авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 |

«ПЕТЕРБУРГСКОЕ ВОСТОКОВЕДЕНИЕ Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН ...»

-- [ Страница 17 ] --

Судя по статистическим данным и личным наблюдениям, из республики идет массовый отток граждан, готовых и способных эффективно работать… Чаще всего вынуждены уезжать из республики сельские жители… Главной причиной является то, что не определен статус земли… Колхозов и совхозов практически не осталось. Однако до сих пор неизвестно, кому принадлежат имущество и земли бывших колхозов и совхозов. Негласно все знают, кому де факто принадлежат земли. Но знатные землевладельцы себя не афишируют по многим понятным причинам. Во-первых, земли используются неэффективно.

Во-вторых, знатные латифундисты не хотят платить налоги. В-третьих, соглас но республиканскому законодательству не предусмотрена частная собствен ность на земли сельскохозяйственного назначения. Поэтому сельхозземли пере водят в категории других земель и застраивают [Мусаев 2009: № 28].

Срабатывает и психологический фактор, а также общественное мнение, которое в Дагестане, как и в других горных районах Кавказа, приписывает оста ющуюся в селе молодежь к категории «отставшей», «неспособной» [Волкова 1988: 126] 80.

Миграцией населения за пределы республики обеспокоено и правитель ство РД, которое еще в июне 2005 г. издало постановление № 100 «О состоя нии миграционных процессов в Республике Дагестан и мерах по их регулиро ванию». В нем отмечалось, что «около 70 % выезжающих из республики со ставляют лица в трудоспособном возрасте, в том числе квалифицированные специалисты». Примечательно, что среди причин, обусловливающих выезд, помимо низкого уровня жизни и безработицы названо и «нахождение на тер ритории республики иностранных граждан… которые, представляя собой де шевую рабочую силу, вытесняют с рынка труда местное трудоспособное на Это тенденция последних десятилетий, поскольку в первой половине и в сере дине XX в. наблюдалось иное, когда этнопсихологические причины — привязанность к родине предков, привычному образу жизни — нередко тормозили переселение гор цев на равнину [Волкова 1988: 126, 142;

Кобахидзе 1988: 97]. По опыту вовлечения горцев Дагестана в переселение это хорошо видно.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН селение». Парадокс!? В соседних с Дагестаном регионах сетуют на то, что да гестанцы вытесняют местных жителей с рабочих мест, а у себя дома они сами оказываются вытесняемыми. Как ни странно, но оказывается так. По словам заместителя председателя Экономического совета при президенте РД М. Чер нышева, намеченный на ближайшие годы федеральной властью план по созда нию 400 тыс. рабочих мест в Северокавказском регионе не решит проблему обеспечения жителей последнего необходимыми жизненными средствами, так как, в частности в Дагестане, местные «трудовые резервы» проигрывают гастарбайтерам — китайцам, вьетнамцам, азербайджанцам в плане готовности трудиться и зарабатывать деньги на существующих, реально предлагаемых условиях;

они на них либо не соглашаются или не хотят, либо неконкуренто способны 81. Поэтому временная трудовая миграция северокавказцев, в том числе дагестанцев, и их миграция на постоянное место жительства в другие регионы страны — за лучшей долей есть и останется фактом ближайшего времени. Равно дагестанцы будут продолжать уезжать из сельской местности в города на временные заработки или навсегда и в целом переселяться с гор на плоскость 82. Парадокса нет, все достаточно тривиально.

Оптимист из Цунтинского района говорит, что если в его родном высоко горном районе ныне проживает 17 тыс. человек, «то при создании надлежа щих условий горы могут прокормить 50 тыс. человек… Горы себя прокормят, если им пособить. Горы должны возрождаться» [Абдуллаев 2009]. В послед ние тридцать лет было принято несколько программ социально-экономиче ского развития горных районов республики. Ни одна из них в полном объеме не была реализована, соответственно, и планировавшиеся результаты не были достигнуты. Перспективы на будущее также не обнадеживают. В 2010 г. На родное собрание Дагестана обсуждало и приняло очередной закон «О горных территориях Республики Дагестан». Он предусматривает за счет федеральных и республиканских денег, а также средств частных инвесторов развитие соци альной и инженерной инфраструктуры горных территорий, совершенствова ние системы среднего образования и целевую программу подготовки кадров для горных территорий, предоставление бюджетных средств на развитие гор ных территорий, субсидирование процентной ставки по кредитам, а также господдержку в вопросах развития производства и стимулирования спроса на продукцию народных промыслов. По поводу данного закона скептик, по спе циальности экономист, заметил: «Законодательство должно состояться на уровне изменения идеологии жителей горных населенных пунктов. Государ ство должно поддерживать развитие горных территорий, создавать условия для возникновения новых сельхозпредприятий и фермерских хозяйств, созда вать рабочие места, а не заниматься благотворительностью, то есть прекра тить бездарно вбухивать государственные средства» [Алиева Д. 2010]. Резонно.

Председатель правления фонда имени Сагида Муртазалиева Ахмед-паша Амирилаев, выходец из Цумадинского района, проживавший, по крайней ме ре до последнего времени, в Кизляре, говорит:

Из выступления М. Чернышева на Круглом столе «Трансформация общества, политики и экономики на Северном Кавказе: рестроспектива и прогноз» в Москве в ноябре 2010 г.

В настоящее время продолжает наблюдаться общий рост численности сельско го населения республики, однако он происходит в равнинных ее районах, в том числе за счет притока переселенцев из горных районов [Магомедханов 2010: 18].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Я надеюсь, что в горных районах будут созданы условия, и туда будут ездить на отдых те же переселенцы, обосновавшиеся на равнине. Но на по стоянное жительство переселяться туда не будут, работать там тяжело и невыгодно. Туризм когда там появится, то будут рабочие места. Сейчас создавать там не конкурентоспособные предприятия невыгодно. Когда Гим ринский тоннель откроется, то немалое количество людей поедет жить в горные районы, зная, что за 2—3 часа можно оттуда добраться до Махачка лы. Когда придет в горы туризм, то можно задействовать и этнографию — фольклорные ансамбли и т. п. Тогда уйдет комплекс, что мы «как папуасы».

Можно будет показывать туристам праздник первой борозды, вызывания дождя, обрядов много, в том числе свадебных [ПМЮК, № 1920: 76 об.—77].

На туризм возлагаются большие надежды. Он, вместе с животноводст вом, плодоводством, виноградарством и виноделием, как рассчитывают поли тики и экономисты, должен обеспечить Дагестану и его жителям сносное су ществование. Но как все эти отрасли экономики решат социальные проблемы, в том числе в том ракурсе, о котором мы здесь говорим, непонятно.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН С какой вершины я ни брошу камня, Он вниз летит и пропадает там.

В какой низине песня б ни пришла мне, Она летит к родным моим горам.

Расул Гамзатов ПОСЛЕСЛОВИЕ Послесловие — не совсем заключение, не резюме изложенного, но до бавление к основному блоку информации и к сделанным выводам под впечат лением всего ранее высказанного.

Значительная часть представленных в книге материалов касается того ва рианта миграций, который приводил и приводит к основательному перемеще нию жителей одних районов (регионов) в другие, с обустройством их на но вых местах и, соответственно, с принципиальным изменением собственного образа жизни, а также внесением существенных поправок в уклад жизни на селения районов (регионов), принявших и принимающих мигрантов. Мы го ворим о миграциях, — так ныне принято. А в конце XIX—начале XX в., при империи, подобные явления и процессы называли колонизацией (русской) — Кавказа, Сибири, Дальнего Востока. Смена терминологии, возможно, обу словлена тем, что колонизация в некотором отношении звучит двусмысленно и может связываться с колонизаторством. Однако в данном и подобном ему случаях речь идет о колонизации внутренней — заселении и освоении окра инных земель своей разросшейся (или разраставшейся в обширном контексте исторических процессов) страны, и к внешней колонизации или колонизатор ской политике как таковой это либо вовсе не имеет отношения, либо имеет лишь косвенное отношение. Примечательно, что и в первой четверти XX в., уже при изменившемся политическом строе, в Российском государстве про должали использовать данный термин.

Из докладной записки Северокавказского краевого исполкома во ВЦИК, датированной сентябрем 1925 г., по поводу несогласия с решением о присое динении Кизлярского округа и Ачикулакского района к ДАССР. Среди про чих обоснований неоправданности подобного решения значилось такое:

По колонизационным возможностям, не только дающим широкие пер спективы для удовлетворения земельных нужд Севкавкрая с его народностями, вполне освоившимися с однородными климатическими условиями, но и имею щим и общегосударственное значение, тогда как наряду с этим исключена вся кая попытка в этом отношении со стороны Дагестана, резко отличного от Киз лярского округа по своим климатическим условиям [ЦГА РД, ф. п-1, оп. 1, д. 756: 92].

На это дагестанская сторона отвечала соответствующим образом:

Дагестану Кизлярский и Ачикулакский районы необходимы: во-первых, как колонизационный фонд для немедленного переселения безземельных гор Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН цев, во-вторых, как фонд зимних пастбищ, без которого должно погибнуть ско товодство 6 горных округов, являющееся единственным источником существо вания населения этих округов, численностью 500 000 [ЦГА РД, ф. п-1, оп. 1, д. 756: 20].

Признав правомочность определения наблюдавшихся и наблюдаемых в описываемой части Кавказского региона процессов как колонизации, мы обя заны сделать поправку ко всем сопутствующим им явлениям. Колонизация — это не просто кто-то к кому-то подселился, это некто поселился на новом мес те с намерением полновесно (как он это понимает и что способен реализо вать) организовать собственную жизнь, одновременно переиначив жизнь тех, кто жил до него на этой земле очень часто по отличным правилам. Поэтому в известном смысле внутренняя колонизация может оказаться насилием. И вряд ли возможно от оного уйти, даже если мигранты не преследуют цели принес ти вместе с собой зло аборигенам или тем, кто обжился на конкретной земле раньше них.

Приведем пример, который, на наш взгляд, пояснит изложенный тезис.

В середине 1920-х гг. уполномоченные туркмен, проживавших на Север ном Кавказе (их еще называли ставропольскими туркменами), писали в крем левские инстанции:

На протяжении долгого времени мы являемся свидетелями того, что исто рия нашей жизни, занимаемых нами степей является историей борьбы плуга и овцы, историей прочно оседающего, обеспеченного инвентарем зажиточного русского земледельца с туркменом скотоводом, ведущим и до сего времени по лукочевую полуоседлую жизнь.

И в результате мы являемся очевидцами также того, что победителями в этой борьбе оказываются крепкие хозяйственники, зажиточные земледельцы, тогда как мы, кочевники-туркмены, не будучи в состоянии, не успевая закон чить переход к земледельческому хозяйству, все более и более вытесняемся из лучших плодородных своих земель на земли определенно худшего качества во преки даже тому, что за нами, туркменами, земли закрепляются формально в порядке землеустройства. В общем, современное положение наших туркмен яв ляется крайне и невероятно тяжелым.

Вспомним здесь освоение казахстанской целины, но равно отметим со звучие сетованиям русских женщин Кизлярщины на то, что скот горцев съел в окрестностях их сел всю зелень, а сами горцы, осваивая вновь приобретенное пространство, начинают это освоение с уничтожения деревьев и проч. В этом варианте овца с очевидностью побеждает плуг.

Впрочем, в цитируемом документе: дальше — больше. Его авторы ссы лались на заключение комиссии, которая приезжала из Ростова и работала в их селах с целью выяснения социально-экономических условий быта этого нацменьшинства «государства равных».

В сделанном комиссией заключении ее председатель К. А. Курджиев от мечал:

Как я выше говорил, что большинство туркменских земель обрабатывали русские крестьяне, которые всякими способами вытесняли туркмен из их аулов, причем обычным приемом был такой: несколько крестьян закупали у туркмен дворы с постройками за бесценок, пользуясь голодом, а затем, вселяясь в аул, обычно разводили свиней, а туркмены, не перенося, как истые мусульмане, бли зости сожительства свиньи, оставляли свои дворы и переселялись в другой Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им.

Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН туркменский аул, где еще не было русских. Таким путем вытеснены совершен но пять аулов и заселены русскими крестьянами, терроризировавшими букваль но туркменское население настолько, что туркмены не пытаются получить с крестьян не только за отдельные дворы с постройками, но совершенно бесплат но оставляют очень ценные постройки… Далее приводились цифры, иллюстрировавшие обнищание населения и развал хозяйства, а затем выдвигались предложения по налаживанию нор мальной жизни среди туркмен, которые, по оценке Курджиева, уже практиче ски были готовы к оседлой жизни и ведению земледельческого хозяйства. Для этого им необходимо было помочь инвентарем, семенами. Но, что важнее, «необходимо предоставить в распоряжение туркмен те земли, которые нахо дятся между туркменскими аулами и считаются свободным фондом» [ЦГА РД, ф. п-1, оп. 1, д. 879: 65—71] 1 (подробнее см.: [Карпов 2011]).

В приведенном примере насилие очевидно. Очевидны и негативные по следствия колонизационных (миграционных) процессов для тех, кто ранее жил на конкретной территории. Но злой умысел переселенцев (мигрантов) в целом лишь предполагается. Равно как неочевиден злой умысел мигрантов из горных районов Дагестана на Северо-Кавказскую плоскость и в Предкавказье (тем более что значительная их часть были вовлечены в соответствующие процессы помимо собственной воли). Это в бытовом сознании, впрочем, и в сознании людей при власти (когда им этого хочется и когда им это выгодно), данный процесс может выдаваться в качестве спланированной акции. Тогда речь ведется не то о политике кланов (родов, «народов»), направленной на «мирное завоевание» новых территорий (в пределах республики, в частности кумыкских, ногайских и русских территорий горцами), не то об аналогичных действиях целых «государств» (республик в рамках существующего государ ства РФ), в данном случае Дагестана в отношении Ставропольского края. Од нако, разбирая подобную местечковую геополитику, мы погрязнем в домыс лах, проигнорировав очевидное.

Очевидным же является то, что колонизационный ресурс для собственно России к концу XX в. оказался исчерпанным (по крайней мере в отношении Кавказского региона), и то, что было возможно в начале XX столетия, нере ально в начале XXI в. Более того, приобретенное ранее оставляется и будет продолжать оставляться «русским» населением. Колонизационные процессы имеют свои циклы, направления, логику и собственную динамику. Это необ ходимо признать и принять в качестве данности. Для Кизлярщины изменение направления колонизационного потока и известные последствия такового — состоявшийся факт, для восточных районов Ставрополья это процесс и, соот К месту заметить, о подобных практиках выживания русскими рассказывали нам и ногайцы. О том, что такие практики носили системный характер, свидетельст вует следующий архивный документ. Из выступления представителей ногайцев на со вещании крестьян с «наркомземом и зам. СНК РСФСР тов. Смирновым» в сентябре 1925 г.: «…Дело в том, что в 1919 г. к Ачикулакскому населению, к ногайцам и турк менам, переселились из соседних округов преимущественно русские. По переселении русские начали заниматься свиноводством. Согласно же Корану и взгляду нашего на селения, [может быть, оно и темное], но оно не может примириться с свиноводством и вследствие этого возникают споры. Дело в том, что вопрос стоит так остро, что если он не получит скорейшего разрешения, то переселенцам снова придется переселяться, или же караногайцам» [ЦГА РД, ф. п-1 оп. 1, д. 756;

52—53].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН ветственно, еще предмет для обсуждения, изучения, решений, дел и т. д. В обоих случаях надо смотреть на данные процессы без подключения эмоций, хотя, очевидно, многим, по разным причинам, это сделать нелегко.

Без эмоций надо относиться и к последствиям миграционных процессов в Дагестане.

Мы, со своей стороны, стремились именно так проследить ход развития указанных общественных явлений и их результатов. Как это получилось, су дить читателям книги. Но примечательно, что обнародование нами даже про межуточных выводов по отмеченным сюжетам вызывало весьма эмоциональ ную реакцию в республике.

Это понятно в условиях обостренного восприятия проблем межнацио нальных отношений в современном Дагестане 2.

Даже косвенное обращение к ним людей «со стороны» вызывает острую реакцию «местных». Одному из авторов после его доклада о нынешних фор мах отходничества в среде дагестанских горцев был задан вопрос: «За что вы нас так не любите?» — хотя речь велась лишь о практикуемых формах трудо вой миграции. Другому автору инкриминировали большее:

…Карпов известен своей «нелюбовью» к дагестанским народам, которая выливается в откровенные провокаторские статьи и монографии, в которых видна плохо скрываемая неприязнь к дагестанцам, обильно посыпаемая «саха ром» политеса и научной демагогии. Не копаясь в других его работах, можно обратиться к его… статье… которая посвящена миграционным процессам в Да гестане… [Карпов 2010б].

Далее говорится о «разжигании (данным сочинителем. — Авт.) межна циональной розни» в республике, о его особой «нелюбви» к аварцам и дар гинцам, о сеянии им «зерен раздора между кумыками и даргинцами в Косте ке, между аварцами и кумыками в Казиюрте, между аварцами, даргинцами и кумыками в Кизляре» [Шахбанов М. 2010]. Не в собственное оправдание, но справедливости ради отметим (точнее, отмечу, потому что здесь я — Ю. К. — беру ответственность на себя), что проблему взаимоотношений между жите лями Старого и Нового Костека спровоцировал не я, а если бы это было всего лишь так, то президент РД М. Г. Алиев не решал бы ее при личном участии (об этом см. в соответствующем разделе гл. 7), что проблема с угодьями Ка зиюрта также придумана не мной (см.: [Узунаев 2010], статья данного автора имеет показательный подзаголовок: «Львовское-1 остается самой горячей точкой в Дагестане»), что ситуация в Кизляре и его окрестностях фиксирова лась в том виде, как она видится местным жителям, в том числе переселен В подтверждение актуальности и болезненности для современного Дагестана темы межнационального согласия сошлемся на публикации в главном печатном орга не республики — газете «Дагестанская правда»: М. Алиев. «Дагестан красив единст вом многообразия своих народов» [ДП, № 329—331, 6 октября 2009], А. Алиев. «Со храним межнациональный мир» [ДП, № 333—334, 8 октября 2009], А. Аджиев.

«Мы — единый народ» [Там же], «Мы сильны единством наших народов» [ДП, № 375, 9 ноября 2009], М.-С. Мусаев. «На чем держится единство Дагестана. Наши народы всегда воспринимали себя как единый этнос» [ДП, № 418—426, 9 декабря 2009], Г. Кадиев. «Как укрепить наше единство. Проблемы формирования общедаге станской национальной идеологии обсудили участники заседания» [ДП, № 16—17, января 2010 г.], М. Абдуллаев. «Добиться осознанного единства народов Дагестана»

[ДП, № 83—84, 16 марта 2010] и т. д.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН цам, а не так, как желалось бы ее кому-либо видеть со стороны. В качестве «разжигания межнациональной розни» оценено внимание к экологическим проблемам Ногайской степи, равно как и отмеченная в статье Ю. К. большая, по сравнению с ногайцами и русскими, «деловитость» горцев. В данной ста тье Ю. К. (как и в соответствующем разделе книги) речь больше идет о пред приимчивости горцев (иногда шире — кавказцев) как характерной черте их социальной культуры 3. А то, что культуры и социальные практики у разных народов различаются, вряд ли кто возьмется оспаривать. И сами дагестанцы (в данном контексте читайте — горцы) с гордостью отмечают характерную де ловитость жителей Махачкалы в отличие, например, от жителей относительно недалеко расположенного Нальчика, и «чудеса», которые вершит в их столице торговый капитал. Исследователь дагестанской диаспоры в Турции отмечает, что при необратимости ассимиляционных процессов «единственным спосо бом актуализации диаспорой своей „дагестанскости“ остается социальное са моутверждение, достижение престижных позиций в сфере материального производства, образования, науки, военной и государственной службы и т. д.»

[Магомедханов 2010: 52]. То есть дагестанцев в этой стране отличает та же предприимчивость (или деловитость), что вполне естественно, ибо это еще действующая черта их социальной культуры (которая, очевидно, отличает их от носителей других традиций).

В современном российском обществе предприимчивость (предпринима тельская активность) граждан (в рамках законности) также приветствуется. В ней видится потенциал для развития страны в целом, для развития регионов, для действенного удовлетворения гражданами своих интересов и потребно стей. Но у населения разных регионов, представителей разных культур в не малой степени по причине особенностей социальных традиций не совпадают потенциалы готовности ее проявлять. Диалектика жизни.

Той же диалектикой объясняется предприимчивость, деловитость ми грантов, оказавшихся в новой, чужой для них среде. Иначе им было бы гораз до труднее выжить и обустроиться. Так всюду и во все времена было и есть 4.

Сегодня это зримо очевидно в разных регионах и городах нашей страны.

Об этом же пишем и мы. Почти исключительно со слов людей, так либо иначе вовлеченных в миграционные процессы, и тех, кто представляет при нимающую сторону. Возможно, нам могли встретиться другие информанты, которые иначе осветили бы историю переселенческого движения в Дагеста В частности, цитируются слова ногайца, жителя упомянутой степи, по данному поводу;

они приведены в этой книге, но повторим их, дабы не было разночтений:

«Горцы предприимчивые, трудолюбивые, они максимально эксплуатируют Ногай скую степь». За ними тоже следует видеть разжигание межнациональной розни?

Приведем цитату из работы, посвященной мигрантам совсем другой культуры, которые оказались в далекой от своей родины среде. То, что пишет автор, на наш взгляд, в полной мере характеризует требования, предъявляемые к мигрантам в силу обстоятельств. «Сам факт миграции, означавший прыжок в неизвестность, отрыв, час то навсегда, от семьи, привычного существования веками отлаженного уклада и ритма жизни, резко повышал ценность таких качеств, как подвижность, динамизм, предпри имчивость, даже авантюризм, умение быстро ориентироваться в совершенно новых и быстро меняющихся обстоятельствах, приспосабливаемость, адаптивность» [Дятлов 1996: 210—211]. В смягченном виде (так как миграции в рассматриваемом нами слу чае происходили вовсе не в неизвестность) такая характеристика приложима и к даге станцам.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН не — что и как происходило и к чему в итоге привело. Не подбирая оных, мы получили то, что изложили, а при освещении исторической части данной те мы ориентировались на документы. Сеем ли мы межнациональную рознь в республике, обходясь при освещении подобной информации без «любви»?

Судить читателю 5.

*** Самую значительную по территории на свете страну в XX в. сотрясали большие события — революции, войны, масштабные планы индустриализа ции, коллективизации и многое другое. Маленький Дагестан, а при всем вели чии своей природы и истории он действительно такой, тоже претерпел боль шие перемены в этом столетии уже потому, что за полвека до начала послед него был включен в состав великой державы. Нельзя сказать, что инициато рами основных рассмотренных здесь перемен в Дагестане и их вершителями были люди из «центра», но без них не обошлось 6;

они хотели, по возможно сти, стать желанными в этой национальной окраине большой страны, как и в других подобных ей, и делали многое, дабы прийтись к месту. Впрочем, и «свои» не плошали и вместе с первыми сотворили столько, что разбираться в совокупно содеянном ими придется еще долго.

Об этом достаточно много говорилось в главах книги.

Здесь мы вправе задаться вопросом — в чем, в контексте больших пере мен, заключалось основное отличие судьбы горного Дагестана и людей, про живавших в нем, от судеб других территорий горного Кавказа и их насельни ков? Ведь и в других частях горного Кавказа население активно занималось отходничеством 7, ведь и там малоземелье и, соответственно, переселение на Сегодняшние реалии таковы, что аварцы обращаются к президенту РФ с воззва нием по поводу смены видных — аварской национальности — должностных лиц в республике, произошедшей ввиду изменения национальной принадлежности персоны республиканского президента. И поясняют они — деятели «научной и творческой ин теллигенции», — что «подобные недальновидные [действия] в конечном итоге могут спровоцировать события, аналогичные событиям в Киргизии (имеются в виду насиль ственное свержение местного президента и массовые общественные беспорядки в 2010 г. — Авт.)…» И далее: «…Просим осуществить государственное, политическое, экономическое регулирование и управление, предусмотренное Конституцией Россий ской Федерации» [Голос народа. 2010. № 5].

Вспомним хотя бы планы превращения республики в хлопководческую область или в область выращивания субтропических культур.

Сравните: «Вообще, — говорилось в документах хорошо известной Абрамов ской комиссии начала XX века, — осетины народ чрезвычайно подвижной, а горцы в особенности и склонны ко всякого рода предприятиям. Многие из них сельское хозяй ство считают черною работой, тем более когда земли мало, продуктивность ее ни чтожна, а следовательно и малодоходна. В силу этого многие осетины дают полный простор своим природным наклонностям, выражающимся в промышленности и тор говле и в разного рода предприятиях и вообще заработках, вызывающих мало физиче ского труда и которые, по их понятиям, считаются благородными. Вот почему можно видеть осетин всюду: в Париже в качестве искусных наездников, в Абиссинии — в роли завоевателей, в Харбине — во время русско-японской войны в роли ресторато ров, официантов, подрядчиков и защитников отечества;

в России и в Закавказье они разбросаны в качестве помощников управляющих, приказчиков мелких торговцев и Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН плоскость региона и даже на дальние, но обильные землей территории явля лось актуальнейшей проблемой 8.

Отдавая должное своеобразию материальной и духовной культуры даге станцев, их по-своему особой привязанности к малой родине 9, мы на первое место поставим отличия в культуре социальной, имея в виду преобладающую роль в горном Дагестане общинных связей и отношений. Ведь здесь и при уходе на заработки (в старину) учитывались права и интересы тех, кто оста вался в горном селении (см. гл. 1), а вопросы переселения на новое место яв лялись судьбоносными для общины, а не отдельных лиц. Следовательно, пра вомерно заострить внимание на произошедших изменениях в данном ракурсе.

И в этом случае мы вынуждены будем признать, что за XX столетие данная характерная черта культуры дагестанцев в большой мере оказалась утрачен ной. Не только колхозы приводили к раскрестьяниванию, не только пере стройка и то, что наступило после нее, ломали сложившиеся веками нормы сельского общежития, но и переселенческая политика — большое и сложное явление, масштабно проводившееся государством на протяжении десятиле тий, обусловила аналогичные последствия. Примеров того, как государство решало судьбы людей — отдельных селений — горных и не только, и даже целых народов, было приведено достаточно. В определенном смысле значи тельная часть горцев, помимо своей воли переселявшихся на равнинные зем ли, оказались жертвами государства и действий политиков различного уровня.

Это не ставит под сомнение то, что процесс переселения горцев без вмеша тельства (но с помощью или без оной) государства происходил бы и так, только иными темпами, масштабами, в иных формах.

Что в итоге произошло в горах? Они в немалой степени обезлюдели и продолжают терять население. А новые приоритеты жизни продолжают изме нять тех, кто там еще живет, и то, что еще сохраняется в строе их бытия от за поведных времен. Гордость (в социальном и в широком культурном значении) и основа общественной жизни Дагестана — джамаат утрачивает свою инсти туциональную основу (отдельные примеры беспомощности или бездействия джамаатов, что, по большому счету, одно и то же, в конкретных «сложных си туациях» преданы огласке, приводить их не будем, дабы не усугублять общее впечатление дагестанцев о нашем видении предмета исследования). Говорить в этом плане о селах переселенцев еще труднее. Пожалуй, лишь за исключе нием сел, образованных выходцами из одного горного селения (а таковых в лакеев и т. д., а главным образом в качестве земских стражников;

за последнее время они стали появляться и в Америке. Все эти профессии дают осетинам хорошие зара ботки, они пересылают деньги своим родным, которые на эти деньги ведут свое скуд ное хозяйство» [Труды 1908: 107].

«За последнее время, — писал анонимный автор в газете „Терская жизнь“ в 1914 г., — среди проживающих в Алагире осетин наблюдается усиленное стремление к переселению за Урал… Большая часть их, предвкушая удовольствие получения десятин на мужскую душу, мечтают о скором переселении и мало-помалу расстаются с мыслью продолжать хозяйства, о наделении их свободными участками казенной земли… Для алагирских осетин, расходующих ежегодно на одну пахотную десятину только лишь чтобы заарендовать на один год, по 40—45 руб. при крайне несостоя тельном их положении, переселение за Урал при данных условиях составляет крайний исход из критического положения и спасение от голодной смерти» [Терская жизнь.

1914. № 108].

Подробнее см., например: [Карпов 2007а: 161—162].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН целом немного) и стремящихся сохранить коллективистское начало (что им удается не всегда). В качестве положительного примера назовем упоминав шееся с. Сиух, жители которого умеют сплотиться в нужный момент, они горды тем, что производят на вновь обретенной земле, однако и их пример необразцовый, ибо и там достаточно внутренних проблем и неурядиц. В опре деленных формах общинность воспроизводится среди переселенцев. В этом нет неожиданного. Потребность выживания в новых условиях требует спло ченности, коллективистской мобилизации. Так было в период переселения значительных масс русского населения в Сибирь, так происходило практиче ски при всех вариантах миграций сколь-либо значительных групп людей од ной культуры, выходцев из одной местности, в другую местность, страну, на другой континент. В свою очередь, и принимающая сторона едва ли не в каж дом конкретном случае воспринимает мигрантов как группу или группы, и это требует соответствующего «ответа» от последних. Так, в Малой Арешевке в свое время образовался «Даргин-аул», а в последние годы появилась «Цун тинская улица». Они формировались и комплектуются выходцами из разных селений (читай — общин) — горных даргинских, а также Цунтинского и Цу мадинского районов, соответственно, что не мешает им приобретать черты и формы общинных (с оговоркой на надлежащую для подобных случаев функ циональную ограниченность) структур. Это закономерно. И если в горах функциональность общин продолжает сокращаться (а данный процесс начал ся еще в эпоху имамата Шамиля и в дальнейшем неизменно протекал в тех или иных формах), то среди переселенцев общинность формируется заново, но в очевидно усеченном варианте. Апелляции к «традиционной» общине ни в одном, ни в другом случае не обоснованы, так как ныне существующие об щинные структуры, равно как и их члены, лишены прав на основную собст венность — на землю, которая делала общину полифункциональной целост ностью с обозначением позиции и роли для каждого своего члена. Однако не возможность возвращения в современных условиях к «традиционной» общи не не отрицает жизнеспособности ряда отдельных важных принципов общин ности, что мы и наблюдаем как в горах, так и среди переселенцев.

Согласованно с данными обстоятельствами изменяется и структура об щественных и межличностных связей. На последнее активно влияет транс формация основ выживания отдельных людей и их коллективов.

Одновременно изменяется демографическая картина Дагестана. В горных местностях республики жителей, т. е. подлинно горцев, становится все мень ше. Но на официальном уровне культивируются образ и ценности традицион ной жизни именно горцев. В качестве примера упомянем учебное пособие для старшеклассников по курсу «Культура и быт народов Дагестана», в котором акценты расставлены абсолютно однозначно [Сагитов 1998]. Но основная часть школьников республики живут и учатся в селах равнинной зоны и в го родах и порой не знают родного языка, да часто он в их школах и не препода ется. Родители и ближайшие родственники ведут образ жизни, отличный от культивируемого в учебнике, и часто исповедуют другие ценности. В демо графическом отношении Дагестан — молодая республика. Дети и внуки бы лых горцев заметно отличаются от родителей, да и сами последние уже дале ко не те, кто решался на переезд или совершал его помимо собственной воли.

Кто же они, что собой представляют «горцы после гор», пережившие та кую метаморфозу, и их потомки, искренне лично либо формально причисляе мые к горцам «новой эпохи», нового состояния? Сохраняют ли для пересе Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН ленцев значение ценности — общественные, мировоззренческие, нравствен ные и т. д., которыми дорожили их пращуры? Или все либо многое из «гор ского» выветрилось на открытых просторах степи?

Очевидно, что по сравнению с предками они стали другими. Им неинте ресна земля, на которой отец завещал себя похоронить, клочки которой пра деды и деды пестовали, за которые были готовы умереть. Завет отца был или будет исполнен, но сам «новый горец» готов быть закопанным и в другом ме сте, ибо к земле как таковой у него отношение уже иное: своя — не своя, ка кая, по большому счету, разница.

Они не стали «перекати-поле», но перестали быть «гвоздями, вколочен ными в скалы». Впрочем, «зависание в воздухе» все же требует опор. Одни таковые ищут и находят в «новой религии» — жесткой по своим предписани ям и потому действительно выглядящей опорой — столбом или столпом, дру гие обходятся другим, находя удовольствие в земных благах.

Горцы после гор сродни любому крестьянину, оторвавшемуся или ото рванному от земли. Одну почву он утратил по тем либо иным причинам, дру гую еще не обрел (хотя кое-кто из собратьев по судьбе уже осел, освоился сам и освоил землю, на которой ныне живет). Европа узнала схожий процесс не сколько веков назад, Россия переживала его в недалеком прошлом, Дагестан переживает этот процесс на наших глазах.

В глазах горцев после гор еще блестит прапрадедова слава, но они гаснут при мыслях о переживаниях деда времен коллективизации, раскулачивания, борьбы с религией, переселений на равнину вопреки желанию и вновь нена долго загораются при мыслях о дедовых победах в годы большой войны, а также при мыслях о многолетнем добросовестном труде отца в совхозе или на кутане уже на другой земле, которая для него, его сына, должна стать родной.

Должна стать, но стала ли?.. Утратив одно, обрели ли другое? На словах — да.

Ну а в душах, как некогда было у предков? Хотя имеем ли мы право говорить о чужих душах, дай Бог разобраться в собственных.

Все, о чем мы говорили в книге — это переходный период в культуре и в судьбе народов (пусть так, ибо ныне так привычней, или, если угодно, в судь бе представителей конкретной социокультурной общности), период, растя нувшийся на десятилетия. Впрочем, иначе и быть не могло. Ломка одного и становление другого не происходят быстро. Даже если прадеды и деды ходи ли на заработки в Баку, во Владикавказ, в Новороссийск и потом приносили сэкономленные на себе деньги домой, то сейчас по доброй воле или в силу разных обстоятельств внук отправляется за деньгами другим путем и ведет себя, заработав деньги, иначе. И вариантов для него нет, иначе он не сможет обеспечить семью, что необходимо, и вписаться в новые условия. Он отход ник, но другой, нежели прадеды, поросли, а переселенцев среди прадедов фактически и не было.

Уже на основании отмеченного правомерно говорить об изменении иден тичности на индивидуальном и групповом уровнях. Во многом переселенцы оказались маргиналами. Оставив горы, обустраиваясь, реже — сумев укоре ниться на новых местах жительства, они продолжают ощущать связь с малы ми родинами. Большей частью почти умозрительную, реже — осязаемую в душе, и потому они еще продолжают завещать хоронить себя в горных аулах, там же строят дома, которые во многих случаях возведены для престижа и аб солютную часть времени пустуют;

в оных не живут, но в них размещаются, когда приезжают на соболезнования или на свадьбы родственников, там же Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН проводятся поминки по ближайшим родным, привезенным для предания их праха родной земле («Отец, я, — говорит горец, обосновавшийся на Ставро полье, — деньги вкладываем в дома на родине;

там никто не живет, но когда соболезнование, 3–4 дня в нем поживешь, и всё. Все даргинцы, которые жи вут здесь, имеют хорошие дома в горах. Здесь дом может быть хуже, чем в горах. Может быть, когда здесь кладбище появится свое, изменится отно шение. Но пока не так») [ПМЮК, 2010 г.: 44—44 об.].

Столь же маргинальным представляется существование временных тру довых мигрантов, часть времени живущих в различных регионах страны, от Ростовской области до Ямало-Ненецкого автономного округа. «От одного бе рега ушли и к другому не пришли. Старое не сохраняют как положено. И но вое как положено не строят». Так образно сказал о своих односельчанах — трудовых мигрантах один тиндинец (сам, к слову, проживший около 20 лет в Ростовской области и несколько лет назад вернувшийся в родной горный рай он) [ПМЕК 2008]. Под воздействием этой социально-экономической практи ки, казалось бы, должны изменяться привычный уклад жизни горного селе ния, представления людей, прежде всего молодежи, о том, что прилично, а что неприлично, о сущности сельского труда (подробнее в гл. 5). Однако сто ит вспомнить историю дагестанского отходничества XIX—XX вв., в значи тельной мере определявшего жизнь многих горных селений, чтобы осознать некоторую поверхностность этого взгляда на проблему функционирования сельского сообщества. Дагестанское селение уже давно не является замкнутой системой (если вообще когда-нибудь являлось таковой). Поэтому нынешнее влияние временной трудовой миграции на жизнь в селении длжно воспри нимать не как социокультурную трагедию (эта тема часто поднимается в об щественном дискурсе в республике, и авторам приходилось слышать подоб ные рассуждения), а как часть процесса развития современного дагестанского общества.

Уровень или степень маргинальности заметно ниже среди тех переселен цев, которые обосновались на новых землях давно и преимущественно не в составе групп односельцев, а самостоятельно. Это естественно. Они в доста точной мере адаптировались в новой для себя среде и, что примечательно, ко ренными жителями почти всегда воспринимаются в качестве «своих». Адап тация предполагала не только восприятие ими образа жизни (в необходимых пределах) коренных жителей, но и исполнение социальных ролей, к которым они были готовы в силу своей профессиональной подготовки, личных качеств и общественной позиции, а равно востребованности там исполнителей таких ролей.

Похожая и вместе с тем отличная ситуация складывалась и в итоге сло жилась в тех районах вселения дагестанских горцев — в Ногайской степи, в соседних с ней районах Ставрополья и Калмыкии, — где они первоначально появились и закрепились в качестве чабанов. Заполнив социально-профес сиональные бреши, образовавшиеся там вследствие нежелания русских, но гайцев, да и калмыков чабановать, они со временем сформировали собствен ную социальную нишу, из которой в дальнейшем появилось особое социаль ное поле со своими внутренними порядками и регламентом общения с окру жением. И то, что для окружения (т. е. для жителей Ногайского района, Ставрополья и Калмыкии) первоначально выглядело приемлемым, в даль нейшем стало навязчиво восприниматься опасным. Во многом из этого проис текают предаваемые огласке через СМИ проблемы взаимоотношений даге Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН станцев с коренными жителями, используя которые, строят свою политику местные власти.

Но это особый вопрос, точнее, особая проблема. А мы ограничимся соб ственно дагестанским вопросом. И, обозревая его, признаем, что в ходе реали зации переселенческой политики, а также в ходе самостийных временных, се зонных и таких же на постоянное жительство миграций произошло смешение местных этносов и интернационализация быта, за что ратовали политики, осуществлявшие в свое время большие преобразования. Эта цель оказалась достигнутой, хотя и с набором значительных издержек. К таковым следует причислить обострение межнациональных отношений в республике и насто роженное восприятие дагестанцев в соседних регионах. Но с обострением межнациональных отношений более отчетливыми стали рамки самих этносов, а также их коллективные (национальные) интересы. Используя в данном слу чае конструктивистский подход к теории этноса, признаем, что не только власть, но и конкретные обстоятельства 10 стали инструментами в формирова нии этносов в их дагестанском формате — цумадинцы (читай — багулалы, чамалалы, тиндинцы, хваршины) в Кизлярском, Бабаюртовском и в других районах Дагестана будут и есть аварцы, а за пределами республики тем более.

Лишь в качестве дани культурной специфике многокрасочного региона те, кто ее осознает, пока уточняют, что они «цумадинцы». То же — с цунтинцами, т. е. с цезами, бежтинцами, гинухцами и т. д. И они сами осознают себя авар цами, а цумадинцами или цунтинцами только в инструментальных целях, ко гда это выгодно в сложившихся условиях необходимой корпоративности.

Политики достигли своего. Ныне не уйти от легализации присутствия огром ного по масштабам республики количества переселенцев — горцев после гор в ее равнинных районах. Никто из прочно обосновавшихся на плоскости, и даже обосновавшихся там пока еще непрочно, не вернется в горы. И земли, которыми сейчас реально они распоряжаются, не вернут. Имеем то, что сло жилось теми либо иными путями. Соответственно, проблему необходимо ре шать, взвесив и просчитав интересы и права всех участников современного положения. Дагестанцы должны выглядеть целостностью, единством не толь ко в других регионах, но и в собственной республике. Обстоятельства, рас становка разных факторов к этому обязывают. Но воззваниями общего харак Б. Андерсен, автор фундаментального труда «Воображаемые сообщества. Раз мышления об истоках и распространении национализма», считал, что одним из самых необходимых условий возникновения националистических коллективных представле ний является территориальное перемещение «паломников», будущих членов зарож дающейся нации. «Именно в перемещении по территории большого политического пространства — империи — из колониальной периферии в имперские центры и об ратно, „паломники“ приобретают новое представление о территориальной протяжен ности, о качестве пространства, о пространственных идентификациях. Унифицирую щие возможности империи, в сочетании с мобильностью паломников, осуществляю щих эти возможности, во многом определяют и территориальные границы нации.

Развитие национализма как мировоззрения начинается с изменяющегося восприятия пространства» (цит по: [Баньковская 2001]). Не отвлекаясь на термин «империя», можно отметить, что, возможно, именно миграционные процессы и сопутствующие им социальные и культурные изменения, столь болезненно воспринимаемые нынеш ними адептами построения дагестанской нации (на взгляд авторов, ее сложение еще не завершилось), в конце концов станут решающими для ее окончательного формиро вания.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН тера в СМИ этого не достигнуть. Необходима большая работа лиц, распоря жающихся судьбами республики и людей, по достижению благополучия и тех, кто живет на конкретной земле сотни лет, и тех, кто обосновался на ней недавно. Без этого разрыв в отношениях между горцами (и горцами после гор) и негорцами будет углубляться, а это чревато опасными явлениями и процес сами.

Горцы после гор — в значительной мере новая генерация дагестанцев. Но следует надеяться, что они восприняли и сохранят лучшие качества дагестан цев-горцев.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ АиФ — газета «Аргументы и факты». М., Махачкала Аз.ССР — Азербайджанская Советская Социалистическая Республика ГАССР — Горская Автономная Советская Социалистическая Республика ДАССР — Дагестанская Автономная Советская Социалистическая Республика ДП — газета «Дагестанская правда». Махачкала ДССР — Дагестанская Советская Социалистическая Республика ИКОИРГО — Известия Кавказского отдела Императорского Русского географическо го общества. Тифлис ЗКОИРГО — Записки Кавказского отдела Императорского Русского географического общества. Тифлис МАЭ — Музей антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткаме ра) РАН МД — газета «Молодежь Дагестана». Махачкала НД — газета «Новое дело». Махачкала НКЗ — Народный комиссариат земледелия СМОМПК — Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Тиф лис ССКГ — Сборник сведений о кавказских горцах. Тифлис ЦГА РД — Центральный государственный архив Республики Дагестан. Махачкала Ч.-И. — Чечено-Ингушетия ЧИ АССР — Чечено-Ингушская Автономная Советская Социалистическая Респуб лика ЭО — Этнографическое обозрение. М.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА Архивные материалы Центральный государственный архив Республики Дагестан (ЦГА РД) Ф. 2. Канцелярия военного губернатора Дагестанской области, г. Темир-Хан Шура, 1883—1917 гг.

Ф. 66. Помощник начальника Бакинского губернского жандармского управления в Дагестанской области. Г. Темир-Хан-Шура, 1888—1917.

Ф. п-1. Материалы и документы Дагестанского обкома КПСС.

Ф. р-127. Материалы и документы Министерства производства и заготовок сель скохозяйственных продуктов ДАССР.

Ф. р-168. Материалы и документы Совета министров ДАССР.

Ф. р-370. Материалы и документы Центрального исполнительного комитета Да гестанской АССР. 1921—1938 гг.

Ф. р-411. Материалы и документы Переселенческого отдела при Совете минист ров ДАССР. 1939—1970 гг.

Рукописный фонд Института истории, археологии и этнографии Дагестан ского научного центра РАН (РФ ДНЦ РАН) Шигабудинов 1970 (А) — Шигабудинов М. Ш. Историография истории отходни чества. Махачкала, 1970. — Ф. 3, оп. 1, д. 205.

Шигабудинов 1975 (А) — Шигабудинов М. Ш. Отходничество Дагестана в конце XIX—начале XX века. Махачкала, 1975. — Ф. 3, оп. 1, д. 267.

Центральный государственный архив Республики Северная Осетия — Ала ния (ЦГА РСО-А) Ф. 11. Терское областное правление.

Ф. 12. Канцелярия начальника Терской области.

Ф. Р-97. Северо-Осетинское областное земельное управление.

Национальный архив Министерства юстиции Грузии (НАМЮГр) (бывший Центральный государственный исторический архив Республики Грузия, ЦГИ АГр) НАМЮГр, ф. 13. Канцелярия наместника на Кавказе.

НАМЮГр, ф. 254. Тифлисская казенная палата.

Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА) Мочульский (А) — Мочульский В. И. Война на Кавказе и Дагестан. 1844 г. — Ф. ВУА, д. 6528. 2 ч.

Литература Абдуллаев 2009: Абдуллаев И. Горы себя прокормят // Дидойские вести. 2009.

№ 12.

Абдурагимов 1996: Абдурагимов Г. А. Кавказская Албания — Лезгистан. СПб., 1996.

Абдурахман 1997: Абдурахман из Газикумуха. Книга воспоминаний. Махачкала, 1997.


Абигасанов 2001: Абигасанов М. Кутаны, кутаны, кутаны… // ДП. 2001. № 205.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Абушаева 2009а: Абушаева Е. Артезиан: инцидент с криминальным оттенком // Известия Калмыкии. 2009. № 62—63.

Абушаева 2009б: Абушаева Е. Секреты яшкульского чабана // Известия Калмы кии. 2009. № 122.

Авксентьев 1997: Авксентьев А. В., Авксентьев В. А. Этнические группы и диас поры Ставрополья: Краткий справочник. Ставрополь, 1997.

Авксентьев 2008а: Авксентьев В. А., Гриценко Г. Д., Дмитриев А. В. Региональная конфликтология. Концепты и российская практика / Под ред. М. К. Горшкова. М., 2008.

Авксентьев 2008б: Авксентьев В. А., Гриценко Г. Д., Иванова С. Ю., Лепилки на О. И., Шаповалов В. А., Шульга М. М. Некоторые аспекты интеграции мигрантов в местное сообщество (на примере Ставропольского края) // Современные миграцион ные процессы: состояние, проблемы, опыт государственного и общественного регули рования. Ростов-на-Дону, 2008.

Авксентьев 2008в: Авксентьев В. А. Механизмы превращения локальных этниче ских конфликтов в блоковые (на примере конфликта в городе Ставрополе) // Взаимо действие народов и культур на юге России. История и современность / Под ред.

Г. Г. Матишова. Ростов-на-Дону, 2008.

Агларов 1981: Агларов М. А. Территории сельских обществ и их союзов горного Дагестана в XIV—XIX вв. // Общественный строй союзов сельских общин Дагестана в XVIII—начале XIX в. Махачкала, 1981.

Агларов 1988: Агларов М. А. Сельская община в Нагорном Дагестане в XVII— начале XIX в., М., 1988.

Агларов 1989: Агларов М. А. К изучению аварских этнонимов // Социальная тер минология в языках народов Дагестана. Махачкала, 1989.

Агларов 2002: Агларов М. А. Андийцы. Историко-этнографический очерк. Ма хачкала, 2002.

Агларов 2007: Агларов М. А. Исторические корни межэтнической толерантности в Дагестане // Лавровский сборник. Материалы Среднеазиатско-Кавказских чтений 2006—2007 гг. Этнология, история, археология, культурология. СПб., 2007.

Аграрный вопрос 2006: Аграрный вопрос и переселение горцев Дагестана на рав нину (1920—1995 гг.). Документы и материалы / Под ред. А. И. Османова: В 2 т. Ма хачкала, 2006.

Аджиев 2007а: Аджиев Я. Б. Этнокультурная, этносоциальная ситуация и эконо мические проблемы ногайского этноса в Республике Дагестан // Современное поло жение и перспективы развития ногайского народа в XXI веке. Материалы Междунар.

науч.-практ. конф. 2—4 ноября 2006 г. СПб., 2007.

Аджиев 2007б: Аджиев Я. Б. Этноязыковая, этнодемографическая, этноэкологи ческая ситуация в Ногайской степи (история и современность) // Там же.

Адиев 2008: Адиев А. З. Особенности политических процессов в Дагестане // Вза имодействие народов и культур на Юге России: история и современность. Ростов-на Дону, 2008.

Акты 1904: Акты, собранные Кавказской археографической комиссией. Тифлис, 1904. Т. 12.

Алиев А. 1996: Алиев А. К. Русские дагестанцы: вчера, сегодня, завтра // ДП.

1996. № 170.

Алиев Ш. 2007: Алиев Ш. М., Гимбатов Ш. М., Эфендиев И. И., Эльдаров Э. М.

Отходничество жителей сельских районов Дагестана // Труды географического обще ства Дагестана. Вып. XXXV. Махачкала, 2007. С. 17—30.

Алиев Ю., Гаджиев А. 2010 — Беспамятство смерти подобно. Махачкала, 2010.

Алиева А. 2003: Алиева А. В. Особенности миграции дагестанских народов на территорию Ставропольского края во второй половине XX века // Тез. Междунар. на уч.-практ. конф. «Проблемы миграции и опыт ее регулирования в полиэтничном Кав казском регионе». Ставрополь, 2003.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Алиева В. 2009: Алиева В. Демографические проблемы русского населения (пост советский период) // ДП. 2009. № 405—406. 27 ноября 2009.

Алиева Д. 2010: Алиева Д. Высота 2000 // НД. 2010. № 28.

Алимурадов 2004: Алимурадов Н. Мастера. живущие на краю неба // АиФ в Даге стане. № 31. http://www.odnoselchane.ru/?com=articles§=9&page=article&id= Алиханов 2005: Алиханов М. В горах Дагестана. Путевые впечатления и рассказы горцев. Махачкала, 2005.

Андреев 1899: Андреев А. П. По дебрям Дагестана // Ист. вестн. 1899. № 10—12.

Асархинов 2009: Асархинов В. Беспокойный форпост // Правительственная газета.

2009. № 26.

Аствацатурова 2008а: Аствацатурова М. А., Бабин И. А. Маркелов О. А. Города Северного Кавказа в реализации стратегии гражданского единства и межнационально го согласия // Северный Кавказ в национальной стратегии России / Под ред. В. А. Тиш кова. М., 2008.

Аствацатурова 2008б: Аствацатурова М. А. Проблема миграции в этнодемогра фическом и политико-управленческом контексте // Современные миграционные про цессы: состояние, проблемы, опыт государственного и общественного регулирования.

Ростов-на-Дону, 2008.

Аствацатурян 1995: Аствацатурян Э. Г. Оружие народов Кавказа. История ору жия. М., 1995.

Астраханская область: Независимый институт социальной политики. Астрахан ская область: социальный портрет региона // Информ. агентство «Кавказский узел».

http://www.kavkaz-uzel.ru/reginfotext/reginfo/id/940480.html#top Атлас 2008: Атлас социально-политических проблем, угроз и рисков Юга Рос сии / Сост. Г. Г. Матишов, В. А. Авксентьев, Л. В. Батиев. Т. 3. Ростов-на-Дону, 2008.

Ахвердов 1958: Ахвердов А. И. Описание Дагестана. 1804 г. // История, география и этнография Дагестана XVIII—XIX вв.: Арх. материалы / Под ред. М. О. Косвена, Х. М. Хашаева. М., 1958.

Ахмедуев 2003: Ахмедуев А. Ш., Сагидов Ю. Н., Цапиева О. К. Проблемы эконо мических трансформаций в Дагестане. Махачкала, 2003.

Баглиев 1967: Баглиев З. Д. Переселение горцев на равнину — путь к изобилию и культуре. Махачкала, 1967.

Баглиев 1975: Баглиев З. Д. Руководство партийной организации Дагестана пере селением горцев на равнину. Махачкала, 1975.

Бакланов 1935: Бакланов Н. Б. Архитектурные памятники Дагестана. Л., 1935.

Бакрадзе 1890: Бакрадзе Д. Заметки о Закатальском округе // ЗКОИРГО. 1890.

Кн. 14, вып. 1.

Баньковская 2001: Андерсен Б. Воображаемые сообщества. Размышления об ис токах и распространении национализма / Предисл. С. Баньковской. М., 2001.

Барончук 1993а: Барончук В. «Русский вопрос» в Кизляре и Хасавюрте. Казаки обращаются к президенту // НД. 1993. № 28.

Барончук 1993б: Барончук В. Узел пока не развязан // НД. 1993. № 29.

Басин 1986: Басин Ю. М. Производственный потенциал горных территорий в АПК Дагестанской АССР // Совершенствование управления агропромышленным комплексом. Махачкала, 1986.

Басин 1988: Басин Ю. М. Производственный потенциал горных территорий Даге стана // Изв. Сев.-Кавказ. науч. центра Высшей школы. Общественные науки. 1988. № 2.

Бахтамов 1863: Бахтамов И. Чирка или аул Чиркей // Кавказ. 1863. № 29.

Бегеулов 1932: Бегеулов А. В борьбе за социалистическое развитие сельского хо зяйства горских народов // Революция и горец. 1932. № 10—12.

Белозеров 2005: Белозеров В. С. Этническая карта Северного Кавказа. М., 2005.

Белозеров 2008а: Белозеров В. С., Панин А. Н., Чихичин В. В. Этнический атлас Ставропольского края. Ставрополь, 2008.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Белозеров 2008б: Белозеров В. С. Трансформация миграционных процессов на Северном Кавказе // Взаимодействие народов и культур на Юге России: история и со временность / Под ред. Г. Г. Матишова. Ростов-на-Дону, 2008.

Белоусов 2009: Белоусов С. С. Миграционные проекты в общественно-политиче ской жизни Республики Калмыкия // Национальные элиты и проблемы социально политической и экономической стабильности: Материалы Всерос. науч. конф., Рос тов-на-Дону, 10 июня 2009 г. Ростов-на-Дону, 2009.

Бенкендорф 2000: Бенкендорф К. К. Воспоминания. 1845 г. // Осада Кавказа.

Воспоминания участников Кавказской войны XIX века. СПб., 2000.

Берг 1928: Берг В. Земельная реформа и с.-х. опытное дело в Дагестанской ССР // Плановое хозяйство Дагестана. 1928. № 1—2.

Берже 1858: Берже А. Материалы для описания Нагорного Дагестана // Кавказ ский календарь на 1859 г. Тифлис, 1858.

Берозов 1980: Берозов Б. П. Переселение осетин с гор на плоскость (XVIII— XX вв.). Орджоникидзе, 1980.

Бобровников 1995: Бобровников В. О. Эволюция социальных и поземельных тра диций хуштадинского джамаата в XIX—XX веках // Дагестан: село Хуштада. М., 1995.

Бобровников 1995: Бобровников В. О. Хуштадинский зийарат // Ислам на терри тории бывшей Российской империи: Энциклопедический словарь. М., 1999. Вып. 2.

Бобровников 1997а: Бобровников В. О. Ислам и советское наследие в колхозах Северо-Западного Дагестана // ЭО. 1997. № 5.

Бобровников 1997б: Бобровников В. О. Этнические миграции и проблемы без опасности в республике Дагестан // Кавказские региональные исследования. 1997.

Т. 2, вып. 1.

Бобровников 1999: Бобровников В. О. Мусульманский национализм на постсо ветском Кавказе: дагестанский вариант // Caucasian Regional Studies. 1999. Vol. 4, Is sue 1.

Бобровников 2002а: Бобровников В. О. Мусульмане Северного Кавказа: Обычай, право, насилие: Очерки по истории и этнографии права Нагорного Дагестана. М., 2002.


Бобровников 2002б: Бобровников В. О. Современное дагестанское село // Народы Дагестана / Под ред. С. А. Арутюнова, А. И. Османова, Г. А. Сергеевой. М., 2002.

Бобровников 2004: Бобровников В. И. Археология строительства исламских тра диций в дагестанском колхозе // Ab Imperio. 2004. № 3. http://www.tsumada.ru/ru/ text/ Бобровников 2006: Бобровников В. О. Изобретение исламских традиций в даге станском колхозе // Расы и народы: Ежегодник. 2005. Вып. 31. М., 2006.

Бойков 2008: Бойков В. Э. Влияние миграции на социальные процессы // Совре менные миграционные процессы: состояние, проблемы, опыт государственного и об щественного регулирования. Ростов-на-Дону, 2008.

Бондарев 2008: Бондарев С. Земли отправят на отдых // Российская газета — Юг России. 2008. № 4570.

Борисенков 1988: Борисенков Е. П., Пасецкий В. М. Тысячелетняя летопись не обычайных явлений природы. М., 1988.

Ботяков 2007: Ботяков Ю. М. Периферия сельского сообщества на Западном Кавказе в конце XIX—XX в. // Северный Кавказ: традиционное сельское сообщест во — социальные роли, общественное мнение, властные отношения / Под ред.

С. А. Штыркова. СПб., 2007.

Бредникова 2001: Бредникова О., Паченков О. Азербайджанские торговцы в Пе тербурге: между «воображаемыми сообществами» и «первичными группами // Диас поры. 2001. № 1.

Буваев, Ташнинова 2009: Буваев Д. А., Ташнинова Л. Н. Геоинформационный мо ниторинг состояния пастбищных земель северо-западного Прикаспия // Проблемы ре гиональной экологии. 2009. № 5.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Бугай 2002: Бугай Н. Положение русских в Российской Федерации // Русские на Северном Кавказе: вызовы XXI века. Южнороссийское обозрение. 2002. № 10.

Булаева 1995: Булаева К. Б., Павлова Т. А., Бодя И. Е., Гусейнов Г. Г., Чарухило ва С. М. Генетико-демографическое исследование горских популяций Дагестана и ми грантов из них на равнину. Изучение генетической и брачной структуры // Генетика.

1995. Т. 31, № 8.

Булаева 1996: Булаева К. Б., Павлова Т. А., Чарухилова С. М., Бодя И. Е., Гусей нов Г. Г., Ахкуев С. Х. Генетико-демографическое исследование горских популяций Дагестана и мигрантов из них на равнину. Взаимосвязь уровней имбридинга, гомози готности и физиологической сенситивности // Генетика. 1996. Т. 32, № 1.

Бурдье 2001: Бурдье П. Практический смысл. СПб.;

М., 2001.

Буцковский 1958: Буцковский А. М. Выдержки из описания Кавказской губернии и соседних горских областей. 1812 г. // История, география и этнография Дагестана XVIII—XIX вв.: Архив. материалы / Под ред. М. О. Косвена, Х. М. Хашаева. М., 1958.

В движении добровольном и вынужденном 1999: В движении добровольном и вынужденном. Постсоветские миграции в Евразии. М., 1999.

Важа-Пшавела 1939: Важа-Пшавела. Избр. произв. Тбилиси, 1939.

Вавилов 1936: Вавилов Н. И. Мировой опыт земледельческого освоения высоко горий // Природа. 1936. № 2.

Васильев 1899: Васильев А. Т. Кази-кумукцы // ЭО. 1899. № 3.

Варб 1899: Варб Е. Наемные сельскохозяйственные рабочие в жизни и законода тельстве. М., 1899.

Вахушти 1976: Вахушти Багратиони. История царства Грузинского. Тбилиси, 1976.

Вейденбаум 1888: Вейденбаум Е. Путеводитель по Кавказу. Тифлис, 1888.

Власти Калмыкии 2005: Власти Калмыкии помогут дагестанской диаспоре по строить мечеть // http://www.bumbinorn.ru/2005/09/01/vlasti_kalmykii_pomogut_dage stanskojj_diaspore_postroit_mechet.html Волжин 1966: Волжин А. Переселенцы // Сов. Дагестан. 1966. № 6.

Волков 1901: Волков Н. Старый Черкей // Терские ведомости. 1901. № 72—74.

Волкова 1988: Волкова Н. Г. Миграции и этнокультурная адаптация горцев в усло виях равнинного Кавказа (XIX—XX вв.) // Расы и народы: Ежегодник: Современные этнические и расовые проблемы / Под ред. С. И. Брука. М., 1988. Вып. 18.

Волкова 1989: Волкова Н. Г. Этнокультурные контакты народов горного Кавказа в общественном быту (XIX—начало XX в.) // Кавказский этнографический сборник.

Вып. 9. Вопросы исторической этнографии Кавказа. М., 1989.

Волкова 1995: Волкова Н. Г., Сергеева Г. А. Дагестан: исторический и современ ный аспекты этнокультурных процессов // Дагестан: этнополитический портрет. Очер ки, документы, хроника / Сост., отв. ред. В. Ф. Грызлов. Т. 3. М., 1995.

Волошинова 2002а: Волошинова В. Общий дом на перекрестке дорог // Молот.

2002. http://www.tolerance.ru/biblio/dzyalosh-1/multi/4_volochenova.html Волошинова 2002б: Волошинова В. Праздник в Мартыновском районе // Молот.

2002. 27 июля, http://werawolw.ru/?p= Воронов 1870: Воронов Н. И. Из путешествия по Дагестану // Сборник сведений о кавказских горцах. Тифлис, 1870. Вып. 3.

Все о Кубачи и кубачинцах: Все о Кубачи и кубачинцах: http://kubachi.info/ publ/1-1-0- Всеподданнейшая записка по управлению Кавказским краем генерал-адъютанта графа Воронцова-Дашкова // Исмаил-Заде Д. И. Граф И. И. Воронцов-Дашков. Кав казский наместник. М., 2005.

Гаджиев 1984: Гаджиев В. Г. Проникновение и развитие капиталистических от ношений в Дагестане во второй половине XIX—начале XX в. (историография вопро са) // Проникновение и развитие капиталистических отношений в Дагестане. Маха чкала, 1984. С. 5—25.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Гаджиева 1967: Гаджиева С. Ш., Османов М. О., Пашаева А. Г. Материальная культура даргинцев. Махачкала, 1967.

Гадло 1972: Гадло А. В. Современный быт лакцев-переселенцев (к проблеме со циалистических преобразований культуры и быта народов СССР) // Вестник Ленин градского университета. 1972. Сер.: история, язык, литература. Вып. 3.

Газиев 2007: Газиев З. Особенности национальной охоты // Республика. 2007. № 47.

Гамзатов 1987: Гамзатов Р. Мой Дагестан. Махачкала, 1987.

Гамзатов: Гамзатов Р. Четверостишья: http://www.gamzatov.ru/chetvero.html Ган 1902а: Ган К. Ф. Путешествие в Кахетию и Дагестан (летом 1898 года) // СМОМПК. 1902. Вып. 31.

Ган 1902б: Ган К. Ф. Экскурсия в Нагорную Чечню и Западный Дагестан летом 1901 года // ИКОИРГО. 1902. Т. 15, вып. 4.

Ганиев 1988: Ганиев А. Г. Географические проблемы организации отгонного ов цеводства в Дагестане // Проблемы горного хозяйства и расселения. М., 1988.

Ганиев 1997а: Ганиев А. Варианты областного деления // МД. 1997. № 20.

Ганиев 1997б: Ганиев А. Федерализация Дагестана и права человека // МД. 1997.

№ 26.

Гасанов 1991: Гасанов М. Р. Исторические связи Дагестана и Грузии. Махачкала, 1991.

Гвоздецкий 1968: Гвоздецкий Н. А. Кавказ: Очерки природы. М., 1968.

Гене 1958: Гене Ф. И. Сведения о горном Дагестане. 1835/36 г. // История, гео графия и этнография Дагестана XVIII—XIX вв.: Архив. материалы / Под ред. М. О. Кос вена, Х. М. Хашаева. М., 1958.

Геничутлинский 1992: Геничутлинский Хайдарбек. Историко-биографические и исторические очерки / Пер. Т. М. Айтберова;

Под ред. М. Р. Мугумаева. Махачкала, 1992.

Генко 1941: Генко А. Н. Арабский язык и кавказоведение // Труды второй сессии арабистов. М.;

Л., 1941.

Гербер 1958: Гербер И. Г. Описание стран и народов вдоль западного берега Кас пийского моря. 1728 г. // История, география и этнография Дагестана XVIII—XIX вв.:

Архив. материалы / Под ред. М. О. Косвена и Х. М. Хашаева. М., 1958.

Гильденштедт 2002: Гильденштедт И.-А. Путешествие по Кавказу в 1770— 1773 гг. / Пер. Т. К. Шафрановской;

Ред. и коммент. Ю. Ю. Карпова. СПб., 2002.

Глезер 1988: Глезер О. Б., Полян П. М. Внутрирегиональные особенности горного и предгорного расселения на Северном Кавказе // Проблемы горного хозяйства и рас селения. М., 1988.

Глиноецкий 1862: Глиноецкий Н. Поездка в Дагестан. Из путевых заметок, веден ных на Кавказе в 1860 г. // Воен. сб. 1862. Т. 23, 24.

Гричук 1980: Гричук В. П. К проблеме колебаний увлажненности бассейна Кас пийского моря в позднем голоцене // Колебания увлажненности Арало-Каспийского региона в голоцене. М., 1980.

Давдунова 2006: Давдунова Ю. В гармонии — сила единения // Известия Калмы кии. 2006. № 216. 11 ноября.

Дагестан: кумыкский этнос 1993: Дагестан: кумыкский этнос / Сост. Ю. Кульчик.

М., 1993.

Дагестанская антология 1934: Дагестанская антология / Под ред. Э. Капиева. М., 1934.

Дагестанский сборник 1902: Дагестанский сборник / Сост. Е. И. Козубский. Те мир-Хан-Шура, 1902. Вып. 1.

Далгатов 1996: Далгатов И. Поле раздора // ДП. 1996. № 161.

Данелия 2005: Данелия Г. Тостуемый пьет до дна. Маленькие истории, байки ки норежиссера. М., 2005.

Даниялов 1975: Даниялов А. Д. Строительство социализма в Дагестане. 1921— 1940 гг. Узловые проблемы. М., 1975.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Даргинец 1913: Даргинец (Далгат Б.). Несколько слов о поземельном устройстве дагестанцев // Дагест. обл. вед. 1913. № 3.

Даудов, Месхидзе 2009: Даудов А. Х., Месхидзе Д. И. Национальная государст венность горских народов Северного Кавказа (1917—1924 гг.). СПб., 2009.

Движение горцев 1959: Движение горцев Северо-Восточного Кавказа в 20—50-е годы XIX века: Сб. документов. Махачкала, 1959.

Денисова 2001: Денисова Г. С. Русские в этностратифицированной системе Се верного Кавказа // Русские на Северном Кавказе: вызовы XXI века / Под ред. В. В. Чер ноуса. Ростов-на-Дону, 2001.

Денисова, Уланов 2003: Денисова Г. С., Уланов В. П. Русские на Северном Кавка зе: анализ трансформации социокультурного статуса. Ростов-на-Дону, 2003.

Джамбулаев 1996: Джамбулаев Дж. Молодые жители Кидеро уезжать в город не хотят, но строиться на местах не дают // ДП. 1996. № 153.

Джамбулаев 1997: Джамбулаев Дж. Отчего люди в Мачада живут благополучно // ДП. 1997. № 144.

Джамбулаев 2001: Джамбулаев Дж. Аулы — колыбели намуса // ДП. 2001, № 201.

Джамиатские сходы 2008: Джамиатские сходы — волевыражение народа. Махачка ла, 2008.

Джаошвили 1968: Джаошвили В. Ш. Население Грузии. Экономико-географи ческое исследование. Тбилиси, 1968.

Дзадзиев 2008: Дзадзиев А. Б. Русское население республик Северного Кавказа:

факторы вынужденной миграции // Северный Кавказ: профилактика конфликтов. М., 2008.

Диярханов 2008: Диярханов С. С высокогорья на равнину // Настоящее время.

2008. № 25.

Дубровин 1871: Дубровин Н. Ф. История войны и владычества русских на Кавка зе. СПб., 1871. Т. 1, кн. 1.

Дятлов 1996: Дятлов В. И. Предпринимательские меньшинства: торгаши, чужаки или посланные богом? Симбиоз, конфликт, интеграция в странах Арабского Востока и Тропической Африки. М., 1996.

Дятлов 2003: Дятлов В. И. Трудовые миграции и процесс формирования диаспор в современной России // Трудовая миграция в СНГ: социальные и экономические эф фекты / Отв. ред. Ж. А. Зайончковская. М, 2003. (http://www.archipelag.ru/agenda/ povestka/povestka-immigration) Заседание 1994: Заседание Государственного Совета Республики Дагестан // ДП.

1994. № 231. 18 ноября.

Заседателева 1974: Заседателева Л. Б. Терские казаки (середина XVI—начало XX в.): Историко-этнографические очерки. М., 1974.

За большевистскую реализацию 1931: За большевистскую реализацию постанов лений VI объединенного ноябрьского пленума ДОК ВКП(б) // Социалистическое строительство Дагестана. 1931. № 11.

Змеева 2009: Змеева О. В. Динамика этнического стереотипа (мигранты-«кав казцы» глазами северян) // Кольский Север в XX—XXI вв.: культура, наука, история.

Апатиты, 2009.

Ибрагимов М.-Р. 1981: Ибрагимов М.-Р. А. Изменения в расселении народов Да гестана в связи с переселенческим движением // Традиционное и новое в современном быту дагестанцев-переселенцев. Махачкала, 1981.

Ибрагимов М.-Р. 1984: Ибрагимов М.-Р. А. Некоторые аспекты современной эт нической географии Дагестана // Современные культурно-бытовые процессы в Даге стане. Махачкала, 1984.

Ибрагимов М.-Р. 1991: Ибрагимов М.-Р. А. Народы Дагестана в ХХ в. // Расы и народы. М., 1991. Вып. 21.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Ибрагимов М.-Р. 2002: Ибрагимов М.-Р. А. Население (этнодемографический об зор) // Народы Дагестана / Под ред. С. А. Арутюнова, А. И. Османова, Г. А. Сергеевой.

М., 2002.

Ибрагимов М.-Р. 2002: Ибрагимов М.-Р. А. К истории становления этнического самосознания народов Дагестана // Традиции народов Кавказа в меняющемся мире:

преемственность и разрывы в социокультурных практиках. СПб, 2010.

Ибрагимов Х. 1995: Ибрагимов Х. Концепция федерализации Дагестана. Проект конституционной реформы // Дагестан: Этнополитический портрет: Очерки, докумен ты, хроники / Сост. и ред. В. Ф. Грызлов. М., 1995. Т. 4.

Изменения на линии 1853: Изменения на Лезгинской линии // Зап. Кавказ. отд.

Имп. Рус. геогр. о-ва. 1853. Кн. 2.

Изудинов 2008: Изудинов Г. Земля и вода // Лига (приложение к газете «Исти на» — XIакъикъат). 2008. № 33 (41).

Ильясов 1996: Ильясов З. Хотят ли русские уезжать? // ДП. 1996. № 158.

Информация о сотрудничестве 2011: Информация о сотрудничестве между Рес публикой Дагестан и Ставропольским краем Российской Федерации, 21.01.2011.

http://www.minnaz.ru/news_open.php?id= Ислам 1999: Ислам на территории бывшей Российской империи: Энциклопедиче ский словарь / Под ред. С. М. Прозорова. Вып. 2. М., 1999.

Исламмагомедов 1981: Исламмагомедов А. И. Традиционное в современном об щественном быту переселенцев // Традиционное и новое в современном быту даге станцев-переселенцев / Под ред. М. А. Агларова. Махачкала, 1981.

История Амузги: История Амузги. http://barkalla.ru/content/21/stati/kubachi/istorija/ istorija-amuzgi.html История 1958: История, география и этнография Дагестана. XVIII—XIX вв.: Арх.

материалы / Под ред. М. О. Косвена и Х. М. Хашаева. М., 1958.

История 1988: История народов Северного Кавказа с древнейших времен до кон ца XVIII в. / Под ред. Б. Б. Пиотровского. М., 1988.

История 1989: История советского крестьянства Дагестана. 1917—1980 гг.: В 2 т.

Махачкала, 1989. Т. 2.

КНД «Тенглик» 2008: КНД (Кумыкское национальное движение) «Тенглик» в истории кумыкского народа: пройденный путь и задачи нового этапа его развития.

«Аманат-наме». Сокровенное слово потомкам. Махачкала, 2008.

Кавказские письма 2011: Кавказские письма А. П. Ермолова М. С. Воронцову.

СПб., 2011.

Калиновская 1990: Калиновская К. П., Марков Г. Е. Ногайцы — проблемы нацио нальных отношений и культуры // СЭ. 1990. № 2.

Калоев 1971: Калоев Б. А. Осетины. Историко-этнографическое исследование. 2-е изд. М., 1971.

Капустина, Карпов 2010: Капустина Е. Л., Карпов Ю. Ю. Кварельские аварцы в XX в. // Полевые исследования МАЭ РАН. СПб., 2010. Вып. 10.

Капустина 2010: Капустина Е. Л. Отходничество в Нагорном Дагестане как со циальное и экономическое явление: конец XIX—начало XXI века // Традиции народов Кавказа в меняющемся мире. Преемственность и разрывы в социокультурных практи ках: Сб. ст. к 100-летию со дня рождения Леонида Ивановича Лаврова. СПб., 2010.

Карагодин 2009: Карагодин А. Репортаж из горячего форпоста // Ленинский путь.

2009. № 14.

Карахи 1990: аль-Карахи Мухаммед-Тахир. Блеск дагестанских сабель в некото рых шамилевских битвах / Пер. А. Барабанова. Махачкала, 1990. Ч. 2.

Карпенко 2004: Карпенко О. Как и чему угрожают мигранты? Языковые игры в «гостей с юга» и их последствия // Миграция и национальное государство. СПб., 2004.

http://www.cisr.ru/files/publ/Migr_Karpenko.pdf Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Карпов 1989: Карпов Ю. Ю. Персонажи шаитлинского праздника игби: атрибуты костюмов и общественные функции // Памятники традиционно-бытовой культуры на родов Средней Азии, Казахстана и Кавказа: Сб. МАЭ. Л., 1989. Т. 43.

Карпов 2002а: Карпов Ю. Ю. Изменяющийся этнос: Чеченцы в XVII—XIX вв. // Этническое единство и специфика культур: Материалы Первых Санкт-Петербургских этнографических чтений. СПб., 2002.

Карпов 2002б: Карпов Ю. Ю. Природный фактор и социальные процессы на Се верном Кавказе в позднее средневековье и в новое время // Лев Николаевич Гумилев:

Теория этногенеза и исторические судьбы Евразии. СПб., 2002. Т. 1.

Карпов 2007а: Карпов Ю. Ю. Взгляд на горцев. Взгляд с гор: Мировоззренческие аспекты культуры и социальный опыт горцев Дагестана. СПб., 2007.

Карпов 2007б: Карпов Ю. Ю. Ботлих: судьба горско-дагестанской общины в но вейшее время // ЭО. 2007. № 6.

Карпов 2010а: Карпов Ю. Ю. Из истории переселенческого движения в Дагеста не. Судьба Казиюрта // ЭО. 2010. № 1.

Карпов 2010б: Карпов Ю. Ю. Переселение горцев Дагестана на равнину: к исто рии развития процесса и социокультурным его последствиям // Традиции народов Кавказа в меняющемся мире: преемственность и разрывы в социокультурных практи ках. СПб, 2010.

Карпов 2011: Карпов Ю. Ю. «Борьба плуга и овцы». Некоторые аспекты колони зационных процессов в степных районах Северо-Восточного Кавказа в новейшее вре мя // Материалы полевых исследований МАЭ РАН. СПб., 2011. Вып. 11.

Катастрофическое положение 2008: Катастрофическое положение кумыкского народа. Президенту Российской Федерации Медведеву Д. А., Депутату Государствен ной Думы РФ Шихсаидову Х. И. // Голос народа. 2008. № 7.

Качаев 1977: Качаев А. В. Роль переселения в ускорении современных этниче ских процессов в Дагестане (на примере быта) // Хозяйство, материальная культура и быт народов Дагестана в XIX—XX вв. Махачкала, 1977.

Качаев 1981: Качаев А. В. Аварцы и даргинцы Терско-Сулакской низменности (к проблеме трансформации культуры и быта переселенцев: Автореф. дис. … канд. ист.

наук. Л., 1981.

Кириллов 1928: Кириллов А. С. Земельная реформа в Дагестане. М., 1928.

Кисриев 1994: Кисриев Э. Ф. Этнополитическая ситуация в Республике Дагестан // Исследования по прикладной и неотложной этнологии. М., 1994. № 72.

Кисриев 2006: Кисриев Э. Ф. Дагестан // Межэтнические отношения и конфликты в постсоветских государствах: Ежегодный доклад, 2005 г. / Под ред. В. Тишкова, Е. Филипповой. М., 2006.

Клименко 2003: Клименко В. В. Климат и история в средние века // Восток. 2003.

№ 1.

Кобахидзе 1988: Кобахидзе Э. Д. Хозяйственное освоение горных районов СССР // Горные территории: рациональное природопользование, хозяйственное освоение и расселение. М., 1988.

Ковалевский 1931: Ковалевский В. Г. Культурно-географическая и биологическая роль горных районов // Природа. 1931. № 2.

Козубский 1894: Козубский Е. Очерки истории города Темир-Хан-Шуры // СМОМПК, 1894. Вып. 19.

Корель 2005: Корель Л. В. Социология адаптации: вопросы теории, методологии, методики. Новосибирск, 2005.

Котин 2009: Котин И. Ю. Тюрбан и «юнион джек». Выходцы из Южной Азии в Великобритании. СПб., 2009.

Котляревский 1884: Котляревский Н. В. В горах Дагестана с 1842 по 1875 гг.

СПб., 1884.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Коц, Стешин 2011: Коц А., Стешин Д. Как русских выживают с Северного Кавка за;



Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.