авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 18 |

«ПЕТЕРБУРГСКОЕ ВОСТОКОВЕДЕНИЕ Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН ...»

-- [ Страница 15 ] --

Нас беспокоит что? Люди приезжают сюда, строят огромные дома. А русский всю жизнь прожил в мазанке, и вдруг рядом с ним вырастает такой домина. «Откуда у него деньги, а я прожил здесь 60—70 лет. А он за какие бабки все это построил?» Ребята ихние ходят — на то он чихал, и на то. И на этой почве возникают конфликты на бытовой почве. По этим причинам и появилось у нас «Единство» в 1994 году. А за три года до этого у нас в Вели чаевском был значительный национальный (так. — Авт.) всплеск. Советская власть потихонечку умирала. Чабаны жили не роскошно, а заготовители, которые занимались сбытом шерсти и мяса [тогда меньше, чем сейчас], они отчаянно поднялись и оторвались от остальных. Шерсть в 90 году доходила до 13—15 рублей за килограмм — огромные деньги. И люди поднялись в Вели чаевском, и они (заготовители, дагестанцы. — Авт.) уехали, бросили дома. У нас был серьезный процесс здесь, им занимались КГБ-ФСБ, люди с автома тами открыто ездили здесь. И, как следствие, это вынудило людей как-то задуматься, как контролировать, тормозить данный процесс. Возмущение было самым стихийным протестом. Заготовители поехали купаться. Заго товители наших председателей колхозов тоже купили, у них 100—200 овец всегда были неучтенными. Народ возмущался: «А, вы кого пригрели, почему не мы чабаны (?! — Авт.)». Когда-то, в 60-е годы, не хватало чабанов, никто не шел. А потом: «Ах, вы пришли и стали жить гораздо лучше, чем мы!» У чабана и 100, и 200, и 300 голов своих овец, и чабан будет держать свой скот, стараться, чтобы он был породистым, а о колхозном он будет заботиться во вторую очередь. Колхозный скот будет едва-едва ходить, качаться.

Величаевские события были вызваны тем, что появилась верхушечная часть, которая занималась коммерцией и на этом получала большие деньги.

Это был первоначальный капитал для того, чтобы они потом развили дея тельность. Тогда ведь доходило до поджогов «Волг», разрушения домов. По том, дня через два, приехали дагестанцы, с оружием, запахло кровью. И вот после этого появилась идея создания такой структуры, которая бы стала буфером, и она получила у нас название «Единство», это 93—94-й годы. То гда и появился их лидер Абдулвагаб. Он был с высшим образованием, настоя щим, не покупным. Он с тех пор, сейчас ему где-то 50 [лет]. И когда возни кают сложные ситуации, он там, связь существует даже быстрее, чем по телефону, ну, драка, на дискотеке. [Сейчас] нет условий, чтобы это полыха ло. Но люди обеспокоены, что славянское население потихонечку уступает позиции, выдавливается. Остаются старики, молодежи нет — нет работы.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Бедные горцы приезжают — им дела, работы нет. Другой должен арен довать, выкупить кошару;

обычно они это делали с большой натугой. Они привыкли — свет горит, вода течет, все это колхозное, платить не надо. А теперь платить надо, их к этому заставлять надо;

теперь они свыклись с этим, платят. Дальше — подкуп, коррумпированность местных чиновников.

Надо им получить кусок земли, пойдет к Иван Иванычу в сельскую власть, пойдет он — появляется распоряжение сельской администрации. И местное население обижается: «А, вот вы им даете, почему вы им даете?»

Я вам скажу. Даргинцы никогда здесь не занимались землей. Здесь были овощеводы, полеводы корейцы, приезжие. От них пошли луковичные миллио неры, но тогда они были в тени, а теперь все открыто. В 90-е годы даргинцы стали заниматься арбузами, луком, чем угодно, раньше для них это было не характерно. Они обижаются, что их ненавидят. Везут КАМАЗ с помидора ми, арбузами, милиционеры берут поборы. Их не особенно терпят, но с них берут поборы. А ведь среди них есть и учителя, и художники, они уже дру гие, но всех мерят одинаково. А эти люди уехали и уезжают, потому что они другие.

Здесь старожильческое население с Украины и из центральных районов России, занимались хлебом и скотом. Там, где были русские чабаны, там был порядочек, уютно, деревья сажались. А теперь едете в сторону Нефтекум ска — 5 кошар и ни одного дерева. У нас был единственный выдающийся эпи зод, на Арбали один даргинец посадил сад роскошный. Это было редко. Все остальные приезжают сюда как временщики. Что делает человек, который приезжает навсегда? Он хочет, чтобы дом был в порядке, сад был. А они на кошарах. Что такое кошара? Свет есть, воды нет, вода привозная, жара. А дом строит огромный у себя в Дагестане. Для хозяйств они оказались обу зой, когда перестали платить за свет. Не платишь? — Уезжай. Что им де лать? Потом животноводство стало нерентабельным, колхозы хирели.

Раньше мясо стоило 3 рубля, а шерсть до 12 рублей доходила, в 4 раза доро же [чем сейчас]. А когда Союз развалился… В Невинномысске была огромная шерстемойная фабрика, она закрылась. Они переключились на Белоруссию, потом на Польшу, но и там перестали брать. И они переключились на овцу, которая мясная, а не на шерсть. Овца теперь 2—2,5 тысячи рублей [стоит], [мясо по] 200—300 рублей за килограмм. Вот заготовители из дагестанцев этим и занимались. Теперь еще один толчок. Только они делали врезки на нефтепроводе, как в Чечне кустарные заводы. Их расстреливали с вертоле тов, они потом отказались. Но на этом многие из них поднялись.

А сегодня ситуация стабильная, но нас беспокоит, что коренное населе ние не выступает решительно, люди говорят: «А, надо мотать отсюда, все равно идет вытеснение, строительство молельных домов». Они (дагестан цы) просили построить мечеть, был отрицательный ответ. Мы говорим:

«Ну стройте, но зарегистрируйте общину». А они не любят бумаг, не любят официальных вещей — надо зарегистрировать общину, надо ехать к муф тию, они быстрее мечеть построят, чем печать поставят. Но расползание это идет. Люди говорят: «А, мечеть построили! О-о!» Там и ходит-то чело век 35—40, они люди тоже в общем не богомольные. Тот же Омаров гово рит: «Не надо, ребята, спешить, время придет». Они помогали в Левокумке церковь строить, но в 90-е (годы) ретивые из них мусульмане начали стро ить мечеть прямо в центре Левокумки, но их быстренько раскусили, разогна ли и остановили этот процесс. Но в Турксаде, в Приозерке это движение Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Церковь в селе Приозерское Левокумского района. Фото Ю. Карпова. 2010 г.

потихонечку идет. Они потихонечку, исподволь накапливают силы для буду щих, грядущих дел 52. Это не агрессоры. Даргинцы — это работяги, вы знае Здесь же приведем информацию, полученную от главы дагестанцев, прожи вающих в с. Приозерское (в народе его часто называют Приозерным) Левокумского района Магомедова Магомеда Хасбулатовича, относительно мечети в этом селе. Где то в 2000 г. в селе освободилось кирпичное здание, построенное в начале XX в. бога тым туркменом, а перед этим использовавшееся под магазин РАЙПО. Проживающие в селе дагестанцы хотели приспособить его под мечеть (на фасадах постройки сохра Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН те, самые работящие. Аварцы — эти поизворотливее, похитрее. А даргинцы привыкли работать, это чабаны, строители.

Мы все проводим, чтобы не допустить конфликтов. Есть Совет безо пасности, этнический совет.

— В нем представлены все национальности?

— Нет, глава района — председатель Совета, его заместитель, я — секретарь Совета, а дальше пошли — главврач, начальники отделов культу ры, образования, зам. начальника внутренних дел, атаман, земельный коми тет, центр занятости, его руководитель и Омаров («Единство»), и пред ставитель военкомата. Совет имеет только рекомендательные функции. Он рекомендует главам сельских администраций постоянно анализировать си туацию. Де-юре — это общественный орган [ПМЮК, № 1856: 88 об.—92].

Это фрагменты интервью с начальником отдела социального развития Левокумского района Владимиром Алексеевичем Смоляковым, который ку рирует вопросы межнациональных отношений. Высказанное им в интервью в главном совпадает с тем, что он говорил на совещании в районной администра ции в середине марта 2008 г. (текст выступления он любезно предоставил нам). Но в докладе были озвучены «проблемы и нерешенные вопросы», до полняющие процитированное.

1. Надо навести порядок в учете населения в каждом населенном пункте района… 2. Нельзя назвать нормальной ситуацию с отдаленными животновод ческими фермами… До сих пор мы не имеем ясной картины, кто проживает здесь в качестве наемных рабочих, каков их контингент. Какую социальную, уголовную опасность они представляют для жителей района. 3. Проблема не хватки пастбищ, проблема содержания личного крупного рогатого скота, овце поголовья. Такая проблема есть в селах Левокумском, Турксаде, Правокумском.

4. Нас беспокоит поведение дагестанской молодежи… здесь еще много надо ра ботать и «Единству», и отделу образования. 5. Миграционный фактор начинает сказываться в период сезонных работ, когда на полях овощеводов, в сельхоз предприятиях виноградарского направления появляются люди, которые приез жают на заработки из различных регионов. Прежде всего из Дагестана. С одной стороны, обеспечивается работой более тысячи жителей Левокумья, с другой стороны — есть известные опасения в том плане, что они с собой привезут, ка кие настроения… 9. Время от времени на имя главы администрации Левокум ского муниципального района поступают обращения от граждан, исповедую щих ислам, с просьбой предоставить им возможность построить мечеть… Но, учитывая мнение коренного населения, а оно изучалось неоднократно, казаче ства, старожильческого населения, пока ставить этот вопрос, а самое главное, решать его — нецелесообразно. В селе Левокумском специально проходило по этому вопросу заседание депутатского корпуса. И мусульманам было отказано в строительстве мечети. Некоторые из них полагают, что мечеть, являя собой за нились надписи на арабском языке), однако им не дали это здание. Вскоре оно было выставлено на торги, и его за небольшую сумму выкупила православная церковь, ор ганизовав приход. Позднее местным мусульманам под мечеть выделили бывшую кол хозную заправку. В 2010 г. в этой вновь организованной мечети не было ни электри чества, ни водопровода. В дополнение к данной информации отметим, что местными дагестанцами в последнее время был поставлен вопрос об организации в селении му сульманского кладбища (вблизи села расположено бывшее туркменское кладбище, но никаких памятников на нем не сохранилось), его должны были согласовать в краевом центре [ПМЮК, 2010 г.: 41 об., 43].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Мечеть в селе Приозерское Левокумского района. Фото Ю. Карпова. 2010 г.

ведение духовного типа, будет служить некоторым «тормозящим» фактором для агрессивной молодежи, которую надо в условиях нахождения в другой язы ковой среде, иной культурной и конфессиональной зоне заставить считаться с традиционной православной культурой, более уважительно относиться к пред ставителям славянского населения. Наше убеждение иное: надо воспитывать это уважение в семье. Ни православный храм, ни мечеть, будь они даже велико лепного вида, этого не сделают.

Здесь же приведем замечания, высказанные лицом с аналогичными функ циями в администрации Нефтекумского района С. Г. Арутюновым:

У дагестанцев в годы дикого накопления капитала был исходный мате риал — 500 баранов, и они развили деятельность… Как они закрепляются в селах? Не все дагестанцы, конечно, но все же.. У них в селах есть главный, который раз в месяц развозит продукты, поддерживает — только живи те… Мечети здесь нет. Есть что-то вроде молельного дома. Дагестанцы хотели иметь свою мечеть. Перед администрацией они осторожно вопрос ставят. В селениях ногайских мечети построены или строятся, где-то пере оборудуют под мечети здания магазинов. В туркменских селах мечети по строены. В одном селе в соседнем районе дагестанец выкупил землю, начал строить мечеть, русское население запротестовало. В городе пока еще не так заметно наличие дагестанцев, а в селе все на виду — много скота. Они привносят свои элементы быта, но они еще не доминируют… Вот Новокумский совхоз, там молодежи уже нет, «выезжают» за счет наемных бригад из того же Дагестана. С предприятия «Ставропольнефте газ» уходят квалифицированные кадры, даже в администрацию (района) Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им.

Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН трудно найти работников. Если не будет вливаний из центра, все уйдет. Вот селение Бакрес в нашем районе на границе с Дагестаном (в советские годы тыс. га в так называемой Бакресской зоне Ставрополья были переданы ДАССР. — Авт.), школу финансирует Дагестан, электричество из Дагеста на и дорогу проводят из Дагестана. Там дагестанское население. Это близко к Сухокумску (Южно-Сухокумску. — Авт.). Они (правительство Дагестана. — Авт.) заинтересованы в поддержании этого населенного пункта… Они сей час не отдают, хотя срок аренды прошел. Кошары стоят. Идет такая ти хая экспансия. Сидит он в Бабаюртовском районе, оформлено на него, что то за ним, остальное в аренде. Он говорит, это моя земля… А вот село Турксад. Там дома стоят брошенные. И туда переселяются.

На Ставрополье есть газ, электричество, дороги, чего нет в Дагестане, и что же здесь не жить, и сюда переселяются, обосновываются здесь. Иди — паси скот, паши. Это в менталитете крестьян. А они (дагестанцы. — Авт.) более мобильные, предприимчивые. Вокруг Нефтекумска, на выезде, огромная кошара дагестанцев, вдоль дороги понастроили магазинов — красивые, из кирпича и с названиями нейтральными — «Ромашка»… Теперь тенденция прошла, когда он хотел выделиться и сказать «Салам алейкум», «Деркаб», теперь «Ласточки», «Ромашки», кафе «Барон». На въезде [в город] огромный красивый магазин строительных материалов — «Мираж»… Мясо сейчас никто не закупает, реализуют его сами. Вот один дагеста нец купил рефрижератор, другой построил забойный цех — забивают скот, морозят [мясо] и везут в Москву продавать. На рефрижератор поставили морозилку с железной дороги — предприимчивые. Они поддерживают друг друга деньгами, говорят, по 100—150 тысяч нуждающимся дают для того, чтобы осваивались, закрепились здесь.

И далее о различии мигрантов первой (1960-х гг.) и второй (1990-е и по следующие годы) волн, а также характеристики тех и других, которые не от личаются от ранее приводившихся [ПМЮК, № 1856: 80 об.—84].

Это взгляд на положение дел людей, напрямую причастных к власти, у которой выработана стратегия отношения к мигрантам, в том числе из сосед него Дагестана.

Из документа, составленного в администрации Нефтекумского района в адрес краевой власти:

Этнополитическая ситуация в районе в целом относительно спокойная, од нако беспокойство вызывает… приток в район мигрантов из республик Север ного Кавказа и в первую очередь народностей Дагестана, при этом имеют место факты латентной миграции… Основной причиной оттока славянского населе ния является отсутствие возможности трудоустройства и перспектив развития города и района… Негативное влияние на отток оказывает неблагополучная об становка в республиках Северного Кавказа, и в первую очередь в Республике Дагестан… Вызывающее поведение мигрантов… Из интервью с председателем комитета Ставропольского края по делам национальностей и казачества Василием Владимировичем Шнюковым (2008):

Циркулируют разговоры (на разных уровнях, в том числе самых высоких, а также среди жителей края — среди русских, ногайцев, дагестанцев) о том, что в Дагестане реализуется программа по планомерному расселению мест ных горцев в соседних с Дагестаном краях и областях. Под ее реализацию вы Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН деляются деньги. Один дагестанец приезжает, покупает дом, осваивается, помогает переехать родственникам. Некий высокопоставленный чиновник из Дагестана слышал от бывшего главы республики Магомедали Магомедова установку, что стратегической задачей является переселение горцев на плоскость, и при этом чтобы они не утрачивали лидерства в новой для себя этносоциальной среде 53.

Русское и ногайское население в большинстве своем противостоять пе реселенцам не в состоянии — казачество в большинстве своем подверглось геноциду в 20—30-е годы. Казачество в Ставрополье намного слабее по срав нению с кубанским казачеством, где в последнее время, в Краснодарском крае, было и есть два харизматичных лидера. Как следствие этого, в Крас нодарском крае уже давно реализуется разработанная политика в отноше нии миграционных процессов и мигрантов. На Ставрополье такая политика в целом не сформировалась… Кавказцы проявляют предприимчивость в регио не в силу наличия денег, которые у них большей частью криминальные. Любо пытно, что ныне, хотя в Дагестане площадь под зерновые в очень значи тельной степени сократилась по сравнению с советским периодом, Дагестан является крупнейшим на Северном Кавказе экспортером зерна. Они покупа ют его в Ставропольском крае, в Волгоградской области и перепродают.

Вот пример их сметки и деловой хватки [ПМЮК, № 1856: 99—100 об.].

Позиция высокопоставленного чиновника в отношении мигрантов весьма определенная и в целом выражает политическую линию по данному вопросу краевой администрации. В 1990-е гг. Ставропольская краевая дума и прави тельство края приняли довольно много постановлений, которые регламенти ровали переселение мигрантов не только из иных государств, но и из сосед них республик и областей (см.: [Понеделков и др. 2008: 314—316]). Это непо средственно коснулось переселявшихся в край из охваченной военными действиями Чечни ногайцев (см.: [Осипов 2002: 18]), а также дагестанцев из РД. Представитель правительства Дагестана в Ставропольском крае А. Ома ров писал в 1994 г. в дагестанской прессе: «Отношение к дагестанцам… со стороны казачества и местных властей неадекватное» — и упоминал подвор ные обходы казаков в станицах Изобильненского района с требованиями к нерусским жителям в трехдневный срок покинуть край [ДП 1994. № 203].

В новом десятилетии появились иные программы: «Основные направле ния национальной и региональной политики Ставропольского края» и «Ком плексная программа гармонизации межэтнических отношений в Ставрополь ском крае на 2000—2005 гг.», позднее — «Развитие этнических и этноконфес сиональных отношений в Ставропольском крае в 2007—2009 гг.» 54. Данные Тема целенаправленного финансирования миграции дагестанцев на Ставропо лье составляет общественный дискурс местной среды уже достаточно долго, и он по пулярен. Об этом пишут и в прессе. Причем журналисты, не найдя ему подтверждения во «властных кабинетах», все же допускают его обоснованность (см.: [Коц, Стешин 2011, № 6]).

Последняя из упомянутых программ имеет подпрограммы: 1. Подготовка нор мативно-правовых документов по развитию правовой и информационной базы осуще ствления государственной национальной политики на территории Ставропольского края;

2. Разработка и внедрение моделей регулирования этнополитических процессов;

3. Координация деятельности органов государственной власти, органов местного са моуправления муниципальных образований Ставропольского края и национально Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН программы призваны регулировать миграционные процессы и межнацио нальные отношения в крае (они появились там позже подобных программ Краснодарского края и отличаются меньшим радикализмом, что, в том числе, обусловлено разным характером и объемом миграций в этих субъектах РФ).

При районных структурах власти, как уже отмечалось, функционируют так называемые этнические советы, созданы национальные объединения, ко торые, на взгляд тех же районных властей, являются «неким буферным обра зованием» между некоренным населением и муниципальной властью района и поселений, инструментом народной дипломатии. «И администрация рай она, — говорится в «Информации о состоянии работы в Левокумском муни ципальном районе в сфере гармонизации межэтнических и межконфессио нальных отношений и противодействия экстремизму» (2008), — в полной ме ре использует этот рычаг в сохранении стабильности и обеспечении гармонии в межэтнических и этноконфессиональных отношениях» 55.

О подлинной гармонии, впрочем, говорить затруднительно, хотя бы по тому, что в краевом центре, в Ставрополе нет действующей мечети, функцио нирует только молельный дом. Здание же мечети, построенное в начале XX в., используется под помещение одного из музеев. Власти ссылаются на мнение коренного населения. В свою очередь, мусульмане по данному поводу гово рят следующее: «Когда строят христианский храм, то государство помогает, а когда ставится вопрос о строительстве мечети, то казаки собираются, кричат:

„Как это будут выкрикивать азан?!“ Азан можно не кричать ночью, но в днев ное время (можно)… В царской России были же мечети рядом с храмами»

[ПМЮК, № 1920: 47 об.].

Таким образом, правомерно говорить, что в крае осуществляется доволь но строгий контроль ситуации, связанной с миграциями и с межнациональ ными отношениями 56. Его стремятся осуществлять и на местах, причем не только по конкретным причинам, но и по указанию сверху. Сельские муници пальные структуры регулярно посылают в государственные инстанции ин формацию, касающуюся проживающих у них дагестанцев. Сошлемся на до кумент, составленный в администрации муниципального образования Зимне ставочный сельсовет (Нефтекумский район) по данным на середину 2007 г. В это муниципальное образование входят пос. Зимняя Ставка и пос. Бакрес, в первом 1163 жителя, во втором — 164 жителя, из которых 161 — дагестанцы:

культурных автономий;

4. Воспитание патриотизма, формирование толерантности и культуры мира в молодежной среде;

5. Формирование общероссийской идентичности, культуры мира и согласия средствами образования;

6. Развитие культурной интегра ции и формирование гражданской солидарности средствами культуры;

7. Повышение роли средств массовой информации в отражении этносоциалных процессов и этно конфессиональных отношений;

8. Поддержка национально-культурных общественных объединений в гармонизации межнациональных отношений, формировании граж данского общества… 9. Содействие сохранению и поддержанию в Ставропольском крае межконфессионального мира и согласия [Аствацатурова 2008а: 201].

30 октября 2010 г. был подписан договор о побратимстве между МО Левашин ский район Республики Дагестан и Левокумским муниципальным районом Ставро польского края. Эта информация была опубликована на официальном сайте Мини стерства по национальной политике, делам религий и внешним связям Республики Дагестан в отчете о визите мэра г. Ставрополя Н. И. Пальцева в Махачкалу в январе 2011 г. [Информация о сотрудничестве 2011].

Примером этому является и создание «Этнического атласа Ставропольского края» [Белозеров 2008а].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН 1. Количество жителей, всего — 1163, в том числе:

русские — 610, дагестанцы — 466, ногайцы — 43, туркмены — 2, другие национальности — 42.

2. Количество кафе, магазинов — 11, находящихся в собственности даге станцев — 8.

3. Количество КФХ (крестьянско-фермерских хозяйств. — Авт.) всего — 1, в т. ч. из числа дагестанцев — 1.

4. Количество ЛПХ (личных подсобных хозяйств), всего — 10 (? — Авт.), в т. ч. из числа дагестанцев — 9.

5. Количество СПК, всего — 0, в т. ч. из числа дагестанцев — 0.

6. Количество безработных, всего — 219, в т. ч. из числа дагестанцев — 128.

7. Сколько дагестанцев прописано за 2006 год — 29, за 6 месяцев 2007 го да — 8.

8. Сколько дагестанцев выписано за 2006 год — 16, за 6 месяцев 2007 го да — 12.

9. Сколько, по вашим данным, из числа дагестанцев занимаются кримина лом, т. е. воровством, разбоем, крышеванием и другими недозволенными зако ном видами деятельности — 2...

В устной беседе ситуация выглядит несколько по-другому. В ней не про сматривается особого напряжения во взаимоотношениях с переселенцами.

Следствием чего это является? Того, что интервьюируемое лицо наделено властью, соответственно, отвечает за положение дел на вверенном ему «уча стке» и потому не желает представлять его напряженным, или же действи тельно положение дел далеко от «сложного», и потому о нем можно расска зывать без напряжения?

Информант: глава муниципального поселкового образования Зимняя Став ка Павел Андреевич Лиманов:

Семьдесят тысяч гектаров за нами, но их забрал район, и они готовятся провести аукцион. Проведено размежевание, подготовлены кадастры. Здесь были зимние пастбища, летом здесь не должно быть [скота]… Был норма тив — выпас в зимний период 1 овца на 1 га, или на 10 га — 100 голов крупно го рогатого. Сейчас ничто не регулируется, и мы не можем. Вот если будет принят закон, то тогда по его нормам будет разрешено держать 1,5 овцы на 1 га… Соб.: Сейчас можно обзавестись кошарой?

Лиманов: Для этого надо иметь землю. Сейчас на торги выставлено 31 200 га, в том числе это территория вокруг нашего поселка. Почему пошли на этот шаг? Потому что дагестанские хозяйства, которые занимаются овцеводством (в зоне Бакреса, там порядка 60 тыс. га в свое время были пере даны ДАССР в качестве зимних пастбищ на правах долгосрочной аренды. — Авт.) не платят аренду, причем уже больше 10 лет. Сейчас идет процесс узаконить все, определить, распределить участки, провести аукцион. Тогда те, кто намерен заниматься овцеводством, получат возможность приобре сти участок. Но таких мало. Молодежь не хочет трудиться, за той же ов цой ходить… Поселок строился для строителей, здесь все квартиры. Сейчас разброс цен на квартиры огромный: от 5 до 300 тысяч рублей… На заработки уез Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН жают представители всех национальностей… Дагестанцы, которые уез жают из поселка, то не в Дагестан, а у нас, по краю… Но Буденновск не яв ляется привлекательным для переселения.

Желанием и способностью работать отличаются агульцы. Когда они начали к нам переезжать в 80-е годы, они всегда старались найти работу, ездили в Белоруссию, на север. Они молодцы, не в обиду другим… Лезгины та кие же. Даргинцы, кумыки, аварцы не такие… Агульцы, лезгины не отлича ются агрессивностью… Национального вопроса, конфликта нет. У нас многонациональный со став жителей, многие здесь родились, вместе ходили в школу. Это пока спа сает. Но приезжают из Сухокумска, еще откуда показать национальное пре восходство;

по большому счету, это есть. Бытовые конфликты есть. Мно гое зависит от старшего поколения, они объясняют или должны это делать.

Разжигает [страсти] не молодежь, а те, кто постарше… Накануне массо вых мероприятий мы собираем авторитетных людей и предлагаем им пого ворить с молодежью. Есть этнический совет, предлагаем в него представи телей всех народов с большим количеством жителей в поселке.

…Дагестанцы не укоренились здесь, так как на территории муници пального образования мусульманского кладбища нет. В Нефтекумске есть — там уже давно жили татары… [Впрочем, и православные] до 99-го года не имели [у нас] кладбища, возили хоронить в Затеречный, за 18 километров.

Расскажу случай. Пришли ко мне бабушки, спрашивают, когда будет у нас кладбище. Я не против, но вот, тетя Дина, ваш муж похоронен в Затереч ном, придет время и вам придется умирать, где вас хоронить? — Нет, к мужу. И все так. Встали и ушли. Кладбище появилось здесь благодаря бе женцам из Чечни, семей 20, они покупали жилье, сейчас многие уехали.

…Вопрос о церкви. Русские здесь более инертные по сравнению с мусуль манами. Церковь есть в Затеречном. На ночные службы нефтяники давали автобусы. Сейчас ездят меньше, бабушки многие поумирали, да и ездят те перь больше на собственных машинах. Я думал об организации молельного дома — есть подходящее здание (пока оно за нефтяниками). Но подумываю, а что с ним будет со временем, ведь русское население уменьшается 57, что если его поломают.

Мусульмане тоже ставили вопрос о своем молельном доме в 97 году. Я говорил, пожалуйста, вопросы финансирования, естественно, берете на се бя, а я на себя оформление документов. Они ушли. А на прошлой неделе па рень молодой — за 30 лет, хадж совершил, имеет образование духовное, под ходил по тому же вопросу. Я говорю, пожалуйста, но все надо делать по за кону… [ПМЮК, № 1920: 48 об.—52 об.] Глава СПК «Степные зори» в с. Новкус Нефтекумского района и предсе датель Региональной ногайской национально-культурной автономии Ставро польского края по Нефтекумскому району Заурбек Шайпиев так характеризу ет ситуацию роли приезжих дагестанцев в системе хозяйства местного СПК:

Для справки. На начало 2006 г. по Зимнеставочному сельсовету числилось чел. русских, а на начало 2009 г. — 611 чел.;

в свою очередь, даргинцев, соответ ственно, 152 и 216 чел. За восемь месяцев 2009 г. в населенных пунктах этой админи страции прописалось 13 чел. русских и 34 дагестанца, а выписалось 40 чел. русских и 12 дагестанцев.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН — Сейчас в ведении СПК 10 тысяч га, 4 тысячи га раздали фермерам и частникам. В Новкусе, как и везде в Ставропольском крае, в начале 2000-х землю раздали на паи, 1 пай составил 3,1 га пастбищ и 9,5 га пашни. СПК Новкуса лишь 600 га отдал в аренду гектарникам-арбузникам. В основном это местные сельчане, 10 % из них — даргинцы (только прописанные в Нов кусе). Заурбек разрешает брать гектары лишь этим даргинцам, и они обра батывают их совместно с приезжающими на сезон родственниками из Даге стана, привлекают и наемных рабочих из Дагестана. Помимо розданных на паи земель есть еще государственный земельный фонд. В Нефтекумском районе это примерно 500 га пашни и 1000 га выпасов. Эти земли можно арендовать по цене от 45 до 100 рублей. Если на участок более одного пре тендента, то проводят аукцион. Однако на деле все участки, примыкающие к кошарам даргинцев (их большинство), арендованы ими. Остальным не так уж выгодно гонять скот за 80—100 км от места их жительства.

С даргинцами есть проблемы, с молодежью. Ссора в кафе провоцирует драку, съезжается толпа с одной и с другой стороны. Взрослые и с нашей, и с их стороны пытаются помешать этому, встают между, решают дело. Но иногда бывает слишком поздно. Главный виновник этих драк — сотовый те лефон. Раньше, когда происходила драка, в других селениях и районах узнава ли об этом через 2—3 дня. А сейчас достаточно смс послать всем и очень быстро съезжаются со всего района даргинцы и даже с других, сейчас же все на машинах, и наши тоже так же быстро собираются.

В 1970—1980-е гг. от совхоза с. Новкус ездил специальный человек в Да гестан, в Акушинский район, и привозил оттуда чабанов. Наши ногайцы и русские старались первым делом выучить детей, дать им образование. Уже чабанами быть особо не хотели. А даргинцы приезжали, жили на кошарах, дети их жили в интернатах специальных, для отгонников, а на выходные уезжали на кошары, во время окота могли вообще в школу не ходить. А по том они выкупили кошары и теперь ими владеют, а у наших их нет.

К тому же привозили даргинцев, так как с ними легче было договориться начальникам, коррупция. Руководители держали на кошарах своих овец. Ко гда проверка ехала на кошару, они звонили и предупреждали, даргинцы пря тали излишек овец в камыши, а 25 законных показывали. Если бы работали чабанами свои, то они бы друг друга предупреждали. К тому же наши более законопослушны.

Я стараюсь, чтобы в СПК на место ушедшего русского пришел русский, а не ногаец. Нужно соблюдать этническое квотирование, так как все долж ны знать другую культуру, тогда хозяйство будет процветать [ПМЕК 2009].

Поселок Затеречный Нефтекумского района был построен как населен ный пункт для нефтяников;

в последние годы (более одного-полутора десят ков лет) в связи с сокращением добычи нефти приходит в упадок. Соответст венно изменяется образ жизни людей, состав жителей и многое, обусловлен ное этим. Статистическими данными по разным годам о составе населения этой административной единицы района мы не располагаем, ограничимся сведениями на начало 2009 г.: русские — 6278 чел., ногайцы — 98 чел., турк мены — 29 чел., даргинцы — 321 чел., прочие — 507 чел.

Информант: Александр Иванович Гецман, глава муниципального образо вания Затеречный (основные вопросы, связанные с переселенцами-дагестан цами, те же, что и в других населенных пунктах края):

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН — Дагестанцы стараются скупать квартиры в поселке на его окраинах.

Почему на окраинах? Есть возможность сделать выпаса. Сейчас с ними бо ролись, боролись… Выпускают скотину, ходит где хочет. А дойдет ведь до такого, что начнут воровать скотину. Было же такое, не у нас. Там как на чали воровать скот. Теперь там за каждой скотиной ходит человек с лопа той, за ней подбирает. К порядку приучили, и все. И здесь приучат. Решение районной власти есть о привлечении к ответственности, есть 20-й закон Ставропольского края о привлечении за нарушение, за небрежное такое от ношение к животным. Комиссия административная заседает. Штрафы.

Первый раз попался — 500 рублей, второй — 1 тысяча рублей, 3-й раз до тысяч рублей. Но третьего раза, как обычно, не бывает. Уже, смотришь, пасут, выпасают, смотрят за своими большими стадами… мы загоняем скот на штрафную стоянку, вызываем ветврача, выявляем скот, который не привит, — они же показывают ветврачу одну-две головы. А 3—5 уже не по казывают, чтобы заработать и не платить налог, а когда прижмут нало гом, тогда признаются в наличии скота, я думаю… Мы стараемся не допустить смены [культурных] стереотипов, пыта емся контролировать. Прописку мы даем только после того, как человек ку пил земельный участок… Они переняли культуру от нас, как есть-пить… Но от этого немногое изменилось… У администрации позиция такая. Если ты пришел сюда заселиться и жить, то уважай наши порядки. Но они же этого не делают. Они хотят по-своему жить. Мы не позволим им. Кого привлека ем, загоняем [на штрафную площадку корову], разгуливающую по поселку… А они говорят: «Эта земля будет наша». И кто говорит? Пожилые женщины и старики. Это не постоянно звучит, но проскальзывает. Сейчас-то они меньшинство, в открытую свое мнение выражать боятся. Хотя мнение та кое у русского населения, что рано или поздно… Вот поселок у нас Зимняя Ставка, нефтяники там жили. Ну что вы там видели? Там 50 на 50 или русских на 51. Та же участь ждет Затеречный. Как предприятие убрали, русские стали уезжать, а эти товарищи стали заселяться с кошар, с Даге стана… Казачество организовано с 90-х годов. Конфликты бытовые. Из Сухо кумска наезжает молодежь. У них там нет ни танцев, ни развлечений, их там держат строго. Очень презрительно относятся к русскому населению.

Если дагестанцы изобьют русского, то как-то это все сходит, не дай бог русский изобьет дагестанца, это уже будет межнациональная рознь. У нас вот так власти поступают. Власти разные, не будем уточнять, у нас край пограничный… Казачество — это объединение славянского народа, потому что геноцид идет… У нас коренное население русские, ногайцы, туркмены.

Никаких конфликтов не было. Появились даргинцы… и пошло. У русских с даргинцами, слава богу, не было конфликтов, а у ногайцев с даргинцами, у туркмен с даргинцами постоянно.. Бытовые, разные. Они (даргинцы) по хамски себя ведут. Считают себя хозяевами жизни.

Соб.: Но ведь ногайцы, туркмены и даргинцы одной веры.

Инф.: Это их не сдерживает. Если об этом говорят женщины-даргинки:

«Это наша земля и мы наведем порядок». Ведь женщины у них низший сорт.

Даргинцы здесь из Левашинского, Акушинского и Буйнакского районов… В 2006 году приходила ко мне их группа с просьбой построить мечеть. Я ска зал, что не решаю такой вопрос один, есть совет депутатов. Депутаты сказали, что решить может все население, проводите референдум, вложите Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН в его организацию деньги. Если большинство населения проголосует «за», то тогда… хотя в Озек-Суате (туркменское село. — Авт.) есть мечеть. Ездите туда, если «за», тогда стройте, но я однозначно против… В Нефтекумске построили [мечеть] в районе Камыш-бурун, там татары живут. Жители бедные за головы берутся — в 5—6 утра кричат азан. Русские однозначно против… Дома даргинцев в поселке не отличаются. Они могут только выстроить «вот такие» ворота. Кто здесь будет строить — умирающий поселок. Ко шары скупили, а в поселке 1—2 дома. На кошарах работают те, кто приез жают из Дагестана, хозяин разрешает им держать там свой скот. Скапли вают деньги, покупают дом, дома строят и у себя в Дагестане, хотя там не живут, но хоронить возят туда… На курбан-байрам, ураза-байрам основная масса дагестанцев уезжают к себе [ПМЮК, № 1920: 52 об.—60].

Поселок Ачикулак (до Нефтекумска являлся районным центром, про мышленные предприятия по обслуживанию сельскохозяйственной техники и т. п. до последнего времени функционировали в нем). Население на начало 2009 г. (в скобках — на начало 2006 г.): русские — 3895 чел. (4045 чел.), но гайцы — 243 чел. (260 чел.), туркмены — 41 чел. (51 чел.), даргинцы — чел. (1251чел.), прочие — 890 чел. (918 чел.).

Проблемы в отношениях с дагестанцами те же. Большое количество ско та, который пасется без присмотра — «такое ощущение, приехали, что с Луны прилетели;

ну и, конечно, у коренных жителей это начинает вызывать беспо койство». С целью более легкого выпаса скота дагестанцы поселяются на окра инах поселка. В свою очередь, поселковая администрация стремится контро лировать ситуацию и для этого использует штрафную площадку 58. Вопросы о строительстве мечети и о церкви решаются в целом так же, как и в других упомянутых поселках (при том отличии, что церковь — в перестроенном жи лом доме — существует относительно давно). Даргинцы возят хоронить своих родственников на родину, в горные селения. Лезгины и лакцы хоронят своих умерших в соседнем ногайском селении Махмуд-Мектеб. Перспективы по селка неопределенны: «Русское население будет и в будущем, но в какой про порции, — говорит заместитель главы сельской администрации, — не знаю… Переселенцы первой волны тоже говорят: „Понаехали сюда“…» [ПМЮК, № 1920: 69 об.—73 об.].

Схожее положение в муниципальных образованиях Махмуд-Мектебский и Тукуй-Мектебский сельсоветы, в которых основное население составляют ногайцы (в первом за период с 2006 г. по 2009 г. количество ногайцев и турк мен возросло, составив 1039 чел. и 938 чел., соответственно, а количество русских и даргинцев уменьшилось;

во втором изменения не настолько замет ны, при том что общее количество лиц ногайской национальности несколько уменьшилось, а даргинцев заметно прибавилось):

Они (даргинцы. — Авт.) начали появляться в 60-е годы, здесь было кошар. Они приходили наниматься рабочими, потом подпасками, затем предложили сами пасти. А русские и ногайцы пасти уже не хотели;

получали образование и не возвращались. К ним (дагестанцам) переезжали престаре Здесь же отметить, что штрафная площадка для аналогичных целей имеется и в городском парке Кизляра.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Поселок Тукуй-Мектеб Нефтекумского района. Участок с постройками, приобретенный переселенцами последней волны. Фото Ю. Карпова. 2009 г.

лые родители. А дагестанцы-даргинцы чабанами были неприхотливыми… (сейчас) дагестанцы для работы на кошарах нанимают рабочих, сами за очень редким исключением работают. Покупают дома в Затеречном… В Аб рам-Тюбе живут лакцы. Вот они гораздо лучше адаптируются к новой среде.

У них свое кладбище здесь, а даргинцы всегда отвозят хоронить на родину… В последнее время приезжают из Цунтинского района, селения Мокок, Ша итли. Они говорят, что здесь условия лучше… Рабочих мест в ауле мало. В основном население в летний период выращивает бахчевые культуры. В этом (2009) году аварцы (т. е. цунтинцы. — Авт.) взяли 21 гектар и выращиванием помидор занимаются, овощей. Местное население — бахчевые [выращивает].

Нанимаем рабочих — аварцев. За 2—3 года они освоились. В этом году сами помидоры выращивают, до этого не знали, как это делать… Зимой основное население уезжает на север… Местное население против переселенцев… [ПМЮК, № 1920: 65—69 об.].

Процитируем интервью еще одного жителя Нефтекумского района, на этот раз представителя стороны «горцев», человека, занимающего ответствен ное место в хозяйственной жизни района. Интервью достаточно пространно, однако оно примечательно в разных отношениях.

Ахбердилов Гаджи Магомедович, уроженец селения Гента Шамильского района РД, аварец, директор машинно-животноводческой станции в Нефте кумском районе и управляющий отделением федеральной противоэрозийной службы:

Моего отца сюда партия послала парторгом хозяйств отгонного жи вотноводства. Хозяйства прилегали к Зимней Ставке, в Бакресе. Сам Бакрес образовался давно, до Нефтекумска. Пятьдесят четыре хозяйства преобра зовали в Бакрес, исконно [там] работали русские, потом директором поста Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН вили лакца, потом директором был даргинец. Потом, когда землетрясение в 66-м было в Буйнакске, оттуда переселенцы попали сюда, это были кумыки.

Земли им предоставили здесь, а до этого даргинцы [там жили]. Даргинцам здесь на вечное пользование были переданы земли. Дахадаевцы (уроженцы Дахадаевского района Дагестана. — Авт.) — не коммерческие люди, не то что акушинцы и левашинцы (уроженцы соответствующих районов Дагеста на. — Авт.). Дахадаевцы в основном ремесленники, но и овцеводство у них на лажено хорошо. Отгонные пастбища Дахадаевского района находятся в Нефтекумском районе, в Бакресе;

вокруг него все населенные пункты их — зубанчинцев, уркарахцев, арштинцев, кищинцев (по названиям горных селе ний. — Авт.). Все их отгонные земли вокруг Бакреса. Летом в горах, а зимой здесь. Это раньше [было], сейчас круглогодично, и наше районное руковод ство поставило этот вопрос очень остро. Эти земли не сегодня-завтра бу дут от них отобраны, и бунта, очевидно, будет не избежать, я так думаю.

Как дагестанец, я болею, радею за своих земляков. Власть тоже беспредель ничает, все [эти] нормы федерального закона… Люди десятилетиями стро или, обустраивали кошары, строили дома, а тут одним росчерком пера от них отбирают и передают другим.

Соб.: Ну, так ведь говорят, что они арендную плату не вносят.

Ахбердилов: Дело в том, что в аренду эти земли никто не брал. У даге станских хозяйств есть акты о вечном закреплении за ними этих земель. Они платили земельный налог.

Соб.: На вечное или долгосрочное?

Ахбердилов: На вечное пользование. У кумыков из Буйнакска таких ак тов нет, а у [хозяйств] Дахадаевского района есть, с 1954 года. Моя органи зация МЖС — машинно-животноводческая станция образовалась в 54 году, она оказывала им услуги. Сейчас мы занимаемся по противоэрозийной феде ральной программе на Черных землях, лесопосадки [делаем]. Была в Зимней Ставке луго-мелиоративная станция, их директор не справился, передали мне. Там было много техники, занимались мелиоративной системой, сейчас все развалилось. Сейчас в Ставропольском крае опустынивание идет актив но, в нашей, восточной зоне края особенно.

Соб.: Результат чего это?

Ахбердилов: Жадности людей. Это аридные земли. Нормы выпаса надо соблюдать. А тут круглогодично держат. Сиюминутно хотят получить вы году. Районная власть тоже временщики, отдают в аренду тому, кто за платит. В 80 году в Нефтекумске ни одного дагестанца не было. Были инже неры осетины, грузины.

Сейчас, когда много собственников земли и достаточно мелких, прово дить широкомасштабную работу противоэрозийную крайне сложно.

Организация дагестанской диаспоры здесь фактически формальная.

Есть авторитетные ребята, к которым обращаются. Диаспора разрознена по национальностям. Аварцев здесь 2—3 человека. Лезгины очень трудолюби вые, добрые люди. Если [здесь] были бы лезгины, мне стыдно не было бы, что я дагестанец. Я был бы рад этому, [и] все местные жители [тоже]. А авар цы не сказал бы, что добродушны, они воспитаны высоко в горах, или внуши ли [им], что они выше всех, что ли? Я не знаю. Теперь аварцы здесь появля ются, хотя до этого их практически были единицы;

здесь тляратинцы, цу мадинцы и из других районов появляются.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Бакрес сейчас пустеет. То же Сухокумск. Они никому не нужны. Я по ставил вопрос в районе [в связи с Бакресом]. Давайте такие селения объеди ним, создадим один СПК в Зимней Ставке, создадим рабочие места. Район ная власть не хочет, раздает земли тем, кто заплатит. А из Зимней Ставки нефтяники уйдут — и все. А колхоз бы жил. А так район раздал все земли,..

Закон разрешает власти без тендера раздавать земли, разговоры об аукцио не — пустое. В Бакресе 220 человек, 69 учеников в школе. В Сухокумске про изводство сворачивается, но у них централизованный бюджет, налоги они платят, республика все держит централизованно. Но из Бакреса людям при всем бедственном положении уходить некуда. В Бакресе живут сейчас те, у кого никакого другого жилья нет, в том числе в Дагестане. У тех. кто рабо тает на кошарах по найму, очевидно, есть дома в горах, а у оставшихся в Бакресе ничего нет.

На хуторе Русском живут лучше. В основном это две семьи, много де тей, человек 10, зятья, сыновья женились. Очень удобно на халяву скот раз водить. Они занимались ветеринарным обслуживанием, там ветеринарное управление этих хозяйств. И вокруг хутора есть вода, туда на водопой хо дит скот с соседних точек. Поэтому они (жители хутора. — Авт.), не арен дуя никакой земли, держат большое количество скота. У них его больше, чем во всем Бакресе, и весь он частный. Скот ходит, его никто не трогает. По этому даже в городе имея дома, [они] не расстаются с хутором. Там, на ху торе, начальство идет по династии Акушинского района, а низшее звено ве теринарной службы Дахадаевского района. Лекарства у акушинцев, а фельд шерская служба у дахадаевцев. Фактически там две семьи, друг с другом не смешиваются. Все у них на халяву, никто их не трогает.

Соб.: У вас ведь тоже «общественный» ресурс имеется? Держат боль шое количество скота?

Ахбердилов: Как нету? В Бакресе есть семьи, которые по 500 баранов держат, прямо дома, так, 3—4—5 хозяйств — 1200 гектаров прилегающей земли, и на ней пасут. И есть кто по 50 голов скотины держит. Но скот, ба раны — не такое [уж] большое хозяйство;

только весной скот на поднож ном корму, а остальное время [его] кормят сеном, а его привозят с Кумы, там выращивают люцерну. Сено стоит 50 рублей [тюк], надо каждый день по 50 рублей платить, так что выгоды почти нет.

Мясо реализуют. В Нефтекумск если привозить, то нужны ветеринар ные справки. Поэтому продают перекупщикам по 100 рублей, а в городе оно идет по 150. В Сухокумске можно продать мясо без препон. Из Кабарды, Осетии, Хасавюрта каждый день приезжают покупать мясо.

Соб.: Чем занимается дагестанская молодежь в Нефтекумском районе?

Ахбердилов: Ищут трубы от нефтяников, от нефтепроводов;

продава ли на металлолом или реставрировали. 80 %, что в городе живут, занимались именно этим. Сейчас трубы уже кончились. Остатки — под пристальным взором ФСБ, прокуратуры. Теперь этим могут заниматься только избран ные… Акушинцы… договорились с властью. Остальные — магазинчик, если деньги скопил, а так — перезанимают деньги, в любом случае работать ни кто не хочет, в сельском хозяйстве тоже. На заработки тоже не едут.

Найдут что продать. Трудолюбивой молодежи как таковой здесь нет. А на кошарах родители их.

Это раньше дагестанцы все были пастухи, а теперь дагестанцы заимели кошары и все, русские пасут — бомжи, пасут за спирт. Как таковые, пасти никто не хочет, все прямо такие стали важные… Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Соб.: Ваше видение, что здесь будет в обозримом будущем?

Ахбердилов: Есть разговоры, что нефтяникам дано указание сворачи ваться;

за последние 5 лет ни одной скважины (новой) здесь не пробурили.


Геологоразведки здесь нет. Они поставили глубинные насосы и все что мож но вычерпывают. «Роснефть» сворачивается. Добивают это — и уходят.

Деньги не вкладывают. Инфраструктуру всю передали муниципалитетам.

Придут дагестанцы, будут добивать, что осталось — через скот, нефтяное все разломают, русские откочуют отсюда, если так останется. Банк здесь построили, так как управление «Ставропольнефтегаз» здесь находится. Оно 1 миллион 200 тысяч тонн дает, это немалые деньги, пока… так и банки строят. А добывали 7 миллионов.

Я думаю, до Буденновска потихоньку это отвоюется дагестанцами. Но гайцы тоже уйдут. Но ногайцы хотя — это народы Дагестана… [ПМЮК, № 1920: 60—65].

*** Ставропольский край наряду с Краснодарским краем и Ростовской обла стью в последние десятилетия остается регионом, который переживает суще ственные этнодемографические изменения. И все это время проблема мигра ции и мигрантов живо обсуждается в разных аудиториях, часто в различной тональности и нередко с противоположных позиций (см., например: [Матвеев 2003]) 59.

«Я не хочу утверждать, — пишет А. Г. Осипов, — что эти регионы (Став ропольский и Краснодарский края и Ростовская область. — Авт.) принципи ально отличаются от других территорий „реальной“ миграционной ситуацией или позицией властей и так называемых „экспертов“. Более того, разница, ес ли она и существует, носит чисто количественный характер: просто по ряду достаточно случайных причин власти трех регионов находят больше поводов говорить о миграции как о социальной „проблеме“, и увязывать ее с этниче скими отношениями» [Осипов 2002: 3—4].

Исследователь демографических процессов на Северном Кавказе В. С. Бе лозеров пишет:

Мы являемся свидетелями очень быстрой смены этномиграционной ситуа ции в крае, которая усугубляется ходом демографического процесса, в частно сти естественной убылью русских и других народов, склонных к активной эми грации (евреев, немцев). В Ставрополье происходит дерусификация миграцион ного прироста… Сравнение этнической структуры миграционного прироста края и России позволяет отметить, что изменения в этнической структуре ми грационного потока в Ставрополье происходят более интенсивно, чем в стране, и имеют «кавказский» характер, отражающий остроту этнополитических про цессов в регионе.

При этом преобладающий «кавказский характер» миграций на рубеже ве ков дифференцировался. Если среди чеченцев он был положительным, то Характерно, что нынешний президент Республики Дагестан М.-C. М. Магоме дов в своем приветственном слове по случаю приезда мэра Ставрополя Н. И. Пальцева в Махачкалу в начале 2011 г. назвал Ставропольский край «лабораторией националь ных отношений, как и Дагестан» [Магомедсалам Магомедов 2011: http://www.minnaz.

ru/news_open.php?id=327].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН среди даргинцев неустойчивым и чаще отрицательным по причинам событий в Чечне и в Дагестане, но к середине первого десятилетия XXI в. их прирост в крае восстановился. Увеличение численности диаспоры к этому времени обеспечивал уже и естественный прирост. Одновременно определилась «глав ная тенденция последнего десятилетия — ориентация мигрантов-даргинцев на города» (Буденновск, Кисловодск, Невинномысск), а также «расползание»

ареала расселения даргинцев и чеченцев со смещением его в центральные и западные районы края [Белозеров 2005: 170, 171, 173, 181—182, 256] 60.

На такую общую, в целом количественного порядка характеристику си туации накладывается своего рода «качественный анализ». Его параметры мо гут подаваться как причины реального социального конфликта либо, наобо рот, «как процесс и продукт социального конструирования» [Осипов 2002: 5].

В одном ракурсе цифры по миграции интерпретируются как фактор положи тельного экономического развития региона, к тому же оказывающий позитив ное воздействие на демографию и этнокультурный портрет населения региона [Авксентьев 2008а: 148;

Осипов 2002: 24], в другом — как фактор угрозы без опасности региона, причина конфликтов и т. п. При этом нередко использу ются стереотипы, бытующие среди представителей принимающей стороны и мигрантов в отношении друг друга 61. Исследователи могут категорично утвер ждать: «Тезис о том, что мнение людей о действительности, в конечном счете, является отражением этой действительности, стихийно приводит к отождест влению действительности с представлениями о ней» [Осипов 2002: 5], либо делать выводы на материалах интервью, полагая, что хотя они «в известной мере субъективны… однако их учет совершенно необходим, так как они от ражают распространенные в народе настроения и должны поэтому восприни маться как объективные факторы» [Калиновская 1993]. В кругах исследовате лей ставится вопрос о правомерности использования понятия «этнический ба ланс» как научной метафоры, но не в качестве «лозунга и аргумента национал-патриотического толка» [Авксентьев 2008а: 156—157, 164;

Осипов 2002: 16]. В академической среде имеет место скептическое отношение к со временной миграционной политике как «воспроизводству советских отноше ний между государством и населением» и контролю государства над населе нием.

Обобщенно говоря — российский потребительски-защитный миграцион ный дискурс представляет собой механизм производства и воспроизводства не гативного отношения к миграции и мигрантам. Буквально все его компоненты служат выработке и укреплению мигрантофобии… Даже высказывания, не яв ляющиеся открыто негативными и основанные на патерналистском подходе, Как отмечает этот же исследователь в другой своей работе, «в настоящее время важной особенностью миграции даргинцев, а также чеченцев, карачаевцев, черкесов является устойчивый рост миграционного потока в города края в связи с образова тельной миграцией. Она, как показывает практика, не носит временного характера, и по окончании вузов значительная часть молодежи трудоустраивается в городах края»

[Белозеров 2008б: 81].

Примеры стереотипного восприятия мигрантов довольно хорошо известны («засилье приезжих», «торговля в их руках», «непризнание местных традиций», «агрес сивность молодежи» и др.), чего не скажешь о стереотипах, сформировавшихся в сре де мигрантов. Пример таковых: «восприятие принимающего общества как заведомо недоброжелательного» и «чувство превосходства над принимающим обществом»

[Авксентьев 2008а: 124].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН вносят вклад в отчуждение «мигрантов», поскольку утверждают отношения не равенства и доминирования [Осипов 2002: 37, 38].

Среди сотрудников учреждений государственной службы преобладает другой взгляд на вопросы, связанные с миграциями:

Интенсификация миграционных процессов в условиях новаций этнополи тических реалий предполагает рассмотрение миграции как самостоятельного фактора общественно-политических отношений и объекта политико административного управления.

И здесь же конкретно о Ставрополье с нотами патернализма:

Русские (в том числе казачество) как основной по численности народ Став ропольского края определяют этнокультурную ситуацию, являются активными участниками всех социально-экономических и политических процессов…62 Рус ская культура является реферирующей, доступной и составляет основу форми рования и утверждения общерегиональной и общероссийской идентичностей. В ландшафте русской культуры ставропольским сообществом осознаются граж данственность, патриотизм, консерватизм, справедливость как традиционные основы социокультурной целостности регионального сообщества [Аствацату рова 2008б: 214].

Звучащий в этих словах акцент предполагает адаптацию (приспособле ние) переселенцев в местной, «основной по численности» среде. Адаптация подразумевает «трансформации социальных стереотипов поведения, социаль ных практик, ценностей, способов информационно-интерпретативного отра жения (конструирования, реконструирования) реальности», а также транс формации структуры и функций сообществ, групп, переселенцев как системы [Корель 2005: 39]. В определенной мере данные процессы происходят. Свиде тельством этого можно считать материалы опроса населения Ростовской об ласти и Ставропольского края. Согласно им, местные жители чаще проявляют толерантное отношение к мигрантам, представляющим кавказские народы России, а также к выходцам из стран Закавказья, нежели к выходцам из не благополучных районов России, из Украины, Белоруссии, Молдовы [Бойков 2008: 36]. Однако об интеграции, т. е. о взаимном приспособлении и согласо вании интересов, речь идти не может. Применительно к вынужденным ми грантам даже говорят об обострении соответствующих проблем, так как орга ны власти и общественные организации не играют в этом процессе значи тельной роли, и для конкретных людей их интеграция в местную среду преимущественно зависит от их личностных качеств и микроокружения [Авксен тьев 2008б: 203—204]. Некоторые исследователи считают возможным обоб щать и говорить, что «власти и население Ставропольского края показали аб солютную неспособность справиться с задачей интеграции северокавказских Ср.: «Основная часть насильственных инцидентов связана с деятельностью ка зачьих формирований. Именовать эти происшествия „конфликтами“ не вполне кор ректно, поскольку имеет место односторонняя агрессия. Выводить казачью актив ность из общего „настроя“ населения или отождествлять казачество с населением в целом неправомерно. Казачество представляет собой совокупность радикально националистических по идеологии и военизированных организаций, для которых ак ции против мигрантов якобы в защиту „коренного населения“ являются способом су ществования и поддержания своей легитимности» [Осипов 2002: 37].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН горцев в свой культурный, политический и экономический ареал» [Ярлыкапов 2008: 194].


Не вызывает сомнений тот факт, что краевое и районные руководства Ставрополья стремятся дистанцировать мигрантов (дагестанцев и чеченцев) от институтов власти (функционирующие при сельских, районных и т. д. ад министрациях этнические советы призваны обеспечивать только контроль за населением). Практики ограничений в открытии мечетей также препятствуют интеграции.

С допуском дагестанцев в экономическую сферу жизнедеятельности мест ного общества положение иное. Есть основания сомневаться в обоснованно сти оценки роли даргинцев-чабанов, якобы спасших овцеводческие хозяйства Ставрополья и Ростовской области, однако является фактом, что они в свое время заняли конкретную хозяйственно-экономическую нишу, создав жест кую конкуренцию местному трудоспособному населению, в которой одержа ли победу. Со временем, особенно в последние полтора-два десятилетия, спектр их хозяйственных, «деловых» практик значительно расширился, сме стившись в область предпринимательства. Примечательно: русское и ногай ское население восточных районов края связывает высокие цены на бензин на местных заправочных станциях (выше, чем в соседних республиках и облас тях;

и это «когда у нас добывается нефть») с тем, что владельцами оных яв ляются «одни дагестанцы». Насколько подобное суждение соответствует дей ствительности, судить не беремся, но оно естественным порядком вписывает ся в образ пришельцев, захвативших прибыльные места. При преобладании таких оценок в отношении новых соседей об интеграции говорить затрудни тельно. Ее перспективы выглядят еще более проблематичными в свете отчет ливо выраженной тенденции русского населения к постепенному оставлению данных территорий в связи с сокращением возможностей обеспечения себя «достойной» работой.

Положение в восточных районах края по уровню межнациональной на пряженности оценивается как наиболее проблемное (в рамках администра тивно-государственной единицы). Столицу края до недавнего времени отно сили к территориям умеренной напряженности, а ныне — к зоне повышенной этноконфессиональной напряженности. Главной причиной, а не только пово дом для этого послужили события, происходившие в городе в конце мая— начале июня 2007 г., когда имели место массовые драки русской молодежи и выходцев из республик Северного Кавказа, а также митинги. Оценка данных событий, по мнению авторитетного исследователя, должна отличаться от пра вовой, основанной на формальных признаках, и базироваться на содержатель ных признаках. А последние указывают, что «первопричины этих конфликтов могли быть различными, однако их слияние в единый конфликтный процесс происходит на фоне роста этносоциальной и этнополитической напряженно сти». Локальные конфликты в регионе сменяются блоковыми — разновидно стью сложносоставного конфликта. В конкретном случае дали о себе знать напряженные выборы в Государственную думу Ставропольского края, прохо дившие «без привлечения этнического, конфессионального и миграционного факторов в сфере публичной борьбы», изменения этнодемографической структуры населения города (значительный рост в последние годы числа не русских студентов в вузах, особенно на «престижных» факультетах, в услови ях чего изменилось отношение студентов из республик Северного Кавказа к интеграции «в специфическую поликультурную, но русскоязычную и русско Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН центричную среду» города). Общий вывод исследователя, базирующийся на анализе этих событий, — «на Юге России этнополитические процессы и про блемы были и остаются системообразующими», а региональный конфликтный процесс обретает черты блокового конфликта [Авксентьев 2008в: 41—48].

Опасениям есть с чего появляться. С одной стороны, несколько лет назад фиксировалось обретение региональным конфликтным процессом не вну шающих оптимизма черт. С другой стороны, тогда же в качестве ущербного оценивался план объединения республик Северного Кавказа со Ставрополь ским краем, ибо «при любом раскладе это будет выглядеть как присоединение Ставропольского края к северокавказским республикам, но никак не наоборот (один только Дагестан по количеству населения сопоставим с краем)» [Ярлы капов 2008: 193—194]. В начале 2010 г. подобное объединение было оформ лено через вновь созданный Северо-Кавказский федеральный округ, в кото рый вошли Дагестан, Чечня, Ингушетия, Северная Осетия, Кабардино-Балка рия, Карачаево-Черкесия и… Ставропольский край. Как отмечалось в офици альных сообщениях по данному поводу, сделано это было для комплексного решения узла проблем, отягощающих жизнь населения региона, в первую очередь проблем экономических. Как они будут решаться, за счет чего и кого?

Не будем гадать, хотя ответ напрашивается сам собой.

Б) Ростовская область Согласно переписи населения, на территории Ростовской области в 2002 г.

проживало около 16 тысяч дагестанцев (данные по даргинцам, аварцам, лез гинам, табасаранцам) [Территориальный орган 2011]. В реальности цифры, вероятно, более значительны, ведь, как было указано в главе 5, количество только сезонных мигрантов из Дагестана в Ростовскую область в 2006 г. пре вышало 7 тысяч человек [Алиев Ш. 2007: 22]. Эти цифры, судя по всему, так же занижены, поскольку в начале 2000-х гг. только в округе Большой Марты новки на сезонных луковых промыслах работало более 1,5 тысячи выходцев из Цумадинского района [ПМЕК 2008].

Как и Ставрополье, Ростовщина еще в советский период привлекала даге станцев, планирующих работать на «точках», заниматься животноводством.

Помимо даргинцев сюда приезжали и аварцы, например, в Мартыновский район выходцы из Чародинского района Дагестана. Специфика области со стоит в том, что занимающиеся скотоводством дагестанцы живут здесь посто янно, строят дома, отдают детей в местные учебные заведения, тогда как ми гранты, зарабатывающие с посадок овощей и арбузов (в основном выходцы из Цумадинского, Цунтинского и некоторых других районов) предпочитают приезжать в Ростовскую область на сезон. «В основном закрепились те, кто животноводством занимаются, а на луке которые — все уезжают. Весной приезжают, осенью уезжают» [ПМЕК 2008]. Сюжеты, связанные с сезонными работами в области, уже были рассмотрены в главе 5, поэтому не будем по вторяться.

Факт остается фактом: Ростовская область, так же как и Ставропольский край, давно ощущает на себе приток мигрантов из Дагестана. И здесь, так же как и на ставропольской земле, дагестанцы упоминаются в связи с конфлик тами с местным населением.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Картограмма [Атлас 2008: 86] Не нагнетая страстей, но следуя канве повествования, начнем изложение материалов данного блока со следующей информации.

Газета «Завтра». № 28 (17 июля) 2006 г.:

9 июля в городе Сальске Ростовской области прошел 5-тысячный митинг жителей, казаков, православных, патриотической молодежи, которые протесто вали против убийств и разбоев, совершаемых лицами дагестанской националь ности, незаконно проживающими в городе… Из обращения жителей г. Сальска.

Город Сальск находится на юге Ростовской области. В нашем городе живут люди разных национальностей. Но в последнее время в нашем уютном городе жить стало невозможно, жизнь коренных жителей превратилась в настоящий ад.

Родители боятся выпускать детей в город. Милиция, администрация, прокура тура призывают к спокойствию и смирению, разводят руками, говорят, что к за кону здесь претензий быть не может.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Чашу терпения переполнил последний случай, который поверг в ужас мест ных жителей (Завтра. 2006. № 28 от 12/VII).

Изложение ситуации научным работником. Процитируем его достаточно полно, позволив себе в ссылках комментарии-подробности из указанной га зетной публикации:

В июне 2006 г. в Сальске, в городе с 65-тысячным населением, произошел очередной локальный межэтнический конфликт между местными жителями и представителями «дагестанской диаспоры». Схема его стандартна: бытовой конфликт — пострадавшие со стороны местного населения — бездействие мест ной власти — безответственность второй стороны — митинги протеста — вме шательство казачества и политизация конфликта — сход населения с требова нием выселения кавказцев — урегулирование конфликта после вмешательства областной власти.

Поводом для конфликта стали бытовые «разборки», обеим сторонам не по нравилось неуважительное отношение, которое они демонстрировали друг дру гу, двух парней 63. На следующий день произошло продолжение драки у конеза вода, когда дагестанцев с битами было двадцать, русских — трое, последние попали в больницу. При этом отмечалось полное бездействие милиции и мгно венное распространение слухов о прошедшем избиении земляков. На третий день состоялась массовая драка, в которой с каждой стороны приняли участие по несколько десятков человек, при этом дагестанской стороной использовались ножи и огнестрельное оружие. В результате: один местный житель погиб, других — тяжело ранены, с дагестанской стороны пострадавших нет, но 8 чело век оказались под следствием 64.

«Дагестанцы попросили друзей позвать Андрея. Первым вышел отец Андрея, как оказалось, Ханапи был знаком с ним, пообещал поговорить и помириться. Отец отпустил сына и его друзей, так как поверил дагестанцам. Дагестанцы вывезли на пус тырь ребят, где заранее поджидали другие дагестанцы на двух машинах, около 15— 20 человек. Ничего не объясняя, дагестанцы вытянули из машины и начали избивать прутами, палками и ногами. Ханапи, избивая Андрея, говорил, что так будет со всеми, кто попробует хотя бы пальцем тронуть дагестанцев…»

«…О том, что произошло, узнали друзья, знакомые пострадавших... Видя, что милиция бездействует, решили взять и сами доставить их в милицию. Зная, где и во сколько эти дагестанцы собираются, они поехали их искать… Молодежь поехала в кафе и, подъезжая к нему, увидела стоявших там около 30 человек дагестанцев. По шли к ним навстречу, и в процессе разговора Ханапи и другие дагестанцы принялись оскорблять людей, чем спровоцировали начало драки. Как только началась драка, из круга дагестанцев началась стрельба. Люди испугались и побежали обратно. Стрельбу вели по безоружным людям. Дагестанцам этого оказалось мало, и они бежали вслед и производили выстрелы по убегающим и кричали, что перережут всех, как овец.

Стрельба продолжалась около получаса, однако дежуривший наряд милиционеров от казался произвести выстрелы в воздух из табельного оружия и принялись сами убе гать. В результате этого инцидента был убит один человек в спину и 8 человек полу чили травмы разной степени тяжести. В том числе и колото-резаные ранения… Вла сти нашего города ничего не будут предпринимать, так как имеют тесную коммерче скую связь с ними… Залы игровых автоматов принадлежат только дагестанцам.

Ресторан „Разгуляй“ ранее назывался „Маракеш“ и принадлежал тем же дагестанцам, а теперь принадлежит семье мэра А. Н. Кашина, как и многое другое в нашем городе.

Дагестанская ОПГ (организованная преступная группа. — Авт.) занимается поставкой и реализацией на территории г. Сальска и района спиртосодержащей жидкости, неза конным отбором нефти из нефтепровода с дальнейшей переработкой и реализацией, вымогательствами, грабежами».

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН После похорон погибшего собрался несанкционированный митинг. Через два дня митинг был уже официально организован и даже, по мнению, местных жителей, «заорганизован», но властям не удалось успокоить население. По ини циативе казаков на митинге были собраны подписи с требованием о проведении референдума о принудительном выселении дагестанцев из города 65.

Сами же казаки собрались через несколько дней в станице Старочеркас ской на Сход казаков Всевеликого Войска Донского, где отметили «растущую межэтническую и межконфессиональную напряженность в Ростовской области»… К сожалению, причины этого конфликта, которые кроются в сфере крими нального бизнеса и коррумпированности местных чиновников, устранены лишь отчасти, а сам конфликт, назревавший несколько лет и ставший прочной базой утвердившихся в обществе негативных этнических стереотипов, находится в стадии неполного урегулирования и далек от разрешения.

Ситуацию, которая в той или иной мере характерна не только для Сальска, но и других городов и районов области, усугубляют два обстоятельства:

1) Фактическое существование криминальных группировок, в состав кото рых входят этнические мигранты и которые, что очень важно, прикрываются представителями местных властей… 2) Особенности самоидентификации казачества, ориентированного на об ладание особым статусом на определенной территории [Хоперская 2008: 262— 263].

Краткая справка о формировании дагестанской диаспоры в области.

Данный процесс в основном происходил в тех же временных рамках и формах, что и на Ставрополье.

На начальном этапе формирования молодых диаспор (с конца 1950-х гг. — Авт.) ареал расселения северокавказских народов охватывал преимущественно восточные приграничные районы Ставрополья и Ростовской области. Их рассе ление первоначально отличалось относительно высоким уровнем концентрации в пределах ограниченного числа сельских районов. Но ориентация на занятость в овцеводстве при активной и весьма интенсивной миграции способствовала быстрому росту численности и расширению ареала расселения титульных севе рокавказских народов в районах, специализирующихся на овцеводстве.

В 1980-х гг. даргинская диаспора в Ростовской области росла даже ин тенсивнее, чем на Ставрополье, в том числе за счет уже родившихся в новых местах жительства [Белозеров 2005: 250, 252, 254].

Краткая справка о межнациональных отношениях в области.

Опросы местного населения в областном центре и в районах области ста вят дагестанцев в число тех, в общении с кем возникают проблемы. Впрочем, в соответствующем реестре дагестанцы не всегда располагаются на первой позиции. В городе в этом плане «лидируют» чеченцы, что исследователи ре зонно связывают с «фоном» чеченского кризиса, затем «идут» цыгане, потом В списке претензий местных жителей к дагестанцам значится и недовольство определенными экономическими успехами последних, достигнутыми ими в результа те покровительства градоначальника А. Кашина: «Говорят, что именно после прихода Кашина дагестанцы стали вольготно чувствовать себя в местном бизнесе. Злые языки также утверждают, что дагестанцы подмяли под себя весь автозаправочный бизнес и курируют игорный бизнес в городе, интерес к которому есть у местной администра ции. Напомним, что речь идет о маленьком городке в Ростовской области, и говорить об „игорном бизнесе“ в Сальске, наверное, смешно. Скорее всего, пара одноруких бандитов и несколько столов для блэк-джека — вот и весь бизнес» [Попова 2006].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН азербайджанцы, а уже вслед за ними дагестанцы и наконец армяне и ингуши.

В районах расстановка отличается от приведенной, очевидно, в силу количе ственных размеров соответствующих диаспор. Так, в Мартыновском районе в списке лиц, с которыми у местных жителей постоянно возникают проблемы, на первом месте значатся именно дагестанцы, а после них и с заметным отры вом чеченцы, турки-месхетинцы, цыгане. В Сальском районе на первой пози ции в том же контексте располагаются турки-месхетинцы, а затем, разделяя один количественный показатель, чеченцы и дагестанцы.

В последние десятилетия наблюдается численный рост даргинской и че ченской диаспор в средних и крупных сельских населенных пунктах, включая райцентры области, а также видоизменение и расширение сферы трудовой за нятости их членов, охватившей строительство, торговлю, заготовку сельско хозяйственной продукции, иной бизнес.

В местной среде проявляется и характерная практически для всей страны тенденция этнизировать бытовые конфликты, а с «кавказцами» связывать остроту криминогенной обстановки. При этом вопрос, насколько данное об стоятельство является виной «принимающей стороны», по большому счету, остается открытым.

Исследователи отмечают в качестве характерной особенности новых ди аспор Ростовской области их «сравнительно большую культурную дистанцию с местным сообществом». Значимыми причинами оной для турок-месхетин цев называется фактическое отсутствие взаимодействия с русскими (славян ским населением), для чеченцев и дагестанцев — «исторические факты» (т. е.

Кавказская война) и события в Чечне в последние два десятилетия. А сово купно для всех и для каждой диаспоры — «их компактное проживание в сель ской местности;

в результате формируются поселки-анклавы, в которых за труднена интеграция в принимающее общество, чему также способствует вы езд русского населения из сельских районов».

Характерные примеры тенденции придавать любым конфликтам с уча стием выходцев из республик Северного Кавказа «этнический» оттенок при водятся в статье В. Волошиновой, журналиста из ростовской газеты «Молот»:

В Кружилинском возникла ситуация, когда дагестанцы выпасали свой скот повсюду. Этот конфликт удалось перевести в правовую область. С ними заклю чили договор об аренде пастбищ, а местная милиция составила протокол о по траве посевов и оплате ущерба. И как только это было сделано, национальный конфликт испарился. И все стало на свои места… В середине сентября в Росто ве проходит День города. И работники музея буквально вытащили на этот праздник представителей чечено-ингушского просветительского центра «Вой на» (здесь, судя по всему, опечатка, имеется в виду «Вайнах». — Авт.), которые по вполне понятным причинам никогда не старались особенно светиться. Те пришли напряженные, но приняли их просто замечательно. Выходит газета «Вечерний Ростов» со вполне доброжелательной статьей. Но заголовок на пер вой полосе аршинными буквами — «Чеченцы захватили музей». Директор пи шет опровержение, которое, естественно, не опубликовали [Волошинова 2002а].

Ниже приводится описание еще одного конфликта, широко освещавше гося в прессе как межэтнический:

Еще случай, который произошел в Мартыновском районе. Там тоже вроде бы получился межнациональный конфликт, хотя не знаю, можно ли его так на звать. Девятиклассницу понесло в двенадцать ночи в кафе, где сидели дагестан Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН цы. Там они что-то не поделили, и дагестанец дал ей пощечину. Казалось бы, вмешайся участковый милиционер, и все было бы решено. Нет, ничего подоб ного, наших бьют. Опять стенка на стенку. Но дело в том, что Мартыновский район — это восточный район области, коридор, по которому ходят из Чечни и обратно. Там много приезжих, и ведут они себя, честно говоря, не очень хоро шо. Но, опять же, тут дело власти. Покажите, кто хозяин, и предложите гостю вести себя достойно. В данном случае этого не было сделано. Выезжала комис сия, пытались найти зачинщиков, которые сразу использовали все в своих це лях. Можно сказать, что районная газета «Мартыновский вестник» достаточно адекватно отражала все эти ситуации. Короче, этот конфликт удалось уладить.



Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 18 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.