авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 18 |

«ПЕТЕРБУРГСКОЕ ВОСТОКОВЕДЕНИЕ Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН ...»

-- [ Страница 14 ] --

Караногай с момента Октябрьской революции находился в территориаль ном подчинении Тергубернии, которая в течение этого времени не могла пра вильно разрешить вопросы нужды и желания караногайского народа, т. к. язык, нравы, обычай, культура были им не вполне известны. Караногайский народ, имея по соседству родственный ему дагестанский народ, т. е. родственный по языку, обычаям, интересам и по роду занятия скотоводством, и учитывая то об стоятельство, что в пределах ДССР проживают ногайцы Хасав-Юртовского окру га и таркинские ногайцы в Махач-Калинском районе, в 1921 г., поняв, что на циональное возрождение их возможно только при совместном сотрудничестве с дагнародом, поднял вопрос об отделении Караногая от Тергубернии и присо единении к ДССР [ЦГА РД, ф. п-1, оп. 1, д. 756: 73—74].

Однако в составе Дагестанской АССР ногайцы приобрели всего лишь статус национального меньшинства, а не «коренных националов», с аргумен тацией (вместе с горскими евреями): «как вообще не имеющих своих нацио нальных образований в пределах СССР» [[ЦГА РД, ф. п-1, оп. 1, д. 1678: 15].

В конце 1930-х гг. данные территории в формате Кизлярского округа отошли к Орджоникидзевскому краю. В 1944 г. основная часть ликвидиро ванной ЧИАССР была преобразована в Грозненскую область и к ней был присоединен Кизлярский округ.

Новый передел произошел в 1957 г. в связи с восстановлением Чечено Ингушской АССР. Ногайская степь — территория расселения восточной группы ногайцев (ногайцы проживают также в Карачаево-Черкесии) оказа лась разделенной между несколькими административными образованиями:

Караногайский район вместе с Крайновским (ныне упраздненным) и Кизляр Отстаивая собственные интересы, дагестанское руководство небезосновательно соотносило ухудшение экономического положения ногайцев в условиях русской ко лонизации края. «В 1915 году в Ачикулакском районе жило 18 000 ногайцев и русских, а в настоящее время (1926 г. — Авт.) там насчитывается 9000 ногайцев и 8000 русских. В 1915 году у ногайцев было 61000 голов крупного рогатого скота и 100 000 баранты, а сейчас осталось только 3800 голов крупного и 3000 овец, а у рус ского населения сейчас имеется 13 500 голов крупного и 17 000 мелкого. В 1915 году ногайцы засевали 6000 дес., а русские 3000, а сейчас ногайцы имеют 2500 десятин па хоты, а русские 16 000 десятин. Эти цифры ярко показывают, что значило для ногай цев жить в пределах Терской губернии» [ЦГА РД, ф. п-1, оп. 1, д. 756: 8—9].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН ским районами отошли Дагестанской АССР, Каясулинский и Ачикулакский районы — Ставропольскому краю, Шелковской — ЧИАССР. В этих районах исстари располагались поселения ногайцев, тем самым формируя этническую территорию ногайского народа. В результате данных перетасовок ногайцы утратили единую территорию — Ногайскую степь, она была поделена между разными административными структурами.

Современные представители ногайской общественности считают данный факт «антигуманным актом произвола и бескровной репрессией, [который] окончательно разобщил ногайский народ, это кровоточащая рана, неугасимая боль нашего народа. Территориальный передел 1957 г. не оставил в дальней шем никакой возможности для ногайской автономии в составе тогдашнего союзного государства.

Более того, интенсивно и в спешном порядке переименовывались, упразд нялись и объединялись районы компактного проживания ногайцев во всех ре гионах страны, а именно:

— Каргалинский район со всеми ногайскими аулами и казачьими стани цами вошел в состав вновь образованного Шелковского района, включенного в состав ЧИАССР;

— из Ачикулакского и Каясулинского районов был образован Нефтекум ский район в составе Ставропольского края;

— Караногайский, Кизлярский, Крайновский, Тарумовский районы во шли в состав Дагестанской АССР.

И это несправедливое, изуверское отношение к нашему этносу происхо дило в контексте с демонстративным восстановлением и даже расширением прав других народов Кавказского региона и в явном противоречии с духов ными потребностями, стремлениями самого ногайского народа, чей демогра фический, экономический и интеллектуальный потенциал в то время был доста точно мощным для решения любых проблем автономного строительства… В отношении ногайского народа продолжалась политика геноцида, только кад ровые и другие проекты сменялись на экономические и территориальные»

[Аджиев 2007а: 33–34].

В условиях разгоревшегося в стране в недавнем прошлом глобального кризиса и «парада суверенитетов» вопрос о восстановлении государственно сти был поставлен и ногайской общественностью. Причем, как одно время и в 1920-е гг., она виделась в союзе с терским казачеством. В ноябре 1990 г. чрез вычайный съезд ногайцев и казаков высказался за создание Ногайско казачьего автономного государственно-территориального образования в со ставе Российской Федерации 37, по типу ранее существовавшего Кизлярского Примечательно, что в публикации представителей казачества о современном положении нижнетерского казачества об этом съезде умалчивается, хотя в ней отме чаются традиционно добрососедские отношения между казаками и ногайцами: «Наи более стабильные отношения казачества с другими национальными общинами скла дывались там, где без вмешательства верховных властей достигалась интеграция в ре гиональном разделении труда. Примером могут служить ногайско-казачьи взаимоот ношения. Главными поставщиками скота в регионе были ногайцы. Экономические структуры двух этносов — казачья, садово-огородная и виноградарская, и ногайская, животноводческая, — дополняли друг друга, поскольку их развитие происходило на строго определенных территориях, что абсолютно исключало возможность потрав са дов и огородов». И далее рассказывалось о том, как в 1859 г. казаки выразили протест против спровоцированного российским правительством переселения ногайцев в Тур цию [Кульчик 1995: 21].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН национального округа. Однако из этого и иных планов организации ногайской автономии ничего не вышло, как говорят, не в последнюю очередь из-за пози ции тогдашнего руководства национального движения «Бирлик», пошедшего на компромисс с руководством Дагестана.

В конце 1980-х гг. известные этнографы К. П. Калиновская и Г. Е. Мар ков вместе со студентами Московского университета проводили исследования в районах проживания ногайцев и констатировали плачевное состояние хо зяйства и культуры местного населения, а равно межнациональных отноше ний. Они отмечали чинимое ногайцам «горцами» экономическое вытеснение, выражавшееся в активной эксплуатации местных пастбищ, в занятии должно стей в местных коллективных хозяйствах. Материалы данных полевых иссле дований показательны, а публикации по ним построены на интервью ногайцев и, как писали авторы, «в известной мере субъективны… однако их учет со вершенно необходим, так как они отражают распространенные в народе на строения и должны поэтому восприниматься как объективные факторы».

Местное ногайское население (Ногайского района ДАССР, Нефтекумско го и Степновского районов Ставропольского края) в то время выделяло две волны мигрантов. Первая пришлась на 1960-е гг., и с ее представителями но гайцы сжились, в итоге признав их тоже коренными жителями степи. Иначе выглядела ситуация с мигрантами второй волны (конец 1970-х—1980-е гг.):

Ее составляют, как правило, предприимчивые и энергичные люди, стремя щиеся любым путем получить большие заработки. При этом вытесняются но гайцы, а также русские. Приезжие покупают у русских и ногайцев дома и уко реняются в ногайских поселениях. Эти люди не особенно, по мнению ногайцев, щепетильны в выборе средств для быстрого достижения своих целей. Сомни тельными путями, с точки зрения местного населения, они добиваются получе ния выгодных рабочих мест и должностей, прежде всего чабанов, заготовителей шерсти, посредников по сдаче мяса и пр. По мнению многих информаторов, они занимаются приписками, произвольно повышают цены на продукты, организо вывают сомнительные кооперативы, в которых ногайцы не хотят принимать участие. Заметно различие в материальной обеспеченности в семьях ногайцев и позднейших переселенцев. Количество домашнего скота колеблется в семьях ногайцев от 8 до 25 овец, 2—3 коров. У даргинских пастухов… в личном стаде от 750 до 1500 овец и 3—40 коров… До 1950-х гг. большинство чабанов были ногайцы, теперь они практически вытеснены из традиционного скотоводства даргинцами… В течение последних 10—15 лет приток переселенцев, особенно даргинцев, усиливается. Как считает подавляющее число ногайского населения, даже при наличии значительной безработицы для даргинцев сразу же находятся выгодные места работы и должности, причем нередко ногайцев просто снимают с рабочих мест… Подавляющее большинство информаторов-ногайцев резко на строено против даргинцев, корейцев и других приезжих, что вызвано прежде всего вмешательством их в хозяйственную жизнь ногайских сел. И хотя сами ногайцы живут в достатке… однако их доходы во много раз меньше того, что получают приезжие… Это давно вызывает раздражение ногайцев, народа по своему характеру терпимого, спокойного и мирного, переходящее в неприязнь и агрессивность… Причину, почему даргинцы и представители некоторых других националь ностей вытесняют ногайцев из наиболее выгодной отрасли хозяйства — ското водства, русские информаторы видят в том, что чабаны-даргинцы выгоднее колхозам и совхозам, чем ногайцы, по экономическим причинам. Чабан-ногаец обычно получает до 100 голов приплода в овечьем стаде при норме прироста в 120 голов. У чабанов-даргинцев по 130 и более голов приплода, как считают Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН информаторы, за счет своего личного стада, нелегально выпасаемого в общест венном. Это выгодно и даргинцам, и хозяйствам. По тем же сообщениям, дар гинские пастухи лучше сохраняют стадо благодаря иному, чем у ногайцев, ме тоду выпаса скота, при котором потерь животных намного меньше. Кроме того, как говорят многие местные русские жители, даргинцы больше дорожат своим местом, работают лучше, чем ногайцы. Если, к примеру, заведующий складом кормов — даргинец, он никому их не даст, сколько бы ни выпрашивали. А но гаец, как мягко выразился один из руководителей хозяйства, «из-за своей доб рой натуры» — кто бы ни попросил — все общественное раздаст.

Как говорят многие русские информаторы, даргинцы работают хорошо, сохраняют общественные фонды и хорошо зарабатывают. Приезжие покупают или же строят отдельные дома, а затем из них формируются целые улицы. Ад министрация, экономически заинтересованная в приезжих, идет им во всем на встречу.

При том что среди ногайцев, особенно среди многочисленных дипломиро ванных специалистов, распространена безработица, следует учесть одну особен ность… Свободных рабочих мест повсюду немало. Но это все места и должно сти, которые требуют приложения большого труда и плохо оплачиваются… Но гайцы на эти места работать не идут… Проблемой автономии сейчас остро «больна» вся Ногайская степь. Абсо лютно все информаторы, от подростков до стариков, высказываются за ногай скую автономию… Основное требование всех — восстановить автономию в пределах границ, существовавших до 1957 г. …Молодежь — наиболее полити чески незрелая часть ногайского общества. Вместе с тем она крайне быстро воспламеняется и поддается агитации и плохо управляема… Для молодежи важно не столько само национальное возрождение, сколько возможность само выражения, самоутверждения. Отсюда ее выступления на собраниях и пассив ность в том, что касается реальных действий по восстановлению ногайской культуры [Калиновская, Марков 1990].

Что изменилось с тех пор?

Основные политические интересы, а также экономические претензии и требования остались прежними.

Главными причинами разобщенности и обнищания ногайского народа яв ляется переход к рыночной экономике, рост тотальной безработицы, неустроен ность быта, большое количество больных, низкая заработная плата, отсутствие бюджетных средств на социальные программы, уменьшение доходов с личных подсобных хозяйств.

…В Дагестане нас пытаются уверить, что провозглашенный Конституцией единый и неделимый Дагестан — это верх демократии и гарантия прекращения всех этнических проблем, залог покоя и межнационального мира в республике.

На самом деле, как и в 20-х и 50-х годах прошлого века, идет завуалированное закрепление за хозяйствами отгонного животноводства этнических земель но гайцев [Аджиев 2007б: 61, 63].

В подтверждение подобных высказываний приведем ряд цифр.

Земельный баланс Ногайского района по состоянию на начало 2008 г. по категориям и угодьям выглядел следующим образом.

Общая площадь — 887 113 га.

Из них:

1. Земли сельскохозяйственного назначения — 261 889 га.

2. Земли населенных пунктов — 30 355 га.

3. Земли промышленности, транспорта — 1361 га.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН 6. Земли запаса — отсутствуют.

7. Земли, используемые землепользователями других районов, — 557 550 га.

То есть пользователи других районов эксплуатируют 63 % земельных угодий района. Ими являются 220 (!) сельскохозяйственных и промышленных предприятий «отгонного животноводства» (в числе первых в 2006 г. в основ ном значились колхозы и совхозы, в существование которых в эти годы плохо верится;

в числе вторых — «Дагмясопром», «КЭМЗ» и др.): 14 хозяйств из Кулинского района, по 11 из Хунзахского и Рутульского районов, 15 из Ша мильского района, 21 из Акушинского района, 18 из Левашинского района и т. д.

(всего из 30 районов республики, причем не только горных).

Количество круглогодично выпасаемого скота превышает 70—80 тыс.

голов мелкого рогатого скота и лошадей. В ряде случаев нормы выпаса пре вышены в 4 раза. При этом в условиях сложившейся в последнее десятилетие или чуть больше практики почти половина летних горных пастбищ остаются неиспользованными. В результате значительная часть степных пастбищ под вержены ветровой эрозии, что создает предпосылки для прогрессирования их опустынивания, а это негативным образом сказывается на хозяйственной дея тельности и в целом жизни ногайского населения.

Отары в Ногайской степи. Фото Ю. Карпова. 2008 г.

Представители администрации Ногайского района говорят (2006):

В районе сейчас такое положение, что своим негде пасти — все отгон ники. Горцы предприимчивые, трудолюбивые, они максимально эксплуатиру ют Ногайскую степь. К этому добавляются и этому способствуют их кла новые связи и доступ к финансам… На теневом рынке кошара (постройки для жилья людей и содержания скота плюс 1 тыс. га пастбищ. — Авт.) стоит 400–600 тыс. руб. Правительство республики забирает у района деньги, а в районе 600 кошар — прекрасные условия для теневой экономики… Мы со гласны, чтобы горные районы выпасали свой скот на территории [нашего] района, но пусть они берут пастбища в аренду, деньги за пользование паст бищами должны поступать в актив района. Однако правительство респуб лики на это принципиально не соглашается… В настоящее время земли от гонного скотоводства зажали со всех сторон ногайские. А политику в Даге стане вершат те, у кого деньги. Десять лет назад в Дагестане было 105 бан ков (тогда же в Москве их было 110), и владели ими аварцы и даргинцы.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Они — горцы и делают политику в Дагестане [ПМЮК, № 1802: 61 об.— 63 об., 67—68].

К этим данным краткое пояснение. По предложению республиканского правительства, в ведении района (в данном случае Ногайского) находятся только земли, оставшиеся в распоряжении хозяйств населенных пунктов, всем остальным распоряжается Махачкала.

Это взгляд из районного центра, к нему приложимо видение ситуации теми, кто живет в условиях рядовых населенных пунктов.

Селение Кумли Ногайского района. Информант: секретарь сельской ад министрации Зарманбекова Курманбике, 1947 г. р.

…Когда я была школьницей, песков в окрестностях не было, а сейчас там эрозия (почв) 5-й степени. Раньше высевали специальные растения, ко торые закрепляли почву… Эрозия земли началась где-то 20 лет назад, и ско та много, и лес на дрова вырубают. Раньше кизяком топили, сейчас люди от выкли заготавливать кизяк — тяжелый труд. Газа у нас нет, уголь сейчас дорогой. Люди возмущаются… Люди уезжают на север;

узнают от друзей, что можно найти работу… ногайцы поддерживают друг друга. Но наших ребят не берут бурильщиками на хорошие места;

почти все работают на подсобных работах.

Площадь земель, подчиненных администрации (сельской администра ции. — Авт.), 1950 га, население 1050 чел., это было, сейчас меньше, оста лось где-то 970 человек, хозяйств около 300. У совхоза земель было больше, после распада совхоза часть земель отошла району… Горцев нам на шею по садили — отгонное животноводство. Горцы пусть живут, ногайцы пусть вымирают. Молодежь у нас драку затеяла — пусть уходят отгонники. От гонники такие наглые, один на другом сидят, ну и опустынивание. От одной кошары другую видно. Наш скот на 1—2 км ходит, мы хотим, чтобы они (отгонники) подальше ушли. Отгонники со всех сторон зажали… Ногайцы при совхозах работали на полях, чабанами работать не хотели. Чабановали даргинцы, они были готовы к этой работе. Потом, после распада совхоза, стали арендовать землю… Наши 5–6 коров, самые богатые 10 коров держат, ну еще бычки, телки;

надо же выживать. Надо найти сено, участки под сенокос. В прошлом году сено покупали — тюк сена по 60—65 рублей… Вообще сейчас скота держат намного больше, чем при советской власти;

тогда было порядка 150 тыс. го лов вместе с совхозными, теперь 400—450 тыс. голов… Сейчас держать стали коз, они быстро растут, через год уже можно резать и есть, они, как куры, быстро растут. Шерсть сейчас закупают по 20 рублей за килограмм, но это что, чай стоит столько, а тут растить надо. В ауле держат скота много, его не регистрируют, сельская администрация закрывает на это гла за… Арендаторов всего 30, было бы больше, но земля где? — все отгонники, они нам мешают, мы бы хотели, чтобы эти земли были у нас, тогда и арен даторов наших было бы больше. Ведь это бывшие ногайские земли, бывшие, потому что правительство отобрало от нас эти земли, сказали — на 49 лет.

Мы народ такой тугодум, 49 лет прошло, а мы не догадались, что земли эти можно было вернуть. Теперь их совсем забрали. Теперь эти земли не ногай ские называются, они правительственные называются. Они у нас перед но сом, но взять нельзя. В горах земли есть, но туда никто не пустит, а здесь земли забрали у нас… [ПМЮК, № 1856: 69 об.—71 об.] Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Селение Карасу Ногайского района. Информант: глава сельской админи страции Динакаев Янибек, 1964 г. р.:

Из нашего селения и сельской администрации, население всего 1400 чело век, 400 человек уехали на север, на заработки…38 Люди на севере зарабаты вают деньги — строят дом, покупают машины, а в производство никто ни чего не вкладывает. Еще все земли уже распределены, арендованы, а другим делать [здесь] нечего. В селе остались старики, инвалиды, а работающие уезжают в Москву. Сейчас кто заработал деньги, покупают грузовые маши ны, занимаются перевозками скота, сена. На севере, в Москве работают в охране, в ресторанчиках, в магазинах. Сейчас из села 7 строительных бригад, ездят по районам. Я бы их нанял, но не удается, так как я плачу по государ ственным расценкам, а они низкие, по ним не хотят. У всех уехавших дома здесь, на похороны, свадьбы сюда приезжают… Из Сургута все наши долж ны будут лет через 10—15 уезжать, запасы нефти кончаются… Некоторые не держат скот. Я считаю, что из-за лени, у их детей заработки на севере, а здесь не хотят работать, даже птицу не держат, живут на то, что дети присылают с севера. [Уехавшие] детей оставляют на дедушек и бабушек, многие дети даже не знают своих родителей. Мы последние два года подаем сведения в Махачкалу о таких детях, сейчас у нас 17 таких детей, из школьников. Пособия на них не дают… В Карасу много ногайцев переехало из Чечни, из Кумли, мы поближе к райцентру. От совхоза осталось две кошары, директор и бухгалтер. Раньше было 8 кошар. Сейчас эти две кошары держат двое местных даргинцев. Дар гинцев здесь живет три семьи, две — на кошарах, одна — в селе. Даргинцы приезжали, устраивались чабанами, наши не очень шли, это трудная работа.

Здесь есть селение Сула-Тюбе, большинство местных жителей переселились в Карасу. Там госплемсовхоз был, когда он распался, люди переселились сюда.

Сейчас там 18 семей живет, из них 15 дворов — даргинцы. Совхоз стал раз рушаться, водопровода там не было, а земли очень много было. Вот туда даргинцы переехали, по 500–600 голов там держат. Это переселение 95–96 го годов. И сейчас оттуда два ногайца переехали в Терекли (райцентр. — Авт.), а два даргинца поселились там. Сейчас им надо земельный налог пла тить, раньше никто не собирал налоги, сейчас я заставляю платить, или зе мельную плату. Теперь они начинают меня хаять. Арендную плату они пла тить не хотят, раньше не платили, просто пользовались землей. Сейчас эти земли выставили на аукцион. Они держат по 500–600 голов мелкого рогатого скота, это нормально, 100 голов держать невыгодно, так как сено надо по купать, кормовой базы нет, люцерну надо покупать на стороне… Пять-семь лет назад ногайцев много ездило «на лук», нанимались на ра боту, но в последние 2—3 года не ездят, ленивые, не хотят работать. У мо лодежи деньги есть, берут их от родителей, ездят на машинах. Баранов сейчас пасти среди молодежи считается стыдно. В школе летом создаются бригады для работы на пришкольном участке, им платят 800—900 рублей, но не хотят идти работать. У нас сын не ходит пасти скот, когда прихо дит очередь, идет к соседу, дает 200—300 рублей, чтобы он пошел за него пасти скот.

По официальным данным, в последние годы миграционный прирост в районе постоянно имел отрицательное выражение: в 2006 г. «–131», в 2007 г. «–171».

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Сейчас люди ходят и просят, жалуются — почему у его дома света нет, почему водопровод не подводят;

но я же не могу к каждому дому подвести [уличный фонарь]. Наше село как джамаат не сложилось. У нас очень много приезжих 39. Здесь было 50 хозяйств, а сейчас 128. Вот в Кумли — там все свои, и им можно коллективно вопросы решать. У нас три улицы из пересе ленцев. Очень много из Кумли, тереклинцы есть — как специалисты приез жали. Сейчас очень все изменилось. Мы [в свое время] следили за старшими, если меня просил старший что-либо сделать, меня гордость распирала. А сейчас я боюсь просить о чем-либо своих бывших учеников, кого встречу на улице;

возьмут и откажут, мне стыдно будет… [ПМЮК, № 1856: 71 об.— 73 об.] Различие тональностей рассказов информантов заметно. Из этого не сле дует, что один из них преисполнен обиды в отношении «чужаков-отгонни ков», а другой относится к ним терпимо. Каждый описывает житейские слож ности по разным, в первую очередь волнующим его обстоятельствам. Попы таемся сориентироваться именно в них.

Какие обобщения (оставив на время обсуждение системы отгонного ско товодства как таковой) можно сделать на основании подобной информации, которая в общих чертах и сюжетах повторяется в рассказах жителей и других ногайских селений данного района, а также соседнего Нефтекумского района Ставрополья?

Относительно массовое появление горцев, с одной стороны, было связано с предоставлением хозяйствам горных районов кутанов в этих местностях. С другой стороны, это же обстоятельство сначала косвенно, а затем и напрямую открывало для жителей горных районов Дагестана возможности заработка — они могли наниматься пасти «чужой» скот, т. е. скот колхозов и совхозов Но гайского, Кизлярского, Нефтекумского и других районов.

Здесь же правомерно отметить следующее. Если, по информации, собран ной в конце 1980-х гг. экспедициями московских этнографов, горцы вытесни ли ногайцев с рабочих мест из животноводческой отрасли хозяйства, то ин терпретация того же факта из уст ногайцев конца первого десятилетия XXI в.

иная: они говорят, что сами ушли из животноводства, отказавшись от рабочих мест чабанов как непрестижных. Что имело место в действительности, по большому счету, сказать трудно. Возможно, последняя оценка — это всего лишь более выгодная подача себя в условиях произошедшего. Однако в начале XXI в. в ногайской среде общепринято говорить об изменении отношения ее представителей к условиям жизни в связи с появившимися новыми заманчи выми возможностями и требованиями. В конце истекшего столетия молодое поколение все менее привлекал труд чабанов, не в пример работе трактори Здесь же приведем пример селения Бурумбай Кизлярского района, в котором в последнее время насчитывалось 57 хозяйств (из них 10 домов пустовали, так как хо зяева уехали на заработки на север). Как отмечал один из уроженцев данного села, но живущий в городе), там всего 2—3 человека не ногайцы, якобы по той причине, что среди местных жителей существует негласная договоренность не продавать дома чу жим, «чтобы сохранилось ногайское селение». Однако житель Бурумбая внес сущест венную поправку в разъяснение ситуации: никто не приходит в их село с целью ку пить дом, так как оно находится вдали от города, дорога к нему плохая [ПМЮК, № 1836: 86].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН стами, шоферами, комбайнерами 40. Здесь уместно отметить, что и «традици онное» горское общество наделяло чабанов и пастухов низким социальным статусом, хотя в целом отношение к ним не было однозначным (подробно см.:

[Ботяков 2007: 155—177]). Своеобразным компромиссом в подобной ситуа ции являлся поиск заработка трудом чабана подальше от своего места жи тельства. Примечательно, что в последние десятилетия он, имея распростра нение среди горцев-дагестанцев, чеченцев, не получил распространения среди ногайцев, «природных» скотоводов. Вопрос заслуживает внимания, но на него мы не имеем ответа, разве только допуская, что соответствующие места в доступных местностях были заняты горцами.

В свою очередь, для большого числа горцев (по расхожему определению авторов позапрошлого века, «постоянных и притом добровольных постни ков») [Воронов 1870: 26], то, что им предлагали в Ногайской степи и по со седству с ней, выглядело приемлемым. Из интервью с председателем общест венного совета народностей Дагестана в Нефтекумском районе Ставрополь ского края Али Ахмедовичем Саидовым:

С 1980-х гг. ногайцы уже не шли чабановать, а русские и того раньше перестали этим заниматься. А наши люди не требовали от власти, колхоза, чтобы им квартиры давали, какие-нибудь удобства (создавали). Жили (на кошаре) в однокомнатной постройке. Это устраивало и самих чабанов, и ру ководство. Русские как чабановали? Вахтами ездили по несколько человек. На кошарах ни электричества, ни газа, расходов мало на них. В этом была при влекательность дагестанских чабанов, в материальном плане — доход колхо зу, их держать было выгодно, удобно. Если механизатору, трактористу ру ководство (колхоза) должно было в течение 2—3 лет построить квартиру, то здесь никто ничего не требовал. Потом они (чабаны-дагестанцы) сами стали ремонтировать, перестраивать кошары [ПМЮК, № 1856: 87 об.].

А вот иная точка зрения на то, что и как происходило.

Из интервью с заместителем председателя Народного собрания Кизляр ского района Имаевым Турсуном, ногайцем. Сам он родом из села Бурумбай, его отец был чабаном. В Бурумбае располагалась животноводческая бригада совхоза им. Урицкого. Горцы нанимались в нее чабанами, для них главным было получить возможность выпасать на местных пастбищах личный скот («возможно, и зарплату не получали или отдавали ее директору совхоза»). Ес ли в местном обществе чабаны как таковые считались бедняками, то якобы с появлением чабанов-горцев чабаны стали выглядеть богачами, так как они покупали себе автомобили. Это пришлось на 1970—1980-е гг.:

В настоящее время горцы, обосновавшиеся на ногайских землях, ни за что не отдадут пастбища, захваченные ими в те годы, есть чиновники, ко торые их «крышуют»... Ногайцы же, когда их лишили (?! — Авт.) скотовод ства, пошли в механизаторы, ну а когда колхозы распались, то они оказались совсем без дела, работы и средств к существованию. При распаде колхозов, совхозов каждому работнику выделили по 2,5 га угодий. Но что с ними де Упоминание цитированным выше информантом предпочтительности работы в полеводстве подразумевает именно это. То же наблюдалось и в горных районах Даге стана, однако ограниченные возможности использования техники в условиях горной местности не позволяли данной тенденции стать широкой практикой.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН лать? На выращивание люцерны уходят немалые средства, а доход едва ли покрывает расходы.

Высказанные этим информантом оценки противоречивы. С одной сторо ны, он утверждает, что ногайцам, как и всем дагестанцам (читай — горцам), присуще чувство соревнования: если сосед построил забор из кирпича, то свой забор стараются построить хотя бы на один ряд выше. Или: «По сравне нию с 90-ми гг. жить стало лучше, но это порождает новые проблемы. Роди тели своих детей сами отправляют на заработки в Тюменскую область. Пора ботавшие там привозят машины, это стимулирует отъезд новых и новых но гайцев в Сибирь. Родители сами сплавляют детей в Сибирь». С другой стороны, он отмечает, что «традиционно богатство ногайцев заключалось в скоте, склонности к накоплению другого имущества, золота у них не было. У горцев же в целом иначе, и они сумели быстрее и легче приспособиться к ры ночным отношениям, предпринимательству. Ногайцу же нужна стабильная работа и стабильный заработок. Сказали что сделать, пошел — и сделал»

[ПМЮК, № 1836: 83 об.—85 об.].

Следование принципу соревнования и готовность ограничиться исполне нием предложенного выглядят, на первый взгляд, противоречием. Однако, пытаясь вникнуть в логику рассказчика, допускаешь, что речь идет о линиях поведения в различных условиях. По высказыванию представителя ногайской среды, тридцать-сорок лет назад отношение к тем, кто занимался торговлей, было презрительным, он уверяет, что его соплеменники, обратившиеся к коммерции в 1990-е гг., «пролетели, так как ногайцы не умеют торговать»

[ПМЮК, № 1836: 87]. Напомним, что подобные оценки в отношении «торга шей» в свое время давали и «горцы». Ныне горцы изменили свое отношение к ним и ведут себя иначе, так ведь и обстоятельства теперь другие. А на пред приимчивость горцев их соседи почти неизменно обращают внимание в пер вую очередь. «В низменной части республики (Дагестан. — Авт.) и в сосед нем Ставропольском крае, — говорит ногаец, — где есть возможность разви тия овцеводства — там живут даргинцы, аварцы „идут по трассе“ — обосно вываются в поселках, лежащих при дорогах, организуют бизнес — торговлю, ремонтные и прочие мастерские». В свою очередь, живущий на Ставрополье даргинец в отношении менталитета земляков отмечает, что из любых трудных ситуаций они стремятся «выбраться;

не получается здесь, пойдут искать (ра боту) в другом месте, на кошаре (что выглядит наименее привлекательным. — Авт.);

им главное семью прокормить, обуть, одеть, выдать замуж, женить де тей» [ПМЮК, № 1856: 87].

Подобные черты характера и линии поведения горцев отмечали авторы, писавшие о них в XIX в. На этом основании позволим допущение о преемст венности в данных качествах между «прежними» и «новыми» горцами. Впро чем, вряд ли ногаец, кумык или русский, характеризуя представителей собст венных «наций». откажут им в такой черте характера, как забота о семье. Об щее и особенное здесь проявляются диалектично, в полутонах.

Так же, в полутонах, может даваться оценка функциональности и значе ния общинных связей в новейших условиях. Житель Карасу замечает, что его село как джамаат не сложилось, так как в нем много приезжих. Уроженка же Кумли, на положительный пример которого ссылается первый, рассказывая об истории своего села, говорит, что и оно в свое время образовалось в ре зультате сселения в одно место представителей разных родовых групп, до Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН этого живших каждая сама по себе. Правда, означенное произошло относи тельно давно [ПМЮК, № 1856: 69 об.]. Равно и цитированный выше Али Са идов замечает, что в селах Турксад, Приозерское Левокумского района Став рополья, где дагестанцы (даргинцы) составляют большинство жителей, не формируется джамаат. На сходах обсуждаются и решаются бытовые, текущие хозяйственные вопросы, но не «политические», и к мнению стариков основ ная часть жителей почти не прислушивается. Его слова подтверждает глава приозерских дагестанцев М. Магомедов: «Наши люди недружные здесь. Я предлагал избрать своего депутата, нашего депутата, не захотели, недружные люди» [ПМЮК, 2010 г.: 44].

Практики решения житейских вопросов ногайцами и горцами на деле различаются незначительно. Однако для перехода от житейских вопросов к «политическим» в местных условиях, по крайней мере в глазах ногайцев, один шаг.

Из интервью с Залимханом Кочеровым (1966 г. р.), по его собственному представлению, «уполномоченным от имени граждан Ногайского района»

(это автор цитированного в начале параграфа обращения к президенту РФ и в Европейский суд, прежде он работал в дорожном хозяйстве района, однако, по разговорам, не сошелся с его новым руководителем):

— Ногайцы, русское население, кумыки сейчас раздроблены. А вот возь мем даргинцев. Это очень хорошо обосновали ставропольские ученые… Они пишут, как идет захват ногайских земель даргинцами. Если сегодня весь арабский мир контролирует процессы… Была ураза-байрам, все отмечали (в 2008 г.) ее 30 сентября —1 октября, а они 2-го октября. Это о чем говорит?

О том, что управляемость, сверху донизу контроль. Это в отношении рели гии. А возьмем земельный вопрос. Наши даргинцы в Шумлелике (селение в Но гайском районе. — Авт.) управляются сверху, поэтому [ураза-байрам] они отмечали не как все… В отношении земли. Представьте себе, вы хотите со здать хозяйство, только-только появляется земля, но у вас ничего нет, ба ранов нет. А у нас бараны есть, по тысяче баранов;

мы тебе по 50 баранов даем, мы тебя поднимаем, подняли, всё, ты потом обязан восполнить [нам наши затраты]. Вот таким макаром они взяли и земли в Ставрополье.

Соб.: Это поддержка!?

Кочеров: Это не только поддержка, это национальная политика. Как поставлена четко! Это невидимая часть айсберга!

Соб: Это напоминает заговор сионских мудрецов.

Кочеров: А почему нет? Это так и есть. Это политика. Я, например, взял четыре года назад в аренду 300 га земли, поехал в Махачкалу, просил ссу ду, мне предложили … (большой процент «отката». — Авт.). А если бы я был даргин, мне ничего не надо было бы — у меня земля есть, у меня появится 700 баранов. Это национальная политика. Сейчас специально поставлено так, чтобы другие национальности не могли получить всего этого, доступ ко всему этому закрывают. А чтобы к этому доступу пройти, надо пройти че рез криминал, через подкупы… Сейчас все говорят, что ногайцы хотят отделиться, создать нацио нальный район. Нет. Мы хотим оградиться от криминала, оградить свои земли. В 96 году придумали закон об отгонном животноводстве, а после дующие поправки [к нему] подогнаны под ситуацию. Я спрашивал президента Алиева: у даргинцев в горах земли есть, у аварцев, пусть плохие, тоже есть, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН а почему ногайцы и кумыки должны делиться с ними своими землями. Когда они говорят, что земли Ногайского района являются собственностью Рес публики Дагестан. Если границы изменяются по конституции, пункт 33, из менения могут быть произведены только через референдум 41… Нам нужен обустроенный край, нефтеперерабатывающий завод — будут рабочие мес та. Сейчас выделенные средства не доходят до нас, сегодня ногайцы своим умом дошли, что не Ногайский автономный округ нужен [как таковой], а по рядок. Можно [его] навести, отделившись от Дагестана, присоединением к Ставропольскому краю 42. Там есть порядок, и контроль власти есть. Авто номный округ в составе Ставропольского края будет нормальным. Если бы я был Медведевым (президентом РФ. — Авт.), я бы использовал ногайцев как показательный пример, как можно поднять экономику… К Ставропольской администрации мы со своими предложениями не обращались. Я хотел к ней подойти через обращение к Медведеву и Путину. Ну, если они (ставрополь цы. — Авт.) нас не захотят присоединить к себе, мы готовы соединиться с Калмыкией… Мы провели опрос населения по данному вопросу;

это не рефе рендум, мы не можем проводить референдум по данному вопросу в рамках Дагестана;

но этот опрос типа референдума. Результаты я отправил Пу тину 43. Опрашивали и тех, кто работает и живет на севере… Мы опираем Имеется в виду, что по решению республиканского правительства в подчине нии районных администраций должны остаться только земли муниципальных образо ваний. В случае с Ногайским районом это означает, что не менее 63 % территории района уйдет в прямое распоряжение республиканских властей, в наличии интереса которых к ней у населения района практически нет сомнений.

Как отмечалось выше, в начале 1990-х гг. поднимался вопрос о создании Но гайско-казачьего округа в составе Ставропольского края, который не получил разре шения. Цитируемый З. Кочеров по данному поводу поясняет: «Казаки не решились… Я говорю им, через 10 лет казаков, русских в Кизляре 10 % будет… Смотрите, как че ченцы восполнились после войны. Это работает национальная программа, националь ная политика, ее глазами не видно. А у ногайцев, как и у русских, двое, много — трое детей. Сейчас даргинцы, аварцы силу не показывают, это, я говорю казакам, если по кажут силу, им силой же и ответят. А они (дагестанцы) тихо действуют. По сколько у них детей?.. У казаков слово расходится с делом» [ПМЮК, № 1856: 77]. Представи тель казачества (начальник штаба Кизлярского особого приграничного округа В. С. Ма татов) о связях с ногайцами: «Сейчас ногайцы ведут большую работу по формирова нию своих подразделений при казачьем округе. Почему „при“? Потому что по уставу казаками полноценными они не могут быть, по уставу утверждено положение, что ка заком может быть только православный. Дело это связано с чем? Дело в том, что если в Дагестане сейчас объявить, что любой может стать казаком, это пойдет сюда весь Дагестан, искать какой-нибудь выгоды — земельной, коммерческой, любой. Поэтому стоит четкое ограничение… Образования мусульман могут быть только при казачест ве, т. е. они принимают присягу на службу государству при казачьих частях. Вот эту работу они сейчас ведут, и ведут неплохо, уже в ближайшее время у них будет учре дительный круг» [ПМЮК, № 1856: 39].

Как говорится в письме, адресованном высшему руководству страны и в евро пейские правовые инстанции, опрошено было 5625 человек, из них жителей Ногай ского района 5150 чел., жителей г. Уренгой Тюменской области 360 чел., и 115 жите лей г. Сургут той же области. Опрос включал 3 вопроса. 1) «Удовлетворяет ли Вас социально-экономическое и политико-правовое положение ногайцев в Республике Да гестан?» Ответы: «да» — 15, «нет» — 5595, «затрудняюсь ответить» — 15. 2) «Счита ете ли Вы, что ногайцы ущемлены в вопросе самоопределения и в праве на свои этни ческие земли?» Все отвечавшие (5625 чел.) ответили положительно. 3) «Поддержива Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН ся на решения сходов, которые проходили во всех селениях… Мы собираемся создать ногайский национальный совет — это общественно-политическая организация, будет создана газета «Ногай эл», люди собирают деньги на га зету… [ПМЮК, № 1856: 75—78 об.].

Заместитель главы администрации Нефтекумского района Ставрополь ского края (по национальности ногаец) по схожему поводу говорит следую щее:

По закону, который принят в Ставропольском крае, для того чтобы вы делиться крестьянину из коллективного хозяйства, необходимо быть вла дельцем 300 га земельных наделов, это для того, чтобы организовать фер мерское хозяйство. Паевые наделы при разделе совхозов и колхозов в среднем составляли 8 га, соответственно, для формирования собственного хозяйст ва его владельцу необходимо было покупать паи других хозяев. Для покупки нужны деньги. Их-то и имели дагестанцы, а если не имели, то многие из них получали деньги от соплеменников, в пределах 100—150 тыс. рублей. Даге станцы своей взаимной поддержкой обеспечивали хозяйственное обустрой ство соплеменников в Нефтекумском районе и в других соседних с ним рай онах края [ПМЮК, № 1856: 87 об.—88].

Во всех подобных заявлениях основные акценты с очевидностью имеют национальную составляющую с политическими, а также социокультурными оттенками, поясняющими первые. Председатель комитета по национальным вопросам Союза общественных объединений Дагестана Ямгурчи Аджиев пишет:

Если действия будут развиваться по пути «дикой» приватизации, иного слова нет, то ногайцы окажутся, в самом лучшем случае, в роли наемной силы.

История с ногайскими землями, произошедшая в 1957 году, вновь повторяется, только в более изощренной и циничной форме, прикрытая официальной глазу рью цивилизованности… В соответствии с принятым законом земли отгонного животноводства на ходятся в республиканской собственности… А на практике получается так.

— Сначала выносится правительственное решение, разрешающее на зем лях равнинных народов построить временные строения — т. е. чабанки и коша ры для зимовки овец;

— незаконно на эти участки переселяются сотни семей с горных районов;

— решением правительства РД из территории равнинного административ ного района выводятся огромные участки земли для людей, незаконно пересе лившихся из горного административного района и фактически, в явочном по рядке, оккупировавших территории компактного проживания ногайского наро да для занятия сельским хозяйством;

— далее решением законодательного органа республики незаконно по строенным поселениям придается официальный административный статус.

…Федеральным законом в части 1 статьи 2 установлен исчерпывающий перечень видов муниципальных образований, который не содержит такого вида муниципального образования, как сельское поселение, расположенное на паст бищах отгонного животноводства, а в условиях Дагестана противоречащее тре ете ли Вы идею создания на территории нынешнего Ногайского района — Ногайского автономного округа как прямого субъекта Российской Федерации?» Все ответили по ложительно. Затрудняемся прокомментировать постановку вопросов, но вполне оче видно, что в любой схожей ситуации ответы оказались бы аналогичными.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН бованиям пунктов 11,16 части 1 статьи 11 ФЗ «Об общих принципах организа ции местного самоуправления в РФ», расположенное в удалении от администра тивного центра на значительные расстояния (от 500 до 700 км). Кутаны превра щаются в села, земли отгонных пастбищ распахиваются под лук и бахчевые.

Арендаторы, в целях личной наживы, не тратя средств на приобретение мине ральных удобрений, бросают старые участки и каждый сезон распахивают все новые и новые участки, вследствие чего на отгонных пастбищах деградируют огромные территории земли.

…В результате нарушения естественного почвенного и растительного по крова этой территории под влиянием бессистемного выпаса и перегрузки скота произошло вырождение природных пастбищ и падение продуктивности, резкое увеличение перевеваемых песков. Поэтому восстановление данных земель име ет общероссийское значение и требует поддержки федеральных властей… Это является доказательством утверждения профессора С. Е. Толыбекова о «вольно захватной форме» землепользования. «Вольно-захватная форма» использования пастбищ означает хищническое уничтожение травостоя без надежды на его вос становление в будущем.

…Хочется верить, что наконец-то наши руководители поймут — Ногай ская Степь является средой обитания и образом жизни ногайского народа, а не только пастбищами для отгонного животноводства [Аджиев 2007б: 62, 66—67, 68, 70] 44.

В этих словах посыл к необходимости решения вопроса о национальном суверенитете ногайского народа в формате, не противоречащем законам стра ны. В упомянутом послании руководству РФ и верховному комиссару ООН по правам человека таковой видится в образовании Ногайского национально го округа (при том что в устной беседе один из его авторов ставил иной ак цент — см. выше) в составе Ставропольского края путем объединения насе ленных пунктов (и подчиненных им территорий) компактного проживания ногайцев в Шелковском районе Чеченской Республики, в Нефтекумском рай оне Ставропольского края (в границах упраздненного в конце 1950-х гг. Кая сулинского района), а также Ногайского района Дагестана. «При этом ни Рес публика Дагестан, ни другие субъекты РФ не могут воспрепятствовать объе динению, так как нет спорных элементов в этом вопросе, никаких проблем и у властных структур Российской Федерации по решению ногайской проблемы».

Однако «спорные элементы» все же имеются. В ответе, пришедшем в мае 2008 г. из Департамента по внутренней политике аппарата полномочного представителя президента РФ в ЮФО, отмечалось, что заявленный вопрос может найти положительное решение в соответствии с положениями феде рального закона об общих принципах местного самоуправления, но «при обя зательном согласии населения этих территорий». Дагестанское республикан ское Управление территориального развития и местного самоуправления письменно не осмелилось оспорить подобную возможность, однако, как явст вует из информации, предоставленной З. Кочеровым, при личной встрече на чальник данного управления указал на невозможность создания Ногайского национального автономного округа в составе РД, поскольку подобная реорга низация противоречит федеральному закону.

В справке о состоянии демографических показателей и миграции в муници пальных образованиях Северного региона РД по состоянию на 1.07.2008 г. отмеча лось: «…Следует отметить увеличение отъезда населения из Ногайского района, человек против 250 человек в прошлом году, что составляет 27,6 %. Основная причи на — отсутствие рабочих мест, низкие доходы населения в районе».

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Опустынивание в Ногайской степи. Фото Ю. Карпова. 2008 г.

В данном отношении по-своему примечательны слова заместителя пред седателя Координационного совета по Северному региону РД А. В. Шевцова:

— Ногайцы ставят вопрос о создании национального ногайского округа.

Я говорю, что такое решение надо выстрадать. Из Терекли-Мектеба убрали ряд федеральных структур 45. Я говорю, покажите вкладчиков, есть ли они, чтобы восстанавливать банк. Приедут ли олигархи ногайские из Астрахани в Терекли-Мектеб? А интеллигенция и элита (ногайцев) из уютных квартир в Черкесске? Если говорим создать государственное образование, надо народ к этой идее готовить. Надо пройти через лишения! [ПМЮК, № 1856: 65].

Замечания отчасти резонные. Однако действительно ли необходимы но вые лишения, не достаточно ли уже было страданий для исполнения вполне естественного желания конкретного народа, пребывающего в окружении на родов, в большинстве своем обладающих правами государственной автоно мии? 46 Хотя заявленный вопрос о государственности ногайцев в разных от ношениях действительно непростой.

В том числе районные отделения Сберегательного банка и налоговой инспек ции РФ.

Практически одновременно с цитированными заявлениями ногайской общест венности в республиканской правительственной прессе появились статьи о нацио Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Соседние регионы А) Ставропольский край В предыдущем параграфе мы лишь затронули темы истории формирова ния дагестанской диаспоры на Ставрополье и отношения к ее представителям местного населения. Рассмотрим данные вопросы обстоятельно.


В 1959 г. в Ставропольском крае проживало 748 даргинцев, в 2002 г. офи циально их там значилось более 40 тыс. чел., в 2008 г., по оценочным данным, проживало 78 тыс. чел., а всех дагестанцев порядка 120 тыс. чел. По данным Представительства Республики Дагестан, в Ставропольском крае проживают более 100 тысяч «этнических дагестанцев» (термин взят из: [Информация о сотрудничестве 2011]). В настоящее время даргинцы по численности занима ют 4-е место среди населения края, в свою очередь, Ставрополье является вто рым после Дагестана регионом проживания даргинцев. Ареалы их компактно го проживания там — восточные районы края: Арзгирский, Левокумский, Нефтекумский, Туркменский [Авксентьев 1997: 31;

Шахбанов 2008].

Начало миграции даргинцев, с одной стороны, было обусловлено спро сом на них местных коллективных хозяйств в качестве овцеводов, конкретно чабанов, а с другой — соответствующими предложениями со стороны горцев.

Исследователь демографических процессов на Северном Кавказе В. С. Бело зеров отмечает, что «такое миграционное поведение в то время было весьма нетипичным для народов Дагестана: по всей видимости, психологическую брешь в традиционной оседлости… пробили компенсационные переселения в Чечню в связи с депортацией чеченцев» [Белозеров 2005: 251]. Со своей сто роны отметим, что соответствующая брешь оказалась пробитой раньше и имела большее значение для изменения стереотипов поведения и вслед за этим тактик выживания и практик устройства жизни. Начавшееся в довоен ный период и особо широко развернутое в 1950-е гг. массовое переселение горцев, а равно приобретший тогда же внушительные размеры самовольный уход колхозников на заработки (что отмечалось в цитированных ранее доку ментах того времени) создавали необходимые предпосылки для все более за метного присутствия представителей этого дагестанского народа в погранич ных со своей республикой районах Ставрополья. Белозеров датирует «истин ное начало этой мирной „микроэкспансии“» концом 1960-х—началом 1970-х гг.

[Белозеров 2005: 251] Этому способствовали и другие факторы.

Я. Б. Аджиев пишет:

В 1970-х годах ногайцев постигла новая беда: растущая перенаселенность Северного Кавказа обострила земельные проблемы, и земли ногайских колхозов стали отбирать в пользу «титульных» дагестанцев и карачаевцев (в Карачаево нальной общности дагестанцев, в которых под большой вопрос ставились и основные требования ногайской стороны. «О какой потере Родины может идти речь, когда но гайцы первыми из дагестанских народов в ноябре 2004 года провели Международный фестиваль ногайской национальной культуры, когда первыми в Дагестане ногайцы со здали региональную национально-культурную автономию „Ногай Эл“, когда ногай ский язык как государственный язык изучается в школах, на нем издаются газеты, ху дожественная литература и т. д.» [Османов Г. 2008]. Представители ногайской обще ственности ставят под сомнение подобные достижения и успехи в сохранении и развитии ногайской культуры, языка, равно как и самого народа (см.: [Аджиев 2007б:

52, 56 и др.].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Черкесии. — Авт.). В 1980-е годы дагестанские колхозы умудрились добиться передачи им в аренду пастбищ Нефтекумского района Ставрополья (имеется в виду так называемая Бакресская зона, о которой будет говориться в дальней шем. — Авт.) и ногайцы лишились последних своих земель. К началу пере стройки… на арендованные территории юго-восточного Ставрополья из Даге стана массами стали переселяться барановоды, и ногайцы стали там националь ным меньшинством [Аджиев 2007б: 62—63].

Очевидно, что не перенаселенность региона и отдельных входящих в его состав республик как таковая привела к указанным изменениям. Перераспре деление земельных угодий (в данном случае пастбищ) между областями, кра ями, республиками в тот период являлось прерогативой высших инстанций, на чьи решения, впрочем, могли оказывать влияние администрации тех же республик и т. д. Это не отменяет того, что на активность внедрения в хозяй ственную деятельность местного населения, по выражению Аджиева, пред ставителей титульных народов соответствующих субъектов тогдашнего госу дарства, не влияли их «деловые качества». Имеется в виду то, о чем говорили информанты членам экспедиции К. П. Калиновской и Г. Е. Маркова в Ногай скую степь, а именно об экономическом вытеснении, которое чинили горцы ногайцам;

а также схожий процесс, обусловивший в 1980-е гг. «смену чабан ского состава по этническому принципу» в Карачаево-Черкесии и получив ший дальнейшее развитие в последующие годы [Денисова 2001: 95, 97]. Пре увеличивать значение данного фактора вряд ли стоит, но и занижать его зна чение не следует. «Приходится отметить, — пишет В. С. Белозеров, — что большая активность, предприимчивость и энергичность представителей севе рокавказских народов позволили им, преодолев немало трудностей и барье ров, трудоустроиться, закрепиться и основательно укрепиться в этих районах»

[Белозеров 2005: 251] 47.

Безусловно, правы и те исследователи, которые в качестве главного фак тора миграции называют скрытую безработицу в горных районах Дагеста на 48. Отметив это, М.-З. Ю. Курбанов далее пишет:

Трудовая миграция даргинцев в Ставропольский край, Волгоградскую и Ростовскую области и в Калмыкию имела для субъектов РФ большое экономи ческое значение. Фактически, овцеводство на Юге России было «спасено» ча банами-даргинцами, так как кроме них этим видом трудовой деятельности за ниматься никто не хотел… В последние два десятилетия овцеводство Ставро польского края как отрасль экономики переживает кризис, что в значительной степени обусловлено ухудшением этнического самочувствия даргинцев, их воз вращением в Дагестан. Моральные и материальные потери даргинцев в связи с ограничением их трудовой активности в овцеводстве (в непрестижной среди других этнических групп отрасли хозяйства) несоизмеримы с экономическими издержками, которые несет Ставропольский край. Поэтому чрезвычайно акту альным представляется адекватное понимание реальной этнической ситуации и межэтнических отношений, сложившихся в Ставропольском крае [Курбанов М.-З.

2009: 435, 436].

В 1989 г. даргинцы составляли большинство населения в 24 населенных пунк тах Ставрополья (правда, оные представляли собой мелкие поселения — отделения или бригады колхозов и совхозов) [Белозеров 2005: 251].

Иногда в числе факторов, влияющих на миграцию дагестанцев в тот же Став ропольский край, называются и весьма неожиданные — «низкий уровень продолжи тельности жизни» на родине [Алиева А. 2003].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Процентное отношение дагестанцев в районах Ставропольского края (по: [Шахбанов 2008]) Постараемся подойти к такому пониманию с использованием статистиче ских и полевых материалов, поясняющих ситуацию в восточных районах края, где дагестанцы в последние годы составляют значительный процент на селения.

Нефтекумский район Количество жителей в районе в последние годы уменьшалось, что обу словлено сокращением добычи и переработки нефти, сокращением иных про изводств, хотя имели место и кратковременные колебания числа жителей в обратную сторону. В начале 2003 г. в районе был 70 121 житель, в середине 2007 г. — 68 290 жителей. Национальный состав населения выглядел сле дующим образом: русские — 35 718 чел. (более 52 %), ногайцы — 12 611 чел.

(18,5 %), туркмены — 4829 чел. (7 %), татары — 1593 чел., дагестанцы (сово купно без учета даргинцев) — 1601 чел., даргинцы — 6403 чел. (более 9 %), все дагестанцы — 8004 чел. (около 12 %), чеченцы — 240 чел., другие — чел. Дагестанцы, в том числе даргинцы, проживали во всех населенных пунк Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН тах района;

в городе они были на втором месте после русских (4 % собственно даргинцы и немного меньший процент — все остальные дагестанцы), в с. Ачи кулак всех дагестанцев проживало порядка 1,5 тыс. чел. (23 % от общего чис ла населения), в с. Каясула порядка 800 чел. (13 %), в селах Озек-Суат, Анд рей-Курган более чем по 0,5 тыс. чел. в каждом и т. д. Наибольшее количество ногайского населения было в следующих населенных пунктах: с. Каясула — 3035 чел. (46 % от общего числа жителей), с. Тукуй-Мектеб — 2917 чел. (бо лее 73 %), с. Новкус-Артезиан — 1874 чел. (53 %), с. Кара-Тюбе — 1439 чел.

(43 %), с. Махмуд-Мектеб — 1035 чел. (34 %).

Миграцию населения в том же 2007 г. (первые восемь месяцев года) ха рактеризуют такие цифры: русских прибыл 371 чел., убыло 689 чел. (основ ной отток произошел из г. Нефтекумска и поселка нефтяников Заречный), но гайцев прибыло 109, убыло 126 чел. (основной отток произошел из с. Каясула, в город прибыло больше, нежели убыло), даргинцев прибыло 136, убыло (основной приток произошел в город и в с. Андрей-Курган).

Левокумский район Общее количество населения в 2008 г. составляло 46 061 чел., из которых 37 027 чел. русские (80,1 %), на втором месте по численности были предста вители народов Дагестана — 6160 чел. (15 %;

из них 6050 — даргинцы), на третьем армяне — 226 чел. (0,48 %). Миграция населения характеризуется следующими цифрами. В 2006 г. в район прибыли 872 чел. (русские — 627, даргинцы — 235), выбыло 1156 чел. (русские — 634, даргинцы — 522). В 2007 г. прибыло 1010 чел. (русские — 688, даргинцы — 242), выбыло 887 чел.


(русские — 628, даргинцы — 160, других национальностей — 99). За девять месяцев 2008 г. прибыло 1236 чел. (русские — 895, даргинцы — 275), выбыло 960 чел. (русские — 713, даргинцы — 157). С 2007 г. сальдо миграции стало положительным.

Как отмечал в одном из документов начальник отдела социального разви тия администрации Левокумского муниципального района В. А. Смоляков, «мигранты легко приспосабливаются к местным условиям, так как инфра структура района позволяет делать это быстро: удобные асфальтированные дороги, 97 % сел и хуторов газифицированы, больницы, школы, детские сады построены еще в советское время. Есть и место для приложения рабочих рук, традиционно это занятость в животноводстве. Этому способствуют имеющие ся животноводческие помещения, пастбища, сдаваемые в аренду». В ряде на селенных пунктов данного района дагестанцы составляют большинство жите лей: в с. Турксад 994 чел. даргинской национальности, 836 чел. русские, в с. Приозерское — 1239 чел. русские, 1820 чел. представители народов Даге стана, главным образом даргинцы, в пос. Ленинский русских 115 чел. при об щем количестве жителей 1025 чел.

В Нефтекумском районе в 2005 г. дагестанцы были представлены в орга нах самоуправления, в учреждениях медицины, в руководстве сельскохозяй ственными и другими предприятиями и учреждениями следующим образом: в депутатском корпусе района (70 депутатов) — 7 депутатов, в учреждениях медицины — 84 чел. (при общем количестве 963 чел.), в одном из 11 функ ционировавших тогда сельскохозяйственных предприятий руководителем был дагестанец. Тогда же дагестанцы возглавляли районное строительное управ ление, хладокомбинат, оба рынка, две оптовые базы, районную поликлинику, две заправочные станции, они были владельцами десятков магазинов.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Иная ситуация сложилась в отношении представительства дагестанцев в органах власти. Представитель Дагестана в Ставропольском крае А. Омаров еще в 1994 г. с обидой отмечал: «В парламенте РД 10 мест занимают русские, в числе 27 депутатов Народного Хурала Республики Калмыкия один дагеста нец, а в Ставропольской краевой думе и в органах исполнительной власти нет ни одного дагестанца» [ДП 1994, № 203]. За истекшее время в данном отно шении ничего не изменилось.

Рассказывает председатель общественного совета народов Дагестана в Нефтекумском районе Али Ахмедович Саидов (1950 г. р.):

В 1996 году мы решили выдвинуть нашего человека в краевую думу.

Уважаемого человека, чтобы он интересы народа, всего населения представ лял. И претендовал на это же место Юрий Афанасьевич Гонтарь — глава района. Административный ресурс у него, конечно же, был. А мы за два ме сяца собрались. И что вы думаете? Через 2—3 часа молва по двум рай онам — Нефтекумскому и Левокумскому — пошла: «Нерусский идет в депу таты. Вы что, хотите, чтобы наши районы в Дагестан ушли?» И вот эту удочку как закинули по всем подъездам и дворам — «Как это так, уйдет в Дагестан?» Туфта ведь! А она сработала. Народ как пошел на выборы, до 10—11 вечера шли голосовать, даже когда уже закрылись избирательные участки… В Народном собрании района есть один из села Кара-Тюбе, аварец.

Хотя мы в крае занимаем третье место по численности. Хотя представи тель должен быть, власть сама должна быть заинтересована в этом [ПМЮК, № 1856: 85 об.—86].

У представителей власти позиция иная. Заместитель главы администра ции Нефтекумского района и начальник отдела социального развития района Сергей Григорьевич Арутюнов говорит:

Сегодня у власти представлены — Культурно-национальная автономия ногайцев, Община народов Дагестана. Они просили в районной газете сде лать страничку на национальном языке. Но это русский район и такого быть не может. Я должен сказать, у дагестанцев нет амбиций вхождения во власть, власть захватывать, войти в администрацию. В районном собрании 36 человек, ногайцы есть, дагестанцев нет… Они не стремятся к власти.

Если обстоятельства сложатся — на своем месте станут начальниками. В отличие от ногайцев 49. Дагестанцы в целом не конфликтуют, как политики стремятся, чтобы было все гладко [ПМЮК, № 1856: 82 об.].

Администрация Нефтекумского района периодически докладывает в краевые инстанции о представительстве ногайцев в органах власти. В одном из соответствую щих документов, составленном в 2003 г., отмечалось: «Нам известны требования но гайцев как автохтонного этноса, которые выдвигаются уже более 15 лет, это: предста вительство ногайцев в районных структурах власти (заместитель главы района, по мощник прокурора, заместитель начальника ОВД, ФСБ, в суде), представительство в Государственной Думе Ставропольского края. Эти требования они высказывали на съездах ногайского народа, на конференциях, митингах. Сегодня в районных структу рах: прокурор района, начальник межрайонного отдела по борьбе с оборотом нарко тиков, заместитель председателя Совета муниципального района». Впрочем, предсе датель Ногайской национально-культурной автономии Нефтекумского района З. Ш. Шер Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН С ним заочно спорит глава общественного объединения «Единство» Ле вокумского района Абдулвагаб Алибаганович Омаров (1958 г. р.):

Наш один кандидат в депутаты шел, его оттерли. «Вы что, дагестан цы, пришли, теперь во власть хотите? Здесь русские». Хотя в Нефтекум ском районе, в Буденновске, Светлограде ведущие врачи — дагестанцы, ко торые закончили 20—30 лет назад махачкалинский мединститут. В Даге стане тогда медикам не устроиться было… [ПМЮК, № 1856: 95 об.] Как видим, оценки «политических реалий» местного уровня у представи телей разных сторон принципиально несхожие. То же, по большому счету, и в отношении возможностей и способностей дагестанцев устраиваться и закреп ляться на земле Ставрополья.

В предыдущем параграфе мы цитировали А. А. Саидова, председателя общественного совета народов Дагестана в Нефтекумском районе, и привели предложенные им характеристики менталитета земляков-дагестанцев. Про должим цитирование интервью с ним, в котором уточняются заслуживающие внимания детали укоренения переселенцев в этих местах и обстоятельств их жизни в новейших условиях:

Сейчас нет планового переселения, но людей в горах уже не удержишь — видят по телевизору, видят все. Раньше не так. Я в 1964 году сюда приехал, до этого в Избербаше учился на слесаря. Мне там встретился дядька, гово рит, я еду к твоим [родителям] в Ставрополь (на Ставрополье. — Авт.). По едешь со мной? А я и не знал, где они, что. Я сказал, поеду. Бросил училище и приехал. А родители до меня за 3—4 месяца до этого приехали в Турксад, приняли отару.

Сейчас людям дали свободу — как хотите поступайте. Теперь часть людей сами на плоскость переселяются, а другая часть их туда призывает — кто раньше обосновался — хотят там главами стать. Электорат этот должен быть. Ну, вот Сагид Муртазалиев. Он к Кизлярскому району никако го отношения не имеет, но призвал своих людей, земляков, ну и таким мака ром главой района стал… Но люди переселяются по главной причине — это работа, только работа, [если] у меня не будет здесь работы, то и меня не будет… Признак укорененности. Хоронят в горах сейчас, но не за горами, что кладбище будет и здесь. Наши дети уже не понимают поехать на соболезно вание в горы, везти туда хоронить. Детям говорю, поезжайте, побудьте два дня на соболезновании, они не понимают зачем.

Ситуация в нашей зоне — Нефтекумский, Левокумский, Арзгирский, Степновский районы. Здесь животноводство было на 90 %. Когда в 1993— 1998 годах животноводство упало, скот порезали, очень многие уезжали на зад, в Дагестан, и детей забирали. Я говорю о своем родном Левашинском районе. На тот момент там положение было чуть лучше, здесь совхозы, колхозы распались, а там родовая земля, надеялись, что кусок и им доста нется. Хотя из этого ничего не получилось, но надеялись. Один уехал, за ним потянулись другие, начали выращивать капусту. На тот период времени, с 91-го по 98-й, когда здесь хуже стало, многие уехали, не из селений, а с ко пеев крайне недоволен положением и отношением к ногайцам в крае и в районе [ПМЮК, № 1856: 93 об.—94 об.].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН шар. Потом захотели вернуться, но на их места (уже) другие приехали. Одни едут сюда, другие — туда. В высоких горах ведь даже капусты нет. Эконо мический интерес двигает людьми… О притоке переселенцев:

Я интересовался этим вопросом, я через паспортный стол знаю — уез жают [дагестанцы] даже больше. Из Дагестана сейчас больше уходят на Москву. Из горных районов молодежь делает шаг в Махачкалу, там ничего не находит, едет в Москву. Молодежь же овец пасти не пойдет. Сейчас такой, как прежде, миграции нет… Здесь какие элементы, места [для] бизнеса бы ли, они уже заняты, а новых мест не появляется 50. Уже в Буденновске их нет, а он больше Нефтекумска. Они оттуда уже хотят уезжать в Ставро поль, Ростов, Краснодар. То, что есть, — исчерпано, а новое не создается. В Турксаде Левокумского района русских много уехало, так как работы нет. Я хочу сказать, вот я — даргинец, вы — русский, Арутюнов (упоминавшийся ранее заместитель главы районной администрации. — Авт.) — армянин. По требностей у меня по сравнению с вами намного меньше и тогда и сейчас 51.

Вот возьмем Турксад. Русские уезжают. А уезжают почему? У него нет возможности работать водителем, механизатором, агрономом. У него ни чего (таких возможностей. — Авт.) нет. Он не пойдет овец пасти, бычков откармливать. Он единственно может что-нибудь в огороде делать, поро сенка держать. Он скажет, я лучше уеду в Буденновск, пока у меня деньги есть, устроюсь. (Далее речь зашла о менталитете даргинцев, что уже цитиро валось. — Авт.) А политики любят преподносить, что выжили [русских]. Что касается Турксада, Приозерского: я на 100 % знаю, что в силу обстоятельств люди потеряли работу — ищут работу. Это одна причина. Другая причина, если кто-нибудь из моих родственников уехал, в Краснодар, в другое место — [я] еду к нему, надеюсь, что он найдет мне место. Не уезжают наши [сейчас], даю вам слово, через 10—15 лет и наши будут уезжать. Потому что нету перспективы. У вас, русских, меньше держат родственники. Не пойти на со болезнование — стыдно. Стыдно оставлять родителей одних. Русские более мобильные… Проблема № 1 — это молодежь. Из-под контроля выходит. А главная причина в том, что они без работы. Есть только сезонная работа, или на 3– 4 года на север, в Москву. Сейчас собираемся на совещание (в районной адми нистрации. — Авт.) — вот, ваша молодежь такая! Это наша общая моло дежь. У меня есть дети, я должен их воспитывать в семье. Проблема моло дежи озвучена, и я ее наблюдаю. Во время моей молодости работали на фер мах. Сейчас учатся-учатся, соревнование идет. Все хотят учиться, а толку с этого образования никакого, остаются безработными. Мы говорим об этом. Эти вопросы должны финансироваться — спортзалы, где художест венной самодеятельностью заниматься, а главное — рабочие места. Сейчас «У меня предприятие — хладобойня. Я начинал ее строить в 89 году, сейчас выкупили, акционерное общество (стало). Но нужен ремонт, новое оборудование. Мы забиваем скот, охлаждаем, отправляем в Москву. Пытались делать колбасу, но — кон куренция. У нас была хорошая колбаса, но себестоимость высокая, не получилось раз вить производство».

Судя по нынешнему дому информанта, это далеко не так.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН психология людей поменялась. Предлагаешь работу с оплатой 5—7 тысяч, говорят — нет, такая работа не нужна… Наш совет — Общественный совет народов Дагестана был создан в году. Тогда национальные движения пошли. На тот момент это нужно бы ло, сейчас он себя исчерпал, ненужная вещь. Тогда раздробленность была, каждый одеяло на себя [тянул], народные фронты в Дагестане, здесь тоже власть не знала как себя вести. Мы создали Совет, чтобы решать вопросы простых людей. Тяжелая это ноша, это ведь все общественное. Народ у нас какой? Его беда — она его колышет, а чужую он не признает. Еще [задача], чтобы люди умели находить общий язык вне зависимости от национально сти. Чтобы с властью решать житейские вопросы. Вести работу среди лю дей непонимающих, среди хулиганов. Раньше как-то много стычек было, в ос новном на бытовой почве, а потом уже власть переводит их на националь ную почву… [ПМЮК, № 1856: 84—87].

На схожие темы рассуждает глава общественного объединения «Единст во» А. А. Омаров:

В 1990-е годы «Единство» вместе с казаками обеспечивало обществен ный порядок. В последнее время «Единство» проводит фестиваль «Горян ка» — национальная одежда, кулинария. Мы решаем житейские вопросы, чтобы в районе у нас было спокойно. В «Единство» входят представители разных национальностей. В каждом селе есть представители, [это] нацио нально-общественное движение. Есть председатель и два сопредседателя.

Один аварец, второй — даргинец. В этом (2008) году на собрании мы хотим, чтобы и армяне и чеченцы были представлены в «Единстве». В Нефтекум ском районе тяжелее — там не считаются с дагестанцами, в Арзгирском районе наших вообще не пускают. Это мы вовремя у себя организовали, хо рошо… Соб.: Почему так сложилось?

Омаров: Просто у нас в 89-м в селе Величаевка (Величаевское. — Авт.) на озере отдыхали люди, устали, ну, я точно истории не знаю, подрались с местными и одного местного парня убили. И вся эта Величаевка поднялась, этот народ… Этот Хасан же есть — заправщик. В его дом зашли, в дома других зашли, подожгли [их], такой массовый террор пошел. Генерал Во робьев, его потом убили, приехал, собрались… 15—20 дней жили на поле, ре гулировали. Очень тяжелая ситуация там была. Вот я говорю — идут люди туда, где нацмены живут, и сжигают дома. Хотя по пьянке был виноват тот, которого убили. И после этого у нас эта сплоченность, чтобы не по вторить то, что было. Вот это пример. Вот почему так дружно, чтобы не повторить то, что было тогда. Очень страшно было тогда. До убийств не дошло. Но когда об этом узнали в Сухокумске (Южно-Сухокумске. — Авт.), люди приехали, приехали из Кочубея — 5–6 тысяч дагестанцев вооруженных приехали, окружили село. Тогда милиция еле-еле остановила. Прямо от души люди вооруженные приехали, еле-еле остановили;

я не знаю, как остановили, как умудрились это остановить. Вот после этого… У нас организация с года (в действительности с 1993 г. — Авт.). Если бы людям потом объяснить, как это случилось, — никто же не объяснил. Рыба же с головы гниет. Огонь зажечь 5 минут, а тушить его… В Степновском районе такой случай тоже был. Двое дагестанцев изнасиловали местную девушку. Казаки приехали со Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН всего края, народ съехался. Ребят посадили и родителей выселить [требова ли]. Весь народ вышел. Такая обстановка была тяжелая — 90—91 годы. Сей час народ поуспокоился. Люди поняли вкус труда, зерно пошло, начали деньги зарабатывать, начали на земле работать, начали на кошарах работать. Че рез это можно машину купить, бизнес пошел — многие ударились, отвлек лись, один дом построил и т. д. Молодые ребята работают, все зерновиками стали и перекупщиками, и работают люди полным ходом, молодые в основ ном ребята.

Молодые ребята из Дагестана уезжают, отсюда не уезжают. В селени ях, где преобладают дагестанцы, есть уважение к старшим, джамаат. Ко гда проходил фестиваль «Горянка» одна девушка, лачка, вышла в таком кра сивом наряде с серебряными украшениями — явно шла на приз, победитель ницей. А потом вдруг вышла в платье с короткими рукавами — и все, приза не стало. Вот влияние джамаата… О возможностях бизнеса и о производстве в местных условиях:

В Левокумке пытаемся организовать виноградарство, виноделие. Общая площадь виноградников 300 га, но [местные жители] воруют металлолом, стойки из черного металла. Рабочих привозим из Табасаранского района, ав тобусы даем бесплатно, бесплатный обед. Местные (русские) не хотят ра ботать, уезжают в Сочи, там зарабатывают меньше, чем могли бы у нас, но не хотят. Привозные рабочие не дешевле обходятся, но они стабильно ра ботают, а местные через 3—4 часа работы могут уйти, а после дня зарпла ты могут не выходить по 10—15 дней… Обрезка 110 кустов [стоит] 137 руб лей, можно сделать 3—4 нормы. Но местные говорят, заработав рублей 300:

«Больше не хочу». А иногда говорят: «Почему я должен на нерусского рабо тать?..» Здесь наших много работает, и успешно. У нас сейчас в Левокумке [переселенцы] тоже держат скот — привычка. Он приехал с гор, хочет держать скот 100—200 баранов, пусть держит. Но я им говорю: «Не забы вайте, что вы здесь в гостях». Принимают нас здесь нормально… В Нефтекумском районе мне не продают земли как нерусскому. Могу ку пить только через подставных лиц. Я ради людей работаю, у меня своих дел хватает, просто пошло притеснение людей. Оформление кошар. Некоторые руководители начали овец забирать, кошары разбирать. В связи с чем это началось? Директор совхоза говорит — мне это невыгодно. Он рушит коша ры, пашет землю и чабанов выгоняет. А куда ему (чабану) деваться, ему же где-то жить надо. Вот так мы пришли к этой работе и к этим проблемам.

Если человек сейчас приходит в Левокумку и покупает кошару, это не зна чит, что его так хорошо встретили, это просто так поставлено в районе.

То есть нормально. У нас в районе нет проблемы дом построить, если ты сколько-то прожил в Левокумке, Правокумке и т. д. А в других районах, в Ар згирском [например], нету такого общения с администрацией (далее разго вор перешел на историю инцидента в Величаевском. — Авт.) [ПМЮК, № 1856: 94 об.—97 об.].

Представители администрации Левокумского района глядят на положе ние дел с мигрантами иначе и рассказывают об известных событиях и о дру гом следующее:

Существует версия. Раскачку процесса миграции из Дагестана на Став рополье обеспечили связанные с ваххабитами силы;

финансовая подпитка Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН была под флагом исламского фундаментализма — вот вам денежки, и по степенно начинайте двигаться [туда], где исторически в прошлом жили ва ши предшественники.

Соб.: Это дагестанцы?

— Ногайцы и чеченцы, скорее всего, потом уже дагестанцы. Дагестан цы приезжали со средствами — надо покупать дом, «дело», так что не ис ключают подпитку Саудовской Аравии. Это вопрос большой политики. Люди уверенно говорят — была большая программа… Давайте мы вернемся на свои земли, это можно говорить о ногайцах. Во всяком случае, у нас сегодня си туация такая — в Турксаде, Приозерском из 2 тысяч населения 50 % и более являются мусульманами. С одной стороны, хорошо — в школах есть дети, [в том числе] дагестанские, в педагогических коллективах тоже изменения, по являются учителя из националов, край регулярно запрашивает сведения об этом.



Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 18 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.