авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 18 |

«ПЕТЕРБУРГСКОЕ ВОСТОКОВЕДЕНИЕ Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН ...»

-- [ Страница 10 ] --

Уполномоченные представители селения Новый Костек согласились на продолжение строительства индивидуальных домов жителями селения Костек на 76 участках при условии разукрупнения совхоза имени Аджиева и создания двух самостоятельных хозяйств согласно существующему законодательству… Представители старого Костека согласились на разукрупнение совхоза при усло вии, что строительство жилых домов на спорном участке будет продолжено… Как явствует из протокола, не конфликтующие стороны, а руководство респуб лики внесло предложение при согласии индивидуальных застройщиков перене сти строительство на другие участки. Это заявление обе делегации приняли лишь к сведению, оговорив его специальным пунктом в протоколе [Барончук 1993б].

Селение Новый Костек (расположено в 2—3 км от Старого Костека). Ин формант Нурмагомед, даргинец, 1952 года рождения:

Местность, где сейчас располагается Новый Костек, была заросшей ку старником. Территорию расчистили. Тогда переселились из Чечни, в Чечне жили в селении Курчалой… Родители из цудахарских мест, у нас там селение Сана-махи. Переселили сюда не меньше 150 семей. В Чечню добровольно не переселяли, добровольно туда не пошли бы, переселили все селение. Потом, в 57-м, нашим предлагали поселиться в Хушете под Махачкалой, старикам по казывали разные места, они выбрали это.

Сейчас уже, наверное, до тысячи хозяйств. На той стороне — кумыки, и наши — там бы уже все бы заполнилось, если бы планы (участки) давали… Сюда никто не подселялся, здесь только 6–7 хозяйств из других даргинских селений, недавно приехали. А так все из Сана-махи. Детей много, селение раз рослось… С Костеком разделились лет 15–20 назад, у нас уже четвертая администрация. Здесь было отделение совхоза Старого Костека. Сейчас нет никакого общественного хозяйства, все выживают как могут. Совхозные участки можно брать в аренду… В 2007 году между нашими и Старым Костеком был серьезный спор из за рынка. У нас уже давно был рынок, к нам ездили, а в Старом Костеке то Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН гда решили организовать свой рынок, для конкуренции нашему, в тот же день [проводить], по субботам. В Старом Костеке рынок обустроил глава хасавюртовской администрации Алхаматов.

Заставляет делать под себя. Он дал деньги, там и крыша и полки, их рынок по телевизору рекламируют. А у нас что — одни полки, и то мясом заполнены. Наши мясом торгуют. К нам люди ездят. У них (жителей Старого Костека. — Авт.) овощи — огурцы, по мидоры и лук, они постоянно их у нас продавали, а теперь выставляют на своем рынке, а кто у них купит. У своих сельчан и так это есть, а здесь у них вот такая торговля была. Но они перекрывают дорогу и не дают никому к нам ездить, [к нам] приезжают объездными дорогами. А сделали бы у себя рынок в воскресенье, и к ним бы ездили. (По оценкам жителей соседних селе ний, на рынок в Новый Костек выгодно ездить торговать, так как у местных жителей имеются деньги, а у жителей Старого Костека их мало, так что и тор говли там не получается. — Авт.). Чеченцы, аварцы сюда везут продавать мясо, а кумыки как патриоты в Старый Костек возят [ПМЮК, № 1856:

27—30].

Новокостековцы еще активно занимаются шитьем меховых шапок и про дают их далеко за пределами Дагестана. Немалое число местных жителей от правляются на заработки, в основном строителями в другие части страны.

К этому можно добавить, что новокостековцы, по оценкам соседей, отли чаются организованностью (как, впрочем, и религиозностью 13), следят за об щественным порядком у себя в селении, в частности не пускают без надобно сти на свою территорию чужаков. Человек, живущий довольно далеко от это го селения, но общающийся с ними и поэтому неплохо знающий общую ситуацию, говорит:

Жители Нового Костека очень организованные. Во время чеченских со бытий обнесли селение рвом, на въезде в селение поставили шлагбаум. Каж дую подъезжающую машину останавливают, спрашивают, к кому едут, со провождают машину до дома хозяина. Сдают приехавших ему «на руки». До сих пор организуют дежурства по селению [ПМЮК, № 1836: 52 об.].

Отношения между жителями двух Костеков в последние годы были столь напряженными, что потребовалось вмешательство высшего республиканского руководства. Печатный орган правительства РД сообщал в сентябре 2007 г.:

Между жителями сел Костек и Новый Костек на протяжении 14 лет суще ствовала напряженность, вызванная затянувшимся земельным спором и невы полнением в полной мере постановлений руководящих органов республики, связанных с этими населенными пунктами. Существующие противоречия не раз ставили на грань вооруженного противостояния жителей Костека и Нового Кос тека. После вооруженной стычки между соседними общинами 27 июля 2007 го да Президент Республики Дагестан Муху Алиев встретился с главами муници пальных образований.

В совещании приняли участие руководители Дагестана высшего звена.

Официальное сообщение о нем заканчивалось весьма оптимистично:

Упомянем здесь, в частности, что уроженцем Нового Костека является шейх Мухаммед — преемник скончавшегося в 2001 г. шейха накшбандийского тариката Тажуддина Хасавюртовского.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН …Решение затянувшегося земельного спора… наглядно продемонстриро вало, что неразрешимых проблем в республике не существует [Проблемы взаи моотношений].

Впрочем, не все столь оптимистично расценивают наступивший мир в отношениях жителей двух Костеков [Газиев 2007].

Мы же считаем необходимым отметить различие позиций новокостеков цев и, например, представителя села Львовское-2. Последний говорит об ощущении себя частью Лакского района. Вряд ли кто-нибудь из новокосте ковцев использует схожее определение применительно к себе. Различие, по видимому, в том, что новокостековцы определенно сложились как община на новой территории, и им не надо апеллировать к общине «исторической роди ны». Общинный строй и порядок здесь в достаточной мере налажены. Это да леко не то, что говорят применительно к жителям собственно (или все еще) прикутанных поселений: «Среди отходников тоже сложились джамааты, они решают свои внутренние дела». Последние действительно могут решать внут ренние дела самостоятельно, однако способностями и готовностью столь же рьяно, как новокостековцы, отстаивать права на решение дел «внешних» они вряд ли обладают.

Здесь же можно вспомнить Ново-Хуштаду, где при всей налаженности жизни и принятии ее насельниками самостоятельных решений по обыденным житейским вопросам оные не порвали связей с исторической родиной, равно как не забывают о них и их сородичи в горах. Отношения между ними имеют не только формальную основу — сохранение новохуштадинцами прописки в Цумадинском районе, в силу чего они участвуют в избирательных кампаниях метрополии, а лидеры последней заинтересованы в их голосах. При двойст венности положения переселенцев связи между «разделенными» родственни ками-сельчанами сохраняют актуальность, и во многом это зависит от сбере жения горным селением институциональных основ бытия. В Хуштаде тако вые сохраняются (о чем говорилось ранее) 14. В противном случае горное селение, некогда отделившее или потерявшее часть населения, уже не назвать метрополией. В свою очередь, по мере сложения институциональных основ бытия во вновь образованном равнинном поселении в нем укрепляются об щинные начала, что делает его социальной целостностью — достойным кон курентом всем ему подобным. Пример, описанный в данном случае, а именно Нового Костека, далеко не массовый, но тем он по-своему и интересен.

Взгляд принимающей стороны на мигрантов, с выделением оных последней волны Как следует из ранее изложенных материалов, переселенческое движение в Дагестане пережило несколько этапов, и каждый обладал спецификой. К на чалу—середине 1980-х гг. организованное переселение горцев практически завершилось. И начался этап самостийных миграций горцев на плоскость. В начале 1990-х гг. в связи с кризисными явлениями (политическими и эконо Институциональные основы можно наблюдать и на других частных примерах.

Так, жители горного Согратля в лице руководства и педагогического коллектива шко лы ратуют за обучение в ней детей земляков, обосновавшихся в других районах и в городах республики.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН мическими) в разваливающейся (и развалившейся) большой стране — СССР подобные миграции несколько уменьшились, но потом пошли по нарастающей.

Практика свидетельствует о некоторых закономерностях реакции прини мающих сторон на представителей разных волн миграций. Сошлемся на оценки жителями Западной Европы и Америки мигрантов из России (СССР) первой, второй и третьей волн, когда в каждую из них оказались вовлеченны ми люди разных судеб, побуждаемые к смене места жительства особыми при чинами, устраивавшиеся на новых местах по-разному и ведшие себя там не одинаково.

Аналогичная реакция наблюдается и среди населения принимающих рай онов Дагестана.

Житель Костека говорит о ближайших соседях, новокостековцах:

Раньше которые пришли, они люди были, они такими и остались. Нор мальные люди есть, вместе ходили, танцевали свадьбы… Потом появились… Из других мест даргинцы начали приезжать, планы брать… Это даже не даргинцы, а евреи… Их так (те), кто давно поселился, и называют [ПМЮК, № 1856: 24 об.—25].

Житель Чонтаула дает схожие оценки:

В конце 80-х годов было два схода местных жителей, кумыков, против переселенцев. Однако прокурор района заявил на этих сходах, что переселен цы — граждане СССР, т. е. их нельзя отторгать. Среди переселенцев самы ми неудобоваримыми являются выходцы из селения … Цумадинского рай она… Общее заключение — «цумадинцы плохой народ» [ПМЮК, № 1836:

33—33 об.].

Казак из Кизляра:

Казаки и горцы не только христиане и мусульмане, это совершенно раз ный образ жизни. Они с гор приезжают, там никогда не было власти, власть — это сила, захотели, срубили себе дерево, если есть возможность — пошел, взял себе территории (землю. — Авт.). В горах все это четко и же стко контролируется. Здесь может себя так вести только временщик, не свое — забираю [ПМЮК, № 1856: 45 об.].

Село Малая Арешевка Кизлярского района, работник школы, русская, 1975 года рождения:

Раньше те горцы, которые к нам приехали, скорее всего даргинцы и аварцы, тоже вели себя грубо, но потом пообвыклись… участливые, прихо дят на соболезнование, пойдут вместе на кладбище. Но те, что переселились в последние годы, со своим скотом… это… цунтинцы едут и едут… [ПМЮК, № 1836: 76] Житель одного из поселков совхоза «Кизлярский» (окрестности г. Киз ляр), уроженец горного района, 1954 года рождения, живущий в поселке 20 лет:

Здесь живут выходцы из андалальского селения Обох, порядка ста семей, а также цумадинцы и цунтинцы — тоже большие группы;

немного осталось русских, есть армяне, греки. Цумадинцы выделяются среди всех тем, что в Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН своем поведении они резки, что хотят, то и делают… Захотел — то, захо тел — это. Цумадинская молодежь на публике может вести себя демонст ративно грубо, материться... Цунтинцы, по сравнению с ними, спокойнее и ведут себя на людях сдержанно. Поведение цумадинской молодежи резко контрастирует с подчеркнутой религиозностью цумадинцев в горах — там они под контролем, а здесь ведут себя противоположным образом [ПМЮК, № 1856: 52 об.—53].

Реакция на новых мигрантов в данном случае вряд ли существенно отли чается от таковой в других частях света: с прежними мигрантами якобы было проще, они вроде бы сами стремились адаптироваться к условиям прини мающей стороны, в результате чего и старожилам пообвыкнуться с ними ока зывалось легче. Переселенцы 60-х, 70-х и даже начала 80-х гг., устраиваясь в местные колхозы и совхозы, оказываясь включенными в полеводческие, жи вотноводческие и другие бригады таких хозяйств, подчинялись установлен ным на местах их вселения порядкам производства и быта. Соответственно, их адаптация происходила в известном смысле целенаправленно и динамич но. С мигрантами последних волн очень многое происходит не так. Адаптация среди них происходит иначе, нежели раньше, ведь и обстоятельства послед них десятилетий кардинально отличались от прежних. В каких-то отношениях адаптация горцев к новым условиям только начинается, в других она уже произошла, одновременно значительное количество новых мигрантов вынуж дает старожилов приспосабливаться к ним самим. В любом случае фигуран тами с обеих сторон являются люди, живущие в новых условиях. У предста вителей принимающих сторон это рождает не злобу к переселенцам, но го речь и обиду за все произошедшее.

*** Кизлярский район миграция горцев затронула поздно по той причине, что сам он вновь вошел в состав ДАССР только в 1957 г. Переселенцы из горных районов республики и из Чечни (т. е. дагестанцы, оказавшиеся там с середины 1940-х гг.) в относительно большом количестве стали обосновываться на Киз лярщине со второй половины 1950-х гг. и в последующие десятилетия. Мест ным крупным сельскохозяйственным предприятиям, специализировавшимся на рисоводстве, виноградарстве, животноводстве и т. д., требовались допол нительные рабочие руки. Переселенцы находили здесь себе работу и доста точно привлекательные условия жизни. Так, во второй половине 1950-х гг.

сформировалось ядро нынешнего населения с. Ясная Поляна — выходцев из селения Гигатли Цумадинского района (с середины 1940-х гг. проживавших в Чечне), они же поселились в близ расположенной Хуциевке, а также в Цвет ковке;

значительная часть жителей Малой Арешевки первой волны мигран тов — переселенцы из Дахадаевского района. Дальнейшая судьба этих и мно гих других селений в главном схожа и определена постепенным оттоком рус ского населения и притоком горцев из разных районов. Чьего-либо злого умысла или аналогичных направленных действий некой заинтересованной стороны в данных процессах не было. Все происходило фактически естест венным порядком. Истории конкретных селений в данном отношении приме чательны.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Совхоз «Кизлярский» непосредственно граничит с городом Кизляр. В со ветское время это было крупное и процветающее (состоявшее из 6 отделений и 9 поселков) виноградарское и винодельческое хозяйство, производившее знаменитые коньяки и вина. Работать в совхоз привлекали со всей страны, его коллектив был молодежным. Совхоз строил дома на две семьи и двухэтажные многоквартирные дома;

отработав в хозяйстве 10 лет, рабочие получали ве домственное жилье в собственность. Во второй половине 1980-х гг., в разгар антиалкогольной кампании, большинство посадок технических сортов вино града было уничтожено, вместо них высадили столовые сорта, из которых предполагалось изготавливать соки. Однако новое производство не стало рен табельным. Площади виноградников неизменно сокращались. По оценке лю дей, переживших «сложные» времена, большой и фактически непоправимый удар по хозяйству нанесла приватизация жилья. Когда производство стало приходить в упадок и заработки снизились, приватизированное жилье можно было продать и на вырученные деньги жить либо переехать в другое место (как правило, выезжали за пределы Дагестана, потому что во время Чеченских войн активно циркулировали разговоры о выходе Дагестана из состава РФ).

Выезд начал приобретать массовый характер, а продавали жилье горцам. По соседству с поселками совхоза «Кизлярский» еще в довоенное время появи лись прикутанные хозяйства аварцев из селений Гунибского района, в после военный период они были объединены в межхозяйственное предприятие «Да гестанский», и именно оттуда в 1970-е гг. в поселках «Кизлярского» появи лись первые переселенцы.

Местные русские отмечают, что переселенцы относительно быстро адап тировались в новой для себя среде, приняв порядок быта старожилов. Сле дующая волна переселенцев появилась здесь в связи с вытеснением так назы ваемых кварельских аварцев из Грузии на рубеже 1980 и 1990-х гг. (о ква рельских аварцах см.: [Капустина, Карпов 2010]). Как и в первом случае, за одним удачно устроившимся на новом месте переселенцем подтягивались другие, его родственники. На начало и середину последнего десятилетия XX в. пришелся пик приватизации совхозных квартир в «Кизлярском», и то гда же местные русские легко продавали жилье, покидали здешний край. В местных похозяйственных книгах зафиксированы не только данные о времени приватизации квартир и их продажи приезжим (массово уже во второй поло вине 1990-х гг.), но и возраст покупателей, как правило, 30–40-летних пересе ленцев из горных районов республики.

Русский «старожил» «Кизлярского» рассказывает:

Горцы непривередливы в одежде, пище. Каких-либо откровенных непри ятностей не причиняют. Но горец, ставший начальником, тянет за собой в окружение родственников. Когда их мало, они подстраиваются под окру жающее большинство, но когда их становится много, то навязывают свой образ жизни, поведения окружающим. Где зацепился один, там вскоре будет много горцев. Их отличает спайка, ты можешь дружить с ним, но как толь ко появится его земляк, так сразу он принимает его сторону, даже если по зиция последнего ему не нравится.

Русские женщины жалуются на то, что ходить по улицам стало неприят но — мужчины-дагестанцы, даже подростки, «раздевают» взглядом, отпуска ют словесные вольности. Особенно остро и даже болезненно подобные нега Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН тивные следствия совместной жизни стали проявляться в последние годы, по сле закрепления в местных поселках переселенцев последней волны, в основ ном выходцев из самых отдаленных горных районов — Цумадинского и Цун тинского.

Даргинцы по сравнению с аварцами, цумадинцами более культурные, бо лее терпимые… Плохая атмосфера — мальчишка залез в огород, забрался на вишню. Его согнали с дерева, а он кричит в ответ, что все равно дерево бу дет его, так как русские скоро уедут отсюда. И в 1990-е гг. дагестанцы го ворили — через 10 лет вас здесь не будет… Для горцев основное скот, а ско ту нужны пастбища, соответственно, вместо виноградников;

сейчас скота больше, чем прежде было виноградников... Когда появился скот, пошли по травы виноградников. Пытались на правительственном уровне решить во прос об ограничении в этой местности скота. Но ничего из этого не вышло.

В настоящее время большую часть совхозных земель по участкам арендуют горцы, они выращивают болгарский перец, помидоры, синенькие, а винограда стало совсем мало (по оценке информанта, от прежних 1 тыс. га в настоящее время виноградники в «Кизлярском» вряд ли занимают площади более 30 га).

Сам информант желает уехать с Кизлярщины к себе на родину, в Орлов скую обл., однако упавшие в последнее время цены на дома и особые семей ные обстоятельства пока удерживают его. А его жена к этому добавляет, что недавно отказала одной дагестанке в продаже дома (по неплохой цене) из-за того, что та, даже еще не купив дом, заявила, что вырубит плодовые деревья и уничтожит палисадник (вместо палисадников дворы у новых хозяев асфаль тируются). Хозяйку все это страшно возмутило, а мужу она сказала, что не сошлась с покупательницей в цене.

Летом 2007 г. по поселкам «Кизлярского» якобы ходил некий менеджер, скупавший недвижимость. Полагают, что делал он это под вероятное скорое переселение туда ботлихцев (жители горного селения Ботлих в компенсацию за строительство на их территории военного городка поставили перед респуб ликанской и федеральной властями вопрос о выделении им земель на плоско сти, и на это, как полагают, им должны были быть выделены деньги) (см.:

[Карпов 2007]). Купленная тогда недвижимость со временем должна была значительно возрасти в цене.

В завершение справка о национальном составе населения муниципально го образования «Кизлярская сельская администрация» по состоянию на 1 ян варя 2007 г.:

пос. Пригородный: всего жителей 392 чел., из них русских — 136, авар цев — 43, цахуров — 60, даргинцев — 36, табасаранцев — 43, рутульцев — 12, кумыков — 15 и т. д.;

пос. Юбилейный: всего жителей 756 чел., из них русских — 537, авар цев — 81, даргинцев — 41 и т. д.;

пос. Новый: всего жителей 243 чел., из них русских — 56, аварцев — 110, лакцев — 16, цахуров — 29 и т. д.;

пос. Мирный: всего жителей 101 чел, из них: русских — 18, аварцев — 2, цахуров — 71 и т. д.;

пос. Садовый: всего жителей 373 чел., из них русских — 179, аварцев — 60;

лакцев — 12, цахуров — 50, даргинцев — 22, табасаранцев — 11 и т. д.;

пос. Школьный: всего жителей 665 чел., из них русских — 193, аварцев — 331, лакцев — 17, цахуров — 18, даргинцев — 17, табасаранцев — 10 и т. д.;

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН пос. Пролетарский, всего жителей 329 чел., из них русских — 134, авар цев — 103, лакцев — 14, цахуров — 18, даргинцев — 17, табасаранцев — 10 и т. д.;

пос. Октябрьский: всего жителей 310 чел., из них русских — 38, аварцев — 247, лакцев — 15 и т. д.;

пос. Дальний: всего жителей 343 чел., из них русских — 60, аварцев — 178, цахуров — 27, табасаранцев — 15 и т. д.

Общее количество по муниципальному образованию — 3512 чел., из них русских 1351, аварцев — 1155, лакцев — 92, цахуров — 322, даргинцев — 154, табасаранцев — 81, кумыков — 53, лезгин — 58, армян — 69 и т. д.

Из этого перечня видно, что состав обосновавшихся на территории дан ного муниципального образования переселенцев довольно пестрый в нацио нальном отношении. Примечательно, что русское население выделяет среди них аварцев (в качестве отдельной «национальности» часто особо упомина ются «цумадинцы» и «цунтинцы» как последние переселенцы, плохо адапти ровавшиеся в местном окружении и своим поведением вызывающие негатив ные реакции в последнем) и даргинцев (большей частью объединяя с ними лакцев и представителей народов Южного Дагестана — цахуров, лезгин, та басаранцев и др., которые суммарно могут даже превосходить даргинцев). По оценкам «националов», среди них проявлений национализма в отношении русских, армян и других старожилов данной местности нет. Зато между собой (т. е. между односельчанами, соседями, представителями одной национальной группы) наблюдается открытое соперничество — кому удалось что-либо лучше сделать, кто удачливее (о данной характерной особенности социальной культуры дагестанских горцев уже говорилось ранее). По наблюдениям «аварцев», обосновавшихся здесь уже относительно давно, наиболее открыто это наблюдается среди цумадинцев и цунтинцев, т. е. недавних переселенцев:

В целом цумадинцы плохо образованы, они крестьяне, но работают очень хорошо, так же как и цунтинцы. Цумадинцы же и самые предприимчи вые среди местных жителей.

Здесь же отметим, что в поселках муниципального образования, где сре ди населения преобладают горцы, в последние годы возводятся мечети, сред ства на которые собирают сами жители. Об укоренении переселенцев первых переселенческих волн свидетельствует то, что они хоронят родственников на мусульманском кладбище в Кизляре, цумадинцы же и цунтинцы преимущест венно отвозят для захоронения тела умерших на родину в горы [ПМЮК, № 1836: 51 об.—66 об.].

В нескольких километрах от Кизляра находятся близко расположенные друг к другу села Аверьяновка и Ефимовка. Первое было основано в 1892 г.

крестьянами из центральных губерний империи, арендовавшими земли у по мещика Аверьянова.

В начале 2008 г. в Аверьяновке было 3198 жителей;

из них даргинцев — 1101, аварцев — 1037, русских — 645, лезгин — 79, лакцев — 187, табасаран цев — 58, цахуров — 36, азербайджанцев — 21, кумыков — 10, чеченцев — 3, армян — 6, украинцев — 5, ногайцев — 1, казахов — 2, татар — 3, кабардин цев — 1, молдаван — 2, карачаевцев — 1.

В Ефимовке при общем количестве жителей 618 человек даргинцев было 89, аварцев — 364, русских — 76, лакцев — 69, табасаранцев — 18, кумы ков — 2.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Жительница Аверьяновки Надежда Алексеевна Скорикова, 1937 года ро ждения, бывшая медсестра, затем работница колхоза «2-я Пятилетка», расска зывает (2008 г.):

Село было маленькое. Три улицы… А рядом был рыболовецкий колхоз в Ефимовке. Там жили более зажиточно, так как рыба ценилась выше, чем сельскохозяйственная продукция. У нас школа была 4 класса, а в Ефимовке — семилетка… Здесь было всего 2 семьи приезжих. Тогда было животноводство разви то. У колхоза (в то время он носил имя Сталина) было огромное количество скота — 2 или 3 тысячи голов, и отгонные пастбища в Караногае для овец, а на море, за Крайновкой, там крупный рогатый скот. Колхоз крепко встал на ноги, можно было заработать, и сюда стали приезжать. Националки рабо тали в колхозе. Было три огромнейшие бригады виноградарей. И от Москвы был сортучасток (опытный садовый участок от ВАСХНИЛ. — Авт.), такого как здесь нигде не было. Директором был Гавриленко Данил Николаич, потом Олейников, а потом из Кизляра стали приходить Николай 1-й, Николай 2-й, Николай 3-й 15… Первые переселенцы появились в 64—65 годах. А Ефимовка стала в это время глохнуть. Озера, которые были вокруг нее, стали высыхать, рыба гиб нуть, колхоз чахнуть-чахнуть. Пока был директор местный — держалось (его посадили, не знаю, что вышло), а потом стали меняться один за другим.

И их колхоз присоединили к нам, тогда к ним дорогу нормальную построили.

Рыбу уничтожили, в реке Банка ее перевели, когда сюда стали приезжать, особенно с электроудочками. Когда Брежнев был, пошла какая-то зараза, много спустилось с гор. Сначала они работали, и мужчины и женщины… женщины в основном работали, а мужчины у них не очень работящий народ, не любят они, чтоб уж так… как-нибудь.

Соб.: Но ведь они на стройки ездят.

Надежда Скорикова: Ну, это уже кого сильно за горло давит, а так вы искивают… Сначала мужчины работали, а потом стали заниматься бра коньерством, образовали целые бригады, заводили баркасы. А сейчас на база ре смотришь — не рыба, а какие-то мутанты, потому что они ловят элек троудочками… Русских теперь мало, молодежи совсем мало. В начале 90-х стали осо бенно активно приезжать. А наши сдуру продавали дома, платили за них хо рошо. Они (переселенцы. — Авт.) отстраивают и свои громадные дома, но в хороших [купленных] домах [тоже] живут, перестраивают постепенно.

Что они злостно делают, то это покупают русские дома, [там на участ ках] много деревьев, и первое, что начинают уничтожать, (это) деревья и цветы, все под корень. Редко у них где найдешь [плодовые деревья, цветы];

ну, там, где живут лет по 30, по 40, там что-то начинают обустраивать;

нет у них этого. Скотину заводят в первую очередь, бычков 3–4 головы, овцы у них, индюшки.

С приходом Олейникова все потихонечку продали. Начали продавать овец.

Считалось — в колхозе есть деньги, значит, колхоз живет. Нужны деньги — тонко рунных овец порезали, Дом культуры построили, дорожки асфальтовые сделали. За тем — деньги к рукам прилипали;

начальству дома кирпичные построили, а у колхоз ников дома только саманные были.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Село Аверьяновка Кизлярского района. На переднем плане минарет мечети.

Фото Ю. Карпова. 2009 г.

Вы знаете, они приглашают нас к себе;

теперь мы (с мужем) не ходим, старые стали, они приносят сладости. Мы тоже поздравляем на Пасху, ку личек… Соб: Берут?

Надежда Скорикова: Берут, дети же.

Мусульманское кладбище появилось лет 30 назад, но многих, особенно стариков, везут хоронить в горы. На праздник, на ураза-байрам, ездят в го ры навестить стариков.

…С разных сторон [села] берут они планы. Там (показывает) — улица Пархоменко, улица Южная, улица Виноградная, и еще улица, которую назвали улица Будущего. Вот там уже четыре улицы. Вот будет же улица, вот и на звали улица Будущего. Планы берут правдами и неправдами, перекупают.

Пошло, понимаете. Но я не вижу здесь какой-то проблемы или страсти мордасти.

Сад опытный и виноградники вырубили, здесь воды нет, поливать нечем.

Управдос (управление дельтовых оросительных систем. — Авт.) должен был этим заниматься… [ПМЮК, № 1856: 60 об.—62].

Из интервью с двумя учительницами Аверьяновской средней школы, русскими (из педагогического коллектива школы в 40 человек — русских чет веро):

…В конце 60-х—начале 70-х началось «великое переселение народов». Из колхоза стали уезжать русские. До этого село было чистое, улицы подме тенные… Розни межнациональной здесь не было, но русские все равно стали уезжать… Первые переселенцы — 65—66-й год. Даргинцы. Мы хорошо дру жили. Тогда первый брак межнациональный [был заключен], это было собы тие. Сейчас у меня дочь замужем за аварцем, сын женат на аварке...

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Основная масса аверьяновцев работают сейчас на рынке, перекупают, продают, еще в милиции и в воинской части… Скота сейчас держат намного больше. Раньше за скотом хозяева следили, сейчас скот бродит сам по себе, лежит прямо перед памятником [погибшим в годы Великой Отечественной войны]. Русских осталось мало, собираются только если кто-нибудь умрет;

молодежи нет совсем, уезжают, хотя бы в Кизляр, но желательно дальше… Безработица больше надуманная, по радио звучат приглашения на работу.

Мужчины среднего возраста сидят на море, браконьерствуют, а молодежь вообще не работает и не хочет работать. Есть учебно-производственный комбинат для школьников, есть колледж при КЭМЗе (Кизлярском электроме ханическом заводе. — Авт.), его заканчивают, но работать на КЭМЗ не идут, идут торговать на рынок… О школе и школьниках.

Как я понимаю директора, он поощряет, чтобы девочки-школьницы хо дили в платках. Предыдущий директор с этим боролась. Старшеклассницы, приходя на занятия, волосы распускают, накрасятся, а уходя из школы все вытирают, повязывают головы — и пошли домой. Дома ругают. Даже ро дители могут быть против косынок, но соседи, родственники показывают пальцем. Главную роль могут играть и не родители, (а) мнение окружающих, своего тухума. У-у, родственные связи у них… нам далеко до них, нам бы этому поучиться… за своего горой становятся.

…Безобразия много. Вечерами только послушать, что они кричат, когда гурьбой ходят по улицам. Ругаются по-русски. Если девочка русская, то она считается легкого поведения, девочкам опасно ходить по улицам.

Дома, может быть, дети и послушные, по крайней мере, родители гово рят, что ведут себя как шелковые, а в школе как с цепи сорвавшиеся. На ули це, встречая нас (педагогов. — Авт.), «в упор не видят». Родители всегда защищают своего ребенка;

нет чтобы его поругать, меня это всегда пора жало. Защищает как кошка, без мысли — что ты делаешь, ты не думаешь, что в присутствии ребенка унижаешь учителя… Их ребенок не захотел идти в школу — и не пошел.

Соб.: А что, русские дети послушные, другие?

Инф.: Не знаю, просто их мало… …Браки между родственниками, зато — больные, отклонения в разви тии. Приводим их на комиссию, врачи тут же спрашивают: «Близкородст венные связи?»

Русский язык плохо знают. Сейчас упор делают на родные языки, на ис торию Дагестана, сократили часы по истории Отечества — республикан ская политика. Литература народов Дагестана — учебников нет, но пред мет введен;

учительница пересказывает по-русски… Я прожила здесь 56 лет — межнациональной вражды нет;

враждуют аварцы с аварцами, даргинцы с даргинцами. Больше всего не нравится нацио нализм. Свою нацию считают выше остальных. К русским пренебрежитель ное отношение;

оскорбление — «русак». Но говорят, выражаются (ругают ся. — Авт.) на русском языке. Мы, русские, впрочем, сами виноваты, друг за друга не стоим, разобщенные, поразъехались… [ПМЮК, № 1856: 57 об.— 61 об.].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Хозяйственные перспективы Аверьяновки неопределенны, хотя планы имеются. Бывшее колхозное хозяйство выкупили по остаточной цене, создали ООО. Бывшим колхозникам раздали по 20 тыс. рублей: «бабки рады — день ги на гроб». Возможна аренда бывших колхозных земель, участки выделяют по 2,4 га на человека. Однако местные земли без полива ничего не дают, а орошение восстановить или организовать заново практически невозможно.

Избранный несколько лет назад главой района Сагид Муртузалиев (уроженец Цумадинского района;

подробнее о нем в другом месте) намеревался постро ить в Аверьяновке на базе образованного ООО завод по переработке молоч ной продукции. Должен был быть внедрен шведский проект, предполагалось, что и строители будут из Швеции, и производство будет осуществляться под контролем шведских специалистов. В 2008 г. был уже назначен управляющий ООО и будущего завода — земляк главы района (одновременно он является начальником автодорожного управления Цумадинского района;

о нем была речь в предыдущей главе). Местные русские жалуются, что своим — «авар цам», которые работают в хозяйстве водителями и трактористами, он платит по 500 рублей в день, а русским — 6—7 тысяч в месяц [ПМЮК, № 1856:

63 об.]. Так ли это, проверить сложно. В 2009 г. завод оставался еще проектом.

Километрах в 20—25 от Кизляра расположено село Малая Арешевка. По состоянию на начало 2007 г. в нем было 1521 жителей. Из них: 705 аварцев, 210 русских, 543 даргинца, 6 кумыков, 12 лезгин, 12 чеченцев, 20 цыган, 3 бе лоруса, 10 лакцев. Во входящих в Малоарешевское муниципальное образова ние населенных пунктах Выше-Таловка и Келикент русских ныне считаные единицы (в первом 20 чел., при общем количестве жителей 746) либо вовсе нет (во втором, при более чем двух сотнях жителей). И это при том, что в се редине 1980-х гг. в Малой Арешевке жило всего с полдесятка «националов», работавших в местном колхозе специалистов с высшим и средним специаль ным образованием (информация от одного из них).

Село (его в конце XVIII в. заложил помещик из Курской губ., перевезший сюда своих крепостных крестьян) в период функционирования колхоза не бы ло богатым, но «было очень чистеньким, улицы были выметены, дома побе лены;

по улицам росло много деревьев и на них (улицах) вечерами всегда со биралась молодежь» (такие замечания с нескрываемым сожалением повторя ются оставшимися старожилами всех русских сел). Колхоз выращивал винные сорта винограда (его возили сдавать на винзаводы в Кизляр), в послевоенное время содержали 15 тыс. тонкорунных овец грозненской породы, разводили шелкопряда, в 1960-е гг. на осушенных болотах был заложен фруктовый сад, тогда же организовали рисовые чеки. Однако с тех же 1960-х гг. председатели колхоза регулярно менялись, что не способствовало укреплению хозяйства, а ко второй половине 1980-х гг. положение и вовсе стало незавидным.

Тогда же в Малую Арешевку стали переезжать горцы. Сначала (в середи не 1980-х гг.) это были только присланные по распределению специалисты — экономист, ветеринар и др., всего человек пять. Затем стали переселяться ря довые крестьяне. Преимущественно это были выходцы из даргинских районов Дагестана 16 и аварцы, вынужденные покидать пределы Грузии 17. Ныне дар Значительную часть даргинского населения Малой Арешевки составляют пере селенцы 1969 г. из селения Дзилебки Дахадаевского района. Покинувшие горный рай он дзилебкинцы обосновались также в селении Шумлелик Ногайского района Даге стана, а еще раньше, в послевоенное время, в Минераловодском районе Ставрополь Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Старая часть села Малая Арешевка Кизлярского района. Фото Ю. Карпова. 2007 г.

гинцы расселены на территории селения компактно — они занимают часть одной из улиц, которую местные жители называют Даргин-аул. Примечатель но, что переселившиеся в здешние места кварельские аварцы (реально это бежтинцы и, в меньшей степени, дидойцы) принесли с собой опыт выращива ния ранних овощей (огурцов, помидоров) в приусадебных парниках (правда, они же, по словам русских старожилов, извели тутовник, который вырубили на дрова). Переселяющиеся в последние годы в Малую Арешевку выходцы из Цунтинского района «аварцы» (цезы/дидойцы и их земляки, с 1940-х гг. жив шие в Чечне в станице Бороздиновской, а несколько лет назад оказавшиеся беженцами) заложили новую улицу, неофициально называемую Цунтинской (даргинцы чужим не разрешают селиться в Даргин-ауле).

Исход русского населения из данного и соседних с ним селений в первую очередь был связан с проблемами экономического характера — развалом кол хоза (ныне агрофирмы), низкими заработками и т. п. Переселявшиеся в конце 1980-х гг. из Грузии аварцы (а их обосновалось здесь порядка 70 хозяйств) предлагали русским хорошие деньги за дома — по 30–40 тыс. рублей (сами же русские якобы назначали цену в 20—25 тыс. руб.), вот русские и распро дали дома, уезжая в основном в Ставропольский край. Оставшееся русское население (порядка 60 хозяйств, из них только шесть — это семьи, в которых есть дети, остальные вдовы) сетует на невоспитанность, «грубость» новопосе ленцев, как их здесь называют — «цунтинцев», по названию района выхода (представители первой и второй волн переселенцев уже «адаптировались» в ского края (село Нагутское). Первым дзилебкинцем, поселившимся в Малой Арешев ке и хорошо там устроившимся, говорят, был ветеринар, вслед за ним потянулись его родственники и односельчане [ПМЮК, № 1856: 79 об.—80].

В последнее время многие из них перебираются в село Стальское Кизилюртов ского района;

там живут их земляки и земля лучше, нежели в Малой Арешевке, — выращивание овощей более продуктивно.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Мечеть в Малой Арешевке. Фото Ю. Карпова. 2007 г.

местной среде 18), из-за чего на улицу, особенно вечерами, «выходить не хо чется» — психологическая обстановка тяжелая. «Когда идут по улице и услы шат за забором лай собаки, могут бросить камень в забор или в окно, стекло разбить… Девушке тяжело идти по улице, окликают: „Эй, девушка“»;

то же позволяют себе в адрес взрослых женщин. По словам педагогов, а большинст во из них еще русские, тяжелая обстановка и в школе 19. Старшеклассники также могут окликнуть учительницу молодого и не только возраста. «Старше классники отпрашиваются с уроков для совершения намаза [в селе несколько лет назад построена мечеть], но многие из отпросившихся в мечеть не идут, и очень многие матерятся, хотя внешне хотят казаться истинными мусульмана ми. Зато когда в школу приходит мулла, все ведут себя прилежно».

Неменьшее раздражение русского старожильческого населения вызывает неупорядоченный выпас непомерно большого (по их оценкам) количества скота, который содержат переселенцы.

«До цунтинцев похожим образом вели себя аварцы, переселившиеся сюда из Грузии, это пришлось на конец 80-х—начало 90-х гг., но за истекшее время они изме нились, стали более культурными».

Для справки. В 2007 г. из 315 учащихся школы детей из русских семей было 40.

Впервые среди выпускников местной школы появились представители народов Даге стана в 1967 г., тогда их было двое, в 1980-е гг. таковые уже составляли половину вы пускников, в конце 1990-х и в начале 2000-х гг. они составляли абсолютное большин ство: в 1999 г. 16 из 17 учащихся выпускного класса, в 2000 г. 9 из 12, в 2001 г. 10 из 13, в 2004 г. 12 из 12, в 2005 г. 17 из 18, в 2006 г. 14 из 15.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Скота держат много, он везде ходит, забирается на участки… Им скот, конечно, нужен, нужно же чем-то питаться. Они (цунтинцы. — Авт.) раньше огородов совсем не имели;

их научили сажать овощи те, кто приехал из Грузии… Когда дагестанцы покупают дом, сразу же начинают валить де ревья. Я говорю своему новому соседу — зачем ты рубишь деревья, ведь дети поедят яблочко, абрикосы, и сам поешь, а он отвечает — построю сарай для скота… Каждое утро выпускают скот в школьный двор, и вечером, когда он возвращается, тоже заходит в школьный двор. Я говорю, ведь в школу дети придут чистенькие, что им среди этого помета делать. А он (сосед) называ ет меня старой дурой и еще как… С соседнего участка постоянно заходит скот. Я выгнала как-то раз двух телят, соседка говорит: «Аллахом клянусь, не мои». Потом как-то выгнала со своего огорода двух коров, соседка гово рит: «Одна корова моя, другая не знаю чья, Аллахом клянусь». Я говорю: «Ну клянись своим Аллахом, 5 раз в день молишься, а тут…»

Скота действительно держат много, но, как говорит одна из русских ба бушек, «им же деток кормить надо…». Тактики выживания в местных усло виях довольно просты. Приведем историю одного из цунтинцев, обосновав шихся в Малой Арешевке.

Он, Завурбек, — молодой мужчина, 1984 года рождения. Уроженец Цун тинского района. Имеет педагогическое образование (в свое время на этом на стоял отец). В родном селении недолго работал заведующим детского сада.

Помимо прочего покинуть горный аул заставили неординарные обстоятельст ва. В кампании по выборам главы администрации Цунтинского района его семья голосовала не за «того» кандидата. Новый глава администрации рас правился с теми, кто не в его команде;

в итоге Завурбек и его отец лишились работы. В Арешевку Завурбек приехал в 2002 г., именно сюда, так как здесь уже жили родственники. Предполагал заняться бизнесом — разводить овец или кур, но «стартового капитала» не имел, а занять денег не удалось. Устро ился работать в школу учителем труда (по словам других педагогов, он в то время плохо знал русский язык и поэтому брал уроки у репетитора). К этому времени он был уже женат, а на полторы тысячи рублей, которые получал в школе, семье прожить было трудно, тем более что приходилось снимать квар тиру. В итоге оставил школу. Уехал в Москву, где жил товарищ, на заработки, со временем удачно устроился в организацию, занимавшуюся строительст вом. Скопив деньги, Завурбек купил у местной сельской администрации за тыс. руб. один гектар земли, на краю села, на пустоши, где до него никто не жил. В 2005 г. с отцом заложили фундамент дома. В перспективе надеется по строить на купленном участке земли дома для отца и двух братьев (одного из них в последние годы он устроил на стройку в Москве;

о младшем брате он говорит так: «Мы поступили брата в медучилище» в Буйнакске, т. е. семья приложила усилия к его зачислению туда). Заработав еще денег, купил «Га зель», рассчитывая устроиться здесь водителем маршрутки. Однако и с Моск вой не порывает, где продолжает работать бригадиром на стройках (бригаду набирает в Дагестане). Формально не порывает он и с родным горным селени ем, оставаясь прописанным в Цунтинском районе (в Малой Арешевке пропи сана его жена, земельный участок здесь оформлен на нее). Делает он так в расчете на возможное получение каких-либо денежных выплат. Вариантов получения оных два. Цунтинский район пограничный с Грузией и Чечня со всем близко, там в последние годы строятся погранзаставы, военные укреп Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Дом и участок с хозяйственными постройками Завурбека в Малой Арешевке.

Фото Ю. Карпова. 2008 г.

ляются, отсюда вывод — «может начаться война, обстрелы», значит, местным жителям могут быть сделаны денежные выплаты. С другой стороны, в родном селении наблюдаются признаки оползня, и в этом случае может появиться шанс получения денежных компенсаций [ПМЮК, № 1836: 72—73]. К месту заметить, подобными весьма умозрительными резонами руководствуются многие переселенцы из Цунтинского и Цумадинского районов. Делячество, расчет? Схожих примеров достаточное количество. Однако все проще. Выжи вать же надо… Как сказала бабушка — деток-то кормить надо. Своеобразный культ семьи и дома присущ дагестанцам.

Путями выживания для переселенцев, обосновавшихся в Малой Арешев ке, помимо отъезда на заработки «в Россию», в Москву, является выращива ние лука и люцерны на заброшенных рисовых чеках, которые арендуют у агро фирмы. Агрофирма образовалась через реорганизацию бывшего обществен ного хозяйства ее последним председателем — Н. Шапиевым (представите лем одного из дагестанских народов), который, по словам местных русских, поделил оставшуюся собственность между родственниками. Комбайнерами в агрофирме работают русские, заработанные деньги выплачивают им частями, и жены сетуют, что купить на оные ничего не удается, а зимой и вовсе зара ботков нет, так что выкручивается кто как может. По оценкам тех же русских, «националы не хотят, чтобы все русские уехали отсюда, они работают на них, на русских можно накричать, даже ударить — они смолчат» [ПМЮК, № 1836:

71—71 об.]. Ну, и бич русских мужчин, о котором говорят русские женщины практически в каждом селе, где еще те и другие остаются, — пьянство;

и раньше вино пили, благо сами изготовляли, но как теперь… Кавказцы в Малой Арешевке обжились основательно. Об этом помимо построенной в центральной части села мечети свидетельствует и появившееся там несколько лет назад мусульманское кладбище.

В Малоарешевскую сельскую администрацию входят еще села Выше Таловка и Керликент. В первом при 746 жителях на начало 2007 г. проживало 553 аварца, 168 даргинцев, 20 русских и 5 табасаранцев. Во втором, при об Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН щем числе жителей 207 человек, аварцев было 53, даргинцев 57, кумыков 75, 14 чеченцев, семеро армян и одна лачка. Эти села практически уже не явля ются, как некогда, русскими.

Недалеко от Малой Арешевки расположено село Цветковка. Это самый крупный населенный пункт района, в нем тысяча хозяйств и две тысячи изби рателей. История смены населения здесь схожа с историями других сел Киз лярщины — сначала появились небольшие группы переселенцев, устраивав шихся на работу в колхоз, а в 1990-е гг. пошла вторая, массовая волна ми грантов. Ныне в Цветковке осталась одна русская семья.

Первыми переселенцами были жители чамалинского селения Кенхи (ча малинцы проживают в Цумадинском районе, а одно их селение, именно Кен хи, расположено на территории Чечни;

после депортации чеченцев кенхинцы были переселены в Урус-Мартановский район) 20. Во второй половине 1950-х гг., когда надо было уезжать из Чечни, не все кенхинцы переселились в Кизляр ский район, 200 семей пожелали вернуться в горы. Связи между жителями обоих селений поддерживаются, но только по известным поводам (свадьба, смерть кого-либо из родственников). Старое кенхинское сельское общество состояло из 8 тухумов;

в памяти старшего и среднего поколения цветковцев они значатся, однако насколько действенны соответствующие связи, судить трудно. По отзывам выходцев из других селений Цумадинского района, кен хинцы очень трудолюбивые люди — что в горном селении, что переселенцы.

«Среди кенхинцев никогда не было бандитов, рэкетиров, халявщиков. Жители соседних селений еще когда-то говорили про кенхинцев — китайцы, по той причине, что кенхинец помимо труда ничего не видит. Это — трудяги, мура вьи». В последнее время в Цветковке уже не осталось свободных земель, по этому местные жители едут в Россию.

— В Воронежской области, в Таловском районе есть поселение кенхин цев, и еще одно. Наши люди везде занимаются животноводством, землю об рабатывают. Наши люди так не почувствовали развал советской экономиче ской системы, потому что на зарплату никогда не жили, параллельный биз нес всегда был;

ничем не брезгуют в труде, все будут делать… Есть сейчас СПК, но оно малополезное для людей хозяйство… Многие работают на море, гибнут… Кенхинцы среди соседей выделялись религиозностью, в том числе и среди чеченцев. В 60—70-е годы некоторые приняли суфийский вирд Кунта хаджи… В Цветковке четыре мечети, в пятницу ходят в джума-мечеть… В 1990-е гг. и позднее в Цветковке стали устраиваться переселенцы из Цунтинского района (точнее, из станицы Бороздиновской Чеченской Респуб лики, после известных событий):


Старые переселенцы, обосновавшиеся в Цветковке, ругают новых, цун тинцев — тем и материальную помощь дали, и гуманитарную помощь. А В докладной записке уполномоченных по организации переселения во вновь присоединенные к ДАССР районы ликвидированной ЧИАССР говорилось конкретно и о кенхинцах: «При разрешении вопроса об освоении Чеберлойского и Шаройского районов просим учесть следующее… 4. Колхозников сел. Кенхо надо переселить в другие плоскостные районы (т. е. подальше от других дагестанцев, подвергавшихся переселению. — Авт.), они долго находились под влиянием чеченцев и могут привить нашим колхозникам вредные „привычки“» [ЦГА РД, ф. р-411, оп. 3, № 1: 94—95].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН приезжие трудятся больше и поэтому стали более зажиточными, и поэто му их тоже ругают. Местные их возненавидели. В Цветковке образовалось две поляризации, конфликт между местными и приезжими. Конфликт проле зает в джамаат, мечеть, меньше его среди молодежи [ПМЮК, № 1920:

84 об.—87].

Между Цветковкой и Малой Арешевкой лежит село Серебряковка (в прежние годы Серебряковка и Цветковка составляли один колхоз с центром в Серебряковке). Оно относительно большое — порядка 200 хозяйств, и 425 че ловек совершеннолетних, русских в нем не осталось (последние выехали в 1989 г.). Нынешнее его население — выходцы из селения Гадири Цумадин ского района (малый народ чамалалы, официально — аварцы) и их дети, и еще 3 хозяйства табасаранцев и двое лакцев. С 1944 по 1957 г. здешние гади ринцы жили в Чечне, в районе Шароя, затем вернулись в горы, хотя несколько хозяйств из Чечни переехали на Кизлярщину, в здешние места (гадиринцы живут еще в с. Нечаевка Кизилюртовского района, в с. Теречном Хасавюртов ского района и в других местах). Начало же массового переселения гадирин цев в Серебряковку относится к середине—второй половине 1970-х гг. Суще ствовавший ранее совхоз «Цветковский» (в Серебряковке было его отделение) распался, жителям раздали по 2,4 га разнообразных земельных угодий. Ныне держат скот (не меньше 5—6 коров на хозяйство), сажают люцерну (на корм скоту, продавать не удается), рис не выращивают, так как не осталось техни ки. По сравнению с Малой Арешевкой Серебряковка отличается наличием Село Серебряковка. Фото Ю. Карпова. 2007 г.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН достроенных или наполовину построенных больших кирпичных домов — это владения тех, кто занимается рыбным промыслом, браконьерствует на Кас пии. Подобное занятие приносит хорошие деньги, однако оно рискованное — кто гибнет от непогоды в море, кто от рыбнадзора и т. п. Поэтому-то недо строенные особняки — постоянная отличительная черта местного пейзажа.

Хотя практически все жители Серебряковки выходцы из одного горного селения, однако тухумные связи как таковые не сохраняются. Годекана (сель ской площади, на которой в горных селениях мужчины проводят почти все свободное время) нет, «так как для мужчин здесь всегда имеется работа, не то что в горах». «Кое-кто сохраняет за собой участки в горах, но не пользуется ими;

в горах остались одни старики». В селе построена большая мечеть, мул ла — молодой мужчина из местных;

по пятницам ее посещают все — и ста рые и молодые. Когда распускали совхоз, то мечети выделили 20 га земель ных угодий, полученное с них сено идет на продажу, вырученные средства расходуются на содержание мечети и денежное вознаграждение имаму.

Пастбища в селе общие. Когда скосят люцерну, уберут помидоры и за вершат сенокос, это где-то в ноябре, то вся территория используется в качест ве пастбищ. Деталь, присущая строю жизни общин горцев.

Другой чертой общественного быта, достойной быть отмеченной, являет ся взаимопомощь, проявляемая в критических для человека или семей ситуа циях. «У кого сложная операция, в пятницу подходит к мулле, говорит о сво ей нужде, мулла объявляет собравшимся, кто сколько может, дает деньги. Это садакъа. То же при пожаре» [ПМЮК, № 1836: 80–83].

Можно поверить на слово, что все так и происходит. В свою очередь, не приходится сомневаться в рассказе пожилой русской женщины из Аверьяновки:

— Казаки на Троицу, на Пасху посидят застольем, попьют, попоют, и всё. У меня был случай… Не очень хорошо, и не хочу… У меня племянник уми рает, у него сахарный диабет необратимый. Я пошла к казакам попросить на лекарства, так как мы, родственники, только один раз могли купить инсу лин. У нашего атамана была. Он развел руками. Поехала в Кизляр. Говорю:

«У вас скоро круг, я выйду с шапкой…» Он (атаман? — Авт.) говорит: «Я вам не советую». После этого я к ним отношения не имею. Чтобы они для села (что-либо) сделали — такого не знаю [ПМЮК, № 1856: 62].

Знакомство с жизнью сел Кизлярского района, или, шире, Кизлярщины (куда должен быть отнесен и современный Тарумовский район РД), сел, в ко торых еще имеется русское население, наглядно свидетельствует о значитель ной разнице в самоощущении русских и дагестанцев, в организации общест венного бытия и поддержании (или воссоздании) «общинности» одними и другими. Русские во всех отношениях проигрывают дагестанцам, даже при наличии казачьих структур (о месте которых в жизни Кизлярщины позднее).

Русские женщины этих сел по-житейски оценивают переживаемое: «У-у, род ственные связи у них… нам далеко до них, нам бы этому поучиться… за сво его горой становятся»;

«Мы, русские, впрочем, сами виноваты, друг за друга не стоим, разобщенные, поразъехались…»

Мы еще будем говорить об этом. А сейчас приведем краткую информа цию о современной жизни селения Карабаглы Тарумовского района, где с давних времен проживают армяне, еще при Екатерине Великой переселив шиеся на Северный Кавказ.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Национальный состав жителей на начало 2008 г. был следующим: ар мян — 395, даргинцев — 209, аварцев — 11, ногайцев — 8, лакцев — 40, рус ских — 46, табасаранцев — 7 и т. д., всего 728 человек.

Лет сорок назад Карабаглы (название переводится как «черные сады», так как здесь выращивали черный виноград) объединили с расположенной по со седству Новоромановкой, тогда русским селом, и совхоз у них был общий — «Карабаглинский». Ныне в Новоромановке русских нет, основное населе ние — аварцы. В Карабаглах ситуация не такая (объясняемая, очевидно, уже тем, что армянам поменять место жительства сложнее, нежели русским, хотя молодежь активно переезжает в район Кавказских минеральных вод). Впро чем, дагестанцев в селе становится все больше. Значительная их часть (а, как следует из статистической справки, это даргинцы) переселились сюда «недав но», хотя, по словам заместителя главы сельской администрации Вартануш (1959 года рождения), в ее детские годы здесь уже жили даргинцы. Беды у этого села те же, что и во всех населенных пунктах равнинной зоны Дагеста на: развал некогда жизнеспособного общественного хозяйства, вопросы тру доустройства и заработков. Проблемы с горцами те же, что во всей описывае мой зоне:

Сады и огороды были вокруг села, у каждого жителя они имелись. Из-за этого скота ничего не осталось. На огородах — тыквы, капуста, огурцы, помидоры. Они могут открыть дверь, пустят свою скотину. Скотину уви дишь на своем огороде — надо бежать, звать свидетелей… не успеешь… Мы вам обо всем таком много не говорим, так как мы люди жизнерадостные, гостеприимные… Горцы, давно обосновавшиеся в Карабаглы, владеют армянским языком (местный армянский отличается от литературного, карабаглинцы не всегда понимают соотечественников из Армении), в прежние годы армянский был основным разговорным языком в селении;

переняли горцы и блюда армян ской кухни — долму, лобио. Однако ситуация изменилась. В последние годы в школе все меньше детей армянской национальности:

Дети наши пока живут здесь, Карабаглы будет армянским, а что сде лают внуки — не очень понятно. Так что через 20—30 лет, может быть, ни чего не будет нынешнего.

К разряду «нынешнего» можно отнести то, что когда в 2005 г. обосно вавшиеся в селе дагестанцы (в основном отстроившиеся на окраине, — «им там лучше жить, потому что рядом пасут свой скот») поставили вопрос о строительстве мечети (церкви в селе нет и возводить ее пока не собираются) при въезде в село, армяне ответили отказом: «Почему они должны строить там, ведь это армянское село. Пусть поставят себе мечеть, но там, где живут».

Кладбища мусульманского тоже нет, переселенцы отвозят хоронить умерших родственников в горные селения.

Нельзя сказать, что современные карабаглинцы-армяне представляют со бой общину с подразумеваемым этим словом устойчивым порядком жизни.

Однако от, очевидно, некогда существовавшего института сохранилось нечто, позволяющее им все еще ощущать себя неким единством. На протяжении длительного времени этому способствовала их иноэтничность в русском и но Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН гайском окружении 21. В первой половине 1990-х гг. в местной школе препо давался армянский язык;

учителями были переселившиеся в Карабаглы ере ванцы, имевшие здесь родственников. До настоящего времени не случалось, чтобы на должность главы сельской администрации претендовал кто-нибудь из дагестанцев. Примечательно и то, что ежегодно 2 мая проводится День па мяти, когда все разъехавшиеся из села стремятся оказаться на родине;

в этот день посещаются могилы родителей, родственников [ПМЮК, № 1856: 54—57].

В итоге карабаглинские армяне не выглядят столь же потерянными, как остатки русского населения в теперь уже бывших русских селах Кизлярщины.


Местный вариант адаптации Мы не будем обсуждать теоретические аспекты того, «что есть адапта ция» как таковая. Мы попытаемся проанализировать, что есть адаптация для знакомых нам горцев-мигрантов в районах их нового жительства.

«Адаптация» (от лат. аdaptio), согласно «Современному словарю ино странных слов», есть «приспособление строения и функций организмов к из меняющимся условиям существования», в социальном аспекте — «процесс активного приспособления личности или социальной группы к меняющейся социальной среде» [Современный словарь 1993: 20]. «Философский словарь»

толкует это понятие как «процесс приспособления системы к условиям внеш ней и внутренней среды», уточняя, что применительно к человеку и обществу оно имеет ограниченные возможности, «так как оно отражает главным обра зом реактивное поведение, связанное с приспособлением к окружающей сре де» [Философский словарь 1991: 10]. Впрочем, уточнение того, что приспо сабливается «система», а не просто кто-то или что-то под нее, значимо.

За многовековую (если не тысячелетнюю) историю горцы оказались так хорошо приспособлены к жизни в «своих» горах, что не хотели подстраивать ся к иным условиям. Они бежали с плоскости, где их косила малярия, а равно от внешней силы государства, заставлявшей менять образ жизни. Бежали из Чечни, куда их выслали и где они вновь столкнулись со многими трудностями и проблемами, хотя те, кто сумел приспособиться к тамошним условиям, вспоминают о зажиточной жизни в этой неродной для них стороне.

Что же такое адаптация = приспособление к новым условиям в рассмат риваемых вариантах? Очевидно, возможность обретения средств и условий для жизни в изменившейся родной или чужой среде, тем самым достижение в той или иной степени комфортного бытия.

На разных этапах переселенческого движения в Дагестане такие возмож ности существенно различались.

Одно дело, когда тебя вместе с родственниками и земляками целенаправ ленно и организованно переселяют в существующий колхоз (совхоз) либо го сударство создает из вас же новое общественное хозяйство, тем или другим образом помогая обустроиться и прижиться на новом месте.

Другое дело, когда ты самочинно поселяешься на новом месте, где уже к тому времени могут проживать земляки и родственники, и ты хочешь и мо жешь надеяться на их помощь, однако в большой степени должен рассчиты При этом здешние армяне знали ногайский язык, а многие, как говорят, и тат ский.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН вать на собственные силы. Далеко не всегда старожилы будут рады твоему появлению. Поэтому иногда приходится действовать локтями, хотя и мягко, в том числе среди земляков — с одной стороны, это следование закону выжи вания, а с другой — рефлексия присущего горско-кавказской культуре прин ципа соревнования, соперничества, подогреваемого желанием быть не хуже других и обустроить собственный дом на зависть соседям. Выживают, выра щивая на арендуемых участках новоиспеченных МУПов, ГУПов, СПК овощи и люцерну, которые можно продать;

разводя скот, мясом и молоком которого можно кормить семью и также продавать;

браконьерствуя на море;

занимаясь перепродажами;

уезжая на сезонные заработки. Отъезд на заработки стано вится все более массовым, так как «Каспийское море поприжали, браконьер ством стало труднее заниматься». Но и ресурсы моря не безграничны… Из уже обжитых мест Кизлярщины, расположенных относительно недалеко от города, перебираются в отдаленные местности района («близко к городу нет смысла селиться, нет возможностей для развития хозяйства»), туда, «где паст бища, поля». В новых условиях, не рассчитывая на получение от государства конкретных льгот, стремятся от него, государства, что-нибудь отхватить, а для этого надлежит проявлять смекалку, немудреную хитрость. Выживают, оформляя за внушительную денежную мзду фиктивную инвалидность. Со храняют прописку в горах, рассчитывая на прибавку к пенсии за «горность».

Просят или требуют от государства как матери одиночки денежных пособий на детей, хотя их отцы известны, живы и здоровы, просто брак оформлен по шариату, а не в ЗАГСе [ПМЮК, № 1836: 50—50 об., 66 об.]. Надеются на де нежные компенсации за жилье в горах, которое тем или иным образом может оказаться разрушенным (при относительной вероятности этого). Незатейли вые тактики.

Тридцать лет назад в сознании едва ли не абсолютного большинства жи телей отдаленных горных районов с образом мужчины (читай: горца, джиги та) не совмещались представления о торговле 22. В настоящее время торговлей занимаются многие мужчины. Отношение к этому виду деятельности измени лось, так как изменились условия жизни, да и места проживания. Кроме того, торговля сопряжена с финансовым риском или риском как таковым, что до пустило включение ее в реестр обстоятельств, сопутствующих образу жизни «настоящего» мужчины.

Рискуют и те, кто занимается нелегальным ловом рыбы. Здесь также при сутствует и элемент соревнования — вслед за одним рыболовом-браконьером в море отправляется другой, третий и т. д. Так же в 1990-е гг. в города России за «удачей» одна за другой отправлялись группы молодых людей, занимав шиеся рэкетом и другими схожими делами, а в последние годы такие же группы пытаются найти своим рукам применение, часто сопряженное с рис ком, в том либо ином бизнесе.

Жители горных аварских и андо-цезских районов указывали в этом случае на лезгин (впрочем, вряд ли хорошо им знакомых), которые якобы активно занимались торговлей (переняв подобный опыт от азербайджанцев, а те, в свою очередь, от пер сов), и потому они якобы в поведении и характере лишены мужественности. Схожие «упреки» тогда же приходилось слышать в Ингушетии в адрес чеченцев, у которых якобы допустимо мужчине торговать пивом и цветами, в то время как для настоящего горца, в данном случае ингуша, такое невозможно, хотя допустимо торговать оружием и наркотиками, что и наблюдалось в то время на рынках в Назрани.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Риск как проявление и составляющая «соревнования» импонирует совре менным дагестанцам (как и их пращурам) в качестве фактора и средства мо билизации личности. Предпринимательская активность, проявляемая кавказ цами и часто неодобрительно или даже враждебно оцениваемая представите лями других культур из этого социокультурного поля. Мобилизованность предполагает выдержанность и сдерживаемую силу, готовую к взрыву. Необ ходимо принять во внимание, что переселенцы последних миграционных волн (в отличие от своих предшественников, направленно вовлекавшихся в деятельность предприятий социалистического хозяйства) искали свою нишу в сфере распределения труда в период «базарной экономики». В последние го ды в таком же положении оказались и многие переселенцы ранних волн ми грации. Для активизации характерных поведенческих стереотипов мобилизо ванность и сдерживаемая сила имели «почву» в виде определенных социаль ных «традиций», которые в современных условиях далеко не всегда сходят «на нет» 23. Впрочем, «сдерживаемая сила, готовая к взрыву», обеспечиваю щая конкурентоспособность в борьбе за выживание, необходима для манипу ляций во внешней, чужой среде. «Дагестанцы умеют выживать, — говорит русская женщина из Кизляра, — хватка у них есть, в русской среде это вос принимается болезненно» [ПМЮК, № 1920: 79 об.—80].

Среди «своих» тональность отношений другая. Там ориентируются не столько на борьбу-соперничество, сколько на соперничество-соревнование. А соревнование имеет смысл там, где отслеживают твои поступки, где есть зри тели, судьи и, конечно, со-пер-ники («кто будет первым»). «Неважно, кто и как преуспел у обохцев, но зато важно, что мой одноплеменник удачливым оказался в чем-то, поэтому я стремлюсь его превзойти» [ПМЮК, № 1836:

56—56 об.].

Хотя в переселенческих поселках, даже заселенных выходцами из одного горного аула, официально нет годехъана (в горных селениях место постоянно го общения мужчин, где решались общественные дела и коротался досуг), од нако неофициальный форум существует (обычно возле мечети, как и в горном ауле), и на нем создается общественное мнение 24. Из этого следует, что неко торые функции общины в переселенческих поселках воспроизводятся (но не собственно община с определенным набором свойств и качеств). Они востре бованы в силу пересекающихся интересов людей и формирующегося заново, через горизонтальные связи общественного круга: для человека они предпо лагают поддержку в делах и удобства житейского плана, в свою очередь, псевдообщина или предобщина (назовем ее так) усиливается «своими», в чем она тоже заинтересована. В этой общественной среде пропагандируется свое образный коллективизм. «Дед учил внука: „Не надо идти впереди людей — камень может упасть;

не надо идти позади всех — чабан может палкой уда рить. Надо быть вместе с людьми“». Тезис для членов сообщества: «Надо хо рошо одеваться, нельзя выглядеть хуже других» [ПМЮК, № 1836: 17, 32].

Тем более что «традиционная» социокультурная модель поведения пропаган дируется на официальном или полуофициальном уровнях. Сошлемся на учебный курс для старшеклассников «Культура народов Дагестана», с отдельными учебниками для мальчиков и девочек, в которых, в частности, воспитание мужчины подается весьма определенным образом (см.: [Культура и традиции]).

Такие места в современных переселенческих поселках, как правило, не назы вают годеканом, очевидно, по причине крайне серьезного отношения к традиционно му годекану как важному атрибуту институциональных основ джамаата (общины).

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН На первый взгляд кажется, что здесь противоречие. С одной стороны, со перничество-соревнование между «своими», с другой — потребность «своих»

в солидарности. Однако конфликт между этими «свойствами» условен, грань между ними прозрачна — нельзя выглядеть хуже других, и ты обязан доби ваться большего, но не противостоя остальным. Подобная диалектика, оче видно, перенесенная из «традиционного» общественного бытия, придает внутреннюю динамику формирующемуся заново микросообществу, что необ ходимо для его жизнеспособности.

Общинность «ищут», ее создают — отдельные люди и семьи, группы родственников и земляков сменяют места жительства, перебираясь к «своим».

А выражением «своего» здесь преимущественно являются старые сельские (опять-таки общинные) и районные (по горным районам, этническим и этно графическим группам) связи — для Дагестана по-особому актуальные, в от личие от многих республик Северокавказского региона, где предпочтение обычно отдается связям родственным. «Здесь когда компактно расселяются, то появляется своя аура, которая объединяет людей, когда есть общее горе или радость. Тогда появляется общинность» [ПМЮК, № 1920: 77—77 об.] 25.

Складывание общинности (джамаата), зависит и от людей, стоящих у власти.

В Ясной Поляне (Кизлярский район. — Авт.) живут гигатлинцы (пересе ленцы из Цумадинского района. — Авт.). Сейчас там глава [сельской адми нистрации] — он советуется со своим джамаатом, а раньше был [другой] — все иначе [было]. Все от личности зависит. Относительно действенна два дцатка (см. в гл. 4 и 5). Она решает вопросы мечети, иногда — выпаса ско та, если кто себя не так ведет… алкоголь, табак и т. д. Наболевшие вопро сы по селу они обсуждают, а глава придет — примет он их [мнение] к дейст вию или нет, зависит от него.

Бичом же формирующейся общинности, как и в горных селениях, явля ются выборы — районные или сельские.

Родственники между собой ссорятся, месяцами, годами не общаются — один родственник выдвигается, и другой. Эти выборы у нас в Дагестане по определению не должны были быть. Это не для Дагестана. У нас всегда было назначение, и люди с ним мирились [ПМЮК, № 1920: 78].

Последнюю ремарку надо воспринимать не буквально, а преобразуя «ми рились» в «принимали как должное». Поэтому в некоторых селениях (напри мер в Хуштаде при выборах кандидата от селения в районные депутаты) сель чане предпочитают полагаться на волю Всевышнего: известен случай, когда имена всех кандидатов были записаны на бумажках и мальчик вытянул из шапки того, кто должен был представлять селение (разумеется, были состав Схожее мнение высказывается и в специальной литературе: «Исторически сложились такие особенности поведения дагестанцев, как необычное сочетание инди видуализма и корпоративности. Стремление к свободе, защите традиционных ценно стей, к успеху в индивидуальном труде выработало установку к личному преуспева нию в освоении сфер экономической деятельности и создало инновационную лич ность. С другой стороны, опора на социальные гарантии со стороны общества, на выработанные коллективом правила поведения, на родственные связи породила необ ходимость органических взаимодействий с определенным коллективом» [Ахмедуев 2003] (цит. по: [Муртузалиев 2008: 119]).

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН лены протоколы, регистрирующие якобы проведенные выборы). С этим ре шением согласились все, и многие жители именно в подобном видят единст венно возможный для селения вариант определения кандидата, не угрожаю щий целостности Хуштады. Подобные суждения авторам приходилось слы шать и в других селениях Дагестана.

Впрочем, при воспроизводстве и затем сохранении в той либо иной сте пени общинности широта связей уменьшается по мере смены поколений;

вза имные интересы троюродных и более дальних родственников молодого воз раста естественным порядком убывают. Так происходит в переселенческих и горных селениях, тем более между родственниками, оказавшимися в разных местностях. И может случиться, что, встретившись в Махачкале или в Хасав юрте, дальние родственники открыто не поладят друг с другом.

«Мы не должны потеряться»:

уровни консолидации в новых условиях Гигатли и Ясная Поляна: опыт «олимпийской деревни»

Селение Гигатли расположено в Цумадинском районе на самой границе с Чеченской республикой. Здесь проживают чамалалы, представители одной из нескольких этноязыковых общностей андо-цезской подгруппы, официально причисленные к аварцам. В селении сейчас проживает около 300 хозяйств.

По меркам Цумадинского района Гигатли является крупным населенным пунктом. Местные жители отмечают, что их село выгодно отличается от мно гих других в районе тем, что ему принадлежат обширные и богатые водой зе мельные участки. Именно это, по словам информантов, позволяет гигатлин цам продолжать добывать средства к существованию со своей земли. В отли чие от других селений района — Хуштады, Кванадой, Тинди и др., значитель ная часть населения которых зарабатывает средства к существованию вдали от родных мест (на луковых полях Ростовщины, на рынках Астрахани и стройках Москвы), Гигатли выживает за счет местного картофеля. Со средне го участка в 40 соток при благоприятных условиях хозяин может собрать урожай в 3—4 тонны. Картофель реализуют главным образом в Хасавюрте, продавая перекупщикам (на 2008 г. цена 1 мешка в 50 кг составляла около 400 руб лей). Таким образом, годовой доход от картофеля составлял около 30 000 руб лей с 40 соток, многие же сельчане владеют бльшими земельными участками.

Часть мужской молодежи, не удовлетворяясь заработками в селе, отправ ляется на сезон на стройки Москвы и Санкт-Петербурга, однако их количест во не столь велико, как в других селах района.

В истории Гигатли было много драматических моментов, военных столк новений с соседями, несколько раз село уничтожалось. В XX столетии на судьбу гигатлинцев повлияла и депортация чеченцев 1944 г. На освобожден ные земли ЧИАССР были переселены (кто на добровольных началах, а кто и принудительно) многие жители Дагестана из разных районов и сел, в том чис ле и часть гигатлинцев. В основном гигатлинцы обосновались в Урус-Марта новском и Веденском районах. В 1957 г., после возвращения чеченцев, встал вопрос о повторном переселении дагестанцев. Многим было предложено не возвращаться в горы, а обосноваться в плоскостных районах Дагестана. Вы ходцы из Гигатли выбрали для переселения Ясную Поляну, село в Кизляр Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН ском районе. Постепенно к переселенцам переехали некоторые их родствен ники, привлеченные обширными равнинными землями и возможностью ме ханизированной обработки земли (в условиях горного террасного земледелия Гигатли это, естественно, было невозможно). Переселение в Чечню и долгое проживание в Кизлярском районе вдали от горной метрополии с очевидно стью ослабили в позднесоветский период связь жителей Ясной Поляны и Ги гатли. Активные члены общины не могли не осознавать эту проблему. Выход из сложившейся ситуации подсказало значимое событие всесоюзного мас штаба — олимпиада 1980 г. в Москве. В том же году житель селения Ясная Поляна Абдухалик Нажибулаев и гигатлинец Магомед Канзулаев предложили организовать свои олимпийские игры между сборными командами Ясной По ляны и Гигатли. Целью этих олимпийских игр была поставлена именно кон солидация гигатлинцев, горных и равнинных, в условиях вынужденного разъ единения: «Чтобы мы друг друга знали — в Кизлярской зоне которые живут и в горах — и чтобы не забывать» [ПМЕК 2008]. Примечательным примером, иллюстрирующим то, что именно эта проблема подвигла сельчан на проведе ние подобных спортивных мероприятий, может стать следующий рассказ од ного из информантов:

Магомед Канзулаев: Раз в Махачкале два студента дерутся, друг друга лупят от души. И один по своей злости высказал на гигатлинском языке пло хое слово. А тот (другой) говорит: «Ты что, гигатлинец?» Оказалось, один из Ясной Поляны, другой — из Гигатли. Оба в Махачкале учатся, подрались, а оказалось, что они двоюродные братья. Чтоб такого не было — приезжают сюда (на игры в Гигатли. — Авт.) [ПМЕК 2008].

В том же году были проведены первые гигатлинские олимпийские игры, девизом которых стал лозунг «Среди нас олимпийцы». Они проводятся каж дые два года по настоящее время — по очереди в каждом из двух селений, в летнее время.

Вот как проходят эти игры. Команда приглашенного селения (в первый раз это была Ясная Поляна) в составе 50—80 человек приезжает в назначен ный четверг в селение-организатор игр. Все приехавшие распределяются по домам, как правило родственники к родственникам, или же к тем, у кого гос тили раньше. Так решается проблема с жильем и питанием, потому что гости, разумеется, питаются у своих хозяев. На следующий день, в пятницу, посе щают местное кладбище — могилы предков, а также собираются в мечети для пятничного намаза. В субботу и воскресенье проходят сами спортивные со стязания. В программу игр входят национальные виды спорта — метание камня и прыжки с места, а также вольная борьба во всех весовых категориях и легкоатлетические дисциплины, где соревнуются как юноши, так и девушки (метание диска, толкание ядра, прыжки в длину с разбега, прыжки в высоту), и, наконец, соревнования по волейболу. Помимо спортивных состязаний юноши и девушки участвуют в конкурсе на чтение Корана (в пятницу), а по вечерам начинаются концерты, где рассказываются и разыгрываются старин ные истории и анекдоты;

концерты длятся до утра. В понедельник утром гос ти уезжают.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 18 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.