авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ И. В. Ивлева Уличная экономика в повседневности переходного периода: ...»

-- [ Страница 4 ] --

В отличие от Нины, Марианна заплатила директору рынка за новое место три тысячи рублей. Оно располагалось в центральном ряду, что при большом наплыве покупателей повышало ее шансы на успешную распродажу вещей. Хотя Марианна знала, что ее цены считают высокими, она обосновывала их внешними качествами сво его товара и своими расходами. Вначале у нее были сомнения в том, будут ли их покупать. В этом состоял главный вопрос, а не в каких то сомнениях морального толка:

И вот хожу, значит, [я] по рядам и увидела очень красивое пла тье. Вот сейчас висят они. Вот оттуда второе, видите (показывает).

Таиландские они. Трикотаж очень хороший. Они специально обраба тывают. Они не линяют. Вот уже сколько лет я ими торгую, и берут у меня. И вот вокруг женщины стоят, я стою, смотрю. Закупка дорогая, 140 рублей для детского. Но я же должна что-то накрутить, зарабо тать, правда. Стою и думаю: взять не взять? Они мне говорят: — Что не нравится? — Я говорю: — Мне нравится, но, — говорю, — что-то до рого. И одна из них говорит: — Вот вы возьмите, если у вас не возьмут их, вы, — говорит, — привезите нам их, мы возьмем обратно. Дали сра зу домашний телефон. Я так удивилась. Знаете, привезла, смотрю и ничего. Правда, там очередь не стоит, но так берут.

Несмотря на высокие цены, Марианна, по ее словам, никогда не имела серьезных конфликтов с покупателями, очевидно, потому что она была всегда вежливой и дипломатичной. Так, она помнила имена всех детей и была готова на уступки. Некоторые клиенты благодари ли ее за оказанное доверие, когда она позволяла взять детские вещи домой для примерки. Но, видимо, она все же шла на такие уступки знакомым, возможно, не очень близким. В то же время успех Марианны вызывал латентную напряжен ность на рынке, так что зависть и некоторое недоверие имели место.

Но повод этому невольно дала сама Марианна. Явное противоречие в ее самопрезентации состояло в том, что она действовала в соответ ствии с рыночной логикой, но при этом использовала аргументацию, скорее свойственную логике моральной экономики, на что другие торговцы могли реагировать с подозрением. Но Марианна предпо читала не обращать внимания на упреки и провокации. Вместо этого она упоминала склоки некоторых своих соседей по рынку, указывая на них как на пример более жестких конфликтов:

Как говорят, всем не угодишь. Но я по натуре такой человек, что никогда не вмешиваюсь в чужие дела. Такие добрососедские отноше ния. Нормальные. Но есть люди, с которыми просто надо вот [быть настороже], я чувствую, что там зависть. И мне передают. Я с ними дистанцию держу. Я никогда плохого никому не желаю, но и как бы [общаюсь по принципу]: «Здравствуй и до свидания!» Вот есть люди, которые навредят, что-то там сделают, но я иногда говорю: — Пусть Бог будет им судья. Начинают там скандалить. Я себе этого не позво лю. Либо не так воспитаны. Или там на разборки идут: — Вот почему ты так сказала? Зачем? — Захотела и сказала. Там давят и говорят [что-то], завидуют. Ну, что? Допустим, мне сегодня плохо, почему за видовать, если у Маши хорошо. Мне же от этого лучше не будет...

Здесь я со всеми общаюсь нормально так, ни с кем не ругаюсь (смеет ся), никому я не мешаю. Даже про меня говорят, стоял такой человек и говорит: — Вряд ли она кого-нибудь обидит. Зачем я буду драться?

8 Согласно Элверту [163, S. 305–306], предоставление кредита доверия являет ся важной предпосылкой для нормального функционирования рынка.

А вот там несколько человек, двадцать мест, или сколько. Нет, вы по нимаете, вот не разделить эти пустые места (указывает в сторону по лупустого ряда, так называемого «аппендицита», где в тот момент был только один мужчина и одна женщина, но здесь регулярно возникали трения из-за мест). Это ужас. Вот одно [у меня] место. Иногда гово рят: — У тебя много товара. Но я же помещаюсь. Ни с кем не ругаюсь.

Вот так.

Хотя у Марианны не возникало серьезных ссор с другими торгов цами, ее принимали на рынке скорее сдержанно. То, что Марианна постоянно говорила о своей любви к детям, но при этом продавала детскую одежду по высокой цене, очевидно, вызывало недоверие у некоторых торговцев. Чтобы как-то защитить себя от кривотолков, Марианна пыталась дистанцироваться от негативного воздействия окружения. Необходимо учитывать и тот факт, что цены Марианны казались высокими для данного конкретного рынка, но в каком-ни будь торговом центре в Петербурге такого рода одежда стоила бы примерно так же и не считалась бы дорогой.

В 2008 г. Марианна вышла на пенсию и сразу же забрала свои предпринимательские документы из налоговой инспекции. В насто ящее время она работает продавцом в крытом рынке. Возможно, это неожиданное решение вызвано увеличением ее деловых расходов, возможно, это объясняется тем, что она стала получать пенсию, что снизило ее потребность в более интенсивной трудовой активности.

Глава Структурные проблемы в существовании торговца Радикальное изменение институциональных условий в начале со циально-экономических трансформаций в России привело к тому, что находившаяся по большей части под запретом частная торговля в одночасье превратилась в легальное занятие. В связи с закрытием предприятий и общей стагнацией в государственном секторе торгов ля неожиданно приобрела значимость как один из альтернативных видов занятости. Типичные ответы участников исследования о по будительных причинах прихода в торговлю, как правило, носили ха рактер оправдания. В качестве главного обоснования служила идея необходимости выживания. Она проходит красной нитью через раз ные интервью:

Вы знаете, я была очень далека от этого. Я почему-то думала, что у меня никогда не получится [заниматься торговлей]. Вот работала в Тбилиси в суде. Нормально. Там зарплата небольшая была. Но тогда сто двадцать рублей нормальные деньги были. Вот так, как вам ска зать. Должна же я была чем-то заниматься (интервью 3).

Я начинала с Апрашки, когда еще там под арочкой, помните, стоя ли люди, с рук торговали, когда менты разгоняли всех (смеется). Вот, ну, слава Богу, ни разу не попадались. Таким образом, как бы поку паешь в одном месте, стоишь, продаешь, что-то зарабатываешь, сно ва бежишь, снова берешь. Вот так вот начиналось все это. Уже там и стыдно [было и в то же время] не стыдно. Приходилось кормить ребен ка. Нужда заставляла. Хочешь, не хочешь, все равно перешагиваешь все эти [психологические барьеры] (интервью 6).

Сначала на оборонке-то платили хорошо, не задерживали зарпла ту, а потом, в общем, стали задерживать зарплату. Надо было куда то идти подработать. Ну, и приятельница устроила меня продавцом в Ленинграде (интервью 8).

Я работала на «Ретоне», электромонтажный цех радиоаппаратуры.

Это в Питере. Закрыли завод. Всех сократили. И надо было как-то жить, кормить детей (интервью 13).

... вот почему так с производства уходишь? Опять же сначала так тяжело уволиться. Это вообще. Я думала, что я здесь работаю, как я буду, как я чего. Это вообще. Там и ревела и все. А на самом деле работать невозможно было уже, потому что кормить семью-то надо, а держались до последнего. Когда я уже на биржу встала, у людей был там средний [коэффициент по безработице] 200 рублей или там тысячи у нас были, я уже не помню. А мы пришли, у нас было 49 или что-то такое, около 50 рублей средний. Когда увольняешься, тебе на считывают средний, и биржа платит по среднему сначала. До чего мы дома насиделись за свой счет, что нам эту зарплату, хотя в принципе зарабатывали очень хорошо, когда была работа. А когда вот за свой счет, за свой счет [сидели] месяц, второй, третий, нам не оплачивали.

Ткани нет на предприятии, они отпускают людей [в отпуск] за свой счет. А за свой счет как сидеть? И ничего не оплачивалось. Поэтому в принципе и пришлось [идти на рынок]. Потому что сидишь там на этом про[изводстве], не знаешь, чем детей кормить. В общем-то, здесь все наверно оказались так. Не от хорошей жизни. Не потому что это кому-то нравилось (интервью 15).

Уже я на пенсии и как бы немножечко подрабатываю. Пенсия не очень большая, поэтому так вот приходится подторговывать, чтобы существовать более-менее (интервью 16).

Я как ушла-то на пенсию, думала сначала, что буду спокойно жить.

Думала, хватит мне пенсии. А как жизнь-то повернула по-другому, то и не хватает на жизнь-то. Пенсия-то маленькая. Я думала, как все гда [она будет]. Сто двадцать рублей тогда получали и во как (!) хва тало нам. А тут как нам урезали, коэффициенты сделали и вообще.

Там получать было нечего. Поневоле пришлось как-то выживать (ин тервью 18).

Все эти ответы можно было бы обобщить с помощью лаконич ной формулы «жизнь заставила».1 Сохранение острого дефицита 1 Другие исследования тоже подтверждают, что основная причина прихода в торговлю заключалась в проблеме выживания [51, c. 41–43]. В этом же смысле в некоторых случаях говорят о «предпринимателях поневоле» [2, c. 86].

потребительских благ в начале 1990-х годов означало реальную воз можность заработка в сфере торговли. Вполне достижимый на тот момент торговый успех и максимизация прибыли в большинстве случаев были не самоцелью, но скорее побочным продуктом, пото му что освоение новой профессии требовало не только приобрете ния новых знаний и опыта, но и предполагало одновременно адап тацию к условиям рыночной экономики. С первыми заработанны ми на рынке деньгами советские установки в отношении занято сти в торговле, связанные с нарушением прошлых запретов, чув ствами неловкости и стыда, которые поначалу испытывали боль шинство свежеиспеченных торговцев, стали постепенно отходить на задний план.

В эмпирическом материале имеются случаи более раннего и бо лее позднего прихода в торговлю. То, что большинство информантов занималось торговлей только от двух до пяти лет, позволяет пред положить высокую динамику банкротств и открытия новых пред приятий, что в свою очередь объясняется конкуренцией и неудача ми.2 Более поздний приход в торговлю был, по-видимому, связан с большими трудностями, вызванными усилением конкуренции, нало гового прессинга и завершением процесса формирования торговых ниш.

Как бы то ни было, в существовании каждого торговца можно выделить несколько структурных проблем, которые в то же время могут служить основанием для сравнительного анализа отдельных случаев. В мелкой торговле можно выделить пять структурных про блем, которые связаны с принятием решений и преодолением общих трудностей. Они также представляют собой различные фазы в жиз ненном цикле торгового предприятия:

1. Открытие собственного дела предполагает решение пробле мы финансирования, выбора определенного ассортимента товаров, поиска мест закупки товара.

2. Первая стабилизация торгового предприятия связана с раз витием определенных установок в отношении ценообразования, фор мированием клиентуры и поиском способов сокращения расходов.

3. Изменения внутри предприятия обычно происходят вслед ствие конкуренции или административного регулирования. В мелкой торговле часто происходит смена ассортимента и места торговли.

2 По некоторым данным, уровень банкротств в малом бизнесе достигает в пер вые два года 50% [2, с. 89].

4. Борьба с нестабильностью связана с решением проблемы на логов, а также формированием определенной концепции дела.

5. Поддержание устойчивости и расширение предприятия пред полагают приумножение собственного оборотного капитала, попол нение ассортимента, наем продавцов, приобретение дополнительной торговой площади.

§ 1. Открытие своего дела в мелкорозничной уличной торговле Организация собственного предприятия в уличной экономике, как правило, становится возможной при наличии предварительной информации о том, как собственно следует вести торговлю. Торго вец должен, по крайней мере, представлять себе, где вести торговлю и какой ассортимент товаров предложить покупателям. В связи с этим некоторые информанты подчеркивали, что ранее занимались торговлей по случаю, сбывая старые вещи или выращенные на ого родном участке овощи, фрукты и т. п. Некоторые с самого начала работали в торговле. Вместе с тем большинство участников иссле дования имели лишь поверхностные представления о торговой про фессии. Прошлый опыт торговой деятельности, разумеется, облег чал переход к самостоятельности в сфере уличной экономики, но не менее важно было иметь социальную поддержку, благодаря которой человек, впервые начинающий заниматься торговлей, мог получить ключевую информацию о возможностях получения места на том или ином рынке, кредитах, а также элементарную помощь при покупке и доставке товаров. Имевшиеся в наличии социальные и финансовые ресурсы определяли то, какую форму примет в итоге предприятие.

Финансирование предприятия в мелкой торговле Наиболее важным на момент начала торговли было решение про блемы со стартовым капиталом. В мелкой торговле проблема фи нансирования еще и сейчас решается путем использования четырех возможностей генерирования капитала:

— инвестирование и постепенное умножение собственных накоп лений;

— комбинирование личных денежных средств с неформальны ми (обычно беспроцентными) кредитами родственников, друзей или знакомых;

— использование неформальных (беспроцентных) кредитов близ ких и знакомых;

— сочетание собственного капитала с банковскими кредитами.

Поскольку свободный доступ к кредитам для мелких торговцев в начале 1990-х годов не был широко распространен, многие начи нающие торговцы инвестировали в дело собственные деньги и пола гались на финансовую помощь своих знакомых и близких. При этом на первую закупку товара нередко в буквальном смысле использо валась последняя зарплата или пенсия. Торговцы, привыкшие ис пользовать данную стратегию финансирования, как правило, явля ются противниками любых кредитов. Они стараются шаг за шагом увеличивать свой капитал, но проблема нехватки наличности у них остается постоянно.

Другой способ генерирования капитала на начальном этапе со стоит во взятии займов у родственников, друзей или знакомых. Бес процентные кредиты со стороны близких предоставлялись и предо ставляются, как правило, на продолжительные сроки. Если же речь идет о неформальных кредитах знакомых, то они чаще всего явля ются краткосрочными (от недели до месяца). При этом торговцы часто одалживают друг у друга. И только в редких случаях воз вращение кредитов предполагает оплату небольших процентов по договоренности.

На обследованном рынке в городе Х многие торговцы обраща лись с просьбами о предоставлении кредита к одному местному жи телю, одновременно предлагавшему им услуги по хранению товаров в своей квартире и пр. Торговцам, которые постоянно хранили у него сумки с товаром, он даже выдавал дубликаты ключей от своей квартиры (дополнительные эмпирические материалы). Хотя сам он жил очень скромно, некоторые торговцы занимали у него приличные суммы:

Вот люди торгуют, они у меня берут деньги. Некоторые берут день ги на короткое время — на неделю. Вот они съездят за товаром, эту сумму наторгуют иногда через три дня, иногда через семь дней отда ют. Это постоянно где-то три-четыре тысячи [крутятся у них на руках].

Другие на более длительное время берут. Одной женщине я дал 16 ты сяч. Вот вчера я три тысячи отдал этому [парню, с которым мы как раз говорили]. Вот здесь грузчик, который работает, 540 рублей [взял в долг]. Потом одна женщина торговала, ей [дал] 1100 рублей. Она вот уже год не может отдать (дополнительные эмпирические материалы).

Причем он никогда не требовал процентов, но вместе с тем и ни когда не отказывался от денежной благодарности, добровольно вы ражаемой самими торговцами. Характерно, что торговцы-должники неоднократно обманывали своего неформального кредитора:

Иногда рискуешь. Вот я дал одной женщине-белоруске 4 тысячи, а она не в состоянии мне их отдать. Она, в общем, немножко себя легкомысленно вела. Ходила по кафешкам. Любительница спиртных напитков, такой веселой жизни. Компанейская. А у нее сын и дочка (дополнительные эмпирические материалы).

На рынке рассказывают также о том, что этот мужчина, даю щий взаймы торговцам, дважды обращался в суд, пытаясь добиться возвращения своих денег, но безрезультатно (из дневника исследо вания).

За счет неформальных кредитов некоторые торговцы финанси ровали свои предприятия только на начальном этапе развития. При такой стратегии торговец, как правило, стремился по возможности быстрее рассчитаться со всеми долгами и далее использовать свой самостоятельно наработанный капитал. В то же время для многих неформальные кредиты становятся основной стратегией обеспече ния не только стартового, но и оборотного капитала. Другие пред приниматели порой берут товары на комиссию у своих постоянных поставщиков.

Взятие кредитов через банковскую систему стало принципиаль но возможным лишь в 2000-е годы. В Санкт-Петербурге агенты раз ных банков обходят рынки в поиске новых клиентов. Условия предо ставления кредита, однако, не всегда выгодны, поскольку при воз вращении денег зачастую необходимо оплачивать не менее десяти процентов от суммы кредита. Другая возможность заключается в предоставлении кредитов под залог ценного имущества (квартиры, машины и т. п.), что довольно рискованно.

Ситуация в Ленинградской области представлялась на момент проведения исследования более многообещающей, так как там небольшим группам официально зарегистрированных предпринима телей (не менее трех человек) предоставляются ссуды. Плата за кре дит составляет от 3% до 5%. Ссуды выдаются в размере от трид цати до ста тысяч рублей на каждого члена группы, состоящей не менее чем из трех человек, выступающих друг для друга как пору чители. Срок возврата ссуды обычно колеблется от шести до де вяти месяцев. При неплатежеспособности одного из членов груп пы поручившиеся берут на себя оплату его долгов. Ссуды предо ставляет фонд «Фора», созданный специально для поддержки мел кого предпринимательства.3 При возникновении спорных ситуаций фонд «Фора» оставляет за собой право обратиться в Арбитраж ный суд.

На рынке в городе Х возникло несколько кредитных групп, ко торые состояли примерно из шести человек.4 Взятие ссуды требова ло от торговцев серьезной оценки собственной платежеспособности, потому что, например, при ссуде в размере 75–85 тысяч рублей тор говцам приходилось ежемесячно делать солидные взносы в счет ее погашения, что поначалу осознавалось не всеми:

В принципе выгодно [брать ссуду], если не имеешь ничего [боль ше]. Но одна проблема. Брать-то [деньги] можно и товара можно мно го привезти, но покупательная способность у города очень маленькая, снизилась, так как теперь у нас продавцов много, деньги у них есть на товар, а товар везется один и тот же. А покупателей, как было три человека, так их и есть. Теперь, кто смог, тот продал. Может, конку ренция большая и из-за этого такая торговля. Но я считаю, что нужно рассчитывать свои силы. Например, если прошлый раз, когда я ссуду брала, получалось, что мне около шести тысяч каждый месяц надо [бы ло возвращать], но так шесть тысяч, потом меньше. Когда мы второй раз брали ссуду, то рассчитывали так, чтобы месячный взнос не превы шал шести тысяч. В этот раз было пятьдесят тысяч на девять месяцев и выходило первые месяцы где-то около семи, потом меньше и мень ше, а сейчас последние два месяца где-то пять с копейками получается.

Я каждый месяц отдаю часть ссуды и процентик. У некоторых, конеч но, глаза большие стали, денег набрали, а товар весит, друг у дружки занимают (интервью 1).

Не менее важно было правильно спланировать новый заем денег.

Необходимость планирования обусловлена тем, что в январе, фев рале и марте выручка у торговцев небольшая, иногда даже крайне 3 Фонд «Фора», финансируемый Австралией, Великобританией и США, зани мающийся микрокредитованием мелких предпринимателей, по данным прессы, действует с 2001 г. также и в Петербурге, но никто из петербургских информан тов не знал об этом [39].

4 Такие кредитные группы базируются на социальных сетях торговцев, ко торые также определяются как социальный капитал. Исследовательская группа института социологии в университете Магдебург указывала на то, что в случае с мелкими предпринимателями в России социальный капитал имеет особое значе ние для генерирования денежного капитала [205]. К сходному выводу приходят исследователи торговцев-предпринимателей в Казани [51, c. 42].

скудная, в то время как в разгар весенне-летнего и осеннего сезона количество продаж существенно возрастает. При взятии ссуды пред приниматели видели свою основную задачу в том, чтобы на начало очередного сезона выставить на продажу по возможности больше товаров.

Несмотря на положительные стороны подобного кредитования, на рынке не обошлось без инцидентов. Вследствие неплатежеспособ ности одной супружеской пары другие предприниматели-торговцы должны были дважды оплачивать за них взносы:

... один из нас стал подводить. И пришлось за него заплатить — за один месяц. Вот не заплатил вовремя. Он, значит, проиграл деньги.

Я не знаю, во что он играл. Двести тысяч рублей [долгов]. И вот денег не было. На этой почве жена перенесла инсульт. Молодая женщина, за тридцать, да. И вот никак [они не могли оплатить]. Она больная, не работала. Он тоже такие долги [имеет]. Пришлось нам-таки за февраль по тысяче рублей за него заплатить и за март по 625. Каждый из нас по 1625 заплатил за него. Остальные все нормально. Никто не подводит (интервью 3).

Так как после официального погашения ссуды должники так и не вернули деньги своим коллегам, одна кредитная группа рас палась, хотя до этого ее члены положительно оценивали эту воз можность финансирования своих предприятий. Торговцы в других группах стали более внимательно оценивать своих партнеров. Зна чение имела при этом репутация человека. Члены одной кредитной группы в результате отказались вновь брать ссуду с одним муж чиной:

... у нас был человек, которого просто не захотели. Считаем, что он неблагонадежный (смеется). Поэтому не стали. Он хотел, но мы про сто сказали, что не хотим. — Если за тебя кто-то конкретно поручится, один человек, что берет твои долги, если ты [не сможешь заплатить], то да. Но никто же не хочет этого. Ни родственники, хотя и тетка там была в группе нашей... А после этого случая уже стали люди [осторожнее]. Ну, мало ли. Бывают разные люди. Я понимаю, человек заболел. А когда он просто из-за своей дури не может платить, и у него нечего еще вдобавок взять. Ни квартиры, ни машины — ничего... И потом все же мы на себя надеемся. И с неба ничего не падает. Так вот представляете, заработать деньги, за себя заплатить и еще за кого-то.

Таких денег вообще нет ни у кого (интервью 15).

Неформальные торговцы в свою очередь, оценивая не совсем удачный опыт своих знакомых, скептически реагировали на возмож ность взятия ссуды:

Мне ссуда не нужна. Я против. Я просто буду на своих [деньгах работать]. Берут ссуду, товара много навезут, а потом говорят, то, что наторговывают, все отдают. У нас вот один взял восемьдесят пять тысяч. Шестнадцать тысяч наторгует, отдаст. Так он больше шестна дцати не зарабатывал. То есть нам торговлю портит. И выбор — все.

И цены дешевле, скажем так. А прибыль и сам отдает. На полгода ему дали. В том месяце товар останется, вот это его прибыль. А так все последние месяцы деньги отдает. Уже бегает, перезанимает (ин тервью 17).

Некоторые информанты также выказывали сомнение в том, что взятие большой ссуды позволило бы им перейти на более высокий уровень, потому что, по их мнению, деньги сейчас не играют реша ющей роли.

Хотя капитал постепенно наращивается торговцами, проблема финансирования для многих остается актуальной. Это связано не только с общим увеличением деловых расходов, но и текущими жиз ненными тратами торговцев, поскольку их предприятия часто тес но связаны с домохозяйством. Чем больше человек имеет на сво ем иждивении торговец, тем чаще его капитал тратится на семей ные нужды. По этой причине большинство торговых предприятий в уличной экономике растут медленно и неравномерно. Наличие обо ротного капитала, достаточного для закупки очередной партии то варов, в то же время является одной из предпосылок эффективности предприятия. Даже если торговец быстро достигает успеха, для него остается важным меньше потреблять и больше инвестировать в соб ственное дело.

Торговый ассортимент и специализация На начальном этапе торговец всегда принимает решение в поль зу того или иного ассортимента товаров. При выборе торговой спе циализации решающими являются вопросы о том, сколько средств нужно инвестировать в товар, насколько сильна конкуренция, какие убытки могут возникнуть в случае его хранения, какие проблемы с покупателями может повлечь та или иная специализация.

Рациональный анализ рыночной конъюнктуры, который фикси ровал бы недостаток определенных благ на конкретном рынке, в уличной экономике находит очень ограниченное применение. Из за нехватки самых разных предметов потребления поначалу общий спрос был довольно высоким, так что в принципе было возможно начать с продажи любых товаров. Вместе с тем ключевую роль иг рали при выборе ассортимента личные предпочтения торговцев и их бывший профессиональный опыт.

Если кто-то работал ранее на обувной или швейной фабрике, он, как правило, начинал продавать обувь или готовую одежду. Ко гда торговец имел возможность получить товарный кредит в форме продуктов питания, он сразу начинал специализироваться в этом направлении. Такой подход к выбору ассортимента обосновывал ся тем, что в начале 1990-х годов начинающие предприниматели еще не имели никаких альтернативных источников товарных по ставок. Инфраструктура уличной экономики была развита слабо.

Информация о возможных местах закупки также была довольно скудной.

С решением проблемы дефицита, однако же, стала возрастать опасность понести убытки при продаже некоторых товаров. Уличные торговцы не могли себе позволить серьезный анализ рынка, вслед ствие этого невозможно вести речь о чисто рациональном просчете успеха. Многие пытались постепенно развивать свои знания и чутье в отношении «ходовых» и «неходовых» товаров. Уловить тенденции спроса удавалось только в процессе работы и наблюдений за поку пателями.

Что касается ассортимента, то существуют разные возможности его классификации. С одной стороны, он может быть рассмотрен как более узкая или широкая группа товаров (обувь, одежда, про дукты, хозяйственные товары). С другой стороны, на отечественных рынках четко различаются два типа ассортимента — смешанный и специализированный. Они предполагают разные стратегии сбыта.

В случае со смешанным ассортиментом торговец продает одновре менно разнородные товары, причем некоторые из них могут совер шенно не сочетаться друг с другом. Но в условиях снижения спро са предложение смешанного ассортимента уменьшает возможность потерь из-за того, что какой-то отдельный товар практически не по купают. Вместе с тем смешанный ассортимент товаров на рынках нередко приводит к неразберихе: некоторые изделия плохо видны покупателю, не привлекают его внимания и потому не раскупаются.

В то же время существуют определенные категории товаров, кото рые пользуются стабильным спросом при любых условиях, и спе циализация на них может приносить торговцу постоянную прибыль.

Несколько информантов подчеркивали, к примеру, что продукты по купают постоянно, а одежду только по сезону.

Проблема ассортимента в мелкорозничной торговле постоянно остается на повестке дня, потому что с течением времени изменя ются потребительский вкус и спрос, появляются новые виды това ров. На эту тему опытные торговцы способны рассуждать долго, по скольку их мастерство напрямую связано с наличием всестороннего знания об определенных разновидностях товаров, умением правиль но их хранить и предлагать клиентам. В то же время выбор торговой специализации может в значительной степени определяться и тем, где расположена торговая точка.

Выбор рынка и местоположение на рынке Важнейшую роль в уличной экономике, судя по всему, играет удобное местоположение. Чем больше поток людей около конкрет ной торговой точки, тем больше шансов сбыть товары. Локализация внутри рынка тоже имеет значение, поскольку поведение потребите лей подчиняется обыденной логике повседневности — делать покуп ки быстро и непроблематично. Многие люди, например, регулярно совершают покупки по маршруту своего следования с работы, а в 1990-е годы ездили с этой целью в выходные на крупные рынки.

Обычно проблема места решается с сотрудниками рынка, ко торые представляют связующее звено между торговцами, государ ством и охранной индустрией. Отношения торговцев с администра цией рынка носят на сегодняшний день устойчивый однотипный характер, показывающий, что сферы влияния охранной индустрии давно распределены:

Место, как правило, выкупается, но на каждом рынке по-разному же. Как правило, там есть какие-то уголовные элементы, крыша что ли. Рынки изначально организовываются под эгидой уголовных эле ментов. Что касается вот у нас, в Питере, большинство рынков вот так вот. То есть начальники там, они не начальники, а директора вот, все тем или иным образом связаны с уголовным миром. Ну, и договор, конечно, с ними идет. Там значит оперировать тем, что у тебя нет де нег, и ты ничего не продала, это невозможно сейчас. Или плати, или уходи (интервью 11).

Уже все как бы схвачено, за все заплачено. Просто сюда никто не приедет левый, например, разборки какие-то устраивать. Просто у нас есть смотрящий на рынке. Просто человек, который от бандитов, от неформальных, так сказать, структур, который здесь дежурит посто янно.

И вот была одна точка на рынке, [где он сидит]. Они просто с этой аренды, которую мы платим, какую-то сумму имеют в любом случае (интервью 4). На каждом рынке обычно есть администрация, сотрудники кото рой осуществляют управленческие функции: они предоставляют в распоряжение торговцев торговые места, разрешают некоторым из них продавать товары с раскладных столиков или с рук и т. п. Работ ники администрации рынка, как правило, действуют в соответствии с принципом максимизации прибыли и имеют определенный потен циал власти, так что торговцы в большинстве случаев безоговороч но подчиняются их распоряжениям. Даже в случае явной неприязни они делают «хорошую мину при плохой игре», потому что от сотруд ников администрации напрямую зависит местоположение на рынке.

На сегодняшний день на рынках существует определенная систе ма цен за аренду торговых мест и их выкуп, которая может коле баться от рынка к рынку. Вначале торговое место обычно выкупают.

Сумма выкупа варьирует в пределах от нескольких сотен до несколь ких тысяч долларов. Тем не менее, это не означает, что место на рынке переходит в собственность торговца. Его собственностью ста новится прилавок, палатка или киоск, которые сами по себе вне тор гово-рыночного контекста не имеют никакой ценности. Ежемесячная арендная плата составляет не менее двух с половиной тысяч, а по рой бывает даже выше восьми тысяч рублей. Ее выплачивают раз в месяц или ежедневно. В последнее время на рынках в Петербурге чаще покупают месячный абонемент. То есть фактором, влияющим на принятие решения в пользу того или иного рынка, является плата за выкуп и аренду мест.

Сотрудники администрации рынков в свою очередь проводят в жизнь организационные мероприятия, такие, как, например, сме 5 О влиянии представителей охранной индустрии на управление рынками по дробно говорится в работе [22]. Многие неформальные охранные группировки к настоящему времени легализовались, поэтому речь может идти о том, что либо какой-то представитель администрации рынка одновременно является предста вителем определенной охранной структуры, либо администрация рынка пользу ется услугами охранных фирм, за что платятся деньги. Возможно, что некоторые рынки находятся в привилегированном положении из-за наличия отношений па тронажа со стороны местной власти, которая обеспечивает им поддержку. Но в любом случае представители администрации рынков регулярно взаимодейству ют с местной властью, выполняя те или иные ее распоряжения.

на палаток, реконструкция, сбор арендной платы, поддержание по рядка на рынке и т. д. Они также порой оставляют за собой право вводить запреты на продажу определенных товаров. При этом все мероприятия по модернизации рынков обычно осуществляются на средства предпринимателей.

В качестве одолжения служащие рынка дают некоторым торгу ющим отсрочку по оплате аренды. Кроме того, от случая к случаю они предоставляют торговцам дополнительные места за счет уплот нения рынка и нередко разрешают вести торговлю на неформальной или полуформальной основе. В связи с распределением прилавков и палаток на многих рынках имеются скрытые конфликты. Но в вы игрыше, как правило, оказываются торговцы, пользующиеся распо ложением сотрудников рыночной администрации и не экономящие денег на выкуп торгового места.

Ситуация в Санкт-Петербурге Ситуация с торговыми местами в Петербурге является довольно сложной. Как в любом большом городе здесь торговцы имеют боль ше возможностей. После отмены государственной монополии на тор говлю начинающие торговцы спонтанно выбирали наиболее удобные места у станций метро.6 Таким образом сформировались многочис ленные торговые зоны и рынки, которые впоследствии стали регули роваться охранной индустрией и государством. Под большие рынки стали отводить специальную территорию. На 2002 г. в Петербурге было официально зарегистрировано 94 рынка и около 300 торговых зон [109]. К наиболее крупным относились (или относятся до сих пор) такие рынки, как «Апраксин двор», «Сенной», «Ладожский», «Авто во», «Звездный», представляющие собой конгломераты из двух-трех рынков и торговых зон. Помимо этого, в городе существуют смешан ные и специализированные колхозные, продовольственные, вещевые рынки и пр.

«Апраксин двор», находящийся в историческом центре города, фактически был перевалочной площадкой, где обычно делают по купки мелкие торговцы из Северо-западного региона. Здесь была представлена не только уличная торговля, но и оптово-розничная и посредническая торговля, осуществляемая через небольшие скла ды и магазины. Внутри рынка располагались огороженный забором 6 Ранее мы рассматривали группу «вечерних торговцев», деятельность кото рых заложила основу для последующего формирования рынка [52].

«китайский вещевой рынок», торговые ряды с продуктами и хозяй ственными товарами, а также еще один вещевой рынок. Помимо это го, на углах стояли отдельные ларьки и киоски. У входа на рынок раньше можно было увидеть разрозненных торговцев, среди прочего предлагавших купить газовые пистолеты.

Рынок «Ладожский», возникший в начале 1990-х годов, включал в себя продовольственную торговую зону перед станцией метро, а также плодоовощной и вещевой рынки. Сюда, как правило, на вы ходных устремлялось большое количество жителей новых районов.

На рынке выставлялись на продажу самые разнообразные недорогие продукты и вещи.

Продуктовый рынок «Ярмарка Восточная» был построен в 1996 г. на окраине и имел небольшую площадь. Торговля велась здесь в основном из контейнеров. В последние годы его существова ния наплыв покупателей существенно уменьшился, потому что около метро и так функционировал другой рынок, а поблизости откры лись три супермаркета «Пятерочка». Тем не менее, у торговцев за годы существования этого рынка сложилась постоянная клиентура из жителей близлежащих домов. На территорию рынка было три входа, и он был легко обозрим. По этой причине проблема удобно го местоположения здесь проявлялась не столь явно. На рынке не проводилось никаких радикальных преобразований, за исключением одного незначительного мероприятия по асфальтированию дорожек, которое затянулось примерно на полтора года.

В то время как на «Ладожском» рынке работали две администра ции с соответствующим числом сотрудников (а раньше здесь можно было видеть еще и охранников), администрация «Ярмарки Восточ ной» состояла всего из двух человек. При открытии этого рынка контейнер стоил три тысячи долларов. Позже цена существенно сни зилась и составляла уже от одной до двух тысяч долларов (интервью 4, 7, протоколы бесед 1–3). На «Ладожском», напротив, только на ве щевом рынке было несколько видов торговых мест — крытые метал лические прилавки, палатки, киоски и павильоны. Соответственно этому цены существенно варьировали: если прилавки можно было приобрести за полторы тысячи долларов, то павильоны стоили от четырех-шести до шестнадцати тысяч долларов (интервью 5 и 6).

Очевидно, что торговцы, которые выкупили после реконструкции вещевого рынка павильоны стоимостью в несколько тысяч долла ров, в связи с его закрытием понесли убытки. То, что торговцы на «Ладожском» и других рынках должны были оплачивать аренду торговых мест вперед за месяц, означало, что они несут ежеднев ные расходы, независимо от того, берут они выходные дни или нет.

Договоренности о разовой оплате места в Петербурге встречаются сейчас все реже. В Ленинградской области эта практика, напротив, держалась долго и на момент проведения исследования была широко распространена.

Ситуация на рынке в городе Х Вещевой рынок, на котором проводилось исследование в Лен области, существует более десяти лет. Приблизительно в 2000 г. нача лась его реконструкция, вызвавшая недовольство многих торговцев, которые смастерили своими силами добротные деревянные прилав ки. Однако, несмотря на их сопротивление, прежние торговые ме ста были разрушены и на их месте выстроены новые, выглядевшие довольно просто. Торгующие на рынке женщины из Белоруссии на зывали их «павильонами», что звучало несколько странно, потому что так можно было бы назвать в лучшем случае выстроенный здесь небольшой крытый рынок.

Реконструкция рынка означала, однако, возможность нового пе рераспределения прилавков. Цены за выкуп мест колебались от трех до восьми с половиной тысяч рублей. Представители рыночной ад министрации утверждали, что они хотят таким образом покрыть расходы, связанные с перестройкой рынка. Небольшая группа офи циально зарегистрированных как предприниматели торговцев вос приняла предстоящее перераспределение мест как очередные побо ры и отказалась вносить плату. Предприниматели аргументировали свою позицию тем, что они и без того исправно платят аренду и налоги, а сразу после реконструкции арендная плата должна бы ла повыситься вдвое. На момент исследования она составляла рублей в будни и 100 рублей в выходные. Но торговцам, которые выкупили места, разрешалось платить на протяжении нескольких месяцев вдвое меньше. Торговцы-предприниматели получали также ежедневно скидку в размере пятнадцати рублей. Новые расценки за аренду стабилизировались к лету 2003 г. Тем, кто протестовал и дошел даже до городской администрации, удалось отстоять свои права:

Раньше были деревянные прилавки... А потом места эти слома ли и нас туда в уголочек перенесли. Тогда, конечно, тяжело было. Наш бизнес пришел вообще к нулю. Люди туда перестали ходить, вообще не знали, где мы стоим... Потом, когда новые места отстроили, то вот уж плюс, так как я предприниматель, я никаких жребиев не тянула, мне вот это место досталось. Сказала: — Я здесь буду. Я сюда и встала.

Чтобы получить это место, тоже мы немножко походили и в торговый отдел. Все это строительство, они хотели про нас забыть. Хотя гово рят: — Вот мы вас туда отселили, значит, вы как отселенцы первыми получите новые места. А потом начали крутить, хотели сначала про дать. Но мы опять-таки побунтовали, сказали, что мы никаких денег платить не будем, нам обязаны и все (интервью 1).

Бесплатное торговое место, которое заняла данная информантка, все же оказалось не самым выигрышным. Новая структура рынка тоже вызывала большую неудовлетворенность у некоторых участ ников исследования. По высказыванию одной женщины, рынок стал выглядеть «как лабиринт» (интервью 16).

В зависимости от наплыва покупателей ряды получили у торгов цев условные обозначения, воспроизводящие социально-экономиче скую топографию рынка: небольшой боковой ряд, мимо которого по купатели шли только в выходные дни, был назван «аппендицитом»

(или «отростком», «рукавом»), в то же время более широкую пло щадку с палатками, куда большинство покупателей устремлялось по выходным, прозвали «полем чудес» (интервью 16). На рынке было также два центральных ряда, практически пустой задний ряд для льготников и крытый рынок.

Похоже, что торговцы пенсионного возраста рассматривались со трудниками администрации как менее интересные клиенты и подвер гались притеснениям, так как они работали недостаточно интенсив но и к тому же неформально. Некоторые из них заплатили по три тысячи, но, тем не менее, получили прилавки в непривлекательном «аппендиците»:

Были здесь другие постройки, ветхие такие. И нам обещали, го ворили, что вы встаньте там и сделайте себе эти [прилавки] сами, а потом как эти [новые места] построят, так вы переселитесь сюда.

И что получилось? Эти [прилавки] мы построили, [но] потом эти [за ново отстроенные] места стали за деньги продавать. А откуда у нас столько денег? Восемь тысяч за место, обалдеть! И потом я [пенсио нерка, мало работаю]. Мало ли кто-то может выкрутиться, а с моей точки уже все — не выкрутиться. И так мы остались без места. Дали нам потом в рукаве. А сюда народ не очень ходит. Так вот в стороне [потому что находимся]. Ну, и так мы как-то теперь делаем: у кого выходной или кто не придет [по другой причине], стараешься на эти [чужие] места встать, торговать. А бабульки вот как мы, на пенсии которые, так нам тяжело. Восемь тысяч рублей отдай, да еще это надо же все окупить, как-то приподняться надо. А если я сегодня выйду, а завтра заболела, давление или там [что-то еще], вообще уже не рабо таешь. Вот самым таким, как детям, так и старикам самое обидное, что такое отношение. Не обращают внимания никакого [в администра ции рынка]. Стараются все, чтоб такие были купеческие [прилавки], чтоб у них все водилось, чтобы деньги сделать. А мы ж не можем. Мы понемножку [торгуем], чтоб поддержать семью. На маленькие деньги работаем, а это, может, им невыгодно (интервью 18).

Впоследствии почти все торговцы стали покидать этот боковой ряд. И только два или три человека работали здесь систематически.

В то же время в выходные дни места в данном ряду становились более проходимыми и потому в эти дни их охотно стали занимать торговцы, не заплатившие никакого выкупа, но регулярно вступав шие в перепалку друг с другом из-за того, кому достанется больше площади.

Так как торгующие в этом ряду единодушно жаловались, что по лучают совсем маленькую торговую выручку, администрация рынка пошла им навстречу, снизив стоимость аренды до 60 рублей. Несмот ря на это, некоторые ощущали себя обманутыми, потому что прежде им обещали, что на этом месте будет построен магазин, благодаря которому существенно увеличится наплыв покупателей. Но этого так и не произошло (интервью 2).

В выигрыше остались торговцы, не экономившие на покупке удобно расположенного торгового места, на удобные места могли претендовать и официально зарегистрированные предприниматели.

Поначалу на рынке велись переговоры с директором рынка. Все заинтересованные лица были внесены в специальный список. По окончании реконструкции директор собственноручно распределял места. В связи с этим на рынке возникла атмосфера секретности.

Так, один информант во время разговора с автором не под запись сказал полушепотом, что он заплатил по восемь тысяч за каждый из двух прилавков, а потом попытался еще раз удостовериться в том, что диктофон отключен. Большинство участников исследова ния тоже довольно сдержанно говорили на эту тему. В то же вре мя те, кто, видимо, находился в прямой конфронтации с директо ром, не скрывали информации о расценках на места и критико вали их:

Цены различались в зависимости от аппетита хозяев. Сначала они по три тысячи собрали. Потом им показалось мало, они стали по пять собирать, потом по восемь. Места у всех одинаковые. Потом вот этот ряд, [который] там поперек стоит, там тоже по три тысячи собирали у всех, но он совершенно непроходимый. Кто там стоит, все мучаются.

Потом нам сказали, что материал подорожал, надо собирать по восемь.

Это зависит от хозяев. От их аппетита, а не потому, что там меньше или больше [прилавок] (интервью 15).

Судя по нашим наблюдениям, размеры прилавков все же не бы ли совершенно одинаковыми. Впоследствии некоторые места были еще раз перераспределены. Торговцам, которые защищали свои ин тересы индивидуальным образом, удавалось иногда получить более выигрышное место. Одна информантка, говорившая без диктофона (протокол беседы 7), возмущалась тем, что ее коллеги, работавшие на рынке всего лишь год, получили лучшие прилавки, в то время как она, заплатив три тысячи рублей, вела торговлю в неблагополучном боковом ряду. Позже она снова решилась обсудить этот вопрос с директором рынка. Заплатив ему еще две тысячи, она перешла в центральный ряд.

В крытом рынке плата только за ежемесячную аренду состав ляла девять тысяч рублей. Помимо этого необходимо было внести взнос за выкуп торговой точки. Места в крытом рынке достались только тем торговцам, которые были официально зарегистрированы как предприниматели. Несмотря на скепсис, вызванный дороговиз ной аренды, все места в крытом рынке были быстро распределены, так что промедлившие торговцы по-прежнему оставались на улице.

Преимуществом работы в помещении является, по мнению участ ников исследования, то, что здесь можно вести торговлю допоздна, товары в меньшей степени подвержены порче, чем на улице, где на них воздействуют сырость, пыль или палящее солнце. Кроме того, нет необходимости сдавать товары в камеру хранения и ежеднев но вывешивать их заново. Несмотря на все эти плюсы, владельцы торговых точек в крытом рынке стали периодически меняться, не выдерживая высокой арендной платы.

Торговцы на рынке города Х обычно взаимодействуют с двумя помощницами директора рынка, взимающими с них плату за аренду.

После того как рынок перешел из ведения жилищного управления к одному акционерному обществу, здесь появились новые служащие.

Одна из помощниц директора, являющаяся его родственницей, со бирает арендную плату только по выходным.

Обе женщины применяют в процессе сбора денег уловки. Так, у некоторых торговцев они принимают плату, но взамен дают им пу стой чек, забирая в свой карман эти деньги. Торговцам тоже удается порой морально воздействовать на них: жалобы на плохую днев ную выручку позволяют время от времени надеяться на небольшое снижение арендной платы. Некоторые торговцы находятся в клиен теллистских отношениях с сотрудниками администрации, регулярно получая скидку. Отношения с директором были более противоречи выми. Отдельные информанты были уверены в том, что директор вообще не интересуется их проблемами, другие, напротив, хвалили его. Очевидно, что в пределах рынка директор располагает большой властью. Независимо от характера отношений с ним, в конфликтных ситуациях его почти всегда вызывают как посредника.

Закупка товара и поездки за товаром Работа в сфере торговли связана с необходимостью стабильно го товарного снабжения покупателей. Поначалу немногие торговцы регулярно выезжали за рубеж. Те, кто открывал свои предприятия позже, закупали товары в основном на возникших к тому времени в Москве и Петербурге оптово-розничных рынках и торговых базах.

Если раньше источники товарных поставок относились к разряду профессиональных тайн, то в 2000-е годы ситуация изменилась, по тому что информация на эту тему стала более доступной: появились профессиональные журналы для торговцев, крупные фирмы так же стали рассылать своих торговых агентов на рынки, предлагая предпринимателям товарные кредиты и прямые поставки товаров за деньги.

На рынок «Ярмарка Восточная» в Петербурге товары постав ляли самые разные отечественные и иностранные фирмы (наибо лее известные — «Procter&Gamble», «Coca-Cola» и «Galina-Blanca»).

Торговцы должны были лишь платить дополнительную плату за доставку товаров. Некоторые из них пользовались такими воз можностями (протокол беседы 2), когда им было удобно. Причем в этом они видели одно из положительных изменений в сфере торговли:

Сейчас просто даже у нас вот здесь вполне могут приехать люди и сказать: — Хотите товар брать на реализацию? Просто надоели сейчас.

Они знают, что ты здесь работаешь. Они могут тебя найти. А вот тогда, [когда я начинал], этого еще не было. Сейчас уже как бы произошло какое-то развитие рынка на самом деле. Уже в кредит очень многие дают. В то время это было практически невозможно. То есть нельзя было прийти на фирму и сказать: — Дайте мне товара в кредит. Они скажут: — А кто ты такой? — Ну, вот мои документы. Нет, никто бы не поверил в это. Поэтому нужны были кое-какие, через жену, но связи, чтобы тебе дали деньги в долг (интервью 4).

Для торговцев, у которых нет помощников, такого рода прямые поставки представляют порой единственную возможность вести дело (это понимают и те информанты, которые сами отказались от таких доставок):

Вот, например, соседний контейнер, [там] женщина работает. Она торгует пельменями, заморозкой. Она тоже одна работает. Ей никто не помогает. Но она нашла три или четыре конторы, они ей возят товар.

Привозят и на реализацию отдают (интервью 4).

Что касается закупки одежды, то здесь ранее часто практикова лись поездки в Польшу, Турцию, Китай и другие страны. Но поездки всегда были связаны с риском и требовали значительных капитало вложений и нагрузки. Поэтому, когда возникли первые оптово-роз ничные рынки в Москве, необходимость ездить за границу на свой страх и риск постепенно отпала. Во всяком случае, в последние го ды с этой целью продолжали выезжать за рубеж только немногие мелкие торговцы, но даже они делали шоп-туры значительно реже, чем раньше. Если в середине 1990-х годов торговец обычно совершал около трех поездок в месяц, то сейчас — не более пяти-шести поездок в год.


При выборе основного места закупки товара роль играют прагма тические соображения: выгода и удобство. Решение в пользу выбора Москвы или Петербурга зависит от того, каким капиталом владе ет торговец и какая нагрузка ему по силам. Закупки в Петербурге предпочитают делать торговцы, имеющие небольшой оборотный ка питал или избегающие больших нагрузок по причине преклонного возраста. Некоторые не хотят постоянно оставлять семью без при смотра.

В случае с определенными видами товаров (например, продукта ми, кассетами) нет необходимости уезжать из дома: все это можно закупить прямо в Петербурге. И хотя на оптово-розничных рынках в Москве представлен более широкий выбор недорогих товаров, на каждую поездку за товаром обычно тратится много денег. Это свя зано с профессиональными требованиями оптовиков, настроенных сбывать одежду в больших количествах:

Предлагают размерный ряд. Одну вещь, конечно, не продадут.

А там в упаковке, допустим, пять рубашек. Они разных размеров. Если даже мне [какой-то] размер не нужен, приходится покупать. Мне одну две рубашки никто не продаст. Размерный ряд идет. То же самое вот эти блузки. По пять штук [продают в упаковке]. Если, допустим, я хо чу две кофты такого размера, мне говорят: — Тогда купи две упаковки.

Потом, конечно, оптовый рынок, там несколько штук никто не продает.

С шапками-то легче. Допустим, я говорю, вот эта и эта расцветочки.

А вот с кофтами и с рубашками сложно, потому что размерный ряд идет одного цвета. Если мне нужны розовые и голубые, надо еще по купать по одной упаковке (интервью 3).

Некоторые размеры одежды пользуются большим спросом, дру гие почти не раскупаются, однако для торговца важно выставлять на продажу полный комплект товаров: когда определенный размер или цвет в ассортименте отсутствуют, торговец автоматически упускает клиентов. Поэтому требование постоянного пополнения товаров от носится к одному из ключевых правил торговой профессии. По этой причине многие стараются закупать упаковки с обувью или одеждой всех возможных размеров, а также непрерывно обновлять витрину недостающими изделиями.

Исходя из этого, существенным фактором в отношениях тор говцев с поставщиками становится способность последних предло жить обширный выбор товаров. В одном из интервью система тическое отсутствие разных размеров в ассортименте было назва но причиной разрыва деловых отношений. Точно так же для тор говца не имеет смысла выезжать в Москву за товаром, если на оптовом складе давно не было новых поставок. Первым шагом на пути установления устойчивых отношений с оптовиками является предоставление ими своего номера телефона. Несколько информан тов подчеркивали, что они имеют номер сотового своего постав щика и в любой момент могут узнать, когда придет новая партия товара.

По оценкам информантов, минимальная стоимость партии това ров в Москве — десять тысяч рублей. Но обычно в столице берут сум мы в размере от двадцати до пятидесяти тысяч рублей. Естествен ным считается закупать как можно больше товаров. Когда торговец покупает мало, другие не воспринимают его всерьез:

Деньги [мы] занимали на закупку. Даже в Москву [мой] муж ездил с таким маленьким бананчиком. Когда встречал на вокзале наших [лю дей вот] с такими [огромными] баулами, все говорили: — Валентин, а где твой товар? Он говорит: — А вот за плечом. На три тысячи [он покупал], летом проще было — оно все тоненькое (интервью 1).

Одна предпринимательница из Ленинградской области иронизи ровала сама над собой:

Сначала познакомились на рынке [с людьми]. Нас отвезли в Апраш ку. Показали, где Апрашка находится (смеется). Мы не знали. Мы никогда не видели. Это сейчас уже кажется [чем-то само собой разу меющимся], а тогда не надо было, в общем-то. Как-то все в магазинах покупалось. Стали потихоньку [торговать на рынке]. Вот такая сумоч ка маленькая [с товаром была у меня тогда] (пытается показать ее раз мер). Сейчас на эту сумочку смотришь в сравнении с тем, что теперь [имеется] (смеется). Как кошелек [она была] (интервью 15).

Где бы ни закупался товар, торговцу удобнее всего найти постоян ного поставщика, так как при взаимодействии с незнакомыми опто виками резко возрастает возможность обмана. В этом случае торго вец также теряет шанс получить скидку в цене или кредит. Кроме того, на крупных московских рынках нужно уметь ориентироваться, в противном случае поиск товаров занимает слишком много време ни. Поэтому большинство торговцев старается сформировать устой чивые отношения с оптовиками, не теряя из виду и другие выгодные места закупки. Те, кто располагает небольшим капиталом, не вызы вает у крупных торговцев интереса как деловые партнеры: оптовики предпочитают иметь дело с теми, кто приезжает регулярно и много покупает. Торговцы, не имеющие большого оборотного капитала, со временем сами часто отказываются от поездок в столицу.

Те, кто ездит в Москву за товаром, делают это, как правило, не менее одного-двух раз в месяц. Информанты из Ленинградской обла сти обычно ездят в Москву на поезде. С целью облегчения процесса закупки, они обычно отправляются в дорогу с родственниками или другими торговцами с рынка.

Во время исследования, когда рабочий день уже был на исходе, одна женщина отказалась от разговора, поскольку планировала сра зу по окончании торговли ехать в Москву. Позже оказалось, что у торговцев в Ленинградской области обычная практика — торговать весь день перед поездкой, чтобы собрать по возможности больше наличности. Некоторые брали взаймы у своих знакомых на рынке.

Возникало ощущение, что каждый рубль в этой ситуации приобре тал повышенное значение.

Сначала торговцы ехали в Петербург (поездка занимает 3 часа), а оттуда до Москвы ночным поездом. Утром они отправлялись на крупный мелкооптовый рынок. В 2003 г. это был чаще всего Черки зовский рынок. Там торговцы посещали своих постоянных постав щиков и искали дополнительно что-то особенное и новое. Вечером они были уже на обратном пути. Причем некоторые по приезде сра зу начинали торговлю.

В качестве альтернативы существовала возможность поехать в Москву на собственной машине или на автобусе. Поездка на ав тобусе, по словам информантов, дороже, чем на поезде, но удоб нее, потому что автобус выезжает прямо из Ленинградской области.

В расчет при этом принимаются соображения сиюминутной выгоды:

многие предпочитают поездки на поезде, поскольку в таком случае, как правило, не приходится доплачивать деньги за большой багаж, как на автобусе или машине.

В общем и целом поездки за товаром представляют собой зна чимый элемент образа жизни рыночных торговцев, способствуя их консолидации. В начале своей карьеры многие имели воз можность проверить свои возможности, когда ездили за товаром в Москву.

Закупка товаров в Петербурге представляется менее рискован ным и утомительным мероприятием. Она возможна практически каждую неделю. Хотя цены в Москве, как правило, ниже, разни ца может быть незначительной. Торговцы находят здесь постоянных поставщиков и не чувствуют себя обязанными закупать большие пар тии товаров.

В случае с мелкими предприятиями эта стратегия оказыва ется вполне рациональной. Торговцы, испытывающие постоянную нехватку капитала, ищут поставщиков, предоставляющих товары на реализацию. Они отказываются также посещать торговые склады, на которых разрешается делать покупки, только начиная от пяти тысяч рублей.

Более или менее прочные отношения с поставщиками способству ют обеспечению качества товаров. Это в свою очередь отражает ся на отношениях с покупателями. Постоянные поставщики неред ко принимают назад бракованные товары. Естественно, отношения торговцев с поставщиками далеко не безоблачны, но, во всяком слу чае, только одна информантка, не имевшая устойчивых отношений с оптовиками, жаловалась, что они не исполняют своих обещаний взять назад брак:

Но брак они очень сложно меняют. С ними надо, я не знаю. Просто уже идешь на обман, говоришь, что дайте мне другой размер. А если скажешь: — Брак. — Нет, не может быть! От брака они как-то старают ся отвернуться. Вот это плохо. Поэтому их уже изучаешь так, думаешь, другой размер или другую расцветку скажешь. Это можно. Меняют.

А как только брак, они могут не забрать. — Не может быть! Бывает что-то вшито неправильно, то ли где-то дырочка там, пропуск. Брака много, конечно. Но им сразу говоришь, что я вот не проверяю. Или вот змейки на куртках. Тоже бывает ничего, а другая не закрывает ся, близко пришита. Говоришь: — В случае чего можно поменять? Так они говорят, поменяют. Как только привезешь и скажешь это, все, на чинаются скандалы. И вот чтоб скандалов не было, говоришь уже:

— Поменяйте на другой размер. (— А мне говорили, что некоторые [оптовики] брак берут). А куда они денутся-то? Но это надо вплоть до ихнего начальника дойти, а чтоб нервы не мотать, и времени нет, так уж говоришь, что дайте мне другой размер. Да, это проще. Самый такой [лучший] выход из положения (интервью 18).

Информанты, которые имели устойчивые отношения с оптовика ми в столице подчеркивали, что их поставщики без проблем прини мают назад бракованные товары:

Даже если вдруг попадается вещь некачественная, берешь оптом, не всегда все проверишь. Мы работаем уже с постоянными нашими по ставщиками, ну, знаем, где мы берем, не один год берем, т. е. у нас не возникает вопросов в обмене некачественного товара. Люди, которые работают на опте, работают так же, как и мы, только в других мас штабах. И если я покупаю постоянно, естественно, мне могут и скидки предоставить, и могут товар поменять. Они заинтересованы в том, что бы я приехала к ним и купила у них. Если там брак, значит человек, который это продал, мне поменяет. Это же не он шил. Он тоже где-то купил. Он сдаст на склад, сдаст производителю. Так что если у нас че ловек купил некачественное и он нам возвращает, мы забираем. А если ходить по рынку кругами и выбирать каждый раз нового поставщика, во-первых, сам не запомнишь, где купил, и тебя не вспомнят. Только остается свои деньги выбрасывать (интервью 12).


Как показывает эмпирический материал, оптовики, имеющие в качестве постоянных покупателей мелких торговцев, не берут на се бя ответственность за брак в том случае, когда речь идет о дешевых китайских товарах. Вероятно, это связано с тем, что такие товары производятся в рамках кустарных производств, не допускающих ни каких квот для брака, как это имеет место, к примеру, с отечествен ными производителями. Наличие такого рода отрицательного опыта заставляет торговцев проявлять повышенную осторожность.

В заключение следует отметить, что в момент открытия собствен ного дела торговец, как правило, только стремится найти поставщи ков. В случае обмана отношения сводятся к минимуму или полно стью прерываются, и предприниматель пытается найти других парт неров, более удовлетворяющих его деловым потребностям. Обычно торговцы имеют двух-трех более или менее постоянных поставщи ков.

§ 2. Стабилизация торгового предприятия:

ценообразование, способы сбыта товаров и формирование постоянной клиентуры Через некоторое время после решения важнейших проблем фа зы открытия торгового предприятия наступает первая стабилиза ция. Она проявляется в рутинизации основных практик торговца, который к этому моменту уже успевает определиться с основными способами сбыта, хранения и транспортировки товаров, сформиро вать более или менее устойчивые отношения с клиентурой. Говоря о практиках сбыта и взаимодействиях с покупателями, центральную роль следует отвести проблеме ценообразования.

При калькуляции продажных цен важную роль играет экономи ческая составляющая. На установление цен в мелкой торговле влия ет общая оценка совокупных расходов, к которым относятся аренд ная плата, ежедневная доставка и хранение товаров на рынке, оплата налогов, выплата зарплат наемным работникам. Исходя из закупоч ных цен, торговцы определяют вначале среднюю стоимость изделий.

Оперирование средними величинами позволяет им рассчитать мини мальную цену на каждую единицу товара. Торговая наценка обычно устанавливается с учетом средней ценовой планки и потребностей торговца в жизненном содержании.

Еще одним фактором, влияющим на процесс ценообразования, является стоимость денег. В процессе российских социальных транс формаций не раз происходило общее обесценивание денежной массы.

Инфляция по-прежнему существует, хотя и ее процент уже не так высок, как раньше. В начале 1990-х годов, напротив, скачкообразное изменение цен было серьезным потрясением повседневной жизни.

Старшее поколение до сих пор помнит советские цены, но на пере ходном этапе социально-экономических трансформаций запомнить их стало практически невозможно: вследствие нескольких денеж ных реформ и гиперинфляции они постоянно менялись. Финансовый кризис августа 1998 г. тоже привел к подорожанию потребительских благ, убыткам у торговцев и конфликтам с покупателями.

Еще одна, наиболее существенная и изменчивая, переменная при установлении цен — колебания спроса и предложения. Положитель ный торговый баланс поддерживается в основном за счет товаров, пользующихся повышенным и стабильным спросом. Товары, кото рые на протяжении долгого времени не раскупаются, представляют собой замороженный капитал, который по возможности стремятся конвертировать в живые деньги, поэтому их продают с незначитель ной торговой наценкой или даже иногда без наценки, в то время как востребованные и практичные вещи сбываются по максималь ной цене.

Особенности установления цен в уличной торговле Торг относится к одному из наиболее интересных обычаев, ха рактерных для уличной торговли. Но, говоря о нем, нужно опреде литься с тем, что мы понимаем под торгом. В данной работе понятие «торга» используется в узком значении, подразумевающем, что це ны уличных торговцев не являются фиксированными, как это обыч но имеет место в других форматах розничной торговли. Здесь цены гибкие и в принципе могут быть снижены путем переговоров поку пателя с продавцом.7 Люди, делающие покупки на рынке, часто не только надеются на возможность скидки, но и нередко сами активно пытаются «сбивать цены».

Следует иметь в виду, что торг имеет определенные границы:

7 К. Гирц использовал расширенную трактовку торга как общего поиска ин формации о лучшей возможности покупки. По его мнению, для базаров харак терен интенсивный торг, при котором вопросы о цене, качестве товаров и разли чиях между ними, как правило, задаются лишь нескольким торговцам, дающим подробные ответы. Экстенсивный торг при этом имеет лишь подчиненное зна чение. В качестве примера экстенсивного торга К. Гирц упоминает торговцев в Рабате, которые работали на окраине базара и сокрушались, что в их лавках все торгуются, а не покупают [169, p. 31–32]. При этом, очевидно, подразумевалось, что торговцы имели дело с большим количеством проходящих мимо покупате лей, желавших только «прицениться».

скидки обычно колеблются в пределах от 20–30 до 100–200 рублей в зависимости от вида одежды. В случае с продуктами торг тоже ограничен. Если торговля осуществляется через уличные киоски, торг практически может отсутствовать. Он происходит чаще на от крытых рынках и в зонах метрополитена, больше располагающих к обмену мнениями между покупателем и торговцем. При покупке мелкого товара (носков, колготок, носовых платков и т. п.) вообще не принято торговаться. Это вызвано тем, что товары уличных торгов цев и без того по сравнению с ценами в магазинах недороги. Именно по этой причине уличная экономика в 1990–2000-е годы играла столь важную роль в повседневной жизни россиян.

Несмотря на указанные ограничения, многие торговцы старают ся регулярно идти на уступки своим покупателям. Используя гиб кую ценовую политику и предоставляя отдельные услуги, они при обретают постоянных клиентов. 8 Торг имеет при этом определенные преимущества как для покупателей, так и для торговцев. Вместе с тем возможность торга в условиях обнищания значительной части населения в начале 1990-х годов, а также после финансового кризи са в 1998 г. могла приводить к столкновению интересов продавца и покупателя.

В мелкорозничной торговле, как правило, речь идет о непосред ственных взаимодействиях продавцов с многочисленными покупате лями, которые в силу недостаточной формализованности отношений в уличной экономике, выражают свою неудовлетворенность ценами, в том числе и в непристойной форме. Торговцы в свою очередь тоже нередко используют обман и уловки с целью увеличения заработков (манипуляции с весом товаров, продажа просроченных и поддель ных продуктов).

Некоторые самозанятые, когда они не хотят делать скидку, утвер ждают, что работают всего лишь в роли нанятого продавца и по этой причине не уполномочены изменять цены. Но даже наемным про давцам хозяева разрешают порой предоставлять скидки на опреде ленные виды товара. Можно предположить, что сама потенциальная 8 В неопубликованной дипломной работе А. А. Буцук [16, с. 63], посвященной изучению потребительских практик секонд-хенда, обращалось внимание на то, что на блошином рынке «Удельная» в Петербурге молодые взрослые предпочи тают не какого-то конкретного торговца, а точку № 25, где продаются наиболее оригинальные вещи по относительно низкой цене. Примерно по тому же прин ципу шла торговля в киосках на Сенной площади, когда люди не знали лично продавцов, но запоминали киоски, где предлагались качественные продукты по наиболее приемлемым ценам.

возможность торга играет довольно существенную роль, способствуя формированию специфической культуры взаимодействия в уличной экономике.

Социальные стереотипы и оценки в отношении товаров, их цен и рынков Некоторые категории товаров устойчиво ассоциируются с обес печением существования, приобретая символическую ценность для потребителей. В России это преимущественно пищевые продукты — хлеб, мука и молочные изделия.9 Цены на предметы потребления, которым приписывается особая социальная значимость, неэластич ны, так что любое их повышение вызывает сопротивление и про тесты общественности. Летом 2003 г. произошло очередное подоро жание муки и хлеба, незамедлительно вызвавшее дискуссию. Офи циальные лица, выступавшие по телевидению и в прессе, пытались заверить население в том, что принимаются решительные меры по регулированию данной проблемы.10 По словам информанта, прода вавшего муку и другие продукты, его покупатели неоднократно вы казывали свое недовольство в связи с данным повышением цен (ин тервью 4).

Социальная значимость цен, судя по всему, проявляется и в отно шении других предметов потребления. Во время исследования, на пример, нам встретились сходные мнения относительно цен на дет скую одежду. Причем эти представления разделяют и сами торгую щие на рынках:

Я иногда понимаю покупателей. — Вот мы хотим. Я говорю: — Я знаю, что вы хотите, но этого или нет, либо там такая цена, за которую никто это не купит. Бывают такие оптовые цены, что блуза на ребенка 8 лет [стоит] 350 рублей, ее там [дают по] три штучки или пять в опте.

Кто ее купит? Некоторые говорят: — А я бы купила и за тысячу и за две. Я говорю: — Вы одна такая. В основном это ширпотреб все. Люди хотят купить рублей за 50 (интервью 1). 9О социально значимых продуктах говорится в статье [78].

10 В 2003 г. правительство Российской Федерации намеревалось сдерживать рост цен на социально значимые товары [94]. Та же проблема обсуждалась и в 2004 г. Однако ее решение, по словам министра сельского хозяйства, требовало введения изменений в российское законодательство, поскольку оно не позволяет устанавливать ограничения для товарной наценки [89]. Эту тему затрагивают также вскользь социологи [104, c. 44].

11 Вероятно, восприятие цен на пищевые продукты для детей тоже не лишено Торговцы, устанавливающие более высокие цены на детские то вары, также подвергаются порицанию со стороны своего окруже ния. Повышение цен на социально значимые предметы потребления может иметь в качестве следствия социальное напряжение, которое находит выход в процессе непосредственных взаимодействий поку пателей с торговцами. Вместе с тем негативную реакцию может вы зывать не только повышение цен, но и низкое качество товаров, осо бенно продуктов питания, оказывающих непосредственное влияние на состояние здоровья.

Распространенные представления о «дешевых» рынках или «де шевых» сегментах конкретного рынка тоже играют роль своеобраз ного ориентира для покупателей. В Петербурге к наиболее привлека тельным рынкам относились (или еще относятся) «Апраксин двор», «Сенная», «Ладожский» и «Звездный». Так называемое «поле чу дес» на рынке города Х раньше занимали белорусские торговцы челноки, выставлявшие на продажу недорогие, но относительно ка чественные товары. В 2003 г. «поле чудес» по-прежнему притягивало к себе основную часть покупателей, привыкших делать там покуп ки. Это наблюдение особенно примечательно, потому что в послед нее время практически не было никакой разницы в ценах между местными и белорусскими торговцами. Однако на 2008 г. ситуация сильно изменилась, поскольку число белорусских торговцев заметно сократилось.

Половозрастные особенности поведения потребителей Анализ экспертного знания представителей уличной торговли позволяет уловить гендерные и возрастные особенности в поведении потребителей.

Женщины-информанты не раз отмечали, что многие покупате ли мужского пола не имеют выраженного желания делать покупки, так что эту функцию берут на себя женщины. В процессе шоппин га мужчинам недоставало прежде всего компетентности. По мне нию одной опрошенной, в отношении покупок мужчины в большин стве случаев ведут себя довольно консервативно и непритязательно.

И это является одновременно преимуществом и недостатком в рабо те торговца:

такой подспудной оценки. Во всяком случае, завтраки и обеды в школах по прежнему дотируются государством.

... мужчины не настолько [часто как женщины] ходят кругами по рынку. Если им нравится, они покупают. У них нет такого: Вот ес ли мне это нравится, я пойду, [несмотря на это, и] посмотрю еще что нибудь. С другой стороны, работая на мужском ассортименте, у меня в основном покупательницы — женщины для своих мужчин. А муж чинам ничего не надо. У них все есть. Разные есть [мужчины], но большинство таких, которым вообще ничего не надо. Женщина про сто покупает ему, договаривается со мной, что если не понравится, не подойдет, поменяем или вернем, и идет домой мерить. Дома она уго варивает мужа, что это именно то, что ему нужно. Может, как-то по другому она делает. Я об этом не знаю. Много таких, что они приходят со своими женами и просто не хотят покупать. Они в плане торговли инфантильны. Они вот привыкли к одежде, которая на них и ничего не хотят менять (интервью 12).

Это оценочное мнение, основанное на профессиональных наблю дениях информантов, требует пояснения. Очевидно, нужно иметь в виду, что покупка таких предметов потребления, как одежды и про дуктов питания, традиционно считается женским делом.12 Но опре деленная пассивность мужчин в их потребительском поведении объ ясняется, кроме того, еще и тем, что в советское время они, судя по всему, сильнее были вытеснены из процесса обеспечения семьи предметами первой необходимости. Исключение составляют различ ные представители номенклатуры, регулярно поставлявшие своим семьям «спецпайки» и имевшие доступ к закрытым магазинам.

Вместе с тем можно предположить, что в рядовой советской се мье участие мужа в процессе покупки потребительских благ не игра ло важной роли, потому что привоз и продажа дефицитных товаров зачастую происходили внезапно и терпеливо выжидались женщи нами.13 По этой причине в советское время обычным было то, что 12 Э. Томпсон указывал, к примеру, что женщины-покупательницы очень часто были инициаторами рыночных беспорядков, потому что «[о]ни также, естествен но, относились к тем, кто был больше всего вовлечен в торговлю лицом-к-лицу, наиболее чувствительно реагировал на ценовые различия и имел больше все го опыта в обнаружении недовеса или низкого качества» [221, p. 115–116]. Этот вопрос также неоднократно обсуждает на страницах своей работы В. Зелизер, указывавшая на то, что закупка предметов потребления для семьи является од ной из основных обязанностей женщин в США [49, с. 78].

13 Процесс покупки потребительских благ в экономике дефицита нередко со провождался замещением одного товара на другой, поиском, отсрочкой покупки или даже отказом от нее. Я. Корнаи описал в своей книге образ действий типич ной покупательницы: «Она может быть не готова согласиться с вынужденной заменой продукта. Вместо этого она предпочла ситуацию 3, а именно поиск в семейным бюджетом распоряжалась женщина, которая решала ос новные проблемы потребления с использованием отношений блата, обмена информацией со знакомыми и занималась внутри- и межсе мейным распределением имеющихся продуктов и вещей. В связи с этим нужно также отметить доминирующую роль женщин в отноше ниях блата, предоставлявших доступ к одежде, продуктам питания и пр., на что указывает в своей работе А. В. Леденева: «Традиционно замужние женщины в России несли большую ответственность, чем мужчины, за поддержание домохозяйства... Во всяком случае, женщины были вовлечены в практики блата, если их мужья не бы ли в состоянии достать предметы первой необходимости. Женщины были более сознательны, что касалось имиджа их семьи и, таким об разом, больше втягивались в процесс добывания объектов престижа.

Они также больше интересовались такими предметами потребления, как модная одежда или товары длительного пользования. В 1970-е годы обладание импортной мебелью для гостиной (так же, как и американскими джинсами для подростков) было общим стремлени ем женщин в Советском Союзе. Большие усилия предпринимались, чтобы принять гостей и проявлять гостеприимность. Гостю предо ставлялись все лучшие вещи: новое постельное белье и лучшая пища, и то и другое, что было трудно достать, хранилось для гостей. Жен щины также, в общем, были более внимательны к обязательствам, долгу, душевному теплу и реципрокности, вступая в межличностные отношения. Все эти повседневные деловые отношения были иниции рованы женщинами и стимулировали их к сетевому взаимодействию.

Другое доказательство, указывающее на то, что женщины были ча ще вовлечены в отношения блата, содержится в данных статистики о структурных аспектах женской занятости в России. Данные ста тистики показывают, что в то время как мужчины занимали места инженеров и рабочих, женщины работали главным образом в тор говле и сфере услуг. Это подталкивало их формировать сетевые от ношения блата» [190, p. 119–121].

Доминирующая роль женщин в обеспечении жизненно необхо других магазинах. Если ей повезет, она найдет говядину во втором магазине, и процесс закупки на этом завершится. Но, возможно, ей придется сделать три, четыре и даже более попыток, прежде чем она вообще найдет говядину;

количе ство магазинов, которые она посетит, зависит от того, насколько она решительна в своем поиске. Часто она слышит, может быть, в первом или втором посещен ном ею магазине, что товар в настоящий момент отсутствует, но что ожидается очередной привоз. На основе такой информации или более раннего опыта она, возможно, решит обождать с покупкой» [188, S. 261].

димых потребительских благ для семьи, которая, очевидно, была усилена повседневными практиками, вызванными устойчивым дефи цитом в СССР, по-прежнему сохраняется. Однако в постсоветский период наблюдаются и положительные изменения: мужчины значи тельно чаще помогают делать покупки, когда, например, речь идет о недельной закупке продуктов на большом городском рынке или в супермаркете. Активное поведение в процессе шоппинга особенно характерно для мужчин, которые сами заняты в торговле или при носят основной доход в семью и распоряжаются им единолично или совместно с женой. То, что молодежные товары — впрочем, так же, как и женские — по сей день распродаются, по наблюдениям торговцев, лучше всего, можно объяснять сохраняющимися с советских времен установка ми на то, что ребенок должен достойно войти в «мир взрослых».

В советский период эти повседневные представления находили свое выражение в том, что покупки для детей дошкольного и младше го школьного возраста делались неохотно, так как обычно считали, что дети быстро растут и могут донашивать одежду своих братьев и сестер или знакомых. В то же время однозначное предпочтение отдавалось вещам для молодежи в возрасте от 15 до 20 лет.

Вследствие дефицита многие люди привыкли носить практичную одежду темного цвета или шить и вязать для себя самостоятельно.

Появившийся в России в конце 1980-х годов журнал «Бурда», в ко тором публиковались выкройки и профессиональные советы, поль зовался по этой причине большой популярностью. В данном случае можно говорить о том, что паттерны потребительского поведения отражают социокультурные нравы и обычаи соответствующего об щества. По замечанию одной опрошенной, поведение потребителей и их вкус в прошедшем десятилетии существенно изменились благо даря преодолению дефицита:



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.