я. Вла димирцова (Б. Я. В л а д и м и р ц о в, Общественный строй монголов). И з более новых работ см.: Г. А. Ф е д о р о в - Д а в ы д о в, Кочевники Восточной Европы, стр. 235— 246;

Л. П. Л а щ у к, Опыт типологии, стр. 96—-106, и д р.).

342 Л. И. Л а в р о в, Абазины, стр. 17;

В. П. Н е в с к а я, Социально-экономиче­ ское развитие, стр. 21;

В. \К. Г а р д а н о в, Общественный строй, стр. 61.

343 Е. Н. К у ш в а, Н ароды Северного К авказа, стр. 129.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Мы проследили основные этапы этнического и социально-экономи­ ческого развития населения Карачаево-Черкесии в древности и в эпоху средневековья, вплоть до XVII в. включительно.

Н аселение этой территории с древнейших времен было разнопле­ менным, многоязычным. Этническая пестрота создавалась в основном за счет многократных включений в местную этническую среду инопле­ менного населения. Притоку иноплеменников способствовало благопри­ ятное географическое положение: через эти места проходили важней­ шие коммуникации, связывающ ие П редкавказье с Западным Закав­ казьем.

К ак показали археологические находки, территория Карачаево-Чер кесии была обитаема с эпохи среднекаменного века (мустье). Известны в данной местности и археологические памятники меди и бронзы I II — II тысячелетия. Анализ археологических памятников II тысячеле­ тия до н. э. позволяет заключить, что уже в тот период территория Ка­ рачаево-Черкесии являлась стыком различных вариантов археологи­ ческих культур бронзового века. Кроме местных культур на данной территории отмечены катакомбные погребения II тысячелетия до н. э., что свидетельствует о проникновении в эти места степных племен, ве­ роятно родственных киммерийцам. Позднее эти пришельцы раствори­ лись в местной этнической среде. В кобанскую эпоху (X II—V II вв.) на территории Карачаево-Черкесии существовали две археологические культуры — кобанская и прикубанская. К обанская культура связана с древним местным населением горных районов. Условно племена этой культуры мы именуем «кобанцами». Создателями прикубанской куль­ туры являю тся протоадыги. Притока иноплеменного населения на тер­ риторию Карачаево-Черкесии в этот период по археологическим мате­ риалам не наблю дается.

В позднекобанское («скифское») время (VI— IV вв.) продолжается развитие местных археологических культур. Отмечено проникновение некоторых элементов скифской культуры. М ожет быть, сюда проникали и сами носители этой культуры, но в незначительном количестве. Так ж е как и «катакомбники», эти пришельцы растворились в среде мест­ ного населения.

Возможно, что в последние три столетия до нашей эры в некоторых степных и предгорных районах Карачаево-Черкесии поселились отдель­ ные сарматские племена, но прямых доказательств этого пока не имеется.

На рубеже нашей эры в предгорья Карачаево-Черкесии, в частности в долины Эш какона и П одкумка, стали проникать сарматские племена ираноязычных алан, которые оставили подкурганные катакомбные мо­ гильники. В горные местности аланы тогда еще не заходили.

В последней четверти IV в. н. э. в связи с гуннским нашествием ал ан ­ ские племена заняли горные районы Северного К авказа, в том числе и ущелья Карачаево-Черкесии. Часть алан сохранила свой иранский язы к и катакомбный обряд погребения вплоть до монгольского наш е­ ствия, другая часть смеш алась с аборигенным населением.

С рубежа V II—V III вв., а может быть и несколько ранее, на территории Карачаево-Черкесии стали селиться тюркоязычные племе­ на, очевидно болгары и другие тюрки. Возможно, что часть аланского и неаланского населения этих мест была тю ркизована новыми при­ шельцами.

С конца XI в. в предгорьях Карачаево-Черкесии появились половцы кипчаки.

В период монгольского нашествия часть алан из равнинных и пред­ горных районов Карачаево-Черкесии была потеснена на восток, а часть — на юг, в горы. В горные места были оттеснены и кипчаки.

Н а рубеже X III—XIV вв. в горных районах Карачаево-Черкесии и К абардино-Балкарии, на современной территории К арач ая и Балкарии, сформировалась карачаево-балкарская народность. В формировании ее приняли участие местные, кавказские племена (потомки носителей ко­ банской культуры ), аланы и тюрки (очевидно, болгары и кипчаки). Ос­ новным компонентом этой народности, на наш взгляд, был местный, кавказский элемент, который «впитал» в себя все последующие вклю ­ чения — иранские и тюркские.

Не позднее XVII в. карачаевцы уже представляли собой самостоя­ тельную народность, отличную от балкарской.

Отдельные адыгские племена среди других этнических групп жили на территории Карачаево-Черкесии и в древности и в период раннего средневековья. Однако основной территорией формирования адыгского этноса были более западны е районы Северо-Западного К авказа — З а ­ кубанье (к западу от Л абы ) и Восточное Причерноморье и Приазовье.

Предками адыгов являлись носители прикубанской культуры. В пись­ менных источниках середины I тысячелетия до н. э. уже встречаются названия древнеадыгских племен — меоты, керкеты, зихи. В эпоху раннего средневековья адыгские этнические группы носили названия зихов и касахов (касогов). Есть основания полагать, что к X в. из от­ дельных адыгских этнических групп сформировалась древнеады гская народность — адыге. Процессы этнического развития адыгской народ­ ности продолжались и в последующие столетия. Во второй половине X III—XIV вв., после монгольского нашествия, часть адыгов пересели­ л ась на восток. К этому времени относится массовое заселение адыгами территории Карачаево-Черкесии, Пятигорья и Кабарды. В период позд­ него средневековья адыги разделялись на две группы — западны е ады ­ ги (бесленеевцы, жанеевцы, темиргоевцы и др.) и восточные (к аб ар ­ динцы). На территории Карачаево-Черкесии, судя по археологическим памятникам и некоторым письменным источникам, в эпоху позднего средневековья обитали и западные адыги (бесленеевцы и д р.), и к аб ар ­ динцы. Впоследствии сюда переселялись новые волны кабардинцев. Т а­ ким образом, современное черкесское население Карачаево-Черкесии сформировалось из западных адыгов (бесленеевцев и др.) и к а б ар ­ динцев.

Абхазо-абазинский этнос формировался на территории Абхазии и к северо-западу от нее, на восточном побережье Черного моря, примерно до Туапсе. Предками абхазцев и абазин были апсилы, абазги, мисимиа не, санигн и часть зихов. К V III в. сформировалась в основном древне­ абхазская народность. По-видимому, в X в. из нее выделилась древне­ абазинская народность. Предки абазин и сами абазины, очевидно, про­ никали на северные склоны Кавказского хребта и до монгольского нашествия, но массовое заселение абазинами северных склонов К ав­ казского хребта началось лишь после монгольского нашествия — с ру­ беж а X III—XIV вв. Первое свидетельство письменного источника о пре­ бывании абазин на территории Карачаево-Черкесии относится к XIV в.

Процесс заселения абазинами Северного К авказа продолжался до XVII в. Первыми переселились тапантовцы, а затем — ш карауовцьк Древненогайская народность сформировалась в Поволжье к сере­ дине XV в. В формировании ее приняли участие тюркизованные мон­ гольские племена (мангиты и др.) и многочисленные тюркские, в основ­ ном кипчакские, племена. Многие советские исследователи, занимаю ­ щиеся историей ногайцев, полагают, что ядром формирования ногайской народности было монгольское племя мангитов, воспринявшее кипчак­ ский язык. Этой точки зрения придерживается и автор данной работы.

Однако существуют и другие мнения. Данный вопрос требует дальней­ шего изучения. В середине XVI в. ногайцы разделились на Больших п М алых Ногаев. Последние кочевали западнее Поволжья, в П редка­ вказье и Приазовье. С 30—40-х годов XVII в. началось проникновение ногайцев в закубанскую часть Северо-Западного К авказа, в том числе и на территорию Карачаево-Черкесии. Вначале здесь поселились при­ азовские ногайцы, состоявшие в основном из подразделений М алого Ногая и примкнувших к ним некоторых групп Большого Ногая. Впо­ следствии на территорию Карачаево-Черкесии проникали ногайцы и из других мест, в частности из Поволжья.

И зучая социально-экономические отношения населения С еверо-За­ падного К авказа, в том числе и Карачаево-Черкесии, в древнейший и древний период, мы можем заключить, что общество в ту эпоху нахо­ дилось на стадии первобытнообщинного строя. Уже в начале медно­ бронзового века, как это можно проследить по памятникам майкопской культуры, общество было патриархально-родовым. В начальный период освоения ж елеза (первая половина I тысячелетия до н. э.) наступила эпоха разлож ения первобытнообщинного строя, названная Ф. Энгель­ сом периодом военной демократии. После гуннского нашествия, в пер­ вые столетия раннего средневековья (V—VII вв.), период военной де­ мократии продолжался.

С V III— IX вв. в Северокавказской Алании, западной частью кото­ рой являлась территория Карачаево-Черкесии, стали склады ваться фео­ дальные отношения. Общественный строй Алании X—X III вв. можно характеризовать как раннефеодальный. В X—XI вв. Алания представ­ ляла собой раннефеодальное образование с чертами государственно­ сти. П рослеж ивается социальная и имущественная дифференциация.

Существовали городские поселения, христианские храмы, зачатки пись­ менности. X II—X III столетия являлись периодом М одальной раздроб­ ленности. Н аряду с нарождавш имися и укреплявшимися феодальными отношениями в Алании продолжали сохраняться многие обычаи и установления патриархально-родового строя. Эти черты особенно сильны были у населения высокогорных районов, удаленных от торго­ вых путей.

Монгольское нашествие затормозило социально-экономическое раз­ витие Северного К авказа, но, естественно, не могло остановить его со­ всем —- раннефеодальные отношения, возникшие на Северном Кавказе еще в раннем средневековье, продолжали развиваться и в позднесред невековый период, особенно во второй половине этого периода (XVI— XVII вв.). Черты феодализма, особенно сильные у кабардинцев и бес ленеевцев, были характерны и для других народов К арачаево-Ч ерке сии — об этом свидетельствуют письменные источники, некоторые ар ­ хеологические материалы и данные преданий.

В период позднего средневековья у всех народов Карачаево-Черкесии существовали раннефеодальные отношения, хотя формирование этих отношений часто проходило в рам ках установлений и норм, свойствен­ ных патриархально-родовому строю, причем весьма замедленными тем ­ пами.

Таковы основные выводы, к которым пришел автор в результате многолетнего изучения этнической и социально-экономической истории, древнего и средневекового населения Карачаево-Черкесии.

БИБЛИОГРАФИЯ Источники Д р е в н и е а вт оры Аммиан Марцеллин.

П л и н и й С е к у н д, Естественная история.

С т р а б о н, География.

С т р а б о н, Хрестоматия.

Т а ц и т, Анналы.

С р едневек овы е источники А б у-л-Ф и д а — «G eographie d ’A boulfeda, traduite de l ’arabe en fran^ais... par M. Rei naud», t. II, pt 1, P aris, 1848, стр. 286— 287.

«Акты исторические, собранны е и изданны е А рхеографической комиссией», т. III, 1613— 1645 гг., СП б., 1841;

т. IV, 1645— 1675 гг., СП б., 1842.

-«Акты времени Л ж едм и трия I (1603— 1606 гг.)». П од ред. Н. В. Р ож дествен ск ого,— «М атериалы, изданные О И Д Р при М осковском университете», вып. 1, Ч тО И Д р, кн. 1 (264), М., 1918.

Аноним V века. — Описание П онта Евксинского, 65.

«Армянская география V II в.» — К. П. П а т к а н о в, И з нового списка Географии, приписываемой М оисею Х оренскому,— Ж М Н П, 1883, ч. 226, стр. 21— 32.

[ Б а р б а р о И.], П утеш ествие в Тану И осаф ата Б арбаро, венецианского дворянина.

П ер. с итал. В. Семенова, — «Библиотека иностранных писателей о России», отд. 1, т. 1, кн. 1, СП б., 1836, стр. 1— 140.

[С. А. Б е л о к у р о в ], Сношения России с К авказом. М атериалы, извлеченные из М осковского главного архива М инистерства иностранных дел С. А. Белокуровым, вып. 1, 1578— 1613 гг., М., 1889.

[С. А. Б е л о к у р о в ], М атериалы для русской истории. П осольство дьяка Федота Елчина и священника П авла Захар ьева в Д ади анскую землю (1639— 1640 гг.), М., 1888, стр. 257— 376.

Б р о н е в с к и й М., Описание Крыма. П ер. И. Г. Ш ершеневича, — ЗО О И Д, 1867, V I, стр. 333— 367.

[В а р к о ч Н.], Описание путеш ествия в М оскву посла римского императора Нико­ лая Варкоча, — Ч тО И Д Р, кн. 54, отд. 4, М., 1874, стр. 35.

В и т с е н Н., Север и вос ток. — W i t s e n N., N oord еп O ost Tartarie offe Bondig ontw erp van een ig e dier Landen en V olken, A m sterdam, 1705.

Г е р б е р ш т е й н С. Г., Записки о московитских д ел ах, введение, пер. с лат. и прим.

А. И. М алеина, С П б., 1908.

«Грузинские летописи». — М. Г. Д ж а н а ш в и л и, И звестия грузинских летописей и историков о Северном К авказе и России. Описание Осетии, Д зурдзукетии, Д и доэтии, Тушетии, Алании и Д ж икетии. О царях Хазаретии, Алгузиани, — СМ ОМ ПК, 1897, 22, стр. 1— 196.

Д ’А с к о л и. — «Описание Черного моря и Татарии. Составил доминиканец Эмиддио Д ортелли д ’Асколи, префект Каффы, Татарии и проч., 1634 г.». Пер. с итал.

Н. Пименова, — ЗО О И Д, 1902, XXIV, стр. 89— 180.

«Д онские дела», кн. I, Р И Б, т. 18, СП б., 1898;

кн. II, Р И Б, т. 24, СП б., 1906;

кн. III, Р И Б, т. 26, С П б., 1909;

кн. IV, Р И Б, т. 29, СП б., 1913.

.Жан д е Л ю к (Иоанн Л у к к с к и й ). — «О писание перекопских и ногайских татар, черкесов, мингрелов и грузин Ж ан а д е Л ю ка, монаха Доминиканского ордена. 1625 г.». Пер. с франц. П. Юрченко, — З О О И Д, 1879, XI, стр. 473— 493.

«Извлечения из сочинений арабских». — В. Г. Т и з е н г а у з е н, Сборник материа 27 лов, относящ ихся к истории Золотой Орды, т. 1. «И звлечения из сочинений араб­ ских», СП б., 1884.

«Извлечения из сочинений персидских». — В. Г. Т и з е н г а у з е н, Сборник м атериа­ лов, относящ ихся к истории Золотой Орды, т. II, «И звлечения из сочинений пер­ сидских», М.— Л., 1941.

И н т е р и а н о Г., О быте и нравах ч ер к есов.— А. И. В е с е л о в с к и й, Несколько географических и исторических сведений о древней России из рассказов итальян­ ц е в,— «Записки Имп. Р усского географического общ ества по отделу этногра­ фии», т. II, СПб., 1869, стр. 731— 738.

К а к а ш и Т е к т а н д е р, П утеш ествие в Персию через М осковию. П ер. с нем.

А. Станкевича, — Ч тО И Д Р, кн. 2, М., 1896.

К а р а у л о в Н. А., Сведения арабских географ ов IX и X вв. по P. X. о К авказе,.

Армении и А зер байдж ане, — СМ ОМ ПК, 1908, 38, стр. 55—56.

К л а в и х о Р ю и Г о н з а л е с, Д невник путеш ествия ко двору Тимура в Самарканд в 1403— 1406 гг. Пер. с исп. И. И. Срезневского, — «Сборник отделения русского языка и словесности Имп. Академии наук», 1881, т. X X V III, № 1, СПб.

«Книга Большому Ч ертеж у». П одготовка к печати и редакция Н. Н. Сербиной, М.—Л., 1950.

Константин Багрянородный, О б управлении государством, — И ГА И М К, 1934, 91, стр. 5— 44.

Л а м б е р т и А. — «Описание Колхиды, или Мингрелии, о. Л ам берти, миссионера конгрегации для распространения христианской веры». Пер. с франц. П. Ю рчен­ ко, — ЗО О И Д, 1877, X, стр. 178— 224.

Л а м б е р т и А., Описание Колхиды, назы ваемой ныне Мингрелиею. С картою.

1654 г. Пер. К. Гана, — СМ ОМ ПК, 1913, 43, стр. 1— 233.



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.