авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации Московский государственный университет экономики, статистики и информатики (МЭСИ) Кафедра Лингвистики и межкультурной ...»

-- [ Страница 4 ] --

или после сонорного идет озвончение глухого: С сонорный С глухой С сонорный С звонкий. Смешение согласных [ч/ж] носит более сложный характер из-за смягченного [] и отсутствия аффри кат в португальском языке: фонологической ошибки по типу «реинтер претации» (смешения фонем по ряду признаков). Количество ошибок по этому признаку составляет 6%.

Нарушение признака назализации Характерной чертой португальского языка является наличие назали зованных гласных и назальных согласных и употребление их в разных по зициях в слове: в начальной (как в начале слова, так и в начале серединного слога после гласной), конечной (после гласной) и в сочетаниях согласных.

Ранее говорилось, что в португальском языке в позиции [m – n] перед взрывными [p], [b], [t], [d], [k], [g] после назализованной гласной происхо дит нейтрализация противопоставления [m – n] (см. вторую главу). Воз можно, это явление отражается португалоговорящими и в русских словах на письме при употреблении сонорных согласных [м], [н].

Информант Г1: громко – гронко.

Информанты А1, М3, М4, М6 в своих письменных работах не допу стили таких ошибок.

Информанты Б1, Б2: символ – синвол, банан – банам.

Это типичные ошибки ассимиляции носового следующему неносо вому по месту образования или смешение конечныхм-н с назализацией предшествующего гласного. Ошибки сделаны на основе реинтерпрета ции и субституции (реализация своеобразной носовой «архифонемы» с подменой признака места образования). Количество ошибок по этому при знаку составляет 4%.

Нарушение признака места образования При правильном восприятии всех других признаков возможно не различение места образования согласных. Практически всегда можно встретить фонетико-графическую интерференцию в случаях употребле ния «ш» вместо «щ». Возможно, это вызвано отсутствием второй фонемы в португальском языке. Подобная ошибка также типична и для представите лей других национальностей. Ошибки наблюдаются как в начале слова пе ред гласной, так и в середине в интервокальном положении и в сочетании с другой согласной, а также в случае смешения свистящих – шипящих (см.

ниже):

Информант Г1: общежитие – обшежитие, еще – еше.

Информант А1: щека – шека, щенок – шенок, женский – женишки:

смешение свистящего с шипящим вызвано влиянием португальского языка, где [s] перед [k] всегда читается как [], это правило чтения перенесено на письмо.

Информанты М3, М4: горячий – гариаже – смешение вызвано ин тервокальным положением согласного, который по правилам португаль ского языка становится звонким, кроме того, отсутствие в португальском [t] заставило студента употребить знакомый похожий звук [ж] Информанты Б1, Б2: общий – обший, овощи – овоши.

Как показывает материал, нарушение признака места образования места образования (в подклассах по активному и по пассивному органам) касается, в основном, только ш-щ, а также фонологические смешения сви стящих – шипящих (реинтерпретация фонологических оппозиций в ре зультате недодифференциации корреляции по твердости – мягкости). Ко личество ошибок по этому признаку составляет 11%.

Нарушение признака способа образования Некоторые ошибки можно объяснить отсутствием в португальском языке звуков, имеющихся в русском (например: щелевого [х], аффрикаты [ц]) и попыткой заменить их на более «удобные» для воспроизведения их артикуляции (хк, цс). Эта ошибка довольно частотна, возникает неза висимо от позиции: как в начале слова, так и в сочетаниях согласных. В конце слова [х] часто опускается, возможно, из-за смешения его с фарин гальным [h], который не воспринимается информантами.

Информант Г1: характерна – карактерна;

хорошо – корошо, хлеб – клеби, кухня – кукня, о словах – о слова_, о розах – о роза_: фонологиче ская ошибка в результате недодифференцированности оппозиции рус ских фонем, из которых одна отсутствует в португальском языке.

Информант А1: мы хотим – мы ратим (отметим, что эта ошибка встречается и на следующих уровнях только у тех информантов, чей наци ональный язык – умбунду), возможно, из-за влияния увулярного [R] родно го языка;

чешский – тешки: смешение щели и аффрицированного взрыва в третьей фазе артикуляции;

яркий пример недодифференциации: аффриката смешивается с аффрицированной [т’] – фонологическая ошибка на основе недодифференцированности оппозиции фонем, отсутствующих в порту гальском языке;

о словах – о слова_, о розах – о роза_: не слышит [х] в конечной по зиции или ощущает его как [h] (нижнефарингальный) и не изображает на письме.

Информанты М3, М4: овощной – авочиной: смешение щелевого и смычного – образование аффрикаты (фонологическая ошибка на основе недодифференцированности оппозиции фонем, отсутствующих в порту гальском языке);

солнце – сонтце: сочетание смычного взрывного [н] и смычный аф фрикаты [ц] воспринимается как аффриката с долгой смычкой;

к этой ошибке прибавляется и смешение щелевой и аффрикаты ([с/ц]) солнце – цонтце в начале слова. Это слово представляет собой трудную позицию для нерусских на начальном этапе, т.к. трудные для них [с-ц] находятся в пределах одного слова.

Информанты Б1, Б2: чешский – тешки (фонологическая ошибка на основе недодифференцированности оппозиции фонем, отсутствующих в португальском языке).

Материал свидетельствует, что искажению признака способа образо вания подвергаются в основном те согласные, которые отсутствуют в порту гальском языке. Количество ошибок по этому признаку составляет 15%.

Стечения согласных В восприятии стечений согласных можно наблюдать ошибки двух типов: упрощениесочетания за счет пропуска согласного или вставкиглас ной. Возникновение этих ошибок объясняется желанием облегчить воспро изведение консонантных сочетаний русского языка, которые отсутствуют в португальском.

1. Упрощение за счет пропуска одного из согласных.

Информантам свойственно упрощение не только многокомпонент ных сочетаний согласных внутри слова, но и двух- и трехсоставных, по скольку стечение согласных очень ограничено в португальском языке и даже двусоставные сочетания редки (см. выше).

Информант Г1: завтра – завта (пропуск конечного сонорного в со четании), встреча – втреча (пропуск серединного шумного щелевого) – фонологические ошибки, вызванные недодифференцированностью по следовательности фонем в речевой цепи.

Информант А1: чешский – тешки (пропуск щелевого иного места образования), посольство – посолсво (пропуск смычного между двумя ще левыми).

Информанты из Мозамбика (М3, М4, М6): мальчик – мальчк – обра зование вторичных сочетаний согласных путем редуцирования и оглуше ния заударного гласного, а потому и пропуска его – нарушение слоговой структуры слова.

Информанты из Бразилии (Б1, Б2) в письменных работах таких ошибок не допустили.

2. Другой тип упрощения консонантного сочетания связан с гласной вставкой. Возможно, это явление вызвано желанием упростить артикуля цию сложных консонансов, ритмическую структуру русского слова уподо бить родному языку, которому не свойственно стечение нескольких со гласных и употребление согласных в конце слов (кроме [, r, l]):

Информант Г1: студенткам – студентикам, ждет – жидет, вдруг – видруг, с отцом – с отецом (возможно, под влиянием грамматиче ской ошибки), хлеб – клеби.

Информант А1: поздно – поздино, джаз – дажаз, женский – же нишки, женский – женишки.

Информанты М3, М4: овощной – авочиной, аващиной;

М3, М4, М6: посольство – пасольстива, кухня – кухиня, много – миного Информанты Б1, Б2: хлеб – клеби, психолог – писихолог, мужской – мужиски.

Все эти ошибки ведут к нарушению ритмической и слоговой струк туры слога и искажению последовательности фонем.

Интересно отметить, что почти все ошибки связаны с вставкой пе реднего гласного, хотя трудно предположить произношение мягких со гласных перед такой вставкой. Кроме того, сочетание согласных искажает ся за счет произношения того или другого их члена по разным признакам (см. выше). Количество ошибок по этому признаку составляет 28%.

Ошибки со звуковыми последовательностями с j-i Эти ошибки представляют собой особую группу. Напомним ряд од носложных и двусложных последовательностей с [j-i], особенно частотных в русских словоформах: та – тя – тья – тиа – тиа – тия – тия – тай – таи – таи. Ввиду отсутствия подобных сочетаний в португальском языке наблю дается довольно частое смешение его с [и] и невосприятие звука [j] (чаще в его слабой разновидности [й]):

Информант Г1: братья – братя, с матерью – с матерю, статьи – стати. Пропуск j/й, особенно слабой разновидности, которая может вос приниматься просто как переход от мягкого согласного к гласному.

Информант А1: женский – женишки, желтый – жолди, чешский – тешки. Типичный пропуск конечного слабого й в безударных окончаниях прилагательных, который очень похож на предшествующий [и] или на ко нечный дифтонгоидный участок [ыи].

Информанты М3, М4: горячий – гариаже, горяч, кухня – кухния, психология – психолока.

Информанты Б1, Б2: мужской – мужиски.

Материал доказывает возникновение ошибок по этому признаку как в ударных слогах, так и в заударных.

Ошибки являются фонологическими на основе нарушения слоговой и РС слова и последовательности звуков в речевой цепи. Количество оши бок по этому признаку составляет 13%.

Ошибки из-за графической и фонетико-графической интерференции На начальном этапе прослеживается сильное влияние графической и фонетико-графической интерференции не только в случае смешения «ш» и «щ», но и при написании других букв, как гласных («у – u, и – i»), так и согласных («в – b, п – n», «к» – звук [k], который на латинице переда ется буквой «с»). Как видим, это возможно объяснить влиянием латиницы, некоторые буквы которой одинаковы по написанию с кириллицей, но раз личны по звучанию:

Информант Г1: алфавит – алфабит, клуб – слуб, смотрели – сто трели, стулья – стилья.

Информант А1: символ – симбол,окно – окпо.

Информанты М3, М4: музыкант – мизикант, учительница – учи тельпица Информанты Б1, Б2: символ – симбол.

Кроме того, многим информантам, независимо от страны прожива ния свойственно (особенно на начальном этапе обучения) написание ла тинских «t» и «l» вместо русских букв «т» и «л». Количество ошибок по этому признаку составляет 11%. Эти ошибки могут привести к фонологи ческим ошибкам в случае алфавит – алфабит, символ – симбол.

Таким образом, анализ представленного материала позволяет сде лать первые выводы о влиянии системы родного языка на изучаемую. На начальном этапе обучения, когда студенты только приступают к изучению русского языка, знакомятся с новыми для них звуками, неизбежно появле ние трудностей, связанных с усвоением отличных от родного языка арти куляций. Более того, не укоренившаяся система русского письма является причиной возникновения графической и фонетико-графической интерфе ренции. Полагаем, что со временем в процессе обучения эта ошибка исчез нет. Наибольшее количество ошибок связано с влиянием родного языка:

нарушение консонантных типов, отсутствующих в родном языке ([х, щ, ч, ц, j]), ошибки в усвоении сочетаемости согласных и их комбинаторных из менений, смешение звуковых последовательностей с [j-i]. В данном разде ле, анализируя письменную речь, мы проследили наметившиеся трудности в восприятии согласных в разных позициях и сочетаниях. Дальнейшие эта пы работы покажут, насколько влияние родного языка мешает усвоению «чужой» консонантной системы.

Следующий этап – продвинутый, совпадает с первым-вторым кур сами основных факультетов. Поскольку студенты изучают специальные дисциплины своей специальности, их лексический запас расширяется: они записывают лекции, выполняют самостоятельные работы. Увеличивается возможность практического использования русского языка. Анализируе мые ошибки в количестве 112 единиц позволят судить о степени усвоения русской артикуляторной базы на этом этапе.

Нарушение признака твердости – мягкости Информант Г2: мелкое – мелькое и мелкий – мелький: в первом слу чае нет переключения артикуляции с мягкого [м'] на твердый [л] в проме жуточном между ними гласном [e]. Кроме того, в португальском языке имеется фонема [], произношение которой близко к русскому мягкому [л'], а во втором случае [л] стоит в позиции между двумя последовательностями звуков, произносимых в мягко-переднем укладе;

необходимого артикуля ционного переключения с мягкого на твердый нет, и все слово переведено в один сингармонический тембр мягко-переднего уклада;

Информанты А2, А3: ополчение – опольчение: в этом случае наблю дается ярко выраженное деление слова на две части: [опол – твердо-задний уклад и чение] – мягко-передний уклад. Информант не слышит место сме ны этих укладов и не различает твердость-мягкость [л-л'];

использует – испозует: невосприятие мягкости [л'] и аккомодации предшествующего гласного, твердый [л], в свою очередь, нередко отож дествляется с задними гласными о, у в восприятии;

культурный – куртурный: пример смены мягкости на твердость и подчинении почти всего слова одному сингармоническому тембру;

Информант М7: раньше – ранше, деньгами – денгами: неразличение твердости – мягкости в гетерорганном сочетании согласных.

У информанта Б3 нарушения этого признака в письменной речи не наблюдалось.

Большинство ошибок по твердости-мягкости выявлено в сонорных [л], [н].

Это примеры фонемнойнедодифференцированности в коррелятив ных парах русских фонем (иногда с нарушением других дифференциаль ных признаков).

Количество ошибок по этому признаку составляет 9%.

Нарушение акустических характеристик согласных Ошибки в нарушении признака глухости – звонкости все еще наблюдаются в письменной речи информантов из описываемых стран, но уже гораздо в меньшем количестве, чем на начальном этапе. Неразличе ниеглухости – звонкости не зависит от позиции в слове: встречается как в начале слова, так и на стыке морфем, как перед гласной, так и перед сонор ными и шумными согласными:

Информанты Г2, Г3: бесплатный – песплатный, приобретение – преприятение, возможна – васможна, воздействие – васдействие – во всех случаях оглушение звонких.

Информант А3: представительный – презтавительный: с/з находит ся в позиции, где звонкий не допускается. Озвончение глухого [с] перед глухими может быть квалифицировано как «гиперкорректная» форма.

Информанты из Бразилии и Мозамбика не допускали подобных ошибок в имеющемся у нас письменном материале.

Указанные ошибки представляют собой реинтерпретацию фоноло гического признака глухости – звонкости, известного португалоговорящим студентам.

Количество ошибок по этому признаку составляет 5%.

Нарушение признака назализации Случаи звуковой интерференции с участием носовых согласных по прежнему очень разнообразны по качеству согласных и их позициям: здесь и смешение согласных [м], [н] и других в начале слова и в составе консо нантных сочетаний, и участие назализации в порождении других ошибок (например, нарушение признаков места и способа образования).

Информант Г2: молитва – налитва, империя – инперия, смутное – случное: сонорные фонемы здесь огубленные, а веляризо ванный [л] по тембру похож на [о, у];

возможна и дистантная диссимиляция носовых: м-н//л-н.

Информанты А3, А4 допустили смешение носового и бокового со норных, твердого и мягкого носового: значение – злачение, деньгами – ден гами, проблемно – проблельно. Последнюю ошибку можно интерпретиро вать двояко: как прогрессивную ассимиляцию [м] предшествующему [л‘] и как диссимиляцию по признаку назализации в сочетании двух носовых.

Информант М7: буржуазно – бурнуально, Ливонская – Ливожская:

результат назализации гласного и утраты носового согласного или переноса смычки на соседний щелевой [с], возможно, в результате ассимиляции предшествующему или последующему согласному с назализацией гласного.

Информант Б3: большинство – большество, финансово – финанцаво.

Фонологические ошибки на основе реинтерпретации. Количество ошибок по этому признаку составляет 12%.

Нарушение признака места образования На этом этапе практически всегда у информантов из всех интересу ющих нас регионов встречалась фонологическая и фонетико-графическая интерференция в случаях употребления «ш» вместо «щ»:

Информанты Г2, Г3: существенное – сушебшстивна, общественно го – обшестивенного, общность – обшность, предстоящие – предстоя шие, действующего – действуюшего, нашествие – каществие.

Информанты А3, А4: познающего – познаюшего, осуществляется – осушествляется, общество – обшество (фонологическая ошибка на ос нове недодифференцированности).

Нарушением активного и пассивного органов при произношении со гласных вызвано смешение шипящих и свистящих согласных, характерное для очень многих национальностей. Такие ошибки встретились и в нашем материале информанта из Анголы (А3): чешется – чесется, существенно – сушебшстивна (смешение свистящих и шипящих вместе с другими нару шениями). В примере слишком – слиском возможна дистантная ассимиля ция по месту образования с элементом «гиперкорректной» ошибки: в род ном языке есть сочетание [k], а [sk] отсутствует. Во всех случаях шипя щий какуминальный [ш] заменяется на свистящий дорсальный [с].

Информант М7: всеобщий – всеотщий: оглушение звонкого [б] и уподобление его по месту образования следующему переднеязычному.

Информант Б3: существует – жустивует происходит перестановка свистящих/шипящих согласных в связи с озвончением первого.

Неразличение места образования по пассивному органу в сочетании согласных в середине слова: переход губно-зубного в губно-губной или наоборот.

Информанты из Анголы и Мозамбика: августа – абгуста, раздроб ленность – раздровленность: предположительно, здесь можно наблюдать и фонетико-графическую интерференцию (латинская графика: в – v, кирил лица: б – в);

Информант Б3: символ – симбол: в этом случае возможна интерфе ренция под влиянием родного языка (португальский: symbolo) и ассимиля ция носового и неносового по месту образования;

город – дород, горожане – дорожане, богатые – бодатые – ошибки графического типа, которые могут привести к нарушению фонологических оппозиций щелевых (губно зубных) – смычных (губно-губных), глухих – звонких и свистящих – ши пящих ошибок – к недодифференцированности фонемных оппозиций.

Количество ошибок по этому признаку составляет 21%.

Нарушение признака способа образования Употребление на письме в разных позициях несуществующих в пор тугальском языке согласных продолжает вызывать трудности.

Информанты Г2, Г3: характерна – карактерна: типичная замена щелевого [х] смычным [к]. Эта ошибка довольно частотна, сравните следу ющие примеры у тех же информантов: хорошо – корошо, хочу – кочу, худенькая – куденькая, хвалить – квалить, холодная – колодная, холоп – колоп – везде в начале слова перед ударным и безударным гласным (фоно логическая ошибка на основе недодифференцированности), классифика ция – клацификация цс: процесс – просес: неразличение указанных признаков происхо дит из-за отсутствия аффрикаты;

[цэс] [с'ес] – это типичная ошибка, ко гда аффриката [ц] заменяется щелевой [с]. В результате возникает фоноло гическая ошибка на базе недодифференцированности двух фонем, из кото рых одна отсутствует в родном языке студентов.

Примеры доказывают отсутствие геминат в корне заимствованных слов (в середине и конце слов): русские произносят здесь только краткий согласный, независимо от написания. Информанты воспринимают здесь тоже краткий согласный.

Информант А3: хорошо – корошо, хочу – рачу: как и на начальном этапе эта ошибка сохраняется (см. выше).

интенсивный – интенцивный, революция – революсия, финансово – финанцово: при одинаковом месте образования информант не различает способ образования (фонологическая ошибка на основе недодифференци рованности русских фонем по нескольким ДП). К тому же, здесь возмож но влияние смычного носового [н], что может вызвать смычку в следую щем согласном.

Нередки ошибки в смешении шипящих (щелевых и аффрикат): уча стие – ужастие, достижение – достичение, увеличение – увелишени, ве роятно под влиянием родного языка (отсутствующая в португальском язы ке аффриката [ч] воспринимается как родной звук []) (фонологическая ошибка на основе недодифференцированности русских фонем по не скольким ДП).

Смешение «щ» «ц» (упрощение – упроцение) может быть вызвана внутриязыковой графической интерференцией: щ ц;

культурный – куртурный: в этом примере наблюдается замена боко вого дрожащим, возможно как дистантная ассимиляция бокового дрожа щему. В португальском имеются две боковые фонемы ([l], []) и две дро жащие ([r], [R]), разного места образования, т.е. группа плавных фонем в португальском языке более дифференцирована, чем в русском, хотя рус ские твердые – мягкие плавные также различны по активным и пассивным органам. Эти ошибки фонологического типа на базе реинтерпретации не прогнозировались и представляют собой явление, когда реальный акцент не совпадает с прогнозируемой интерференцией. Следует заметить, что таких ошибок немного.

Редкую ошибку распадается – васпадается (единственную в нашем материале, возможно, случайную) можно объяснить сильной вокализацией и ослаблением обоих начальных согласных.

Информант Б3: хвалить – квалить, холодная – колодная, холоп – ко лоп (интерпретацию аналогичных ошибок см. выше).

Информант Г2: смутное – случное: [т – ч] появление не свойствен ной португальцам аффрикаты можно считать «гиперкорректной» ошибкой, говорящей о неуверенности информанта в различении соответствующих звукотипов;

смутное – случное: (интерпретацию аналогичных ошибок см. выше).

Информант М7: происхождение – происходение: здесь может быть «перераспределение» щелевого элемента при неразличении шипящих и свистящих: жд' д' [д''] (последнее – в качестве призвука в аффрициро ванном взрыве);

свастика – сватика: перераспределение смычных и щелевых сви стящих. В сочетании [с'т'] [с'] – плоскощелевой звук, произносимый не резко, а [т'] – фаз звуков с аффрицированным взрывом, имеющим щелевой призвук.

классификация – клацификация: фонологическая замена [с’ц] предыдущему.

Все случаи фонологического смешения смычных – щелевых – афф рикат могут показывать недодифференцированность фонем в русских коррелятивных парах.

Количество ошибок по этому признаку составляет 27%.

Стечения согласных В восприятии стечений согласных сохраняются два типа ошибок:

упрощение сочетания и гласная вставка.

1. Упрощение за счет пропуска одного из согласных.

Г2: распространить – распратранить: упрощение за счет щелевого согласного;

практика – пратика: упрощение за счет первого из двух глухих смычных, комплексность – комплесность, представительный – презта вительный: упрощение трехсоставного консонантного сочетания за счет пропуска глухого смычного;

А3: представительный – презтавительный: упрощение трехкомпо нентного консонантного сочетания за счет пропуска первого глухого смычного;

функция – фунция: типичная ошибка для португалоговорящего:

упрощение за счет пропуска одного из трех смычных;

присягнул – присянул: пропуск первого звонкого смычного задне язычного в позиции перед огубленным сонорным.

Необходимо отметить пропуск заднеязычных согласных к-г в приве денных примерах, что можно объяснить меньшей дифференцированностью подкласса заднеязычных в португальском языке по сравнению с русским.

должна – дажна: упрощение трехкомпонентного сочетания перед неязычных за счет пропуска первого.

М7: свастика – сватика, выяснение – выянение: упрощение дву членного сочетания щелевого и смычного одного места образования за счет пропуска первого щелевого [с];

европейские – европейкие: в трехчленном сочетании средненеб ный+зубной+средненебный пропущен серединный зубной, что упрощает сочетание по месту образования.

Б3: использует – испозует: пропуск – сонорной и сильно вокализо ванной фонемы [л'].

2. Гласная вставка наблюдается в следующих примерах.

Г2: нацистской – нацистиской: упрощение консонантного сочета ния путем гласной вставки после смычного перед повторяющимся щеле вым: существует – жустивует:

бунт – бунит, внутри – винутри: гласная вставка в консонантных сочетаниях с носовым в конце и в начале слов. Характерно, что вставляется передний гласный [и] между твердыми согласными (см. начальный этап).

А3: достаточно редкой является ошибка консонантной вставки рас пространение – распростраснение. Здесь, по-видимому, случай дистант ной ассимиляции (повторение свистящего).

М7: внутри – винутри: для облегчения произношения сочетания со гласных звонкий + сонорный вставляют гласный [и], который придает мяг кость [в].

Все эти ошибки можно интерпретировать как фонологические, они нарушают ритмическую и слоговую структуру слога и искажают последо вательность фонем.

Количество ошибок по этому признаку составляет 17%.

Ошибки из-за графической и фонетико-графической интерференции Данный вид ошибок практически исчез из письменной речи инфор мантов, за исключением употребления «ш» – «щ». Правильное написание на этом этапе обучения во всех случаях, имевших место на начальном эта пе, можно объяснить хорошим усвоением правил русской графики.

Таким образом, анализ письменного материала продвинутого уровня обнаруживает, что по-прежнему возникают нарушения всех признаков со гласных. Возможно, причина в пока еще не устоявшейся системе восприя тия отличительных черт артикуляции русского консонантизма. Тем не ме нее, некоторые информанты из Бразилии и Мозамбика уже не допускают ошибок по признаку глухости – звонкости. По-прежнему у всех информан тов частотны ошибки, связанные с нарушением признака способа образо вания. Значительные трудности также вызывают употребления стечений согласных.

Последний этап – завершающий – соответствует второму – третьему курсам основных факультетов. На данном этапе АБ русского языка должна быть усвоена в такой степени, чтоб устранить основные ошибки, вызван ные межъязыковой интерференцией.

Нарушение признака твердости – мягкости Неразличение твердости – мягкости наблюдается все реже и только в случае смешения «щ» и «ш», поэтому эти ошибки мы даем единым спис ком, не видя необходимости разграничивать информантов по их регионам:

существенное – сушебшстивна, общественного – обшестивенного, общность – обшность, познающего – познаюшего, осуществляется – осушествляется, общество – обшество, предстоящие – предстояшие, действующего – действуюшего.

Фонологическая ошибка на основе недодифференцированности фонематической корреляции по твердости – мягкости. Количество ошибок по этому признаку составляет 72%.

Стечения согласных В письменных работах на завершающем этапе обучения по прежнему наблюдаются ошибки в стечениях согласных. Надо отметить, что в проанализированных работах не встречались случаи гласной вставки в конце слов, что было характерно для двух первых этапов.

А5: представителей – преставителей: упрощение трехсоставного консонантного сочетания за счет пропуска глухого смычного;

происхождение – проиходение: два упрощения в одном слове: [сх х]: пропуск одного из двух щелевых согласных разного места образова ния и [жд' д' [д'']], где наблюдается «перераспределение» щелевого элемента;

Б4: отчетливо – очетливо: устранение консонантной долготы, об разовавшейся в результате ассимиляции по мягкости.

Количество ошибок по этому признаку составляет 28%.

Что касается ошибок по остальным признакам (нарушение акустиче ских характеристик согласных, признака места образования и признака назализации), то в работах информантов эти случаи выявлены не были.

Возможно это объясняется закреплением системы и умением информанта различать эти признаки. Однако, это не исключает возможность ошибок по этим признакам в других работах.

Таким образом, на завершающем этапе обучения у студентов по прежнему вызывают трудности написания слов со стечением двух и более согласных. Нарушение признака твердости – мягкости реализуется только при употреблении «ш» – «щ».

Большинство ошибок в письменной речи носят фонологический ха рактер (как мы и предполагали) и связаны с недодифференцированностью русских фонологических оппозиций, из которых один или оба члена оппо зиции отсутствует в португальском языке. Те же причины лежат в основе восприятия сочетаний согласных и фонологических последовательностей в речевом потоке;

эти ошибки ведут к нарушению ритмической и слоговой структуры слова.

3. Анализ акцента в устной речи Наблюдения показывают, что однотипные фонетические нарушения встречаются в речи разных студентов и повторяются систематически. Сле довательно, их появление связано с объективными закономерностями, определить которые является задачей этой части работы.

Порядок описания материала будет таким же, как и при анализе ошибок в письменной речи.

При записи звучащей речи мы пользовались учебной транскрипцией, которая составлена на основе кириллицы, с некоторыми дополнениями в виде диакритических знаков и некоторых знаков для обозначения гласных и согласных звуков, взятых из таблицы IPA (International Phonetic Alphabet – Международный Фонетический Алфавит). Так, полумягкость согласного обозначалась знаком «», который следует за этим согласным. Любые другие отклонения в произношении русских звуков записывались с помощью знаков из IPA (например: ж – ) и последующими пояснениями. Ввиду частого нарушения ритмической структуры слова и изменением места ударения, ударный гласный выделялся нами жирным шрифтом.

Анализ ошибок в устной речи начинается с начального этапа обу чения. Запись на аудио-носитель производилась после завершения ВФК (третий месяц обучения) на подготовительном факультете. Напомним, что для записи звучащей речи использовались в основном изолированные сло ва и лишь несколько словосочетаний.

Нарушение признака твердости – мягкости В устной речи все информанты практически во всех случаях произ носили русские переднеязычные дорсальные ([т-д, с-з, н, ц]) и какуми нальные ([ш-ж]) c полумягкой артикуляцией, тогда как они должны были произноситься с твердой артикуляцией.

Приведем примеры:

Б1, Б2, А1: жизнь – [зн]: при произнесении португалоговоря щим русская ж становится более передней, а следовательно, мягкой. Кроме того, нарушена ритмическая структура слова за счет конечной гласной вставки – открытие слога;

Б1: вечер – [вetер]: всегда мягкая ч заменяется какуминальной t.

Ошибка сопровождается нарушением ритмической структуры слова за счет конечной гласной вставки;

Б1, Б2: смех звонкий – [измеh звонк]: в этом примере нарушает ся твердость согласного [н] из-за гласной вставки [i], которая придает ему полумягкое звучание;

Б1: вкусно – [фкусн]: смягчение согласного в конечной позиции вызвано правилами чтения родного языка, где невозможно употребление других букв, кроме [r, l,], поэтому информант произносит гласный при звук [].

А1, М1, М5: ежедневно – [дневн], можно – [мон], жен ский – [ск] твердая [ж] произносится как более мягкая [], что можно объяснить влиянием родного языка.

Таким образом, как видно из примеров, студенты склонны произно сить твердые согласные звуки русского языка с полумягкой артикуляцией (фонетическая ошибка на основе субституции, которая однако может привести к фонологической замене мягких согласных на твердые и недо дифференцированности этих фонем). Это и подтверждает наш прогноз о возникновении ошибок по этому признаку, поскольку в португальском языке нет мягких согласных, за исключением среднеязычных палатальных [, ], которые можно считать относительно мягкими.

Нарушение акустических характеристик согласных Нарушения по данному дифференциальному признаку довольно ча стотны. В некоторых случаях это можно объяснить правилами чтения в португальском языке, где происходит озвончение некоторых согласных в определенных позициях (об этом см. подробнее вторую главу).

Б1: смех /звонкий – [измеh / звонк]: озвончение [с] скорее всего вызвано позицией между гласным и последующим сонорным [м].Конечный [х] оглушается в конце, хотя между словами информантом была сделана пауза;

слон – [зл]: озвончение [с] после гласной вставки и перед сонорной [л];

ходит – [одт]: озвончение заднеязычной щелевой фонемы в начальной позиции перед гласной, отсутствующей в португальском языке.

В примере он уходит – [ / уодт] озвончение щелевой, вероятно, вызвано интервокальным положением;

Б2: вкусно – [вкузн]: оглушение начального согласного [в] перед глухим [к]не происходит из-за гласной вставки в сочетание согласных «вк», поскольку такое сочетание невозможно в португальском языке;

в со четании «сн» происходит озвончение [с] из-за положения после гласного и перед следующим сонорным [н].

М1: глупый – [куп]: оглушение перед сонорным – довольно ред кая ошибка, тем более, что в португальском возможны сочетания [gl-kl].

хлеб – [hлеб]: отсутствие оглушения в конце слова вызвано зако ном конца слова в португальском языке (см. выше), приводящим к откры тию слога путем гласной вставки.

пахнет / хлеб– [пнет / hэб]: озвончение щелевого согласного [х]происходит из-за гласной вставки, которая ставит согласный в интерво кальное положение;

конечная согласная не оглушается из-за добавления гласной вставки (см. пример выше);

смех / звонкий – [смеh / звнкй]: несмотря на последующий звон кий [з], ассимиляции по данному признаку не произошло, т.к., во-первых, студентам не знакомо это правило, и во-вторых, была сделана пауза между словами. Конечный русский щелевой [х] часто произносится как фарин гальный [h].

вход – [вhод]: отсутствие оглушения в сочетании согласных за счет гласной вставки на границе морфем ввиду невозможности такого сочетания в португальском языке;

выход– [вhод]: отсутствие оглушения в конце слова из-за закона конца слова.

Характерно смешение этих двух слов в интерферентной речи из-за отсутствия оглушения [вх], редукции заударного [о], а также из-за гласной вставки.

А1: желтый – [олт] – оглушение звонкого в сильной позиции пе ред гласным.

Рассмотренные примеры позволяют судить о степени интерферен ции португальского языка. Нарушения происходят в основном в стечениях согласных в позициях начала – середины – конца слова, где информанты не соблюдают правил ассимиляции по глухости – звонкости из-за ограничен ности сочетаний согласных в португальском языке. В этом случае наблю дается упрощение произношения за счет гласной вставки и уподобление звучания правилам родного языка (под «родным языком», мы подразумева ем португальский, т.к. не все информанты владеют национальными языка ми). Глухие согласные произносятся как их звонкие корреляты (недодиф ференцированность в фонологических парах русских глухих – звонких или субституция в случае [х]). Часто озвончение происходит перед русскими сонорными согласными и в интервокальной позиции.

Нарушение признака назализации В устной речи довольно часто наблюдается нарушение этого при знака, поскольку существенным отличием португальского языка является наличие назализованных гласных и согласных (подробнее см. вторую главу и описание ошибок в письменной речи). Назализация гласных наблюдается во всех позициях: в начале – середине – конце слов перед [м-н].

Б1, Б2: в начале слова: он – [], вон – [в];

он уходит – [ / уодт]:

назализация перед паузой. В середине слова: банк – [бк], компот – [кпот], композитор – [кмпозтор], японский – [йпск], смех звонкий – [изм`еh звк], иностранка – [инострк], студентка – [студтк]. В конце слова: ремонт – [пемт], президент – [прездт], музыкант – [музкт], слон – [изл], днём – [д], пешком – [пшк], банан – [бан], стадион – [стадI], магнитофон – [магнф].

Остальные информанты показали значительно меньшее количество ошибок, связанных с этим признаком.

М1: начало слова: он уходит – [ / уhдт] – изолированное положе ние между паузами;

много – [мног] – имплозивный м в сочетании носо вых;

середина слова: символ – [смб], компот – [кмпот], документ – [дкумт], стадион – [стдз], магнитофон – [мгнтф], женский – [ск].

А1 допустил такую ошибку только в одном слове: стадион [стад'ио]. Информант Г1 не допустил ошибок, основанных на этом при знаке.

Таким образом, на начальном этапе студент из Бразилии в большей степени подвержен влиянию родного языка, чем информанты из других регионов, в случаях произношения носовых согласных во всех позициях в слове. Эти ошибки можно классифицировать как фонетические на базе субституции или фонологические ошибки на основе реинтерпретации признака назализации.

Нарушение признака места образования Нарушения признака места образования в устной речи на начальном уровне прежде всего выражается в фонетической и фонетико-графической интерференции. Естественными будут сложности, вызванные произноше нием звуков, отсутствующих в родном языке ([х, ц, ч, щ]) или же имеющих частичное сходство. Это касается, прежде всего, шипящих [ш-ж], которые в португальском языке апикальные, а не какуминальные, как в русском (об этом см. подробнее вторую главу). Кроме того, разница в месте образова ния дрожащих также нередко порождает ошибки в устной речи. В нашем распоряжении имеется много примеров со стечениями согласных, где наблюдаются нарушения не только по месту образования, поэтому нару шения в сочетаниях согласных будут описаны в специальном разделе.

Б1: символ – [смбо]: ассимиляция по месту образования, рожде ство – [пождесво], ремонт – [пемт] смешение [р/п] вызвано фонетико графической интерференцией, Б1, Б2: прогноз – [погнос], министр – [м’ин’ист];

А1: жаркий – [жакий], архитектор – [рhтектор] – русский переднеязычный дрожа щий произносится как в родном языке – увулярный дрожащий (фонетиче ская ошибка на основе субституции).

Б1, Б2: женский – [ск], жаркий – [арк], маршрут – [маррут], наши – [наи], мужской – [мукой] апикальность [ж-ш] вы звана влиянием родного языка (фонетическая ошибка на основе субсти туция);

Б1, Б2: щенок – [енок], щи – [и], овощной – [баной]: в этих примерах ошибки вызваны прежде всего отсутствием таких звуков в род ном языке. Происходит смешение по форме языка. Эти ошибки можно счи тать фонетическими на основе субституции.

А1: жаркий – [акй], архитектор – [атетоr]. М1: министр – [мнст], трудно – [тудн] – согласно правилам родного языка русский переднеязычный дрожащий заменяется увулярным (фонетическая ошибка на основе субституции).

Ошибки при произнесении заднеязычного щелевого [х] возникают при произнесении вне зависимости от позиции в слове. Информантами из Бразилии и Анголы он часто воспроизводится как фарингальный [h] или заменяется русским заднеязычным смычным [к]. Позиция начала слова:

химик– [hмк], хлеб– [hлеб], холодно – [hoдн];

позиция середины слова в сочетании с другой согласной: архитектор – [арhтектор], вход – [вhод], кухня – [курн’a], пахнет хлеб – [паhнет hлеб];

интервокальная позиция: психолог – [псhолок] (фонетическая ошибка на основе суб ституции). Отметим, что в слове кухня информант из Анголы допустил одинаковую ошибку в устной и письменной речи – щелевой [х] был заме нен на переднеязычный дрожащий [р].

М1: жизнь – [ззн];

интервокальное положение х: вход – [вhад];

композитор – [кмпозто] – фонетическая ошибка на основе субститу ции;

щенок – [цинок], щи – [ци], овощной – [вецной] – вероятно, ошибка вызвана фонетико-графической интерференцией при чтении вслух;

М1, М5: холодно – [oдн] – пропуск звука;

хлеб – [hлеб], хи мик – [hмк], плохой – [плоhй], психолог – [псhлок], вздох – [вздаh] – в этих примерах наблюдается замена русского щелевого задне язычного [х] фарингальным [h] (фонетиическая ошибка на основе суб ституции), лёгкий – [локи] – упрощение консонантного сочетания [хкк].

Таким образом, нарушения признака места образования затрагивают прежде всего те согласные, которые отсутствуют в родном языке инфор мантов. Значительные трудности вызывает произношение щелевых, шипя щих, иногда – дрожащего согласных. В некоторых случаях фонетические ошибки можно объяснить фонетико-графической интерференцией. Связано это с небольшой продолжительностью изучения русского языка. На следу ющих этапах обучения ошибки, вызванные этим видом интерференции не будут возникать столь часто.

Нарушения признака способа образования Б1: чех – [tеh], вечер – [вetер] горячий – [горац] – апикальный [ч] вместо дорсального;

в последнем примере – смешение фокуса аффри кат;

овощной – [баной] смешение [в/б] может быть поддержано фоне тико-графической интерференцией.

А1: щенок – [чнок], щётка – [чотк], щи – [ц] – постоянное смешение смычных со щелевыми (фонологическая ошибка на основе не додифференцированности).

Все информанты допустили одинаковые ошибки при произнесении слов офицер – [оф’исер], отец – [отес], где аффрикату заменили щелевым (фонологическая ошибка на основе недодифференцированности фонем).

Стечение согласных В устной речи также вполне ожидаемы ошибки в употреблении сте чений согласных, которые реализуются такими же способами, что и в письменной: упрощение сочетаний за счет гласнойвставки (которая явля ется причиной нарушения РС русского слова) или пропуск сочетания.

1. Гласная вставка (плюс-сегментация) на стыке морфем и в сере дине слова в двучленных сочетаниях согласных:

А1, Б1, М1, М3, М5, Г1: аквапарк – [аквапарк], вздох – [вздаh], вниз – [внс] – гласная вставка на стыке морфем и внутри слова нарушает РС. В примерах вкусно – [вкусна], вход – [вhад] согласный [в] в двухчленном сочетании не подвергается ассимиляции по глухости – звон кости из-за гласной вставки, поскольку стечение согласных [вк] невозмож но в португальском языке.

Б1, Б2, М1, М3, Г1: психолог – [псhолог], книга – [кнг]:

нарушение признака твердости – мягкости в сочетании согласных из-за последующей гласной [и], которая придает полумягкость предшествующе му согласному. Нарушения, сделанные информантами М1, М3, А1 в слове много – [м’иного], вызваны фонотактическими закономерностями родного языка, поскольку в португальском языке невозможно употребление двух носовых согласных подряд. Примечательно, что информант Б1 в слове много пропустил первый согласный, вероятно, употребляя имплозивный перед назальным.

2. Гласная вставка (плюс-сегментация) в трехчленных сочетаниях согласных.

М1: японский – [йпонзк]: двойные вокалические вставки (по скольку в португальском языке подобное стечение невозможно) и озвонче ние интервокального [с].

М3: студентка – [студентк] – поскольку данное сочетание со гласных в родном языке информанта не возможно, он разделяет трудную позицию гласными, разбивая слово на слоги и тем самым нарушая РС.

А1: мужской – [мужскй] – стечение щелевого передненебного + щелевого зубного + смычного невозможно в родном языке;

солнце – [солнцэ]не зная правил орфоэпии, студент упрощает структуру слова, разделяя невозможное употребление сочетания сонорных в родном языке гласной вставкой.

Как и в письменной речи, при произношении вставляется передний гласный;

согласные перед ним произносятся полумягко.

3. Гласная вставка в конце слова (плюс-сегментация).

Всем информантам, за исключением студента из Гвинеи-Бисау, свойственно употребление гласной вставки в конце слова. Как нам уже из вестно, это вызвано законом конца слова в португальском языке, ограничи вающим количество согласных в финальной позиции ([r, l, ]). Ниже пере числены ошибки всех информантов, независимо от национальной принад лежности.

хлеб – [ hлеб ], выход – [вhад], мальчик – [малшк], вечер – [вetsер], психолог – [псhолог], номер – [номер], прогноз – [погноз].

4. Довольно часто встречается плюс-сегментация после сочетаний согласных, причем последний согласный обычно полумягкий:

Б1, Б2: жизнь – [зн], официант – [фцант] студент – [сту дент], банк– [бк].

М1, М3, М5: музыкант – [мйузIкант], студент – [студент ], президент – [прездент], ремонт – [ремонт], банк – [банк], жизнь – [ззн], национальность – [нцналнст]. Как видим, в приведенных примерах гласная вставка употребляется в сочетании сонор ный + смычный. Поскольку мягкость согласных не свойственна португаль скому языку, то информанты произносят конечный мягкий русский соглас ный с призвуком [], вероятно, для придания мягкости, которая в этой по зиции обусловлена артикуляционно. Кроме того, согласно правилам родно го языка, в этих словах последний гласный назализован. Щелевой [с] и па латализованный смычный [т’] также разделяется гласной вставкой, что продиктовано правилом родного языка (об этом см. вторую главу).

5. Плюс-сегментация внутри слова.

Информант А1 допустил интересную ошибку: гласная вставка внут ри геминат в заимствованных словах (что возможно, по-видимому, только при чтении вслух этих слов, может быть незнакомых студенту в русском написании): хобби – [hбб], хоккей – [hккй]. По-португальски хоб би – hobby, хоккей – hquei. В обоих случаях геминаты упрощаются.

М1: иностранка – [инстранк]. Предыдущий анализ показал, что информанты из Мозамбика не часто допускают ошибку по признаку наза лизации. Вероятно, для удобства произношения была сделана гласная вставка между назальным и смычным;

проститься – [поусттс] гласная вставка, возможно, в этом случае вызвана нарушением орфоэпии: студент может не знать, что сочетание «ться» произносится как [ца].

6. Пропуск согласного (минус-сегментация) в сочетаниях.

Мы не располагаем большим количеством примеров с данным типом упрощения, поскольку на начальном этапе словарный запас студентов не велик и не включает в себя большое количество слов с многочленными стечениями согласных.

Б1, Б2, А1: мужской – [мукой], чешский – [чешк]: в этих приме рах ясно прослеживается влияние родного языка, где «с» перед «к» всегда произносится как []. В первом случае наблюдается ассимиляция по глухо сти – звонкости. Следовательно, в обоих примерах сочетания читаются как [шск]. Трудно сказать наверняка, какой из согласных пропустили инфор манты.

Информанты М1, М3 опустили согласный []: мужской – [муской], чешский – [ческ].

Таким образом, примеры показывают, что студентам свойственно упрощать стечения согласных за счет гласной вставки или пропуска ком понента, уподобляя звучание слова родному языку в тех случаях, когда подобное стечение противоречит правилам португальского языка. Чаще всего наблюдается случай гласной вставки в конце слова, поскольку конеч ные согласные в русском языке более дифференцированы, чем в порту гальском. Общее количество ошибок составляет 133 единицы.

Нарушения звуковых последовательностей с j-i Употребление сильного и слабого [й] в составе звуковых последова тельностей с [j-i] является универсальной трудностью практически для всех иностранцев. Анализ письменных работ наших информантов подтвердил это. Такая же ситуация ожидается и при чтении вслух.

В позиции начала слова, независимо от окружения, студенты про пускали звук[й]. Эта ошибкане частотна и на этом этапе встретилась лишь однажды у информанта М1: ежедневно – [и] пропуск [й] в начале слова, возможно, объясняется в том числе и фонетико-графической интерферен цией: буква «е» в португальском языке иногда произносится как [i];

А1: станция – [станц], организация– [грнц]: в конце слова не осуществляется переход от гласного переднего ряда к среднеязычному [й].

Позиция -циjа- [-ций] в нашем материале на этом этапе встречается лишь дважды, тем не менее, подобная ошибка из-за своей очевидной трудности будет еще не раз возникать на следующих этапах.

Все информанты допустили ошибки в позиции С’Гй – Сгй в конце слов. А1, Б1, Б2, М1, М3, Г1: жаркий – [жак], женский – [[ск]], звон кий – [звонк], японский – [ипонск], легкий – [лок], чешский – [чешк], вечерний – [вetерн], горячий – [горач];

двенадцатый – [двинацат], соленый – [сол’он]. Невосприятие и, следовательно, пропуск конечного [й] типичен в этой позиции. Последний согласный в этом случае всегда произносится полумягким перед последним звуком [].

На данном этапе наблюдается увеличение количества фонематиче ских ошибок на базе субституции, что не наблюдалось на первом этапе и в письменной речи.

Таким образом, проанализировав основные ошибки, возникающие на начальном этапе, выделяются области, представляющие сложности для португалоговорящих студентов. Прогнозы подтвердились в отношении всех признаков: полумягкое произношение твердых согласных прослежи вается у всех информантов;

из-за незнания правил ассимиляции по глухо сти – звонкости возникают нарушения этого признака. Примечательно, что назализация гласных в большей степени свойственна информанту из Бра зилии. Нарушение признаков места и способа образования в одних случаях объясняются фонетико-графической интерференцией, в других – отсут ствием некоторых согласных в родном языке студентов. Ошибки в упо треблении стечений согласных прежде всего выражаются в стремлении уподобить звучание слова родному языку, которому не свойственно много компонентные согласные сочетания, поэтому информанты часто разбивают стечение согласных гласной вставкой (плюс-сегментация) или же опуская при произношении один из членов стечения (минус-сегментация). На данном этапе прослеживается сильное влияние родного языка. Ошибки, совершаемые студентами, часто классифицируются как фонологические, поскольку незнание и неуверенность в произношении того или иного слова ведет к значительному изменению звучания. Можно предположить, что на следующих этапах ошибки перейдут в разряд фонетических, а количество ошибок, вызванных влиянием родного языка, значительно уменьшится.


Следующий этап – продвинутый. Студентам были предложены че тыре знакомых текста из учебников по русскому языку – два отрывка из художественного текста и две газетные статьи. Надо отметить, что студен ты показали высокий уровень техники чтения текстов (подготовленное чтение), допустив малое количество ошибок лишь в самых сложных случа ях. Обычно, это происходило по тем же причинам, что и на начальном эта пе – отсутствие той или иной согласной в родном языке или стечения не скольких согласных вело за собой нарушения одного, а чаще нескольких, признаков. При прочтении информанты допустили следующие ошибки в произношении.

Нарушение признака твердости – мягкости Основным нарушением этого признака можно назвать полумягкое произношение всеми информантами как твердых, так и мягких согласных в позиции перед «е, ё, ю, я, и» и «ь».

Г2, Г3: люди – [луд], разных – [разнh], выбираем – [вбраим], посетит – [псетт], официальным – [фсалнм] – нарушение сме ны мягко-переднего и твердо-заднего укладов в пределах русского слова;

информанты произносят все согласные как полумягкие;

состоявшейся – [ц], правительства – [првтелсв] председатель– [л];

долга – [дол’г].

М7: обсуждать – [т], председатель – [л], исключено – [лу], Моск ве – [вэ].

Б3: Москве – [вэ], председатель – [л], важным– [важнм].

Информанты произносили мягкие согласные главным образом как полумягкие, и твердые как полумягкие перед гласным [ы], что можно объ яснить универсальной сложностью произношения данного гласного для всех иностранцев. Смягчение согласного перед мягким знаком не происхо дило. Все эти ошибки относятся к фонологическому типу на основе недо дифференцированности твердых – мягких фонем в русском языке.

Нарушение акустических характеристик согласных Г2: слушать – [служат] – согласно правилам родного языка озвон чение согласного вызвано его интервокальным положением, ошибка в тек сте повторялась неоднократно, но у остальных информантов подобных ошибок не встретилось.

Как видно, информанты допустили минимальное количество ошибок по данному признаку.

Нарушение признака назализации Г2: Владимиром Путиным – [ / ], римским – [], планируемым – [] последние гласные в словах при произношении назализуются из-за ко нечного назального [м].

Б3: визитом– [визит] – типичный случай назализации гласного при отсутствии эксплозивного конечного согласного – ошибки фонетиче ского типа на основе субституции.

Остальные информаны не допустили таких ошибок.

Нарушение признака назализации также наблюдалось лишь несколь ко раз, хотя слов с аналогичной позицией назальных согласных было до статочно много. Возможно, это остаточные явления влияния родного язы ка. Можно предположить, что на последнем этапе ошибки по этому при знаку исчезнут вовсе.

Нарушение признака места образования Ошибки при произнесении заднеязычного щелевого [х] все еще воз никают, но уже преимущественно в позиции конца слова, и произносятся как фарингальный [h]:

А3, Б3, Г2, Г3: политических – [h], в рамках – [h];

Г2, Г3: тради циях – [h], иностранных – [h], двусторонних – [h], центральных – [h], мос ковских – [h], российских – [h], семинарах – [h], рынках – [h], улицах – [h], никаких – [h], лекциях– [h].

Отметим, что из всех информантов только информант Б3 регулярно произносил русский переднеязычный дрожащий [р] как увулярный дрожа щий [] родного языка: Шредером – [], ярком – [], в рамках – [], Ирте ньев – [].

М7 допустил одну ошибку по признаку места образования в слож ном слове антиглобалистских – [нтглблтск] – по-видимому, перенос [х] в фарингальную область и пропуск его.

Б3: принадлежал – [пр’индежа] – боковой [л] произносится как в родном языке – с дополнительной артикуляцией веляризации.

Как видно, на данном этапе выделяются два основных случая оши бок – это произношение [х] как [h] и [р] как [] (фонетические ошибки на основе субституции). Ошибку в произношении русского заднеязычного щелевого допускали студенты из Гвинеи-Бисау и Бразилии. Произношение переднеязычного дрожащего как увулярного наблюдалось в разных пози циях в слове только у информанта из Бразилии.

Нарушение признакаспособа образования Г3: центральных – [сентралн], официальным – [фсалнм], состоявшейся [ц]– типичная ошибка смешения аффрикаты и щелевого.

Г2: лекции – [лекс’ии], церкви – [серви] (фонологическая ошибка на ос нове недодифференциации).

М7: продлится – [прдл’ит’c’a];

М7, Б4: исчезает – [сч] не проис ходит ассимиляции по способу образования (отсутствие ассимиляций, ха рактерных для русского языка при нормативном озвучивании каждой фо немы (орфоэпические ошибки)).

Еще раз обращает на себя внимание малое количество ошибок по этому признаку, допущенных информантами. В этом случае наблюдалась ошибка в связи с незнанием фонетических законов и типичная ошибка за мены аффрикаты щелевым.

Стечение согласных По-прежнему информанты допускают два вида нарушений в чтении сочетаний согласных.

а) гласная вставка (плюс-сегментация):

Б3, Г3: в частности – [вчаснст] – ассимиляция по глухости – звонкости не происходит из-за гласной вставки в предлоге в;

Г3: в Москве – [вмскве] – гласная вставка перед сонорной;

встречи – [встреч].

Б3, А4: ведомств – [мств], президент – [т] – многосоставные сочетания согласных невозможны в родном языке, поэтому информант нарушает РС, добавляя гласную вставку.

б) пропуск согласных (минус-сегментация):

Г3: правительства – [првтелсв], ведомств – [ведмсв], гос ударств – [гсударсв] – пропуск смычного согласного на месте второго члена сочетания.

Г2: сегодня – [свон] – такое стечение согласных невозможно в родном языке: в гоморганном сочетании смычного и носового не происхо дит фаукального взрыва, пропускается первый смычный;

поездка – [песк] – одинаковый способ образования [д] и [к] при разном месте образования: сочетание невозможно в родном языке;

церкви – [серви] – все согласные разного места и способа образования. Во всех этих случаях про пускается смычный согласный.

Информант М7 показал хорошие знания в чтении слов со стечением нескольких согласных и допустил лишь одну ошибку в сложном слове ан тиглобалистских – [нтглблтск] – пропуск первого щелевого согласного в стечении и вставка в середине стечения для упрощения про изношения. Количество ошибок по этому признаку составляет 16 единиц.

Таким образом, ошибки такого рода допускаются во всех позициях в слове (начало – середина – конец) в основном со смычными согласными, поскольку в русском языке, в отличие от португальского, возможно стече ние практически всех согласных друг с другом с частым употреблением смычных. Гласная вставка и пропуск согласного в равной мере возникают в стечениях сочетаний согласных, невозможных в родном языке информан тов.

Нарушения звуковых последовательностей с j-i Нарушение звуковых последовательностей с j-i все еще продолжает представлять определенные трудности для информантов. Пропуск самого [й] произошел в словах языки – [изык], и его – [и / иво] информантами из Гвинеи-Бисау. Остальные информанты произнесли эти слова правильно.

Кроме этих ошибок, были допущены нарушения в следующих словах:

Г2, А2, А3: дипломные– [н], иностранные – [н], курсовые – [в], февраля – [л’и], реальностью – [ту], Италию – [л’jу].

Г3: отношений – [н].

М7, А3, А4: массовые – [в], восемью – [м’у] Б3: новостей– [т], данный – [н], серьезный – [н].

Эти ошибки показывают, что информанты все еще не усвоили такой сложный для них участок русской АБ. Ошибки возникают практически во всех случаях употребления [j] в русских словах.

Таким образом, проанализировав ошибки, отмечается высокий уро вень владения техникой чтения информантов на продвинутом этапе изуче ния русского языка. Общий объем текстов был достаточно большой ( знаков в двух текстах), и информанты допустили небольшое количество ошибок (95 ед.) по сравнению со всем объемом текстов. Наибольшее коли чество ошибок допускалось в случаях отсутствия согласного в родном язы ке – нарушения места и способа его образования. По признаку акустиче ских характеристик было допущено минимальное количество ошибок лишь одним информантом из четырех. Все еще наблюдаются ошибки при стече ниях согласных, но уже в гораздо меньшем количестве (84 – на начальном этапе и 13 – на продвинутом). Нам кажется, что улучшения в произноше нии информантов можно объяснить более углубленным изучением русско го языка: информанты посещают занятия по основным предметам, выпол няют все виды устных и письменных работ, больше общаются с русскими студентами. Все эти факторы не могут не оказать положительного влияния на произношение информантов в процессе изучения русского языка.

Следующий этап – завершающий. Он соответствует II – III курсам основных факультетов. На этом этапе информантам были даны газетные статьи из учебников по русскому языку. Анализ ошибок данного этапа по может сделать выводы о мере усвоения правил русской фонетики и степени интерференции родного языка: какие трудности остаются на последнем этапе обучения. Поскольку ошибки немногочисленны и свойственны всем пяти информантам, то мы опишем их без дифференциации по странам и нфрмантам.

Выяснилось, что продолжают вызывать ошибки признаки твердости – мягкости, места образования и последовательности с [j-i]. Нарушение признака твердости – мягкости выражается лишь в полумягком произ ношении мягких согласных перед «е, ё, ю, я, и, ь» (такая же ситуация наблюдалась и на прошлом этапе), хотя они менее частотны (фонетиче ские ошибки на основе субституции). Список слов с ошибками по этому признаку мы не приводим, т.к. потребовалось бы перечисление практиче ски всех слов текста, где есть мягкие согласные.


Нарушение признака места образования происходит лишь в случае смешения всеми информантами шипящих [ш – ш':] по активному органу в единственном слове соединяющий. Примечательно, что ошибка, свой ственная студентам первых двух этапов обучения – смешение русского щелевого заднеязычного с фарингальным – уже не допускается. Можно отметить некую гипертрофированность, напряженность в произношении [х], что вызывает фонетическую ошибку.

Нарушения звуковых последовательностей с[j-i]. На этом этапе надо отметить большую разницу в количестве ошибок в произношении и написании слов с последовательностями [j-i]. Если в письменной речи по добные ошибки минимальны, что можно объяснить хорошим запоминани ем орфографии слов, то в устной речи ошибки возникают практически во всех позициях со слабым или сильным [й]. Особую трудность вызывают позиции \тья – тия, тя – тья\, где информанты опускают [j], но в 87% отра жают его на письме.

Слова приводятся единым списком, поскольку все шесть студентов допустили одинаковые ошибки в случае произнесения сочетания \тия – тыя\ (где «т» – мягкий или твердый согласный): сочетание \тья\ в разных позициях в слове: воскресенье – [н], восемью– [му], с грустью – [ту], Иртеньев – [неф], итальянской – [ла]. Усечение слога со слабым [й]:

партия – [т], участие– [т], заседания – [н], заявления – [н], впечат ление– [н], в течение – [н], организация – [ц], милиция– [ц], кото рая– [р], Генуе – [ну], мировое – [в], минутное – [н] (фонологические ошибки на основе субституции, недодифференциации и реинтерпрета ции, нарушающие фрагменты потока речи.

Как и прогнозировалось, к завершающему этапу практически полно стью исчезли ошибки, вызванные интерференцией португальского языка.

На данном этапе ни разу не произошла назализация гласных у информан тов из Бразилии и Мозамбика, что показательно. Более того, у всех инфор мантов произношение слов со стечением согласных не вызывают такой очевидной трудности, как на прошлых этапах. При чтении информанты из Гвинеи-Бисау слегка замедляли скорость чтения, но в целом, слова с несу ществующими в португальском языке стечениями согласных произносили правильно. Это еще раз доказывает необходимость опоры на АБ русского языка при изучении его фонетических законов (в частности, всех видов ассимиляции, и т.д.).

ВЫВОДЫ В третьей главе представлен анализ реального акцента португалого ворящих студентов из разных регионов мира на материале их устной и письменной речи на русском языке с учетом этапа изучения русского язы ка. Материал исследования получен от двадцати четырех информантов из четырех стран: Бразилии, Гвинеи-Бисау, Анголы и Мозамбика. Описание реального акцента осуществлялось по этапам обучения. Описывались нарушения дифференциальных признаков, отдельных согласных, типы нарушения консонантной сочетаемости, приводилась классификация оши бок по их причине (недодифференцированность, сверхдифференцирован ность, реинтерпретация, субституция) и результату (фонетические или фо нологические). Количество ошибок каждого типа подсчитано в процентном соотношении к общему количеству ошибок. Это позволяет увидеть, какие дифференциальные и интегральные признаки вызывают трудности для студентов. Приведем данные о количестве ошибок в письменной речи на отдельных этапах изучения.

Ошибки студентов начального этапа обучения:

27% – стечение согласных;

15% – нарушение признака способа образования;

13% – нарушение признака твердости – мягкости;

13% – звуковые последовательности с [j-i];

11% – нарушение признака места образования;

11% – графическая и фонетико-графическая интерференция;

6% – нарушение акустических характеристик согласных;

4% – нарушение признака назализации.

Всего 100% (117 ошибок).

Таким образом, наибольшее количество ошибок возникает при сте чении согласных, произношении звуковых последовательностей с [j-i], а также нарушении основных признаков способа образования, твердости – мягкости. На дальнейших этапах изучения изменялось количественное со отношение ошибок разного типа.

Ошибки студентов продвинутого этапа:

27% – нарушение признака способа образования;

21% – нарушение признака места образования;

17% – стечение согласных;

12% – нарушение признака назализации;

9% – нарушение признака твердости – мягкости;

5% – нарушение акустических характеристик согласных;

0% – звуковые последовательности с [j-i];

0% – графическая и фонетико-графическая интерференция.

Всего 100% (112 ошибок).

На этом этапе наибольшее количество ошибок было связано с нару шением основных признаков русских согласных: места и способа образо вания, а также стечения согласных.

На завершающем этапе в письменных работах студентов зафикси рованы трудности написания слов со стечением согласных (28%) и нару шения признака твердости – мягкости (72%). Ошибки, связанные с нару шением других признаков, зафиксированы не были. Всего была допущена 51 ошибка.

Таким образом, суммируя полученные данные, можно утверждать, что области возникновения акцента в письменном виде речевой деятельно сти связаны с нарушением признаков места и способа образования звуков, а также со стечением согласных.

В устной речи акцент проявляется ярче на всех этапах изучения русского языка.

Студенты начального этапа обучения при чтении изолированных слов и словосочетаний допустили следующее количество ошибок:

36% – стечение согласных;

17% – нарушение признака места образования;

20% – звуковые последовательности с [j-i];

15% – нарушение назализации;

5% – нарушение признака способа образования;

4% – нарушение признака твердости – мягкости;

3% – нарушение акустических признаков.

Всего 100% (372 ошибки).

На этом этапе обучения наибольшие трудности при произношении вызвали стечения согласных, многие из которых отсутствуют в португаль ском языке.

Студенты продвинутого этапа при чтении учебного текста допу стили следующее количество ошибок разного типа:

35% – нарушение признака места образования;

19% – нарушение признака твердости – мягкости;

22% – звуковые последовательности с [j-i];

13% – стечение согласных;

6% – нарушение признака способа образования;

4% – нарушение признака назализации;

1% – нарушение акустических характеристик согласных.

Всего 100% (126 ошибок).

Студенты завершающего этапа допустили минимальное количество ошибок. Ярко выраженной особенностью их речи остается полумягкое произношение мягких согласных и нарушения звуковых последовательно стей с [j-i]. Ошибки, связанные с нарушением признака назализации и сте чениями согласных отсутствуют. Количество ошибок составляет 102 еди ницы.

Подводя итоги анализу реального акцента португалоговорящих сту дентов, укажем общее количество ошибок, допущенных информантами из каждой страны в письменной и устной речи.

Бразилия Гвинея-Бисау Ангола Мозамбик Твердость – мягкость 16 9 18 Акустические 5 11 6 характеристики Назализация 45 8 7 Место образования 42 46 36 Способ образования 10 31 19 Стечение согласных 18 31 32 Звуковые 41 37 43 последовательности с j-i Графическая 2 4 2 и фонетико-графическая интерференция (только для письменной речи) Полученные данные позволяют говорить о национальном акценте информантов каждой страны. Количество ошибок, приведенных в таблице, показывает реальную картину движения акцента, а также определяет обла сти, вызывающие наибольшие трудности у студентов. Надо отметить, что нарушения звуковых последовательностей с [j-i] и стечения согласных являются универсальными для информантов из всех описываемых нами стран. Эти случаи представляют собой одну из особенностей построения русских звуковых цепей и не знакомы португалоговорящим учащимся, что и вызывает ошибки. Ошибки, вызванные стечением согласных, в основном реализуются путем гласной вставки в разных позициях слова: начало – се редина – конец. Количество упрощений сочетаний согласных за счет про пуска одного из согласных сравнительно невелико.

Говоря об акценте студентов каждой португалоговорящей страны, отметим следующие особенности, которые необходимо учитывать при по становке произношения русских согласных.

Особенностями акцента информантов из Бразилии являются ошибки в нарушении признаков назализации, места образования переднеязычного дрожащего [р], который произносится как увулярный, переднеязычных шипящих [ж-ш], которые приобретают апикальность и заднеязычного ще левого [х], который произносится как фарингальный. В стечениях соглас ных бразильцы употребляют гласную вставку между согласными в сере дине и в конце слов, если такие сочетания отсутствуют в португальском языке. Эти ошибки в большом количестве встречались на начальном этапе изучения русского языка. Впоследствии, количество ошибок по всем при знакам уменьшилось, за исключением нарушений звуковых последова тельностей с [j-i].

Поскольку португальский вариант Мозамбика в большей степени, чем другие варианты, похож на португальский вариант Бразилии, студенты этой страны допускали сходные ошибки в нарушении признаков назализа ции, глухости – звонкости конечных согласных, а также в стечениях со гласных.

У информантов из Анголы наибольшие трудности возникали при употреблении стечений согласных, где чаще употребляется гласная встав ка, чем упрощение консонантного сочетания. По признаку места образова ния допускались те же ошибки, что и студентами из Бразилии. Эти ошибки встречались на первых двух этапах изучения русского языка.

Информантам из Гвинеи-Бисау свойственно допускать ошибки по признаку места образования (заднеязычный щелевой произносится как фа рингальный), а также по признаку твердости – мягкости. Кроме этого, зна чительную трудность вызывают стечения согласных. Эти ошибки встреча лись на продвинутом этапе изучения русского языка. На завершающем эта пе возникали сложности при произношении звуковых последовательностей [j-i], а также фонетическая ошибка в гипертрофированном (с дрожанием увулы) произношении заднеязычного щелевого.

Таковы особенности реального акцента в письменной и устной видах речевой деятельности португалоговорящих студентов из разных регионов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Проведенные исследования подтвердили эффективность лингводи дактических методов изучения иностранного акцента. Методологические основы лингводидактики разрабатывались постепенно в ходе развития методики обучения русскому языку как неродному и как иностранному с начала ХХ века в работах основоположников методики Л.В. Щербы, Е.Д. Поливанова, С.И. Бернштейна, А.А. Реформатского, которые в осно ву обучения положили принцип учета родного языка. При изучении ино странного языка в условиях языковых контактов неизбежно возникнове ние субординативного (смешанного) типа билингвизма, который опре деляется влиянием системы родного языка на изучаемый. Результатом такого взаимовлияния на фонологическом уровне является звуковая ин терференция, приводящая к иностранному акценту в разных видах речевой деятельности (мы изучали восприятие, отраженное на письме и чтении вслух). Эффективность исследования иностранного акцента в це лях оптимизации процесса обучения обеспечивается единством ФС и АБ изучаемого языка.

Используя принципы лингводидактического анализа, мы провели сопоставительно-типологическое описание консонантических систем род ного и изучаемого языков для прогнозирования интерференции. Понятие «родной язык» в нашем случае осложнялось тем, что родной язык не был представлен единой для всех информантов системой: мы имели дело с национальными вариантами португальского языка в разных странах мира, функционирующих на базе типологически различных национальных язы ков, поэтому мы учитывали состояние португальского языка в разных ре гионах и характеристику консонантизма в его национальных вариантах.

При анализе использовались данные, которые имеются в доступных для нас источниках (научная литература, Интернет-источники).

При описании консонантизма в обоих языках мы опирались не толь ко на закономерности фонологических систем, как это принято в большин стве исследований, но и на особенности АБ при организации речевого по тока. Это соответствует классическому требованию фонетизации и фоноло гизации при обучении произношению и при исследовании звуковой интер ференции. При этом АБ русского языка описывалась с точки зрения ее со стояния в XXI веке, что не было представлено в предшествующих исследо ваниях. Что касается португальского языка, мы вынуждены были ограни читься теми указаниями на особенности реализации консонантных единиц, которые есть в литературе.

Сопоставив консонантные системы русского и португальского язы ков, мы описали различия между двумя системами, а также разницу в гра фических системах, которые лежат в основе порождения интерференции.

Полученные данные при анализе реального акцента на разных этапах обучения португалоговорящих студентов в письменной и устной речи позво ляют нам говорить о национальных особенностях акцента информантов из каждой португалоговорящей страны. Руководствуясь положением Л.В. Щер бы о наблюдении и эксперименте как основных методах фонетических ис следований, мы использовали их в ходе изучения фонетической интерферен ции. При описании реального акцента учитывалась принятая нами классифи кация ошибок на фонетические и фонологические на основе фонемной недо дифференцированности, реинтерпретации и субституции (ошибок типа сверхдифференцированности на нашем материале не обнаружено).

Исследование подтвердило, что нарушения звуковых последова тельностей с [j-i] и стечений согласных являются универсальными для информантов из всех описываемых нами стран (как и для других иностран ных студентов, по данным литературы) и могут быть интерпретированы как результат внутриязыковой интерференции. Ошибки, вызванные сте чением согласных, на нашем материале в основном реализовались путем гласной вставки в разных позициях слова: начале – середине – конце. Про пуск согласных наблюдался реже. Трудности усвоения консонантных соче таний русского языка – тоже универсальное явление внутриязыковой ин терференции. Остальные типы ошибок вызваны межъязыковой интерфе ренцией, наиболее яркие связаны с назализацией и местом образования согласных.

Исследование реального акцента подтвердило также, что в периоди зации обучения произношению РКИ целесообразно принимать за началь ный этап только ВФК (или только первый месяц обучения), после которого следует говорить уже о продвинутом этапе обучения практической фонети ке. В нашем исследовании анализ реального акцента показал довольно зна чительную разницу в усвоении АБ между начальным этапом (который в нашем эксперименте был представлен ВФК) и продвинутым. Существен ное отличие завершающего этапа от первых двух в положительную сторо ну подтверждает его квалификацию как высшего сертификационного уров ня в овладении языком.

Поскольку в имеющейся системе тестирования фонетический аспект не представлен дифференцированным описанием по разным сертификаци онным уровням, то разработка этого аспекта является насущной задачей дальнейшего развития системы тестирования.

Таким образом, выдвинутая гипотеза полностью подтвердилась во всех положениях. Выяснилось, что различный языковой субстрат оказыва ет очевидное влияние на интерференцию португальского языка при контак те с ФС и АБ русского языка. Мы показали, что типологические особенно сти контактирующих языков дают более устойчивый акцент, чем отдель ные несовпадения в системах единиц. Примером может служить малое ко личество ошибок по признаку способа образования. В процессе анализа реального акцента стало ясно, что ошибки, порождаемые межъязыковой интерференцией, исчезли у информантов быстрее, чем ошибки, вызванные внутриязыковой интерференцией. В письменной речи наблюдается больше фонологических ошибок на основе недодифференцированности фонем ных признаков, чем в устной, где больше фонетических ошибок на основе субституции. Таким образом, цель нашей работы достигнута и прогноз интерференции подтвердился.

Полученные сведения помогут более эффективно обучать португа логоворящих студентов русскому произношению. Данное исследование проведено на основе полиязычия и может быть использовано при изучении аналогичных явлений в других полиязычных странах. Дифференцирован ный подход к изучению интерференции и полученные при этом результаты могут внести вклад в теорию языковых контактов и использоваться в науч ных исследованиях. Накопление данных о влиянии языкового субстрата на усвоение иностранного языка в условиях полиязычных контактов дадут более достоверные выводы о роли первичной, вторичной и т.д. языковых систем при усвоении следующей, что может быть использовано в теории языковой интерференции. Более того, исследования различных типов язы ковой интерференции могут быть использованы для написания учебников, учебных пособий по фонетике, предусматривающих предупреждение ино странного акцента на разных этапах обучения. Исследование подтвердило целесообразность учета национального варианта языка учащегося в случае наличия территориальных вариантов или диалектов родного языка (языка посредника), что наблюдается, например, в арабском мире, в странах Ла тинской Америки, в Китае и других.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Аванесов Р.И. Русское литературное произношение: Учебное пособие.

1.

Изд. 5-е, стереотипное. – М.: Изд-во КомКнига, 2005.

Аванесов Р.И. Фонетика современного русского языка. – М.: Изд-во 2.

МГУ, 1956.

Аванесов Р.И., Сидоров В.Н. Понятие о системе фонем / А.А. Рефор 3.

матский. Из истории отечественной фонологии. – М.: Изд-во Наука, 1970.

Аврорин В. А. Двуязычие и школа: Проблемы двуязычия и многоязы 4.

чия / В.А. Аврорин. – М., 1979.

Азимов Э.Г., Щукин А.Н. Словарь методических терминов. – СПб:

5.

Изд. Златоуст, 1999.

Акишина А.А., Барановская С.А. Русская фонетика. – М.: Изд-во Рус 6.

ский язык, 1980.

Акишина А.А., Каган О.Е. Учимся учить. – М.: Изд-во Русский язык.

7.

Курсы, 2004.

Антонова Д.Н. Сопроводительный курс фонетики и интонации как си 8.

стема обучения произношению. – В кн.: Использование принципа про блемного обучения в преподавании русского языка и общенаучных дис циплин иностранным учащимся (Материалы конференции). – М., 1986.

Антонова Д.Н.Фонетика и коррекционный курс для зарубежных пре 9.

подавателей. – М.: Русский язык, 1988.

Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. – М.: Изд-во Со 10.

ветская энциклопедия, 1969.

Балеевских К.В. Писатель-билингв: свой среди чужих? //Ярославский 11.

педагогический вестник.

http://www.yspu.yar.ru/vestnik/novye_Issledovaniy/12_2/ Балыхина Т.М., Игнатьева О.П. Лингводидактическая теория ошибки 12.

и пути преодоления ошибок в речи иностранных учащихся. – М.: Изд во РУДН, 2006. – 195 с.

Барановская С.А. Обучение русскому произношению иностранцев. – 13.

М., РУДН, 1984.

Барановская С.А. О некоторых аллофонах русских фонем (в связи с 14.

проблемой сопоставления языков) // Теоретические проблемы фоне тики и обучение произношению. – М.: Изд-во МГУ, 1971.

Барановская С.А. О фонологизме сопоставительного метода // Вопро 15.

сы фонетики и обучение произношению. Под ред. А.А. Леонтьева, Н.А. Самуйловой. – М.: Изд-во МГУ, 1975.

Барановская С.А. Принципы сопоставления фонетических систем // 16.

Тезиы научно-методической конференции кафедры русского языка, посвященной 10-летию УДН. – М.: Изд-во РУДН, 1971.

Бархударова Е. Л. Русский консонантизм. Типологический и струк 17.

турный анализ. – М.: Изд-во МГУ, 1999.

Бернштейн С.И. Вопросы обучения произношению применительно 18.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.