авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 14 |

«Е'П'Ллексеева АКАДЕМИЯ НАУК СССР ОТДЕЛЕНИЕ ИСТОРИИ НАУЧНЫ Й СОВЕТ ПО К О О Р Д И Н А Ц И И Н А У Ч Н О -И ...»

-- [ Страница 2 ] --

есть т а к ж е местные, изготовленные из мест­ ного сырья, дати рую тся они в основном V I I I — IX вв., хотя есть более ранние и более поздние. И зоб и ли е ш елковы х тканей на территории К арачаево-Ч еркеси и А. А. И е р у сал и м ск ая о б ъясняет тем, что через эти места проходил постоянно действующий торговый путь из Средней Азии в Византию. Т аким образом, подтвер ж дается гипотеза о «ш елко­ вом пути» из Хорезма на восточное п обереж ье Черного моря, п р ед ­ л о ж ен н ая ещ е А. Н. Д ьячк овы м -Т ар асо в ы м. Л ю бопы тны зам ечан ия А. А. И ерусалимской о приобщении местного населения к торговле шелком, об имущественном положении местных ж ителей и др.

П озднесредневековы й период истории К ар ач аево-Ч ер к еси и изучен гораздо хуже, чем ранн есредн евеко вая эпоха.

Этнической и социально-экономической истории К а р а ч а я в период раннего и позднего средневековья посвящена книга У. Д. А л и е в а 98.

Выход в свет этой книги яви лся значительным событием в тот период.

Автор собрал и обобщ ил больш ой м атер и ал по истории и этнографии К ар ач ая, вы с каза л р яд в а ж н ы х и интересных суждении. В разд ел е « К арач ай до к арач аев ц ев » У. Д. Алиев, следуя з а В. Ф. М и лл еро м, отмечает, что верховья К убани и Зеленчуков в прош лом входили в состав Алании и там ж и л и предки осетин — аланы. П озд н ее а л а н а м и стали назы вать новых обитателей К а р а ч а я — к а рач аев ц ев. В этом ж е разделе приводятся д ан н ы е об археологических п ам я тн и к а х К а р а ч а я.

Вопрос о происхождении к а р ач аев ц ев У. Алиев реш ает на м а т е р и а л е преданий — других источников в его р аспор яж ен и и не было. П оэто м у автор д ел ает неверный вывод, что предание о кры мском п роисхож ­ дении к а р ач аев ц ев имеет некоторую долю вероятности. Современный этнографический тип к а рач аев ц ев, отмечает У. Алиев, приобрел свой кавказский облик в р езул ь тате слияния с к а р а ч а е в ц а м и отдельных групп сванов и представителей других к а в к а зс к и х народов. По сп р а ­ ведливому зам ечанию автора, к а р ач аев ц ы и б а л к а р ц ы в прошлом представляли собой одну народность.

25* Одна из первых работ по аб ази н ам п рин ад леж и т С. Б асари и, кото­ рый посетил К умско-Л оовский (ныне Красновосточный) абазинский аул в М а л о -К ар а ч а ев ск о м о к р у г е ". Автор считает, что абазины — это аб х азы, которые в отдаленны е времена выселились из Абхазии. Д л я нашей темы в аж н ы заклю чения ав тора и предания о переселении а б а ­ зин на территорию К арачаево-Ч еркеси и. Автор не всегда критически использует вы сказы в ан ия других исследователей. Так, он безоговороч­ но принимает ошибочное полож ение Н. Ф. Я ковлева, высказанное в частной беседе, о том, что абазинские аулы на Северном К ав к азе — это якобы аб хазски е пикеты, «линейные войска» абхазски х царей.

В опросами р асселен и я этнических групп в. верховьях Кубани в позднесредневековую эпоху зан и м ал ся Л. И. Л ав ро в. И спользуя д а н ­ ные статейных списков посольств в Грузию XVII в., а т а к ж е некоторые • сообщения авторов X V III и XIX вв., автор утверж д ает, что в период позднего средневековья на Б а к с а н е и в верховьях К убани обитало зн ачительн ое сванское население. Так, в середине XVI в. много «сон ских» (т. е. сванских) к а баков (поселений) находилось в верховьях Кубани. Л о к а л и зац и ю сонских к а б а к о в на Верхней К убани Л. И. Л а в ­ ров основывает на том, что, судя по сообщению Никоновской летописи, сонские к а б а к и находились на территории Ш епшуковых улусов. Н а этой ж е территории р а с п о л а г а л с я город Кован, название которого Л. И. Л а в р о в сопоставляет с ногайским Кобан, что значит «река Кубань».

М естополож ение сонских к а б а к о в исследователями точно не у с т а ­ новлено, но известно, что Ш епш уковы улусы, т. е. владения ка б а р д и н ­ ского кн язя П ш еап ш око К айтукова, р ас п ол агал и сь не в верховьях К у ­ бани, а в будущ ей Больш ой К а б а р д е 10°. К обан ж е действительно о зн а ­ чает К убань, причем не только по-ногайски, но и по-карачаевски. О д ­ нако никаких д ан ны х о сущ ествовании в верховьях Кубани в XVI в.

«города К ована» (или К об а н а ) у нас пока не имеется, да и вообще «городов» в период позднего средневековья в верховьях Кубани не было (см. гл. V I). И у ж если строить д о к аза т ел ь ст в а только на со­ звучии, то мож но вспомнить, что в Северной Осетии есть старинное селение К обан (Верхний и Н и ж н и й ). Т а к что пока данное утверждение Л. И. Л а в р о в а мож но считать лиш ь смелым предположением, н у ж ­ д аю щ и м ся в дальн ей ш и х обоснованиях. М еж ду к а р ач аев о -б ал к а р ц а м и и сванам и на протяж ении всего позднего средневековья сущ ествовали -самые ож ивленны е связи, и отдельны е сванские группы могли пересе­ ляться на северные склоны К авказско го хребта и ж ить там. Но все ж е согласиться с мнением Л. И. Л а в р о в а о том, что в определенные периоды позднего средневековья на Б ак с а н е и в верховьях Кубани было значительное сванское население, мы не мож ем. Если сванские поселенцы в этих местах и ж или, то они обитали среди основного и коренного населения этих м е с т — б ал к ар ц ев и карачаевц ев.

Н е л ь зя т а к ж е согласиться и с утверж дением, выдвинутым им в этой р аб оте и разв и ва ем ы м в дальн ей ш и х т р у д ах и выступлениях, что к а р ач аев ц ы зан ял и верховья К убани только в конце XVII или в XV III в.101 Д о к а з а т е л ь с т в а этого утверж д ен и я Л. И. Л ав р о в приводит весьма косвенные. И м еется камень с б ал карско й надписью 1715 г., из которой мож но заключить, что верх н еб ал кар ски й ф еодал И см аи л Ерусбий отделился от родственников и в 1715 г. поселился в пред­ горьях Больш ой К аб ард ы. П озднее эта часть б ал карц ев поселилась на Баксан е, где с н ач ал а 80-х годов XVII в. стал а известна под именем урусбиевцев. К огда эти б а л к а р ц ы поселились на Баксан е, баксанских к а рач аев ц ев т а м не было. В то ж е время документы 1639— 1640 гг., а такж е 1643 г. (статейные списки и отписка М. И. Волынского) гово­ рят о том, что к а р ач аев ц ы на Б а к с а н е ещ е жили. Т аким образом, з а ­ клю чает Л. И. Л ав ро в, к а р ач аев ц ы ушли из Б а к с а н а на К убань во второй половине XVII в. (после 1643 г.) или в н а ч а л е X V III в.

(до 1715 г. или несколько позднее).

Согласиться с утверж ден и ем Л. И. Л а в р о в а о том, что в XVII в.

карач аевц ы обитали только на Баксан е, а в Больш ом К а р а ч з е их не было, нельзя. Б ак сан ск и е к а р ач аев ц ы п ред став л ял и собой только часть карачаевского населения, д р у г а я ж е часть к а р ач аев ц ев ж и л а в в е р ­ ховьях Кубани, к а к о том свидетельствую т археологические памятники.

П р а в д а, позднесредневековых археологических памятников в Ка рачае известно пока немного и изучены они недостаточно. О днако имеющиеся памятники подобны и синхронны тем, которые найдены в Б ал к а р и и 102. П оэтому есть основания считать, что в период позднего средневековья ка р ач аев ц ы ж и л и и в верховьях Кубани, и на Баксан е.

Д алее, известно, что в предшествующ ую эпоху в верховьях Кубани жили алан ы и кипчаки, которые явились компонентами, участвую щими в формировании ка р ач аев о -б ал к а р ск о й народности, что признает Л. И. Л авр ов. Т аким образом, территория верховьев К убани входила в зону ка р ач аев о -б ал к а р ск о го этногенеза. Трудно себе представить (да и нет никаких оснований д л я этого), чтобы о б р а зо в а в ш а я с я на этой территории народность целиком ее покинула и переселилась на Баксан.

И наконец, утверждение, что к а р ач аев ц ы поселились в верховьях К у б а н и «в н ач ал е X V III в.», опровергается п оказанием Л ам б ерти.

Выше у ж е отмечалось, что на к а рте Л ам б ер ти, изданной в 1654 г., ка рачоли помещены в вер ховьях Кубани. Сведения эти могли относиться и к более раннему времени, чем 1654 г., т а к к а к Л а м б е р т и ж и л на К а в к а з е начиная с 30-х годов XVII в.

Б ак сан ск и х к а р ач аев ц ев исследовал X. О. Л ай п ан ов. П о его мне­ нию, к а р ач аев ц ы п ереселились с Б а к с а н а на К убань м е ж д у 1639 и 1654 гг. В 1963 г. вы ш ла книга Е. Н. Кушевой «Н аро ды Северного К а в к а ­ за». Это ценнейшее и с с л е д о в а н и е — итог почти тридцатилетней работы автора в архивах, где х р ан ятс я русские документы X V I— XVII вв.,— Ц Г А Д А и др. В книге имеются разделы о зап ад н ы х ады гах, к а б а р ­ динцах, абази н ах, к а р а ч а е в ц а х и б ал кар ц ах. Н а основании обширного архивного м а тер и ал а Е. Н. К уш ева д ел ает в аж н ы е заклю чения о р а с ­ селении различны х этнических групп на Северном К ав казе, в частн о­ сти в верховьях Кубани, и о социально-экономической жизни народов 'Северного К а в к а за, в том числе черкесов, абазин, к а р ач аев ц ев и б а л ­ карцев.

Вопросы общественной ж изн и к а рач аев ц ев в позднесредневековую эпоху на основании преданий и ретроспективных источников освещ али и дореволюционные исследователи: Б. М и л л е р 104, Н. С. И в а н е н к о в 105, И. Щ укин 106, В. М. Сысоев, А. Н. Д ьячков-Т арасов.

В своих дореволюционны х раб о тах А. Н. Д ья ч к о в-Т ар ас о в сделал правильное заключение, что у ж е в период позднего средневековья у карачаевцев сущ ествовали классовые отношения. О днако в работе, написанной в 1928 г., автор о т к а зы в ае т ся от этих взгляд ов и пытается доказать, что Больш ой К а р а ч а й в течение своего почти четырехсот­ летнего сущ ествования сохранил в значительной свежести черты д р ев ­ него родового с т р о я 107. У тверж д ен ия авто ра противоречили всему тому, что было известно у ж е в то время, и поэтому его концепция была подвергнута критике со стороны И. Там биева, И. М. К оркма зова и д р.108 И зу ч а я вопрос о классовой борьбе у з ап ад н ы х адыгов, исследователь А. Н. Д ьяч к о в-Т ар ас о в нач ал о ее относит к первой поло­ вине XVII в. О бщественный строй к а р ач аев ц ев исследовал И. Тамбиев. А н ал и ­ зируя кар ач аев ск и е предания и критикуя А. Н. Д ья ч к о в а -Т ар а со в а, И. Там би ев правильно у к а зы в ал, что со ц и ал ьн ая и имущ ественная д и ф ф ерен ц иаци я в кар ач аев ск о м обществе сущ ествовала еще в период позднего средневековья. О д н ако И. Т ам би ев выдвинул неправильный тезис о том, что в резул ьтате р а зл о ж е н и я родового строя в К а р а ч а е возникла « р аб о в л ад ел ьч ес к ая э п о х а » 110.

Исследований, которые освещ ал и бы вопросы экономики поздне­ средневековой К арач аево-Ч еркеси и, можно н а зв а т ь лиш ь единицы.

Так, еще Е. Д. Фелицын в ы с к аза л предположение, что в К арачаево Черкесии сущ ествовали генуэзские фактории, одна из которых нахо­ д илась на Хумаринском г о р о д и щ е 111. И д ея сущ ествования генуэзского торгового пути, часть которого проходила через территорию Карачае­ во-Черкесии, подд ерж ивается и некоторыми советскими и сследова­ телями.

Так, А. И. Д ьячк ов-Т арасов, основываясь на археологических м а т е ­ р и алах, д ан ны х письменных источников и средневековых карт, пришел к выводу, что в период раннего и позднего средневековья через К ар а чай проходил к арав ан н ы й «ш елковы й путь» из Хорезма на восточное побереж ье Черного моря — через Клухорский перевал в Сухуми и через М арухский п еревал в Пицунду. В аж н ей ш и м и перевальными пунктами на этом пути были Х у м а р а и Р им -Г о ра. Включение местного населения, в частности кабарди н цев, в эту торговую артерию способ­ ствовало развитию у местных народов ф еодальны х о тн о ш ен и й 112.

П. Г. А критас полагает, что в период раннего и позднего средне­ вековья по горам Ц ентральн ого К а в к а з а проходил торговый путь, по которому перевозили товары на п о д в о д а х 113. П уть шел от г. С ева стополиса до ю жного склона Клухорского п ер ев ал а по р. Теберде через Сенты (ныне аул Н и ж н я я Т е б е р д а ), затем через ту местность, где распол ож ены современный город К арач ае вс к, сел. Х ум ара, М арин ское ущелье, сел. В ерхн яя М а р а, п еревал К умбаш и, сел. Терезе, Рум К ал е (т. е. Р и м -Г о р а ), Кислый К олодец (К и словодск), и д ал ее на восток, на территорию современной К аб а р д и н о -Б а л к а р с к о й А С С Р. А в ­ тор пишет, что этот торговый путь отмечен на немецкой к а р т е Георга Т райтеля, изданной в Страсбурге, очевидно, в X V III в. (год не у к а ­ зан). Д л я обоснования своей мысли П. Г. А критас приводит арх ео ло­ гические м атериалы, п р ав д а не всегда удачно. Так, по его словам, в местности Сенты имелся ка р а в а н -с а р а й. Н а м приш лось проводить в этих м естах исследования, но к а р а в а н -с а р а я т а м не обнаружено. «Г ре­ ческая лестница» у а у л а Верхний Чегем в Б а л к а р и и, по П. Г. Акри тасу, — остатки крепости, выстроенной якобы греками. К а к п оказа л и исследования, предприняты е автором данной работы и Г. И. И оне в этих местах, здесь имеется обычное местное городищ е аланской к у л ь ­ туры и приписывать это сооруж ение грекам нет оснований. И наконец, Хумаринское, Сентинское, Р им -Г орское поселения со д ерж ат м а тер и ал только периода раннего средневековья. М а т е р и а л а генуэзского вре­ мени та м не обнаружено. П оэтому ука зан н ы е городищ а «п ереваль­ ными пунктами» могли быть только в период раннего средневековья, но не в X I I I — XV вв., когда генуэзцы вели торговлю на Северном К авказе.

Выш е отмечалось, что Т. М. М инаевой и И. М. М изиевы м обследо­ ваны некоторые позднесредневековые памятники на территории Ч е р ­ кесии и К а р а ч а я. М ате р и а л ы этих исследований помогают осветить некоторые вопросы позднесредневековой истории К арачаево-Ч еркесии.

Д л я изучения зем леделия, скотоводства и форм ж и л и щ а на С ев ер ­ ном К а в к а зе в эпоху позднего средневековья определенный интерес п р едставляю т работы Л. И. Л а в р о в а 114. К а к ретроспективный источник весьма ценны исследования Е. Н. Студенецкой по этнографии К а р а ч а я и работы В. П. Невской по истории К а р а ч а я в XIX в., статьи И. X. К ал м ы к о в а по этнограф ии и истории черкесов 115. И з научно-по­ п улярных работ назовем брош ю ру А. П обедоносцева « Ч е р к е с и я » 116 и раб о ты географов, в которых имеются исторические справки о н а р о ­ д а х К арач аево-Ч еркеси и 117.

И так, некоторые вопросы древней и средневековой истории К ар а чаево-Черкесии изучались ещ е дореволюционными исследователями.

О днако широкое изучение нашей темы н ачалось только в советское время.

Больш ую раб оту по изучению истории К арач аево -Ч ерк еси и провел С ев еро кавк азск ий горский научно-исследовательский институт (Ростов н а-Д он у). Этот институт был связан с учеными других городов, в ч аст­ ности М осквы и Л ен и н гр ад а, и п р оделал определенную работу по координации научных исследований на Северном К авказе. Н а тер р и ­ тории К арач аево -Ч ерк еси и историей этой области зан и м ал и сь научно и сследовательские институты и музеи Ч ер кесска и М и к о ян -Ш ах а р а ( К а р а ч а е в с к а ). К сож алению, следов их работы почти не сохранилось, если не считать отчетов об археологической экспедиции 1940 г., про ве­ денной в К арачае.

Одним из крупных научных центров в послевоенные годы стал К а ­ бардинский (позднее К аб ар д и н о -Б а л к ар с к и й ) научно-исследователь ский институт.

С 1951 г. возобновил свою раб оту Черкесский (с 1957 г. К арач аево Черкесский) научно-исследовательский институт. Изучение древней и средневековой истории К арач аево -Ч ерк еси и яв л яется одной из перво­ степенны х зад ач института. Особенно много изданий, в том числе и относящихся к нашей теме, выш ло в свет в Москве, Черкесске, С т а в ­ рополе, Майкопе, Н альч и к е в 1957 г., когда п разд новалось до бр овол ь­ ное присоединение к России Адыгеи, К арач аево -Ч еркеси и и К а б а р ­ д ино-Балкарии, и в 1967 г. в честь 50-летия О ктября.

Значительны м стимулом к углублению и расш ирению изучения вопросов истории К ар ач аево-Ч ерк еси и явл яю тся еж егодные сессии И А и И Э АН С СС Р, посвященные р езул ьтатам полевых исследований прошедшего года, в частности сессия 1965 г., проведенная в Баку, и научные сессии, посвященные этногенезу народов Северного К а в ­ к а за, в том числе сессия в Н а л ь ч и к е в 1959 г. по к а р а ч а е в о -б а л к а р ­ скому этногенезу и сессия в О р д ж он и ки дзе в 1966 г. по проблем е про­ исхождения осетин.

В результате совместных усилий ученых разн ы х городов и разны х специальностей сд елан о довольно много по изучению р ан н есредн еве­ ковой истории К арачаево-Ч еркесии. Значительно х уж е изучена д р ев ­ няя и позднесредневековая история.

Н а с т о я щ а я монография яв л яется итогом более чем д вадц ати летн и х изысканий автора по поставленным здесь проблем ам.

1 Более подробно о географическом положении и природных условиях К арачаево Черкесии см.: С. А. С т о р о ж е н к о, Черкесия;

Р. Б у р а е в, Экономико-географиче­ ский очерк. См. такж е: «Очерки истории К арачаево-Черкесии», т. I, стр. 15— 16 (раз _аел «Территория и население»);

Ф. В. Н а в о з о в а, К раснодарский край. Здесь и да шг лее более подробные выходные данные следует искать в «Библиографии», помещенной, в конце книги.

2 См. сб. «П риродные богатства С еверокавказского края», — «Труды по геологии и полезным ископаемым», вып.. 1;

С. С. К у з н е ц о в, Н едра гор Северного К авказа;

Р. Б у р а е в, Экономико-географический очерк, стр. 10— 13.

3 С. А. С т о р о ж е н к о, Черкесия, стр. 34—35.

4 «Очерки истории К арачаево-Черкесии», т. 1, стр. 15— 16.

5 Историю археологических обследований К арачаево-Черкесии мы излагаем здесь очень кратко. Более подробно об этом см.: Д. М. П а в л о в, Искусство и старина К арачая, отд. отт.: М ахачкала, 1927 (в дальнейшем ссылки на отдельный оттиск);

Т. М. М и н а е в а, К истории археологических обследований;

е е ж е, Археологические памятники Черкесии. В указанны х работах приведена соответствующ ая библиография.

6 П р о к о п и й К е с а р и й с к и й, И стория войн;

П р о к о п и й и з К е с а р и и, Война с готами.

7 Феофан Византиец;

Менандр Византиец.

8 Феофан Исповедник.

9 К о н с т а н т и н Б а г р я н о р о д н ы й, Об управлении государством.

10 См.: Ю. А. К у л а к о в с к и й, Христианство у алан, стр. 4—5.

1 См.: В. Ф. М и н о р с к и й, И стория Ш ирвана и Д ербенда, стр. 189—212.

12 См.: «Грузинские летописи».

13 «А рмянская география V II в.», стр. 21—22. П еревод интересующего нас отрывка о расселении алан, сделанный С. Т. Еремяном в его новом издании «Географии», из­ вестен нам по работе Ю. С. Гаглоева: Ю. С. Г а г л о е в, Сведения «Армянской гео­ графии V II в.» об аланах, в частности стр. 187. И з новейших публикаций об «А рмян­ ской географии V II в.», см.: С. Т. Е р е м я н, «Ашхарацуйц» («Армянская географ ия.

V II века»), 1 Ю л и ан.

15 «Русские летописи», II, стр. 465;

IV, ч. 1, стр. 122;

XXIV, стр. 5(0.

16 И о а н н д е П л а н о К а р п и н и, И стория монгалов;

В и л ь г е л ь м д е Р у б р у к, П утеш ествие в восточные страны.

17 [Й. Б а р б а р о], Путешествие.

18 Г. И н т е р и а н о, О быте и нравах черкесов.

19 Е. С. 3 е в а к и н, Георгий Интериано.

20 Эти документы собраны и переведены н а русский язык Е. С. Зевакиным и ис­ пользованы в его работах, написанных совместно с И. А. Пенчко;

см.: Е. С. З е в а к и н, Н. А. П е н ч к о, Очерки истории генуэзских колоний;

и х ж е, И з истории со­ циальных отношений.

21 «Устав для генуэзских колоний».

22 К л а в и х о, Д невник путешествия.

23 С. Г. Г е р б е р ш т е й н, Записки о московитских делах.

24 М а т в е й М е х о в с к и й, Т рактат о двух С арматиях.

25 Д ’А с к о л и ;

Ж а н д е Л ю к ;

Т а в е р н ь е, П утеш ествия, т. II;

А. О л е а р и й ;

.

И. В и т с е н, Север и восток;

русского перевода нет. Отдельные выдерж ки из сочине­ ния Витсена, переведенные на русский язы к (которыми мы пользовались), имеются в работах JI. И. Л авр о в а, Е. С. Зевакина, В. К. Г арданова (см. «Библиографию »), Кемпфер был на К авказе в 1693— 1694 гг. Сочинение его написано на латинском язы ­ ке. В данной работе использованы отрывки из этого сочинения в русском переводе, приведенные в тру дах Е. С. Зевакина, С. К. Буш уева, Е. И. Кушевой, В. К. Г ардано­ ва (см. «Библиографию »).

2 А. Л а м б е р т и ;

Ж. Ша р д е н.

27 «Извлечения из сочинений арабских»;

«И звлечения из сочинений персидских». И з арабских авторов наиболее важ ны : ал-О мари (Эломари, ум. в 1349 г.), Ибн ал-Асир (1160— 1233), Ибн Б атутта (1304— 1337);

из персидских: Р аш ид ад-Д ин (1247— 1317).

Н изам ад-Д ин Ш ами (рубеж XIV— XV вв.), Ш ереф ад-Д ин И езди (первая полови­ на XV в.).

28 А б у-л-Ф и д а.

29 См.: В. Д. С м и р н о в, Крымское ханство, стр. 347—348.

30 «Evliya (Jelebi seyahatnam esi», с. I— III, 1897;

с. V II—V III, 1928.

Русский перевод отрывков из II книги: Э в л и я, П утеш ествия, кн. II. Русский пе­ ревод отрывков из II и V II книг «П утеш ествия» Эвлии, сделанный в 30-х годах, х р а­ нится в М ахачкале (Рукой, фонд И И Я Л Д агФ А Н СССР. Исторический отдел, № 421, д. 1157, лл. 27—87). В рукописном переводе в конце каж дого отрывка указаны: стр а­ ницы турецкого издания «Сейахат-наме»,. на которые мы и будем ссылаться. В работе над этими источниками большую помощь оказал нам сотрудник И нститута истории;

АН С СС Р востоковед А. П. Новосельцев, за что приношу ему большую благодарность^ 31 «Родословная князей»;

[С. А. Б е л о к у р о в ], Сношения России с К авказом.

32 См. «Библиографию».

33 [С. А. Б е л о к у р о в ], М атериалы для русской истории.

34 «К абардино-русские отношения в X V I—X V III вв.»,. т. I. X V I—X V II вв..

35 Г. 3. Б а й е р, К раткое описание (здесь и далее более подробные в ы х о дн ы е:

данные см. в «Библиограф ии»);

В. Н. Т а т и щ е в, И стория Российская;

И. Г. Г е р ­ б е р, Господина полковника Гербера примечания;

И. Г. Г и л ь д е н ш т е д т, П уте­ шествие;

P. S. ' P a l l a s, B e m e r k u n g e n ;

J. R e i n e g g s. A llgem eine historische lopographische B eschreibung;

И. Г. Г е о р г и, Описание;

J. K l a p r o t h, Reise in den К a u k a s u s;

H. М. К а р а м з и н, И стория государства Российского;

П. Б у т к о в, О имени «Козак»;

е г о ж е, О Н огае;

[С. Б р о н е в с к и й], Новейшие географические и исторические известия;

F. С h а г m о у, E xpedition de Tim our-i-Lenk ou T am erlan;

Ш. Б. H о г м о в, И стория адыгейского народа;

[ Х а д ж и м у к о в князь], Н ароды З а ­ падного К авказа;

К. С т а л ь, Этнографический очерк;

Л. Я. Л ю л ь е, Черкесия;

A. Б е р ж е, Краткий обзор;

Ф., Черкесы, казаки и адыхе;

А.-Д. Г., Очерк горских, народов;

Н. Д у б р о в и н, И стория войны;

Г. П е р е т я т к о в и ч, П оволож ье в XV и XVI вв.;

П. К. У с л а р, Древнейш ие сказания о К авказе;

Е. Д. Ф е л и ц ы н, Ч ерке­ сы-адыге;

Л. Г. Л о п а т и н с к и й, Зам етки;

В. М. С ы с о е в, К арачай;

А. Н. Д ь я ч к о в - Т а р а с о в, Зам етки о К арачае;

е г о ж е, В горах Больш ого и М алого К арачая;

К. Г а н, По долинам Чороха, Уруха и Ардона;

Н. И. В е с е л о в с к и й, Хан из тем ­ ников Золотой Орды.

36 Ф е р р а н. Путеш ествие;

К. Г л а в а н и, Описание Черкесии;

М. П е й с о н е л ь, Исследование торговли;

J. P o t o c k y, V oyage;

С. R o m m e l, Die V51ker des K a u c a s u s ;

.

d’O s s o n М., Des peuples du C aucase;

J. С. В e s s e, V oyage en Crim ee, au C aucase;

Ф. Д ю б у а д е М о н п е р е, Путеш ествие;

К- F. N e u m a n n, R u sslan d u n d Tcherkes sen;

К- K o c h, Reise durch R usslan d ;

V. d e S a i n t M a r t i n, E tudes eth nographiques et historiques;

е г о ж е, Les A bazes de la cote C ircassionne;

H. H. H o w o r t h, H istory of the M ongols;

[H. V a m b e r y ], D as Tiirkenvolk;

E. C h a n t r e, Recherches anthropo logiques;

J. M o r g a n, M ission scientifique au C aucase;

E. d e Z i с h y, V oyages au C aucase;

R. E г с k e r t, D er K aukasus;

S. S o m m i e r, N ote v o lan ti;

Г. М е р ц б а х е р, К этнографии;

К. Т. Л а й п а н о в. О тюркском элементе в этногенезе осетин.

37 Н Я. М а р р, Племенной состав К авказа;

А. С а м о й л о в и ч, К авказ и турец­ кий мир;

Н. Ф. Я к о в л е в, Краткий обзор;

, е г о ж е, Языки и народы К авказа.

38 А. Н. Д ь я ч к о в - Т а р а с о в, О происхождении карачайцев;

У. А л и е в, К а­ рачай;

И. Т а м б и е в, К арачай преж де и! теперь;

е г о ж е, Зам етки по истории Бал карии.

39 Г. А. К о к и е в, К вопросу о происхождении;

е г о ж е, Н екоторые сведения.

40 Л. И. Л а в р о в, О происхождении народов;

е г о ж е, Абазины;

е г о ж е, А ды ­ ги в раннем средневековье;

е г о ж е, П роисхож дение кабардинцев;

е г о ж е, П роис­ хождение балкарцев и карачаевцев;

е г о ж е, О некоторых этнографических данных;

е г о ж е. Формирование адыгской народности;

е г о ж е, Эпиграфические памятники.

41 X. О. Л а й п а н о в, К истории карачаевцев и балкарцев;

е г о ж е, К вопросу происхождения.

42 См. работы В. А. К узнецова: А ланские племена;

Надписи Хумаринского горо­ дищ а;

Археология и происхождение;

Глиняные котлы;

И. М. М и з и е в, С редневеко­ вая материальная культура.

43 Е. Н. С т у д е н е ц к а я, К ультура и быт карачаевцев.

44 Н. А. Б а с к а к о в, Выступление на сессии;

е г о ж е, Тюркские язы ки;

.

B. И. А б а е в, Общие элементы;

е г о ж е, Об аланском субстрате;

У. Б. А л и е в, Выступление на сессии;

У. Б. А л и е в, М. А. X а б и ч е в, А. Д. Б а у ч и е в, К- Т. Л а й п а н о в, О некоторых алано-тю ркских памятниках;

X. И. X а д ж и л а е в, К вопросу исследования;

е г о ж е, К топонимике К арачая;

Ш. К. А к б а е в, К вопро­ су о происхождении;

е г о ж е, Фонетика диалектов.

45 См. его работы: Некоторые проблемы;

Антропологический тип адыгов;

А нтро­ пологические данные.

46 Е. С. Ш а к р ы л, К вопросу об этногенезе.

47 А. П. С м и р н о в, К вопросу о формировании;

П. А. Д и т л е р, Могильники;

Н. А. Ш а ф и е в, И стория и культура кабардинцев;

М. Л. С т р е л ь ч е н к о, М ате­ риальная культура.

48 См. его работы: Основные этапы развития культуры;

И з прошлого Кубани;

П лемена П рикубанья;

П ротомеотский могильник;

Сложение меотской культуры.

49 А. Н. Г е н к о, О языке убыхов;

е г о ж е, Абазинский язык;

Г. П. С е р д га­ ч е н к о, Я зык абазин;

К. В. Л о м т а т и д з е, Ашхарский диалект;

Г. А. М е л и к и ш в и л и, К истории древней Грузии;

3. В. А н ч а б а д з е, И з истории средневековой Абхазии;

Ш. Д. И н а л-И п а, А бхазы.

50 М. Г. С а ф а р г а л и е в. Р асп ад Золотой Орды.

51 Б. Д. Г р е к о в, А. Ю. Я к у б о в с к и й, З о л о тая О рда;

«Очерки истории СССР», ч. II, стр. 465 (автор А. П. О кладников);

И. Т. М у т е н и н, Исторические све­ дения;

Л. Н. К у ж е л е в а, Ногайцы;

е е ж е, Н огайцы;

Б. А. Г а р д а н о в, И сториче­ ский очерк;

С. А. Т о к а р е в. Этнография народов СССР, стр. 307.

52 «Kaukasische Volker»;

В. Ф. М и н о р с к и й, И стория Ш ирвана и Дербенда;

А. N a m i t о k, O rigines des cirsacciens;

G. V e r n a d s k y, A ncient R ussia, стр. 88, 147, 148, 214, 259;

Q. V e r n a d s k y, The O rig in s of R ussia, стр. 21, 274, 281;

«Encyclo­ 31 i paedia B ritannica», т. 1, стр. 160— 161;

т. 5, стр. 715—716;

т. 13, стр. 232, 274—275;

Е. S а г к i s у a n z, Geschichte;

B a l a М., K aragay ve B aik arlar, стр. 217—221;

В a 1 а М., C erkesler, стр. 375—385;

I. B e r k o к, T arih te K afkasya.

53 См.: Л. Я. Л ю л ь е, О торговле;

Е. Д. Ф е л и ц ы н, Н екоторые сведения.

54 Ш. Б. Н о г м о в. И стория адыгейского народа.

65 Н. К а м е н е в, Бассейн Псекупса.

56 В. Б. Д е о п и к, С еверокавказские аланы;

е е ж е, Классификация и хронология;

е ж е, П роизводство и торговля;

С. А. П л е т н е в а, е С редневековая керамика;

A. Л. Я к о б с о н, Средневековый Крым.

67 В. П. Л е в а ш е в а, Белореченские курганы ;

М. Л. С т р е л ь ч е н к о, Воору­ жение адыгейских племен;

Г. А. Ф е д о р о в - Д а в ы д о в, Кочевники Восточной Европы.

68 Ц. Н. Б ж а н и я, И з истории хозяйства абхазов;

М. В. Ц и н ц а д з е, Социаль­ но-экономическое и культурное положение адыгейцев.

59 Е. С. 3 е в а к и н, Н. А. П е н ч к о, Очерки истории;

и х ж е, И з истории со­ циальных отношений, стр. 83—84;

«Очерки истории Адыгеи», т. 1, гл. II— IV;

Е. Н. К у ­ ш е в а, Н ароды Северного К авк аза;

М. В. П о к р о в с к и й, Адыгейские племена;

B. К- Г а р д а н о в, Общественный строй адыгских народов.

60 В. П. Л ю б и н, П ервая находка;

е г о ж е, М езолитическая стоянка Явора;

, е г о ж е, Неолитическая стоянка.

6 Р. М. М у н ч а е в, А. Л. Н е ч и т а й л о, Комплексы майкопской культуры.

62 А. А. Ф о р м о з о в, Каменный век.

63 В. И. М а р к о в и н, К ультура племен.

64 А. А. И е с с е н, П рикубанский очаг.

65 Е. И. К р у п н о в, Д ревняя история;

см. е г о ж е, Д ревняя история и культура Кабарды.

66 J. K l a p r o t h, S u r les anciennes eglises chretiennes. Эти мысли Ю. Клапрот развивает так ж е в своем капитальном труде: J. K l a p r o t h, Reise, тт. I— II.

67 П. Б у т к о в, О имени «Козак», стр. 202, прим. 42.

68 Ф. Д ю б у а д е М о н п е р е, Путеш ествие, стр. 154.

69 В. Б. П ф а ф, М атериалы для древней истории, стр. 37.

70 В. Ф. М и л л е р, Древний осетинский памятник.

71 В. Ф. М и л л е р. Касоги.

72 И. Г. Г и л ь д е н ш т е д т, П утеш ествие;

P. S. P a l l a s, B em erkungen, тт. I— II;

П. Х и ц у н о в, О состоянии некогда бывшего христианства на К авказе;

А. Ф и р к о в и ч, Археологические разведки;

«Отчет господ Н арышкиных»;

И. А. В л а д и м и р о в, Развалины старинного храм а;

е г о ж е, Древний христианский храм;

В. М. С ы с о е в, К арачай;

А. Н. Д ь я ч к о в-Т а р а с о в, Зам етки о К арачае;

е г о ж е, Сентинский храм и его фрески;

е г о ж е, В горах Больш ого и М алого К арачая;

Г. Н. П р о з р и т е л е в, Древние памятники христианства.

73 А. Н. Д ь я ч к о в-Т а р а с о в, О происхождении карачайцев.

74 «Северокавказские аланы. К ультура варваров юга СССР в V—V II вв. н. э.», — «История С ССР», 1939, ч. III, гл. IV, § 2, стр. 176— 189.

75 «Аланы в системе хазарского объединения», — «И стория СССР», ч. IV, гл. 3, 7, стр. 436—446. Б. Е. Д еген-Ковалевский проявлял так ж е интерес к истории к а р а ­ § чаевцев (в частности, к вопросам их происхож дения, см. далее) и к раннесредневеко вой истории адыгов. Так, для указанного макета «Истории СССР» им был подготов­ лен раздел об ады гах, написанный на основании показаний М асуди и других ранне­ средневековых авторов (Архив Л О И А, ф. 35, оп. 2, № 727, лл. 918—921). К сож але­ нию, этот раздел в макете не был опубликован.

76 Работы К. М. П етрелевича не изданы. Сохранилось только несколько рукописей.

О дна из них — «Чудесный памятник К арачая» (глава из работы «Основные линии.археологии К а р а ч а я » )— хранится в рукописном архиве Л О И А, (лл. 9—63);

«Отчет о раскопках в К арачае в 1940 г.»;

см. такж е: X. О. Л а й п а н о в, К истории к а р а ­ чаевцев и балкарцев.

77 Б. В. С к и т с к и й, Очерки по истории;

е г о ж е, А ланское раннефеодальное государственное образование и др.;

3. Н. В а н е е в, С редневековая А лания;

В. И. А б а •ев, Осетинский язык, т. 1;

Ю. С. Г а г л о й т и, Аланы и вопросы этногенеза и др.

78 Т. М. М и н а е в а. Очерки по археологии С таврополья;

е е ж е, К истории земле­ делия.

79 Т. М. М и н а е в а, К вопросу о половцах.

80 В. А. К у з н е ц о в, Аланские племена. См. так ж е гл. III и IV.

81 В. А. К у з н е ц о в, Некоторые вопросы этногенеза осетин, особенно стр. 64.

82 В. А. К у з н е ц о в, Н адписи Хумаринского городищ а;

А. М. S с е г b a k, Les inscriptions inconnues.

83 Я. А. Ф е д о р о в, Г. С. Ф е д о р о в, Ранние булгары на Северном Кавказе.

84 X. О. Л а й п а н о в, К истории карачаевцев и балкарцев;

Е. Г. П ч е л и н а.

Греко-славянские эпиграфические памятники;

В. А. К р а ч к о в с к а я, А рабская надпись;

е е ж е, Д в а ф рагм ента арабских надписей.

- 85 Л. Г. Н е ч а е в а, Могильник А лхан-К ала;

е е ж е, Об этнической принадлеж ­ ности.

86 Л. Г. Н е ч а е в а, П редварительные итоги.

87 Л. Г. Н е ч а е в а, О дольменах и дольменообразных склепах.

88 С. А. П л е т н е в а, От кочевий к городам.

89 Г. З а р д а л и ш в и л и, К установлению некоторых географических наиме­ нований.

90 Там же, стр. 312.

9 В. А. К у з н е ц о в, Об одном извращ ении истории.

92 А. Ж. К а ф о е в, Адыгские памятники.

93 В. И. А б а е в, В. А. К у з н е ц о в, [рец. на:] А. Ж. К а ф о е в, Адыгские п ам ят­ ники, Нальчик, 1963, — ВИ, 1965, № 12, стр. 151— 154;

Л. И. Л а в р о в, [рец. на:] A. Ж. К а ф о е в, Адыгские памятники, Нальчик, 1963, — СА, 1968, № 3, стр. 270—274.

94 БСЭ, изд. 2, т. 39, стр. 89.

95 «История Северо-Осетинской АССР», т. I, стр. 64.

96 «Очерки истории СССР, I I I — IX вв.», стр. 616—632.

97 А. А. И е р у с а л и м с к а я, К вопросу о торговых связях;

е е ж е, О северокав­ казском «шелковом пути».

98 У. А л и е в, Карачай.

99 С и м о н Б а с а р и я, Абазинский аул.

100 «Кабардино-русские отношения», т. I, стр. 392—393;

документ, на который ссылается Л. И. Л авров, см. там же, стр. 11.

10 Л. И. Л а в р о в, Дискуссионные вопросы, стр. 30—31.

102 Е. П. А л е к с е е в а, К арачаевцы и балкарцы;

е е ж е, Археологические раскоп­ ки, стр. 193— 195;

И. М. М и з и е в, С редневековая материальная культура.

103 X. О. Л а й п а н о в, К истории карачаевцев и балкарцев, стр. 30.

104 Б. М и л л е р, В К арачае;

е г о ж е, Из области обычного права карачаевцев.

105 Н. С. И в а н е н к о в, К арачаевцы.

106 И. Щ у к и н, М атериалы для изучения карачаевцев, стр. 29—98.

107 А. Н. Д ь я ч к о в - Т а р а с о в, Социальные формации К арачая. В торая часть работы, не имеющая отношения к нашей теме, опубликована в томе II ЗС К К Г Н И И.

108 См. об этом: В. П. Н е в с к а я, Социально-экономическое развитие, стр. 10— 12.

109 А. Н. Д ь я ч к о в-Т а р а с о в, Бзиюко-зауо, № 1—2, стр. 38—42 (особенно стр. 40—41);

№ 3, стр. 34—38.

110 И. Т а м б и е в, Зам етки по истории Балкарии, стр. 62.

1 1 Е. Д. Ф е л и ц ы н, Н екоторые сведения, стр. 20.

112 А. Н. Д ь я ч к о в - Т а р а с о в, Неизвестный древний торговый путь.

113 П. Г. А к р и т а с, Д ревний торговый путь.

114 Л. И. Л а в р о в, Формы ж илищ а;

е г о ж е, Развитие земледелия.

115 Е. Н. С т у д е н е ц к а я, К арачаевцы (раздел написан при участии Г. А. Сер­ геевой);

е е ж е, И зобразительное искусство карачаевцев, стр. 354—371 и др.;

В. П. Н е в с к а я, Социально-экономическое развитие;

И. X. К а л м ы к о в, Черкесы;

е г о ж е, К ультура и быт черкесов;

Е. П. А л е к с е е в а, И. X. К а л м ы к о в, B. П. Н е в с к а я, Добровольное присоединение Черкесии к России.

116 А. П о б е д о н о с ц е в, Черкесия.

117 С. А. С т о р о ж е н к о, Ч еркесия;

Р. А. Б у р а е в, Экономико-географический очерк.

3 Е. П. Алексеев;

Часть I ДРЕВНИЙ ПЕРИОД (с древнейших времен до конца IV в. н. Э;

) ГЛАВА I КАМЕННЫЙ И БРО Н ЗО В Ы Й ВЕКА В ИСТОРИИ КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕСИИ С Л Е Д Ы КАМ ЕННОГО ВЕКА С еверо-Зап адны й К ав каз, частью которого явл яется терри тори я современной К арачаево-Ч еркесии, был заселен с древнейш их времен..

Климат, л ан дш аф тн ы е условия, обилие крупных стадных животных, богатые сырьевые ресурсы — все это было благоприятны м д л я жизни:

и деятельности людей.

Вопрос о том, я в л я л ся ли Ю ж ны й К а в к а з частью территории;

,, на которой происходило очеловечивание обезьяны, исследователи оставляю т открытым до тех пор, пока здесь не будут найдены остатки;

наидревнейшего человека Н а и б о л ее ранние из найденных на Северо З а п а д н о м К а в к а зе останков человека о бнаруж ен ы в позднемустьер ском слое Ахш тырской пещеры в у щ елье р. М зы мты (ископаемый тип современного человека, по определению антрополога А. А. З у б ов а) 2..

К несколько более позднему времени (верхний палеолит) относятся останки человека из Губского навеса № 7 на р. Губе, в Борисовском ущ елье 3.

Н а С еверо-Зап адном К а в к а з е представлены археологические п а ­ мятники всех этапов каменного века — от ш елльской эпохи до неолита в к л ю ч и тел ь н о 4.

П ервы е следы деятельности человека, открытые на территории К а ­ рачаево-Черкесии, относятся к среднему палеолиту — к эпохе мустье (100— 30 тыс. лет н а за д ).

В 1956 г. ленинградским археологом В. П. Л ю биным в Зеленчук ском и У сть-Дж егутинском рай он ах было выявлено несколько п а м я т ­ ников каменного века, в том числе и мустьерского времени М устьерские орудия (ручное рубильце, скребло и др.) со б р ан ы близ станиц К ардоникской и Зеленчукской (табл. 1а, рис. 1— 3 ), в д о ­ лине р. Д ж е г а н а с и в других местах. Один отщеп был поднят близ;

А лимкиной пещеры (в районе ст. У сть-Д ж егути нско й ). К верхнему палеолиту и мезолиту относится стоянка Явора, в 10— 12 км к юго з а п а д у от сел. М а р у х а 6. Зд есь об наруж ен о около 300 изделий из к рем ­ ня — резцы, скребки, д ва строгальны х ножа,, кремневые в к л ад ы ш и и др. (табл. 1а, рис. 4 — 7).

Следы мезолита, а возможно и неолита, отмечены в районе ст. Усть Д ж егути н ской (в устье р. Д ж егу ты ) 7.

С тоянка неолитического времени откры та на р. Овечке, недалеко от Ч е р к е с с к а 8. Н а стоянке найдено 113 кремневых орудий: вкладыш и, скребки, небольшие трапецевидны е пластинки («со струганой спин­ кой»), которые относятся к неолитической, возм ож но к поздненеолити­ ческой, эпохе (табл. 1а, рис. 8—-10).

Находки, о бнаруж енны е на территории К арачаево-Ч еркесии, ч рез­ вычайно интересны, но еще малочисленны, поэтому д ел ать какие-либо важ н ы е выводы пока преждевременно.

У читывая все известные на С еверо -З ап ад ном К а в к а зе м естон ах ож ­ дения эпохи каменного века, мож но п редставить о б р а з ж изн и людей того времени.

Основой хозяйства палеолитического человека б ы л а охота на кру п ­ ных животных — слонов, носорогов, позднее — на бизонов, мамонтов, медведей и др. Кости этих животны х со следам и искусственного р а с ­ калы в ан и я найдены на палеолитических п ам я тн и ка х С еверо-Западного К ав каза. В конце пал еол и та в связи с изменениями к л и м ата стали исчезать мамонты и носороги. Тогда повысилась роль со б и рател ь­ ства 9.

В период неолита охота п р о д о л ж а л а оставаться главны м занятием человека. Но у ж е за р о ж д а ю т с я зачатки скотоводства и земледелия.

Совершенствуется производство каменных орудий, многие из которых тщ ательно шлифую тся. П оявл яется ткачество, керамическое произ­ водство.

В мустьерскую эпоху люди ж и л и на открытых стоянках, в ш а л а ­ шах, очевидно округлы х в плане. Так, на позднемустьерской Ильской стоянке о бнаруж ен ы остатки округлой кл ад ки из улож ен н ы х в одни ряд плит доломита. Видимо, это был фундамент, опора д ля шестов ш алаш еоб р азн ого ж и л и щ а. Внутри были очаги из к а м н е й 10.

С древнейш их времен под ж и л ье использовались пещеры. М ож ет быть, ж и л ьем человека каменного века я в л я л а с ь А лимкина пещера, возле которой найдено кремневое орудие мустьерского времени.

Исследуя памятники каменного века П р и ку б ан ья, А. А. Формозов проследил линию преемственности в развитии отдельных этапов п а л е о ­ литической и неолитической культур. П р о слеж и вается связь м еж д у ниж непалеолитическими и мустьерскими п а м я т н и к а м и п. С опоставле­ ние памятников эпохи мустье (например, соответствующего слоя Губ ской пещеры) с верхнепалеолитическими (например, Каменномостской пещеры) т а к ж е п о казы в ает преемственность мустьерской и верх н еп а­ леолитической культур. Н еоли ти ческая культура П р и ку б ан ь я возник­ ла на местной мезолитической и верхнепалеолитической основе. М и к ­ ролитическая техника обработки кремня кубанского неолита р а з в и ­ вала традиции верхнего палеолита. М икролитические геометрические орудия встречаются и в древнейш их п ам ятн и ках майкопской ку л ьту­ ры — в Мешоко, Ясеновой поляне и в М айкопском к у р г а н е 12.

Р азвитие культур в эпоху каменного века на территории П р и к у ­ банья происходит не изолированно. Отчетливо чувствуется влияние культур З а к а в к а з ь я (особенно З а п адн о го ) и д а ж е П ередней Азии.

П рослеж иваю тся связи с палеолитическими и неолитическими кул ьту ­ р ам и более восточных районов Северного К а в к а за, а т а к ж е Крыма, степной Украины, Подонья и С еверо-Зап адного П рикаспия. Так, т р а ­ пецевидные кремневые пластинки «со струганой спинкой», происходя­ щие со стоянки на р. Овечке, находят аналогии в неолитических к о м п ­ л ексах Абхазии, К ры м а и особенно Украины. Там же, на стоянке на 3* р. Овечке, об нар уж ен ы геометрические орудия с двусторонней о б р а­ боткой, подобные найденным на территории С еверо-Западного При каспия 13.

В период палеолита люди ж или эндогамны ми коммунами. В конце пал ео л и та возник м атриархальн о-родовой строй, расцвет которого п а ­ д ает на эпоху неолита. К ак известно, при примитивно-земледельче­ ском хозяйстве, которое х арактерн о д ля эпохи неолита, женщ ина п ользов ал ась ш ирокими правам и, т а к к а к именно она н аряду с соби­ рательством вы п олн яла зем ледельческие работы. М атри архальн ы й род объеди нял людей, связанны х коллективным трудом и кровнородствен­ ными узами. П ри коллективном производстве была -.коллективной и собственность на основные орудия труд а и производства. Все члены рода были равны. Б р ак и внутри рода зап рещ али сь. Д л я материнского рода характер н ы м атрилокальность, отсутствие прочных супружеских пар и счет родства по материнской линии.

*** Новокаменны й век — неолит — см енился энеолитом, т. е. переход­ ным периодом от к а м н я к металлу. Н а территории К а р а ч ае в о -Ч ер к е­ сии памятников энеолитического периода пока не обнаружено.

ЭПОХА МЕДИ И БРОНЗЫ Майкопская культура на территории Карачаево-Черкесии В след за энеолитом наступила эпоха бронзового века, которая п редставлен а н а Северном К а в к а з е майкопской культурой (середина и вторая половина III ты сячелетия до н. э.).

Н а С еверо -З ап ад ном К а в к а з е известны курганы майкопской ку л ь ­ т у р ы — на Тамани, у ст. Р аевской, у А напы (хутор Р асс в е т), в М а й ­ копе, у ст. Новосвободной, у ст. Тульской, К азан ской и в других местах. И звестны т а к ж е стоянки майкопской культуры в пещ ерах и скальн ы х н авесах (на берегу Черного моря — в Воронцовской и Ах штырской пещ ерах;

в З а к у б а н ь е — в п ещ ерах Каменномостской и Д а ховской, в н ав есах Губских и М ешоко) и поселения на р. Белой (Мешоко, у хутора Веселого — « С к а л а » ), на р. Ф арс (Ясеновая п о л я ­ на) ;

о б н аруж ен ы т а к ж е поселения этой культуры в непосредственной близости от з ап ад н ы х границ К арач аево-Ч ер кеси и — у ст. Ахметовской и восточнее этой области — поселение Аликоновка, близ Кисловодска 14.

Н а территории К арач аево -Ч еркеси и памятники майкопской куль­ туры (курганы) открыты в районе ст. У сть-Джегутинской. Усть-Дже гутинский могильник находится на правом берегу р. Кубани, меж ду У сть-Дж егутинской и Черкесском. М огильник тянется на 10 км с юга на север и в клю чает около 65 курганов, которы е расположены г л а в ­ ным образом к з а п а д у от шоссе, соединяющего Черкесск с У сть-Дж е гутинской.

Один из курганов (С ан гарау-тебе) этого могильника раскап ы вался в 1901 — 1902 гг. Н. И. В е с е л о в с к и м 15, второй был доследован автором этой книги при проведении трассы К убань-К алаусского к а н а л а в 1958 г. Тогда нами было в ы сказано предположение, что д а н н а я к у р ­ ган н ая группа в клю чает курганы не только II, но и III тысячелетия до н. э. Исследования, проведенные на этом могильнике в 1963— 1964 гг.

экспедицией Ставропольского краеведческого музея, возглавляемой A. JI. Нечитайло, подтвердили это п р е д п о л о ж е н и е 17. Б ол ьш ая часть вскрытых здесь захоронений относится ко II тысячелетию до н. э.

Но в 15 к у р га н а х открыты погребения майкопской культуры.

Д л я погребального о б р я д а майкопской культуры характерн о за х о ­ ронение умершего в скорченном положении, обычно головой на юг, густая засы п ка погребенного красной краской (охрой). Д н о могилы покрыто галькой, и она обычно ' окру ж ен а каменными кольцам и — кромлехами. Во всех сл уч аях захоронения последую щей северокав ­ казской культуры II ты сячелетия до н. э. были впускными.

По р яду конструктивных особенностей курганы дел ятся на две группы. В кур ганах первой группы, т а к ж е к а к и в М айкопском к у р ­ гане, под большой насыпью имелся кромлех, в центре находилась прямоугольная я м а с закругленны м и углами. Захоронения, по-види­ мому, были скорченными. В числе прочих находок здесь о бнаруж ен ы плоскодонные округлы е лепные хорошо сделан н ы е сосуды к р асн о­ желтого, реж е — серого цвета, характерн ы е д л я раннего э тап а м а й ­ копской культуры;

н о ж -к и н ж а л из мы ш ьяковистой бронзы, костян ая б улавка и др. В кур га н а х второй группы нет специальны х п огр еб ал ь­ ных камер, а в центре кр ом леха находился каменный курганчик.

В этих кур га н а х о б н ар уж ен ы черепки глиняны х сосудов, в том числе привозных (рифлены х и кр а сн о о к р аш ен н ы х ), облом ок каменного б р а с ­ лета и некоторые другие предметы, обычные д л я поздних памятников майкопской культуры (табл. 16, рис. 11— 19).

*** М айкопской культурой зан и м ал и сь многие видные исследователи.

Некоторые итоги изучения этой культуры подведены в указан ной р а ­ боте А. А. Ф ормозова «К аменны й век и энеолит Прикубанья».

И зу ч ая происхождение майкопской культуры, А. А. Формозов п ри ­ шел к выводу, что эта кул ьту ра ф ор м и р овал ась на местной неолитиче­ ской основе. Причем исследователь не отрицает значения связей с цивилизациям и Передней Азии, которые в майкопское врем я были осо­ бенно заметными. В П ри к у б ан ь е в значительном количестве проникали изделия из Передней Азии. Но, к а к отмечает А. А. Формозов, «зн а­ чение местного р азви тия п реум еньш ать ни в коей мере не приходится.

М ай ко п ская ку л ьтур а п р ош л а путь от неолитической индустрии с отдельными импортными медны ми вещ ам и (ниж ние слои Мешоко, М айкопский курган) к медному веку с собственным очагом м е т а л л у р ­ гии (Н овосвободная, Х а д ж о х ) » 18. Т аким образом, врем я бытования майкопской культуры, несмотря на ее специфические особенности, обусловленные интенсивными св язям и с древним Востоком, нужно считать определенным этапом в развитии древних местных культур С еверо-Западного К а в к а за. К ром е местного неолитического субстрата в сложении майкопской культуры активное участие приняли и к у л ь ­ туры Западн о го З а к а в к а з ь я 19.

М ай ко п ская ку л ьтур а генетически св яза н а с последующей северо кавказской культурой II ты сячелетия до н. э., о чем речь дальш е.

Погребения и особенно поселения майкопской культуры д аю т п ред­ ставление о хозяйстве и общественном строе «майкопцев». К а к п о ка­ зы ваю т находки на поселениях, роль охоты в хозяйстве майкопских племен была невелика. П р о д о л ж а л о с ь развитие ж ивотноводства и зе м ­ леделия, зачатки которых возникли еще в неолите. П о д а в л я ю щ а я м асса костей животны х на поселениях майкопской культуры п ри н ад ­ л еж и т не диким, а дом аш ни м животны м. П р е о б л а д а л и кости свиньи и коровы, и лиш ь в конце майкопской эпохи увеличился процент костей мелкого рогатого скота. Все это свидетельствует о том, что скотовод­ ство в тот период не было отгонным. О земледелии говорят находки кремневых вклады ш ей д ля серпов и каменные зернотерки. Мотыги были р о г о в ы е 20.


Ж и л и щ а на поселениях майкопской культуры были прямоугольные в плане, турлучные, к а к и ж и л и щ а последую щих эпох, вплоть до адыгов 21.

Д л я инвентаря майкопской культуры характер н ы каменные клино­ видные ш лиф ованны е топоры;

изделия из кремня, иногда обсидиана — концевые скребки, сегментовидные орудия, вкл ад ы ш и д ля серпов, наконечники стрел различной формы (треугольной и асимметричной, иногда с выемкой в основании, ф л аж ко вид н ы е и д р.), каменные б р ас­ леты, костяные долотца, рыболовные крю чки и т. д.

Д л я раннего э тап а майкопской культуры х ар а ктер н ы сосуды округ­ лых форм со слабоотогнутым краем красно-желтого цвета, иногда с лощением;

д л я позднего э тап а — более грубая к ерам и ка с « ж е м ч у ж ­ ным» орнаментом. И сследователи полагаю т, что под влиянием культур Передней Азии на раннем этапе майкопской культуры появился руч­ ной гончарный круг с одним скользящ и м п одш ип н иком 22.

П ервы е медные орудия из курганов майкопской культуры (топор тесло, втульчатое тесло и др.) проникли на С еверо-Западны й К а в к а з из Передней Азии. Но на более позднем (новосвободненском) этапе с та л а разв и ва ть ся местная м еталлургия. Об этом говорят находки глиняны х льячек (у хутора В еселого), состав меди, характерны й для местного м еталла, иногда местный, «ж емчуж ны й» орнамент на м е т ал ­ лических изделиях. К а к у ж е отмечалось, С еверо-Зап адны й К авказ, и особенно территория К арачаево-Ч еркеси и, чрезвычайно богат место­ рож дениями меди. К ром е местных месторождений, возможно, исполь­ зовались и з а к а в к а зс к и е (Б и тти б ул а х и Д ж у л ь ф а ) 23.

П лем ен а майкопской культуры имели связи к а к м еж д у собой, так и с населением сопредельных и более удаленны х районов. Так, в О ч аж н ом гроте Ворояцовской пещеры найдены браслеты из серпен­ тина, происходящего с верховьев Л а б ы и К яф а р а. П лем ена Западн ой Грузии и куро-аракского энеолита явл ял и сь посредниками в сноше­ ниях населения С еверо-Зап адного К а в к а з а с носителями культур М а ­ лой Азии и Бл и ж н его Востока (типа А л ад ж и, Б и б л а и Трои II ), к ул ь ­ туры И р а н а (типа Гиссар III) и шумерской цивилизацией (Ур и К иш ). С ущ ествовали связи и с северными степными племенами, носи­ телями ямной культуры П ри азов ь я и Н иж него П риднепровья. П ро сле­ ж и в аю тся связи с Крымом, П овол ж ьем и более удаленными рай о ­ нами 24.

М айкопское общество было п атри архальн ы м. Оно характеризуется господством вож дей-муж чин к а к в хозяйственной, так и в обществен­ ной жизни племен.

П редп осы лкам и для выделения родовой верхушки из общей массы общинников явл ял и сь разви тие ж ивотноводства и связи с более высо­ кими, ю жны ми цивилизациям и. Необходимость в защ ите скота, а т а к ­ ж е набеги с целью его з а х в а т а у других обшин требовали о пределен­ ной военной организации, а это вело к возрастанию роли в ож д я, пред­ водителя п о х о д о в Г.

В результате обменных связей с Передней Азией и другими рай о­ нами вож ди становились в л ад ел ьц ам и не только скота, но и других матери альн ы х ценностей (например, сокровищ, подобных С таромы ш а стовскому к л а д у ). О значительной роли вож дя свидетельствует б о га­ тей ш е е погребение в М айкопском кургане, где вместе с главны м погре­ бенным обнаруж ен о еще д в а костяка. Очевидно, эти двое были умерщ влены, н аси л ьств ен н о26. М о ж е т быть, у ж е су щ ествовало п ат р и ­ ар ха ль н ое рабство.

Кроме таких н еравноправны х людей, возм ож н о рабов, были и д р у ­ гие категории населения, находивш иеся на более низкой ступени об щ е­ ственной лестницы по сравнению с вож дями, свободные, но более б ед­ ные общинники. Об имущественной и социальной дифф еренциации «свидетельствуют погребения: н а р я д у с таким и богатыми курганами, к а к М айкопский и Новосвободненский, есть бедные курганы м айкоп ­ ского времени — у станиц Тбилисской, К азанской, В оздвиж енской и др.

Таким образом, майкопское общество находилось на стадии д о ­ вольно развитого п атри архальн о-родового строя.

Возникает вопрос: почему ж е в послемайкопское в р ем я процесс общественного р азви тия к а к бы затор м о зил ся — во II ты сячелетии до -н. э. не было богаты х курганов типа Майкопского, не столь отчетливо п р ояв л ял ась имущ ественная и соц и альн ая диф ф ерен ц иаци я? А. А. Ф ор ­ мозов объясняет это угасанием связей с более передовыми ц и в и л и за­ ц и я м и Передней А з и и 27. Возможно, была и д р у гая причина. Процесс р а з в и т и я общ ественны х отношений у населения С еверо-З ап ад ного К а в ­ к а за во II ты сячелетии до н. э. мог быть несколько зато р м о ж ен в сл ед ­ ствие проникновения сюда степных племен. Так, на С еверо-Зап адны й К а в к а з, в том числе и территорию К арачаево-Ч еркеси и, во II ты сяч е­ летии до н. э. стали проникать степные племена катаком бной культуры (см. стр. 42). А у населения степей уровень разви тия общественных «отношений был, несомненно, ниже, чем у племен майкопской культуры 28.

Северокавказская культура II тысячелетия до н. э.

на территории Карачаево-Черкесии Второй этап бронзового века — период II ты сячелетия до н. э. — л р ед ста в л ен на С ев еро-З ап ад н ом К ав к азе двум я археологическими культурами — дольменной и северокавказской.

Обычай погребать ум ерш их в д ольм енах без курганной н а с ы п и •был распространен у населения восточного п обереж ья Черного моря и в некоторых горных и предгорных районах на северных склонах Г л авного К авказско го хребта. В есьма характерен этот обычай и д ля Абхазии. В д ольм енах хоронили в течение долгого времени — инвен­ тарь, обнаруж енны й в них, д ати руется временем от середины III до ^середины I ты сячелетия до н. э.30 Очевидно, территория, на которой встречаю тся дольмены, сов п ад ает с исторической территорией абхазо лды гской лингвистической группы, и поэтому исследователи не без оснований строителями этих дольменов считают древних предков современных абхазов и а д ы г о в 31.

В К арачаево-Ч еркеси и дольменов древней эпохи пока не о б н а р у ­ жено, но весьма вероятно, что они здесь будут открыты — ведь восточ­ ная граница распространения дольменов в З а к у б а н ь е распо л ож ена довольно близко от ю го-западны х пределов К арач аево -Ч ер к еси и (н а и ­ б о л е е восточные группы дольменов известны на р. Х одзь). К а к п о л а ­ гает Л. Г. Н ечаева, часть д ольм енообразн ы х склепов К арачаево Черкесии, относимых обычно к эпохе средневековья, на сам о м деле п р и н а д л е ж и т к древней э п о х е 32. Д ал ьн ей ш и е исследования покаж ут сп равед л и во сть этого предположения.

Н а востоке и северо-востоке зона распространения дольменов со­ п рикасается с территорией северокавказской культуры II тысячелетия до н. э.33 Основными п ам ятни кам и этой культуры являю тся подкурган ные погребения (в степных и предгорных районах) и грунтовые мо­ гильники в горных районах. К урганы и отдельные могилы имеют каменные насыпи, иногда погребения заклю чены в круг из камней — кромлех. П огреб ал ьн ы е сооружения п редставляю т собой грунтовые ямы, каменные ящ ики и гробницы. Встречаю тся могилы, перекрытые и облицованны е деревом.

П огребальн ы й инвентарь довольно богат: он состоит из глиняных сосудов, каменных топоров (так назы ваем ого кабардино-пятигорского т и п а ), каменны х булав;

бронзовых предметов — проушных топоров, булаво к с волю тообразны ми и другими наверш иями.

П ам ятн и ки северокавказской культуры известны и в К арачаево Черкесии. В 1963— 1964 гг. экспедицией С тавропольского краеведче­ ского музея, возгл авляем о й А. Л. Нечитайло, был исследован Усть Д ж егути н ски й могильник. Б ы ло вскрыто около 50 курганов, со д е р ж а в ­ ших более 100 погребений. П о д ав л яю щ е е большинство захоронений относится к северокавказской культуре, а т а к ж е к катаком бной к у л ь ­ туре и дати руется в п ределах II ты сячелетия до н. э. В них кроме про­ чих вещей найдены глиняные курильницы различной ф о р м ы 34.

В К арачаево-Ч еркеси и известны и другие подкурганные захорон е­ ния II ты сячелетия до н. э. Так, Т. М. М инаевой у а у л а А ды ге-Х абль открыты подкурганные погребения в грунтовых ям ах, накрытых ка м ен ­ ными плитами. Среди находок — курильница, бронзовые сп иральны е серьги в полтора оборота и другие предметы, х ар а к тер н ы е д ля II ты ­ сячелетия до н. э,35 Н есколько п одкурганны х погребений II ты сячеле­ тия до н. э. были д оследованы экспедициями К Ч Н И И (табл. 2_ рис. 2— 5).

*** С еверокавказской культурой специально з а н и м а л с я В. И. М арко вин, который подтвердил мнение В. А. Городцова о том, что эта к ул ь ­ тура генетически св яза н а с предшествующей, майкопской культурой — особенно хорошо эта связь п р ослеж и вается на кубанском материале.

Т ак ж е к а к и в погребениях майкопской культуры, на раннем э т а п е северокавказской культуры захороненные л е ж а л и в скорченном поло­ жении, головой на юг, обильно посыпанные красной краской. В ранних погребениях северокавказско й культуры встречаю тся некоторые сп е­ цифические майкопские типы изделий. Так, в ку ргане Ульского а у л а найдены изогнутые посоховидные б улавки (типа новосвободненских) и гл и н ян ая модель повозочки с «ж емчуж ны м» орнаментом. С татуэтка из Ульского а у л а с п ер евязям и на груди крест-накрест напоминает статуэтку с перевязью через плечо из М е ш о к о 36. В более поздних м о­ ги лах северокавказской культуры н ар я д у со скорченными п оявляю тся вытянутые захоронения, преимущественно с восточной и зап ад н о й ориентировкой;


количество кр а сящ его вещ ества уменьшается. Н а этом этап е (середина и конец II ты сячелетия до н. э.) отчетливо зам етн ы м становится влияние степных культур 37.

В. И. М аркови н выделил три л о кал ь н ы х вари ан та с е в е р о к ав к а з­ ской культуры: западны й, или прикубанский;

центральный в ар и ан т с д вум я группами (кабардино-пятигорской и д и го р с к о й );

восточный.

Д л я прикубанского в ар и ан та хар актерн ы грунтовые ямы, перекрытые деревом. Д л я ранних погребений кабардино-пятигорской группы цент рального в ари ан та характер н ы ямы, перекрытые каменными плитами с зав ал а м и на них из битого камня. П озднее п оявляю тся каменные ящики и гробницы.

Прикубанский вар и ан т северокавказской культуры зан и м ал б а с ­ сейн Кубани. Его ю ж н а я и з а п а д н а я границы совп ад ал и с границами культуры в целом, северная гран и ца я в л я л а с ь широкой зоной «стыка»

племен северокавказской культуры с племенами степей. Н а востоке т а к ж е не было четкой границы — здесь памятники прикубанского в а ­ рианта постепенно сменяются пам ятни кам и другого вар и ан та, х а р а к ­ терного д ля Пятигорья. Так, в ку рганах у аул а Ады ге-Хабль не было обнаруж ено каменных ящ иков и гробниц, типичных д ля П ятигорья, но могильные ямы были перекрыты не деревом, а каменными плитами, ка к в Пятигорье. Д овол ьно ш и ро кая полоса, в районе которой о б н а ­ руж и ваю тся памятники смешанного х а р а к т е р а (двух соседних в а р и а н ­ тов), проходит по рекам М ал ы й Зеленчук и Кубань, п оворачивая к С та в р о п о л ю 38.

Таким образом, во II тысячелетии до н. э. территория К арач аево Черкесии п р ед став л ял а собой зону «стыка» разли чн ы х вари ан тов а р ­ хеологических культур. С этой особенностью мы будем постоянно встречаться и д ал ьш е, ан али зи руя археологические п ам ятники как древней, так и средневековой эпохи.

Н аходки в к у р га н а х северокавказской культуры д аю т некоторое представление о хозяйстве северокавказских племен во II тысячелетии до н. э. В основе хозяйства было скотоводство и земледелие. Подсчет найденных костей д о м аш ни х животны х п оказы вает, что стадо в основ­ ном состояло из мелкого и крупного рогатого скота, а т а к ж е лошадей.

Л о ш ад ь во II тысячелетии до н. э. у ж е и сп ользовалась д л я верховой езды. Скотоводство, очевидно, носило отгонный характер. Население вело оседлый об р аз ж изн и — об этом свидетельствует обилие к е р а м и ­ ческих находок. С у щ ествов ал а охота — на оленей, медведей, к а б а н о в и других животных. З е м л ед ел и е было мотыжное. И звестны находки каменных зем ледельческих орудий (ладьевидные зернотерки, кр ем н е­ вые в кл ад ы ш и д ля с е р п о в ). П озднее п оявляю тся бронзовые серпы.

Удельный вес зем леделия, отмечает В. И. М арковин, был больш е в районе степей, особенно в бассейне Кубани. Но в целом в хозяйстве горных и предгорных племен зем леделие и грало подсобную роль, г л а в ­ ным ж е было разведение мелкого рогатого с к о т а 39.

В аж нейш ими зан яти ям и племен северокавказской культуры были металлургия и м етал л оо бр аботк а. Бронзовые орудия труда, о руж и е и украш ения отливались в двусторонних р азъ ем н ы х ф ормах, а т а к ж е по восковой модели. Ш ироко и сп ользовалась проковка предметов после их отливки. К а к пишет В. И. М арковин, медь д о б ы в ал ас ь на поверх­ ности ее зал еж ей, по пещ ерам, трудоемкие работы по устройству штолен не проводились. Р у д а не о б о г а щ а л а с ь 40. В. А. Кузнецов о с п а ­ ривает эти полож ения В. И. М арко ви н а. В 1961 г. В. А. К узнецовы м были осмотрены древние вы работки медной руды в верховьях р. Б о л ь ­ шой Зеленчук на горе Пастуховой, против поселка Богословка. Здесь была открыта гори зо нтал ьн ая ш а х т а и отходящ ие от нее вертикальны е штольни. О б н ару ж ен ы д в а кам ен н ы х ж ело б ч аты х молота и каменный терочник, а поблизости от этого места — к и н ж а л из мышьяковистой бронзы северокавказской культуры. В. А. К узнецов д ати р ует эти н а ­ ходки и весь описываемый комплекс горы П астуховой серединой II тысячелетия до н. э. Н али ч и е каменны х молотов и терочников го­ ворит о том, что производились основные операции обогащения руды — разм ол и концентрация, т. е. отделение полезной породы от 41:

гпустой. Таким образом, по мнению В. А. Кузнецова, были и штольни, и обогащ ение руды 41.

С ев ер окавк азск и е племена эпохи бронзы имели широкие связи с -П редкавказьем, П оволж ьем, Северным Причерноморьем, а т а к ж е с Крымом и З а к а в к а з ь е м (через М арухский, К лухорский и другие пере­ в а л ы ). Н а север и м портировался главны м образом м е т а л л 42.

Р азв и ти е скотоводства приводило к укреплению патриархального рода. Так, известно, что парны е погребения появляю тся только с воз­ никновением п а т р и а р х а т а 43. П арны е погребения в могилах, относя­ щ ихся к северокавказской культуре, известны д ля всех ее этапов, при­ чем наибольш ее число их приходится на вторую половину II ты сяче­ л ети я до н. э.44 И ногда у некоторых погребенных находят топорики кабардино-пятигорского типа, очевидно зн ак власти. П оявляю тся ро­ довые усы пальницы и семейные захоронения. Р а з н и ц а в количестве и качестве погребального инвентаря говорит о выделении более богатых и более бедных родов, а т а к ж е о том, что в индивидуальном пользо­ вании находилось различное количество вещей, разны х по качеству, хотя производство и потребление осущ ествлялось к о л л е к т и в н о 45.

С ев ер о к а в к азск ая культура и сп ы ты вала некоторое влияние степных культур. Влияние срубной культуры не было значительным. Известны л и ш ь отдельные предметы и захоронения срубной культуры. Так, к у р ­ ган С ангарау-тебе, на северной окраине ст. Усть-Джегутинской, р а с к о ­ панный, к а к у ж е отмечалось, Н. И. Веселовским, содерж ал сруб.

'Н о ку рган н ая насыпь покоилась на площ адке, выложенной камнем, что характерн о д ля северокавказско й к у л ь т у р ы 46.

Значительно сильнее ощ ущ ается влияние катаком бной культуры.

Н а сам ы х ранних э т а п а х северокавказской культуры под влиянием катаком бной п оявляется орн ам ентаци я шнуровым узором (например, на сосуде из к урга н а в Б есл ен ее), выпрямители стрел и со второй половины II ты сячелетия до н. э. — глиняные курильницы (например, в кургане у Ады ге-Хабля, где были захоронения местного ти па).

С середины II ты сячелетия до н. э. на Северный К ав к аз, в том числе и на территорию К арачаево-Ч еркеси и, стали проникать не толь­ ко вещи катаком бн ой культуры, но и сами ее носители. В П рикубанье ка тако м бн ы е захоронения II ты сячелетия до н. э. открыты в уж е упо­ мянутом выше У сть-Д ж егутинском курганном могильнике, в станицах Советской (б. Урупской), К убанской, в А рм ави ре и других местах.

Кроме погребений в к а т а к о м б а х известны погребения по местному обряду, но с некоторыми чертами катаком бной культуры — курильни­ цами, черепками, наполненными углями, с подстилкой из коры и к а ­ мыша. В сам их ка т ако м б н ы х погребениях костяки л е ж а л и не в скор­ ченном положении, на левом боку, ка к это характер н о д л я к а так о м б ­ ной культуры, а в вытянутом положении, головой на восток или на север. Т аким о бразом, н аб лю д ается взаи м овлияни е северокавказской и катаком бн ой культур. К ультура этого периода (второй половины и конца II ты сячелетия до н. э.) носит явно смешанный х а р а к т е р 47.

Кто ж е были эти степняки, носители катаком бной культуры?

М. И. Артамонов последний этап катаком бной культуры, доживш ей в П р и куб ан ье и П р е д к а в к а зь е до предскифского времени, относит к киммерийской к у л ь т у р е 48. Это мнение р азд ел я ет Т. Б. П о п о в а 49.

А. П. Смирнов т а к ж е считает гипотезу о принадлежности к а т а к о м б ­ ной культуры ким м ерийцам наиболее правдоп о д обн ой 50.

Если принять эту гипотезу, то тогда следует признать, что кимме­ рийцы или их предки во второй половине II тысячелетия до н. э. про­ никали в некоторые предгорные районы С еверо-Западного К ав каза, в частности на Верхнюю Кубань, в те места, где ныне располож ена ст. Усть-Дж егутинская. С течением времени приш лы е степняки, види­ мо, смеш ались с местным населением.

На последнем этапе северокавказской культуры (1500 г. — конец II тысячелетия до н. э.) внутри ее создаю тся предпосылки д ля возник­ новения прикубанской и кобанской к у л ь т у р 51.

Конец бронзового века (кобанская и прикубанская культура — ранний этап, XII— X вв. ) В конце бронзового и н ач ал е железного века на Северном К а в к а зе сущ ествовали три археологические культуры: каякентско-харачоев ская — на Северо-Восточном К авказе, коб ан ск ая — в центральны х районах Северного К а в к а з а и п рикубанская — на С еверо -З ап ад ном К а в к а зе. П р и к у б а н с к а я культура бы ла выделена А. А. Иессеном только по типам металлических и з д е л и й 53.

П р и ку б ан ск ая к у л ь т у р а бы ла распростран ен а на территории вос­ точного побереж ья Черного моря от устья К убани до Сочи (м еж ду Сочи и Пицундой был район, пограничный с колхидской к у л ь т у р о й );

в З а к у б а н ь е (к северу от нижнего и среднего течения реки Кубани известны только отдельны е находки прикубанских б р о н з ) ;

в верховьях Кубани и отчасти в П я т и г о р ь е 54. Верховья К убани и Зеленчуков — территория современной К арачаево-Ч еркесии — были стыком прику­ банской и кобанской культуры: здесь о бнаруж ен ы памятники к а к при кубанского, т а к и кобанского типа 55.

Хронологические пределы сущ ествования прикубанской культуры, согласно А. А. Иессену, X II— X I—VII вв. К этому р ан н ем у этап у от­ носятся несколько бронзовых предметов прикубанского типа, най ден ­ ный на территории К ар ачаево-Ч еркеси и к и н ж а л с Гоначхира (1000 г.

до н. э.) 56, топорик из У ч к у л а н а 57, К яф арски й к л а д (900 г. до н. э.).

Последний был о б н ару ж ен в 1948 г. на р. К яф а р, в районе ст. С торо­ жевой, при геологических изысканиях. Все найденные вещи поступили в Э рм итаж. Среди них массивный браслет полого литья, орн ам енти ро­ ванный насечками;

д в а гл ад ки х браслета из прута с разом кнуты м и концами;

обломок стерж ня в виде массивной утолщенной лопасти с поперечной прорезью и грубой скульптурной головкой животного;

во­ семь обломков трубчаты х пронизей со свисающ ими приливами р а зл и ч ­ ных форм, украш енны е ж елоб ч аты м и литыми врезам и, как на б р а с ­ лете, на одной пронизи сохр ани л ась м аленькая головка животного на длинной шее. И зд авш и й этот к л а д А. А. Иессен отмечает, что эта груп ­ па предметов личного убора характери зуется стилистическим своеоб­ разием и известной грубостью, отличающ ими эти вещи от подобных предметов, обнаруж ен н ы х в см еж ны х об ластях К а в к а з а 58.

А. А. Иессен п редполож ительно выделяет три территориальны е группы прикубанской культуры (или прикубанского очага м еталлургии и металлообработки конца бронзового в ека ): 1) в ерхн екубан ская группа;

2) з а п а д н а я группа в бассейнах рек Белой, Больш ой и М алой Л а б ы ;

3) черноморская группа, которая ещ е только н а м е ч а е т с я 59.

В данной работе в центре внимания первая, вер хн екуб ан ск ая группа.

Д л я прикубанской культуры хар актерн ы бронзовые топорики с у з­ ким лезвием и резко в ы р а ж ен н ы м молотовидным обухом (табл. 3, рис. 2— 5). Встречаю тся и некоторые другие разновидности топоров, например тяж ел ы е с почти прямой лезвийной частью и слегка отвис­ лым обухом,. Тесла плоские (табл. 3, рис. 6, 7), серпы сильно изогну­ тые, часто с рукояткой в форме крю ка (табл. 3, рис. 14, 15). Есть серпы без резкого перегиба, с равномерно изогнутой спинкой. У н ако ­ нечников копий ц ельнолитая трубка втулки, кру гл ая в сечении, отно­ сительно короткий лист с овальны ми очертаниями в нижней части.

Но есть наконечники копий с разрезной втулкой, восходящей к трубке, свернутой из раскованной части наконечника (табл. 3, рис. 13). К ин­ ж а л ы бы ваю т с ребром и без него, листовидной, почти подтреугольной формы, без черенка и с черенком, на котором есть отверстие (табл. 3, рис. 11). Б у л ав к и довольно крупные, с длинным прокованным с те р ж ­ нем и раскован ны м в тонкую пластинку лопатовидным листом, в верх­ ней части которого д в а зави тка, орнам ент спиральны й точечный (табл. 3, рис. 9, 10) 60.

Топоры, серпы, наконечники копий, украш ен и я прикубанского типа,, относящ иеся к различны м хронологическим э тап ам прикубанской куль­ туры, об н аруж ен ы на территории К ар ачаево-Ч еркеси и в довольно з н а ­ чительном количестве — у У чкулана, К ар т -Д ж у р т а, Н и ж н его Архыза, К ар ач ае в с к а, в местности Гиляч, на рек ах Худесе, Д а у т е (Д ууте), Индыше, Теберде, Гоначхире и К яф а р е. П редставляю т интерес клады :

Агурский (в глиняном горшке находились серп и топор);

Верхнетебер динский — найден м еж д у аулом В ерхн яя Т еберда и курортом Теберда (30 топоров, 17 серпов, литейные ф о р м ы );

Индышский (серп и пр.) (табл. 3, рис. 3, 4, 14, 15).

Н а территории р аспространения прикубанской культуры найдены и типично кобанские бронзовые изделия, часть которых, очевидно, д о ­ ст а в л я л а сь с Ц ентральн ого К а в к а за, а часть производилась на месте.

Так, в местности М уш т и у а у л а Х урзук кобанские топоры об н ару ­ ж ены вместе с кап л я м и литого м етал л а и со слиткам и меди, что, по мнению А. А. Иессена, мож ет свидетельствовать о местном п роизвод­ стве этих вещей в П ятигорье и в верховьях К убани 61.

Н аходк и кобан ских бронз известны в следую щих пунктах П я т и ­ горья и верховьев Кубани: топорики — на рек ах Мушт, Хасаут, у аула Х урзук (табл. 4, рис. 2) и у р. М арухи;

топор, фибулы с насечками на одной стороне, к и н ж а л с глиняны м с о с у д о м — из Т е р е з е 62 (табл. 4, рис. 1).

В бассейне Верхней К убани об наруж ен о т а к ж е несколько импорт­ ных бронзовых изделий. Так, на р. Урупе найден топорик дигорского типа и топор-кельт (табл. 4, рис. 5). Кельт обнаруж ен и у Верхней Т е б е р д ы 63. П одобны е находки у к а зы в аю т на торговые связи в этот период м еж д у населением верховьев К убани и племенами Ц е н т р а л ь ­ ного К а в к а з а и степного юга России.

%Н # * Значительны й интерес п ред став л яет вопрос о происхождении ко банской и прикубанской культур. Относительно кобанской культуры в ы сказы в ал ось предположение, что некоторые или д а ж е основные ф о р ­ мы кобанских бронзовых предметов происходят из Западн ого З а к а в ­ к а зь я 64.

С пециально вопросами происхождения кобанской культуры за н и ­ м а л с я Е. И. Крупнов. Н е отри цая связей с культурам и З а п а д н о й Г ру­ зии и других районов, Е. И. Крупнов привел убедительные д о к а з а т е л ь ­ ства местного происхождения кобанской к у л ь т у р ы 65. Он п оказал, что большинство ведущ их типов бронзовых изделий, х арактерн ы х д ля ко­ банской культуры (топоры, ки н ж ал ы, а т а к ж е булавки и другие у к р а ­ ш ени я), у ж е сущ ествовали на Северном К а в к а зе во II тысячелетии до н. э. в качестве зарод ы ш евы х форм или прототипов, кобанских о б ­ разцов. Так, прототипы кобанских топоров Е. И. Крупнов усм атри вает в некоторых видах более ранних бронзовых топоров, бытовавш их на Северном К ав казе, а т а к ж е в каменных топорах, в частности в двух разновидностях каменных топоров кабардино-пятигорского типа. П р и ­ чем Е. И. Крупнов спр авед л и во отмечает, что о происхождении архео­ логической культуры нельзя судить только по ф ор м ам металлических изделий, а нужно учитывать керам и ку и погребальный обряд. Так, к а ­ менные ящики, хар актерн ы е д ля кобанской культуры, были одной из обычных форм погребальны х сооружений и д л я северокавказской к ул ь ­ туры II ты сячелетия до н. э. То ж е самое можно с к азать и об обычае погребать умершего на боку, в скорченном положении. Кобанские гор­ шочки, кувшинчики, сосуды баночной формы имеют прототипы в более приземистых горшках, кувш инах и сосудах баночной формы эпохи севе­ рокавказской средней бронзы. Таким образом, истоки кобанской к у л ь ­ туры прослеж иваю тся в ц ентральном вари ан те северокавказской ку л ь ­ туры II тысячелетия до н. э. В период переходный от средней к поздней бронзе на Северном К а в к а з е наб лю д ается непрерывный процесс р а з ­ вития материальной культуры. По словам Е. И. К рупнова, «мы не знаем фактов, свидетельствующих о встрече и соперничестве местных, основных с приш лыми ф орм ам и материальной культуры, з а которыми нужно было бы видеть борьбу аборигенов с приш ельцами, носителями иной к у л ь т у р ы » 66.

О брати м ся теперь к вопросам происхождения прикубанской к у л ь ­ туры. В пользу местного производства бронзовых изделий прикубан ского типа убедительны е д о казател ь ств а приводит А. А. Иессен. Так н азы ваем ы е кл ад ы литейщ иков — Индышский, Верхнетебердинский и другие — свидетельствуют о местном происхождении этих изделий.

В Верхнетебердинском кладе, а т а к ж е в К ав к азс к о м заповеднике (не­ сколько зап ад н ее К арачаево-Ч еркессии ) найдены литейные формы.

Состав м етал л а прикубанских изделий был несколько иной, чем к о л ­ хидских и кобанских (в прикубанских вещ ах п р е о б л а д а л а к р а сн ая медь). Несколько отличались приемы обработки м етал л а и о р н а м е н ­ т а ц и и 67. О том, что местное производство медно-бронзовых изделий было возможно в П ри куб ан ье, говорит наличие меднорудных место­ рождений, зн ачительн ая часть которых сосредоточена в районе от р. Белой до меридиана Эльбруса. Известны в этих местах и следы д о­ бычи и об раб о тки меди, но, к сожалению, они не д а т и р о в а н ы 68.

О местном происхождении прикубанской культуры говорит генети­ ческая связь основных, ведущих форм прикубанских изделий с и зд е­ лиями подобного ж е рода северокавказской культуры II тысячелетия до н. э. 69. Так, прикубанские топоры эпохи поздней бронзы имеют ч ер ­ ты, связы ваю щ ие их с более древними топорами II тысячелетия до н. э., найденными в П ри ку б ан ь е и в см ежны х районах Северного К а в к а з а 70. Е. И. Крупнов видит прототипы прикубанских топоров в некоторых каменных топорах кабардино-пятигорского т и п а 71. Серпы прикубанской культуры имею т прототипы в Костромском к л ад е II ты ­ сячелетия до и. э., а наконечники копий с открытой втулкой и к и н ж а ­ л ы — в курганах № 7 и 8 II ты сячелетия до н. э. у ст. Андрюковской 72.

Прототипы бу лаво к с раскованной головкой встречаю тся в пам ятни ках II тысячелетия до н. э. на Северном К авказе, в частности в Д игор и и73.

Некоторые бронзовые изделия прикубанской культуры (найденные главны м образом на восточном побереж ье Черного моря) сходны с колхидскими бронзовыми н аходкам и. Сходство это порождено живыми взаи м освязям и этих культур и д а ж е общностью более широких их и с то к о в 74. Однако прик убанская культура, т а к ж е ка к и кобанская, является самостоятельной, отличной от колхидской и имеет собствен­ ные корни и истоки в предшествующей, северокавказской культуре II ты сячелетия до н. э., на которую некоторое влияние о к а з а л а степная к а та к о м б н а я культура. В озможно, что какую-то роль в формировании прикубанской культуры (особенно на восточном побережье Черного моря) сы грал а и дольм енн ая культура, хотя этот вопрос пока ещ е не и зу ч е н 75.

Р а з в и в а л а с ь прик убанская кул ьту ра в контакте с древней культу­ рой А бхазии и Ц ентральн ого П р е д к ав к азь я.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.