авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 14 |

«Е'П'Ллексеева АКАДЕМИЯ НАУК СССР ОТДЕЛЕНИЕ ИСТОРИИ НАУЧНЫ Й СОВЕТ ПО К О О Р Д И Н А Ц И И Н А У Ч Н О -И ...»

-- [ Страница 3 ] --

В ы с к азы в ая свои сооб раж ен ия относительно этнической п рин ад­ леж ности прикубанской культуры, А. А. Иессен замечает, что «для конкретного понимания действительной исторической обстановки, су­ щ ествовавш ей в д ал еки е бесписьменные периоды, громадное значение имеет установление по распространению археологичеких находок эко­ ном и чески х р айонов и культ урны х групп, в конечном итоге соответст­ ву ю щ и х этническим гр уп п и р о вка м н а с елен и я (курсив наш. — Е. Л. ) » 76.

Н а р уб еж е I I — I тысячелетий и в н ачале I ты сячелетия на С евер­ ном К ав казе, согласно А. А. Иессену, были четыре культурны е группы:

северо-зап ад н ая, к об ан ск ая (ц ен тр ал ь н о к ав к аз ск ая ), восточнокавказ­ ск ая и степная п редски ф ская (в П р е д к а в к а з ь е ). С еверо-западн ая груп­ па территориально соответствует области обитания в более позднее время прикубанских и причерноморских племен, перечисляемых антич­ ными авто рам и и в боспорских надписях (нами имеются в виду синдо меотские племена, а т а к ж е зихи, керкеты и д р.). В несколько более позднее врем я на этой ж е территории обитали адыгские (черкесские) и абазинские племена, которые, к а к у к а зы в а е т А. А. Иессен, были в значительной степени связан ы с местным населением далекого прош ­ лого.

«Культурное единство северо-западной группы кавк азск их племен, известное нам в новое в р е м я, — зак л ю ч ае т А. А. Иессен, — таким о б р а ­ зом, возникло, очевидно, не п озж е позднебронзового в е к а » 77.

Т аким образом, прик у банская кул ьту ра связы вается в какой-то степени с дал еки м и предкам и абазин, но главны м образом с древними предкам и адыгов.

*** И так, на территории К арачаево-Ч еркеси и известны археологические памятники основных исторических э п о х — начиная от среднего пал ео ­ ли т а (мустье) и до поздней бронзы включительно (ранние памятники кобанской и прикубанской к ул ь тур). П ам ятн и ки эти не всегда много­ численны, в ряд е случаев единичны. Н о если их р ассм атривать не изолированно, а на фоне археологического м а т е р и а л а всего Северо З а п а д н о г о К а в к а за, то мож но сд елать некоторые выводы, весьма в а ж ­ ные д л я дальнейш его р аскры тия наш ей темы.

И ссл ед овател ям и достаточно отчетливо просл еж ена линия преем­ ственности в развитии палеолитической и неолитической культур и всех трех этапов медно-бронзового века на С еверо-Западном К ав казе.

Т а к а я преемственность м ож ет свидетельствовать о сохранении основ­ ного этнического массива на С ев еро-З ап ад н ом К а в к а зе и отсутствии каких-либо крупных миграций населения.

С казанн ое не означает, что не могло быть каких-то эпизодических включений в основную местную этническую среду. Так, установлено, что в форм ировании майкопской и дольменной культур С е в ер о -З ап ад ­ ного К а в к а з а определенную роль сы грали культуры З а к а в к а з ь я, осо­ бенно Западн ого. Это мож ет свидетельствовать не только о наличии древней общей культурной основы, но и о проникновении носителей за п ад н о зак а в к азс к и х культур на С еверо-З ап ад ны й К а в к а з (например,., из А б х а зи и ).

Во II тысячелетии до н. э. на С еверо-Зап адны й К ав к аз, в том числе и на территорию К арачаево-Ч еркеси и, стали проникать северные степ­ ные племена, носители катаком бн ой культуры.

Археологические памятники позволяю т проследить, к а к древнее н а ­ селение С еверо-Западного К а в к а з а от охоты и собирательства п ере­ шло к зем леделию и скотоводству (особенно отчетливо это видно на материале поселений майкопского времени), ка к оно овл ад ел о к е р а ­ мическим и м етал л о о б р а б а ты в аю щ и м мастерством. Одним из н аиболее' крупных центров добычи и обработки меди бы ла территория К а р а ч а е ­ во-Черкесии.

Д р ев н я я местная к у л ь ту ра населения С еверо -З ап ад ного К а в к а з а р азв и в а л ась не изолированно. Н а нее о ка зы в ал и влияние культуры Передней и М алой Азии и всего Б ли ж н его Востока (особенно в м а й ­ копское в р ем я ), а т а к ж е З а к а в к а з ь я, Ц ентр альн о го К а в к а з а и степей юга России. И мпортны е предметы этой эпохи ка к южного, т а к и се­ верного происхождения известны на С евер о-З ап ад но м К ав казе, в том числе и на территории К ар ачаево-Ч еркеси и (в к у рган ах I I I — II ты с я ­ челетий У сть-Дж егутинского м о ги л ьн и к а). И звестны т а к ж е отдельные находки позднебронзовой эпохи — кельты и др.

Э тапы общественного разви тия — от дородового общ ества к м а т е­ ринскому роду и затем к п атриархально-родовом у строю — на имею ­ щихся в нашем распоряж ен и и археологических м а т е р и а л а х конкретно-' проследить пока трудно. Во всяком случае, можно ск азать, что у ж е в самом н ачале медно-бронзового века на С евер о-З ап ад ном К а в к а зе ' общество было п атри архальн о-родовы м,— это отчетливо п р о сл еж и ­ вается по м а тер и ал ам памятников майкопской культуры.

1 Е. И. К р у п н о в, К авказ в древнейшей истории, стр. 28;

А. А. Ф о р м о з о в,.

Каменный век, стр. 24 (здесь и далее более подробные выходные сведения см. в «Б иб­ лиографии»).

2 Е. А. В е к и л о в а, Раскопки Ахштырской пещеры, стр. 48.

3 А. А. Ф о р м о з о в, Каменный век, стр. 43.

4 Сводка археологических памятников каменного века П рикубанья дан а А. А. Ф ор­ мозовым, который полагает, что на С еверо-Западном К авказе есть памятники не только шелльского, но и дош елльского времени. К этим последним он относит н а­ ходки в балке Ц имбал на Таманском полуострове близ ст. Сенной: отщеп и диско­ видное орудие из кремня и искусственно расколотые кости ж ивотны х — ю жного слона, древнего слона, этрусского носорога и др. (А. А. Ф о р м о з о в, Каменный век,, стр. 11, 23).

5 В. П. Л ю б и н, П ервая находка, стр. 33—38.

6 В. П. Л ю б и н, М езолитическая стоянка Я вора, стр. 45—48;

А. А. Ф о р м о з о в, Каменный век, стр. 44, 49.

7 В. П. Л ю б и н, П ервая находка, стр. 36.

8 В. П. Л ю б и н, Н еолитическая стоянка, стр. 261—264.

9 А. А. Ф о р м о з о в, Каменный век, стр. 53.

10 Там ж е, стр. 37.

1 Там ж е, стр. 28—40, 153.

1 Там же, стр. 63, 154.

13 В. П. Л ю б и н, Н еолитическая стоянка, стр. 263;

А. А. Ф о р м о з о в, К ам ен­ ный век, стр. 52, 61;

Н. О. Б а д е р, В арианты культур К авказа, стр. 15.

1 А. А. Ф о р м о з о в, Каменный век, стр. 64—74;

А. Д. С т о л я р ;

М еш о ко — поселение майкопской культуры;

А. П. Р у н и ч, Энеолитическое поселение.

15 ОАК за 1901 г., стр. 86—89.

16 Е. П. А л е к с е е в а, О чем рассказы ваю т археологические памятники, с т р.'8 —9.

17 Р. М. М у н ч а е в, А. Л. Н е ч и т а й л о, Комплексы майкопской культуры.

1 А. А. Ф о р м о з о в, Каменный век, стр. 148— 152.

1 Там же, стр. 149.

47.' 20 Там же, стр. 89—90.

2 Там ж е, стр. 106.

22 А. А. Б о б р и н с к и й, Р. М. М у н ч а е в, И з древнейшей истории.

23 А. А. Ф о р м о з о в, Каменный век, стр. 114;

Е. И. К р у п н о в, Возникновение ;

и развитие, стр. 26.

24 А. А. Ф о р м о з о в, Каменный век, стр. 133— 146;

Е. И. К р у п н о в, К авказ :в древнейшей истории, стр. 32, 36—37.

25 А. А. Ф о р м о з о в, Каменный век, стр. 151.

26 Там же.

27 Там же.

28 С. В. К и с е л е в, Бронзовый век СССР, стр. 28, 33.

29 Дольмены под курганными насыпями встречаю тся как исключения. Так, доль­ менообразные сооруж ения под курганами открыты у ст. Новосвободной (поздний этап майкопской культуры ). П одкурганные дольмены с инвентарем V III—V II вв.

заф иксированы у Г елендж ика (И. И. А х а н о в, Гелендж икские подкурганные доль­ мены).

30 Л. И. Л а в р о в, Дольмены С еверо-Западного К авказа, стр. 177, прим. 78.

31 Т а м ж е, стр. 106;

Е. И. К р у п н о в, Возникновение и развитие, стр. 29.

32 Л. Г. Н е ч а е в а, О дольменах.

33 В. И. М а р к о в и н, К ультура племен, стр. 105 и карта на стр. 70, рис. 30.

34 Р. М. М у н ч а е в, А. Л. Н е ч и т а й л о, Комплексы майкопской культуры, •стр. 133— 134. В этой статье имеется только упоминание о захоронениях северокавка?

ской и катакомбной культур, открытых в Усть-Джегутинском могильнике.

35 Т. М. М и н а е в а. Археологические памятники Черкесии, стр. 207.

36 В. И. М а р к о в и н, К ультура племен, стр. 32, 146, 147;

А. А. Ф о р м о з о в К аменны й век, стр. 152.

37 В. И. М а р к о в и н, Культура племен, стр. 146.

38 В. И. М а р к о в и н, К ультура племен, стр. 118— 131, в частности стр. 124 125, 147.

39 Там же, стр. 132— 135.

40 В. И. М а р к о в и н, К ультура племен, стр. 135.

41 В. А. К у з н е ц о в, Д ревние выработки медной руды.

42 В. И. М а р к о в и н, К ультура племен, стр. 139, 140, 148;

Е. И. К р у п н о в.

К авказ в древнейшей истории, стр. 38—39.

43 М. И. А р т а м о н о в, Совместные погребения, стр. 122.

44 В. И. М а р к о в и н, К ультура племен, стр. 141 — 142.

45 Там ж е, стр. 142— 143.

46 Там ж е, стр. 71— 76.

47 В. И. М а р к о в и н, К ультура племен, стр. 69—71.

48 М. И. А р т а м о н о в, К вопросу о происхождении скифов, стр. 47.

49 Т. Б. П о п о в а, Племена катакомбной культуры, стр. 177.

50 А. П. С м и р н о в, Скифы, стр. 35.

51 В. И. М а р к о в и н. К ультура племен, стр. 86, 118, 131, 147.

52 Согласно периодизации Е. И. Крупнова. См.: О. K r o u p n o v, A propos de la •chronologie (табл. 3, стр. 11— 12);

е г о ж е, Раннеж елезный век, стр. 337—338.

53 А. А. И е с с е н, П рикубанский очаг.

54 Там же, стр. 101, рис. 34, карта.

55 Там ж е, стр. 122.

56 Там же, стр. 115, рис. 52, 2;

Е. И. К р у п н о в, К вопросу о хронологии, стр. 12.

57 Е. И. К р у п н о в. К вопросу о хронологии, стр. 89, рис. 15;

там же, стр. 12.

К этому раннему этапу относится и топорик кобанского типа, найденный в Хурзуке (А. А. И е с с е н, Прикубанский очаг, стр. 83, рис. 6, 1;

Е. И. К р у п н о в, К вопросу о хронологии, стр. 12).

58 А. А. И е с с е н, Прикубанский очаг, стр. 94, рис. 22 на стр. 93;

Е. И. К р у nj н о в, К вопросу о хронологии, сгр. 12, табл. 3, № 5, 6, 9 и 1—6 — Кяфарский клад.

59 Там ж е, стр. 121.

60 А. А. И е с с е н, П рикубанский очаг, стр. 88— 115.

61 Там ж е, стр. 84.

62 Там же, стр. 82, рис. 5;

стр. 83, рис. 6, 1;

стр. 83, 84.

63 Там ж е, стр. 85, рис. 8;

стр. 87, рис. 4.

64 Н апример, Д. Л. Коридзе («К истории колхидской культуры») считает кобан ские топоры разновидностью колхских топоров, проникших на Северный К авказ из Зап адн ой Грузии (стр. 155, 158).

65 Е. И. К р у п и о в, О происхождении и датировке;

е г о ж е, Д ревняя история С еверного К авк аза, стр. 76— 109;

е г о ж е, Раннеж елезный век, стр. 332;

В. И. М а р ­ к о в и н, К ультура племен, стр. 129, 147.

66 Е. И. К р у п н о в, О происхождении и датировке, стр. 67.

67 А. А. И е с с е н, П рикубанский очаг, стр. 120— 123.

68 Там ж е, стр. 77—79.

69 Там же, стр. 103, 106, 116— 120 и др.

70 Там ж е, стр. 103.

71 Е. И. К р у п н о в, О происхождении и датировке, стр. 72.

72 А. А. И е с с е н, Прикубанский очаг, стр. 116.

73 Е. И. К р у п н о в, О происхождении и датировке, стр. 77—78.

74 Е. И. К р у п н о в, Возникновение и развитие, стр. 34—35.

75 К ак отмечает А. А. Иессен, в районе Сочи найдены топорики-секиры, датирую ­ щиеся временем кобанской и прикубанской культур. В их форме наблю дается «скре­ щение трех элементов» — продолжение раннекубанской и дольменной традиций и влия­ ние более поздней, колхидской культуры ' (А. А. И е с с е н, П рикубанский очаг, стр. 107).

76 Там же, стр. 124.

77 Там ж«.

4 Ё. П. Алексеевг Г Л А В А II ЭПОХА РАННЕГО Ж Е Л Е З А НА Т ЕРРИТО РИ И КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕСИИ (кобанская и прикубанская культуры — средний этап,.

IX — первая половина VII в.) НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД ОСВОЕНИЯ Ж ЕЛЕЗА Освоение ж е л е за на Северном К а в к а з е началось с IX—V III вв.

О д н ако в этот период производство бронзовых изделий не сн и ж ается, а п р о д о л ж а ет о ставаться на очень высоком уровне. Знач ител ьн ая часть предметов вооруж ения и орудий тр у д а изготовлялась ещ е из бронзы.

О б ъясн ялось это обстоятельство, по словам Е. И. К рупнова, «очень устойчивой и высокой д л я своего времени техникой обработки цветных металлов, покоящ ейся на богатейшей местной рудной базе. Устойчи­ вость давно в ы работанн ы х форм бронзовых орудий бы ла настолько^ велика, что н аш л а свое отраж ен ие в более поздних ти пах вещей, еде* л ан н ы х у ж е из ж е л е з а (например, в топорах, наконечниках копий и к и н ж а л о в )» •.

П р и д ер ж и в ая с ь периодизации, р азр аботанн ой д л я всего Северного»

К а в к а з а 2, мы принимаем IX век в качестве начальной д аты эпохи р а н ­ него ж е л е за. О д н ако считаем необходимым отметить, что наиболее р а н ­ ние изделия из ж е л е з а и следы обработки ж е л е за на С еверо-Западном К а в к а з е об наруж ен ы пока только в п ам ятни ках V III в. до н. э. (м о­ гильники у хутора К убанского и сел. К расногвардейского, б. Никог лаевского, и, возможно, на Хумаринском селищ е).

П ериод н ачальн ого освоения ж е л е за на С еверо-Зап адном К ав к азе мож но р азд ел и ть на д в а э тап а — ранний (IX в.) и поздний (V III в.— п ервая половина V II в.) 3.

Комплексы предметов раннего э тап а хар актери зу ю тся наличием серпов, топоров с овальной проушиной, отсутствием предметов кон­ ского сн аря ж ен и я и ж елезн ы х предметов. К этим памятникам, очевид­ но, следует отнести к л ад ы Верхнетебердинский, Индышский;

топорик и другие вещи, происходящ ие из У чкул ана (табл. 3, рис. 2);

Агурский кл ад и комплекс вещей из К а р т -Д ж у р т а ;

д ва серпа с рукояткой в виде крю ка и топорики прикубанского типа (табл. 3, рис. 3, 4, 14, 15), в о з­ мож но несколько более поздние. Е. И. Крупнов датирует эти находки IX—V III вв. П ам ятн и ки раннего э тап а д етал ь н о описаны А. А. Иессеном, к р а ­ боте которого мы и отсы лаем ч и т а т е л я 5.

Н а п ам я тн и ка х позднего э т а п а (V III — начало VII в.) остановимся подробнее. П р е ж д е чем обратиться к п ам ятни кам К арачаево-Ч еркесии этого периода, д ад им краткую х арактери сти ку некоторым могильни кам, находящ имся за ее п ределами, — это необходимо д л я выяснения некоторых в аж н ы х вопросов адыгского этногенеза.

В окрестностях Г ел ен д ж и ка И. И. А хановым раскопаны курганы, под насыпью которых о к а зал и сь типичные четырехстенные д о л ь м е н ы б.

В д ольм енах найдены бронзовые втульчаты е наконечники копий при­ кубанского типа, бронзовые наконечники стрел скифского типа, ж е л е з ­ ные наконечники копий, дротики, серповидные ножи, секиры, подобные бронзовым кобанским. Б рон зо вы е украш ен и я гелендж икских д о л ь м е­ нов характерн ы д л я кобанской и прикубанской культур. К изделиям кобанского типа относятся браслеты, височные подвески, бляш ки, пу­ говицы и др. Б у л ав к и с раскованной головкой изготовлены в т р а д и ­ циях прикубанских б у лав о к подобного ж е типа. О б н ару ж ен ы т а к ж е ж е л е зн а я весловидная б у л а в к а, п ряслица различной формы из глины и мела, бронзовые иголки. К ер ам и к а черноглиняная: горшки, кувш ин­ чики, чарки (ручки у ч ар о к не «рогатые», т. е. не раздвоенны е н ав ер ­ ху). И. И. Аханов д ати р о в а л инвентарь гелен д ж и кских д ольменов VII в. до н. э., Е. И. Крупнов — рубежом V I I I —V II и первой половины VII в. до н. э. К V II I — первой половине V II в. относится могильник у хутора К у ­ банского У сть-Л абинского района, исследованный Н. В. А н ф и м о в ы м 8.

Могилы бескурганные, грунтовые. П р е о б л а д а е т ю ж н а я ориентировка, хотя встречается восточная и северная. Около половины погребенных похоронено в скорченном положении. С п рава от покойника о б н а р у ­ жены остатки голов и частей ног коня, а т а к ж е принадлеж ности кон­ ского убора. Типичным в о бряде погребения является н ах од ка галек.

И н вен тарь — глиняные сосуды, оружие, украш ен и я — подобен инвен­ тарю Н иколаевского могильника (см. н и ж е). Погребения второй п оло­ вины V III — первой половины V II в. могильника у хутора Кубанского Н. В. Анфимов н азы ва ет древнемеотскими. К древнемеотской культуре относится т а к ж е и Н и колаевски й могильник, р асполож енны й у сел.

К расногвардейского (б. Н и кол ае вс кого), такж е исследованный Н. В. А н ф и м о в ы м 9.

М огильник дати р уется V II I — первой половиной V II в. Зн ачен ие этого могильника (так ж е к а к и подобного ему могильника у хутора Кубанского) в том, что он св язы в ает предшествую щ ую, прикубанскую культуру с более поздней, меотской конца V I I — VI вв.

Бронзовые наконечники копий с цельнолитой втулкой очень х а р а к ­ терны д ля прикубанской культуры. Б ро н зовы е однокольчаты е удила, по определению А. А. Иессена, явл яю тся местной формой, характер н ой для Северного К а в к а з а в кобанское время. Брон зовы е у кр аш ен и я — браслеты, булавки, сп и р ал ьн ая привеска,— а т а к ж е бронзовые иголки обычны д л я прикубанской и кобанской культур. К ам ен н ы е топор-молот и б улава п р одол ж аю т традицию еще более древней, северокавказской культуры.

Но в обряде и инвентаре захоронений Н иколаевского могильника отчетливо п рослеж и ваю тся и черты, х ар актерн ы е д л я раннемеотских погребений: 1) грунтовые могилы сравн и тельно неглубоки и не имеют наружны х признаков;

2) п реоб ла д а ет ю ж н ая ориентировка;

3) скеле­ ты, как правило, л е ж а т на спине, в вытянутом положении, однако обнаружено и довольно значительное количество скорченных костя­ ков;

4) во многих м огильниках встречены гальки;

5) найдены лепные чернолощеные глиняные сосуды. Ф ормы их хар а ктер н ы д л я ранне меотской керамики или пред ставл яю т собой прототипы раннемеотских форм (например, раннемеотских ч аро к и кувшинчиков с петлевидными ручкам и). Таким образом, в период сущ ествования Николаевского.

4* могильника (V III — п ер вая половина V II в.) формирую тся основы меотской культуры. Корни ж е меотской культуры, судя по данны м Н и ­ колаевского могильника и подобного ему могильника у хутора К у б а н ­ ского, «надо искать в предшествую щ ей эпохе меди и б р о н зы » 10.

К так ом у ж е переходному типу относится и несколько более п озд­ ний могильник (V II—-VI вв.) на Ясеновой поляне, близ пос. Колосов ка на р. Ф ар с п.

Н а территории К арач аево -Ч ерк еси и к эпохе V I I I — VII вв. отно­ сятся Инжиччукунский могильник и древнее Хумаринское селище, ис­ следованное экспедициями К Ч Н И И под руководством автора этих строк.

Инжиччукунский могильник находится на п равом берегу р. М алы й Зеленчук, на южной окраине аул а И нжиччукун, в 30 км к ю го-западу от Черкесска 12. Н а р у ж н ы х п ризнаков захоронения не имелось. В ерх­ ние концы плит погребальны х сооруж ений находились на глубине 0,10— 0,20 м от поверхности земли. Все могилы потревожены. П огре­ б альны е сооруж ения п ред ставл ял и собой каменные ящ ики, стенки ко ­ торых были о б разов ан ы четы рьмя кам ен н ы м и плитами, поставленными на ребро. В плане ящ ики в основном прямоугольные, кв ад ратн ы е встречаются редко. Ориентированы каменные ящ ики с юга на север и с юго-востока на северо-запад. Д л и н а ящ иков от 0,80 до 1,50 м, ш ири­ н а — от 0,40 до 1 м, высота — от 0,50 до 0,70 м. В некоторых ящ и к ах сохранились плитки, покры ваю щ и е дно. П окровны е плиты имелись только в каменном ящ ике, раскры том до прибытия экспедиции мест­ ным ж и телем X. О. Д ж у д ж у е в ы м. Кости л е ж а л и в беспорядке. П огре­ бения, судя но р а з м е р а м ящиков, скорее всего скорченные, одиночные, но в одном из ящ иков об наруж ен о д в а черепа.

В могилах найдены облом ки богато орнаментированны х лепных сосудов, предметы вооруж ения, быта, укр аш ен и я и некоторые другие вещи из бронзы (табл. 7а, 76, рис. 1— 21). Топорик бронзовый, прику банского ти па (табл. 7а, рис. 2) похож на опубликованные А. А. Иес сеном прикубанские топоры — учкуланский, карт-дж уртский, агурский и б о р г у с т а н с к и й 13. П лам ен евидн ы й бронзовый к и н ж а л (табл. 76, рис. 14) несколько сходен с найденными в П ятигорье — в погребении у горы Б ы к и в погребении у а у л а Т е р е з е и. Брон зовы е ножи типа инжиччукунского (табл. 7а, рис. 9) встречены в Эш каконском м огиль­ нике V III в. до н. э. Бронзовы е иголки типа обнаруж ен н ой в могиле у И нжиччукуна (табл. 76, рис. 21), но не витые найдены в Гелендж икских дольменах и в Н иколаевском могильнике V I I I — V II вв.16. Б у л а в к а с овальной пластинчатой головкой (табл. 7а, рис. 8) о б на р у ж ен а т а к ж е в Э ш к а ­ конском м о г и л ь н и к е 17. Б у л ав к и с весловидной головкой (табл. 76, рис. 20), найденные в Инжиччукунском могильнике, характерны д ля комплексов позднекубанской к у л ь т у р ы 18. Т а к а я ж е л е зн а я б улавка встречена в Гелендж икских дольменах. Подвески-колесики (табл. 7а, 76, рис. 3, 1 8 ) — к а к из К аменномостского могильника V III в. до н. э. П одвески конические, с петелькой и головкой б а р а н а (табл. 7а, рис. 7), подобны входящ им в К яф ар ски й клад, но к я ф арск и е более грубые, бо лее архаического о б л и к а 20. Б р асл еты трехгранны е в сечении, подоб­ ные инжиччукунским, есть в Эш каконском и Нестеровском могильни­ к а х 21. Б р ас л еты спиральны е («шины», к а к н азы вает их П. С. У варова) (табл. 76, рис. 17) встречены в м огильниках кобанского в р е м е н и 22.

Н а территории К арачаево-Ч еркеси и они попадаю тся и в ком плексах позднекобанского времени (например, на р. Алибечке, см. стр. 62).

Гривны — в итая (табл. 7а, рис. 4) и г л а д к а я (табл. 76, рис. 15) — обыч­ ны для позднекобанской культуры, но встречаю тся и в пам ятни ках V II I—V II вв., наприм ер в Березовском м о г и л ь н и к е23.

У керамических предметов — мисок, облом ков горшков с ручкой и без ручки, сосудов, лепных, сероглиняных,— поверхности серые, корич­ неватые, розоватые, ж елтоваты е, оранж евы е, на которых иногда видны следы лощения. О рн ам ент двух типов — геометрический из врезанных линий (табл. 5, рис. 2) и рельефны й (табл. 5, рис. 3;

таб л. 6). К е р а ­ мика с геометрическим орнаментом имеет аналогии в Э ш к а к о н с к о м 24, Березовском и К аменномостском м о г и л ь н и к а х 25.

Прототипы керам ики с рельефны м орнаментом мы находим еще в ком плексах II ты сячелетия до н. э. [Ср., например, орнаментированны й обломок сосуда из И н ж и чч уку н а (табл. 6) с керам икой из Адыге Хабльского к урга н а II ты сячелетия до н. э. (табл. 2, рис. 6) и с к е р а ­ микой из курганов II ты сячелетия до н. э. К абардин ского п арка г. Н а л ь ч и к а и д р.26.] Аналогии сосудам с рельефным орнаментом имеются и в се ве р о к ав ­ казских п ам я тн и ка х предскифского и скифского времени —- в Х адж охе (на р. Белой) — в слоях V I I I —-VII вв.27, в П ятигорье, на П ро вал ьском и П ер кал ьском поселениях предскифского времени (П ятигорский му­ зей к р а ев ед ен и я ), на Змейском поселении кобанской э п о х и 28, на Сер жень-Ю ртовском поселении — в слое X—V II вв. Следует отметить, что аналогии инжиччукунской керам и ке с р ел ь ­ ефным орнаментом, приведенные нами выше, довольно пр иб л и зитель­ ны. С ам ы е близкие аналогии, доходящ ие до тож дества, имеются на Х умаринском селище.

Таким образом, и бронзовые предметы, и ке р ам и к а Инжиччукун ского могильника имеют аналогии в основном в п ам ятни ках кобанской эпохи предскифского времени V III — н ач ал а V II в. — в Эш каконском, К аменномостском, Березовском, Геленджикском дольменны х подкур ганных могильниках;

в соответствующих слоях П ровальского, Пер кальского, Змейского и С ерж ень-Ю ртовского поселений. Эти аналогии и определяю т д а т у могильника — V I I I —V II вв.

К какой ж е культуре относится Инжиччукунский могильник — к о ­ банской или прикубанской? Погребения в п рямоугольны х каменных ящ иках х ар а ктер н ы д ля «классической» кобанской культуры. Б о л ь ш ая часть м еталлических вещей и некоторая часть керам и ки (с геометриче­ ским узором из врезан н ы х линий) находят аналогии в пам ятни ках кобанской культуры.

Топорик и некоторые украш ен и я, подобные кя ф арск и м, п ри н ад л е­ ж а т к предметам прикубанской культуры. Н екоторы е о б разц ы к е р а ­ мики с рельефны м узором имеют сходство с зак убан ско й керамикой (например, найденной в слое V I I I — V II вв. в Х а дж о хе на р. Б ел о й ).

Вообще надо сказать, что к е р ам и к а с рельефны м орнаментом, о б н а р у ­ ж ен н ая в И н ж иччукунском могильнике (и в других одновременных ему п ам ятни ках верховьев К у б а н и ), весьма своеобразна. М о ж е т быть, именно эта ке р ам и к а х ар а к тер н а д л я предполож ительно намеченной А. А. Иессеном верхнекубанской группы прикубанской к у л ь т у р ы 30.

По-видимому, д л я Инжиччукунского могильника х арактер н ы черты как кобанской, т а к и прикубанской культуры. Такое смешение не долж но у д и в л я т ь — ведь терри тори я К ар ач аево-Ч ер к еси и яв л ял ас ь «стыком» кобанской и прикубанской культур.

В 40 км ю ж нее Черкесска, на правом берегу р. Кубани, на ск ал е над аулом Х умара, находится средневековое Хумаринское городище, В гл ав е IV мы д ад им более обстоятельное описание этого памятника.

Здесь ж е отметим, что в 1963 и 1964 гг., во время наш их раб о т на городище, на площ ади, прим ы каю щ ей к нему с северо-восточной сто роны, а т а к ж е на северо-восточной ок р а и н е самого городищ а под сред­ невековыми слоями, на глубине 0,50— 1,40 м от поверхности, об н а р у ­ ж ены остатки древнего поселения, открытого, без укреплений. П о д о б ­ ные поселения этого периода известны на всем Северном К авказе:

в П ятигорье (П ро в а л ь ск о е и П е р к а л ь с к о е ), в Северо-Осетинской А С С Р (Зм ей ско е ), Чечено-Ингуш ской А С С Р (Алхастинское, Бамутское, Сер ж ень-Ю ртовское и д р.). Участки поселения, со д ер ж ащ и е культурный слой, располож ены на х олм ооб разн ы х возвышенностях — по этому признаку открытое Х умаринское селище сб л и ж ает с я с лабинским и поселениями (см. стр. 64).

Д р е в н я я ке р ам и к а н айдена в раскопе I (на цитадели, в северо-во­ сточной части го р о д и щ а), в раскопе II (вне пределов городища, к се­ веру от ц и та д е л и ), в раскопе III (на северном склоне холма с ц ита­ делью ) и в раскопе VI (на ю жном склоне этого ж е хол м а) (табл. 34, рис. 1). В раскопе III об нар уж ен ы фундаменты прямоугольны х в п л а ­ не построек, слож енны х небрежно, из плохо отесанных камней. Здесь ж е встречен обломок глиняной трубки (сопла?). Во всех раскоп ах попадались куски обгоревшей глиняной обмазки, уголь, куски печной об м азки (печины), каменны е зем ледельческие орудия (овальны е з е р ­ нотерки, песты), кости д ом аш ни х животных, обломки бронзовых пред ­ метов, костяные проколки, шилья, глиняны е пряслица — биконические и плоские (табл. 10, рис. 3— 6). К ам енны е зем ледельческие орудия и костяные проколки, подобные хумаринским, обычны д л я поселений кобанского времени предскифской э п о х и 31. Аналогии хумаринским пряслицам имеются в гелен д ж и кских дольменах, в Каменномостском могильнике, в Зм ейско м и А лхастинском п о с е л е н и я х 32.

К ер ам и к а Хумаринского сели щ а полностью подобна инжиччукун ской. Вся посуда леп н ая, сероглиняная. К ер ам и к а с геометрическим орнаментом преимущественно серая, с серыми, темно-серыми, иногда почти черными поверхностями. К ер ам и к а с рельефны м орнаментом всех цветов, но п р ео б л а д а ет из коричневой глины. Р ел ьеф н ы м узором ук р а ш ен а т а к ж е серая к е р ам и к а с лощ ены ми поверхностями — черны ­ ми, розовыми, оран ж евы м и, красны м и (табл. 8). Формы сосудов р а з ­ личные: миски, горшочки с ручкой, крупные сосуды с раздуты м туло вом и воронковидны м горлом (табл. 9, рис. 1). О б н ар уж ен ещ е один вид керамики, не встреченный в Инжиччукунском могильнике,— об ­ ломки корчаг (та к назы ваем ого скифоидного типа) с темно-серой по­ верхностью, лощ ение тр авян и стое или штриховое. Д ат и р у е т с я м атери ал V I I I —VI вв.

Н аиб ол ее архаичны находки в раскопе V. Здесь п р еоб ла д а ет к е р а ­ мика с рельефны м орнаментом, геометрического ор н ам ента меньше.

Сосуды с геометрическим орнаментом имеют аналогии в п ам ятни ках предскифского времени V I I I — VII вв.: К аменномостском и Б ер е зо в ­ ском могильниках, Алхастинском поселении и др. Обломков корчаг со ш трихованны м лощ ены м орнаментом здесь не обнаружено.

В этом раскопе найдены д в а черепка с прикипевшими к ним кусоч­ ками ж е л е за. М о ж е т быть, эти находки свидетельствуют об использо­ вании, а т а к ж е и производстве ж е л е зн ы х изделий в этих м естах н ачи­ ная с V III в. до н. э. — вспомним, что несколько зап ад н ее — в могиль­ никах у сел. К расногвардейского (б. Н иколаевского) и хутора К уб а н ­ с к о г о — ж елезны е предметы обнар уж ен ы в пам ятни ках V I I I —V II вв.

Возможно, многочисленные находки ж елезного ш л а к а в этой части Хумаринского городищ а говорят о производстве здесь ж е л е з а в V I I I — V II вв. Впрочем, основная часть этого ш лакового выброса, надо д у­ мать, относится к средневековому периоду сущ ествования Хумаринско го городища.

К ерам ик а из раскопов II и VI тоже, видимо, относится к V I I I — VII вв., хотя там больш е об разц ов с геометрическим орнаментом, так что, возможно, она несколько более поздняя, чем ке р ам и к а из р а с ­ копа V.

Что касается раскопа III, то в нем п р е о б л а д а л а ке р ам и к а с геомет­ рическим орнаментом;

встречены обломки корчаг, а т а к ж е черепки с овальны ми налеп ам и и д р у г а я керам и ка, аналогии которой мож но найти в п ам я тн и ка х VI в. д о н. э. (Тамгацикский, К ы зы л-К алинский могильники, У чкуланское поселение и могильник). Очевидно, материал из раскопа III мож но д ат и р о в а т ь V I I — VI вв.

Т аким образом, на Хумаринском селищ е встречена ке р ам и к а с гео­ метрическим орнаментом, и м ею щ ая довольно близкие аналогии во мно­ гих северо кавказски х к о м п л ек сах предскифского и скифского времени.

Здесь ж е об на р у ж ен а и очень сво еоб р азн ая к е р ам и к а с рельефным орнаментом, и м ею щ ая за пределами К ар ач аево-Ч ерк еси и лиш ь при­ близительные аналогии. В VI в. подобная к е р ам и к а почти исчезает.

У казанн ы е о б стоятельства позволяю т в ы с к аза т ь предположение, что керам и ка с рельеф ны м орнаментом хар а к тер и зу ет верхнекубанский вари ан т прикубанской культуры на среднем э тап е ее развития.

*** П огребальн ы й о б ряд на С еверо-Зап адном К ав к азе, в том числе и на территории К арач аево -Ч ер к еси и в V I I I —V II вв., носил р а зн о о б р а з­ ный характер. Н а восточночерноморском п обереж ье открыты подкур ганные погребения в д о л ь м е н а х (Г елендж и к) и во впускных грунтовых могилах под кам н ям и (курган у хутора Р ассвет, у А н ап ы ). В Заку б ан ье помимо подкурганны х погребений (у станиц К рымской, Н е к р а ­ совской) известны и грунтовые бескурганные могильники — у сел. Н и ­ колаевского, у хуторов К убанский, Ясеново-полянский. Н а территории К арачаево-Ч еркеси и и сследованы погребения в каменных ящ иках, в о с­ новном прямоугольных, без курганны х насыпей (Инж иччукунский м о­ гильник). В некоторых м огильниках (Н иколаевский и др.) обнаруж ены ж елезны е предметы: наконечники копий, ножи, топоры. В Инжиччу кунском могильнике, к а к отмечалось, ж е л е зн ы х вещей не встречено.

Н о следы использования и изготовления ж е л е зн ы х орудий, по-видимо му, имеются в одновременном И нж иччукунскому могильнику Х у м ари н ­ ском селище. Бронзовы й инвентарь сохраняет кобанские (и прикубан ские) черты (топорики, пламеневидны й к и н ж ал, наконечники копий, б улавки с раскованной овальной головкой и другие у к р а ш ен и я ). Но есть бронзовые украш ения, которые х арактерн ы и д л я позднекобанской культуры (например, весловидные булавки, разли чн ы е бронзовые бусы и п р о н и зк и ). В И н ж иччукунском могильнике найдены гривны — круг­ л а я и ов ал ьн ая. П одобного р од а украш ен и я обычны д л я позднекобан ского времени. Отметим наличие в инвентаре бронзовых иголок, гли­ няных пряслиц, биконических и круглых, костяных изделий — проко­ л о к и шильев.

Д л я керамики Восточного П ричерном орья и З а к у б а н ь я, судя по Гелендж икскому и Н и кол аевском у могильникам, х арактер н о появление ч аро к — прототипов ч арок из раннемеотских могильников. В верховьях К убан и чарок не найдено. Здесь, в Хумаринском селище, кроме обы ч­ ной керамики кобанского типа в пам ятни ках V I I I —V II вв. встречена очень своеобразная, х а р а к т ер н ая в основном только д ля этих мест ке р ам и к а с рельеф ны м орнаментом. По наш ем у мнению, и керам и ка и металлический инвентарь несут элементы ка к прикубанской, т а к и кобанской культуры.

Выше отмечалось, что памятники прикубанской культуры об нар у­ ж ены в Восточном П ричерном орье и в Заку б а н ье. П ам ятн и ков к о б ан ­ ской культуры в этих рай о н ах нет — отдельные находки бронзовых изделий кобанского типа говорят лиш ь о межплеменных сношениях с более восточными рай о н ам и Ц ентральн о го К а в к а за. Ч т о касается т е р ­ ритории К арачаево-Ч еркеси и, то здесь встречены памятники ка к к о ­ банской, т а к и прикубанской культуры. Б ол ее того, в одном и том ж е пам ятн и ке н аб лю д ае тся сочетание элементов двух этих культур (Ин жиччукунский могильник и Хумаринское поселение). Т а к а я ж е к а р ­ тина н а б л ю д а л а с ь во II тысячелетии до н. э., то ж е явление будет н а ­ б лю даться и д алее, вплоть до позднего средневековья. Т аким образом, территория современной К арач аево-Ч ер кеси и с древнейш их времен бы ла разноплеменной, многоязычной.

В середине II ты сячелетия до н. э. в Прикубанье, в том числе и на территории К арачаево-Ч еркеси и, отмечался приток иноплеменного н а ­ селения, степняков, носителей катаком бной культуры,— возможно, киммерийцев или их предков. Эти приш ельцы были ассимилированы местным населением. С V II I в., к а к известно, начались походы ки м м е­ рийцев в страны Передней и М ал ой Азии через западную часть С еве­ ро-Западн о го К а в к а з а, в основном по восточному берегу Черного м о р я 33.

Н а территории К ар ач аево-Ч ерк еси и и в более зап ад н ы х районах З а к у б а н ь я встречены предметы неместного типа, в том числе и брон­ зовые изделия киммерийского об ли ка,— топоры-кельты и др. Однако эти находки скорее свидетельствую т об обмене с киммерийцами, н е ж е ­ ли о прож и вани и сам их киммерийцев в этих м е с т а х 34. Вообщ е местные пам ятни ки С еверо-З ап ад ного К а в к а за, вклю чая и К а р а ч ае в о -Ч ер к е­ сию, не свидетельствую т о каких-то массовы х и нф и л ьтрац иях инопле­ менного населения в эти районы в кобанское время.

Изучение кобанской и прикубанской культур, к а к неоднократно от­ мечалось, свидетельствует о том, что истоки этих культур были мест­ ные. Н а б л ю д а е т с я генетическая связь и преемственность с более д р е в ­ ними, местными культурами. В то ж е время пр ик убанская культура св яза н а с более поздней, раннемеотской культурой — это хорошо про­ сл еж ивается на м а т е р и а л а х Н икол аевского могильника и могильника у хутора К убанского. Т аким образом, в период поздней бронзы и р а н ­ него ж е л е з а смены населения на С еверо-З ап ад ном К а в к а з е не произо­ шло: мы видим последовательное разви тие одного и того ж е этноса — древнеадыгского, к а к считают исследователи. П р и к у б а н с к а я культура с в я за н а с древнейш им и предкам и адыгов;

культура V I I I —V II вв.

Н. В. А нфимовым именуется протомеотской или древнемеотской;

и н а ­ конец, с р у б е ж а V I I — VI вв. м ож но у ж е говорить о раннемеотской культуре. П ам ятн и ки прикубанской культуры на Черноморском побе­ р еж ье (очевидно, в районе Сочи) п редполож ительно можно связы вать с древнейш им и пред кам и аб хазц ев и абазин. Следы прикубанской культуры на территории К ар ач аево-Ч ер к еси и говорят о п р ож и вани и в этих м естах какой-то протоадыгской группы с самы х древнейш их вре­ мен. Носителей ж е кобанской культуры на территории К а р а ч а е в о -Ч е р ­ кесии и восточнее — в Б а л к а р и и, на наш взгляд, нельзя св язы в ать с ады го-абази н ски м этническим массивом. Они явились гл авны м субст­ ратом д л я ф о рм и рован ия другой этнической общности, из которой!

впоследствии сл о ж и л ас ь к а р а ч а е в о -б а л к а р с к а я народность в р е зу л ь т а те включения и иных компонентов. Т аким образом, ещ е в кобанскую ’ эпоху (в I тысячелетии до н. э.) з а к л а д ы в а л и с ь основы тех н аро д но­ стей, которые населяли С ев еро -З ап ад н ы й К а в к а з, в том числе и К а р а ­ чаево-Черкесию, в эпоху средневековья и позднее.

ПОЗДНЕКОБАНСКИИ ПЕРИОД (вторая половина V I I — IV вв.) В позднекобанское время на С евер о-З ап ад ны й К а в к а з проникают некоторые элементы скифской культуры. Так, на территории К а р а ч а е ­ во-Черкесии п оявляю тся предметы в ооруж ен и я и конского сн ар я ж ен и я скифского типа: ж елезны е ки н ж ал ы -ак и н ак и, бронзовые и ж елезны е наконечники стрел скифского о б разц а, бронзовы е стремечковидные псалии и др. Но в целом кул ьтура С еверо -З ап ад ного К а в к а з а с о х р а ­ няет местный характер : п р одол ж ается р азвитие древних местных куль тур — меотской (или меото-синдской) на ранних ее стадиях, а в в е р ­ ховьях К убани и Зеленчуков прикубанской и кобанской культур.

— Где проходила гран и ц а м е ж д у р ай он ам и распростран ен ия ранне меотской и позднекобанской культур? И ссл ед о вани ям и последних лет, проведенными Н. В. Анфимовым, установлено, что зоной сты ка этих культур я в л я л а с ь д оли н а Урупа.

В 1950, 1952 и 1954 гг. на Урупе Н. В. А нфимовым были о бследо­ ваны памятники м еото-сарматской культуры. В ходе об след ован ия по­ п адали сь и более ранние памятники — поселения скифского времени, м атер и ал которых имел раннемеотский о б л и к 35.

Но в 1965— 1966 гг. на Урупе, у хутора Ильич, в непосредствен­ ной близости от зап ад н ы х гран и ц К арач аево-Ч ер кеси и, экспедицией Адыгейского Н И И, возгл ав ля ем о й Н. В. Анфимовым, было исследовано Заслонкинское поселение, синхронное раннемеотским п ам я тн и ка м (VII — первая половина IV в.), однако отличное от п ам ятников меот­ ской культуры по керамике. П о некоторым ф орм ам керам и ки и о р н а ­ менту (геометрический, нарезной) кул ьту ра поселения тяготеет к к у л ь ­ туре могильников п яти горско-кабарди нской г р у п п ы 36.

З н ач и те л ьн ая часть найденной в Засл онк ин ск ом поселении посуды чернолощ еная. П осуда леп н ая, тщ а тел ьн о ф о рм ов ан н ая, со сгл аж ен ной поверхностью. Н а многих черепках — орнамент, причем в ниж них слоях преоб ладает нарезной геометрический узор. Ф рагм енты гончарной по­ суды встречались и зред ка и только в верхнем с л о е 37.

Эту керам и ку с н арезны м геометрическим орнаментом, встр еч аю щ у ­ юся в ком плексах скифского времени К аб а р д и н о -Б а л к а р и и, П я ти гор ья и К арачаево-Ч еркесии, мы считаем возм ож н ы м отнести к позднекобан скому этапу. П оэтому мож но полагать, что Засл о нк ин ск ое поселение относится к п ам я тн и кам позднекобанской культуры, х ар а к т ер н ы м д л я бассейна Верхней Кубани.

И з других н аходок на Засл онк ин ск ом поселении следует упомянуть бронзовое, долото с рельеф ны м орнам ентом на втулке, небольш ие о в а л ь ­ ные зернотерки, кости крупного и мелкого рогатого скота, а т а к ж е ос­ татки каменных кладок, вероятно яв л яв ш и ес я ф у н дам ен там и глинобит­ ных или сам ан н ы х домов, вымостки из известковой крош ки и глинобит­ ные домаш ние печи. В одной из печей находились обугливш иеся зерна, очевидно пшеницы. О б н а р у ж е н а т а к ж е н еб ольш ая го н чарн ая печь, от которой сохранилась топочная часть и под с продухами. Н а поселении встречены два погребения с инвентарем второй половины IV в. до н. э.

Н. В. Анфимов считает эту д ату конечной д л я п о с е л е н и я 38.

О становимся теперь на п ам я тн и к а х позднекобанского времени К арачаево-Черкесии.

5Г В местности К ар аб аш ев о, на правом берегу р. М арухи, в 3 км к юго востоку от сел. М арух а, экспедицией Л О ИА и С тавропольского музея к раевед ен ия в 1956 г. доследован курган, высотой 1 м, диаметром 5— 6 м 39. В насыпи были валуны, вы м остка из валунов т а к ж е бы ла под насыпью на материке. Гробница нах од ил ась в центре, стены ее были выложены плитняком, дно — булы ж ником. Н а дне гробницы находились перегоревш ие кости, значительное количество золы, глиняны е сосуды, т р и ж елезны х к и н ж а л а, бронзовое н аверш ие ки н ж ал ьны х ножен и много мелких бронзовых предметов. Глиняны е сосуды — это миски на высоком поддоне и к р у ж ки с ручкой, с ш ироким горлом и биконическим туловом (табл. 146, рис. 24—27). Брон зовы е украш ен и я т а к ж е местного, поздне кобанского типа: цилиндрические пронизки с каплевидной привеской — «грибочком», пронизки с подвеской в виде колокольчиков, бочонковид­ н ы е бусы — аж у р н ы е и с продольны м веревочным орнаментом, подвески -с трем я баран ьим и головками, в виде птицы и др. (например, см.

табл. 146, рис. 21, 22). Там ж е были найдены стеклянные бусы, оселки.

О б н ар у ж ен ы ж елезны е предметы: втульчаты й лавролистны й наконеч •ник копья, к и н ж а л -а к и н а к с бабочковидны м перекрестьем и серпови д­ ной рукояткой (табл. 146, рис. 19, 2 0), серповидный нож, кольчатые удила и трехкольчаты е псалии. Аналогии всем этим предметам есть в се ­ в ер окавк азск и х могильниках V I — V вв. К и н ж а л -а к и н а к скифского типа.

Четыре втульчаты х наконечника стрел (два ж елезны х трехгранных, два бронзовых двуперы х) т а к ж е скифского типа. П оявление предметов во­ ору ж ени я скифского типа в этих местах В. П. Л ю бин объясняет тем, что •скифы, п родвигаясь в З а к а в к а з ь е, в числе прочих путей могли использо­ вать и д олину М арухи, ведущ ую к сравнительно невысокому и удобному М ар ух ском у п е р е в а л у 40.

Д о б а в и м, что о б р яд тр уп осож ж ен ия, о котором свидетельствую т н а ­ ходки этого кургана, не хар а к тер е н д л я К арач аево -Ч ер кеси и ни д л я пе­ риода древности, ни д л я средневековой эпохи. У скифов ж е этот обряд встречался. М о ж е т быть, и появление данного об р яд а в этой местности мож но объяснить п рохождением через эти места скифов? Во всяком -случае через п еревалы С ев еро-З ап ад н ого К а в к а за, располож енны е з а ­ паднее К арач аево-Ч еркеси и, скифы продвигались в З а к а в к а зь е.

В п олукилом етре к востоку от а у л а Учкулан, на левом берегу р. Хурзук, найдено поселение, сущ ествовавш ее в течение долгого в ре­ мени (в позднекобанский, сарм атски й и аланский п ериоды ). К ер ам ик а всех трех слоев, к а к п о к аза л и исследования ав то ра данной работы (1958 г.), о б н а р у ж и ва ет черты п реем ственности41. Н есколько выше ио.селения н аходятся разруш ен ны е могилы, пред ставляю щ ие собой п р я ­ моугольные или ромбические в п лан е постройки, иногда разделенные на две части. К ер ам и к а д ати р уется VI в. до н. э., по типу напоминает там гацикскую, кы зы л-калинскую, хумаринскую из раскопа III и из могильника на р. Алибечке (см. стр. 62).

У а у л а Тал л ы к, близ Б о л ь ш о г о Соленого озера, в 1959 г. X. О. Л ай : Пановым бы л д о следован кургаги, н а котором находилась ка м ен н ая б аб а кипчакского типа. В кургане найден ком плекс вещей V I—V вв.: груш е­ видная к р у ж к а, горшочек с д вум я горизонтальными ручками, миска, золотые о вальны е сереж ки, ум бон ови дная б л я х а с прорезным и тре­ угольниками, браслеты-«ш ины», дуговы е фибулы с двухвитковой и трехвитковой пружиной, узким и г ло д ерж ател ем (дуга у одной витая, у двух — из прямоугольной в сечении пластины и у двух — ромбической в сечении п ласти н ы ), цепочки, спиральки-накосники, бусы гл азч аты е из стекловидной пасты, раковины каури, биконическое глиняное пряслице.

, •нож железный серповидный, облом ки кольчатых удил, меча, ки н ж ал а, бронзовые и ж елезны е втульчаты е трехлопастны е и трехгранн ы е н а к о ­ нечники стрел скифского типа. Т аким образом, ке р ам и к а и украш ен и я в данном комплексе имеют местный, позднекобанский облик, некото­ рые ж е предметы вооруж ения п риб л и ж аю тся к скифским о бразц ам.

П ам ятники предскифского и раннескифского времени открыты в местности Там гацик, на п р ав ом берегу р. М ал ы й Зеленчук, в 3 км ~ северу от а у л а Ж а к о и в 3 км к востоку от п равого берега р. М алы й к Зеленчук. П ам ятн и ки были исследованы экспедицией К Ч Н И И под р у ­ ководством автор а этих с т р о к 42. Здесь на х ол м ах р асполож ены посе­ ления и могильники (табл. 20а, рис. 1). Н а Северном холме был о б н а ­ ружен могильник IV— V вв. (см. гл. I I I ), на Среднем и отчасти на З а ­ п а д н о м — поселение этого ж е времени. Н а З а п а д н о м х олм е помимо обломков посуды IV— V вв. найдены черепки сосудов типа о б н а р у ж е н ­ ных на Хумаринском селищ е V I I I — VI вв. Н а Ю ж ном холме р а с п о л а ­ галось поселение предскифского и раннескифского времени, в ку л ь ту р ­ ном слое которого н аходился несколько более поздний могильник. Н а поверхности холма видны остатки прямоугольных в плане сооружений из известняковых плит, поставленных на ребро, и плохо отесанных б р у­ сков. К а к выяснилось при раскопках, это были погребения. К роме того, во многих местах найдены большие за в а л ы из камней, видимо, остатки разруш енны х построек, но не могил. В культурном слое обнаруж ены облом ки глиняной посуды типа хумаринских из раскоп а III, каменные зем ледельческие орудия — обломки жерновов, овальны е зернотерки, те рочники, песты, а т а к ж е куски сам ан а. М ате р и к находился на глубине 0,40 м от поверхности. Отметим, что на Т ам гац ик ско м поселении, так ж е к а к и на Хумаринском, культурный слой об нар уж ен только на холмах.

М огилы на Ю ж ном холме имели различное устройство. В стречались ямы метровой глубины, в плане овальны е (табл. 11, рис. 2) и п р я м о ­ угольные (почти к в а д р а т н ы е ), к р а я которых были облож ены на по­ верхности кам н ям и (табл. 11, рис. 1);

каменные ящ ики из плит, п о ста­ вленных на ребро (табл. 11, рис. 3— 4), прямоугольные, реж е к в а д р а т ­ ные в плане;

могилы неправильной формы, в виде трапеции (табл. 11, рис. 1) или ромба, со стенкам и из каменных брусков и кам ен н ы х плит, полож енны х п лаш м я. О ри ен тац и я могил р азл и ч н ая — с юго-востока на северо-запад, с з а п а д а на восток, с юга на север, с ю го-за п а д а на севе­ ро-восток. П окровны х плит не сохранилось, в некоторых м оги лах о б н а ­ руж ены плиты, выстилаю щ ие дно. Человеческие кости были в полном беспорядке. Очевидно, больш инство этих могил яв л ял и сь к о л л ек ти в н ы ­ ми усы пальницами. Н а р я д у с человеческими костями найдены кости коня, в основном зубы, но есть и кости конечностей. Конские зубы л е ­ ж а л и вместе с удилами. В м оги лах найдены миски — целые или в о б ­ ломках, в некоторых из них или возле л е ж а л и раковины каури (сургеа m o n eta). Вероятно, эти раковины п ред ставляли собой какую -либо цен­ ность, а может, были частью о ж е р е л ь я 43.

К ерам ика, о б н а р у ж ен н ая в этом могильнике, леп н ая, серая, и зредка кр асн ая. Формы сосудов — миски, горшки, круж ки, есть сосуды на кольцевой ножке (табл. 11, рис. 5— 7). О р н ам ент геометрический, из врезанных линий. Н екоторы е сосуды на сгибах украш ен ы овальными налепами. Сосуды по форме, тесту и орнаменту имеют многочисленные аналогии в пам ятни ках V I— V вв. Северного К а в к а з а — в Луговом, М оздокском, М инераловодском и других могильниках, а т а к ж е в п а ­ м ятниках VI в. до н. э. К арачаево-Ч еркеси и : Хумаринское поселение, раскоп III. Учкуланское поселение, К ы зы л-К алинский могильник, отчасти Т аллы кский курган, курган у К а р а б а ш е в а и могильники на р. Алибечке на Д о м б ай ск о й поляне. И м ею тся аналогии и в Усть-Л а бинском втором м о г и л ь н и к е 44.

Н екоторы е обломки с Ю ж ного и особенно З а п а д н о го холм а (облом­ ки пифосов с бордюром из овальны х вдавлений по к раю отверстия и др.) аналогичны н ах од кам с более ранних участков Хумаринского поселения (V I II— V II вв.) и И н ж иччукунского могильника.

В кер ам и ке там гац и к ски х погребений о б н а р у ж и ва ет ся значительное сходство со среднекубанской меотской керам икой (поддоны на кол ь ц е­ вой ножке, миски, сосуды с биконическим туловом и д р.). В то ж е время керам и ка, особенно с резны м геометрическим орнаментом, имеет а н а ­ логии в ком пл ек сах позднекобанского времени П ятигорья и более вос­ точных районов Северного К а в к а за : О б разц ы там гац икской керамики п о казаны на табл. 11 и 12а, 126.

В есьм а р азн о об р азн ы и зделия из ж е л е за и бронзы. Ж е л е зн ы е нож и с горбатой спинкой и ножи типа т а к н азы ваем ы х бритв, втульчаты й н а ­ конечник копья с узким спицевидным пером и другие предметы воору­ ж ен и я аналогичны найденным в м огильниках VI в. К ар ач аево-Ч ер к еси и и в м огильниках этой ж е эпохи других районов Северного К а в к а з а — М инераловодском, Исти-су, Б ойси-И рзо (Ч ечено-И нгуш етия)45 и др.


У ди ла ж елезны е кольчатые, иногда витые, а т а к ж е бронзовые стремеч­ ковидные уд ил а (табл. 126, рис. 15, 16) х ар а к т ер н ы д л я памятников скифского времени конца V I I — VI вв. — Келермесского кургана и д р. 46.

К и н ж а л -а к и н а к с брусковидным наверш ием и бабочковидным (или сердцевидны м) перекрестьем (табл. 126, рис. 18) весьма характерен д л я скифской культуры и дати руется VI в. до н. э. 47. Н аконечники стрел скифского типа, втульчаты е, бронзовые и ж е ле зн ы е (табл. 126, рис. 10— 14), наиболее близки келермесским (вторая четверть VI в. до н. э.), но есть, очевидно, относящ иеся и к н а ч ал у V в. до н. э. 48.

У краш ени я — ж е ле зн ы е б у лав ки «без головки» (табл. 126, рис. 17) — п озднекобанского т и п а 49;

б р он зов ая подвеска с каплевидны м прили­ в о м — «грибочком» (табл. 12а, рис. 6) сходна с подобной подвеской из К а р а б а ш е в а и др.

И т а к, поселение на Ю ж н ом и З а п а д н о м х о л м ах Т ам гац и к а отн о­ сится, судя по скудным остаткам керамики, к ото рая аналогична д р е в ­ ней хумаринской, к V I I I — VI вв. М огильник на Ю ж ном холме, основы­ в аяс ь на многочисленных ан ал о ги ях с п ам я тн и ка м и VI в. до н. э. и отчасти с п ам я тн и ка м и V I — V вв., мож но д ати р о ва ть VI в. до н. э. или VI — н ач ал ом V в. В к ерам и ке н аб лю д ае тся сходство со средн екубан ­ ской меотской керамикой, керам и кой «скифоидных» форм (сосуды с биконическим туловом, типа скифских корчаг) и керам и кой С еверного К а в к а з а позднекобанского времени районов более восточных, чем К а ­ рачаево-Ч еркесия. Особенно близки аналогии из П ятигорья. Ч асть о р у ­ ж и я и прин ад л еж н ости конской у п р я ж и — скифского типа, а у к р а ш е ­ ния -— позднекобанского.

К VI в. до н. э. относится К ы зы л -К ал и нски й могильник, и ссл ед ов ан ­ ный автором этих с т р о к 50. Аул К ы зы л -К а л а находится в верховьях р. Д ж егу ты, в 30 и к юго-востоку от Ч еркесска. М огильник о бнаруж ен на холме, располож енн ом с зап ад н ой стороны горного отрога, на кото­ ром высится б аш н я Г о ш а я х -К а л а. М огилы часто видны н а поверхно­ с т и — они п р ед став л яю т собой овальны е и прямоугольны е ямы, кр а я которых на поверхности вы лож ены крупными, плохо отесанными к а м ­ нями (табл. 13а, рис. 1— 2). Внутри в ы к ладк и были зап о л н ен ы мелкими и крупными кам ням и. О ри ен тац и я могил — с юга на север и с за п а д а на восток. Все могилы о ка з а л и с ь потревоженными. Погребения пред •ставляли собой коллективные усыпальницы — в каждой могиле обна­ ружены кости нескольких скелетов взрослых и детей, а такж е зубы коня и удила. Среди обломков мисочек найдены раковины каури. В одной из могил (№ 2), в северо-западном углу, был найден тайник, в ко­ тором обнаружены бронзовые и железные наконечники стрел скиф­ ского типа VI в. до н. э., несколько крупных бронзовых бус, литые го­ ловки медведей и баранов и некоторые другие предметы (табл. 136, рис. 9—25).

Керамика — лепная, из серой, чаще коричневой глины — горшочки, мисочки, кружки с биконическим туловом (табл. 13а, рис. 3—5). На Сгибах сосудов иногда овальные налепы (там же, рис. 6, 7). Аналогии этой керамике имеются в Тамгацикском, Учкуланском, Минераловод ском могильниках, Карабашевском кургане, в раскопе III Хумаринско го селища. Наконечники стрел VI в. до н. э. скифского типа (табл. 136, рис. 15—25). Ножи с горбатой спинкой (табл. 136, рис. 28), железные кольчатые удила, трехкольчатые псалии, железные булавки без голов­ ки (табл. 136, рис. 8, 13, 14) обычны для северокавказских памятни­ ков VI в. до н. э. Бронзовые украшения позднекобанского типа — обло­ мок бронзовой дуговой фибулы с орнаментом «елочкой», крупные м ас­ сивные бусы, в том числе ажурные (как из К араб аш ева), подвески — головки баранов и медведей. Головки медведей, подобные кызыл-ка линским, найдены В. И. Долбежевым в раннесредневековой катакомбе у сел. Гоуст Чечено-Ингушской АССР и нами в одной из могил поздне­ кобанского времени у сел. Верхний Чегем на горе Д о н г а т 51. Пряслице глиняное биконическое (табл. 136, рис. 27), как с Хумаринского посе­ ления. Бусы янтарные и пастовые. Итак, наконечники стрел и предме­ ты конского снаряжения в этом могильнике носят скифский характер, остальные вещи — позднекобанского типа.

Находки предметов позднекобанского времени сделаны в верховьях реки Теберды на Домбайской поляне. В 1954 г. на территории альпи­ нистского лагеря «Софруджу» рабочими был обнаружен могильник — пять курганов из камня, 5—8 м в диаметре, 0,5—0,6 м в вы соту52.

В курганах найдены: фрагменты бронзового греческого шлема (судя по обломкам, аттического, V— IV в в.53), массивные бронзовые цепи, брас леты-«шины», массивные гладкие гривны с расплющенными концами, имеющими лавролистную форму, орнаментированными гравированными узорами (лесенки и кружочки);

фибулы дуговые, на дуге поперечные и продольные насечки;

пружина трехвитковая, иглодержатель удлинен­ ный, на конце загибается вверх и увенчивается шишечкой (табл. 15, рис. 17), такая форма иглодержателя придает этим фибулам некоторое сходство с более поздними арбалетовидными фибулами;

железные ве­ щи — два втульчатых наконечника копий, железный короткий меч, ж е ­ лезная секира и др. Аналогии этим вещам (кроме фибул) имеются в Таллыке, в Казбекском кладе (Дарьяльское ущелье), в Луговом и Нестеровском могильниках Чечено-Ингушской АССР и в других комп­ лексах VI в. до н. э. и отчасти V I—V вв.

В Ставропольском музее имеются находки с Домбайской поляны, часть которых была опубликована А. Л. Н ечитайло54. Интересный комплекс извлечен из каменного ящика, накрытого плитами, находив­ шегося на глубине 0,50 м, случайно открытого рабочими. В числе про­ чих вещей в ящике найдена серебряная шейная гривна с утолщенными концами, бронзовые колокольчики, цепи и дуговые фибулы, подобные описанным выше из курганов «Софруджу». А. Л. Нечитайло справед­ ливо указывает, что домбайские фибулы по форме приемника отлича­ ются от кобанских. Она высказывает предположение, что вещи домбай ских могильников местного производства и характеризуют прикубан скую культуру55.

В 1964 г. при строительстве моста через р. Алибечку на Д ом бай ской поляне на левом ее берегу рабочими было обнаружено погребе­ ние. Курганной насыпи не было. По показаниям рабочих, могильное сооружение, сделанное из камня, было ориентировано с запада на.

восток, в восточном конце находился человеческий череп. В могиле было много угля. Часть вещей из этого погребения была передана нам (табл. 15, рис. 1— 16): обломки лепных сосудов из коричневой глины (типа хумаринских из раскопа III и кызыл-калинских);

железные пред­ меты — втульчатые наконечники копий, листовидный и втоковидный,.

серповидный нож типа тамгацикских;

бронзовые украшения — малень­ кие колокольчики с боковой щелью, браслеты бронзовые с утолщения­ ми и шишечками на концах, трехлепестковые подвески, накосники, фи­ булы типа найденных в «Софруджу»;

бусы — стеклянные и пастовые_ более всего — биконические синие и желтоватые (как в могильниках Нестеровском, Луговом и Исти-су в Чечено-Ингушской АССР). Судя по аналогиям, погребение можно датировать VI—V вв.

Отдельные находки позднекобанского типа известны и в других местах Карачаево-Черкесии. Так, могильник этого времени с каменны­ ми ящиками без курганных насыпей случайно найден местными жите­ лями на правом берегу Большого Зеленчука, в ауле Вако-Ж иле (табл. 14а, рис. 10— 16). В дольменообразном склепе у аула Коба Баши, между ст. Сторожевой и Преградной, среди вещей сарматского типа (см. далее) найдены два предмета позднекобанского облика — бронзовая пряжка-крюк (табл. 146, рис. 16), тождественная обнаружен­ ной в одном из кумбултских склепов позднекобанского времени Нижней Рутхи в Северо-Осетинской А С С Р 56 и массивный колокольчик (табл. 146, рис. 18), подобный извлеченному из Казбекского клада VI—V в в.57. Видимо, здесь наблюдается случай вторичного использо­ вания более древних вещей. Такую же картину мы наблюдаем и в не­ которых других могильниках Северного К авказа сарматского времени.

Так, в некоторых погребениях Северного кладбища у аула Верхний К о бан, относящихся к первым столетиям нашей эры, найдены пряжки умбоны позднекобанской культуры V I—V в в.58.

Вещи V в. до н. э. обнаружены в разрушенном кургане у клуба на хуторе Д р у ж б а — на левом берегу Кубани, напротив Черкесска. Д и а ­ метр кургана 24 м, высота — 1,60 м. Западная часть насыпи была сне­ сена. В восточной части находилось разрушенное погребальное соору­ жение из досок и булыжника, ориентированное с севера на юг. В соо­ ружении найдены лежащие в беспорядке кости от нескольких костяков.

К востоку от сооружения обнаружены кости головы лошади с остатка­ ми железных кольчатых удил. Из этого кургана происходят: черепки, лепного сероглиняного тонкостенного сосуда, с лощением и орнаментом из круглых ямочек (табл. 15, рис. 19);

ручка от сосуда;

два бронзовых наконечника стрел (табл. 15, рис. 2 0 ) — трехгранные, со скрытой втул­ кой, обычные для скифской культуры V в. до н. э. 59;

не менее 150 брон­ зовых чешуек от панциря (табл. 15, рис. 21—23), подобные чешуйки, в частности, найдены в кургане скифской культуры V в. до н. э.

у сел. Гойты в Чечено-Ингушской А С С Р 60;

три бусины — одна стеклян­ ная зеленоватая дольчатая, вторая бочонковидная пастовая желтовато серая с белыми глазками, третья сердоликовая шаровидная;

обломки кольчатых удил и других железных предметов. Аналогии датируют представленный комплекс V веком до н. э. К какой культуре следует отнести этот памятник — местной или, например, скифской, сказать трудно, так как погребальное сооружение было разрушено и точно установить погребальный обряд не удалось. Заметим только, что мест­ ное население в этот период не хоронило умерших в погребальных, сооружениях с деревянными конструкциями.


На южной окраине хутора Д р у ж б а обследованы два поселения. На втором из них (южном) среди прочих находок нами обнаружена леп­ ная миска, лощеная, хорошей формовки, темно-серого цвета (табл. 16а, рис. 4). По определению Е. И. Крупнова, она относится к позднескиф­ скому времени — к IV в. до н. э. На южной окраине хутора Друж ба школьниками, членами краеведческого кружка Черкесского дворца пионеров, найден бронзовый псалий S -видной формы, с грибовидными шишечками на концах и двумя петлями. Такой же псалий происходит из Семибратних курганов, из погребения кургана № 7, датирующегося второй или третьей четвертью IV в. до н. э. 61. Таким образом, в районе хутора Друж ба обнаружены предметы скифского типа V и IV вв.

до н. э.

*** Изучая памятники Карачаево-Черкесии предскифского и скифского (точнее, позднекобанского) времени, мы наблюдаем черты преемствен­ ности между памятниками обоих хронологических этапов. Есть неко­ торые общие элементы в инвентаре — керамике, бронзовых украшениях и т. д. На поселениях — Хумаринскпм. Тамгацикском и Учкуланском — жизнь не прерывалась и в предскифскнй и в скифский периоды. Таким образом, есть основания предполагать, что на этой территории в скиф­ ский период продолжалось развитие древней местной культуры абори­ генного населения. Влияние скифской культуры прослеживается только в изменении некоторых видов вооружения и конского снаряжения и, возможно, в появлении обычая хоронить умерших с конем, точнее, с го­ ловой коня. О проникновении самих носителей скифской культуры на территорию Карачаево-Черкесии можно говорить пока только в самой предположительной форме. М ожет быть, они проходили в Закавказье через Марухский перевал, как полагает В. П. Любин, может быть, осе­ дали в некоторых районах — главным образом предгорных и степных.

Возможно, носителями скифской культуры оставлены памятники:

VI—IV вв. на границе между степью и предгорьями Карачаево-Черке сии, подобные курганам и поселению у хутора Д руж ба. Но для д о к а за ­ тельства этого положения нужны дополнительные подтверждения.

Что же представляла собой местная культура Карачаево-Черкесии скифского времени?

Поселения этого времени — открытого типа, расположены пре­ имущественно на холмах. Погребальные сооружения были самые р а з­ нообразные: бескурганные захоронения в ямах, овальных и прямо­ угольных, края которых на поверхности земли были обложены кам ня­ ми;

в каменных ящиках;

в наземных сооружениях из каменных плит и каменных брусков (Тамгацик, Кызыл-Кала, Учкулан, Домбайская поляна, Вако-Жиле и др.), а такж е подкурганные погребения в камен­ ных гробницах (Домбайская поляна), в сооружениях из досок и бу­ лыжника (хутор Д р у ж б а ).

Р яд черт сближают эту культуру с культурой того же времени в.

более западных районах. Так, подкурганные погребения Домбайской поляны в каменных ящиках и гробницах можно сопоставить с подоб­ ными же подкурганными захоронениями у ст. Бесленеевской62 и во­ сточночерноморского п об ереж ья63. Имеется сходство и в характере поселений. Так, в Закубанье Н. В. Анфимовым выделена своеобразная лабинская группа поселений — они не имеют сплошной территории и 63.

оборонительных сооружений. Культурный слой скопляется в виде не­ больших холмообразных возвышений, в некоторых сл у ч аях —-на вер­ шинах древних курганов64. К такому ж е типу, как отмечалось, при­ надлеж ат и поселения скифского (и предскифского) времени Карачае­ во-Черкесии— Хумаринское, Тамгацикское и др.

Н а поселениях и в погребениях скифского времени Карачаево-Чер кесии найдены миски на высоком поддоне, характерные для раннеме отских памятников конца V II—VI в в.65, но несвойственные, как нам известно, позднекобанской культуре. К ак и в Закубанье, в верховьях Кубани встречены корчаги, биконические глиняные пряслица с орна­ ментом и некоторые другие однотипные предметы.

Но культура скифского времени Карачаево-Черкесии, несмотря на многие черты сходства с раннемеотской культурой Закубанья, все же сильно отличается от нее. Нет грунтовых бескурганных погребений, столь характерных для меотской культуры. В инвентаре отсутствуют такие характерные для меотской культуры предметы, как чарки. Боль­ шая часть погребений бескурганная, в каменных ящиках, в овальных и прямоугольных ямах, края которых выложены на поверхности камня­ ми. Погребения с каменными кладками характерны для Балкарии, каменные ящики являются обычной формой погребального сооружения для памятников скифского, позднекобанского времени Пятигорья и К а ­ бардино-Балкарии.

Таким образом, судя по формам погребального сооружения, могиль­ ники скифского времени, известные на территории Карачаево-Черкесии, следует отнести к памятникам позднекобанского периода на Северном Кавказе, точнее, к группе памятников этого времени Пятигорья и К а­ бардино-Балкарии.

Инвентарь погребений и находки на поселениях, как правило, носят позднекобанский облик.

Напомним, что для позднекобанской культуры характерны следую­ щие черты: 1) в погребениях встречено значительное количество ж елез­ ных изделий;

2) при анализе предметов вооружения и конского снаря­ жения, а такж е некоторых украшений прослеживаются элементы, свой­ ственные скифской культуре;

3) в инвентаре отсутствуют бронзовые топоры, кинжалы, браслеты со спиралями, широкие пластинчатые пояса, высокие пряжки, булавки с большой раскованной головкой и некоторые другие бронзовые вещи, столь характерные для классической кобанской культуры;

4) появляются новые формы бронзовых изделий — пряжки умбоны, булавки без головки (подобные есть и из ж ел еза), весловид­ ные булавки, овальные и круглые, часто витые гривны, фибулы с тон­ кой дугой из четырехгранного в сечении прута, маленькие колокольчи­ ки, пряжки-крючки и некоторые другие предметы66.

Все эти черты мы находим, анализируя памятники скифского вре­ мени Карачаево-Черкесии.

Конечно, эти памятники имеют и локальные особенности, отличаю­ щие их от памятников позднекобанской культуры Центрального К а в к а ­ за и заставляющие отнести их к кабардино-пятигорскому варианту позднекобанской культуры Северного К авказа [формы керамики (миски и пр.)] с резным геометрическим узором;

формы некоторых бронзо­ вых украшений (головки медведей и баранов и некоторые другие укра­ шения). Есть некоторые предметы, которые встречены только на терри­ тории Карачаево-Черкесии (например, дуговые «арбалетовидные» фи­ булы с Домбайской поляны, табл. 15, рис. 7).

Итак, культура скифского времени Карачаево-Черкесии, как и в бо­ лее ранние эпохи, носит смешанный характер. В ней прослеживаются. некоторые элементы скифской культуры, в гораздо большей степени элементы раннемеотской культуры Закубанья, но преобладают черты позднекобанской культуры, характерные для кабардино-пятигорского ее варианта.

Если судить по известным нам археологическим памятникам, на территории Карачаево-Черкесии в скифское время продолжали жить потомки носителей кобанской культуры. В этот же период на террито­ рии Карачаево-Черкесии присутствовал и меотский элемент, органиче­ ски родственный носителям закубанской культуры, связываемой с ран­ ними меотами. Может быть, это были потомки создателей прикубан­ ской культуры, которая в более раннюю эпоху была представлена на территории Карачаево-Черкесии и которая, как отмечалось, связы ва­ л ась с древнейшими предками меотов.

Проникновение носителей скифской культуры на территорию Кара чаево-Черкесии (в пограничные районы степей и предгорий), может быть, и происходило, но пока точных доказательств этого в археологи­ ческих материалах не имеется.

С А Р М А Т С К О Е В Р Е М Я (111 в. до н. э,— IV в. н. э.) Термин «сарматский» в данном случае условный. Указанный период охватывает значительный отрезок времени — от появления сарматов на Северо-Западном Кавказе до гуннского нашествия, т. е. до эпохи ран­ него средневековья.

Археологическая культура этого периода обычно именуется меот ской, меото-сарматской, сармато-меотской. Эта культура генетически связана с культурой местного населения предшествующего времени, однако в ней появляются элементы, характерные для культуры с ар м а­ тов. Особенно отчетливыми элементы сарматской культуры становятся в первые века нашей эры. В различной степени проявляется влияние и античной культуры.

Меото-сарматская культура Восточного Причерноморья и Закубанья представлена укрепленными поселениями — городищами, грунтовыми бескурганными могильниками, курганными могильниками с различны­ ми типами погребальных сооружений.

Поселения меото-сарматской культуры (в основном первых веков нашей эры) открыты Н. В. Анфимовым у западных границ Карачаево Черкесии, на р. Урупе, у станиц Советской, Бесскорбной, Попутной, От­ радной. Поселения представляют собой укрепленные городища. Так, на левом берегу р. Урупа, в районе ст. Советской, обнаружены четыре го­ родища, овальных в плане, окруженных рвом. В культурном слое этих городищ найдены одноручные кувшины и миски (иногда с желобчатым бортиком), обломки горшков и небольших сосудов типа кружек и чаш, двуручные чаши, днища на кольцеобразной ножке, ручки от канфаро образных сосудов. Попадались лепные крупные горшки с высокой ш ей­ кой и глиняные лампы. Встречены также каменные зернотерки, зерна обгоревшей пшеницы, кости коровы, лошади, о в ц ы 67. Материал уруп ских и заурупских городищ подобен материалу из Усть-Лабинского мо­ гильника № 2 и других комплексов меото-сарматской культуры. По словам Н. В. Анфимова, урупские городища, судя по остаткам м атери­ альной культуры (своеобразные глиняные лампы, лепные горшки с вы­ соким вертикальным венчиком), примыкают к Армавиро-Ладожской группе правобережных кубанских городищ 68.

Поселения и могильники сарматского времени известны и на терри­ 5 Е. П. Алексеева тории Карачаево-Черкесии69. Напротив Черкесска, на левом берегу Кубани, на южной окраине хутора Друж ба, находятся два береговых, мыса, на которых расположены городища, укрепленные рвами,-— первое (северное) и второе (южное) 70. В 1968 г. экспедицией КЧН И И под ру­ ководством автора этой работы были начаты раскопки на втором го­ родище.

Обнаружен археологический материал, датируемый V— IV вв. до н. э. — II— III вв. н. э., в том числе обломки привозных амфор и мест­ ных сероглиняных сосудов, лепных и гончарных, глиняные пряслица и рыболовные грузила, костяные и роговые поделки, стеклянные и па стовые бусы, обломки бронзовых фибул и браслетов. К наиболее инте­ ресным находкам относятся изделия из голубой египетской пасты — рубчатые бусы и скарабеи. Из каменных предметов назовем жернова, зернотерки, топорики. Весьма обилен остеологический материал — ко­ сти домашних и диких животных. Характер культуры меотский, хотя имеются и некоторые сарматские черты. Сарматским влиянием мы объясняем появление сосудов, ручки которых напоминают животных, вылепленных чаще всего схематично, но иногда и очень реалистично.

Некоторые предметы из этого городища изображены на нашей табл. 16а (рис. 1— 14).

Материал сарматского времени имеется на Учкуланском поселении..

Керамика серая, лепная и гончарная, с лощеной поверхностью. Преоб­ ладаю т фрагменты мисок и кувшинов меото-сарматского типа. Н айде­ ны обломки кувшинов с зооморфными стилизованными ручками.

По дороге из Карачаевска в Кардоник, у 27-й шахты, обнаружен комплекс вещей: грушевидный кувшин (табл. 166, рис. 18), миска, круглое зеркало с боковой ручкой (табл. 166, рис. 20) и др. Особо сле­ дует упомянуть о двух серебряных Т-образных фибулах. На иглу одной из этих фибул был надет скарабей из голубой египетской пасты (табл. 166, рис. 21). Около Карачаевска, у Таллыка и в районе Д р у ж бинского городища найдены терракотовые позолоченные бляшки с рельефным изображением Деметры и Медузы Горгоны. Горгона пред­ ставлена в архаической трактовке — язык высунут, лицо широкоскулое, уродливое (табл. 166, рис. 15). Подобные же бляшки найдены в погре­ бениях III— I вв. Усть-Лабинского могильника № 2 71.

На р. Бижгон преподаватель Проваторов нашел комплекс вещей,, в состав которого входили стеклянная чаша (типа изображенной на рис. 8, табл. 176) и зеркальце с боковой ручкой. В карьере между ку­ рортом Теберда и аулом Верхняя Теберда в грунтовых могилах, пере­ крытых деревом, вместе с костями людей и лошадей обнаружены ве­ щи II— III вв., в частности длинный прямой железный меч с опаловым навершием. В разрушенных каменных гробницах в районе аулов Учку­ лан и Хурзук Т. М. Минаевой и автором этой работы найдены вещи сарматского типа — зеркальца с боковой ручкой, однолезвийный кин­ жал-палаш и др.

Погребения сарматского времени открыты на р. Урупе. Одна из.

могил у ст. Советской была выложена сырцовым кирпичом 72.

Довольно много находок сарматского времени — последних веков до нашей эры и первых веков нашей эры — найдено у ст. Усть-Джегутин ской. Любопытно, что в одной из грунтовых могил обнаружена бронзо­ вая овальная пряжка с боковым отростком и тремя шишечками на р а ­ мочке (табл. 166, рис. 16). Такие пряжки не характерны для Северо Западного Кавказа, но очень обычны для Центрального Кавказа на втором этапе позднекобанской культуры — III в. до н. э. —-III в. н. э. 73.

У ст. Усть-Джегутинской в разрушенных могилах найдены также ве~ щи I—II вв. — глиняные кувшины и круглое зеркальце с боковой кли­ новидной ручкой, имеющие аналогии в сарматских поволжских погре­ бениях 74.

Могильник позднесарматского времени исследован Т. М. Минаевой на третьей части городища Адиюх. Погребенные лежали в продолгова­ тых ямах, стенки которых были обложены камнями или каменными пли­ тами, поставленными на ребро. Скелеты ориентированы головой на запад. В одном случае женский скелет помещался на боку, в скорчен­ ном положении (как в Гилячском могильнике). Ноги другого были скре­ щены в голенях (как в могильниках IV—V вв. Байтал-Чапканском ка ­ такомбном и Тамгацикском грунтовом). Инвентарь (аналогичный ин­ вентарю из могил IV в. до н. э. Тамгацикского могильника) — кувшины со стилизованной зооморфной ручкой, Т-образные фибулы и др.

Т. М. Минаева датирует этот могильник III — IV вв. и на его примере показывает связь между захоронениями позднесарматского и ранне­ аланского времени75.

Интересный комплекс происходит из подземного дольменообразного склепа Коба-Баши между ст. Сторожевой и Преградной, осмотренного нами в 1961 г. 76. Покровные плиты склепа находились на глубине 0,40ж от поверхности земли. Стенки склепа образованы поставленными на ребро каменными плитами. В плане склеп прямоугольный, ориентиро­ ван с юга на север (табл. 17а, рис. 1, 2). В целом склеп похож на доль­ мен. Сходство с дольменом усиливалось из-за входа-лаза. Этот вход был детально изучен Л. Г. Нечаевой при осмотре склепа в 1966 г.

Вход-лаз помещался в верхней части стенки, непосредственно под по­ кровными плитами. Он имел почти прямоугольную форму с несколько закругленными внизу углами. Длина склепа 2,13 м (с юга на север), ширина — 1,84 м, высота от дна до покровных п л и т —-1,21 м. По рас­ сказам местных жителей, в склепе было восемь костяков. Все лежали головой на север. Некоторые «лежали один на другом», т. е., очевидно, были сдвинуты при повторных захоронениях. Здесь же, в северной ч а­ сти, обнаружены кости животных (овцы и др.), галька и др.

Сосуды сероглиняные, лепные и гончарные. Сочетание лепной и гон­ чарной посуды вообще характерно для меото-сарматской культуры 77.

Большая часть сосудов имеет аналогии в комплексах меото-сарматской культуры первых веков нашей эры Северо-Западного Кавказа (напри­ мер, кувшин с сосцевидными налепами, табл. 17а, рис. 5). Засл у­ живает внимания канфарообразная чаша (табл. 17а, рис. 3) — наиболее ранний предмет из всего комплекса. Не совсем сходные, но подоб­ ные этой чаше канфары встречены в погребениях третьей хронологиче­ ской группы Усть-Лабинского могильника № 2 (II I — I вв.) 78 и на Р а е в ­ ском городище79. Предметом, датируемым наиболее поздним временем, является гончарный кувшин со сплюснуто-шаровидным туловом и коль­ цевой ручкой на нем (табл. 17а, рис. 7). Сходные кувшины обнару­ жены в Ясеново-полянском могильнике (случайная находка, по-види­ мому, IV—V вв.) и в Пашковском 1-м могильнике IV—V в в.80. Фибулы «с подвязанной ножкой» (табл. 176, рис. 13) относятся к II— III вв., остальные вещи — дисковидные зеркала, стеклянная чаша, стеклянные бусы, а также железные предметы (табл. 176, рис. 12, 14— 16) — датиру­ ются в пределах третьей и четвертой хронологических групп Усть-Лабин­ ского могильника № 2 (т. е. от III в. до н. э. до II в. н. э. включительно).

Таким образом, инвентарь Коба-Башинского склепа датируется в пределах от III — I вв. до н. э. до III — IV вв. н. э. Конечно, эта дати­ ровка очень широка, и при дальнейшем изучении будут найдены анало­ гии, которые позволят несколько сузить эти хронологические рамки.

5* Очевидно, этот склеп содержал повторные захоронения, служил местом успокоения представителей нескольких поколений (что обычно для скле повых сооружений Северного К авказа), и поэтому такая широкая д а ­ тировка комплекса вещей не должна удивлять.

Характер найденных предметов более меотский, чем меото-сармат ский. Форма погребального сооружения — каменный дольменообразный склеп — местная, не сарматская. Наличие в погребении галек также го­ ворит о принадлежности склепа скорее к меотской, нежели к сарм ат­ ской, культуре 81.

На территории Карачаево-Черкесии известны и курганные могиль­ ники сарматского времени. Таким могильником является могильник, расположенный в 17 км к западу от Кисловодска, в хЧало-Карачаев ском районе Карачаево-Черкесии, у аула Учкекен, часть курганов кото­ рого была доследована и раскопана экспедицией К Ч Н И И под руковод­ ством автора этих строк в 1961 г.82.

Курганные насыпи в плане круглые или овальные. Иногда насыпь окружена рвом. Могильные ямы — в центре или в каком-либо поле кур­ гана. В одной из боковых стенок ямы был вход в катакомбу. Катаком­ ба иногда располагалась под углом к могильной яме (табл. 18, рис. 3).

Находки в катакомбах скудные, так как катакомбы были ограблены в древности: колесовидный псалий, относящийся к I— II в в.83, куски мелкокольчатой кольчуги, аналогичной кольчуге, обнаруженной в кур­ ганах Золотого кладбища в начале нашей э р ы 84, обрывки железной и бронзовой цепи, куски мела, обломки сероглиняных и красноглиняных сосудов местного изготовления, фрагменты сосудов из красной и розо­ вой глины, очевидно, боспорского происхождения Стабл. 18, рис. 4—6).

Основываясь на этих датировках, считаем возможным отнести учкекен ские подкурганные погребения к рубежу и началу нашей эры. Из пере­ численных находок особенно интересна железная цепь. Подобная ж е ­ лезная цепь (вместе с бронзовым котлом) найдена в кургане сарм ат­ ского времени у ст. Курджипской, в Северском кургане;

найдены также маленькие глиняные горшочки в катакомбах сарматского периода Ниж не-Джулатского могильника 85.

По устройству погребальных сооружений Учкекенский могильник ближе всего к подкурганному катакомбному могильнику начала нашей эры на Средней Кубани, так называемому Золотому кладбищу. Вокруг насыпи курганов Золотого кладбища, в плане овальных, ров, погребе­ ния располагались иногда на периферии кургана, катакомбы часто под углом к могильной я м е 86. Все эти признаки присущи и курганам Учке кенского могильника. Таким образом, есть основания считать учкекен ские подкурганные катакомбные захоронения и подкурганные погребе­ ния Золотого кладбища памятниками одного круга.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.