авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 18 |

«ПЕТЕРБУРГСКОЕ ВОСТОКОВЕДЕНИЕ Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН ...»

-- [ Страница 12 ] --

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Вроде бы все так. Действительно, деление территорий и их населения в «стародагестанском» обществе происходило по общинам, их объединениям, даже в феодальных владениях. Вопрос о том, кто на каком языке разговаривал и как себя мыслил (видел) (определял, идентифицировал), человек находился на втором-третьем плане. Себя определяли преимущественно по принадлеж ности к конкретному сельскому обществу, а при нахождении в круге предста вителей отдаленных от собственного общества территорий — по принадлеж ности к микрорайону (союзу общин) или району (этнографической, но не эт нической области). При этом никто не смел и не мог забывать о том, что его (равно как и соседская) община является верховным собственником земель ных угодий, «своей» территории. Напомним формулировку кодифицирован ного правила «стародагестанских» обществ:

Если кто продаст свою пахотную или покосную землю человеку из друго го селения, то с него за каждый день нахождения этой земли в собственности покупателя взыскивается по одному быку.

Наций (этносов) в «государственном» плане тогда действительно не бы ло, они были неактуальны, так как права, равно как и обязанности, распреде лялись в сельском обществе между членами джамаата, а между сельскими обществами устанавливались договорные отношения, в том числе допускав шие сдачу в аренду (а не отдачу в безвозмездное пользование) своих земель ных угодий 1.

В «настоящем» времени (пишет ученый) подобные обстоятельства тоже являются действенным фактором межэтнического мира в крае. Автор газет ной публикации, ссылаясь на самоидентификацию горцев в старом дагестан ском обществе по джамаатам и т. д., резюмирует, что нынешний «Дагестан должен уходить от национального деления и стремиться к созданию общего этноса. Мы все народы-братья. Никто назад в высокие горы не вернется, а значит, нужно учиться жить вместе…»

Все так. К тому же кого и как заставить вернуться… И кто будет оспари вать хороший призыв: «Ребята, давайте жить дружно!»

Однако и ученому, и публицисту наверняка известны примеры (анало гичные ранее приведенному нами) лакцев (даргинцев, аварцев и т. д. — вы ходцев из Лакского, Дахадаевского, Цумадинского и т. д. районов), которые, живя ныне в Бабаюртовском, Хасавюртовском, Кизлярском и т. д. районах, считают занимаемую и хозяйственно эксплуатируемую ими там территорию частью Лакского и т. д. (т. е. родного для каждого из них горного) района.

Уместно в этом контексте упомянуть оформление сайта Цумадинского района www.tsumada.ru. В качестве заставки разработчик сайта, уроженец селения Тинди, проживающий в Махачкале, Гусен Халилуллаев поставил серию сме няющих друг друга панорамных фотографий, на которых располагается над пись «Цумадинский район». Помимо видов горных ущелий и живописных горных селений указанного района представлены также явно «равнинные ви ды», очевидно селений, возникших на местах кутанных пастбищ цумадинцев в Кизлярском и других районах.

Сказанное не отрицает того, что в реальной практике этнические общности/на роды (нации) уже существовали или динамично складывались (см.: [Ибрагимов М.-Р.

2010]).

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Варианты интерфейса сайта www.tsumada.ru Понятна и логика ухмылок уроженцев горных районов по поводу сетова ний ногайцев на превращение их родины — огромных по площади пастбищ ных угодий в пустыню в силу их чрезмерной эксплуатации. Говорят: «Да, это все разговоры… их пастбища справятся, переживут». «Их» — не «свое».

Ссылки на действенность принципов толерантности в «стародагестанском»

обществе (где сохранность «своего» была гарантирована), равно как обвине ние большевиков в разрушении «своего» (и исподволь «чужого», но в извест ном смысле тоже «своего) некорректны. Условия, «правила игры» в то время были другими, и это при том, что «никто не собирается возвращаться в высо кие горы». Тогда с чего ожидать желания другой стороны делиться «своими, дедовскими» землями 2.

«Попробуй мы, кумыки, заполучить себе землю в горном селении — нас туда и „на порог не пустят“», — так говорят жители районов, ставших зоной переселений горцев. И это факт. Для примера сошлемся на проект постановления джамаата селения Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Действительно, в первой половине XX столетия горцев силком изгоняли из горных местностей (где они чувствовали себя «гвоздями, вколоченными в скалы»). Но на таком варианте социального и экономического развития на стаивали не абстрактные большевики, а конкретные люди, имевшие не только идеологические убеждения, но и практический опыт — не только собствен ный, но и окружавших их людей. Уроженец самого высокогорного в Дагеста не (и, как говорят, в Европе) лезгинского селения Куруш Нажмутдин Самур ский категорично заявлял: «Вопрос о переселении горцев на равнину… явля ется в Дагестане коренным политическим вопросом». И далее настаивал не на аренде горцами пастбищ на плоскости (по «старым» правилам), а на присое динении к Дагестану равнинных территорий, и в как можно больших разме рах. Большевик — да! Государственник — конечно. Хорошо осведомленный в опыте жизни горцев? Вероятно, так. Ибо знал, чем обеспечивается успеш ность данного опыта.

В такой постановке вопроса есть преувеличение. Ага! лезгин, горец — вот он и начал переселение горцев. Ага! Даниялов (А. Даниялов — в 1948— 1967 гг. первый секретарь Дагестанского обкома КПСС) — аварец, вот он и делал все для аварцев. Умаханов и Магомедов (М.-С. Умаханов — в 1967— 1983 гг. являлся первым секретарем Дагестанского обкома, М. Магомедов — в 1983—2006 гг. занимал разные высшие посты в республике) — даргинцы, все сделанное ими — для даргинцев. Муху Алиев — снова аварец и… того хуже (так писали в СМИ).

Проявления закономерностей мышления. Поступок, действие, в глазах заинтересованного наблюдателя, не могут не иметь в первую очередь — мо тивов, во вторую — причин. Добро, а особенно зло не может быть безликим, оно почти неизбежно персонифицируется 3.

Из интервью с активистом кумыкской общественности.

— Сегодня показать, как это шло хронологически, последовательно, если к этому показать, какая власть тогда была, как эта власть использовала, Карата о принципах его формирования. Членом джамаатского общества будет являть ся «каждый житель села Карата, достигший 18-летнего возраста... независимо от пола, профессии, образовательного, имущественного ценза — по рождению, их дети в лю бом поколении, бывшие жители села, временно или постоянно проживающие в иных селах, районах, регионах, странах;

жители некаратинской национальности, приехав шие на работу по направлению советской власти и вошедшие по соответствующей процедуре (? — Авт.) в какой-либо тухум и джамаат села, жители иных национально стей (чем отличаются от представителей некаратинской национальности? видимо рус ские;

поскольку Карата давно является центром Ахвахского района, то в селении про живают ахвахцы, аварцы, багулалы из соседних селений района. — Авт.), проживаю щие в селе постоянно более двух поколений и вошедшие по соответствующей процедуре в какой-либо тухум и джамаат;

не могут являться членами джамаатского общества и входить в общину: жители, проживающие временно, жители иных нацио нальностей, проживающие постоянно при условии наличия недвижимости и тухумов в других местах, жители, признанные душевнобольными, наркоманы и совершившие прежде тяжкие уголовные преступления, если после отбытия наказания тухумы и джамаат не приняли их в свой состав [Карпов 2007: 597].

Примеров этому не счесть: Ленин, устраивая революцию, мстил за убитого ца рем брата, Сталин, выселяя карачаевцев, балкарцев, ингушей, чеченцев с Кавказа, расширял территорию Грузии и т. д.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН то это переселение не просто как переселение, а кто принимал решения, ка кая власть сопровождала эти переселения. Это вообще интересно.

Соб.: А это возможно проследить по документам?

— Возможно. Надо посмотреть, кто тогда был у власти, какие реше ния принимались, какая группа у власти была.

Соб.: Но ведь власть союзная предписывала увеличивать посевы, разви вать животноводство, и те, кто тогда находился у власти в республике, чтобы сохранить за собой эти места, должны были исполнять приказы сверху.

— Я ругаю советскую власть. Она ответственна за это. Но тут есть нюанс. Местная власть, улавливая тенденцию, использовала ее для себя. Вы знаете, у нас тогда был Даниялов, затем Умаханов. Каждый пытался [ис пользуя тенденцию, что-то] сделать для своих народов. Если внимательно посмотреть, видно, кто кого куда переселял, в какие районы переселял [ПМЮК, № 1920: 26 об.—27].

В бытовом сознании, но, возможно, и не только в нем, история должна быть в лицах — индивидуальных либо национальных 4.

Действительно, произошедшие в Дагестане в XX в. глобальные измене ния есть результат политики большевиков. Но превращение народов (этносов, наций) в основных субъектов жизни современного общества — не изобрете ние большевиков. Они лишь поддержали, развивая и в чем-то доводя до край ности на практике тезис европейской социал-демократии своего времени 5.

Возможно, при ином стечении обстоятельств Дагестан смог бы избежать де ления общества по «нациям» (по примеру и опыту Турции). А может быть и нет, ведь «национальный» вариант развития находился в ближайшем соседст ве (азербайджанцы, грузины, армяне, чеченцы и т. д.).

Достаточно риторически звучит вопрос о том, могли ли миграционные процессы в Дагестане, конкретно переселение горцев на плоскость, получить столь масштабное развитие без вмешательства «большевиков», т. е. государ ства. Соответствующие процессы, начавшиеся в других горных областях Кав казского региона раньше XX в., скорее всего, говорят о том, что могли и должны были, а уж какую форму они бы приняли — вопрос открытый. И можно предположить, что и при другом пути развития они также вывели бы на поверхность национальный фактор в ущерб общинному. Так что персоны верховных руководителей республики, по большому счету, не имеют особого значения.

В сослагательном наклонении данную проблему обсуждать можно долго, но это бессмысленно. Ныне имеем то, что есть. Принципиальное изменение Исследователь современного Дагестана, рассуждая о проблемах формирования в республике «мусульманского национализма», пишет: в 1920—1930-е гг. «кланы лез гинских революционеров, их родственников и земляков проникли в высшие партий ные структуры. Кумыки добились преобладания в Народном комиссариате земледе лия. Азербайджанцы захватили в свои руки могущественный комиссариат внутренних дел… С конца 1940-х до 1990-х гг. власть в республике удерживали аварцы. При них неаварцы не имели доступа к властным структурам республики, поскольку их нацио нальные общины вынуждены были подчиняться аварской номенклатуре. Лезгинам, в свою очередь, пришлось покориться азербайджанцам…» [Бобровников 1999: с сайта].

Сравните с историей распада Австро-Венгерской и Османской империй и обра зованием в большинстве случаев национальных государств в Европе в первой четвер ти XX в.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН социальной (этнической) географии, переустройство хозяйственной жизни республики, превращение народов (этносов) в субъектов социальной и поли тической жизни республики сформировало современный Дагестан и родило в нем немалое число проблем 6. Не только в уличных разговорах, но и в газетах звучит:

Если вся низменность РД — «кумыкские земли», то большая часть воды, используемой дагестанцами (в том числе в городах), — аварская, ибо аварские районы являются бассейном реки Сулак — «матушки Волги» Дагестана. Благо даря ему в наших домах электричество (ГЭСы). И еще — большая часть неба РД — тоже аварская, и мы требуем компенсации за дожди, выпавшие на «ку мыкские земли» из нами выращенных облаков… [Изудинов 2008].

Об ответе на подобный выпад (который, в свою очередь, тоже порожден соответствующим выпадом), нетрудно догадаться: «Ну и заберите свою воду, мы свою достанем из-под своей земли».

Уже на протяжении более чем десятилетия высказываются предложения по федерализации республики, в частности с созданием национальных шта тов — Кумыкского, Аварского, Андийского, Дидойского округа Аварского штата и т. д., что якобы способно «перенаправить энергию национальных масс в центростремительном русле» [Курбанов Х. 2005]. Впрочем, как делить при этом землю и воду, не поясняется.

Имеем то, что есть. В том числе достаточно сложные межэтнические от ношения в разных районах (регионах) Республики Дагестан. В настоящем случае выделим три, на наш взгляд, основных сюжета. Это «русский вопрос», «кумыкская проблема» и «ногайская дилемма». Названия в некотором смысле условны, хотя для Дагестана активно, а порой и бурно переживающего со ставляющие своего политического и экономического бытия, национальный компонент в этих вопросах не праздный. В свою очередь, градация в данном случае проблемного фактора, а именно деление на «проблему», «вопрос» и «дилемму», тоже имеет причины. «Вопрос» по разным обстоятельствам не равен «проблеме», подобно тому как не равноценны между собой и состав ляющие другой пары. Впрочем, указанными сюжетами мы не ограничимся в настоящем случае.

В последние десятилетия волны горцев-мигрантов выплеснулись за пре делы Республики Дагестан. Это следует воспринимать в порядке вещей, так как трудовая миграция являлась характерной чертой экономики дагестанцев на протяжении последних веков. Однако количественно преодолев опреде ленную черту, за которой приезжие начинают восприниматься местными жи телями как зло (хотя в научных кругах подобный критерий часто оспаривает ся), или же заняв некую социальную нишу в укладе жизни первых, что равно воспринимается негативно 7, — мигранты (в данном случае дагестанцы) оста В. О. Бобровников пишет: «Только в советское время дагестанские миграции постепенно приобрели чисто этническую окраску. Я вижу в этом следствие нацио нальной политики советских руководителей республики» [Бобровников 1997б: с сай та]. Формально и неформально дело обстоит так. Но что из этого следует? Нам про блема видится более многогранной.

При экспертном опросе по теме «Миграция в Южном федеральном округе» без малого 60 % отвечавших на вопросы анкеты сказали, что мигранты создают проблемы старожильческому населению, а на вопрос, зависит ли отношение старожильческого Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН ются чужими, видятся в качестве источника разнообразных проблем населе ния и властей соседних с РД административно-территориальных субъектов РФ.

Впрочем, составляющие конфликтов более сложные.

По такому показателю экономического развития, как ВВП на душу насе ления, Северный Кавказ занимает последнее место в Российской Федера ции — 47 % от соответствующего среднего показателя по стране. У Дагестана значение данного показателя минимальное по региону — 28 % (впрочем, это официальные данные, которые далеко не во всем стыкуются с реалиями. — Авт.). Денежные доходы на душу населения составляют 37 % от соответст вующего среднероссийского показателя [Ханбабаев 2008: 23]. Экономический кризис в стране конца XX в., приведший в недееспособное состояние значи тельную часть промышленных и сельскохозяйственных производств, обост рил социальные противоречия в местном обществе.

Политическая неразбериха того же периода вызвала процессы суверени зации и этнизации союзных и автономных республик, всплеск националисти ческих настроений как в центральных областях Российской Федерации, так и на ее окраинах. На рубеже 80-х и 90-х гг. минувшего столетия в столице Даге стана появлялись провокационные листовки, в которых русским, евреям и ку мыкам предлагалось покинуть республику;

под такими же лозунгами прово дились митинги.

Совокупно это может говорить о признаках системного кризиса.

В последующие годы ситуация по возможности выправлялась. Уместно отметить, что отношение среднемесячной начисленной заработной платы по республике к прожиточному минимуму возросло с 80,1 % в 2000 г. до 175,9 % в 2006 г., и первая была ниже прожиточного минимума только в одном гор ном районе, тогда как за шесть лет до этого — в 42 районах. И это без неуч тенных доходов, которые в бедных горных районах в середине 2000-х гг. со ставляли порядка 70 % общего дохода населения [Шахбанов А. 2009: 344].

Сошлемся здесь и на слова работника одной из социальных служб высокогор ного Рутульского района, в 2006 г. говорившего нам, что официальные пока затели безработицы и материальной необеспеченности граждан передают ре альную картину в искаженном (преувеличенном) виде. Конечно, потеряв ме сто работника или служащего в развалившемся совхозе, ты стремишься выжить и хоть как-то обеспечить семью, и обычно это тебе удается сделать.

На основании даже таких крайне общих сведений можно понять, насколь ко непростыми оказались для всех (подчеркнем слово «всех») жителей Даге стана последние двадцать лет (впрочем, где и кем в стране они переживались иначе?). И вполне естественным выглядит то, что подобные обстоятельства всколыхнули новую волну подвижек населения — из республики за ее преде лы, из одних районов оной в другие. В свою очередь, такие подвижки вызы вали и во многом до сих пор продолжают вызывать преимущественно нега тивную реакцию общественной среды, в которой оказались и намерены обу строиться переселенцы.

В настоящей главе мы постараемся рассмотреть подобные вопросы с уче том исторических предпосылок их сложения, факторов, определявших их обострение в последние годы, а также по возможности комплексно осветить населения к вынужденным мигрантам от национальности последних, 47,6 % выбрали вариант «очень существенно зависит», 39,7 % — «зависит незначительно» [Муртуза лиев 2007: 47].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН проблемные аспекты взаимоотношений мигрантов и принимающих сторон в настоящее время. (Оговорим, что часть материалов по этой тематике были представлены в предыдущих главах.) Русский вопрос Республика Дагестан входит в состав Российской Федерации (а ранее — СССР), является «выраженно» дотационным ее субъектом и уже поэтому (т. е.

в силу достаточно понятных «государственных» обстоятельств) вопрос о по ложении русского или русскоязычного населения здесь стоит как вопрос по литический. Лица, находящиеся у руля региональной власти, не решатся вы глядеть нелояльными к власти верховной, будучи зависимыми от нее. По этой причине вопрос о положении русских и русскоязычного населения в Дагеста не в последние десятилетия имел и имеет ныне, можно сказать принципиаль ное значение.

Предваряя освещение того, как он решался и решается и что происходит на самом деле, дадим краткую справку об истории появлении русских на тер ритории современного Дагестана.

Контингент русского населения в Дагестане формировался на протяже нии веков.

Один из начальных этапов его сложения связан с историей Терского (ра нее — гребенского и семейского/семейного) казачьего войска. Не вдаваясь в детали его истории, а также общественного и хозяйственного быта казаков, приведем информацию автора, непосредственно познакомившегося с ними во второй половине XVIII в. И.-А. Гильденштедт отмечал, что из-за постоянных стычек с горцами у казаков «мало времени, да и склонности к мирным заня тиям» они особой не имеют 8.

Они занимаются только скотоводством для собственных домашних нужд и живут за счет казенного провианта. Но так как последнего не хватает для жен и детей, то они как татары (элемент адаптации. — Авт.), возделывают немного пшеницы… ячменя, проса… и для рыболовных сетей и веревок, вероятно, еще немного конопли. В их садах имеются арбузы, многочисленные дыни, тыквы, огурцы, репа, редька, хрен… и во многих также виноград. Многие казачки за нимаются шелководством, но почти только для домашнего пользования [Гиль денштедт 2002: 57].

В крепости Кизляр и в ее окрестностях помимо терских казаков прожива ли армяне, грузины, принявшие христианство ногайцы и кумыки и представи тели тех же народов — мусульмане, черкесы, казанские татары и персы.

Некоторые татары, армяне, грузины и другие в Кизляре имеют очень зна чительные виноградные и фруктовые сады, а также некоторое количество шел ковичных плантаций… Основное занятие армян, татар, грузин и персов — тор говля с Персией и Россией [Там же: 60].

Как отмечает современный исследователь, авангард российской колонизации Кавказа — гребенское казачество очень медленно приступало к хозяйственному осво ению равнинных и предгорных территорий, сохраняя военизированный походный уклад жизни и не стремясь от него отказываться [Заседателева 1974: 187].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Крепость Кизляр была заложена русскими войсками и казаками в 1735 г.

(за несколько лет до этого на р. Сулак, но в весьма неудачном месте, была за ложена просуществовавшая недолго крепость Святого Креста). С тех пор и на протяжении полутора столетий Кизляр воспринимался в качестве форпоста России в Кавказском регионе, а земли вокруг него — частью российской/рус ской территории. Правда, здесь необходимо принять во внимание поправку, на которой настаивают представители местного казачества:

Казачество сформировалось на Северном Кавказе как специфический эт нос, который с полным основанием следует отнести к числу коренных народов региона… История терского казачества показывает, что оно как этническая группа возникло задолго до того, как Русское государство сделало взаимодейст вие с казаками одним из важнейших элементов своей политики [Кульчик 1995: 10].

Идеологи местного казачества проводят отчетливую разграничительную линию между собою (казаками) и «русскими» и, соответственно, между исто рическими связями одних и других с Кавказским регионом и коренными оби тателями оного. Справедливости ради необходимо отметить, что эти же земли с неменьшим основанием включены в контекст истории кумыков (см.: [Тари хи Кызларкала 1993]), что, впрочем, не означает вытеснения их в свое время казаками из данной местности.

На вторую половину XIX и начало XX в. пришелся пик крестьянской ко лонизации Предкавказья, когда выходцы из центральных районов Велико- и Малороссии массово обосновывались в Кизлярском уезде и Хасавюртовском округе Терской области, в Темир-Хан-Шуринском округе, в «прибрежных окру гах» Дагестанской области [Дагестанский сборник 1902: 16] и в итоге придали экономике края значительную динамику за счет производства товарного хле ба. Но в ходе данного процесса взаимоотношения с местным населением да леко не всегда оказывались радужными. В работах И. А. Суздальцевой пред ставлена картина происходивших тогда событий и явлений;

сошлемся на эти работы и содержащиеся в них материалы.

Исследователем, в частности, выделено несколько сюжетов, построенных на анализе материалов архивов и прессы тех лет, которые демонстрируют конфликтность, вызванную обустройством переселенцев данной категории на новых землях.

В газетной корреспонденции начала XX в. отмечалось:

Близ Петровска (Порт-Петровска, совр. Махачкалы. — Авт.) на части сте пи, называемой «Озень», имеются участки земли, принадлежащие министерству государственного имущества. [Один из них] раньше… сдавался домашним по рядком за ничтожную плату туземным жителям под выпас баранты… Не так давно этот участок был отдан в распоряжение переселенцев из южных губер ний, которые обустроились, приобрели живой инвентарь, вспахали землю и первые годы сравнительно благоденствовали на новых местах. Но зато жители окрестных аулов лишились почти даровых пастбищ. Это им, конечно, не могло понравиться, и началась отчаянная борьба. Татары (местные жители. — И. С., кумыки. — Авт.) задались целью во что бы то ни стало выжить непрошеных гостей. Кражи, угон скота и другие проделки не помогли. Тогда туземцы взя лись за реку, поившую переселенцев, и отвели всю реку, спустив ее в озера… Таким образом, переселенцы лишились чрезвычайно важного фактора — во ды… Попробовали жаловаться на аульцев властям народного управления, но жалобы их не рассматриваются (цит. по: [Суздальцева 2009: 111]).

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН В то же время на территории Дагестанской области было выбрано 5 уча стков для обоснования ни них переселенцев из внутренних губерний России.

Обстановка на Кавказе в начале XX в. в связи с организованным пересе ленческим движением в целом была весьма сложной. Кавказский наместник граф И. И. Воронцов-Дашков в обстоятельной «Всеподданнейшей записке по управлению Кавказским краем», поданной им на имя императора Николая II в начале 1907 г., писал:

Главным основанием неудачного заселения (здесь речь идет преимущест венно о территориях Закавказья и Дагестана. — Авт.) следует считать полное отсутствие должного подбора предприимчивых переселенцев… способных к занятию, кроме обычного хлебопашества, ценными культурами или промыш ленным скотоводством. В край прибывают преимущественно слабые экономи чески и духом семьи, не имеющие понятия ни о каком другом хозяйстве, кроме зернового, с которым свыклись на родине, и вовсе не проявляющие стремления к приспособлению в новой обстановке… С другой стороны, при образовании переселенческих участков на Кавказе большею частью совершенно не выясня лись правовые и хозяйственные отношения к включаемым в них землям сосед него, коренного, а местами и старожильческого русского населения. Между тем во многих случаях земли эти оказываются, по заселении, необходимыми для поддержания хозяйства прежних пользователей. Отсюда, как ближайшее след ствие, возникали сразу неприязненные отношения к новым поселениям абори генов края, легко переходящие в открытые столкновения и препятствующие прочному устройству новоселов [Всеподданнейшая записка 2005: 308].

Применительно к Дагестану предлагались разные варианты решения про блемы: сделать «водворяющихся среди магометан» переселенцев равноправ ными членами сельских обществ и причислить к кумыкским селениям, высе лить из кумыкских селений русских крестьян (до 164 дворов) ввиду малозе мелья. Последнее предложение и было принято руководством к действию, большая часть переселенцев-русских, получив от казны денежные пособия, покинула несостоявшиеся для них новые места жительства. Государственная комиссия, созданная по данному поводу, решила, что следует «после выдво рения переселенцев запретить продажу домов и усадеб вновь прибывающим „иногородним“» [Суздальцева 2009: 119] (см. также: [Ризаханова 2001: 24—28]).

Приведенные материалы являются достаточно ярким свидетельством то го, каким сложным событием в жизни людей и их коллективов является пере селение, в том числе санкционированное и поддерживаемое сверху. Так что ситуация второй половины XX в. не есть нечто уникальное. Ныне, как и пре жде, ситуация в Дагестане остается противоречивой, сложной. Вместе с тем констатируем, что при всех издержках русское население в крае в начале XX в. увеличивалось, составляя значительный процент жителей всех новооб разованных городов и активно осваивая равнинные земли. «Пришлый русский и немецкий элементы, — отмечал на Первом Северокавказском мелиораци онном съезде, который проходил в начале XX в., начальник Хасавюртовского округа, — приобретая землю на Кумыкской плоскости за счет или при содей ствии различных банков, внесли в край известную культуру: количество ра бочих рук увеличилось, орошение значительно улучшилось, площадь возде лываемых полей возросла, а потому стоимость земли быстро стала подни маться, и те земли, которые в 60-х гг. прошлого века имели цену в 1 руб.

десятина, в настоящее время стоят 170 руб. и более десятина» (цит. по: [Лугу ев 2002: 545]).

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Новый прирост русского населения в республике начался в 1920-х гг. и был обусловлен требованиями индустриализации, так что увеличение числен ности этой группы жителей Дагестана в основном происходило за счет приез жих квалифицированных рабочих и инженерно-технических работников.

В 1959 г. численность русских в Дагестане превысила 200 тыс. чел., они были на втором, после аварцев, месте в списке народов республики, составляя по количеству жителей пятую часть всего ее населения. В последующие деся тилетия численность русских в Дагестане в абсолютных цифрах и в процент ном отношении постоянно уменьшалась ввиду отсутствия новых волн ми грантов, старения населения и низких показателей его естественного прироста.

В 1960—1970-е гг. проявилась и тенденция к выезду русского населения из республики, а в следующее десятилетие выезд русских стал уже очевидным фактом. Молодежь из сельской местности искала более комфортные условия жизни, впрочем, уже в те годы приходилось слышать сетования на выживание русского населения из Кизлярского и Тарумовского районов (где в то время русские составляли большинство жителей) дагестанцами. Кризисные явления второй половины 1980-х—первой половины 1990-х гг. в Дагестане оказались особенно болезненными, и русское, а равно и еврейское население стало ак тивно покидать республику (для обеспечения собственной безопасности гор ские евреи и таты вынуждены были создавать отряды самообороны). Об этом в середине—второй половине 1990-х гг. много говорилось в СМИ, в общест венных и правительственных кругах республики, властные структуры прини мали надлежащие решения по «русскому вопросу».

Ситуацию в республике и ее причины эмоционально и обстоятельно из ложил в газетной публикации в 1994 г. профессор Ш. Магидов:

Где же кроются причины этого безрадостного явления, которое ложится несмываемым позором на Дагестан и дагестанцев?

Конечно, невозможно отрицать, что они имеют прямую связь с теми эко номическими и социально-политическими неурядицами и сложностями, кото рые переживает наша республика. Но разве Дагестан в этом плане исключение?

Разве это не боль и страдание почти всей территории бывшего Союза?

Безусловно, здесь немаловажную роль играет вторжение в нашу жизнь по чти ничем не обузданной преступности, когда криминогенные элементы нагло, жестоко, бесцеремонно изгоняют с насиженных мест многие так называемые русскоязычные семьи ради наживы, пользуясь нередко их беззащитностью 9.

Газеты тех лет публиковали достаточно много материалов о нетерпимом отно шении дагестанцев к русским, евреям и другим «некоренным» жителям республики.

Так, помощник прокурора одного из районов Махачкалы писала: «Есть случаи предъ явления к лицам некоренной национальности требований имущественного характе ра… Только лишь по фактам вымогательства квартир и жилых домов у лиц некорен ной национальности возбуждено 9 уголовных дел, расследование которых находится на особом контроле прокуратуры района» [Курбанова 1994]. Другой автор писал, что «в Хасавюрте на волне анархии и беспредела идет грабеж еврейского населения бан дитами, которые шантажом, террористическими актами вынуждают евреев покидать свои дома и завладевают их имуществом» [Теймуров 1994]. Имели место факты ван дализма. «В Хасавюрте (на христианском кладбище. — Авт.) экскаватором были вы рыты гробы с останками покойников. Бесчинство и надругательство над прахом усопших происходило на глазах жителей города…» [Барончук 1993а]. Махачкалинец рассказывал: «В 91—95 годах здесь страшно что творилось. Приезжали молодые люди накачанные, действовали силой. Но за 5—7 лет это прекратилось. Отстреляли самых Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Но и еще одна причина, может быть самая серьезная: многих пугает мая чащий призрак тоталитаризма, правда, под совершенно другим знаменем. За этим призраком стоят безответственные, экстремистски окрашенные заявления некоторых деятелей о создании на территории Дагестана обособленной ислам ской республики со всеми вытекающими из этого последствиями, веронетерпи мостью и т. д. Виновато здесь и то, что о самом исламе как вероисповедании у многих совершенно превратные, устаревшие, даже можно сказать, невежест венные представления.

…Разве не тяжкая для нас проблема — сам факт все более учащающегося оттока так называемого русскоязычного населения? Где скрыто, а где открыто «выдавливают» одну семью за другой из республики, словно пасту из тюбика.

Смотрите, мои дорогие земляки, как бы «тюбик» и на самом деле не оказался пустым и выброшенным на свалку и задворки мировой истории. Это архисерь езная проблема, которую, увы, так до конца и не осознали многие из моих даже вполне, казалось бы, сознательных соотечественников.

Я не могу жаловаться на то, что ради приостановки этой эмиграции ничего не делается. Кое-какие меры принимаются и на правительственном уровне.

Функционирует специальная комиссия. Время от времени появляются в респуб ликанской печати соответствующие публикации на волнующую нас тему и т. д.

Но все это нисколько не снимает проблему.

Видно, для ее кардинального решения необходимо всеобщее пробуждение и преображение всего дагестанского народа на базе вечных немеркнущих чело веческих ценностей: религиозных, культурологических (так! — Авт.), традици онно-народных… Пусть повсюду звучит призыв пророка: «Улучшайте ваши нравы». Пусть молодежь знает о том, что «истинным мусульманином является тот, кто не причиняет своим языком и руками зла другим», как говорится в ха дисах [Магидов 1994].

В силу своей относительной организованности и сплоченности заявить о правах русскоязычного населения в Дагестане и пытаться их отстаивать смог ли представители терского казачества. Правда, и ситуация на Кизлярщине была весьма сложной. В начале июля 1993 г. местные казаки обратились с от крытым письмом к президенту Российской Федерации Б. Н. Ельцину 10. В нем говорилось:

…Недальновидная политика правительства РСФСР и Дагестана 20—90-х годов привела к тому, что в угоду животноводству, характерному для горных районов, гибнет традиционная для низовьев Терека экономика: земледелие, ви ноградарство, виноделие, садоводство, рыболовство и рыбоводство… Грубое вмешательство в традиционный уклад жизни коренного населения, нежелание с ним считаться и сохранять его в последнее время привели к повальной мигра ции… С каждым днем обстановка становится все острее. В селах, веками право славных, на фоне десятков добротных мечетей — две православные церкви.

С исконных земель выживают нас националисты-преступники, прямо угро жая кровавыми расправами. Убийства, грабежи, насилия, воровство, спекуля ция — вот неполный перечень бандитских действий. Правоохранительным ор ганам не под силу с ними справиться… Численный рост городского (должно быть «горского». — Авт.) населения в регионе породил сегодня у отдельных лидеров фронтов и движений уверен рьяных, другие получили посты, должности. За этот срок все перемололось» [ПМЮК, № 1856: 68].

За несколько дней до этого в Кизляре были захвачены заложники.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН ность в перераспределении власти в Кизляре, что очень быстро приведет к пол ному вымыванию традиционной экономики, культуры, самобытности региона.

Мы считаем, что единственным путем сохранения мирного населения на данном этапе может быть только воссоздание полной самостоятельности Киз лярского округа, так как правительство и Верховный Совет Республики Даге стан не желают учитывать реалии сегодняшнего дня… Мы требуем:

1. Немедленно прекратить всяческое переселение горцев в низовья Терека.

2. МВД РФ разобраться с действиями РД по поводу создавшейся кримино генной ситуации в северной зоне Дагестана и федерально решить кадровые проблемы в руководстве ОВД, укрепив их представителями исторически корен ных для низовий Терека национальностей.

3. Обеспечить безопасность мирному населению вводом российских войск в Кизляр… 4. Рассмотреть вопрос о возвращении нынешней территории Северного Да гестана статуса самостоятельного округа, как это было до 1923 и до 1957 гг. … 5. Как вариант переходного периода ввести в регионе прямое федеральное правление президента… В случае нерешения положительно этих вопросов мы оставляем за собой право на полное самоопределение территории, которую мы будем защищать [Барончук 1993а].

Представители казачества говорили, что положение в Кизлярской зоне характеризуется как преддверие гражданской войны. Они ратовали за оттор жение Кизлярского и Тарумовского районов от РД, солидаризируясь в этом вопросе с ногайской общественностью, также заявлявшей о желании вывести Ногайский район из состава Дагестана. Дальнейшая судьба тем и другим ви делась в создании национально-государственного образования ногайцев и терского казачества в составе РСФСР. «Единственное, что требуется от вер ховного руководства, это узаконить право этноса на самоуправление, само стоятельно решать кадровые вопросы, право владения и пользование землей»

[Кульчик 1995: 30, 50, 51] 11.

Параллельно с этими заявлениями в республиканской прессе появлялись ста тьи, публиковались документы, в которых оспаривались обоснованность и целесообраз ность отделения Кизлярщины от Дагестана. «Факты истории, — писал некто Д. Пав лов, — говорят за то, что территория, ныне именуемая Кизлярским округом, вместе со значительной частью Дагестана искони имела общую судьбу… Разрыв между частями некогда близкого тела произошел сравнительно недавно… в силу колонизаторской и стратегической тактики русского правительства… С точки зрения национального чув ства, у русского населения Кизлярщины не может быть никаких поводов к возражени ям против нынешнего положения, так как важно не нахождение центра управления их районов в Махачкале или Пятигорске, а то, как у них строится власть на местах, кото рая регулируется общей Советской конституцией… При таких условиях, если бы и замечались некоторые (впрочем сомнительные) проявления со стороны русских (в данном случае — казачества) тяги в сторону Терека, то объяснения этому явлению надо искать в плоскости соображений (вернее, чувств) не национального, а сословного (тяга казаков к казакам) порядка. Нечего и говорить, что с проявлениями подобных пережитков при плановом строительстве считаться нельзя… Весь опыт истории изо лированного от Дагестана существования Ачикулака и Кизлярщины, опыт жизни их под управлением неблизкой их национальному духу власти должен быть учтен как один из самых серьезных отрицательных (не в пользу Терокруга) аргументов при раз решении данного вопроса… С точки зрения интересов живущих в Ачикулаке и Киз Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН На требования казачества страны федеральная власть отреагировала из данием в 1993 г. указа о государственной службе казаков, а решение пробле мы положения русскоязычного населения Дагестана, судя по всему, перепо ручила руководству республики.

Республиканская власть дифференцировала «русский вопрос», разделив проблему севера региона и проблему городов — Махачкалы, Дербента и др.

Председатель Госкомнаца РД М.-С. Гусаев говорил по этому поводу, что в первом случае имеет место экспансия в Кизлярский регион переселенцев, ко торая приводит к выдавливанию «коренного русского населения Дагестана», для предотвращения чего среди прочих мер в Кизляре введено ограничение прописки;

во втором же случае речь идет об уголовной преступности, когда криминальные элементы угрозами принуждают представителей русского на селения продавать дома и покидать республику [Русский вопрос 1993].

В сентябре 1993 г. был создан Координационный совет по Северному ре гиону РД. В ноябре следующего года вопрос о положении в этой части рес публики значился одним из главных на заседании Государственного Совета РД. Выступивший на этом заседании заместитель председателя Координаци онного совета А. В. Шевцов отметил двукратное сокращение русского насе ления в Кизлярском районе за последние 20 лет («сейчас в районе насчитыва ется 22 населенных пункта, где не осталось ни одного русского, хотя раньше их там жило подавляющее большинство»), и особенно в последние 5 лет. «И дело не в самих цифрах, а в том, что остающееся население подвержено ми грационным настроениям. Если раньше в регионе преобладали культура, обычаи, традиции, формы и методы хозяйствования, присущие коренному на селению, то теперь наблюдается преобладание всего этого за переселенным населением». Председатель Госсовета РД М. М. Магомедов предложил ком плексное решение социально-экономических вопросов развития данного ре гиона [Заседание 1994].

В следующем году на заседании Госсовета РД вновь был рассмотрен во прос об оттоке из республики русского и еврейского населения. Отмечая не которые «позитивные шаги» в решении данной проблемы, участники заседа ния отметили, что в 1994 г. из Дагестана выехали 6434 человека, в 1995 г. — 7076 человек, за первое полугодие 1996 г. — 2786 человек русской нацио нальности;

приводились цифры миграции из Дербента евреев.

Основными побудительными мотивами оттока русскоязычного населения являются: конверсия оборонных отраслей промышленности, увеличивающееся в последние годы несоответствие между уровнем зарплаты и стоимостью жиз лярщине малых народностей, оставление их в составе Дагреспублики гораздо более естественно и целесообразно, считая за цель всестороннее улучшение их быта и ду ховной культуры, а также скорейшее вовлечение их в орбиту государственного совет ского строительства, чем обратный переход их в состав Терской области» [Павлов 1994: 19—21]. В комментарии редакции журнала к публикации данного текста значи лось, что он был написан в 1930-е гг. и оригинал его хранится в Рукописном фонде Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра. Автор одной из публикаций, посвященных возвращению Кизлярского округа в состав ДАССР в 1957 г., пишет, что именно в это время «по просьбе Дагестанского обкома КПСС статистик НКВД Д. М. Павлов» составил цитированные «тезисы» [Лысенко 2006: 327]. Подлинность этого документа, точнее, датирование его то ли 30-ми, то ли 50-ми гг. XX в. вызывает вопросы, так как используемая в них терминология соответ ствует скорее началу 20-х гг. того же века.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН ни;

противоправное давление, оказываемое со стороны преступных элементов 12, а также факты проявления бытового национализма… беспокоят также отдель ные положения программ национальных движений, политических партий, есть мнение об ущемлении в процессе приватизации госсобственности… перекосы в кадровой политике, которая в последние годы характеризуется устойчивой тен денцией к сокращению представителей русскоязычного населения в кадровом корпусе республики [Ильясов 1996].

Помимо экономических, политических и социальных рычагов воздейст вия на ситуацию, предлагалось использовать механизмы условно социокуль турного порядка. Проведенное в это время социологическое исследование причин оттока русского населения из республики показало следующее: 49 % опрошенных назвали причиной желания уехать из Дагестана нестабильность и напряженность в межнациональных отношениях внутри республики, неве рие в завтрашний день;

39 % — тревожную этнополитическую обстановку и нестабильность на границах республики;

столько же процентов — давление на русских со стороны криминальных структур, мафии, понуждение их к про даже квартир, домовладений;

30 % — отсутствие у федерального центра чет ких принципов национально-государственной политики;

такой же процент — желание объединиться с родственниками;

25 % — развернутая в стране кам пания против лиц «кавказской национальности» и т. д. В качестве действен ного механизма стабилизации ситуации эксперты назвали организацию «спе циальной системы защиты» русского населения. Учитывая, что, в отличие от этнических дагестанцев, у русского населения слабы родственные связи и, со ответственно, взаимоподдержка, они предложили дагестанцам в лице «селе ний, родов, семей» брать русских «под особое покровительство или шефст во… на основе личной дружбы, куначества»:

Это должно реально усилить социальную защиту русского населения… с общедагестанской стороны… Это стало бы первым опытом такого рода не только в России, но и в мировой практике. Большое значение имеют разработка и осуществление системы товарищеской и соседской поддержки, организация особой системы опеки слабозащищенных групп русского населения (престаре лые, одинокие, инвалиды и т. д.) [Алиев А. 1996].

О реализации данной инициативы нам ничего не известно, хотя преце денты, возможно, и были.

Насколько позволяют проследить материалы прессы, новый виток повы шенного интереса к «русскому вопросу» пришелся на конец 2001 г. и, судя по всему, был связан с предстоявшими летом 2002 г. выборами нового состава Государственного Совета РД и его председателя. В октябре—ноябре 2001 г.

состоялись заседания правительственной комиссии РД по проблемам русско язычного населения, на которых обсуждались осуществляемые государствен ными структурами меры по снижению оттока русскоязычного населения из городов республики (Махачкалы, Избербаша, Дербента и др.) (см.: [ДП 2001, № 210, 245], в Тарумовском районе прошли торжества по поводу 55-летия его Там же отмечалось: «Необходимо обуздать преступность, которая выходит на первый план среди причин, побуждающих к миграции… В жилищном рэкете прини мают участие и отдельные спортсмены республики. Весомым остается число обраще ний, заявлений по поводу самовольных захватов приусадебных территорий, возведе ния на них индивидуальных домов, других строений».

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Старый Кизляр. Фото Ю. Карпова. 2007 г.

образования [ДП 2001, № 210], в прессе обсуждались результаты деятельно сти Координационного совета по Северному региону РД [ДП 2001, № 210], публиковались материалы о внимательном отношении к сохранению в рес публике русской (казачьей) культуры, отдавалось должное русским учителям, а со стороны русских отмечались факты проявления заботы по отношению к ним со стороны простых дагестанцев и должностных лиц [ДП 2001, № 218, 223, 227, 229, 233];

и тогда же собрание представителей русской обществен ности Дагестана единодушно выразило свою готовность поддержать Предсе дателя Государственного Совета РД М. М. Магомедова на предстоящих вы борах главы республики [ДП 2001, № 218] 13. Проблемы русскоязычного на селения обсуждались на правительственном уровне и позднее — в 2003 и 2007 гг., и по ним принимались надлежащие постановления.

*** Сделаем отступление от основной линии и отметим, что в 1990-е гг. в Да гестане миграционные подвижки охватили не только русское и еврейское на селение, но и этнических дагестанцев. Вызвано это было последствиями раз вала СССР, экономическим кризисом и другими причинами.

Тогда выживать оказывалось проще в сельской местности, и для новоис печенных горожан Дагестана резонно было возвращаться к себе на родину Аналогичное решение было принято на собрании даргинской общественности республики [ДП 2001, № 221]. В скобках отметим — Магомедали Магомедович Ма гомедов даргинец по национальности.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН или обосновываться в «чужой» сельской местности (для горцев это в значи тельной степени были равнинные районы), что они в немалом числе и делали.

В 1989—2001 гг. в Дагестане наблюдалось уменьшение общего числа горо жан — явление, не имевшее аналогов в современной России [Мудуев 2003].

На эти же годы пришелся пик миграций титульных дагестанцев в респуб лику из мест, где они обосновались ранее, — из Средней Азии, Азербайджана, Чечни и т. д., которые, в силу известных обстоятельств, в первой половине 1990-х гг. они были вынуждены покинуть. Только в 1994 г. в Дагестан прие хало более 25 тыс. чел. (это без учета лиц чеченской национальности, которых переселилось в Дагестан несколько десятков тысяч человек). В тот год при рост населения Дагестана как субъекта РФ был на 2-м месте после Краснодар ского края, а по приросту числа сельских жителей Дагестан тогда не имел се бе равных [Там же] 14.


Впрочем, и в этот критический год количество выехавших из республики представителей титульных народов — аварцев, даргинцев, кумыков, рутуль цев — превышало количество въехавших в нее, только география миграций изменилась — теперь это были внутренние регионы России. После 1996 г.

сальдо миграции приобрело однозначно отрицательное значение, т. е. выез жающих стало больше, чем въезжающих [Там же].

В октябре 1999 г. Государственный Совет РД в ходе специального засе дания принял постановление «О дополнительных мерах по предупреждению оттока населения из Республики Дагестан». В нем отмечалась неблагоприят ная с точки зрения миграционных процессов обстановка в большинстве горо дов и в 21 сельском районе республики. Опережающий отток населения на блюдался в городах, что было обусловлено рядом причин, в том числе значи тельным ростом безработицы (число работающих на промышленных пред приятиях республики уменьшилось со 146 тыс. в 1990 г. до 78 тыс. в 1998 г.).

В основном дагестанцы мигрировали в Центральный регион (г. Москва, Мос ковская и Тульская области), Северокавказский регион (Ставропольский, Краснодарский края, Ростовская область), Поволжский регион (Астраханская, Волгоградская и Саратовская области), Западносибирский регион (Тюменская область). Характерной особенностью миграций данного времени стал отъезд семьями в отличие от предыдущего периода, когда на заработки отправлялись отдельные члены семьи. Активно уезжали и бизнесмены, «столкнувшиеся с системой криминальной опеки, хищением людей». Основными причинами миграции населения признавались высокий уровень безработицы, напряжен ная ситуация на административной границе Дагестана с Чеченской Республи кой и в самой Чечне, сложная криминогенная обстановка, рост социальной дезорганизации.

Госсовет предписал министерствам и ведомствам республики принять меры по предупреждению миграции из Дагестана. В соответствующем поста новлении были пункты, нацеленные на сдерживание оттока русскоязычного населения:

… 6. Министерству по национальной политике, информации и внешним связям РД… продолжить целенаправленную работу по пропаганде истории, ду ховного богатства, традиций… формированию культуры межнационального За период же с 1991 по 1999 гг. в Дагестан вернулось более 140 тыс. чел., в том числе из Ставропольского и Краснодарского краев, Саратовской области [ДП 1999, № 220].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН общения… 7. Координационному совету по Северному региону РД при Прави тельстве Республики Дагестан с министерствами и ведомствами РД… вырабо тать рекомендации по стабилизации межнациональных отношений в Северном регионе республики [ДП 1999, № 220].

Этот обзор материалов и документов, связанных с положением русских в Дагестане в последние десятилетия и представляющих картину (или процесс) преимущественно в социолого-политическом ракурсе, дополним словами на ших информантов-кизлярцев, переживших «грозовые» девяностые годы, в чьих словах произошедшее описывается без особого драматизма, хотя с оче видной горечью:

— В 90-е годы выживания русских горцами из региона не было. Это больше политическая спекуляция местной власти. Русские и русскоязычные уезжали из региона в результате развала отлаженной прежде хозяйствен ной системы и деятельности и невозможности зарабатывать на жизнь из вестным путем [ПМЮК, № 1920: 80].

Схожие оценки высказывают многие нынешние жители Кизляра и его окрест ностей.

Вероятно, правда о том, как же все происходило в Дагестане и чем был вызван отток русского населения из республики, где-то посередине. Было од но и было другое. В период с 1989 г. по 2002 г. численность русского населе ния столицы Дагестана г. Махачкала уменьшилось на 36,6 %, или на 25,2 тыс.

чел., при том что при администрации города существовала специальная ко миссия по проблемам русскоязычного населения [Дзадзиев 2008: 80, 99]. Воз можно, те, кто остались на Кизлярщине по своим личным качествам, зани маемому месту в обществе или по каким-либо другим причинам, не испытали на себе «выдавливания», как другие. Очевидно, было и то и иное… Но, к сло ву заметить, в последнее время кое-кто (и в целом в немалом числе) из поки нувших прежде Дагестан русских дагестанцев, не найдя счастья в другой зем ле («в России»), возвращается в эту республику 15.

*** Так или иначе, но к 2002 г. русских в Дагестане насчитывалось чуть больше 120 тыс. чел. (против без малого 210 тыс. чел. в 1970 г. и более тыс. чел. в 1989 г.), к этому времени и выезд их значительно уменьшился (процентное отношение русских к выбывшим из республики в период с 1997 г.

по 2007 г. колебалось в следующих пределах: 1997—2000 гг. — от 30 до 38 %, 2001—2004 гг. — 20—22 %, 2005—2007 гг. — 6—9 %) 16.

За период с 2001 г. по 2004 г. Республику Дагестан покинули 10 200 представи телей русского населения, в те же годы вернулись 4500 представителей русского насе ления [Ханбабаев 2008: 31].

Здесь же отметим, что эмиграция горских евреев (как и других групп евреев) из Дагестана в Израиль в рассматриваемые годы была столь значительной, что ныне сто ит вопрос о существовании данной этнической группы в РД (если в 1959 г. числен ность горских евреев там превышала 16 тыс. чел., то по данным переписи 2002 г. она составила лишь 1,1 тыс. чел.;

численность евреев европейских в те же годы составляла в республике, соответственно, 5,2 и 1,5 тыс. чел.).

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН В Северном регионе, в который включены г. Кизляр, Кизлярский, Тару мовский и Ногайский районы и г. Южно-Сухокумск, русское население со кращалось (число выбывших постоянно превышало количество прибывших) следующим образом: 1999 г. — 1011 чел., 2000 г. — 604 чел., 2001 г. — 365 чел., 2002 г — 225 чел., 2003 г. — 420 чел., 2004 г. — 451 чел., 2005 г. — 405 чел., 2006 г. — 465 чел., 2007 г. — 718 чел., первая половина 2008 г. — 469 чел.

Основной отток населения происходил из Кизляра, Кизлярского и Тарумов ского районов, где ранее русские составляли основной процент жителей.

В 2006 г. соотношение национальных компонентов населения в «тради ционно» русских районах было следующим (данные федеральной службы статистики по РД).

Город Кизляр: общее количество населения — 51,6 тыс. чел.;

из них: рус ских — 24,7 тыс. чел. (48 %), аварцев — 8,5 тыс. чел. (16,4 %), даргинцев — 6,4 тыс. чел. (12, %), кумыков — 2,4 тыс. чел. (4,7 %), ногайцев — 0,7 тыс.

чел. (1,4 %).

Кизлярский район: общее количество населения — 61,5 тыс. чел.;

из них:

русских — 10,5 тыс. чел. (17,1 %), аварцев — 25,3 тыс. чел. (41,2 %), даргин цев — 11,0 тыс. чел. (17,9 %), кумыков — 0,9 тыс. чел. (1,4 %), ногайцев — 3,9 тыс. чел. (6,4 %).

Тарумовский район: общее количество населения — 29,9 тыс. чел.;

из них: русских — 6,9 тыс. чел. (23,0 %), аварцев — 10,0 тыс. чел. (33,4 %), дар гинцев — 6,6 тыс. чел. (22,2 %), кумыков — 0,4 тыс. чел. (1,2 %), ногайцев — 2,4 тыс. чел. (8,2 %).

В первой половине 1990-х гг. русское население в указанных районах со ставляло более 40 % населения [Кульчик 1995: 5].

Уменьшение доли русского (русскоязычного) населения в регионе поми мо фактора миграций обусловлено и старением данной категории жителей.

Демографические показатели в Северном регионе следующие. За первое по лугодие 2008 г. там родилось 1588 детей, в том числе русских 180, что соста вило 11,3 %, а умерло за тот же период 764 чел., в том числе русских 389, что составляло 50,9 %;

сумма естественного прироста составила «+824», в том числе русских «–207», причем количество умерших русских возросло вдвое по сравнению с предыдущим годом.

Социальное положение (занятость) русского населения Северного регио на на начало 2007 г. характеризовалось следующими цифрами. Составляя не многим более 24 % от общего числа жителей, они были представлены в орга нах управления (гор-, рай-, сельадминистрации) — 49,1 %, в сфере образова ния — 26,8 %, в организациях культуры — 35,6 %, в здравоохранении — 28,9 %, в органах внутренних дел — 10,0 %, на предприятиях промышленно сти и транспорта — 35,0 %, среди работников сельхозпредприятий — 3,5 % (в Кизлярском районе — 4,3 %, в Тарумовском — 28,0 %), в крестьянско фермерских хозяйствах — 4,4 % (Кизлярский район — 1,6 %, Тарумовский — 12,0 %), состоявшие на учете безработные — 12,3 %, пенсионеры — 35,1 %, студенты вузов, техникумов, колледжей — 18,9 %, учащиеся школ — 13,4 %, дети дошкольного возраста — 8,1 %. В перечне цифр обращает на себя вни мание незначительный процент занятости русских в органах внутренних дел, малый — в кооперативно-фермерских хозяйствах и, наоборот, большой про цент русских среди пенсионеров.

В составленной сотрудниками Координационного совета для республи канской власти справке о демографических изменениях в Северном регионе Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Кизлярская мечеть. Фото Ю. Карпова. 2009 г.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН РД за период с 2002 г. по 2007 г. отмечено следующее. За указанный период численность русского населения сократилась на 3,7 тыс. чел, в том числе ми грационная убыль составила 2,2 тыс. чел. (59,5 % от общего оттока населе ния), а естественная убыль — 1,5 тыс. чел. (40,5 %). Среднегодовая миграци онная убыль составляла 385 чел., а естественная убыль — 360 чел., суммар но — 745 чел.


В то же время численность аварского населения возросла на 5,3 тыс. чел., даргинского на 2,6 тыс. чел., практически без изменений оставалась числен ность ногайцев, кумыков, лакцев и представителей других национальностей.

Основными причинами оттока русского населения названы:

— экономические: перераспределение первичного капитала, расслоение населения по этническому и имущественному признаку, безработица;

— политические: активизация деятельности политических и религиозных экстремистов, противоречия между различными этническими группами, кри минальная угроза, распространение ваххабизма;

— социальные: недостаточная защищенность населения, слабая под держка малоимущих категорий населения в таких вопросах, как поощрение рождаемости, бесплатное обучение студентов, льготное кредитование на при обретение и постройку жилья и другие.

В заключение в справке говорилось:

Миграция и связанное с ней изменение этнического состава населения опре деленно повлияли на традиционную сферу деятельности местного населения.

Основная масса мигрантов представлена неквалифицированными работниками:

в сельской местности это жители, занимающиеся животноводством, в горо дах — предпринимательской деятельностью. Изменение этнического состава населения внесло определенные коррективы в характер межэтнических отно шений, привело к повышению общего уровня социальной напряженности, уси лению криминальной обстановки. При сохранении нынешней динамики убыли русского населения в Северном регионе РД через 15—20 лет русские могут стать малочисленной этнической группой со статусом национального меньшин ства, не имеющей влияния на ход политических, экономических и культурных процессов в регионе 17.

К этому следует добавить, что в том же Координационном совете роди лось предложение о создании русских культурных центров в городах и рай онных центрах республики, в которых должны были бы решаться социальные вопросы русскоязычного населения (на наш взгляд, создание таких центров определенно обозначило бы русское и русскоязычное население Дагестана в качестве национального меньшинства этой административно-территориаль ной единицы Российской Федерации). Республиканская власть не поддержала данное предложение.

К месту отметить, что в конце 1920-х—начале 1930-х гг. русские значились на циональным меньшинством республики. Кроме них в категорию нацменьшинств «с более развитым культурным и экономическим состоянием по отношению к коренным племенам» были причислены немцы, армяне, грузины и «им подобные», а в категорию «с более слабым или равным… развитием по отношению к коренным племенам» — горские евреи, чеченцы, тюркмены, ногайцы и караногайцы [ЦГА РД, ф. 1-п, оп. 7.

№ 885: 28;

ф. 1-п, оп. 1, № 1678: 15—16].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН *** Судьба Кизлярщины в публицистике последних лет часто напрямую со относилась и соотносится с судьбой казачества. Такая увязка имеет основа ния, и потому можно было полагать, что казачество, имея некоторую органи зационную силу, способно действенно влиять на ситуацию. Выше цитирова лись обращения местного казачества середины 1990-х гг. к президенту России. К этому присовокупим оценки ситуации, звучавшие от авторов поя вившейся тогда небольшой книжки «Дагестан: нижне-терское казачество»:

Важнейшим фактором, определяющим политическую ситуацию в данном регионе, является наличие казачества, хотя, по различным экспертным оценкам, оно составляет несколько более 15 % проживающих здесь русских… Однако следует подчеркнуть, что социальная база казачества значительно шире. Это обусловлено целом рядом причин, игнорирование которых может привести к серьезным просчетам при прогнозировании политической обстановки как в ре гионе, так и в Дагестане [Кульчик 1995: 5, 42].

Авторы указанной книжки цитировали других местных активистов, кото рые писали: «Нынешнее возрождение казачества — это как проснувшийся инстинкт самосохранения России» [Серебряков 1993]. «Самосохраняться» же следовало от нахлынувших с санкции республиканского руководства горцев с их «родо-клановыми структурами и мышлением», которые превращали «цве тущие станицы… в кутаны». «Ситуация в регионе быстро стала принимать крайне острый характер. В Кизляре и на его окраинах проходили сходки группировок горцев как местных, так и из других городов Дагестана с целью раздела сфер влияния и объектов вымогательства». Славянское население в итоге вынуждено было покидать эту свою малую родину [Кульчик 1995: 35, 49]. Выше мы немного поясняли, что последовало за обращениями терцев в Москву. Точнее, как дагестанской власти было предписано отреагировать на подобные обращения и как она реализовала себя в Северном регионе РД. По мимо отмеченного ранее упомянем, что в Кизляре появились детские кружки по изучению казачьей культуры («Школа юного казака»), музей истории и культуры казачества, при городском храме (заново построенном) открылась воскресная школа по изучению христианства. Республиканская пресса фикси ровала эти события как заботу власти о сохранении этнокультурного своеоб разия русского населения данной части республики.

В свою очередь, президент РФ Б. Н. Ельцин в марте 1993 г. издал указ, предполагавший создание казачьих воинских формирований, через год на фе деральном уровне была принята «Концепция государственной политики по отношению к казачеству». В Дагестане то и другое вызвало всплеск негодова ния политических лидеров национальных движений и фронтов «коренного»

населения.

С тех пор прошло полтора десятка лет. Что изменилось?

Авторы упомянутой книжки отмечали, что в 1990-е гг. в казачество вли вались новые слои — представители «среднего слоя» и рабочие — нефор мальные потомки терских казаков [Кульчик 1995: 43]. Это предполагало раз витие казачества в широкое социальное движение. К концу первого десятиле тия XXI в. причастность к казачеству в известном смысле и лишь для некоторой категории населения стала формой самосохранения, точнее, на дежд на выживание в обозримой перспективе. «Казачество есть», — говорил Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Собор Св. Георгия в Кизляре. Фото Ю. Карпова. 2010 г.

атаман Кизлярского (городского) отдела Терского казачьего войска Петр Ива нович Стаценко. «Казаки есть во время праздников и на застольях», — гово рят местные русские женщины. «Молодежь в казачестве неактивная. Активны те, кто не хочет уезжать», — поясняет атаман. Без малого три десятка армян в Карабаглы записались в казаки, рассчитывая на поддержку в трудных ситуа циях, а также допуская возможность того, что «может быть, кое-что получит Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН ся и по большому счету». «Когда люди вливаются в казачество, — поясняет ситуацию начальник штаба Кизлярского особого приграничного округа Тер ского казачьего войска Владимир Семенович Мататов, — они начинают уве реннее себя чувствовать… Это скрепляет самих людей, в селе людей сближа ет, подбадривает, они ощущают себя как часть казачьего общества» 18.

Однако подобная солидарность далеко не для всех привлекательна. Когда ситуация в стране и в регионе была весьма сложной, первый казачий круг Кизлярского округа, проходивший в октябре 1990 г., собрал порядка шести тысяч «строевых казаков» в возрасте от 18 до 50 лет. Сейчас их значительно меньше.

Атаман станицы Аверьяновской Семен Васильевич Максимов рассказы вает:

Первый круг у нас проходил — яблоку упасть было некуда… У нас тогда человек 200 с лишним было… После первой регистрации половина ушла. Я ру гал их — «Хлопцы, вы же клялись на Евангелии служить народу не щадя сво его живота… Что вам кто-то принесет на блюдечке?» Один стал рыбку ло вить. Я говорил, не будем ждать, возьми в руку лопату. Потом вторая пере регистрация, сейчас у меня осталось 39 человек. Выходит, мы как-будто просевали. С одной стороны, это хорошо, на тех, которые уходили, на них положиться было нельзя. Мы же знамя целовали. А с ними работы никакой.

Соб.: А какая работа?

Максимов: У меня каждый год по контракту двое-трое служат. Сейчас такого движения, чтобы землю брать, у нас нет, надо провести юридиче ское оформление. Землю надо брать, чтобы казаки работали на себя, а не на кого-то, сами бы себя обеспечивали. Я говорил, если объединимся, можно трактор купить, давайте возьмем 50 га земли. Меня никто не поддержал.

Никто не хочет землю брать, работают на заводе, какие-то деньги зараба тывают. Я говорил: «Гуртом купим солярку, посмотрите, как мусульмане сообща работают, давайте с них пример брать». Лучше на заводе будут ра ботать, в земле не хотят копаться. В горе, в беде друг другу помогаем, об щиной живем. Встречаемся по праздникам… Разговоры о земельных участках для казаков ведутся. В. С. Мататов гово рил: «В каждом районе остаются земли госфонда, и из них безболезненно можно выделять в целевой казачий фонд. Если у казачества появятся деньги, то они смогут покупать еще, а бесплатные земли идут из госфонда». Однако решение этого вопроса (ситуация 2008 г.) тормозилось отсутствием республи канской программы по казачеству:

На сегодня Дагестан остался единственный без республиканской целевой программы (по вопросам казачества), без бюджетной поддержки. На Став рополье, в Осетии, Чечне, Кабарде — практически везде есть республикан ские свои программы по казачеству. Мы готовим свою, скоро пошлем в Ма хачкалу, думаем поддержат. Из МЧС звонят, из Минрегионразвития. Но мы не спешим, мы хотим, чтобы каждая станица была юридическим лицом и А относительно казаков из Карабаглов добавляет, что «у них есть историческая предрасположенность (к казачеству). Когда в 1941 г. создавалась Кизлярская казачья сотня, которую сразу отправили воевать под Москву, эту сотню формировал уроженец Карабаглов Вартан Карабаглиев».

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН деньги шли целевым направлением. Если будет бюджетное финансирование, отдать, допустим, атаману, толпе — это их выбросить, а если отдать юридическому лицу, то с лица можно и спросить, проконтролировать… Ка зачье общество должно быть как общественная организация и юридическим лицом, и на круге должно быть принято решение о несении государственной службы, тогда казачье общество вписывается в государственный реестр… Закон о госслужбе в здешних конкретных условиях подразумевает организа цию контроля за общественным порядком, направление молодежи служить в казачьи подразделения, формирования. Мы работаем сейчас с Новосибирской казачьей дивизией, туда берут наших ребят с удовольствием… Мы помогаем тем из наших, кто хочет идти на военную службу по контракту. Есть кво ты на учебу в вузах Ставрополья, Северной Осетии. Выделяются квоты на молодежь казачью, но между ними тоже есть конкурс… Русское население практически во всем поддерживает казачество. Но далеко не все готовы принять на себя обязательства по государственной службе, войти в госу дарственный реестр. Государственная служба заключается в народной дружине, заключим договор с МВД, будет совместное патрулирование, по требность в такой службе есть.

О взаимоотношениях с переселенцами Мататов говорит следующее:

— Говорят о национальном согласии, взаимопонимании, но тяжело этот процесс идет — совершенно разный менталитет. Здесь испокон века жили кто? Рыбаки, земледельцы, садоводы, виноградари. А сейчас переселяют скотоводов;

у нас очень много фруктовых садов, рощ поисчезало. Не только сухой закон, но и этот фактор повлиял на то, что виноградники пропали. Я, например, знаю многих переселенцев — работяги, но по-другому жить не мо гут. А земледелие и животноводство были всегда в вечном конфликте. Ово щеводством они занимаются — Цветковка, Хуциевка, неплохо занимаются овощами, на рынок, а основная масса, которая занимается на земле, занима ется кормами — люцерну, кормосмеси сеют. А земля не беспредельно может плодоносить. Не случайно на Дону запрещали держать овец, потому что ка заки говорили — овца лошадь съест;

дело в том, что когда овцы пасутся, они подчистую выстригают траву. Сталкиваются два совершенно разных об раза жизни… Мы считаем, что систему отгонного животноводства надо кардинально менять. Сейчас на бывших кутанах постоянные постройки и выпасается там личный скот, а вовсе не колхозный… По логике вещей, всех этих отгонников надо узаконивать… Приезжие многие молодые болтаются по улицам — не только не могут найти работу, но и не хотят работать.

Хотя многие на земле начинают работать, перенимают земледельческий об раз жизни, с ними легче и общаться, и друг друга понимать. Но много есть (таких), которые и работать не хотят. В основном молодежь. Здесь возни кают конфликты на бытовой почве, которые почти неизбежно становятся межнациональными… П. И. Стаценко по тому же поводу замечает:

Горцы, которые давно живут на равнине, они уже подходят к тому уровню культуры, которую мы проповедуем. И капусточку и огурчики сажа ют, и курочек держат.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Все как бы и ничего. Местное казачество, невеликое по размерам, вроде бы оформилось, рассчитывает на поддержку государства, готово исполнять определенные функции в обществе. Однако его роль в регулировании ситуа ции в «Северном регионе Дагестана» явно незначительна. Это отчетливо созна ют сами казаки и все русскоязычное население республики, так что взгляд на перспективу в целом пессимистичный.

П. И. Стаценко: Кизлярский район уже всё, больше как он был русским казачьим краем, всё это уже безвозвратно ушло. Если бы несколько сел оста валось русских, а несколько аварских, то тогда сохранялся бы паритет, лет через 50 что-нибудь сравнялось бы, но при условии, если бы сохранились рус ские. Ну а сегодня я знаю перспективу — через 20 лет мне будет 75, если я доживу, всё, ниже меня никого нет и никого не останется, так и у всех. В Серебряковке жили русские, сейчас уже нету… Скоро будет круг, приедут из других округов, пройдут по городу в форме. Ну, скажут, казаки — это сила.

Но на самом деле местное казачество, которое реально не поддерживают, не такая сила… Я совершенно убежден, что следующие выборы мэра Кизля ра будут последними, когда в Кизляре останется русский мэр. Если только сверху не будут приняты какие-то волевые решения… [ПМЮК, № 1856: 37— 43, 45 об.—49 об., 64—64 об.] Эти интервью были получены нами в 2008 г.

Год 2010. В местном казачестве наблюдался откровенный раскол, обу словленный разными подходами лидеров к решению вопроса о путях его вы живания (о развитии терского казачества говорить не приходится) (см.: [Де ловой Кизляр 2010, № 27]). Петр Стаценко был убит в начале года. Убийцы, заказчик убийства и его мотивы официально не установлены. В народе же го ворят, что Петр не рвался к власти, но отличался принципиальным взглядом на роль казачества в жизни местного общества.

*** В практике дагестанской государственности последних десятилетий прин цип квотирования должностей в структурах власти по национальному прин ципу имел и имеет место быть.

Несмотря на существенные изменения демографической ситуации в Киз лярском районе, где в последнее время русские уже не составляли большин ства населения, республиканская власть старалась своими решениями закре пить руководящие посты за их представителями. «Раньше были квоты по рай ону, — говорит представитель казачества, — двое русских, один национал.

Район был разбит на три округа по численности жителей и территориально.

Зона, где аварцы проживают, — Цветковка, Серебряковка, Хуциевка, Впе ред — это был один округ, аварский. А Крайновский округ и Совхозный… они были русские округа. Это была квота, она была незаконной, но нашли ка кую-то лазеечку;

руководство было жесткое в лице Магомедали Магомедови ча (Магомедова, председателя Госсовета РД. — Авт.), эти квоты были, про сматривали списки, из Москвы, Махачкалы рекомендовали ставить русских»

[ПМЮК, № 1856: 48 об.].

Реалии оказались сложнее. В выборной кампании 2005 г. претендентами на районную власть значились двое русских, хотя за их фигурами, по оценке Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН В городском парке Кизляра. Фото Ю. Карпова. 2010 г.

аналитиков, стояли этнопартии даргинцев (во главе с тогдашним высшим должностным лицом республики М. Магомедовым) и аварцев (оппозицион ный «Северный альянс» — группа авторитетных депутатов республиканского парламента и глав районов и городов Северного региона Дагестана аварской национальности) [Кисриев 2006: 199—200].

Через непродолжительное время и после различного рода политических конфликтов и пертурбаций в районе состоялись новые выборы главы местной администрации, в результате которых ее возглавил выходец из Цумадинского («аварского») района Муртазалиев Сагид Магомедович (1974 г. р.) — неодно Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН кратный призер чемпионатов Европы и мира, победитель Олимпийских игр 2000 г. по вольной борьбе. В 2003 г. он был избран депутатом Народного собра ния Республики Дагестан по Кизлярскому округу. А в марте 2006 г. «кизляр ский электорат совершил прямо-таки революционный выбор — передал браз ды правления аварцу, спустившемуся с олимпийских вершин для того, чтобы своими тренированными в борцовском зале руками разгрести завалы бесхо зяйственности, доставшиеся ему в „наследство“» [Расписание на завтра].

Рассказывает представитель кизлярского казачества:

Президент республики был против его кандидатуры. Не против Мурта залиева, а против того, что главой района будет нерусский. На Москву огля дывался — русский вопрос в республике. Он пошел против воли президента.

Сегодня аварцев больше половины, чем остальных вместе взятых. Вопрос теперь решен;

ты, (имярек), хороший, все, но голосовать мы будем за аварца.

Вот были выборы в Народное собрание республики, Сагид Муртазалиев шел от «Единой России», конкуренцию ему составлял тоже аварец. Он бы не вы играл, но мог здорово пощипать его электорат. И в этой ситуации мог кто нибудь третий пройти… Нет этого человека — нашли сожженную машину, никто не знает, где он. Вот такая система здесь… Сегодня никто ему слово не скажет. Муху Гимбатович (Алиев, в то время президент РД. — Авт.) при слал сюда команду, чтобы убедили, что здесь [главой района] должен быть русский, так издавна было. Собрали народ в Доме культуры, яблоку упасть некуда было. А Муртазалиев пришел раньше, говорит, вы приехали нас запу гать. Был глава Совета безопасности республики. Муртазалиев подошел к нему: «Ты мне можешь запретить? Ну, кто из вас может запретить?» При этом он сильная личность — сильный, дерзкий, ну, будем говорить, относи тельно справедливый, и при этом хозяин своего слова [ПМЮК, № 1856: 47, 49].

Сагид Муртазалиев «поделил власть» (жителями г. Кизляр и соответст вующего района это воспринимается именно так) с Вячеславом Степановичем Паламарчуком, который, как и прежде, в то время возглавлял администрацию города Кизляр.



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 18 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.