авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ И. В. Ивлева Уличная экономика в повседневности переходного периода: ...»

-- [ Страница 6 ] --

Дилемма найма дополнительной рабочей силы Отношения с наемными работниками находятся, таким обра зом, в тесной связи с рентабельностью предприятия, являясь пер вой предпосылкой для их позитивного характера. Если предприя тие работает без проблем, тогда и наем продавцов, грузчиков и пр.

окупается, а возникающие финансовые затруднения (низкая выруч ка, нехватка оборотного капитала) непосредственно отражаются на выплате зарплат и тональности социальных отношений владельца предприятия и его работников. При регулярном отсутствии торго вой выручки («нулевых продажах») или ее неожиданном сокраще нии продавцы, получающие маленькую зарплату, часто идут на об ман и начинают использовать уловки (небольшое завышение цен на товары, обвес покупателей и др.) с целью получения прибыли. В некоторых случаях кажется, что обе стороны руководствуются в своих действиях стремлением к наживе любой ценой, так что да же при относительной успешности или предприниматель, или про давец все равно склонны к обману. Так, в торговой среде передаются рассказы о приписывании хозяином продавцу необоснованных недо стач или, наоборот, о циничных кражах продавцов. Причем в такой ситуации довольно трудно определить истинного виновника. При плохом развитии событий отношения обычно разрушаются, владе лец предприятия и/или его работник приобретают на рынке дурную славу.

Вторая предпосылка хороших отношений — участие со стороны шефа (проявление вежливости, эмпатии), т. е. существенными ока зываются не только деловые, но и чисто человеческие качества вла дельца предприятия. Последний в свою очередь ожидает от наемно го работника усердия, честности и аккуратности. В уличной эконо мике можно выделить две разновидности найма работников:

1. Среднесрочный наем.

Обычно он служит примером исправных отношений, основанных на взаимной надежности акторов (честность и доверие) и рентабель ности предприятия. Тем не менее такие отношения редко продолжа ются более пяти-семи лет, что вызвано структурными изменениями внутри самой уличной экономики. По этой причине здесь пока что невозможно говорить о долгосрочном найме.

2. Краткосрочный наем практикуется в двух формах:

а) как осознанная стратегия по взаимному согласованию с работ ником, когда он, к примеру, приглашается только на один сезон;

б) как непредусмотренный изначально образец отношений, свя занный с регулярной заменой работников, прежде всего продавцов, потому что предприятие недостаточно рентабельно и / или возника ют проблемы из-за обмана.

Примеры продолжительных позитивных отношений с наемными работниками встречаются в эмпирическом материале не так часто, но они определенно существуют. Владельцы некоторых предприятий порой сами стремятся всякими способами удержать хорошего про давца и стараются идти ему навстречу. При краткосрочном найме, связанном с регулярной заменой персонала, владельцы предприя тий и продавцы нередко оказываются в порочном круге взаимного обмана. Поскольку среди информантов были практически исключи тельно самостоятельные торговцы, владельцы предприятий, они в основном жаловались на продавцов:

... продавец работал, но мы с ней расстались, она меня обманывала, я, во-первых, у меня интуиция развита, я чувствовала. И потом вот эти фокусы с юбками (завышение цен. — И. И.). Я предупредила ее:

— Еще один такой фокус, и мы тихо, спокойно расстаемся. Я не люблю ругаться, драться. И тоже потом что-то было. В общем, расстались тихо, спокойно, стою сама (интервью 3).

Некоторые не могут продавать — стесняются. Некоторые перебар щивают, скажем так: — Ой, там вообще просто замечательно. Люди [от этого] шарахаются. Некоторые сидят молча. Вот у нас продавщица бы ла. Постоянно по нулям. Ничего не продает. У нас много их уже было.

У меня не было. У моей матери. Мать постоянно [нанимает]. У нее и по два продавца было. Вот. А один продавец был, что вообще по нулям всегда. А она вот так сидит, человек подходит, смотрит, она си дит, сидит, ноль внимания. Она говорит, спросят если что: — Можно померить? — Можно. Она сама никогда не предложит померить, или сказать там что-то, что вы ищите [к примеру]. Сам всегда лучше [про дашь]. Один [продавец] и воровал. Вот недавно. Когда? Вчера только, продавец ушел. Ну, она сама сказала: — Давай культурно разойдемся.

Она отработала там. Так она и сама вчера призналась, говорит: — Я хотела, мол, поработать продавцом, чтобы понять, как это. Хочет са ма заняться своим делом, т. е. открыть тоже точку. Да, у нас многие [так делали]. Вот два продавца, которые у нас торговали, сейчас стали работать сами уже. У одной вон вообще точка в крытом рынке (ин тервью 17).

... я почему как бы не хотела продавца, у меня же знакомые есть, вот они как бы себе периодически находят продавцов, чтобы себя немножко освободить от этого дела. И периодически потом выгоня ют. Получается так, что почему-то вот как-то постоянно все продавцы делают одно и то же. То есть махинации заключаются вот в чем: так как нет начальника рядом, допустим, она звонит, говорит: — Ты торгу ешь в субботу-воскресенье, я в воскресенье вечером приеду, посчитаю там тебя. Она значит, что делает. Там пишутся ценники эти липучие.

Она берет, значит, эти [ценники] снимает, наклеивает другие и пишет свою цену. Как правило, конечно, выше. Соответственно что-то прода ется, она кладет себе в карман. Когда она знает, что хозяйка придет в воскресенье, она потом все переклеивает. Но один раз получилось [не так, как она хотела]. Это как бы один из случаев, когда была уволена очередная продавец. Просто она заболела. Простыла и не переклеила все это. Она хотела выйти на следующий день, а так как она просты ла, была с температурой, вышла сама хозяйка. Вот моя подруга (ее деловой партнер). И она говорит, когда достала из сумки и увидела все это, она была в шоке. Да. И вот почему-то с периодичностью все доходят до этого, до этой махинации, все продавцы, именно до такой.

Я поэтому думаю, нет смысла заводить [продавцов] (интервью 11).

Ну, с 1990-го года по 1992–1994-й год у меня был продавец в Пет розаводске. Я от него отказалась. Не отказалась. Я просто уехала. По этому продавец мой перешел к кому-то еще. А здесь, в городе Х, не хочется брать мне продавцов, видя [плохое] отношение. Потом был еще продавец, который обокрал меня, которая вела двойную бухгалтерию.

Вот если вещь стоит 100 рублей, она продает за 110. Мне в тетрадку пишет 100, может даже 90 написать с расчетом того, что она еще что то уступила. Не выходит на работу, пишет себе рабочий день. То есть когда она не выходит на работу, это идет оплата места, оплата камеры хранения и оплата каких-то [других расходов]. Если нулевая продажа, ее суточных (интервью 12).

То, что владельцы предприятий регулярно сталкиваются с подоб ными проблемами, указывает на формирование устойчивого образца негативных отношений с продавцом. Причем первый, как правило, ощущает себя «жертвой обмана». В то же время сложившаяся си туация отчасти объясняется подчиненным положением продавцов в рыночной иерархии и недостаточной оплатой их труда.

На открытых рынках сложилось несколько видов оплаты труда продавцов. Чаще всего они получают от 3% до 10% торговой вы ручки, в зависимости от ассортимента товаров. Хозяева предприя тий выплачивают продавцам установленный оклад или определен ную таксу за каждую проданную вещь. Минимальный фиксирован ный оклад платят по договоренности и в случае отсутствия продаж (например, по погодным условиям: если шел дождь и на рынке не было практически никаких покупателей, или при торговле несезон ным товаром). На рынке города Х продавцы, которым за весь день не удалось ничего продать, на момент сбора интервью часто не по лучали и такой минимальной оплаты.

Вместе с тем зарплата в размере от трех до четырех тысяч руб лей, по мнению информантов, воспринималась продавцами в 2003 г.

как более или менее приемлемая.38 Но обязательные платежи в пен сионный фонд делались владельцами предприятий далеко не всегда, что в будущем создаст их работникам проблемы с пенсионным обес печением. Кроме того, осенью и зимой на улице практически экс тремальные условия труда. И когда владелец предприятия, который сам не продает товар, ожидает, что его продавцы будут работать так же при двадцати градусах мороза, это вполне можно трактовать как случай эксплуатации, потому что, естественно, продавец не получает за это надбавки к зарплате.

Работа продавца, которого, как кажется, могут внезапно уво лить и беззастенчиво эксплуатируют, не дает практически никакой возможности роста — за исключением открытия собственного дела.

Вместе с тем такая работа может подходить для молодых людей, нуждающихся во временном заработке, или для женщин предпенси онного и пенсионного возраста, также ущемленных на официальном рынке труда.

Если в начале 1990-х годов работа на рынке в сравнении с гос сектором воспринималась как привлекательная альтернатива, то в 2000-е годы в связи с некоторой стабилизацией ситуация изменилась:

появилось больше нормально и высокооплачиваемых защищенных рабочих мест в частных фирмах и государственных организациях.

В то же время многие, ушедшие в торговлю из других профессий, уже утратили свою квалификацию и привыкли работать на рынке, а потому не видели для себя альтернативы. Вместе с тем нынешний мировой экономический кризис может опять повысить потребность в таких рабочих местах.

В любом случае владельцы предприятий нередко сами считают, 38 Три тысячи рублей — это минимальная сумма, которую 52% респондентов, по данным опроса ФОМ, назвали в 2004 г. достаточной для обеспечения прожи точного уровня [92]. Таким образом, она совпадала на тот момент с реальным прожиточным минимумом. Но нужно иметь в виду, что зарплаты в государ ственном секторе тоже часто не соответствовали минимальному прожиточному уровню.

что работа продавцов и грузчиков оставляет желать лучшего: неко торые участники исследования рассказывали о недостатке усердия и аккуратности со стороны наемных работников. Те, кто имел неудач ный опыт с продавцами, впоследствии стали принципиально воздер живаться от их найма:

Дело в том, что когда я уезжаю в Польшу, мне приходится полтора суток ехать в одну сторону, даже больше, двое суток в одну сторону, двое суток в другую плюс неизвестное количество времени я прово жу на таможне. Там очередь, проверка, составление деклараций. Есте ственно, за это время я еще должна отдохнуть, потому что физически это тяжело. И плюс еще в Польше товар. Семь дней получается. Семь дней, когда у меня место пустует, если оно выкуплено мною, мне невы годно. Потому что у меня в любом случае каждый день идет оплата этого места, есть я, нет меня. Работаю, не работаю, все равно я за это место плачу. И мне выгодно было взять продавца, чтобы на время моего отсутствия она работала. Но эта выгода оказалась чисто поверх ностной (интервью 12).

Отказ от найма продавцов, очевидно, представляет собой одно из решений дилеммы торговца, связанной с наймом. Другие решения этой дилеммы — краткосрочный и среднесрочный наем. Даже если у владельца предприятия сложились устойчивые отношения с про давцами, это не в последнюю очередь объясняется существенными тратами на выплату зарплат, т. е. торговец ради поддержания отно шений должен поступиться определенной частью своей прибыли.

Владельцы предприятий, сами работавшие ранее как продавцы, обычно более серьезно оценивают возможность найма. Они с само го начала осознают, что работа продавцов окупается далеко не при всяком товарообороте:

Таких продавцов, как я, нет. Это я так шучу. Нет, во-первых, про давец должен идти деньги зарабатывать. Я сама [была] продавец, я работала продавцом и знаю, что это такое. Чтобы ставить продавца, надо товара, чтобы раз в пять больше было. Чтобы человек мог за работать, а здесь [на детском товаре], что может человек заработать, даже если 10% платить. Я под 10% работала все время. Это хорошо, когда кофточка продается в 400 рублей, то ты заработал 40 рублей, а когда продаются шортики за 50 рублей и она заработала 5 рублей, тут я не знаю, сколько процентов надо платить. Эти шортики, например, 50 рублей, но я их купила за 35, [за] 50 продаю, получается 15 рублей сверху, 5 рублей ей, 10 на место пошло. Я считаю, не тот товар. Да и вообще здесь, в городе Х, продавцов по пальцам можно пересчитать, которые нормально [работают], стараются. А остальные [не очень].

В крытом рынке у нас одна продавец хозяйку на 32 тысячи обдурила, сумела. Плюс еще потом с милицией приходила, [говорила] типа того:

— Что ты на меня наезжаешь, что я тебе деньги должна? Так что тут такой народ специфический. Некоторые сами лезут в продавцы, чтобы недостачи [скрытно делать]. Редко-редко, что нормально все (интер вью 1).

Такие предприниматели чаще предпочитают полагаться на ре гулярную неоплачиваемую помощь близких родственников. Таким образом им удается хотя бы отчасти уменьшить трудовую нагрузку.

То, что хозяева порой готовы закрывать глаза на небольшой обман со стороны своих продавцов, если они все равно остаются в прибыли, приводит к коррупции социальных отношений.

Краткие выводы 1. При открытии своего дела в мелкой торговле существенную роль играет наличие социального и экономического капитала. Со циальный капитал зачастую помогает решить не только проблему финансирования, но и обеспечения товарных поставок. На начало 1990-х годов эта проблема была довольно острой. Отношения пат ронажа с сотрудниками рыночной администрации в свою очередь открывают торговцам доступ к лучшим торговым местам и в от дельных случаях позволяют снизить траты на аренду. В то же вре мя формирование собственного экономического капитала является важнейшей предпосылкой рентабельности предприятия и снижает зависимость торговца от его социального окружения.

2. В период стабилизации торговцы обычно вырабатывают соб ственные стратегии сбыта товаров и установления цен. Основными способами сбыта являются продажа 1) низкосортных потребитель ских благ по низким ценам, 2) более дорогих качественных това ров или 3) дорогих и одновременно дешевых предметов потребления.

При этом у торговцев в Петербурге и Ленинградской области мож но обнаружить различные установки при работе с клиентами: одни мыслят экономически, другие чувствительны в социальном плане.

Торговцы первого типа относятся ко всем покупателям одинаково, избегают торга, делая скидки только в крайних случаях. Они пы таются максимизировать прибыль путем расширения сбыта товаров или за счет высоких цен. Торговцы второго типа используют пер сонифицированный подход при работе с покупателями, регулярно делая скидки для определенных категорий клиентов (бедные, зна комые и др.) и повышая цены для других. В этом смысле они пол ностью совпадают с зомбартовским описанием торговца традицион ного стиля. Торг используется ими как способ преодоления дилем мы. Но поскольку торг в целом формирует особую культуру вза имодействия на рынках, торговцы первого типа тоже не могут им полностью пренебречь, как невозможно пренебречь экономически ми составляющими цены (спрос, расходы, себестоимость товаров).

3. То, что торговцы нередко делают скидки для бедных покупа телей, было бы неверно интерпретировать как попытку выиграть в долгосрочной перспективе, завоевав тем самым нового клиента, по тому что торговцу вряд ли выгодно формировать постоянную кли ентуру из малообеспеченных людей, чаще других претендующих на уступки. Это скорее указывает на сохранение в настоящем опреде ленных элементов учения о справедливой цене. В его основу зало жены идеи о том, что, во-первых, предосудительны попытки торгов ца нажиться, когда от этого страдают другие, а во-вторых, что за проделанную работу торговец должен получать лишь необходимое для жизни пропитание (см. главу 1, § 1). Формулировки информан тов, связанные с обоснованием их прихода в торговлю (большинство участников исследования утверждало, что их первым мотивом бы ло обеспечение выживания), также вполне соответствуют духу этого учения. Возрождение этих архаических представлений можно расце нивать как ответ на негативные последствия социально-экономиче ских трансформаций — безработицу и бедность, на грани которой не по своей вине оказались многие люди.

4. Поскольку в маленьком городе торговец чаще сталкивается на рынке с друзьями, соседями и пр., то дилемма при установлении це ны проявляется здесь в более явном виде. Но это не означает, что в большом городе отношения с покупателями полностью аноними зированы и по этой причине здесь невозможно выстроить постоян ную клиентуру. На небольших петербургских рынках торговцы тоже имеют постоянных покупателей, но способами формирования посто янной клиентуры здесь становятся не столько скидки, сколько вы полнение особых заказов для покупателей и в целом поддержание доступных («разумных») цен на товары, служащих своеобразным маркером существующей ситуации на рынке и создающих общую благоприятную атмосферу и доверие в локальном сообществе. Так, хотя отношения на крупных рынках (например, на Сенной площади и «Ладожском»), в отличие от более мелких петербургских рынков, были довольно обезличенными, очевидно, что именно по указанной причине они притягивали к себе большое число покупателей. Прода жа товаров по доступным ценам привела в прошедшем десятилетии к существенному снижению социальной стигматизации торговцев со стороны рядовых потребителей. В то же время невозможно отри цать, что в условиях большого города существует больше возмож ностей для злоупотреблений — продажи поддельных товаров, обвеса и других способов сбыта, с помощью которых отдельные торговцы наращивают свою прибыль.

5. Следует отметить, что на любых рынках, как правило, форми руются устойчивые отношения между владельцами различных пред приятий и продавцами — своеобразная рыночная общественность, которая осуществляет социальный контроль над уровнем цен. В ре зультате цены в определенной степени влияют на отношение к тор говцу и его статус внутри торгово-рыночного сообщества. Так, не только заниженные цены могут вызывать недовольство конкурен тов, но и завышенные цены могут восприниматься с осуждением.

Это происходит не только потому, что такие цены могут «отпуги вать» потенциальных покупателей, но еще и потому что сами тор говцы выступают в роли потребителей, периодически совершая по купки у своих коллег.

6. В общем, можно говорить о том, что дилемма торговца при установлении цены связана с попытками постоянного ценового ла вирования. В некоторых случаях она не выражена резко. Однако, как это следует из эмпирического материала, дилемма может возни кать не только на уровне отношений с покупателями, но и с другими акторами — представителями власти, наемными работниками, сосе дями по рынку и т. п. Из анализа отдельных случаев следует, что проблемы обычно возникают в каком-то одном из этих измерений.

И, как предполагали авторы концепции, в России дилемма торговца сильнее проявляется в отношениях с формальными и неформальны ми институтами власти.

7. Кроме того, можно констатировать частичное изменение мо тивации торговцев в процессе рыночных реформ. Если изначально мотивом большинства участников исследования была идея выжи вания, то впоследствии торговцы-предприниматели все чаще стали стремиться к увеличению прибыли. Это объясняется в том числе и общим ростом расходов. Вместе с тем в условиях жесткой фраг ментации бизнеса на малый, средний и крупный и оттеснения улич ной экономики преобладающей в мелкой торговле становится мо дель устойчивого воспроизводства, подразумевающая ориентацию акторов на поддержание стабильности и устойчивости предприятий.

В таком случае невозможно говорить, что торговец «еле-еле сводит концы с концами», поскольку ему как раз удается разнообразить и улучшить потребление семьи, однако он, как правило, не стремится расширить свое предприятие.

8. При расширении предприятия ключевым становится вопрос о найме продавцов и приобретении новых торговых мест. Если торго вец-предприниматель не нанимает помощников, он испытывает хро ническую усталость и его предприятие работает не на полную мощ ность. В моменты отдыха торговля приостанавливается, но при этом, как правило, все равно приходится платить аренду. В то же время использование труда наемных работников подразумевает существен ные финансовые затраты. Наем оправдывается лишь в том случае, если имеется солидный товарооборот и владельцу предприятия уда ется поддерживать отношения доверия с персоналом. В противном случае невысокая зарплата служит для продавцов поводом к обма ну хозяев и покупателей за счет завышения цен и пр. Если вдобавок к этому сам владелец предприятия уклоняется от оплаты налогов, в случае воровства продавцов он вряд ли станет обращаться в ми лицию [ср. 88, c. 40]. Таким образом, при найме важен не только вопрос оплаты труда, но и проблема взаимного доверия. Небольшие семейные предприятия представляются лучшим решением дилеммы найма, что, однако, возможно, не для всех. Кроме того, работники семейных предприятий, которые тоже не застрахованы от подрыва доверия, нередко подвергают себя самоэксплуатации.

Глава Динамика уличной экономики Уличная экономика представляет собой один из наиболее дина мичных сегментов торговли. Она показывает разнообразные изме нения, которые можно проследить на примере отдельных предприя тий и розничной торговли в целом. Одним из важных аспектов раз вития уличной экономики является государственное регулирование, в частности, отсутствие на момент начала реформ налогового за конодательства, соответствующего условиям рыночной экономики, и его последующая нестабильность. Но и без того мелкие торгов цы то и дело оказываются перед необходимостью преобразований.

У них широко распространены смена ассортимента и местоположе ния. Рассматриваемые в данной главе как отдельные изменения, в действительности они часто идут рука об руку и могут привести за собой дополнительные новшества (например, новое распределение обязанностей внутри предприятия, новое партнерство и т. п.).1 Ана лиз литературы и полученного автором эмпирического материала позволяет проследить, какие изменения произошли и что осталось по-прежнему в сфере торговли и повседневной жизни по сравнению с советским временем.

§ 1. Борьба с нестабильностью:

развитие проблемы налогов Неформальность торговцев на переходном этапе, повлекшем за собой моменты беззакония и всеобщей неразберихи (социальной ано мии), нельзя воспринимать как преднамеренное преступление зако нов. Когда прессинг различных проверяющих служб возрос, многие 1 Несмотря на то, что Й. Шумпетер не придавал большого значения торговле, он все же причислял к предпринимательским действиям все изменения в коммер ческих комбинациях: поиск более выгодных товарных поставок, более дешевого товара, новых мест сбыта [207, S. 213–214].

торгующие стали официально регистрироваться как индивидуаль ные частные предприниматели. Со временем официальная регистра ция предприятия и уплата налогов стали если не жесткой необхо димостью, то некоторой предпосылкой для более стабильной рабо ты и последующего расширения торговли. Чем позднее открылось предприятие, тем больше вероятность, что оно было с самого на чала официально зарегистрировано. Поскольку не вполне оформив шаяся налоговая система все еще оставляла желать большей эффек тивности2, имели место различного рода неформальные отношения.

Прежде чем более подробно остановиться на проблеме налогообло жения в Петербурге и Ленинградской области, следует охаракте ризовать формы торговли в континууме между формальностью и неформальностью, выявляемые на основе данных интервью и на блюдений:

1. Неформальная торговля с рук в пешеходных зонах, около рынков, станций метрополитена и дорог. Обычно она ведется так называемым «торговым пролетариатом» — старушками и женщинами среднего возраста, не располагающими оборотным ка питалом. Такая мелкая уличная торговля распространена до сих пор.

Зачастую ею занимаются по случаю для получения дополнительно го заработка и поддержания скромного существования. Очевидно, что этот вид торговли связан с наибольшей нестабильностью и неза щищенностью: торговцы не имеют предпринимательских докумен тов, лицензий качества на товары и обычно не платят никаких нало гов — за исключением неофициальных выплат сотрудникам ближай шего отделения милиции. Данный вид неформальности характерен в большей степени для торговцев, представляющих модель выжива ния.

2. Неформальная торговля внутри рынков, при которой, как правило, выкупается и / или постоянно арендуется торговое ме сто. Данная форма торговли была широко распространена в 1990-е годы, а теперь возможна скорее только в том случае, если сотруд ники рыночной администрации закрывают глаза на отсутствие у торговцев формальной регистрации в качестве предпринимателей и осуществляют над ними патронаж. В некоторых случаях они пред лагают неформальным торговцам свою защиту и информируют их о предстоящей проверке налоговой инспекции.3 В то же время, когда 2 Поначалу существовала, например, проблема координации полномочий меж ду федеральным центром и регионами [86;

87, c. 17–18;

88].

3 Ранее автору приходилось писать о рынке, который милиция никогда не про налоговые инспекторы появляются на рынке внезапно, это стано вится личной проблемой торговца, у которого могут конфисковать товар и потребовать штраф.4 В настоящий момент возможности ве сти такую торговлю на рынках Петербурга сокращаются, так что торговцы зачастую вынуждены приспосабливаться к меняющимся условиям. В администрации рынков от них, как правило, сразу тре буют наличия предпринимательских документов.

В связи с этим торгующие порой идут на формирование особых отношений партнерства со своими коллегами, уже имеющими пред принимательские документы. В этом случае они выплачивают часть налогов по устной договоренности своему партнеру и таким образом узаконивают свою деятельность. Такое партнерство особенно харак терно для торговцев из ближнего и дальнего зарубежья, сотруд ничающих с более интегрированными в российское общество род ственниками или земляками. Также возможен поиск партнера среди местного населения. Продавщицы у торговцев с Кавказа нередко иг рают фиктивную роль владельца предприятия, в действительности же только позволяя зарегистрировать торговое предприятие на свое имя.

Для тех, кто привык вести несанкционированную торговлю, неформальность, представляющая собой порочный замкнутый круг, из которого трудно вырваться, становится нормой. С одной сторо ны, структуры чисто неформальной торговли на рынках крупных российских городов все более жестко подвергаются оттеснению. С другой стороны, закрытие рынков приводит к тому, что бывшие ры ночные торговцы перемещаются в пешеходные зоны с неупорядочен ной торговлей. веряла. Это обстоятельство объяснялось тем, что якобы кто-то из сотрудников рыночной администрации имел влиятельных родственников в муниципальных органах [52, c. 294].

4 В 2000 г. на рынке «Лужники» также можно было видеть, что такого ро да неформальность была характерна и для многих московских мелкооптовых и мелкорозничных торговцев. При неожиданном появлении «налоговиков» мно гие из них в спешном порядке свернули свою деятельность. В итоге один из крупнейших рынков столицы оказался полупустым. При этом основные выпла ты торговцы делали в пользу сотрудников рынка: за право продавать вещи с грузовой машины они платили 5000 рублей в день (из дополнительных эмпири ческих материалов). Очевидно, что эти выплаты существенно превышали размер официальных налоговых сборов.

5 Описанная в одной из наших статей группа неформальных «вечерних тор говцев» распалась после реконструкции рынка в 1999 г., так как служащие ры ночной администрации отказались предоставлять им места в вечернее время [52, 3. Полуформальная торговля подразумевает, что торговое предприятие как минимум официально зарегистрировано, но нало ги выплачиваются нерегулярно или не в полном объеме. Ведение полуформальной торговли может носить кратковременный или си стематический характер. Модель кратковременной полуформальной торговли формируется, когда торговцу не удается достичь успеха и устойчивости и его предприятие находится в ситуации неопределен ности, связанной, например, с реконструкцией или закрытием рын ка, когда торговые места заново перераспределяются или полностью утрачиваются. В таких ситуациях торговцы нередко возвращают свое предпринимательское удостоверение в налоговую инспекцию и при благоприятном стечении обстоятельств забирают его обратно.

В случае систематического ведения полуформальной торговли речь идет о сознательном уклонении от налогов относительно успеш ных торговцев с целью максимизации прибыли, что характерно для предпринимательской модели. При такой разновидности торговли, которая находит все большее распространение в последние годы, обычно используют определенные уловки при подготовке налоговой отчетности и в процессе самой торговли. На рынках формируется своего рода сигнальная система, которая позволяет избегать нало говых проверок. Так, на «Ярмарке Восточной» торговцы сообща ли друг другу о появлении сотрудников налоговой службы. Летом 2003 г. налоговая полиция приехала на рынок с целью проверить кон тейнер с мясными продуктами (из дневника исследования). Несколь ко торговцев стали торопливо закрывать свои контейнеры, пытаясь таким образом избежать проверки. Чуть позже они немного успоко ились, радуясь тому, что не стали «жертвой» контроля. Во всяком случае, внимание к контейнеру с мясными продуктами они иронично объясняли тем, что якобы проверяющие «тоже хотят кушать мясо».

4. Формально санкционированная торговля предполагает наличие у торговца официальной регистрации в качестве частного предпринимателя, своевременную оплату всех налогов и соблюдение правил торговли. Вопрос о том, как много торговцев на законных основаниях ведут свое дело, остается открытым. Результаты данно го исследования говорят о том, что такие предприятия определенно существуют. В Петербурге два информанта утверждали, например, что они работают, как положено. В Ленинградской области таких c. 295]. В результате самые стойкие торговцы из этой группы стали вести свою деятельность около станции метро.

людей набралось уже пятеро. То, что большинство продавцов на «Ярмарке Восточной» спокойно продолжало работать при появле нии на рынке проверяющих, указывает на то, что им в принципе было нечего скрывать. Вместе с тем самая главная проблема, не позволяющая считать многие предприятия на сто процентов «чисты ми», обычно связана с несоблюдением правил торговли: отсутствием ценников на каждом отдельно взятом изделии, голограмм на кассах и пр. В то же время любое, даже самое мелкое, нарушение может повлечь за собой санкции в виде крупных штрафов.

Налоговый режим в Петербурге и Ленинградской области Практика налогового регулирования, затрагивающая прежде всего способы налогообложения, организацию и осуществление кон троля представителями налоговой инспекции, имела явные различия в Петербурге и Ленинградской области. В 2003 г. для мелких тор говцев действовали следующие режимы налогообложения: «упро щенная система налогообложения» (УСН) в Петербурге и «единый налог на вмененный доход» (ЕНВД) и УСН в Ленинградской об ласти.

В отличие от «общей системы налогообложения», предпринима тели, которые подпадали под действие особых налоговых режимов, были освобождены от уплаты налога на добавленную стоимость, на лога с продаж, налога на имущество предприятия, подоходного на лога. Кроме того, они не должны были платить единый социальный налог за себя и своих работников, но вместо этого оплачивали обя зательное социальное страхование. На момент исследования в Петербурге действовал только упро щенный режим налогообложения, при котором взималось либо 6% от дохода, либо 15% доходов, уменьшенных на сумму деловых рас ходов.

Введение упрощенного налога имело своей целью упростить под готовку налоговой отчетности. Хотя налоговая нагрузка на тор говцев в этом случае возрастала, она оставалась в принципе по сильной. Тем не менее, информанты в Петербурге резко критико вали УСН, потому что им приходилось платить существенно боль ше, чем при ЕНВД. Поэтому после установления УСН в Петербурге 6 Подробнее об упрощенном и едином вмененном налоге см.: [57;

58].

предприниматели больше склонялись к тому, чтобы уклоняться от налогов:

Налог сейчас платится тоже не хилый, потому что от касс все зави сит. Совсем недавно вот был налог нормальный, платил независимо от того, сколько набил по кассе. Платил единый вмененный налог, [так] он назывался, т. е. там ты знал, что ты плотишь и сколько ты по кассе набьешь, неважно. Сейчас вот привязали к кассе, но я думаю, сейчас губернатор поменяется, и опять изменят это, опять введут вмененный налог, потому что вмененный налог он как бы для всей России. Во всей России он есть, а в Питере сейчас его нету, потому что там что-то Законодательное собрание не приняло, потому что в декабре в нем не было кворума там чего-то такое. Выборы же были. И они не приняли эту вмененку перед Новым годом. Сейчас такие контейнеры находятся на упрощенке. Это 6% от того, что ты набил по кассе. На самом де ле это много. Приходится по кассе бить очень мало. А это опять же рискуешь (интервью 4).

В Ленинградской области, напротив, ЕНВД продолжал по-преж нему действовать вместе с УСН, но торговцы неизменно предпочи тали оплачивать единый вмененный налог. Этот налог предполагает оплату заранее установленной суммы отчислений. Он рассчитывает ся, исходя из ожидаемого дохода, на основании трех коэффициентов (К1, К2 и К3) и базового дохода, который составляет 6000 рублей для стационарной и нестационарной торговли с прилавков и лотков.

Ожидаемый доход рассчитывается с учетом коэффициентов и фи зических индикаторов. Затем из него высчитываются подлежащие оплате 15% единого налога. По словам информантов в Ленобласти, в 2003 г. они платили каждый месяц от 600 до 900 рублей в зависимо сти от вида продаваемых товаров. Что касается упрощенного налога, то в данном случае может быть дана только примерная оценка его величины.

Некоторые участники исследования в Ленинградской области утверждали, что в 2003 г. было практически невозможно зара ботать более тридцати тысяч рублей в месяц. Если исходить из того, что торговцы-предприниматели в Петербурге зарабатывают больше, то можно предположить, что они зарабатывают в сред нем не меньше сорока тысяч рублей в месяц. При 6-процентной ставке упрощенного налога торговец должен был оплатить рублей налогов в месяц, что заметно больше, чем при оплате ЕНВД. При 15-процентной ставке налога сумма отчислений соста вила бы 6000 рублей, уменьшенных на величину деловых расходов, так что окончательная сумма выплат была бы ниже шести тысяч.

В то же время нужно иметь в виду, что арендная плата в Петер бурге в 2003 г. в среднем составляла от 2500 рублей до 8500 рублей и выше, не говоря о первоначальном выкупе мест и дополнительных сборах на реконструкцию или замену прилавков и палаток. Наряду с тратами на зарплату продавцам арендная плата, следовательно, представляет собой самую большую статью расходов у мелких тор говцев.

При обсуждении проблемы налогов информанты путались и вы глядели недостаточно убедительными. Это указывает на то, что им не только не известны все тонкости российской налоговой системы, но у них также отсутствует уверенность в правильном понимании относительно простых вещей. Одна предпринимательница из Ленин градской области сказала, что она попросту платит ту сумму отчис лений, которая установлена. Каким образом рассчитывается налог, она даже не хочет вникать (интервью 15).

Процедура официальной регистрации торгового предприятия, по оценкам опрошенных, довольна проста, но она подразумевает опре деленные временные затраты, связанные с тем, что начинающий предприниматель должен встать на учет в различных ведомствах.

В 2003 г. формальная регистрация торгового предприятия стоила 300 рублей. Двумя годами ранее регистрационный сбор был ниже.

Чтобы получить предпринимательские документы, торговцу необхо димо было написать заявление, представить свой паспорт и несколь ко фотографий. При продаже продуктов питания требуется также наличие действующей санитарной книжки для самого предпринима теля и его работников.

Однако нужно отметить, что налоговые отчисления имеют тен денцию к постоянному увеличению. В налоговую систему также по стоянно привносятся большие и маленькие изменения. С течением времени для оплаты ЕНВД были установлены единые ставки базово го дохода, которые до этого, очевидно, более или менее произвольно устанавливались самими налоговыми инспекторами. В 2005 г. при оплате УСН был запланирован всеобщий переход на 15-процентную ставку налога, так что многим торговцам предстояло провести оче редное преобразование внутри предприятия.

Организация и осуществление контроля Для Петербурга и Ленинградской области также были характер ны различные механизмы контроля.

В то время как сотрудники налоговой инспекции на рынке в го роде Х обычно работают довольно гибко, проверки в Петербурге носят более жесткий, стигматизирующий характер. В прошедшем десятилетии на рынках Петербурга можно было наблюдать сцены задержания сотрудниками ОМОНа торговцев, преимущественно с Кавказа или из Средней Азии, которых фактически на виду всей общественности избивали резиновыми дубинками в служебных ав тобусах. Еще чаще можно было увидеть облавы милиции, при ко торых неформальные торговцы — в том числе женщины пожилого возраста — грубо и бесцеремонно разгонялись с занятых ими мест в пешеходных зонах. Встречались случаи превышения полномочий и злоупотреблений со стороны сотрудников правоохранительных ор ганов. Поскольку представители налоговой службы в Ленинградской области уже неплохо знакомы с формально зарегистрированными предпринимателями местного рынка, они не требуют от них каж дый раз педантично все документы:

У нас никто не отменял тетрадку. Но никто ее и не требует. Тетрад ка потребуется, если какая-то проверка: захотели проверить. Раньше я все документы с собой носила, а сейчас я практически их не ношу, потому что меня как предпринимателя знают. Те, которые ходят и про веряют, знают уже. Врать не врать мне, они все знают. Там придут, проверят все на компьютере. Что бы я тут ни рассказывала, они меня знают (интервью 1).

В Санкт-Петербурге, напротив, отношения торговцев со служа щими налоговой инспекции более анонимны. Поскольку в большом городе имеются самые разные инстанции и ведомства, то и чис ло проверяющих существенно больше. Механизмы контроля также представляются менее четкими и прозрачными. Помимо рыночной администрации и налоговой инспекции торговцев могут проверять и представители пожарной охраны, органов санитарно-эпидемиологи ческого контроля, милиции. Отдельные представители власти, осна 7В соответствии с результатами количественного опроса мелких предприни мателей только 0,5% из них были уверены в том, что смогут отстоять свои права вопреки воле региональных властей. 50% сталкивались в своей практике с про тивоправными действиями чиновников [26].

щенные казенной экипировкой (униформа, удостоверение, служеб ная машина), устраивают проверки по собственному усмотрению. По этой причине на «Ярмарке Восточной» каждый торговец с некото рых пор имел «журнал проверок», в котором проверяющие должны были делать записи об основаниях и результатах проводимой про верки и который таким образом служил защитой от произвола чи новников.

Организация и осуществление контроля Большой город Маленький город (Петербург) (Ленобласть) 1. Более высокие требования к 1. Гибкие методы работы на предпринимателям, вызванные логовых инспекторов (лич бюрократическим гнетом ностный подход при работе с предпринимателями) 2. Массивный и стигматизирую- 2. Мягкие методы работы с щий контроль (произвол чинов- неформальными торговцами ников и милиции) (предоставление кратковремен ных разрешений на торговлю) 3. Ограниченное время приема в 3. Беспрепятственное обслужива налоговой инспекции при боль- ние в налоговой инспекции шей численности предпринимате лей Требования, выдвигаемые к самим предпринимателям в Петер бурге, также существенно выше, чем в Ленинградской области. Для успешного прохождения налоговой проверки торговцы должны не только иметь наготове все необходимые документы (предпринима тельское удостоверение, справки об уплате налогов, сертификаты качества, накладные и пр.), но также соблюдать многочисленные торговые правила. Так, торговцы на «Ярмарке Восточной» должны были ежемесячно проводить технический контроль кассовых аппара тов за отдельную плату и иметь специальные голограммы на кассах, которые нужно было оплачивать ежеквартально. Однако указания о голограммах соблюдались далеко не всеми. Кроме этого, строгим взысканиям предприниматели также подвергаются из-за отсутствия ценников на каждом изделии, поскольку это требование то и де ло вступает в противоречие с характерным для уличной торговли обычаем торга, подразумевающим наличие гибких способов ценооб разования. Тем более что и в супермаркетах этому правилу тоже во многих случаях не следуют, что порой создает путаницу с ценами.

При осуществлении неформальной и полуформальной торговли налоговые проверки представляют для торговцев основной риск, по тому что взятие с поличным влечет за собой серьезные санкции (налоговый иск, штрафы и конфискацию товара). В качестве аль тернативы возможны неформальные договоренности с чиновниками из налоговой инспекции или милиционерами, потому что по сравне нию с налоговыми санкциями они воспринимаются торговцами как «меньшее зло». Но эта проблема может возникать в случае контроля снова и снова.

Примечательно также и то, что налоговые проверки как в Петер бурге, так и в Ленинградской области, в общем, никогда не являются сплошными, но только выборочными. Это приводит к тому, что де ятельность далеко не всех торговцев как налогоплательщиков под вергается официальному учету.8 Именно в этом проявляется неэф фективность налоговой инспекции, которая попросту теряет своих клиентов.

Функционирование налоговой службы Налоговая инспекция в Петербурге и Ленинградской области ра ботает по-разному, что объясняется несопоставимой численностью предпринимателей в большом и маленьком городе. В Петербурге нужно затратить немало времени для того, чтобы представить в на логовую инспекцию бухгалтерскую отчетность. Это вызвано тем, что обычно для предпринимателей предусмотрены довольно ограничен ные приемные часы: так, например, в налоговой инспекции Невского района только два приемных дня.

В конечном счете налоговая служба зачастую оказывается пере полненной предпринимателями, желающими подать налоговую де кларацию или же задать какие-то вопросы. Причем часто они не получают никаких дополнительных разъяснений и инструкций. По этой причине предприниматели, сильные в финансовом отношении, нанимают на несколько дней бухгалтера, который берет на себя всю нагрузку, связанную с оформлением налоговой отчетности.

8 По некоторым данным, торговцы на одном из рынков в Ярославле платят все налоги непосредственно в администрацию рынка [226, S. 177]. По словам неко торых информантов, в Петрозаводске торговцы тоже оплачивали налог даже за отдельные дни в сберкассе. Это означает, что в организации контроля имеют место региональные отличия.

В Ленинградской области сложилась более благоприятная ситу ация. Во всяком случае, налоговая инспекция функционирует бес препятственно:

У нас оформить предпринимательство можно в три дня. Нигде, никому и ничего [не нужно «давать на лапу»]. Это просто зависит от твоей быстроты. Дается десять дней, но можно за три дня сделать.

Все сидят на месте и не так это дорого. Ты платишь сто рублей в ре гистрационную палату, это минимальная оплата (взнос 2001 г. — И. И.).

Я считаю, что это очень легко. Я вот, когда по телевизору показыва ют, [удивляюсь]: Может, это те, у которых магазин, что они там хо дят? Некоторые говорят, что и в Питере немножко посложнее. Вот, например, когда мы ссуду брали, нужно было обязательно предста вить справку, что у меня нет задолженностей по оплатам. Я вот сейчас пришла, мне через пятнадцать минут эту справку сделали. В Питере, оказывается, у нас были некоторые питерцы раньше, так вроде там неделю или три дня ждать. У нас нормально в этом плане, спокойно все (интервью 1).

В результате неожиданного изменения в налоговой системе в 2002 г. оказалось, что многие предприниматели, оплатившие вперед единый вмененный налог, заплатили больше, чем следовало. Это вы звало их явное недовольство,9 а также показало, что законопослуш ность в России не только не ценится высоко, но может даже повлечь за собой убытки.10 Сильное разочарование по этому поводу выра жали информанты, которых следует относить к категории наиболее законопослушных:

Единственное, что нас, предпринимателей, обманывают хорошо.

Очень хорошо [обманывают тех], кто по документам [работает]. Так вот. В том году мы переплатили шесть тысяч. А в этом году вот она (дочь информантки) только в пенсионный фонд переплачивает, ну, как плотит. А так вот, слава богу, что какой-то [человек] нашелся, подняли этот вопрос, чтобы возвратили эти деньги, а вообще не хотели воз вращать. Вот так. Обман. Обманным путем налоговая работает. Об манывает народ и все. Вот шесть тысяч мы переплатили. Почему мы переплатили? Почему там единиц столько и они ничего не делают, что бы нам лучше было? Почему [вы думаете] человек вот здесь работает, так потому что жить не на что (интервью 14).

9 Об этом говорится также в статье [111].

10 Основной вывод работы Э. Панеях о мелких предпринимателях состоит в том, что формальная регистрация приносит с собой почти исключительно уве личение расходов и гнета контролирующих инстанций [86].

Перерасчета этого налога в Петербурге было добиться трудно, практически невозможно. Некоторые предприниматели оказались в замкнутом круге бюрократических процедур и проволочек.

Хотя налоговые инспекторы, очевидно, загружены работой, тем не менее регулярно возникают нарекания по поводу их вежливости и непредвзятости. Многие предприниматели испытывают трудности при заполнении налоговых деклараций и регулярно делают ошибки.

Грубость сотрудников инспекции стала настолько обычным явлени ем, что она часто не вызывает удивления, однако некоторые законо послушные предприниматели чувствуют себя оскорбленными.

Очевидно, что посещение налоговой инспекции в крупном городе, в отличие от малых населенных пунктов, где все ведомства обычно располагаются неподалеку друг от друга и численность предприни мателей сама по себе меньше, сопряжено с бльшими временными за o тратами, которые существенно возрастают из-за недостаточной эф фективности в работе налоговой инспекции. Причем основная про блема состоит в нескоординированности усилий различных проверя ющих инстанций, контроль которых в целом не случайно называют прессингом.

Причины неформальности и уклонения от налогов в уличной торговле Зачастую торговцы имеют плохой опыт общения с чиновника ми. Это обстоятельство приводит к тому, что даже необходимость простого посещения налоговой инспекции вызывает у них чувство протеста. В то же время сотрудники администрации рынка, обычно связанные с представителями «охранной индустрии», выступающей как альтернативный институт власти, наряду с государством изыма ют у торговцев значительные денежные поступления.11 В результа те многие предприниматели не видят разницы между официальны ми сборами (налогами) и неофициальными поборами (необоснованно высокой арендной платой, завышенными взносами за выкуп места или замену палаток). По этой причине налоги и платы коммерческим структурам можно обозначить как прямые и непрямые налоги.12 Ес 11 В. В. Волков указывает на наличие конкуренции за сбор налогов между го сударством и коммерческими охранными структурами [22, c. 241–242, 256].

12 Социологи, специально занимавшиеся проблемой налогов, также подчерки вают эту особенность в восприятии налогов и прочих плат мелкими предприни мателями [11, c. 122;

88].

ли на практике реально существует возможность избежать государ ственного контроля, то власти рыночной администрации торговцы, как правило, практически безоговорочно подчиняются. Одновремен но возникает искушение игнорировать налоговые претензии со сто роны государства.

При этом зачастую вопрос состоит не в том, что налоги действи тельно «слишком высоки»: различные выплаты в администрацию рынка оказываются существенно выше официальных налоговых от числений.13 Но формальная регистрация предприятия влечет за со бой дополнительно бюрократическую волокиту, которой стремятся избежать многие торговцы, не успевающие разобраться с постоян ными изменениями и нововведениями в налоговой системе. Недоста точная стабильность и простота в правилах игры, делающие воз можным двусмысленное поведение чиновников, усугубляют общую ситуацию.

Неформальные торговцы, которые колеблются при решении во проса о государственной регистрации своего предприятия, имеют до вольно скудную и искаженную информацию о налогах. Обществен ная дискуссия и резкая критика налогового законодательства укреп ляет их установку на отказ от формализации торговой деятельности.

Торговцы, ориентированные на обеспечение скромного существова ния и уже получающие пенсию или работающие параллельно на низ кооплачиваемой работе, не имеют особой мотивации к официальной регистрации своего дела. Это объяснятся тем, что они уже и без того имеют стаж. Для других торговцев, наоборот, стремление обеспечить себе в будущем пенсию становится важным мотивом для регистра ции.

Торговцам из ближнего и дальнего зарубежья, зачастую не име ющим вида на жительство в России, автоматически отказано в реги страции предприятий. Эта проблема имела место в случае с петер бургскими афганцами, которые, тем не менее, отстаивали свои инте ресы по принципу стратегической группы: они основали несколько афганских земляческих организаций с целью представлять свои ин тересы перед государственными инстанциями. Среди афганцев Пе тербурга, которым поневоле пришлось заниматься торговлей на рын ках, можно было встретить высокообразованных людей, получив ших в России престижное университетское образование. После сме 13 Если иметь в виду, что многие предприниматели не проводят различия меж ду официальными и неофициальными выплатами, то, в общем, налоги, включа ющие и то и другое, оказываются действительно высоки.


ны власти многие из них не смогли вернуться на Родину, но столк нулись с проблемой продления права на пребывание.

Благодаря организованному представительству интересов аф ганцам удалось хотя бы отчасти решить свои проблемы и заста вить представителей администрации на рынке «Апраксин двор»

считаться с их проблемой. В то же время вопрос о праве на пребывание исчезал сам собой при вступлении в брак с лицами, имеющими российское гражданство (дополнительные эмпирические материалы).

На рынке города Х проблема неформальной торговли до само го недавнего времени решалась посредством оплаты краткосрочных разрешений на торговлю. Приходившие на рынок сотрудники на логовой инспекции выписывали такие разрешения на два-три дня или даже на неделю. Торговцы платили в этом случае порядка 30– 60 рублей. Характерно, что информанты то и дело называли эти раз решения штрафами что, с одной стороны, кажется неверным, потому что штраф, как правило, не дается с расчетом на несколько дней.

Но, возможно, что при проверке из Петербурга эти разрешения в глазах представителей петербургской налоговой инспекции автома тически утрачивали свою силу. Поэтому их одновременно называли штрафами.

В целом вопрос об оплате налогов непосредственно увязывался информантами с проблемой деловых расходов. Хотя участники ис следования очень резко критиковали налоговую систему, они удиви тельным образом сдержанно высказывались об отношениях со слу жащими рыночной администрации: торговцы нечасто даже говори ли о том, что арендная плата высока, хотя некоторые из них явно так думают, и тем более они не пытались представлять свои интересы на каком-либо уровне.

В то же время на рынке, обследованном в Ленинградской обла сти, одна небольшая группа торговцев отказалась оплатить прилав ки после реконструкции рынка. Это были официально зарегистриро ванные предприниматели, которые потребовали обеспечить им бес платные места и в конечном счете получили поддержку городского управления:

Вот, кто стоит на железных местах, никто не заплатил. Все осталь ное за деньги людей построено. Мы добились своего, просто мы ничего не обязаны, потому что нигде такого нет. Почему я должна платить за торговое место? Мне его обязаны предоставить. Я предоставляю до кументы, что я предприниматель. Мне должны предоставить место, я каждый день за него плачу местовое. У нас получается, видите, как.

Мало того, что за свои деньги построили, еще и каждый день за ме сто платят. Тоже своего рода бизнес у людей. Сейчас очень выгодно в аренду сдавать. Так как я предприниматель, то плачу на 15 руб лей меньше, это торговый сбор в бюджет. Получается 65 и 85 [рублей в будни и выходные]. Тоже прилично. Раньше-то было 10–20 рублей.

Там, как говорится, продал не продал, всегда были [такие деньги] (ин тервью 1).

В то же время большинство торговцев, как правило, заняты про блемами своих предприятий и не склонны к совместным действи ям — за исключением тех случаев, когда их деятельности напрямую препятствуют, что чаще стало происходить в последние годы. В от вет на это возникли первые объединения предпринимателей в Пе тербурге и Москве. Невозможно отрицать, что сотрудники администрации рын ков привнесли элемент организации в неупорядоченную деятель ность торговцев, но ориентация на изъятие у них значитель ных средств препятствует аккумуляции капитала у торговцев предприни мателей.

Проблема налогов и российская общественность При обсуждении проблемы налогов в уличной экономике следу ет учитывать общую ситуацию с формированием налоговой морали в России. В прошедшем десятилетии налоговое законодательство, соответствующее условиям рыночной экономики, находилось в за чаточной форме [22, c. 252;

87, c. 18–19]. По этой причине уклонение от налогов стало массовым явлением, приводившим к постоянной нехватке средств в бюджете, что сказывалось в частности на систе матических задержках по выплате зарплат.

Возможно, по этой причине на сегодняшний день проблема на логов стала популярной темой на самых разных уровнях общества.

Причем она нередко связывается тем или иным образом с вопро сом о социальной справедливости: представители разных социаль ных групп пытаются оценить свои обязательства и обязательства 14 В Петербурге это комитет по защите и содействию малому бизнесу в сфе ре розничной торговли [45]. В Москве — координационный совет рынков [10] и общественное движение торговли и малого предпринимательства [6].

других акторов по отношению к государству. Грубо говоря, вопрос состоит в том, кто и сколько налогов должен платить.

В российском обществе можно выделить несколько основных линий напряжения, возникающих в результате борьбы различных групп за свои налоговые права и обязанности. В поле зрения попа дают государство, представляемое чиновниками низшего и высшего уровня, предприниматели, наемные работники и служащие, коммер ческие структуры охранной индустрии.

Поскольку после распада СССР государство было не в состо янии поддерживать институциональные условия для нормального функционирования рыночной экономики (соблюдение контрактов и прав собственности, поддержание безопасности и правозаконности), бльшим признанием в этой сфере стали пользоваться неформаль o ные охранные организации — пресловутые «крыши». Недостаточные услуги со стороны государства на фоне его налоговых претензий ста ли ключевой проблемой экономики.

Коммерческие охранные структуры, возникшие на базе преступ ных группировок, объединений ветеранов Афганистана или быв ших работников спецслужб и предлагающие за плату свои охран ные услуги мелким и средним предпринимателям, представляют собой, по мнению В. В. Волкова, альтернативные структуры вла сти, которые конкурируют с государством за право сбора налогов [22, c. 253].

Мелкие, средние и крупные предприниматели относятся к ключе вым группам налогоплательщиков, отчисления которых существен ны для поддержания государственного благосостояния. Государство в свою очередь призвано играть роль посредника в поддержании об щественного равновесия, которое может нарушаться из-за домини рования той или иной группы. В то же время государство выполняет функцию контроля, в то время как каждый актор пытается обеспе чить себе некоторые права и привилегии.

Вследствие слабости государства в начале социально-экономиче ских трансформаций сформировалась его зависимость от крупных предпринимателей, которые не только обеспечили себе существен ные налоговые льготы и другие привилегии, но и оказывали влияние на политику [66;

220]. В противоположность этому мелкие предпри ниматели, несмотря на все заявления высокопоставленных чиновни ков о содействии малому и среднему бизнесу, не только не получают ощутимой помощи, но оказываются ущемлены в правах по сравне нию с крупными компаниями. Отсюда следует явное разочарование мелких предпринимателей в обещаниях государственной поддерж ки. Но внутренние противоречия возникают также и в самих пред принимательских кругах, представители которых не осознают своей взаимозависимости и потому совершенно не стремятся к консолида ции. Напротив, крупные предприниматели даже не скрывают своей тревоги, когда речь заходит о том, что государство будет оказывать больше содействия малому и среднему бизнесу [56].

Нужно также иметь в виду, что слабая налоговая дисциплина в прошедшем десятилетии была характерна для всех групп предпри нимателей, на что указывает образование рынка фирм-однодневок, услугами которых могли пользоваться более успешные предприни матели.16 Поэтому вовсе не удивительно, что налоговая дисципли на мелких предпринимателей низка. В 1997 г. 84% респондентов из сферы малого и среднего бизнеса отметили уклонение от налогов как свое главное правонарушение. При этом доля законопослушных предпринимателей составляла среди них не более 1,5% [97, c. 13].

На другом полюсе располагаются наемные работники и служа щие, которые во многом схожи с мелкими предпринимателями, но все же занимают особую позицию по проблеме налогов. Для них характерно двойственное отношение к предпринимателям: с одной стороны, многие из них признают значимость малого бизнеса (преж де всего в сфере повседневного снабжения), а с другой — порицают предпринимателей всех уровней за стяжательство и уклонение от налогов. Предпринимателей в сфере торговли осуждают также за ориентацию на перепродажу и эксплуатацию социально незащищен ных продавцов [130].

В то же время группа работающих по найму не гомогенна: в нее входят люди, получающие самую разную оплату и продающие свой труд в государственном или частном секторе. Если в первом люди часто зарабатывают меньше и не могут использовать уловки при оплате налогов, то работающие во втором нередко получают зар плату «черным налом». Хотя их доход на бумаге выглядит меньше и соответственно меньше будет в будущем их пенсия, они согласны 15 Количественные опросы фиксируют неудовлетворенность мелких предпри нимателей экономической политикой государства и, в частности, деятельностью региональных властей [26;

129, ч. 2, c. 27, 38].

16 Как указывает В. В. Волков, в свое время должниками по налогам были да же такие известные крупные компании, как «ВАЗ», «КамАЗ» и «Газпром» [22, c. 256].

с этим, потому что бессильны что-либо изменить и ориентируются в основном на сегодняшний день. В то же время многие фирмы при найме работников все чаще подчеркивают, что работают «по белому»


и предоставляют сотрудникам полный социальный пакет. Раньше в уличной экономике нередко вообще не делалось никаких выплат в пенсионный фонд.

И если в обществе иногда ставится вопрос о том, не нужно ли освободить от уплаты подоходного налога людей, получающих зар плату ниже прожиточного минимума, то от предпринимателей неиз менно ожидают, что они будут аккуратно платить установленные налоговые взносы.

Предприниматели в свою очередь единодушно оспаривают воз можность честно оплачивать налоги. Относительно эффективности налоговой системы они придерживаются сходного мнения. То, что государство попыталось адаптировать свою политику к чаяниям крупного бизнеса и высшего слоя, установив плоскую шкалу при оплате подоходного налога, вызывает большую неудовлетворенность многих россиян. Существующая ныне 13-процентная ставка нало га расценивается как «несправедливая» 65% опрошенных. Только 25% респондентов сочли ее оправданной, но даже среди более обес печенных 45% придерживалось первой точки зрения [27]. Экспер ты также считают этот шаг государства ошибочным, потому что он не решает проблему уклонения от налогов. Характерно также, что, отвечая на вопрос «Какую часть своих доходов Вы согласились бы добровольно отдавать на государственные расходы России?», 39% респондентов откровенно признали, что не стали бы платить ничего. В то же время, по результатам опросов Левада-центра и ВЦИОМ, основное ядро российского общества — от 58% до 72% респонден 17 Смотри приложения к статье [77]. В ходе продолжительного процесса раз вития капитализма в Западной Европе генезис государственной монополии на сбор налогов также сопровождался борьбой и принуждением [161, Bd 2, S. 279– 311]. Леонид Рабинович, менеджер одного крупного концерна, тоже представил государственно-ориентированную позицию по проблеме налогов [77]. По его мне нию, государственную монополию на сбор налогов невозможно реализовать без принуждения, но практика контролирующих ведомств не должна превращаться в издевательство, что фактически имеет место в России. Л. Рабинович отметил, что сокращение налогов без формирования всеобъемлющих информационных систем о налогоплательщиках бессмысленно, потому что ориентация на укло нение от налогов при отсутствии должного контроля будет приносить больше дивидендов, как это происходило до сих пор.

тов — на уровне установок негативно относится к уклонению от нало гов. Так что нельзя ожидать, что предприниматели, уклоняющиеся от налогов, смогут пользоваться моральной поддержкой общества.

Более того, 86% участников одного опроса придерживались мнения о том, что государство должно ужесточить санкции за уклонение от налогов.18 На это также указывает отношение к показательному процессу по делу М. Ходорковского, напрямую связанному с уклоне нием от налогов. Справедливости ради нужно отметить, что налоговые санкции сами по себе достаточно суровы, но законы применяются неодина ковым образом для всех. К тому же предприниматели, являющиеся носителями распространенного по всему миру менталитета, прояв ляющегося в стремлении к индивидуальному обогащению, пытаются по возможности их обходить. Б. Цшох подчеркивает, что даже если мелкие предприниматели формально соблюдают законы, фактиче ски они используют уловки, чтобы сократить налоговое бремя (наем инвалидов, кооперация с фиктивными фирмами и т. п.) [226, S. 132– 134]. По результатом одного опроса, 24% респондентов все же на деялись, что после процесса над М. Ходорковским в экономической сфере будет наведен порядок [27].

Очевидно, проблема уклонения от налогов связана также с во просом эффективности контроля и соблюдением законности. Раз ные группы предпринимателей подвергаются давлению чиновников.

Прессинг госслужащих некоторые авторы обозначают как «госу дарственный рэкет» [129, ч. 2, c. 37;

226, S. 163]. Характерно, что предприниматели никогда не выступали единым фронтом против 18 Смотри приложения к статье [77].

19 Об этом свидетельствуют результаты разных опросов. См., напр.: [74]. В данной ситуации М. Ходорковский сильно напоминал главного героя романа Ф. Кафки «Процесс», который тоже не признавал за собой никакой вины, но вдруг обнаружил, что «суд есть везде и ускользнуть от него невозможно». Он имел как сторонников, так и противников. И те и другие требовали справед ливости, но понимали ее по-разному. При оглашении приговора сторонники М. Ходорковского, очевидно, представляли перспективу предпринимателей. По казывая наручники на своих руках, они говорили: «Хочешь делать бизнес в Рос сии. Спроси меня, как?!» [116]. Другой лозунг касался его продолжительного задержания под стражей и звучал просто: «Ходорковский, go home!». К против никам М. Ходорковского относились люди в возрасте, пенсионеры. Они в свою очередь выдвигали лозунги: «Мы требуем справедливого решения по отношению к грабителям!», «Вор должен сидеть в тюрьме!» и др. [95;

116]. Последние объ ясняли свои мотивы для участия в этой акции отменой их транспортных льгот.

произвола бюрократии и силовых ведомств.20 Эту проблему, веро ятно, следует объяснять системными недостатками правового по рядка, при которых отдельная личность оказывается незащищен ной, и низким уровнем правовой культуры в целом.21 Именно по этому многие предприниматели предпочитают поддерживать лич ные отношения с чиновниками, извлекая из этого индивидуальную выгоду.

Ужесточение налоговых санкций без обеспечения правозаконно сти может привести, с одной стороны, к изобретению еще более рафинированных стратегий ухода от налогов, особенно со стороны крупных предпринимателей, и усилению коррупции, а с другой — к сокращению активности мелких предпринимателей.

Дилемма торговца из-за оплаты налогов Дилемма торговца из-за налогов возникает по мере усиления кон троля. Вопрос справедливого налогообложения переводится торгов цами в плоскость их отношений с государством. Причем в эмпири ческом материале можно выделить две противоположные позиции по этому вопросу. Первую, более распространенную позицию можно назвать частно ориентированной, а вторую — государственно ори ентированной.

Информанты, представлявшие первую позицию, были убежде ны, что «в нашей стране невозможно честно платить налоги». При этом они воспроизводили распространенные в России оправдываю щие формулировки: «все уклоняются от налогов» или «даже круп ные предприниматели уклоняются от налогов». Везде сейчас. Куда ни глянь, везде двойная бухгалтерия. Потому что на самом деле честно платить налоги, я не знаю. Я не встречал че ловека, который честно платит налоги в нашей стране... Нарушения есть везде. Все соблюсти невозможно, поэтому, например, некоторые 20 Процесс против М. Ходорковского привел также к тому, что Аркадий Воль ский, председатель союза крупных предпринимателей, впервые заявил о возрос шем давлении на предпринимателей, о чем, по его словам, регулярно сообща ет всероссийская организация поддержки мелких и средних предпринимателей «Опора России» [73].

21 О неуважении к праву и правовом нигилизме см.: [131, c. 36–40].

22 Нарушение законных прав акторов со стороны властей приводит к тому, что «[в]ыжившие в неправовом пространстве предприниматели придают обману государства статус своеобразного “дела чести”... » [131, c. 39].

даже такую философию берут, что лучше уж тогда ничего не соблю дать, потому что все соблюсти невозможно. Уж если приедут, то все равно, в любом случае оштрафуют (интервью 4).

В Ленинградской области в качестве обоснования только один раз высказывались жалобы на высокую арендную плату:

... предпринимательство у меня оформлено, но налоги я, честно го воря, пока не плачу. У меня предпринимательство давно оформлено.

Мне просто, когда я в магазине работала, нужно было там предприни мательство оформить. И так, когда я уже сама занялась [торговлей], оно уже было готовое, но налоги не плачу, считаю, что это пока мне невыгодно. Да, я здесь как все. Ну, большинство здесь вот неоформлен ное. Предпринимательство даже у некоторых вообще не оформлено.

Вот так стоят. Налоговая просто берет штраф 30 рублей, если они хо дят. Пока я считаю, что за место мы платим очень дорого. Получается, я посчитала, мне пока невыгодно налоги платить. Может быть, когда у меня больше появится товарооборот, тогда, может быть, я и буду нало ги платить. Но сейчас, как я посчитала, мне это совершенно невыгод но. Может быть, если бы место подешевле было бы, может быть, что то, но так невыгодно получается. В магазине, конечно, работаешь, это нужно все оформлять, а на улице как все стоят, большинство, очень мало тех, кто платит налоги. У некоторых оформлено предпринима тельство, у многих не оформлено вообще. Честно говоря, на душе было бы спокойнее платить налоги. Так тебе и пенсия идет, и стаж идет. Все это же идет. Ну, вот пока не знаю. Может быть, зимой увеличу свой товарооборот. Тогда скорее всего буду платить налоги. Считаю, что нужно платить налоги. Но до этого времени мне невыгодно было (ин тервью 19).

Другая информантка, которая переместилась со своей торговлей в Ленинградскую область, объясняла свою неформальность малень ким размером предприятия. В ее аргументации более крупные пред приятия противопоставлялись самым мелким. Определенно, что это мнение не разделили бы с ней предприниматели, имеющие больший оборот:

Ну, чего сказать — платили штрафы, бегали, всякое бывало. Устро иться официально, что-то начать, у меня не было желания, потому что как бы что я буду, [если] у меня не крупное. Я так считала, что платить налоги нужно, когда у тебя какое-то предприятие, ну, что-то малень кое, хоть какая-то каморочка, где там сидят швеи или я бы ездила в Турцию и там возила бы куртки. Когда большие прибыли, можно пла тить налоги, а мы фактически работали просто на хлеб насущный. То есть не такой уж у меня был масштаб, чтобы [налоги платить] (вне запно умолкла) (интервью 11).

Несмотря на небольшие отличия в аргументации, оправдываю щей уклонение от налогов, приведенная цитата указывает на то, что чувство вины и осознание неправильности существующей си туации у представителей торговли определенно присутствует. Но в общем и целом участники исследования старались избегать подроб ного обсуждения проблемы налогов. Так, во время одного интер вью информантка внезапно попросила выключить диктофон и толь ко после этого начала говорить, словно раскрывая какой-то сек рет, что наше государство не заслуживает того, чтобы она плати ла ему налоги. При этом от каких-либо комментариев она отка залась.

Внимания заслуживают также торговцы, которые ранее числи лись частными предпринимателями, но позже снова ушли «в тень».

Такие случаи были зафиксированы в Ленинградской области. Одна информантка отметила перед началом интервью, что сейчас рабо тает неформально (дополнительные материалы к интервью 16). По окончании интервью она добавила, что ей не повезло с налоговым инспектором, назначившим ей более высокую плату, что выяснялось при сравнении с другими коллегами: обычно она должна была пла тить в три раза больше, чем они.

Другая информантка пенсионного возраста (интервью 9) зареги стрировала в середине 1990-х годов в качестве частной предприни мательницы свою внучку, имевшую группу по инвалидности. Спустя какое-то время она, по ее словам, отказалась от этого из-за бумаж ной волокиты при оплате единого вмененного налога. Скорее всего деморализующий эффект на обеих женщин оказала слабая налого вая дисциплина других торговцев.

Более мягкий режим контроля на рынке города Х позволял немного сгладить разницу между формальностью и неформально стью.23 Стоимость дневной арендной платы для официально заре 23 В репрезентативном обследовании мелких предпринимателей России был установлен рейтинг наиболее благоприятных регионов для ведения малого биз неса [25]. В созвучии с результатами представляемого в данной работе исследо вания Петербург занял только 68-е место в рейтинге, а Москва 77-е место. Они были обозначены как «остывающие» города для малого бизнеса. Хотя большин ство мелких предпринимателей работает именно в этих городах, это не значит, что здесь лучшие условия. Ленинградская область находилась выше по рейтингу, но, судя по всему, не относится к наиболее благоприятным регионам (56-е ме гистрированных предпринимателей была здесь на пятнадцать руб лей ниже, чем для других.24 Формальная регистрация предприятий в Ленинградской области открывала также доступ к получению ссу ды. Наконец, торговцы в таком случае имели больше прав и чув ствовали себя более защищенными. Те, кто работает неформально, в свою очередь, вынуждены регулярно оплачивать кратковременные разрешения на торговлю, т. е. таким образом тоже делать небольшие налоговые отчисления, и потому не боялись проверок. Единственную опасность для них представляет более жесткий контроль налоговой полиции из Петербурга.

В Петербурге же довольно рискованно работать без предприни мательских документов, потому что вероятность контроля тех или иных служб высока. Невзирая на это, многие торговцы, ориентиро ванные на обеспечение существования, продают те или иные мелкие товары в пешеходных зонах, где контроль чаще всего осуществляют сотрудники милиции. Такие торговцы, судя по всему, предпочитают не сталкиваться ни с постоянными поборами сотрудников рынка, ни с государством. Но в таком случае торговля ведется на очень низком уровне и увеличение товарооборота практически исключено.

Те, кто торгует на рынках, пытаясь уйти от налогов, в свою оче редь обычно надеются получить больше прибыли. «Уход от нало гов», представляющий одно из решений налоговой дилеммы, неиз менно связан с риском и бесправностью. Более тяжелое налоговое бремя в Петербурге служит в качестве дополнительного искуше ния к уклонению от налогов. Нужно отметить, что необходимость уплаты даже небольшой части прибыли часто вызывает у торговца сильное сопротивление. Но когда речь заходит о том, повышать ли цены с целью увеличения прибыли или не платить налоги, торговцы чаще выбирают второе. Только так, по их словам, они могут обес печивать доступные цены для потребителей. Во всяком случае, этот довод позволяет привлечь на свою сторону покупателей. Но такое решение усугубляет и без того проблематичные отношения мелких торговцев с государством.

сто). Что касается мелкой торговли в Ленинградской области, то здесь даже при сравнении одного небольшого города с другим условия могут сильно отличаться, потому что многое зависит от позиции местных властей.

24 То, что служащие рынка регулярно идут на уступки отдельным торговцам, взимая с них меньше установленного, сводит это преимущество на нет, потому что многие в итоге надеются что-то сэкономить на арендной плате, независимо от того, зарегистрированы они как предприниматели или нет.

О проблеме налогов более охотно говорили информанты, офи циально зарегистрированные как предприниматели. На рынке го рода Х некоторые из них выражали свое неудовольствие в связи с создавшимся положением. Причем здесь становилась очевидной скрытая конфронтация формальных и неформальных торговцев:

Конечно, если бы какая-то питерская проверка была, но я думаю, опять же [местные налоговики] предупредили бы, [чтоб документы взя ли]. Я, может быть, и рада была бы. Нас бы тут человек пять на рынке осталось. Мы бы торговали, а все бы убежали. Как-то тут был ОМОН, [так] все сразу хлоп, хлоп, хлоп — позакрывали[сь]. Никого нет. Все попрятались (интервью 1).

Другая зарегистрированная предпринимательница критиковала мягкий налоговый режим в Ленобласти, по сравнению с которым проверки в Петербурге казались ей довольно жесткими:

Здесь это вообще не контроль. А в Питере очень строго. Вот в Питере, допустим, кто торгует детским товаром, обязательно должен иметь санитарную книжку. Разрешение СЭС. Там очень строго. Там накладные надо. Здесь вот проходят, меня-то знают, но все равно я показываю, что там оплачено у меня все: и в пенсионный фонд, и вме ненный налог. А у кого нету, штрафуют и все. Допустим, вот я стою без документов каких-либо, меня спрашивают: — Сколько дней будете стоять? Я говорю: — Один-два, оштрафовали на 60 рублей и все (сме ется). Я считаю, что вообще это [не контроль]. А в Питере нет. Там большие штрафы. Потом там накладные на каждый день надо запол нять. Потом сертификаты, лицензии. В общем, там все ценники везде.

Допустим, я футболки продаю. На одной ценник есть, а на других нет, они могут за это оштрафовать. Надо, чтобы на каждой футболке.

В общем, строго, очень строго в Питере. Потом есть рынки в Питере, на которых тебе даже не предоставят рабочее место, торговое место, если у тебя нет документов. А здесь 90% стоят вообще, только торгуют (интервью 3).

Судя по всему, формальные и неформальные торговцы образуют на рынке города Х две аморфные группировки, представители кото рых сами не в состоянии распознать их границы. Одна опрошенная из Белоруссии имела предпринимательские документы, но платила налоги по дням так же, как и другие неформальные торговцы. Она отрицала при этом, что большинство торгующих на рынке вообще не платит налоги:

... это не соответствует действительности, что полрынка [работает неформально]. Дело в том, что любая даже проверка на дорогах, ко гда мы едем с товаром, предусматривает необходимость быть частным предпринимателем, не говоря уже про налоговую. Если у меня нет ни каких документов, у меня просто могут конфисковать товар. Если я везу товар, у меня должны быть подтверждающие документы, где я их приобрела. У нас ГАИ сегодня по закону имеет право проверить, что есть в машине. Докажи [потом], что это мое? А доказать можно только документально. А если нет документов, то это уже идет укры вательство доходов. А это уголовная статья (интервью 12).

Таким образом, существуют категории торговцев, о которых нельзя сказать, что они вообще не платят никаких налогов, но в то же время они не имеют формальной регистрации или не нуж даются в ней, как, например, пенсионеры25, работающие не очень интенсивно, или торговцы из ближнего зарубежья, приезжающие в Россию лишь время от времени. В Ленинградской области, в отличие от Петербурга, сложились лучшие условия для их деятельности.

Наступившее по этой причине ослабление контроля, объясняемое также нерегулярностью контроля и его выборочностью, не без осно вания критикуется оплачивающими налоги торговцами-предприни мателями.26 Их аргументация представляет собой реже встречаемую государственно-ориентированную позицию:

... говорят, что это только у нас так тихо и спокойно. Почему к нам в выходные едут, рынок фактически утраивается. Из Карелии, из Питера, из района приезжают. Без документов, естественно, торгуют.

Никто не гоняет. Даже если подойдут, рублей тридцать выпишут за день, это как штраф. Не штраф, а разрешение на торговлю. Вот из за этого страдает наша торговля. Получается, что тот, кто платит на логи, стоит каждый день, выжидает свою торговлю, а те, кто все в свой карман идет (/). Например, купили у меня, опять же вы полу чите потом и пенсию и детям какие-то выплаты, потому что я плачу налог. Большинство, конечно, все в свой карман складывает. Все хотят получать пенсии, льготы какие-то. А с чего они идут? Считают, что государство дает. Откуда государство берет? Получается, как у нас прошло повышение налогов, квартал закончился, мы деньги отдали, и сразу смотришь по телевизору: — Вот мы с этого квартала повысим 25 По мнению В. И. Ильина и М. А. Ильиной [54, c. 149], введение единого вме ненного налога серьезно подорвало деятельность торговцев, действующих со гласно модели выживания, однако это все же не привело к их исчезновению.

26 Вероятно, функцию сплошного контроля могли бы брать на себя сотрудни ки рыночной администрации, как правило, знающие индивидуальную ситуацию каждого торговца.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.