авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 18 |

«ПЕТЕРБУРГСКОЕ ВОСТОКОВЕДЕНИЕ Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН ...»

-- [ Страница 3 ] --

Исмаил Шапиев, несмотря на то что основная его деятельность была свя зана с Новороссийском, имел тесные связи с родным Чохом. Он решил на личные средства построить в Чохе мост через глубокое ущелье, взамен просил у сельского общества выдать ему на три года все общественные пахотные земли. По сообщениям односельчанина, он планировал построить в селении черепичный завод. Исмаил задумывал также построить в Чохе канал к обще ственным землям, взамен претендуя на половину общественных земель по другую сторону канала. Однако в 1919 г. он умер от тифа и планы его не были осуществлены [Там же: 367—368]. Здесь видно, что, даже имея успешное де ло вдали от Дагестана, Шапиев не забывал родное селение и считал важным заниматься коммерцией в том числе и там, скупая земли и укрепляя свое об щественное положение.

Безусловно, дагестанское отходничество — многогранное явление. От ходником мог считаться и состоятельный ювелир, имевший своих личных клиентов в крупных городах региона, и ремесленник-шапочник, чье произ Чохские отходники в Новороссийске. Фото из личного архива П. Тахнаевой Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН водство было несравненно меньших размеров, и поденщик, нанимавшийся на сезонные полевые работы, и рабочий бакинских нефтепромыслов. Опыт кон кретных людей разнообразен, однако все эти люди тем или иным образом вы ходили за пределы своего локального сельского сообщества, движимые необ ходимостью решения своих хозяйственных задач, жили и работали вдали от дома, но при этом возвращались, чтобы строить свою жизнь в родных селени ях. И потому все они должны быть причислены к отходникам.

Отходники прежде всего решали собственные экономические задачи. Но одновременно они так или иначе становились посредниками между горцами и остальным миром в социальном и культурном плане. Дагестанские горные се ления жили достаточно обособленно, почти изолированно от остальных тер риторий империи: местные жители не служили в российской армии, тем са мым лишаясь возможности увидеть отдаленные от них уголки России;

их земли, непривлекательные для сельскохозяйственного и промышленного осво ения, не наводнялись колонистами. Между тем отходники, уходя на заработки в отдаленные уголки страны и даже за границу, становились своеобразными медиаторами, посредниками между горами Дагестана и «внешним» миром.

Отходники для сельчан были важным источником информации — как об общих событиях страны, так и о судьбах ушедших на заработки земляков. Эта функция не принадлежала им безраздельно, новости из города пересказывали торговцы, странствующие ученики-муталимы, приехавшие в селение родст венники. Однако невозможно переоценить роль отходника, особенно учиты вая географию выхода за пределы региона:

Свет полон новостями, а молодежь наша в вечных разъездах. Один услы шит что-нибудь в городе, другой — в соседнем укреплении или на базаре и ка ждый, прежде чем даже доберется до дома, перескажет свой хабар десяткам встречных… [Алиханов 2005: 198].

Так, в селении Кая современного Кулинского района существовало пра вило мужчинам собираться в дувссилул къатта — ‘медной комнате’, т. е. в мастерской одного из ремесленников, для совместной работы. На таких встречах каждый имел свое место, согласно возрасту. За работой вернувшиеся отходники рассказывали друг другу новости, а также познанные секреты про изводства. Такие «дуссукатта» называли «народными академиями» [ПМЕК, № 1828: 63 об.]. По возвращении в селение отходников и торговцев в конце марта—начале апреля жители часто ходили друг к другу в гости с целью по смотреть, какие подарки привезли домашним мужчины, а также получить из вестия о тех, кто еще не пришел [ПМЕК, № 1828: 39—39 об.].

Время возвращения отходников с заработков неслучайно совпадало с оживлением торговли в селениях: они приносили денежные средства, кроме того, возвращающиеся главы семейств планировали необходимое для собст венных хозяйств, исходя из изменившихся в их домах потребностей и воз можностей. По данным О. В. Маргграфа, «самая бойкая купля и продажа (са мотканого сукна) происходит весной, в апреле и мае, когда мужское населе ние возвращается из отхожего промысла. До прихода мужа редкая хозяйка решается продавать сукно, потому что количество сотканных кусков служит до некоторой степени доказательством ее трудолюбия и нравственности за то время, которое она пробыла одна. Кроме того, смотря по заработку, прине сенному мужем, хозяйка соображает, что из сукна оставить на свои потребно сти, а что продать. Время возвращения кустарей с отхожих промыслов — в Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН высшей степени оживленное в торговом и во всех других отношениях...»

[Маргграф 1882: 107].

Отходники-ремесленники, работавшие во всех крупных городах Кавказа, по возвращении порой переносили реалии быта столиц в свои родные селе ния. Так, житель селения Кая, имея успешное дело во Владикавказе, построил в своем селении дом с открытым резным балконом, отойдя от местных архи тектурных традиций.

Возвращавшийся с промыслов отходник часто покупал домой незнако мые жителям селений товары. Например, один молодой человек, проработав помощником лудильщика в туркменских кишлаках, привез сестре швейную машинку «Зингер», а себе планировал купить пальто, атрибут городской жиз ни (последнее, однако, купить не получилось — на бакинском базаре его об манули земляки-лакцы) [ПМЕК, № 1828: 37].

Примечательно, что восприятие отходника как «просвещенного» транс лятора веяний других культур свойственно прежде всего информантам из се лений, где отходничество исторически было особенно развито, в частности, из современных Лакского и Кулинского районов. Из интервью с ними вырисо вывается образ «просвещенного» отходника, владеющего многими языками, обучавшегося за границей и оставляющего восторженные воспоминания о своей деятельности у местных жителей: «Говорят, есть еще в Китае этот мага зин, называется сейчас „Султан“ или „Лакец“» [ПМЕК, № 1828: 47 об.]. Вос приятие отходника-просветителя подчас принимает комические формы. Из одного интервью: «Наши постоянно в разных странах были: не только в Рос сии, но и в Турции, Иране. И привезли оттуда религию (ислам. — Авт.), знали все» [ПМЕК, № 1828: 40 об.]. Порой в рассказах проявляется и другой порт рет отходника — он хитрец, обманывающий простодушных местных жите лей. Так, один каялинец вместо лужения металлической посуды «смолой об мазывал кувшины, а людям говорил, что неделю надо их в темном месте дер жать, тогда будет готово. А сам в другой кишлак переезжал, а в тот больше не возвращался» [ПМЕК, № 1828: 22]. Квалифицированные ремесленники-отход ники часто были законодателями мод, чье богатство, по образному выраже нию одной информантки, хранилось не во дворе (как овцы у обыкновенных сельчан-скотоводов), а в сундуках (деньги и товары) [ПМЕК, № 1828: 84 об.].

Жители же тех районов, выходцы из которых не столь активно участво вали в отходничестве, а отходника воспринимали скорее как бедняка, отправ лявшегося зарабатывать небольшие деньги ради приобретения самого необ ходимого, но были способны прожить собственным трудом на земле, вырабо тали в старину принципиально другой образ отходника. Например, жители богатого (по меркам Дагестана) плодородной землей селения Хуштада так описывали появлявшихся у них ремесленников: «Они этим жили. Вы пред ставляете — оттуда приезжать на ишаках, в Хуштаду, сколько нужно идти… Они брали у нас хинкал, хлеб — до того бедно (жили)!» [ПМЕК 2007].

Изолированность горных районов от внешнего мира выражалась и в том, что здесь не существовало болезней, распространенных на равнине. Отходни ки, к сожалению, нарушали эту изолированность, являясь не только трансля торами новых идей и информации, но и реальными переносчиками болезней.

Врач Н. Трипольский, проработавший в Казикумухском округе с 1860 г. по 1864 г., отмечал это последствие отходничества:

Появление лихорадок в округе и умножение хворающих ими совпадает с временем возвращения жителей из заработков. Они прибывают домой в конце Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН мая и в начале июня;

с этого же времени одержимые лихорадками ежедневно начинают приходить за медицинским пособием целыми десятками, тогда как зимой, в начале весны и к концу осени едва встречаем и одного лихорадочного в течение месяца [Трипольский 1864: 381].

Причем следует отметить, что тот же Трипольский считал местный кли мат округа благоприятным и не способствующим возникновению болезней подобного типа. Врач отмечал, что этими болезнями практически не страдают «земледельцы, дети и особенно женщины, которые по туземным обычаям всю свою жизнь проводят дома» [Там же: 381]. То, что горцы, спускавшиеся в равнинные районы с целью заработков, часто становились жертвами местных болезней, находит свое подтверждение и в многочисленных интервью. Наи более распространенной болезнью называется малярия, свирепствовавшая на побережье Каспия. Среди отходников нередки были летальные исходы. Оче видно, этому способствовала и тяжелая работа. С возвращением же в родные селения отходники, «вследствие… перемены климатических условий, а может быть, и под влиянием свободной, беспечной жизни, которую ведет большая часть жителей во время своего пребывания на родине, как будто бы имея в виду собраться с силами для новых работ, предстоящих им с наступлением осени», избавлялись от болезней [Трипольский 1864: 381].

Однако отходники приносили домой не только болезни, вызванные не здоровым климатом равнин. Спускаясь в низинный Дагестан, попадая в горо да, вырываясь из-под надзора соседей и родственников, они, в большинстве своем сравнительно молодые, часто неженатые мужчины, порой вели раз гульный образ жизни: «При наклонности к спиртным напиткам, при столкно вении жителей гор с низменными и при сообщении с городом развивается сильная проституция» [Доманский 1866: 14]. Следствием этого являлось рас пространение в среде отходников венерических заболеваний, в частности си филиса, которые они приносили в горы, подчас заражая этими болезнями сво их жен и будущих детей [Там же: 14].

Говоря о тех новшествах, которые приносили отходники в горы, нельзя избежать обращения к дискуссии о позитивном и негативном влиянии отход ничества на регион. Уже в XIX в. в литературе ставился этот вопрос. Так, А. Комаров в своей работе 1868 г. «Адаты и судопроизводство по ним» опре деляет негативное влияние отхожих промыслов на «нравственный облик гор ца». «Такая жизнь много способствовала к образованию в народе склонностей к ссорам и дракам...» (цит по: [Шигабудинов 1970 (А): 17]). М. Шигабудинов полагает, что такая оценка Комаровым этого явления надолго закрепилась в дореволюционной литературе. Действительно, в дореволюционных источни ках, где речь шла об отходниках, часты были упоминания о нравственном разложении возвратившихся из отхода горцев, о потере ими «традиционного воспитания» и восприятии ранее чуждых им «пороков». Максуд Алиханов в своей статье привел пример такого нравственного падения:

После падения мюридизма и до сего времени, в течение целых 36 лет, в го рах был только один случай убийства с корыстной целью, и тот совершенный двумя юношами, развратившимися, как говорят, во время службы у каких-то маркитантов из Закавказья [Алиханов 2005: 192].

Здесь виден пример, когда ушедший на заработки молодой человек уже не чувствует на себе той довлеющей силы сельского общества, которая не может позволить ему переступить через доселе непреодолимую черту.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН В «Обзорах» Дагестанской области также есть оценка влияния промысла на местных жителей.

Не будучи хорошо осведомленным, горец, приискивая место, не сообразу ется с обстановкою и средою, в которой ему придется жить, а лишь подыскива ет через земляков своих наиболее оплачиваемое место, и нередко, попав в не благоприятную среду лиц подозрительных профессий, прибывает в родной ок руг уже опороченным по суду, избрав своим занятием воровство или грабежи [НАМЮГр., ф. 13, оп. 15, д. 903а: 21 об.].

Советская историография, оценивая роль отходника в местной среде это го периода, опиралась главным образом на ленинскую позитивную оценку от ходника как проводника революционных идей в деревню, крестьянина, стано вящегося пролетарием. Постоянно отмечалось, что именно отходники несли в горный Дагестан революционные идеи, воспринимая их при общении с ква лифицированными рабочими на бакинских и грозненских нефтепромыслах, а также в других местах. М. Шагабудинов показывал на архивных материалах, что среди рабочих, активно принимавших участие в стачечном движении в Баку во время революций 1905 и 1917 гг., было немало выходцев из Дагестана [Шигабудинов 1975 (А): 63—66]. В свою очередь, жители селения Ахты рас сказывают, что их односельчанин, уйдя до революции на нефтепромыслы в Баку, во время гражданской войны создал в родных горах красный партизан ский отряд [ПМЕК 2007]. Саид Габиев в пьесе «Лудильщики» представил од ного из героев-отходников в образе революционно настроенного молодого человека.

По сведениям Маршаева и Бутаева, многие лакцы-отходники принимали участие в революционных событиях в других регионах страны. Примечатель на судьба унчукатлинских ювелиров Абида Джанаева и Абакара Касаева, ока завшихся в Бухаре накануне революции 1917 г. Как и другие лакские кустари и ремесленники, в праздничные дни они по традиции собирались вместе. В одной из таких встреч Абид познакомил дагестанцев с газетой Саида Габиева «Заря Дагестана». Абид рассказал своим товарищам-дагестанцам об органи зации местных бедняков — сторонников советской власти, и призвал помочь им. Его поддержали Абакар Касаев, Магомед Макаев, Курбанмагомед Мура дов и другие лакцы, жившие в Узбекистане [Маршаев 1992].

Однако, не отрицая этого, скажем, что революционные идеи распростра нялись главным образом среди нефтепромысловых рабочих, ремесленники же, рыболовы, чернорабочие и уж тем более полицейские, судя по всему, не были подвержены социалистической пропаганде.

Следует заметить, что горцы могли нести в селения не только идеи со циалистической революции. В конце XIX в., когда еще живы были воспоми нания о Кавказской войне и восстании 1877 г., о движении мухаджиров, а так же во время Первой мировой войны российские власти подозревали отходни ков, направлявшихся на работы в Османскую империю (традиционный марш рут многих ремесленников), в измене России и пантюркистских настроениях.

Как видно из протоколов судебных разбирательств того времени, некоторые ремесленники (серебряных дел мастера), выехавшие ранее по загранпаспор там и работавшие в Константинополе на протяжении нескольких лет, подава ли в соответствующие инстанции прошения, надеясь вернуться в Дагестан (у некоторых паспорта к тому времени либо уже были просрочены, либо не бы ли получены вовсе). Не всем удавалось получить разрешение возвратиться на Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН родину: части из них, по распоряжению военного губернатора области, в этом было отказано, так как власти воспринимали их проводниками враждебных империи панисламистских идей из Турции [ЦГИАД, ф. 2, оп. 5, д. 40: 1—32].

Так или иначе, отходники были агентами коммуникации между горными селениями и остальным, подчас таким чужим и далеким от них, миром. По словам Н. Г. Волковой, важнейшими культурными результатами отходниче ства были развитие многоязычия, а также привнесение отходниками в родную для них культуру нового, иноэтнического [Волкова 1989: 171].

*** В заключение главы отметим следующее.

Положение в Дагестане в конце XIX и в первые полтора десятилетия XX в. выглядело далеко не простым. Хотя край оказался включенным в эко номическую и социально-политическую систему империи, однако многие ре алии его жизни были довольно сложными.

Не случайно на последнее десятилетие XIX в. пришлась довольно значи тельная эмиграция дагестанцев в Османскую империю в поисках лучшей жизни (см.: [Эмиграция 2000]). В начале нового столетия отмечался рост вли яния «магометанства» [Пантюхов 1901, № 233].

Это понимали общественные деятели в центре и российские администра торы на местах.

Е. Марков писал:

Наша собственная, недоделанная, насильственная, чисто внешняя граждан ственность, неспособная проникнуть собою внутреннее существо побежденных народностей и возродить их полудикий средневековый мир в нечто более пло дотворное и осмысленное, действует пока только расшатывающим и развра щающим образом на твердые устои патриархальной старины… [Марков 1904:

174].

Политическая напряженность, наступившая в стране в связи с революци онными событиями 1905—1907 гг., ощущалась и в Дагестане, в том числе при посредничестве отходников, работавших на нефтепромыслах Баку и в других местах.

Непростую политическую обстановку подпитывали очевидные проблемы хозяйственного развития края.

Дагестанская область, по сравнению даже с остальными административ ными частями Закавказского края, не говоря уже о внутренних губерниях Им перии, представляет столько своеобразия, что относиться к ней с общеимпер ской точки зрения, на которой стоит программа (развития сельского хозяйст ва. — Авт.), не представляется возможным [Дагестанский сборник 1904: 38].

И там же, в частности, отмечалось:

Предоставлять казенные земли, особенно же пастбища для скота, более нуждающимся в земельных угодьях сельским обществам на льготных началах, так как в области многие сельские общества, как, например, Дидоевское (ли шенное оных после восстания 1877 г. — Авт.) и др., чувствуют большой недоста ток в земле [Там же: 44].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Сплетение разноплановых проблем было очевидным. И хотя в памяти по следующих поколений это время («николаевское время» — Николай заман) осталось как весьма и весьма благополучное, однако очевидные проблемы так или иначе требовали разрешения.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Глава НАЧАЛО БОЛЬШИХ ПЕРЕМЕН Революционеры. Что (и как) делать?

Миграция горцев Кавказа на плоскость приобрела особенно большой размах после установления в крае советской власти, главным козырем кото рой в деле привлечения туземцев на свою политическую сторону как раз и было наделение их землями на равнине.

«Горские массы, — заявлял Серго Орджоникидзе, — в прошлом являлись экономически обездоленными, и чтобы сделать их союзниками Советской власти, необходимо было наделить их землей» [Орджоникидзе 1956: 130]. В проекте резолюции Политбюро ЦК РКП(б) от 13 октября 1920 г. значилось:

«Признать необходимым возвращение горцам Северного Кавказа земель, от нятых у них великорусами, за счет кулацкой части казачьего населения» [Ле нин, т. 41: 433]. «В борьбе за социалистическое развитие сельского хозяйства горских народов» переселению оных на равнинные земли отводилась едва ли не главная роль:

…Переселение скученного в горах населения и расселение его по плоско гории (так. — Авт.) и плоскости, отведенным из бывших казачьих и частновла дельческих земель. На этих землях были образованы новые аулы. Большинство аулов нынешнего Мало-Карачаевского р-на Карачаевской автономной области созданы на означенных землях. В Ингушетии размещено 13 тыс. с лишним че ловек на землях бывших казачьих станиц, выселенных оттуда еще в 1920 г., а в Чечне значительно увеличилась земельная площадь (на 112 тыс. га пахотной земли) за счет выселенных в 1920 г. за контрреволюционное выступление четы рех больших казачьих станиц: Самашкинской, Михайловской, Алхан-Юрт и За кан-Юрт и др. В первые же годы существования в крае советской власти в Се верной Осетии было образовано около 10 новых аулов на тех же землях на площади в 30 тыс. десятин [Бегеулов 1932: 44].

В итоге уже во второй половине 1920-х гг. население горных районов Се верной Осетии составляло только 14 % от его общей численности [Берозов 1980: 159, 225], тогда же 5/6 от общего числа ингушей обосновались на рав нине [Очерки истории 1975: 102]. Схожее происходило в Карачае [Волкова 1988: 128]. Такие подвижки населения стали возможными в том числе, а в не которых случаях в первую очередь через наделение горцев землей путем ликви дации казачьих станиц 1.

Надо, впрочем, иметь в виду, что и в этих областях Кавказа переселенческое движение развивалось не без трудностей, которые имели довольно обыденные причи ны. Земельное управление Северной Осетии в 1923 г. отмечало, что «наблюдающееся Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН В Дагестане реальные возможности для переселения горцев представля лись не вполне ясными. «Удовлетворить полностью потребность в земле даге станцев за счет помещичьих имений нельзя, так как их было здесь сравни тельно немного» [Современный Дагестан 1926: 16]. На первых порах предла галось отдавать под распашку общественные пастбищные угодья в горах [Османов Г. 1970: 39]. Как написано в одном из исследований по аграрным отношениям в Дагестане той поры, в практике переселения стал использо ваться опыт так называемых казмаляров (о них подробнее ниже). Овцеводы со скотом спускались на равнину, там они отстраивались, производили запашку и «таким образом постепенно экономически связывались с равниной, а затем и вовсе обосновывались на освоенных землях» [Османов Г. 1970: 101].

В первые послереволюционные годы горцами осваивались главным обра зом Кюринский и Махачкалинский округа, где они и до этого арендовали земли [Баглиев 1975: 21]. Сложности возникали по разным причинам. В пре зидиум республиканского ЦИК в 1924 г. сообщали:

…Без землеустройства не будет и переселения, хотя оно крайне необходи мо, ибо в горах земли нет, и средний двор имеет там не более одной десятой ча сти десятины. В 1920 г. беднота гор потребовала от нас земли. Мы убеждали, уговаривали, что на плоскость нельзя переселяться, предварительно не обеспе чив себя водой. Но беднота настаивала, и мы вынуждены были дать ей мандат.

Около 10 селений захватили лучшие земли, но затем 60 % из них вымерло от малярии и других болезней, другие разбежались, не выдержав слишком тяже лых условий жизни. Всего теперь имеется 18 новых сел, но они тоже страдают от малярии, не имеют ни рабочего скота, ни питьевой воды. Эти несчастные просят у нас помощи, но мы никакой помощи оказать им не могли: из отпущен ных на переселение 156 тысяч рублей мы еще ни копейки не получили… [ЦГА РД, ф. п-1, оп. 1, № 492: 39].

Кроме того, на практике оказалось, что, при отсутствии у примерно 80 % местных горцев овец, большая часть населения, особо нуждавшаяся в допол нительных земельных наделах, оказалась лишенной возможности пользовать ся ими. «Объективно реформа приводила к усилению крупных овцеводов, ко торые пользовались предоставленными обществу (сельскому обществу. — Авт.) пастбищами бесплатно. Принятая впоследствии поправка, в соответст вии с которой наделы стали предоставляться только беднякам и маломощным середнякам, почти не изменила положение, поскольку у последних не было овец…» И в последующем подобный план не выглядел удачным, так как не учитывал кооперирования частных хозяйств и сельскохозяйственного разви тия собственно горных районов [Даниялов 1975: 85, 86].

С целью создания более реальных возможностей для организации пересе лений в состав Дагестанской республики в 1920 г. был включен Хасавюртов замедление переселения и обоснование горцев во вновь образованных землях (селени ях) на бывших казачьих землях, их тяга обратно в горы объясняется тем фактом, что в силу своей хозяйственной слабости они не могут здесь на плодородных землях обу строиться хоть сколько-нибудь сносно и живут в самых ужасных условиях… Конечно, окрземотдел больше, чем кто бы то ни было, далек от мысли, что переселение горцев на плоскость есть роковая ошибка. Окрземотдел утверждает, что единственное спасе ние горцев от духовного и физического вымирания заключается в выселении из гор».

И далее просил у центра финансовой и материальной поддержки переселенцев, что во всех отношениях было для него резонным [ЦГА РСО-А, ф. Р-97, оп. 1, № 7: 3 об.—38].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН ский (Хасав-Юртовский), а в 1922—1923 гг. — Кизлярский и Ачикулакский округа, что существенно увеличило ее земельный фонд. «Хлопоты ДЦИК'а увенчались успехом, — отмечалось в официальном издании дагестанской республиканской власти, — центральная власть Союза отнеслась к нуждам дагестанского крестьянства отзывчиво, вследствие чего в течение 3 лет пло щадь удобных земель Республики увеличилась вдвое» [Современный Даге стан 1926: 16]. Впрочем, включение указанных территорий в состав ДАССР на тот момент в большей степени отвечало политическим, нежели хозяйст венным интересам населения республики и являлось зримым поступком но вой верховной власти, незадолго до этого огласившей свои цели.

В те годы и до второй половины 1930-х гг. одной из ключевых фигур ру ководства Дагестанской республики был Нажмутдин Самурский;

сначала пред седатель Совнаркома ДАССР, позднее — первый секретарь обкома ВКП(б).

Он предельно настойчиво отстаивал права вверенной его попечению «стра ны». Именно так можно говорить относительно его взглядов на положение Дагестана в рамках РСФСР того времени (далеко не случайным выглядит и то, что в документах указанного периода, составлявшихся в Махач-Кале, Да гестанская республика обозначалась ССР, а не А (автономной) ССР). Он на стаивал на «полной национализации власти» в республике («Прежде всего необходима наиболее полная национализация власти и ее аппарата. Больше, чем в какой бы то ни было стране, в Дагестане вся власть должна состоять из местных людей, чтобы не было никакой возможности говорить, что страной правят русские — гяуры (т. е. иноверцы, не мусульмане)»), и здесь же рекомендовал отказаться в народном образовании от русского языка, так как к нему у горцев ненависть [Самурский 1925: 116, 118, 132]. Схожим образом он оценивал перспективы хозяйственного переустройства республики:

После революции благодаря падению размеров казачьего хозяйства батра чество — отхожие промысла сократились на 75 %... 2 Развернуть горизонт раз вития сельского хозяйства в условиях земельного голода было возможно только при увеличении земельных пространств. Центральное федеральное правитель ство признало это и постановило возвратить дагестанскому населению некогда бывшие в его пользовании и потом отнятые самодержавием земли — Хасав Юртовского и Кизлярского округов Терской области и Ачикулакский район Ставропольской губернии. Эти районы с колоссальным пространством в 2 500 000 гектаров, почти равным всей остальной территории Дагестанской рес публики, чрезвычайно редко населенные и имеющие огромное количество не используемых земель (подчеркнуто в оригинале. — Авт.), явились для Дагеста на тем необходимым земельным ресурсом, без которого невозможны были ни какие разговоры о развитии сельского хозяйства. Присоединение этих районов дало дагестанским горцам выход из того каменного мешка, в котором они зады хались с начала кавказских войн и все время состояния под властью самодержа вия [Самурский 1927: 15, 18—19].

Применительно к Дагестану говорить о расширенной эксплуатации местных зе мельных угодий казачеством нет оснований. Однако подобная мифологема, выстро енная идеологами нового политического порядка, была в ходу. «Хотя война с Шами лем была окончена, горцы не получили своих плоскостных земель, которые частью расхватали ханы и беки… частью были отрезаны под казачьи поселения, земельные фонды городов и крепостей… Крестьянское хозяйство гор не только не развивалось, а отчетливо деградировало. Царское правительство, загнав население в горы, не прочь было от него вообще избавиться» [Погорельский 1940: 35, 37].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Цель и целесообразность подоб ного мероприятия для руководителя республики-«страны» были очевид ными, ее хозяйственная составляю щая, хотя она как раз и должна была значиться на первом месте, не играла ведущей роли.

Вопросы хозяйственной эксплуата ции вновь присоединенных территорий требовали урегулирования. В 1923 г.

нарком земледелия ДАССР М.-Б. Ахун дов пояснял, что «Кизлярский округ, с его зимними пастбищами, говоря о да гестанском барановодстве, во внима ние пока не принимается, т. к. даге станская баранта в Кизокруг не коче вала на зимовку, а означенный округ вмещал на зиму в себя баранту Тероб ласти (Терской области. — Авт.) и Грузии. Запрет кочевки названной ба ранты в Кизокруг ради использования его под дагестанскую баранту вряд ли разрешим, т. к. и та баранта без зи Нажмутдин Самурский мовки остаться не может» [Аграрный вопрос 2006, т. 1: 39]. Впрочем, председатель Совнаркома ДАССР Н. Самур ский не терпел возражений по принятым решениям, подчеркивая, что присое динение к Дагестану Кизлярского округа явилось мерой «чрезвычайно полез ной», ибо там находятся «зимние пастбища, без коих не может существовать скотоводство в Северном нагорном Дагестане» [Самурский 1925: 91].

Однако споры по данному поводу продолжались и в дальнейшем. Пере вод Кизлярского округа в состав ДАССР с самого начала оспаривался руковод ством Северо-Кавказского края, а также населением и руководящими органа ми самого этого округа, которые ссылались на его национальный состав и тесные экономические связи с Терской областью [Кульчик 1995: 26—27].

Партийное и советское руководство Дагестанской республики, апеллируя к московской власти, всячески отстаивало права на эти вновь приобретенные территории. На соответствующие претензии Северо-Кавказского края (а рав но на план включения ДАССР в состав указанного края) оно категорично от вечало «нет» 3.

В докладе расширенного пленума Дагестанского комитета ВКП(б), отправлен ном в 1924 г. в ЦК ВКП(б), особо подчеркивались политические аспекты подобных проектов — особая роль среди горских народов Дагестана как страны, которая «всегда играла руководящую роль на Северном Кавказе», а в «современных условиях» Даге стан преподносился как «крепость Советской власти… наиболее благополучная стра на Кавказа». И это на фоне признания, что в экономическом отношении «до сих пор дагестанский горец от революции не получил никаких материальных благ» за исклю чением канала, позволившего «создать новый земельный фонд», нескольких промыш ленных объектов, а также Кизлярского округа, «что дает возможность спасти от гибе ли и восстановить главную отрасль дагестанского хозяйства — скотоводство». Руко водители республики настаивали на том, что «только Центр, с его мировым масшта Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН В послании ЦИК ДАССР Наркомзему РСФР от 16 июня 1927 г. отмеча лось:

В связи с непрекращающимися попытками Северо-Кавказского Краевого Исполнительного Комитета неправильно и односторонне освещать положение с пастбищами в ДССР, в частности вопрос об использовании пастбищ в Ачику лакском районе и Кизлярском округе — ЦИК ДССР сообщает: на 1 октября 1927 г. в ведении органов НКЗ ДССР состояло следующее число зимних паст бищ… итого: 1193,0 тыс. га.

Местная республиканская власть настаивала на том, что без положи тельного решения вопроса о сезонных перекочевках скота дагестанских гор цев в равнинные районы соседних Азербайджана и Грузии вообще не может обсуждаться тема допуска скота из соседних административных образований на территорию Дагестана, а отмечавшаяся «слабая загрузка пастбищ в Киз лярском округе и отчасти в Ачикулакском районе» объяснялась набором стандартных причин. Однако заканчивалось послание оптимистически:

Освоение дагестанцами пастбищ Кизлярского и Ачикулакского округов уже закончено и в текущем году эти пастбища сданы в долгосрочную аренду [ЦГА РД, ф. р-37, оп. 21, № 21: 10 об., 12 об., 17].

Примечательно, что в эти же годы дагестанское правительство не только доказывало права на присоединенные к республике упомянутые округа, но претендовало на дальнейшее «расширение территории Дагестанской АССР за счет земель из госфонда соседних административных образований» 4, одно временно настаивая на закрытии «границы ДАССР для переселения недаге станцев из других республик» (цит. по: [Даниялов 1975: 86]) 5.

бом, может понять, что, оказывая помощь Дагестану за счет других районов, он пла тит издержки мировой революции по распространению ее на Ближнем Востоке». Ру ководители ДАССР отмечали, что в случае подчинения Дагестана Юго-Восточному (позднее Северо-Кавказскому) краю и отторжению от республики недавно присоеди ненных к ней территорий вероятно «падение влияния компартии и усиление за счет этого национализма, мюридизма и тюркофильских тенденций», а также рост полити ческого и иного бандитизма, а «волнение в Дагестане — это перерыв железнодорож ного сообщения России с Закавказьем» [ЦГА РД, ф. п-1, оп. 1, № 490: 6, 7, 11]. Основ ные положения этого доклада повторялись в документе 1926 г., посвященном вопросу об отделении Кизлярского округа и Ачикулакского района от Дагестана: «Теперь, ес ли вместо исполнения данных обещаний Советская власть начнет отбирать назад то, что она уже дала, то такие шаги породят среди горцев большое разочарование и уси лят антирусские настроения» [ЦГА РД, ф. п-1, оп. 1, № 756: 17]. Оба документа были сопровождены большим количеством приложений исторического, экономического и т. д. характера, в том числе решений населения указанных территорий о присоеди нении их к Дагестану.

Речь шла о «присоединении части или всего Моздокского округа к будущему Северному экономическому округу ДССР», хотя республиканские товарищи ясно созна вали, что центр «едва ли на это согласится, сочтут за посягательство на плоскость»

[ЦГА РД ф. п-1, оп. 1, № 492: 9]. Здесь же отметим, что в 1921 г. правительство Гор ской советской республики претендовало на город Хасав-Юрт (с отторжением его от ДАССР, ссылаясь при этом на тесные связи населения с ГАССР, имея в виду чечен цев-ауховцев [Даудов, Месхидзе 2009: 116]).

В этом же контексте следует рассматривать аргументацию республиканских властей в решении вопроса о возвращении после гражданской войны немцев-колони стов. В начале 1922 г. на межведомственном совещании в НКВД республики по дан Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН В целях обеспечения хозяйственной деятельности горцев южной части Дагестана дагестанское правительство предусматривало урегулирование во проса об использовании зимних пастбищ в Азербайджане (в Кубинском и Ну хинском уездах) — «рациональным его решением была бы передача Дагеста ну тех пастбищ, которыми „испокон веков“ пользовались исключительно да гестанцы» [Самурский 1925: 92] (о специфике сезонных перекочевок и миграции дагестанских горцев в Азербайджан и Грузию ниже). О переселении горцев в Кизлярский округ и земледельческом его освоении Наркомзем ДАССР вопрос не ставил;

доходными там в тот период являлись только вино градники [Современный Дагестан 1926: 120], работать на которых горцы не были готовы. Зато председатель Совнаркома республики Нажмутдин Самур ский категорично обозначал другой аспект вопроса. В докладной записке, ад ресованной в Наркомзем РСФСР, он писал:

Вопрос о переселении горцев на равнину в Дагестанской Республике не яв ляется вопросом только хозяйственным, вопросом рационального использова ния земельных пространств и рационального распределения населения по всей территории ДССР. Нет, вопрос этого переселения является в Дагестане корен ным политическим вопросом. Вопрос о переселении горцев — есть вопрос о за воевании Дагестана Советской властью. Дагестанские горцы, обитающие в сво их неприступных горных гнездах, до сих пор не были никем завоеваны… Про бить… замкнутость, ввести горцев в круговорот жизни РСФСР, фактически подчинить Советской власти и заставить уважать и любить ее можно только или проникновением промышленности в горы, или отводом земли горцам на равни не. Первый путь сложный и очень дорогостоящий, второй много быстрее и де шевле, потому сейчас надо идти по второму пути [Аграрный вопрос 2006, т. 1:

27—28] 6.

В 1923 г. был принят план переселения горцев с расчетом вовлечь в него до 10 тыс. чел. и организовать 20 переселенческих поселков, на что выделя лись средства [Самурский 1925: 101—102].

В новую эпоху В том, что наступила подлинно новая эпоха в истории страны и горной республики, многие действительно не сомневались. Вскоре после принятия ному вопросу отмечалось, что «в данный момент Наркомзем размещает переселяю щуюся дагестанскую бедноту с Нагорных округов по земучасткам Хасавюртовского округа. Наркомзем может дать сведения о количестве свободных земельных участков только лишь после окончательного переселения горцев», и на этом основании реше ние вопроса о возвращении немцев было отсрочено [Аграрный вопрос 2006, т. 1: 25].

В последующем вопрос об их возвращении решался с установлением квоты [Там же:

40—41].

Надо отметить, что вопрос о переселении, т. е. отводе новых или дополнитель ных земельных угодий, значился как особо актуальный не только в Дагестане, но во всех субъектах Северо-Кавказского края. Так, в статье, посвященной хозяйственному и социально-культурному строительству в Карачае, говорилось: «Вопросы переселе ния стоят все время в центре внимания уже несколько лет при всяком подступе к раз решению проблем подъема народного хозяйства нацобластей. Переселение неизменно фигурирует как необходимое мероприятие в самой реконструкции хозяйства, обу словливающее темпы освоения природных богатств, повышение материального и культурного уровня горца, эффективность всей суммы реконструктивных мероприя тий» [Сысоев 1931: 21].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Сельхозтоварищество Лакистан. С. Кумух. Фото А. Чутуева. 1928 г.

Из собрания Музея истории города Махачкалы решения о переселении горцев, а также решений союзного правительства о коллективизации крестьянства в журнале «Плановое хозяйство Дагестана»

появилась статья автора по фамилии В. Берг, который прослеживал прямую связь между «народными революциями и культурным развитием сельскохо зяйственного промысла». Он считал возможным фиксировать, что вместе с крестовыми походами в сельскохозяйственное производство пришел «черный пар», с Реформацией — картофель и удобрение полей, английская революция XVII в. «создала» рядовую сеялку и «комный пропашник», с Великой фран цузской революцией появилась сахарная свекла, а с революцией 1848—1849 гг. — минеральные удобрения. «Революционные скачки в сельском хозяйстве, — писал этот автор, — поднимающие его на следующую ступень культурного гребня, удивительным образом связаны с массовыми народными революция ми политического характера, символизирующими возмущение народных масс и дающими выход народному творчеству». Применительно же к Дагестану он отмечал:

Учитывая естественно-историческую обстановку плоскостных районов Да гестана, которая позволяет ставить вопрос о развитии высокоценных трудоем ких промышленных культур (хлопчатник, кенаф, кунжут, клещевина и др.), мы считаем, что не использовать эти возможности именно теперь, при организации новых крестьянских хозяйств, в связи с земельной реформой, абсолютно невоз можно [Берг 1928: 18, 26—27].

Умудренный житейский опытом поэт Сулейман Стальский вольно или невольно тоже поддался искушению отреагировать на происходящие, а боль шей частью еще только планировавшиеся преобразования родной земли.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН 7 ноября в Кумухе. Фото А. Чутуева. 1930-е гг.

Из собрания Музея истории города Махачкалы Развеян старой жизни прах, Безбрежен урожай в полях, Электростанции в горах И школы светлые я вижу.

…Новые земли, новые формы организации хозяйственной деятельности, новые принципы жизни в целом… Лозунги и планы вполне могли будоражить воображение.

Из заявления в Переселенческое управление при СНК ДАССР от члена ВЛКСМ и члена колхоза им. Микояна селения Цовкра I Кулинского района Даг. АССР имярек:

Приветствуя постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР как важные докумен ты, обеспечивающие создание возможности для зажиточной радостной жизни трудящихся нашей великой социалистической страны, у меня возникает боль шое желание переселиться из малоземельного р-она горного Дагестана в много земельные р-ны Казакстана или Поволжья и другие места. И много честных тружеников также требуют скорого разрешения этого вопроса [ЦГА РД, ф. р-411, оп. 1, № 10: 28].

От планов переходили к действиям.

В 1924 г. было утверждено задание по организации в Хасав-Юртовском округе 15 поселков по 60—80 дворов в каждом, в Ачикулакском районе — 2 по селков по 100 дворов, в Дербентском районе — 1 поселка на 100 дворов и т. д.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Бланк регистрации переселенца. 1920-е гг.

С целью создания жилых построек в переселенческих поселках, отвечаю щих требованиям гигиены, созданы два типовых плана крестьянских построек, каковые будут изданы и распространены среди новоселов с требованием стро иться, придерживаясь плана. Такая мера вполне может быть проведена в жизнь лишь только уже потому, что пособия при переселении будут выдаваться в виде готовых сделанных по типовому плану окон, дверей, печных приборов, лесных материалов и пр. Для руководства переселенческим делом издана особая инст рукция о переселении с гор на плоскость граждан Дагестанской Республики [ЦГА РД, ф. п-1, оп. 1, д. 525: 8].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Из постановления ЦИК и СНК ДССР от 5/XI — 28, № 611 «О дополни тельных наделах безземельным и малоземельным горцам»:

В целях наделения землей безземельного и малоземельного горского насе ления ДССР и оказания ему содействия в деле освоения земельных угодий на плоскости Ц.И.К. и С.Н.К. ДССР постановляют:

Выделить из состава госземимущества на плоскости особый земельный фонд для отвода из него дополнительных наделов группам бедняцких и мало мощных середняцких хозяйств с соблюдением нижеследующих временных пра вил… 2. Выход из аулов на участки земли, отводимые в порядке дополнительных наделов, допускать в отношении каждого бедняцкого и маломощного середняц кого хозяйства, а отвод дополнительных наделов производить исключительно для групп, объединяющих не менее 15 хозяйств.

3. Дополнительники, впредь до окончательного переселения на отведенный им на плоскости надел, сохраняют за собой право пользования всеми земель ными угодьями постоянного их жительства на общих основаниях [ЦГА РД, ф. р-37, оп. 21, № 18: 8, 9].

Из статьи в журнале «Революция и горец»:

Надо категорически отказаться от поисков базы для организации колхоза в родовом строении, а следует искать и находить эту базу в социальных группах, организуя бедняка и середняка в колхоз, независимо от их родовой принадлеж ности, не допуская туда кулака. Мы категорически против родовых колхозов [Цей 1931: 61].

Однако реализация планов коллективизации хозяйства и переселения горцев сталкивалась с конкретными трудностями.

В частности, малярия выгоняла жителей вновь образованных на равнине (в зоне построенного в те годы канала имени Октябрьской революции) посел ков обратно в горы (большинство горцев возвращались восвояси, другие пе реселялись на летний период).

Немедленное переселение их пугает, так как несколько переселившихся в 1923 году семей в Х.-Юрт. окр. вымерли совершенно. Этот случай известен всюду. Поэтому необходимо в этом вопросе проявить особую осторожность [Месяц 1928: 45—46].

Переселенцы находятся в крайне критическом и катастрофическом поло жении — поголовная голодовка, болезни на этой почве, отсутствие топлива, фуража для скота и т. д. [Аграрный вопрос 2006, т. 1: 112].

«Малярийный вопрос» являлся важной частью большой проблемы орга низации переселенческого движения:

Климат же плоскости, при массе болот и озер, при богатой растительности, где свили себе прочное место малярия и прочие недуги, — действует на горца губительно. Ввиду этого, к переселению с гор на плоскость, вынуждаемому го сударственной необходимостью, приходится относиться с чрезвычайной осмот рительностью и осторожностью [Аграрный вопрос 2006, т. 1: 36].

Самым важным, самым серьезным и самым опасным фактором прогрес сивного развития малярии на плоскости ДАССР… являются ежегодные разливы р. Сулака… Прочистить устье реки Сулака, поднять бинты и спустить воду с Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Тавлин (горец). Фото В. В. Храмовой. 1928 г. МАЭ, № И-2193- тех громадных, ныне затопленных площадей — есть главная неотложная и пер воочередная работа НКЗ (Народного комиссариата земледелия. — Авт.) [Аг рарный вопрос 2006, т. 1: 31].

Горцы не хотели жить в поселках с многонациональным составом насе ления, а именно такой вариант организации новых поселений предусматри вался планом [Османов А. 1994: 12].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Кутан Тупь-Котан. Хасавюртовский округ. Фото В. В. Храмовой. 1928 г.

МАЭ. № И-2193-13.

Не менее значимой и столь же объективной трудностью в организации переселения оказался психологический фактор, подразумевавший социокуль турную идентичность горцев и зримо отражавшийся в их настроениях. Все это образно передано в книге Р. Гамзатова «Мой Дагестан»: «Предложите горцу переселиться на равнину... и он воспримет ваше предложение как оскорб ление». На лозунг «Вылезем из каменных мешков и поселимся на цветочных полянах» горцы отвечали: «Если даже цепями потащите, не пойдем на плос кость!»;

«Мы как гвозди вколочены в эти скалы. Никто не имеет права вытас кивать нас из наших гнезд» и т. д. и т. п. [Гамзатов 1987: 261—262]. Первыми в советской истории Дагестана в 1919 г. на плоскость переселились жители селения Учавлак;

в 1927 г. во вновь образованном поселке было 67 хозяйств, через год в нем осталось 12 семей, остальные вернулись в горы, и привела их туда не одна только малярия [Волкова 1988: 129;

1995: 28] 7. Как следствие означенного, в 1926 г. во всех равнинных округах ДАССР насчитывалось 2, тыс. горцев — аварцев, даргинцев, лезгин, лакцев и др., или 2 % населения равнины [Ибрагимов М.-Р. 2002: 41], тогда как, повторим, в Осетии этот пока затель превышал 80 %, а в Ингушетии был еще более значительным.

Впрочем, не только психологический фактор, имевший значимую социо культурную составляющую, давал о себе знать при реализации программы по переселению горцев на равнину.

Трудности для переселенцев (добровольных или принудительно пересе ляемых) на местах вселения возникали и по причине реакции коренного и старожильческого населения. Из «Выписки из протокола конференции бедно ты Цумадинского района от 24 февраля 1931 г.» и выступления «гр. сел. Эче да Магомы Муртузалиева» 8:

Психологический фактор оказывал существенное влияние на горцев-переселен цев и в других регионах Кавказа. См.: [Волкова 1988: 129—130].

Переселение жителей селения Эчеда на плоскость планировалось вследствие «вооруженного столкновения между обществом Соситль и Эчеда из-за пользования Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Члены сельского совета селения Кази-юрт около канцелярии.

Фото В. В. Храмовой. 1928 г. МАЭ. № И-2193- Центральное Правительство ДССР оказывает всемерное содействие пере селенцам горцам, но местные власти Хасав-Юртовского района не особенно дружелюбно относятся к нашим переселенцам. Бюрократизму и волоките по переселенческим делам нет конца. Наши переселенцы, мотаясь из Хасав-Юрта в Махач-Кала и обратно из-за пустяков и в конце концов потеряв всякую надежду на возможность окончательного устройства на плоскости, возвращаются опять на родину в горы, разочарованные и совершенно разоренные… Наблюдаются неслыханные грабежи, устраиваемые местным населением над переселенцами, и местные власти смотрят на это сквозь пальцы. При этом положении всякая охота к переселению бедняка-горца на плоскость естественно отпадает [ЦГА РД, ф. р-37, оп. 1, № 25: 6].


Республиканские инстанции были обеспокоены ходом реализации наме ченных свершений и задумывались над тем, как исправить положение дел. В книге, озаглавленной «Земельная реформа в Дагестане», ее автор относитель но освоения плоскостных земель горцами писал следующее:

пастбищной горой Эчеда-Меер», в результате которого были человеческие жертвы со стороны первого из упомянутых обществ вследствие применения представителями второго оружия. В постановлении Президиума ЦИК ДССР от 18 ноября 1928 г. гово рилось, в частности: «Признать целесообразным переселить целиком общество Эчеда на плоскость, поручив НКЗ в 2-недельный срок представить свои соображения о по рядке реализации этого решения» [ЦГА РД, ф. р-37, оп. 21, № 19: 1].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Оказание помощи обусловливается переселением, и потому получивший эту помощь склонен рассматривать свои отношения с государством как некий договор, по которому государство, оказывая переселенцу помощь при организа ции его хозяйства, ставит ряд условий в смысле срока переселения и проч. Уста новленный размер помощи недостаточен для целей организации хозяйства на новом месте и предполагает значительные вложения со стороны переселенца если не материальными средствами, то упорным трудом всех членов семьи. Ес ли условия, окружающие переселенца на новом месте, не вполне благоприятны и усилия его не сразу дают ожидаемый эффект, переселенец винит в этом госу дарство и претендует на дополнительную поддержку. И эта поддержка действи тельно необходима, так как без нее неокрепшее хозяйство может совершенно погибнуть, дискредитируя тем идею переселения и сводя к нулю вложения го сударства. В предупреждение таких результатов следует допускать переселение лишь после того, как условия для нового хозяйства будут достаточно улучше ны. Поэтому темп переселенческих мероприятий в ближайшие два года должен быть минимальным. Намечено переселить из горных округов на плоскость все го лишь 1300 хозяйств, из них в 1928 г. — 500 и в 1929 г. — 800 хозяйств [Ки риллов 1928: 90—91].

Здесь уместно заметить, что в первую очередь в переселение вовлекались представители бедных слоев населения, и они действительно сталкивались со многими трудностями.

Центральные органы власти страны тем более не удовлетворял ход вы полнения решений по переселению, ибо планы в отношении экономического развития Дагестана были более чем внушительные. В частности, предполага лось широко культивировать в ДАССР хлопчатник. Республиканская власть фиксировала, что, несмотря на принятые меры, к 1930 г. площади под хлоп чатник не достигли намеченных размеров, а урожайность на них была крайне низкой из-за «новизны культуры, а также незнакомства населения с уходом за таковой», и потому просила союзную власть переселить в Дагестан до 300 хо зяйств хлопкоробов из Узбекистана [Аграрный вопрос 2006, т. 1: 145]. В це лях развития животноводства предполагалось переселить на плоскость без малого 12 тыс. хозяйств горцев, вселить в уже существовавшие совхозы рав нинной зоны животноводческого профиля более 5 тыс. хозяйств горцев, вы делить значительные пастбищные участки на плоскости «скотоводческим горным районам» и др. [Аграрный вопрос 2006, т. 1: 146].

Несмотря на планы превращения Дагестана в республику с преимущест венно земледельческим (в том числе хлопководческим) профилем хозяйство вания, животноводство оставалось ведущей сферой экономики республики, что естественно, так как значительную ее часть составляли горные и высоко горные районы.

Из 101.901 гектар удобной земли Ахтинского р-на 82,4 % или 84 007 га со ставляют высокогорные пастбища и выгоны (среднее по Дагестану 48,75). Паш ня же составляет 8,73 % к общему числу удобной земли… Надо здесь все хозяй ственные задачи подчинить интересам животноводства… Если 84 007 га прекрасных летних высокогорных альпийских пастбищ достаточно для выпаса значительно большего количества скота, то 7500 га орошаемого сенокоса еле достаточно для прокорма имеющегося в районе даже рабочего скота. Это имен но обстоятельство является основной трудностью и основным тормозом разви тия скотоводства. Разрешение зимнего кормового и пастбищного вопросов для этого района является решающим и определяющим хозяйственные успехи [Цей 1931: 57].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Схожие вопросы оказывались злободневными для большинства горных районов республики, тем более что вышестоящие инстанции требовали все новых и новых достижений.

Из постановления Северо-Кавказского крайкома ВКП(б) от 26 октября 1931 г.:

В целях развертывания социалистических форм животноводства на плос кости обязать Дагестанскую парторганизацию и соответствующие системы тре ста безоговорочно выполнить план поголовья в следующих размерах: в течение 1932 г. в совхозах Овцетреста довести количество овец до 400 000 с доведением мериносового и метисового поголовья до 250 000 [Лившиц 1932: 60].

Для создания благоприятных условий зимовки кочующего скота с гор на плоскость, а также летнего выпаса, обязать Наркомзем в 3-месячный срок пере дать все пастбища в долгосрочное пользование колхозно-кооперативным овце водам, обязав арендаторов в 1932 г. произвести соответствующее строительство и заготовить соответствующее количество грубого корма из расчета обеспече ния потребности на стойловый период [За большевистскую реализацию 1931: 22].

На подобные цели требовались деньги.

В 1930 г. союзное правительство выделило республике новые значитель ные средства на реализацию плана земельно-водной реформы, согласно кото рому в Дагестане следовало переселить в равнинные районы, расселить в го рах и перевести на оседлость (кочевых ногайцев) до 40—50 тыс. чел. [Осма нов А. 1994: 12].

Параллельно с этим решался вопрос о закреплении за дагестанскими хо зяйствами пастбищ в Азербайджанской и Грузинской ССР и о переселении некоторого количества дагестанских горцев в эти республики. Данный вопрос был далеко не новым (так как пастбищами местные горцы пользовались там издавна, да и некоторое их количество там проживало давно, о чем говори лось ранее), однако требовал переоформления, а частично и пересмотра в но вых условиях. Так или иначе, этот вопрос будет фигурировать в «дагестан ской политике» еще долгие годы, поэтому уделим ему особое внимание.

Отношения с соседними республиками Еще в первой половине 1920-х гг., когда были организованы новые госу дарственно-политические единицы страны — разного ранга и подчинения рес публики, правительственными структурами ДАССР — с одной стороны и та ковыми Азербайджанской и Грузинской ССР — с другой довольно активно обсуждались вопросы урегулирования прав их овцеводов на пользование теми или иными пастбищами. Уполномоченный правительства ДАССР по делам кочевников-барановодов в июне 1925 г. отмечал:

Неотложной работой является проведение и возобновление Дагестанской Государственной границы с границами Грузии и Азербайджана. Неопределен ность этих границ вызывает ряд споров между лезгинами — с одной стороны и грузинами и азербайджанцами — с другой. Возникновению споров способст вуют агенты пограничных Правительств, которые, не выжидая проведения и во зобновления Государственной границы, принимали за таковую с значительны ми ошибками водораздельную линию и, не считаясь с правом фактического пользования прошлых лет, сдают эти места в аренду своим гражданам [ЦГА РД, ф. р-37, оп. 21, № 32: 8—9].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН В следующем году тот же уполномоченный «по защите интересов бара новодческих и крестьянских хозяйств кочевников ДССР, кочующих на терри тории С.С.Республик Грузии и Азербайджана» М. Нахибашев представил об ширный доклад о «работах, им произведенных в зимний кочевой период 1925/1926 года».

В нем говорилось:

В район обслуживания входят: Закатальский уезд АР и Телавский и Сиг нахский уезды ГР, от левого берега реки Алазани до перевально-водораздель ной линии Главного Кавказского хребта.

Длина этой площади до 130 верст, а ширина в среднем до 40 верст. На эту площадь с незапамятных времен на зимний ежегодный кочевой сезон выступа ют с первых чисел сентября м-ца со своими гуртами овец кочевники барановоды, главным образом и почти полностью Анцухо-Капучинского и Бух надарского, незначительные части Тельсерухского и Крахского участков Гу нибского округа, части Самурского и выходящие на отхожие промысла из этих же округов и Дидоевского участка Андийского округа. Кочевники-барановоды всего Бухнадарского участка и частью Тельсерухского и Крахского участков располагаются исключительно в Закатальском уезде АзР, Анцухо-Капучинского участка в Сигнахском и главным образом в Телавском уезде ГР, причем в по следнем уезде имеются три селения наших лезгин — Тиви, Тебельджахи, Аре ши — кочевников Анцух-Капучинского участка;

граждане эти выкочевывают из 10—12 аулов того же участка. При городе Закаталы имеется колония ахвахцев Дидоевского участка Андийского Округа — колония эта в дворов 80. В трех же селениях, указанных выше, проживает более 600 дворов. Вышедшие на отхожие промысла кустари и мастера всех профессий рассеяны по всем городам и селе ниям Грузии и Азербайджана;


бедняцкий же батрацкий элемент в большей сво ей массе (до 80 %) сосредоточен в Закатальском уезде АР, а остальной (до 20 %) в Грузии… Взятие на учет перекочевавших хозяйств в Закатальском уезде было со пряжено с неодолимыми препятствиями, а именно: перекочевки совершались с мест оседлости без всякой системы, вразброд;

аулы, общества и даже отдельные хозяйства прибывали не в заранее ими намеченные и подготовленные пункты или в пункты, указанные местными властями, а вслепую: прибыв в район со скотом и с семейством, начинали искать пристанища и выпас для скота.

При таком положении вещей не могло быть речи о групповом распределе нии перекочевавших масс в плановом порядке. Этому препятствовало и полное нежелание сельских обществ Закатальского уезда допустить наши барановодче ские хозяйства на свои пустующие земли, спокон веков бывшие в распоряжении наших кочевников. Все силы и работа были направлены к тому, чтобы преодо леть упрямство местных сельских обществ и как-нибудь пристроить бараново дов. Достигнуто это было с большим трудом, со значительными расходами для барановодов и без всякого участия местных властей… в уездах Сигнахском и, главным образом, Телавском, куда барановоды всего Анцух-Капучинского уча стка прибывают в свои селения Тиви, Тебельджах и Ареши. Но и благополучие этой части наших барановодов длилось до начала ягнения в гуртах, когда они вынуждены бывают в целях спасения приплода спускаться на низменность, что имеет место в первых числах марта месяца и позже, смотря на состояние пого ды… За малоземельем в Грузии, а потому за неимением пустующих земель в сельских обществах, 80 % барановодов Анцух-Капучинского участка на это время стихийно устремляется на те же земли сельских обществ Закатальского уезда и, как последствие сего, — подвергаются мытарствам всякого рода.

Далее в докладе развивалась тема о трудностях работы уполномоченного в условиях нежелания властных инстанций различного уровня на местах со Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН трудничать, особенно в условиях «укоренившегося прочно бандитизма и про цветания контрреволюционного направления», говорилось о желании властей Грузии причислить перекочевывавших на ее территорию дагестанских овце водов к гражданам своей республики и брать с них налоги. В заключение сво его доклада М. Нахибашев писал:

Во главе работ по защите интересов барановодческих хозяйств стоял во прос пастбищный. Мы добивались: забронирования за барановодами для выпаса их гуртов овец лесов и земель, находящихся в распоряжении госфондов Грузии и Азербайджана[, расположенных] в полосе гор. Закаталы АР до надлежащих земель сел. Кварели Телавского уезда Грузии, выше стратегического шоссе За каталы—Телав… Добиваясь этих целей, мы новых прав для себя не искали, а только требовали подтверждения и новой регистрации наших вековых прав, это с одной стороны, а с другой — установления твердых арендных цен на выпас с единицы выпасаемого скота или же с десятины… Он настаивал на решении вопроса о положении жителей трех упомяну тых селений дагестанцев в Грузии;

поднимал вопрос об организации зимнего выпаса скота крупных барановодов, в частности Гунибского округа в Прикас пийской зоне Дагестана, что позволило бы проще урегулировать вопрос об аренде пастбищ в соседних республиках, а также об отказе в сдаче летних горных пастбищ Дагестана в аренду грузинским овцеводам.

По условиям топографическим, климатическим и благодаря малоземе лью… нагорного Дагестана барановодчество еще многие десятки лет будет яв ляться главной отраслью сельского хозяйства, а как последствие сего — на де сятки лет сохранится кочевой эле мент. Уже настала пора, и нужно этот элемент поставить в такие ус ловия, которые будут способство вать процветанию у них скотовод ческого хозяйства… В заключение вынужден отметить следующее: у народов Закавказья с незапамятных времен было установлено мнение, что если к ним, на их территорию, прибывал лезгин, то он беспризор ный и бедняк, бедность не порок, с нею можно мириться, но беспри зорность в условиях настоящего времени большой минус;

этот минус должен… быть развеян во мнениях народов Закавказья [ЦГА РД, ф. р 37, оп. 21, № 20: 1—10 об.].

Решение вопросов обеспечения пастбищами местных овцеводов нахо дилось в поле зрения дагестанских властей. Они решались как через ис пользование собственных возможно стей, так и путем переговоров с вла стями соседних республик (в том чис- Тавлинец (горец). Хасавюртовский ле при посредничестве хозяйственных округ. Фото В. В. Храмовой. 1928 г.

и партийных органов союзной власти). МАЭ, № И-2193- Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН В Центральном государственном архиве Республики Дагестан хранится документ, в котором приводится обстоятельная справка о том, как виделось одно из направлений решения вопроса о наделении горцев Дагестана землей, что из себя представляли упомянутые ранее казмаляры, наконец о том, какое развитие они в действительности получили. Это довольно пространный доку мент, однако, как нам видится, он представляет очевидную ценность для эт нографов в плане понимания многогранных и довольно сложных процессов, которые имели место в означенном районе Кавказа изрядный период времени, и поэтому процитируем его с незначительными сокращениями.

За подписью зам. председателя ЦИК ДАССР Г. Мадиева в ЦИК СССР (копия — в ЦИК РСФСР) в мае 1933 г. был направлен документ, озаглавлен ный «О назначении представителя ЦИК СССР в паритетную комиссию по рассмотрению вопроса об административном обслуживании жителей ДАССР в казмалярах Хочар-Хута, Инзеба, Находа, Келаки, Горбутль, Капучи, Тиви и Тебельджохи».

В нем говорилось:

В силу топографических условий горного Дагестана, недостатка сенокос ных угодий и пригодных для земледелия земель, ряд горных р-нов Дагестана, имея основную и ведущую отрасль животноводство, из-за недостатка в грубых кормах на зимний период выкочевывает со скотом в плоскостные районы, как ДАССР, так и Зак. СФСР (Закавказской Федерации. — Авт.). В кочевье в ос новном уходят овцы до 80 % от овечьего поголовья района и не более 10–12 % от поголовья лошадей и крупного рогатого скота. С этим скотом в кочевье ухо дит и часть взрослого населения, обслуживающего скот на зимних пастбищах.

Помимо этого, наиболее распространенного, вида выкочевок в ряде р-нов ДАССР — Тляротинском, Касум-Кентском, Кайтагском, Табасаранском и др.

встречается и др. вид, а именно: со скотом уходит не только взрослое население, но и остальные члены двора, — причем в последнем случае горное население осваивает плоскостные земли более основательно: приходит из года в год на одни и те же участки, устраивает более прочные жилые и хозяйственные по стройки — «казма», «казмаляр», в отличие от временных сооружений при вы кочевках первого типа «кутан» — «кишлаг», и помимо выпаса скота на землях плоскости занимается подсобным земледелием.

Казмалярские формы землепользования встречаются не только в ДАССР, но и в Азербайджанской АССР (так в оригинале. — Авт.), ССР Грузии, и они свойственны при сочетании определенных условий многим горным странам.

В понятие «казмаляр» входят следующие элементы: местность на равнине с более теплым климатом и умеренной (бесснежной) зимой, чем в горах;

жилые и хозяйственные постройки (казма);

пребывание в этой местности со скотом не только взрослого населения, но и остальных членов семьи и подсобное занятие земледелием.

За последние годы, особенно после Октябрьской Революции, казмалярное землепользование сильно сократилось, главным образом вследствие вовлечения значительных земель плоскости под расширение посевов технических культур, совхозного строительства и усиления кооперативно-колхозного сектора в гор ных районах.

Казмаляры в ДАССР встречаются не только в Прикаспийской низменности южных районов, образуемые выкочевками населения Касум-Кентского, Табаса ранского и др. районов, но есть казмаляры, образованные жителями ДАССР на территории Зак. СФСР, в левобережной части долины реки Алазань, ныне в Кварельском районе ССР Грузии. В этот район выкочевывают жители Тляро тинского района ДАССР.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Образование казмаляров нужно отнести к далекому прошлому, когда и Прикаспийская низменность ДАССР, и левобережная часть Алазани не были заняты постоянным населением. Неблагоустроенность в прошлом этих мест, жаркий болотный климат, комары, малярия не благоприятствовали образова нию поселений. К тому же левобережная часть реки Алазани долгое время была ареной борьбы между народами Закавказья и племенами Дагестана, почему долго оставалась незаселенной. Но отдельные смельчаки горцы, скотоводы проникали сюда, главным образом в лесные районы и, захватив лучшие места, устраивали вначале «кутаны», а в периоды длительных перемирий и казмаляры.

Захваченные земли, очищенные от леса полянки для посева, устройство казмы составляли собственность захватчика. Причины выхода с гор на плоскость бы ли, как и теперь, — одни — недостаток кормов в зимний период в горах.

Точных данных о времени возникновения казмаляров населения Бежтин ского, Тляротинского и Шубахского с/советов Тляротинского района ДАССР в Кварельском р-не ССР Грузии нет. По преданию, народность аварского племе ни капучины (бежтинцы. — Авт.) считает территорию левобережной части реки Алазани своей… Далее в цитируемом документе оспаривалось утверждение комиссии Гру зинской ССР (основывавшееся на данных известного историка Вахушти Баг ратиони), что «ежегодно выкочевывающие из ДАССР дворы капучинцев яв ляются коренными жителями ССР Грузии, что они имеют в Кварельском р-не оседлость, занимаются главным образом земледелием, что уходят они в Даге стан на 2—2 месяца и по причинам, связанным „не столько с хозяйственной деятельностью, сколько с необходимостью перемены климата“».

Дагестанская сторона в категоричной форме оспаривала данное утвер ждение, заявляя, что «причины, вызывавшие это явление в прошлом, — оста лись и на сегодня, и нужна большая работа в горах, чтобы если не устранить, то хотя бы ослабить их». Она — дагестанская сторона — ни при каких усло виях не соглашалась признать «укорененность» бежтинцев и других горцев на южной стороне Главного Кавказского хребта. У такой позиции, очевидно, имелись свои обоснованные резоны (о которых в данном случае судить не бе ремся). В любом случае, в послании высокопоставленного чиновника ДАССР отмечалось, что «в восьми казмалярах капучинцев (бежтинцев. — Авт.) ко миссией СНК Грузии учтено на 7979 дворов 627,56 га заимок, где расположе ны их надворные и хозяйственные постройки (казмы), посевы, причем факти ческая площадь посевов не превышает 200 га.

Некоторые дворы (верхушечная группа) (т. е. усадьбы, расположенные на горных склонах. — Авт.) имеют типичные строения горного Дагестана — дома, сложенные из камня в два этажа — причем нижний этаж обычно отво дится скоту, — но это у десятка хозяйств, остальные хозяйства ютятся в обычных казмах.

Нельзя также отрицать факта, что ряд верхушечных хозяйств из выко чевщиков потеряли связь с ДАССР, обжились на плоскости, развели сады, — но это единицы». Далее утверждалось, что горцы-мигранты не то должны, не то обязаны быть причислены к Дагестанской республике, которая, со своей стороны, обязуется обеспечивать их всем необходимым, а они, безусловно, должны остаться дагестанцами, в том числе уплачивая соответствующие на логи. Резюме обращения в высшую инстанцию было следующим:

Учитывая сугубо принципиальное значение вопроса об административном обслуживании кочевников одной страны, уходящих со скотом на территорию Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН другой, и необходимость ознакомления ЦИК СССР детально с вопросом на ме сте, — ЦИК ДАССР просит о назначении представителя Правительства ССР (так в оригинале. — Авт.) для рассмотрения этого вопроса [ЦГА РД, ф. р-37, оп. 21, № 28: 118—120 об.] 9.

Налаживание соответствующих отношений с соседними субъектами СССР до начала 1940-х гг. являлось для правительства Дагестана одним из важных слагаемых решения «горского вопроса». Обсуждались права «кочев ников» 10, продолжались споры по пограничным пастбищным участкам 11. В союзных инстанциях строились планы укрепления и расширения хозяйствен ной базы горцев-овцеводов, переселения дагестанцев в соседние республи ки 12. В 1941 г. планировалось «доприселить в существующие колхозы Ква рельского р-на Груз. ССР колхозные хозяйства Тляротинского р-на, постоян но кочующие и имеющие временные жилые постройки и приусадебные участки в Кварельском р-не Грузинской ССР, а также хозяйственно устроить колхозные хозяйства ДАССР, фактически проживающие в течение ряда лет в Закатальском, Кахском и Варташенском р-нах Аз. ССР». В Кварельском рай оне было выявлено 217 подобных хозяйств, а в трех указанных районах Азер байджана — 111 хозяйств [ЦГА РД, ф. р-411, оп. 1, № 13: 155]. Одновременно начал реализовываться план дополнительного переселения из горных районов Дагестана в Хачмасский, Алибайрамлинский и Сальянский районы Аз. ССР еще 950 хозяйств. Однако одни переселенцы жаловались на «плохие условия приема», при которых им «работу не дают», другие не желали переселяться в Сальянский и Алибайрамлинский районы Аз. ССР, мотивируя это плохими климатическими условиями оных;

«колхозники стремятся переселяться пре имущественно в Нухинский, Кахский, Закатальский, Кусарский, Варташен ский и Хачмасский р-ны, куда они кочуют десятки лет и привыкли к климати Одновременно с аналогичной просьбой в союзное правительство обратился Всегрузинский ЦИК, обосновывавший права на причисление живущих на территории ГССР дагестанцев к гражданам своей республики [ЦГА РД, ф. р-37, оп. 21, № 28:

111—112].

В мае 1933 г. Дагестанский ЦИК отправил письмо ЦИК Азербайджанской ССР по поводу того, что «в пограничных карантинных пунктах у населения ДАССР, отко чевывающего из пределов Аз. ССР, отбирают все заработанные им хлебопродукты», тогда как эти продукты приобретены «путем батрачества, т. е. трудовым путем», про воз продуктов происходит разово (при откочевке), а не систематически, и провозятся они для личного потребления, а не в целях спекуляции [ЦГА РД, ф. р-37, оп. 21, № 28:

115].

В июне 1933 г. за подписью председателя ЦИК ДАССР М. А. Далгата в адрес ЦИК Азербайджанской ССР было отправлено письмо, в котором говорилось о несо гласии дагестанских правительственных инстанций признать результаты паритетной комиссии «о разрешении пограничных споров», так как «все пограничные споры за исключением одного… разрешены в пользу Аз. ССР, несмотря на то что докумен тальные данные говорят о бесспорных правах на пользование этими участками граж данами ДАССР» [ЦГА РД, ф. р-37, оп. 21, №. 28: 90].

В июне 1935 г. за подписью всесоюзного старосты М. И. Калинина вышло по становление ВЦИК, в котором говорилось: «Просить СНК СССР рассмотреть вопрос о закреплении за колхозами Дагестанской АССР пастбищ и сенокосов и об ассигнова нии в течение 1935—1936 гг. специальных средств на проведение этих мероприятий, а также вопрос об использовании пастбищ кочевниками и животноводами Дагестанской АССР на территории Грузинской и Азербайджанской ССР» [15 лет торжества: 79].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН ческим условиям этих районов» 13. В дополнение к этому выяснилось, что, на пример, Хачмасский район имеет овощеводческий профиль хозяйства, тогда как переселенцы — животноводы, отправляющиеся на новые места жительст ва со скотом [ЦГА РД, ф. р-411, оп. 1, № 13: 6—7, 80—80 об., 132—132 об.].

Но при всех обнаруживавшихся неурядицах планы отличались масштаб ностью. Их реализацию остановила начавшаяся Великая Отечественная вой на, в ходе и особенно на завершающем этапе которой политика переселения горцев получила иное направление. Об этом ниже. А сейчас о корректировках социально-экономического развития Дагестанской республики, которые по следовали в печально известную вторую половину 1930-х гг.

Повороты политики во второй половине 1930-х гг.

В советском государстве обычным делом было приписывать недостатки в реализации тех или иных начинаний политическим просчетам конкретных лиц, политическим группировкам и откровенному вредительству с их сторо ны. Такие оценки вызывали корректировки планов переселения горцев, равно как и саму их реализацию. Действия дагестанской республиканской власти, предпринимавшиеся в этом направлении со второй половины 1920-х гг., вы звали подобную реакцию на том основании, что переселение якобы произво дилось «в рамках индивидуального крестьянского хозяйства и особого успеха поэтому иметь не могло». Хуже того, в условиях проводившейся земельно водной реформы «отчетливо наблюдалась тенденция к созданию крепких хо зяйств за счет обособления и расширения землепользования», т. е. к развитию «кулацкого крестьянского хозяйства». «Самую реформу, — отмечалось в од ной из статей той поры, — пытались всячески извратить, направляя ее только по линии переселения горцев на плоскость, не затрагивая земельного вопроса и необходимости перераспределения земель в самих горах. Против такого пе реселения горской бедноты на плоскость кулак мог не возражать, правильно рассчитывая на большие трудности этого переселения и последующего устрой ства на новых местах. Вообще кулак активизируется в период земельной ре формы…» [Погорельский 1940: 45, 50—51].

После февральско-мартовского 1937 г. пленума ЦК ВКП(б) в Дагестане началась чистка кадров и перестройка политики. Член бюро обкома Ю. Н. Шов кринский был обвинен в создании «теории неверия построения (так!) социа лизма в горах… Он считает, что Дагестан — горы, это особый утес, к которо му неприменительна политика партии» [Репрессии 1997: 179]. В итоге пози ция дагестанского республиканского руководства по земельной реформе и переселенческой политике была признана вредительской. В сентябре 1937 г.

газета «Правда» опубликовала статью «Гнилая позиция дагестанского обко К этому добавлялось: «Стремление колхозных хозяйств ДАССР переселиться преимущественно в вышеуказанные районы Аз. ССР объясняется и тем, что, ведя из давна (с дореволюционного времени) полукочевой образ жизни в этих районах, мно гие семьи обзавелись собственными жилыми домами и хозяйственными строениями и вошли в родственную связь с местным населением. Пример: в Хачмасском р-не в трех населенных пунктах: сел. Льгор, Инжар-Уба и Касумкент постоянно проживает около 100 хозяйств, и все они имеют жилые дома и производственные постройки — 39 хо зяйств, то же самое и в других районах, куда они просят их переселить» [ЦГА РД, ф. р-411, оп. 1, № 13: 80 об.].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН ма». На состоявшемся вслед за ее выходом республиканском партактиве вто рой секретарь обкома М. Сорокин сказал, в частности:



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 18 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.