авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 18 |

«ПЕТЕРБУРГСКОЕ ВОСТОКОВЕДЕНИЕ Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН ...»

-- [ Страница 9 ] --

Глава администрации, безусловно, самая престижная должность в селе нии. В связи с этим неудивительно, что вокруг последних выборов сельского главы в начале 2007 г. разгорелись нешуточные страсти. И поскольку нельзя недооценивать значение лукового промысла для жизни современной Хушта ды, то правомерен вопрос, насколько «луковый бизнес» влияет на политиче скую жизнь в селении. Сошлемся на пример упомянутых выборов. Они про ходили в 2 тура, и после первого тура лидер опережал конкурента всего на голоса. В этой критической ситуации шла тяжелая борьба за решающие голо са (см. гл. 4), в ходе которой пытались использовать все ресурсы, в том числе и «луковый бизнес». В частности, из Ростова бригадиры, лоббировавшие ин тересы того или иного кандидата, привезли на выборы всех находившихся там пайщиков;

по словам одного из жителей селения, те проголосовали и их в тот же день отвезли обратно.

Магомед Магомедов: С Ростова с полей две маршрутки привезли, они проголосовали и их обратно увезли. Это оплачивал заинтересованный чело век, будь то кандидат или его родственник. Если я вот, а у меня есть брат бригадир, то он привозит их, сам оплачивает все [ПМЕК 2007].

Таким образом, бригадиры могли так или иначе, используя имевшиеся у них ресурсы, оказывать влияние на выборы. Однако были и обратные слу чаи — попытки «торговать» своим голосом, выдвигая бригадирам собствен Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН ные условия: «Дай мне гектар, тогда я проголосую за твоего родственника»

[ПМЕК 2007].

В подобной ситуации основным рычагом давления бригадира мог быть заветный гектар, т. е. место в бригаде. Но справедливости ради следует заме тить, что бльшую роль на выборах все же играли родственные отношения — голосование за того или иного кандидата напрямую определялось данным фактором, и этот ресурс фактически дублировал ресурс бригадира, поскольку многие из пайщиков и так являлись его родственниками. В результате, с по мощью своего статуса бригадир мог реально повлиять лишь на небольшой процент неродственников в бригаде и на тех, кто состоит в родстве с обоими кандидатами, т. е. власть бригадира являлась не столь значительным ресурсом для привлечения голосов, хотя в некоторых случаях и сыграла свою роль.

Люди, занятые в луковом бизнесе, при удачном течении дел привозят в селения очень большие суммы денег, значительно превышающие официаль ные доходы любого государственного служащего Хуштады. И здесь можно было бы ожидать традиционного слияния бизнеса и властных структур. Одна ко в Хуштаде этого, на наш взгляд, пока не происходит. Например, в коорди национном совете селения в последнее время не было ни одного бригадира [ПМЕК 2007]. Нынешний глава администрации, даже став высшим предста вителем власти в селении, взял несколько гектаров (на них работали его жена и дети) в бригаде родственника. В этой бригаде он не занимает никаких «об щественных постов», не имеет льгот и привилегий, полностью подчиняясь бригадиру в основных хозяйственных вопросах.

С другой стороны, некоторые из сельских бригадиров не только не зани мают ответственных постов в селении, но зачастую почти не появляются в Хуштаде, так как большую часть времени проводят на местах промысла и практически не имеют возможности уделять много внимания внутренним по литическим делам Хуштады. К тому же на современном этапе развития про мысла власть бригадира проявляется лишь в сугубо производственной сфере, в остальных случаях он является равным среди односельчан.

Можно сказать, что власть главы администрации в селении и бригадира на промысле существуют параллельно, каждая в своих плоскостях, не пере крывая сферы влияния друг друга.

Некоторые изменения в жизни горного селения под влиянием практики сезонной трудовой миграции (по материалам селений Хуштада и Тинди Цумадинского района) Участники промысла, на несколько месяцев уезжающие жить в далекие районы, населенные преимущественно русскими, не могут не подвергаться влиянию новой для них среды. Как отмечает Д. Массей, мигранты — агенты изменения в своих родных сообществах (цит по: [Migration theory 2000: 103]) (об этой роли отходников подробно говорилось в гл. 1).

Особенность селения Хуштада — фактический запрет шумных нему сульманских увеселений, связанный с религиозным подъемом, наблюдаемым в селении в последнее время, не находит продолжения в среде мигрантов на Более подробно на эту тему см.: [Капустина 2010].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН месте промысла. В жизни отходников на промысле есть место веселым поси делкам, совместным танцам и даже некоторым фривольностям. Например, женщины позволяют себе ругаться матом, даже при мужчинах, что категори чески не допускается в селении.

Информант: …матом разговаривали.

Соб.: Да? Почему?

Информант: Ну не знаю. Шутили.

Соб.: А получается, что вы матом только здесь разговариваете? А в се лении говорите?

Информант: Ну в селении же, мы здесь привыкли друг к другу, а там по сторонние, другие мужчины, а здесь знаешь, хоть мужчины, чего только ни говоришь.

Соб.: А то, что женщинам нельзя, этого здесь нет?

Информант: Мы знаем, что это харам (запрет. — Авт.), но все равно… (смеется) [ПМЕК 2007].

В одной из бригад селения распространенным явлением стали ежегодно проводимые на поле шуточные свадьбы: из среды мигрантов выбирают «же ниха» и «невесту» и инсценируют соответствующее действо. Порой один из брачующихся всерьез полагает, что вступает в брак. Подобной практики в са мой Хуштаде не было, однако, по сообщениям одной из наших информанток, в соседнем Тинди существует традиция играть шуточную свадьбу во время проведения настоящей. Поскольку тиндинцы и хуштадинцы нередко могли работать в рамках одной бригады, возможно, эта традиция привилась и в бри гадах хуштадинцев.

При рассмотрении особенностей жизни хуштадинцев на полях Ростов ской области обращает на себя внимание тот факт, что группа сельчан в опре деленном смысле замыкается в себе и не только консервирует местечковые бытовые и религиозные особенности, но, по сути, воссоздает в собственной среде «идеальные» сельские отношения.

Здесь правомерно сослаться на специфику архитектурного «устройства»

Хуштады образца начала XXI в. Старое селение в значительной мере опусте ло, жители предпочитают строить дома в новой, менее гористой его части.

Принцип расположения домохозяйств там существенно отличается от распо ложения домов в старой Хуштаде, где строения тесно прижимались друг к другу, как бы образуя соты. В современном варианте дома удалены друг от друга, окружены большими приусадебными участками. В этих условиях, ко гда, по словам информантов, люди стали жить обособленно, ходят в гости редко, да и то только к родственникам, а все селение собирается лишь в ме четь на молитву, когда общинные праздники частью отмерли, частью были запрещены местными алимами как противоречащие исламу (от праздника первой борозды осталось лишь моление), социальные, соседские связи в селе нии ослабевают. В этих условиях луковые поля Ростовской области являются тем местом, где происходит «возрождение» «старых» вариантов социальных связей и сельского быта, которые почти угасли в метрополии — Хуштаде.

Так, одна из информанток подчеркивала возрождение на промысле уходящего в Хуштаде былого тесного общения между соседями.

Рукият Ахмедова: Здесь вообще хорошее общение. Дома вот… Целый зи ма мы дома, ну редко ходим в гости, чаепитие там, к родственникам, ну, бы Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН вает такое… Ну здесь шутки, веселье, мы собирались там каждый день… после работы мы собрались там до двенадцати, до часу там, сидели, разго варивали, шутили, чего только не болтали.

Соб.: А там же (в Хуштаде) тоже можно пойти друг к другу в гости?

Рукият Ахмедова: Там далеко. Там по хозяйству надо делать, занимать ся, некогда бывает. И зимой тоже, у нас много снега бывает, охоты такой нет идти.

Рукият Ахмедова: Раньше дома были близко, раньше, говорят, такое тоже было. А теперь там дома там далеко. Лень бывает туда сходить, ес ли других дома не найдут, обидно же становится.

Соб.: Получается, раньше тоже весело было, как здесь?

Рукият Ахмедова: Да.

2-я информантка: Знаешь, я ее один-два раза за зиму видела… Дома, как здесь, не бывает. Там как здесь все — не собираются.

Рукият Ахмедова: Раньше, когда мы жили в старом селении, к друг другу очень близко жили. А сейчас у меня сосед живет так далеко, ну, редко мы общаемся. У нас нет такого, чтоб друг к другу в гости ходить. А сейчас мы целое лето за этим вагончиком (собираемся) [ПМЕК 2007].

При этом, однако, необходимо отметить, что не все религиозные запреты нарушаются на промысле. Все участники промысла держат пост — уразу, со вершают пятикратный намаз, большинство отказались от спиртных напитков.

Авторитетные члены бригады, стоявшие у истоков промысла, ввели правила, напрямую не касающиеся производства, но обязательные для выполнения всеми в бригаде, в том числе и наемными рабочими. Так, одна из работниц, не носящая в городе платка, позволяющая себе надевать и короткие юбки, на промысле одета «строго» — результат контроля с их стороны. Молодежь, и даже сам бригадир, не совершающие намаз, также подвергаются осуждению.

Таким образом, импровизированный совет старейшин — основных пайщиков бригады — устанавливает негласный свод правил и норм в бригаде, как на стоящий совет старейшин в Хуштаде, и контролирует выполнение этих пред писаний.

Характерный пример переключения привычных для сельчан поведенче ских кодов на новые, в условиях лукового бизнеса, — отношение к понятию «женская» и «мужская» работа. Работа в огородах — «копаться в земле» — издавна считалась в горном Дагестане женским делом. И сейчас мужчина, выполняющий какие-либо «женские» работы, подвергается насмешкам и осуждается общественным мнением. Однако на промысле отношение к этому меняется.

— Когда наши поехали в Ростов, там все мужчины на поле работают, тяпкой. Чуть ли не целый день. А почему здесь не работают — здесь это считается позором, это женская работа. Здесь нельзя, там можно. Там Ал лах не видит (смеется). Там Магомед не видит… Если я увижу, что в селении Магомед прополку делает, я скажу: «Э, Магомед, тебя жена бьет, что ли?

Боишься жены, что ли?» А там не только он, но и я делаю, все делают. Там как можно издеваться, если и ты там должен работать… [ПМЕК 2007].

В итоге, под воздействием экономической необходимости, а главным об разом из-за выпадения из сельской системы, принцип «мужских» и «женских»

работ на месте промысла размывается. Подкрепляет это явление и своеобраз Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН ная круговая порука — не будешь критиковать, так как этим занимаешься и сам. Дополнительный пример — недопустимость в Хуштаде мужчине при нести воды от родника и исполнение мужчинами этой работы в Ростовской области.

Порой практика сезонных промыслов упоминается и в контексте «эман сипации» горянок. В качестве примера приведем отрывок из интервью с супру гами, выходцами из Хуштады, Асадулой и Патимат, проживающими в с. Боль шая Мартыновка.

Асадула Исмаилов: Сейчас женщины ничего не таскают (воду в селе нии. — Авт.), и мужчины начали помогать [картошку копать]. Вот как на лук начали ездить и молодежь, и девчата. Раньше же молчали, не было такого, чтобы на мужа повысили голос… Асадула: Я как приезжаю туда (в селение), слышал несколько раз как женщины, жены говорят мужу: «Я на лук поеду, заработаю». В смысле, что я и без мужчины могу. Женщины выехали, начали нормальные деньги зараба тывать, деньги увидели, голос появился, демократия (смеется).

Патимат: «Зачем ты нужен?!» — говорят они… Раньше женщины денег не видели, что муж даст — слава Аллаху, три рубля — все, три рубля есть у меня. А сейчас все, она сама зарабатывает… Ростовская земля дагестанских девчат испортила.

Асадула: Не испортила, равноправие дала, зарабатывать стали… все, и мужики начали работать (помогать. — Авт.).

Патимат: Вот как на заработки начали выезжать, это появилось. Когда я училась, на 550 хозяйств два случая было на селение [кражи невест], а сей час за год когда девчонка убежала, похитили — 10 случаев!

Русская женщина, соседка: Они с гор спустились, какие развлечения в го рах?

Патимат: Как голодные волки.

Асадула: Сейчас разводов очень много, потому что женщина голос полу чила, а если он (муж. — Авт.) по Волгодонску мотается (гуляет, не возвраща ется в селение. — Авт.), она больше молчать не будет [ПМЕК 2008].

Нередко можно слышать жалобы на то, что молодежь, уезжающая на за работки, «портится», теряется «традиционное горское воспитание». Если до работы вдали от дома молодые мужчины не рисковали курить или появиться пьяными в селении, то, возвращаясь с заработков, они уже не так строго сле дят за своим поведением. Люди старшего поколения сетуют на молодежь за восприятие «русской культуры», а вместе с ней — и дурных привычек.

Мухаммад-Хаджи Гацалдибиров: Сейчас тенденция перенимать только плохое. Некоторые нормально, а некоторые наркоманами стали [ПМЕК 2008].

Однако не все однозначно проводят параллель между «нравственным па дением» молодежи и выездами на заработки. Приведем полемику между хуш тадинцами по этому вопросу, записанную в Волгодонском районе Ростовской области:

— Раньше люди были все вместе, а сейчас все на заработках. Все плохое тащат. Раньше мы там сидели, старики за нами следили.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН По телевизору все показывают. Девочки-мевочки… Раньше вот здесь старше меня много людей, я бы вот так говорил тут, мне замечание сделали. А сейчас нет. Демократия… (смеется). При старших вообще не курили. Отходили в сторонку.

— Отсюда что привозят? Кто был нормальным человеком, тот и остался!

Ничего отсюда не привозят.

— Похабное только привозят, хорошее кто привозить будет. Вся моло дежь здесь портится в России. Здесь молодежь по девочкам ходит, в барах сидит. Там же не ходят, не сидят.

— Когда я в 9-м классе здесь работал, в 7 утра вставал, в 8 вечера с поля приходил. Один раз в неделю мы ходили на дискотеки и то заходить боялись.

А сейчас этот Магомед (показывает на парня лет 19) — его полгорода знает [ПМЕК 2008].

Итак, подводя итоги, можно отметить, что сезонная трудовая миграция в современном Дагестане не только способ заработать на хлеб насущный, а скорее способ решить крупные «финансовые» задачи — собственная свадьба, свадьба детей, постройка дома, покупка автомобиля, плата за обучение детей в вузах. Уход на заработки позволяет также выстроить в селении свой успеш ный образ, продемонстрировать наличие всех престижных компонентов со временной сельской жизни.

С другой стороны, уход на заработки есть оптимальный компромиссный вариант между экономическими потребностями и установками, диктуемыми спецификой социального устройства дагестанского сельского общества. Мно гие социальные запреты перестают работать, когда трудовой мигрант выходит за рамки своего сообщества.

Мы позволим себе сделать вывод также и о том, что сезонная трудовая миграция позволяет превратить рутинный сезонный сам по себе непрестиж ный труд в соревнование, азартную игру, достойную мужчины.

Эти факторы позволяют трудовой миграции, по сути, воспроизводить са му себя, участвовать в поддержании существующего социального баланса сельского общества республики и даже частично находить новые выходы из сложившихся непростых социально-экономических условий в нем.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Глава НА НОВОМ МЕСТЕ Спустившиеся с гор «…Определить и подготовить в удобном месте специальную площадку для приема спустившихся с гор семей переселенцев со своим имуществом».

Так говорилось в постановлении партийного руководства и правительства ДАССР относительно организации образцового переселения жителей одного высокогорного селения в первой половине 1960-х гг. (подробнее см. в гл. 4).

Далеко не всем переселенцам были созданы подлинно благоприятные усло вия (особенно это касалось жителей прикутанных хозяйств), но так либо ина че переселенцы осваивались, и в итоге большая их часть укоренилась в новых местах жительства 1. Не главной, но далеко не второстепенной задачей орга низованного переселения больших масс людей являлось «расширение сферы непосредственного межнационального общения», «интернационализации об щественной жизни» [Традиционное и новое 1988: 5, 35]. Подобное общение, безусловно, значительно расширилось и углубилось, что нашло отражение ед ва ли не во всех сферах жизнедеятельности переселенцев. Характерным и вполне закономерным изменениям в культуре и быте переселенцев посвящено изрядное количество исследований этнографов (см.: [Гадло 1972;

Качаев 1977;

1981;

Современная культура 1971;

Современные процессы 1984;

Тради ционное и новое 1981;

1988] и др.) 2, поэтому мы не будем касаться этих во просов.

О сложности адаптации переселенцев к новым условиям свидетельствуют дан ные исследований генетиков: «Факты обнаружения достоверных различий между гор цами и переселенцами из одних и тех же аулов… стало невозможно объяснить только модификациями средовой среды… Различия в основном обусловлены селективной гибелью носителей дезадаптивного генокомплекса среди мигрантов при адаптации к новым условиям» [Булаева 1996: 101];

«Погибшая в первые годы после переселения на равнину часть горцев отличалась относительно большим уровнем имбридинга, со четающегося с относительно высоким уровнем гомозиготности, по сравнению с вы жившей частью переселенцев с гор. Оба этих фактора в совокупности, по-видимому, обусловили повышенную физиологическую сенситивность, которая в условиях ради кально изменившейся среды (в виде новых для них инфекционных заболеваний, кли матических условий, продуктов питания и пр.) и полного отсутствия каких-либо спе циальных медико-гигиенических мер по оптимизации адаптационных процессов и по служили причиной их гибели» [Булаева 1995: 1160—1161]. Относительно же укоре нившихся в новых местах жительства горцев исследователи отмечают, что «генетиче ская дифференциация переселенцев за истекшие 40—45 лет происходила в направле нии сближения сходства с коренными равнинными жителями» [Булаева 1995: 1160].

Надо отметить, что, в свою очередь, и переселенцы привносили в быт своих но вых соседей ранее неизвестные им или не являвшиеся по тем или иным причинам по Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Для целей нашей работы больший интерес представляет информация о сохранении в общественном быту переселенцев некоторых условно традици онных форм и институтов. Это относится к проведению до недавних пор жи телями переселенческих поселков таких праздников, как День первой бороз ды, встреча весны, соблюдение обычая взаимопомощи и др. Особо примеча тельно сохранение функциональности сельским сходом. Вот что отмечал в своей статье относительно «традиционного» в общественном быту переселен цев А. И. Исламмагомедов: «В отделении совхоза им. Орджоникидзе в селе нии Акнада Хасавюртовского района (переселенцы из Цумадинского района) в связи с засушливым летом создалось трудное положение с заготовкой кор мов для животноводства, и силами одних рабочих совхоза в этом деле обой тись было невозможно. Тогда руководство, парторганизация совхоза, посове товавшись с председателем сельского Совета народных депутатов, общест венными организациями, решили созвать джамаат. Активную деятельность проявили члены совета старейшин. Речь шла на сходе о благополучии обще ственного скота, и разговор этот не оставил равнодушным ни одного челове ка. Но это не было производственное собрание или совещание. Не было при нято никакого постановления, обязывающего население к действию. Тон за дали пенсионеры, старики…» В итоге на сугубо добровольное мероприятие вышли «все, кто был в состоянии помочь общему делу». Практиковались и межсельские сходы [Исламмагомедов 1981: 19—21, 29—32].

На основании этого можно сделать вывод о воспроизводстве в переселен ческой среде некоторых институциональных основ жизнедеятельности новых сельских обществ. Конечно, последние многим отличались от традиционной горской общины (но ведь и в горных районах оная к концу XX в. существенно изменилась), однако характерная солидарность ее членов, имеющая разные планы выражения, давала о себе знать и здесь, и об этом мы будем говорить в дальнейшем. Впрочем, необходимо принять во внимание различия вновь сформированных населенных пунктов.

Жители одних аулов, спустившись с гор, строят свои селения обособленно, не смешиваясь с выходцами из других аулов. В таких селениях сохраняются не которые элементы местной, своеобразной культуры, самостоятельность диа лектных особенностей языка, строительные традиции. К селениям такого типа можно отнести аварское селение Дзержинское, даргинское — Герга и др.

Другой путь селообразования характеризуется заселением одной террито рии выходцами из разных районов, но одной национальности. Такими являются даргинское селение Первомайское 3, аварское селение Советское и др. В этих селениях идет процесс смешения двух диалектов языка, слияние свадебных и похоронных обрядов и других элементов культуры и быта.

Третьим путем селообразования является основание аула представителями разных национальностей. Этот путь является наиболее выраженным в общем процессе развития поселений.

Переселенцы с гор… вливаются в существующие издавна селения на плос кости [Современная культура 1971: 82].

пулярными черты. Так, от горцев-переселенцев в равнинных районах получила рас пространение двухэтажная конструкция жилища, верандного и двухрядного типа [Ос манов М. 2002: 193].

Данный населенный пункт был образован переселенцами из без малого 40 дар гинских аулов Акушинского, Дахадаевского, Левашинского и Сергокалинского рай онов [Традиционное и новое 1988: 30].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Естественно, что в каждом варианте поселков общинные связи если и воспроизводились, то получали разные формы и играли различные роли в жизнедеятельности населения и сел в целом. Приведем некоторые материалы, собранные нами во второй половине первого десятилетия XXI в. в поселках, где живут переселенцы.

Жить «чисто сивухцами»

В Хасавюртовском районе есть селение Сиух (местные жители называют свое село Сивух, а себя, соответственно, сивухцами;

далее будут встречаться оба варианта написания названия села, в зависимости от того, кем составлялся тот либо иной цитируемый текст). В нем проживает более 3,5 тыс. чел., зна чащихся аварцами. В целом они и сами считают себя аварцами, хотя история этого селения и, соответственно, предков его современных жителей довольно сложна и выводит их корни от другого «этнического древа».

Согласно преданию, первоначально одноименное селение (точнее, Рача вал Сивух;

«в тех местах „си“ означает „башня“») располагалось в западной части Дагестана, на территории современного Ахвахского района, жителями его являлись каратинцы (представители малого народа андо-дидойской под группы). В собственной среде сиухцы до настоящего времени пользуются ка ратинским языком (каратинцы — жители Ахвахского района хорошо знают об этих своих родичах). Сиухцы, жившие в Каратинских горах, отличались богатством и воинственностью, чем досаждали жителям соседних селений.

Однажды последние одолели их и вынудили покинуть родину. Некоторые якобы ушли в Чечню и поселились в Курчалое, но основная масса сиухцев обосновалась сначала на границе современных Ботлихского и Гумбетовского районов (где их селение якобы разрушил легендарный Тимур), а затем уже собственно в Гумбетовском районе. По подсчетам местных знатоков истории, сиухцы покинули Каратинские горы в XI—XII вв., другие же на несколько столетий передвигают дату, относя ее к XVI—XVII вв.

В конце позапрошлого столетия в селении, входившем в состав общества Гумбет Андийского округа, насчитывалось более 230 хозяйств и без малого 900 жителей [Памятная книжка 1895: 189];

население делилось на 12 тухумов (семейно-родственных групп). В настоящее время «деление по тухумам сме шалось, где-то после 6—7-го поколения от общих предков отделяется новая группа, которая получает и новую фамилию».

В 1944 г. было принято решение переселить всех жителей Сиуха из Гум бетовского района (тогда в селении насчитывалось 218 хозяйств и 786 жите лей) во вновь присоединенные к Дагестану районы Чечни. Не все местные жители подчинились данному приказу, однако их сопротивление оказалось тщетным. Сельская администрация была ликвидирована, постройки в селении разрушены, а земельные угодья переданы колхозу соседнего селения Цилитль (сиухцы произносят Цилетль). В 1957 г. сиухцам было предложено поселить ся в Хасавюртовском районе, представители двенадцати семейств намерева лись вернуться на старое место жительства, но им якобы воспрепятствовали в этом цилитлинцы, заявившие, что им не нужны по соседству хутора. В 1960-е гг.

сиухцы, уже устроившиеся на новом месте в Хасавюртовском районе, обра щались в республиканские органы власти с просьбой, чтобы им вернули при надлежавшие им прежде угодья в Гумбетовском районе в качестве летних паст Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН бищ, но получили отказ. Данная земельная тяжба продолжается до настояще го времени (о чем будет сказано ниже).

Современное селение Сиух было заложено на месте бывшего кутана.

Данную территорию обменяли на кутаны, в Бабаюртовском районе ими поль зовались сиухцы, проживающие в Гумбетовском районе. Устраиваясь на оче редном новом месте, переселенцы решили жить «чисто сивухцами», т. е. не разрешать поселяться во вновь организованном селении чужакам. Поэтому ныне в Сиухе очень мало неместных — несколько семей цилитлинцев, не сколько женщин даргинок и кумычек, есть одна казашка и три русские жен щины, все вышедшие замуж за местных мужчин.

До начала 1990-х гг. селение в основном сохраняло свои спроектирован ные ранее очертания, «новых участков в стороне почти не заводили и также почти не переселялись куда-либо», на заработки местные жители практически не выезжали. Не соглашались и на должности в районном центре. Местный колхоз «Заветы Ильича» был «миллионером» (входил в число лучших хо зяйств республики) [Османов А. 2000: 245], обеспечивал работой, и заработки были хорошими;

у многих жителей села имелись личные автомобили 4. В колхозе насчитывалось 12 бригад: 3 овощеводческие, 3 садоводческие (име лось 450 га садов), 1 полеводческая, 1 кормодобывающая, 1 строительная, механизаторов, ферма и др. Овощеводческие, полеводческая, садоводческие бригады в 1970-е гг. преимущественно формировались из жителей определен ных кварталов населенного пункта. В каждом квартале проводились собрания, на которых принимали в состав бригады, и отпускали из нее только с разре шения такого собрания. Достаточно строго следили за порядком в селении.

Так, в свое время на общем сходе было принято решение не держать в селе нии коз, ибо те объедали листву деревьев, в том числе фруктовых, и деревья гибли. Где-то в первой половине 1980-х гг. двух подростков, укравших два мешка айвы из колхозного сада, в назидание всем отдали под суд.

В 1990-е гг. у членов сельскохозяйственного предприятия появилась воз можность выделяться из общественного хозяйства. Местный колхоз за то, что его член не забирал свой земельный пай (равнявшийся 55 соткам), выдавал ему 150 кг пшеницы в год. Однако процесс реорганизации не обошел сторо ной и это прочное хозяйство. Ныне здесь функционирует агрофирма. Если в колхозе лет 25 назад активно трудились около 750 человек, то в агрофирме — полторы сотни. В период наиболее остро переживаемого экономического кри зиса 450 га садов свели на нет, выживать стало проще благодаря содержанию скота, а деревья пустили на дрова (газ в селение начали прокладывать только Из годового бухгалтерского отчета колхоза «Заветы Ильича» за 1975 год: «Чис ленность членов к/за на 1/1 1976 г. — 779. Практическое наличие дворов — 390, в них наличных членов к/зного двора — 1635. Трудоспособные мужчины (от 16 до лет) — 297. Трудоспособные женщины (от 16 до 55 лет) — 350. Итого трудоспособ ных — 647… Находятся на постоянных работах в промышленности, на транспорте… но проживают в к/зе — 30… Натуральная оплата — (отсутствует. — Авт.). Денежная оплата на начало года — 153 330 р. … На конец года — 144 349 р.» [Хасавюртовский муниципальный архив, ф. 119, оп. 4, № 5]. В те годы в селе было открыто отделение Сбербанка. Из «Решения исполкома Сиухского сельского совета народных депутатов от 27 апреля 1984 г. „О развитии сбердела в селе“»: «Количество вкладчиков: 686, средний размер вклада — 3471 руб. 24 коп… За 1983 год рост вкладов составил 113, тыс. руб., а за три года 11-й пятилетки рост вкладов составляет 293 тыс. руб.» [Хасав юртовский муниципальный архив, ф. 125, оп. 1, № 72, л. 34] Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН в 1994 г.). В последние годы группы родственников выделяются из предпри ятия со своими земельными паями, объединяют их и пытаются организовы вать фермерские хозяйства. Здесь выгодно сажать черешню и айву. В послед ние полтора десятка лет скота стали держать намного больше, чем прежде.

Если в 1980-е гг. у колхоза было 750 овец, то в последнее время агрофирма и частники держат 12 тыс. голов овец. Столь значительные изменения в направ лении хозяйственной деятельности стали возможными после того, как в 1990-е гг.

местному хозяйству и селению были предоставлены пастбища в Гумбетов ском районе, часть тех, которыми старый Сиух некогда владел, и там посели лось несколько хозяйств.

Возвращение части земельных угодий стало возможным в результате ак тивной позиции сиухцев как сохранившего институциональные основы бытия сельского общества, а также выразителей «общинных» интересов — сельских активистов, сельской администрации и правления колхоза (позднее — агро фирмы).

Из заявления жителей сел. Сиух председателю Совета министров Даге станской АССР М.-А. М. Магомедову от 15 июля 1986 г.:

В связи с создавшимся положением по земельному вопросу и с целью разъяснения обстоятельств просим Вас принять наших представителей и удовле творить нашу просьбу.

Идти на такой путь и ходатайствовать перед Вами о выделении земель нас заставляет безвыходное нынешнее положение и будущее при таком росте насе ления, так как ежегодно прибавляется за счет образования новых семей по 35– 40 хозяйств. При таком росте населения мы не в состоянии будем обеспечить общественный скот и скот населения пастбищами.

Выделенные Вами 120 га госфонда на территории Гумбетовского района даже не удовлетворяют наши потребности.

И мы хотим показать, как надо использовать земли и какие возможности имеются в использовании горных земель.

Из обращения жителей селения Сиух к главе администрации Гумбетов ского района Гаджиеву М. от 15 июля 1999 г.:

Жители селения Сивух Хасавюртовского района и сивухцы, проживающие в Гумбетовском районе, обращаемся к Вам с просьбой о регистрации населен ного пункта в старом Сивухе вашего района… Прошло много времени, но наши сердца всегда на Родине. Хотим восста новить название села в Гумбетовском районе и на административной карте, ис править допущенную ошибку, возродить село, восстановить отцовские земли.

В 1944 г. за нашим колхозом на балансе числилось 490 га пашни, эти земли в настоящее время заброшены, обеднели, подлежат мелиоративному улучше нию.

В настоящее время без прописки в старом Сивухе проживают 39 хозяйств, занимающиеся земледелием и животноводством, и параллельно занимаются строительством жилья и хозяйственным строительством.

Ежегодно весной из Хасавюртовского района туда едут около 30 семей для строительства домов, сараев, занимаются возделыванием картофеля, моркови, гороха, льна, везут туда скот на откорм.

Кроме того, ежегодно там на летних пастбищах содержат мелкий рогатый скот в количестве 5 тыс. голов и крупный рогатый скот 230 голов.

Ежегодно наша агрофирма выделяет для каждой семьи, проживающей в Гумбетовском районе, 1 тонну каменного угля, 1 тонну пшеницы, 3 газовых баллона, 1 грузовую машину каждой семье для одного рейса Гумбет — Сивух Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН для перевозки выращенного урожая, выделяют автомашину КамАЗ на два рейса бесплатно для перевозки строительного материала.

В настоящее время построены по проекту все улицы, село электрифициро вано, проведен по каждой улице водопровод, построено административное зда ние, навес для вечернего содержания скота недалеко от села.

Все сделано для проживания людей в перспективе.

В центре села по проекту предусмотрены на ровном участке 1,5 га под строительство школы, построена мечеть, где она и была до депортации, и за вершаются все отделочные работы.

Появилась неотложная необходимость открытия местной администрации для координации работы с районным руководством и руководства строительст вом села, самое главное — для использования земли — главного средства про изводства.

Мы не от хорошей жизни заботимся о будущем поколении. Наше село в Хасавюртовском районе выросло от 250 хозяйств до 1300 хозяйств. Числен ность населения сейчас составляет 3400 человек, а земли всего 2900 гектаров.

Еще раз просим удовлетворить нашу просьбу.

Проблема возвращения земель сиухцам в Гумбетовском районе остается до конца не решенной. В 2001 г. республиканским правительством было при нято решение о предоставлении общественному хозяйству селения Цилитль во временное пользование, но не менее чем на 10 лет, 1480 га земель агро фирмы «Сиух» в пределах Гумбетовского района «до образования администра тивно-территориальной единицы — селения Старый Сивух». Оно явно проти воречиво — временное пользование с оговоренным сроком и при соблюдении условия — признания наличия возрожденного селения. Относительно недавно сиухцы обращались по этому вопросу к президенту РД М. Г. Алиеву (в нем отмечалось: «Настоящее заявление согласовано с джамаатом сел. Сивух Хасав юртовского района и нам поручено подписать…»), в районной газете было опубликовано их открытое письмо, адресованное имаму цилитлинской мечети и жителям этого села, в котором говорилось: «Если вы мусульмане, то имейте в виду, что молоко и масло скота, который кормится на чужих землях, есть хIарам» (запретное).

В стремлении решить жизненно важный земельный вопрос сиухцы про являют завидную солидарность и единодушие. Те же качества они продемон стрировали в 1999 г., когда на Дагестан было совершено нападение боевиков с территории Чечни. Тогда сиухцы собрали деньги, получили от властей разре шение на приобретение оружия, отправили гонцов в Тулу, где те купили для местного отряда самообороны более сотни карабинов. Соседи сиухцев — жи тели расположенных неподалеку кумыкских и чеченских селений — хорошо знают организованность и сплоченность сиухцев и лишний раз не вступают с ними в конфликты.

Депутатский корпус селения включает десять человек, преимущественно лиц среднего возраста. Депутаты решают вопросы, связанные с выделением участков молодым семьям, разделом имущества при разводах, а также вопро сы экологии и культуры. Есть совет молодежи, в основном курирующий во просы спорта, и совет старейшин с представителем от молодежи села. До не давнего времени имелся председатель сельского собрания, избиравшийся из числа депутатов. Сельское собрание, или сход, а также члены упомянутых общественных структур в восприятии местных жителей составляют джама ат, который целенаправленно отстаивает интересы села/сельского общества во внешнем окружении и регулирует (или должен регулировать) порядок Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН внутрисельской жизни. В последнем некоторое время назад стали ощущаться сбои. Происходят они на религиозной почве.

В настоящее время в селе функционируют две мечети, их строили на деньги, собранные сиухцами, финансово помогал стройке и колхоз. Еще в се редине 1990-х гг. из колхозных земель был выделен вакуф, из которого мест ные жители берут участки в аренду. В отличие от прежних лет, когда религи озностью отличались представители старшего возраста, в последнее время то же наблюдается и среди молодежи. В бывшем помещении аптеки действует медресе для девочек, а в одном из помещений недостроенного Дома культу ры — медресе для мальчиков. В начале 2000-х гг. представители местной об щественности, отличавшиеся достаточно радикальными религиозными взгля дами, поставили вопрос о сносе памятника односельчанам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Он не устраивал их тем, что представлял со бой композицию из двух фигур бойцов, а изображение человека, по их убеж дениям, противоречит канонам ислама. На демонтаж памятника большинство сиухцев не соглашались, однако у одной из фигур тайком была отбита голова (памятник изготовлен из цемента). Тогда же с пьедестала был сброшен бюст Ленина (в этом случае сослались на детей, однако, как считает ряд сиухцев, детям и подросткам столкнуть с пьедестала гранитный бюст и потом прота щить его несколько метров по земле вряд ли было под силу). Обращения мест ных активистов-коммунистов (их в селе около сорока человек) к тогдашнему главе сельской администрации (являвшемуся родственником муллы 5), в рай онные инстанции возымели действие — к изуродованной фигуре бойца при крепили голову, изготовленную из дерева и покрашенную серебряной крас кой. Вскоре произошло новое покушение на ту же фигуру (в этом случае сельская администрация сослалась на якобы забредших на огороженную тер риторию памятника коров). Памятник вновь был восстановлен из доступных материалов.

Других сколь-либо значительных конфликтов внутри данного сельского общества в последние годы не отмечалось, хотя бытовые проблемы возникают.

В завершение информации о современном Сиухе и сиухцах отметим, что нынешнее финансовое и хозяйственное положение агрофирмы и жителей села далеко не столь благополучны, как некогда колхоза-миллионера и его членов.

Достаточно большое число современных сиухцев уезжают на заработки, в том числе порядка двух сотен в Петербург, где работают на стройках и водителя ми маршрутных автобусов. Впрочем, они не порывают связей со своей малой родиной [ПМЮК, № 1836: 36—38 об., 41—50].

И здесь же, в качестве еще одного примера того, как жители горного се ления, компактно расселенные в новой местности, желают жить «своим ми ром», назовем селение Сар-Сар Кизлярского района, в которое после земле трясения 1966 г. были переселены жители селения Ашар Курахского района (сейчас в нем порядка 150 хозяйств;

в свое время порядка 120 хозяйств не по желали переселяться из Юждага). Нынешнее население Сар-Сара (название Сиухский мулла из той социальной категории населения, которую в старом да гестанском ауле именовали хъазахъ. Это были потомки некогда плененных инород цев, в первую очередь грузин. Хъазахъ'и были ограничены в некоторых правах;

пред ставители узденей — (свободных) общинников старались не вступать с представите лями хъазахъ'ов в брачные отношения. Позицию сиухского муллы в отношении памятника погибшим землякам многие сельчане расценивали в соответствующем ра курсе: «Наши деды вывели ваших дедов на путь истины, а вы гадите в наше корыто».

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Сквер в селе Сиух. Фото Ю. Карпова. 2007 г.

села воспринято ими от прежних жителей — русских, а последними, судя по всему, от более ранних насельников данной территории) лезгины (есть только один нелезгин, и он «куском хлеба со всеми делится»). Относительно недавно в их селе хотели поселиться аварцы-тляратинцы, беженцы из Грузии. Мест ные жители не приняли их к себе, «не хотели чужих, да и земли мало»;

ссыла лись на нехватку пастбищ (вокруг селения солончаки), тогда как у переселен цев якобы было много скота. Это версия одного из жителей Сар-Сара. В рай оне же (Кизлярском) в ходу иная версия имевших место событий, и она по своему примечательна:

Пришел аварец, хотел поселиться (в Сар-Саре);

местные жители ему со брали деньги, купили дом в Черняевке (соседнее село, в котором живут само стоятельно переселившиеся туда даргинцы, аварцы, лезгины, агулы) — живи там, у нас жить не будешь.

Ну, вообще-то, когда чужой со своим уставом лезет, то бардак получает ся… Кто-то захотел пожить среди лезгин. С какой стати? Пришел со своими ба ранами, со своим барахлом, с сыновьями буйными, с полукриминальным чечен ским прошлым — потом проблемы появятся… Это пример хорошей самозащи ты [ПМЮК, № 1920: 80, 87—88 об.].

Логика действий, понятная абсолютному большинству.

«Чувствую себя неуютно…»

Такие или похожие по смыслу выражения иногда доводилось слышать в равнинных селениях от горцев-переселенцев и их детей.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН В частности, подобная фраза была произнесена в селении Чонтаул Кизил юртовского района:

Моя мать родом из багулальского селения Гимерсо, отец — из Ботлиха.

Семья наша жила в Ботлихе. После смерти отца мама продолжала жить в Ботлихе, и ботлихцы, когда она гнала корову на выгон, говорили — вот, мол, приехала из чужого селения, а скот пасет на нашем пастбище. В общем, мать, оставшись одна, чувствовала себя в Ботлихе не очень уютно. А ее се стра еще раньше переселилась в Чонтаул, писала, что ей здесь хорошо, звала к себе. Мать перебралась.

Под стать своей матери и информант, мальчиком оказавшийся в Чонтау ле, чувствует себя в этом большом, некогда чисто кумыкском селении, не очень комфортно, ощущает, что живет на чужой земле, хотя уже более 50 лет.

И, говорит, если бы условия позволяли, то переехал бы в Ботлих, на родину отца, хотя отчетливо понимает, что и там ему может оказаться не очень уют но. Хотя там — нечто родное… По данным переписи 2002 г., в Чонтауле проживают более 7 тыс. 800 чел., право участия в выборах имеют 4,5 тыс. чел. В действительности жителей больше, ибо не все постоянно проживающие в нем имеют местную пропис ку 6. Кумыков и аварцев в настоящее время приблизительно равное количест во (кумыков побольше): 1,8—1,6 тыс. чел.;

чеченцев порядка 1 тыс. чел. Зна чительная часть местных чеченцев — это те, кто до депортации жили в Ау ховском районе в с. Акташ-аух (Ленинаул) и Юрт-аух (Калининаул) и которым после 1957 г. не разрешили вернуться в родное селение (там обосно вались аварцы из с. Алмак Казбековского района). Население села, значащее ся под общим именем «аварцы», составляют выходцы из Хунзахского, Ахвах ского, бывшего Советского (ныне Шамильского) районов, но большинство из Цумадинского района, т. е. в значительной своей части являются представи телями малых народов андо-дидойской подгруппы. Часть из них обоснова лись здесь после возвращения из Чечни, другие перебрались с кутанов (в 1960-е гг. часть кутанов колхозов Цумадинского района была затоплена раз лившимся Тереком).

Когда чеченцев депортировали, гумбетовских аварцев заселили в их села.

Когда чеченцы вернулись, то те аварцы, которые поселились в их селах, их не пустили, а кумыки их приютили… Когда чеченцев отпускали из Казахстана, из Киргизии, им сказали — ищите себе места для жительства где нравит ся… Так образовались чеченские села в Хасавюртовском районе… Здесь не хватало рабочей силы, сюда призывали… Совхоз гремел на всю Россию — совхоз Орджоникидзе. Здесь чтобы чего-нибудь не было из овощей и фрук тов, я не могу сказать… Для горцев здешние условия были явно благодатными.

Порядка 120 человек, выходцев из селения Эчеда Цумадинского района, в по следние годы выписались из Чонтаула и прописались в горном селении в расчете на денежные компенсации, которые они ожидают в связи с оползневыми явлениями в Эчеде и со строительством гидроэлектростанции поблизости от данного горного аула.

Из Чонтаула выписались только главы семей, однако в действительности они продол жают там жить.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН — Я приехал сюда (информант родом из Тлондады, Цумадинский рай он. — Авт.) с родителями в 1976 году, здесь в 7-й класс учиться пошел. Здесь дядя проживал. Родители купили дом. Старший брат в горах остался и сей час там живет… Соб.: Родители были довольны, что переехали?

— Безусловно. В материальном плане в горах трудно заработать. Отец учителем работал. Баранов самим приходилось пасти, нас, детей, посылали пасти, когда скот не в горах… Огород хорошие доходы давал… Здесь и мать на работе, и отец на работе. Он в школу устроился — учитель труда и груп пу продленного дня ему дали. Мама в совхозе работала. Мама когда первую зарплату получила, сказала, что в горном колхозе она за год не зарабатывала как здесь, а другие, кто работали вместе с ней, говорили, жаловались, что им выписали маленькую зарплату, и удивлялись, что она не возмущается. А в горном колхозе женщины на себе носили сено… Процветавший в Чонтауле в советское время совхоз им. Орджоникидзе ныне не существует, консервный завод едва сводит концы с концами, покупая томаты у местного населения. До недавнего времени немалое число местных мужчин работали на каменном карьере, что возле Кироваула, однако и его производство в последние годы резко сократилось. Те, кто имели строитель ные специальности, уехали на заработки, преимущественно в Краснодарский край, в Москву (как говорят, это в основном были чеченцы), другие в Тюмен скую область (преимущественно кумыки). Некоторые из оставшихся в селе нии выращивают помидоры (хотя при низких закупочных ценах подобное за нятие оказывается невыгодным), большинство же на арендуемых землях вы ращивают кормовые культуры (люцерну), которые в виде сена продают хозяйствам горных районов (хотя и на сено спрос в последнее время снизился).

Деления современного Чонтаула на три общины в прямом смысле нет, но элементы размежевания по групповым интересам налицо. Они в наличии трех мечетей: кумыкской, аварской и чеченской, в разделении власти в сельской администрации.

Кумыкская мечеть расположена в старой — кумыкской части селения.

Аварцы тоже хотели построить свою мечеть в центре села, где расположены административные здания, однако кумыки воспротивились этому;

аварцы по строили ее в другой части села, где был заброшенный участок, прирезав к не му доли от собственных участков. Чеченская мечеть появилась последней.

Она располагается в перестроенном здании бывшего сельповского магазина, оказавшегося закрытым в период ларечного бума (одно время в помещении магазина располагался спортивный зал).

Четко фиксируемых «национальных» кварталов нет. Кладбище общее, хотя делится на участки, так как представители каждого народа хоронят «кус тами» или по «дорожкам», в каждом джамаате (общине, в данном случае на циональной) похоронными делами ведает собственный кассир.

Во второй половине 1990-х гг. остро встал вопрос о разобщенности жите лей селения на три национальные части. Тогда мулла аварской мечети пред ложил проводить пятничные службы в Джума-мечети (кумыкской) по очере ди трем муллам. В начале 2000-х гг. его предложение реализовали, и с тех пор данная практика сохраняется.

В последнее время главой сельской администрации был кумык, замести телем — аварец, секретарем с правами заместителя — чеченец. Места один Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН надцати депутатов распределили пропорционально численности националь ных групп населения: по 4 от кумыков и аварцев и 3 от чеченцев. Особого ин тереса к работе в администрации села на общественных началах практически никто не проявлял, зато при выборах в депутаты района начинались дрязги (там есть возможность соучаствовать в распределении финансовых средств);


в 2008 г. Чонтаул в районном совете представляли трое депутатов, по одному от каждой национальной группы жителей. Тогдашний заместитель главы сель ской администрации (аварец) выдвигал на пост главы свою кандидатуру, од нако его дядя категорично потребовал, чтобы он снял ее, так как кумыки чрезвычайно болезненно воспринимают занятие данного места не кумыком (район в последнее время возглавлял аварец): «Мы что, должны уехать отсю да? Мы что, родное селение отдадим? Почему они всегда должны быть у власти?»

Среди молодежи время от времени случаются стычки и драки на бытовой почве, которые неизбежно осмысливаются как межнациональные столкновения.

— Не так давно чеченские ребята в центре селения ехали на машине, территория там не заасфальтирована. Была пробуксовка, щебень летел из под колес. Аварские ребята сказали: «Э, вы что делаете!» Аварские ребята переборщили чуть-чуть. На следующий день приезжают чеченцы еще отку да-то и избивают каждого встречного аварца, всех подряд, не разбираясь, кто имел отношение… Так, отношения нормальные. У меня на свадьбе сы на… чеченцев и кумыков было даже больше, чем аварцев. Мне говорили: «Э, откуда у тебя столько этих друзей?»… Хорошо… Пока все держится, до се рьезного ничего пока не доходило.

Ежегодно в селении рождается 130—140 детей. Судя по местной школе, самая высокая рождаемость среди аварского населения, к чему кумыки отно сятся болезненно. У чеченцев рождаемость тоже высокая, но многие из них уезжают — переселяются в свои родные селения в Казбековский район или же в Хасавюрт, где есть работа.

Общую обстановку в селении не назовешь сложной, однако психологиче ское напряжение имеет место. Некоторые из аварцев говорят, что чувствуют себя здесь не очень уютно, осознают, что живут не на своей земле, на земле кумыков. Психологический дискомфорт рождается в том числе оттого, что даже близкие друзья из числа кумыков смотрят на обосновавшихся здесь аварцев как на вынужденно произошедшее в их жизни зло. В итоге кумыки говорят: «90 процентов аварцев сейчас занимаются деятельностью на сторо не… ездят на заработки. Они не привязаны к земле. Чеченцы привязаны к ней чуть больше. И только кумыки действительно привязаны к этой земле…»

Большая часть магазинов, расположенных в центральной части села, при надлежит аварцам, у них же почта, до закрытия и хлебопекарня была у них.

Магазины держат и чеченцы. У кумыков таковых меньше всего:

Аварцы умеют зарабатывать копейку. Когда стали здесь жить на по стоянной основе, то начали выращивать чеснок, а между его луковицами вы саживают горький перец. Кумыки же огородные культуры не выращивали, сажали кукурузу, пшеницу. Аварцы предприимчивые… Делением на «своих» и «чужих» (а если таковых в прямом смысле нет, то «несвоих») оперируют более чем часто. В определенных ситуациях оно конструируется. Недалеко от Чонтаула расположен Кироваул.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН В Кировауле сильдинцы и гаккинцы между собой переженились, не делят село на части, только если возникают скандалы, там, в горах, они тоже рядом живут — аварское селение Сильди расположено в Цумадинском районе, чама лальское селение Гакко находится поблизости от него (но уже на территории Чеченской республики. — Авт.). В последнее время, однако, наблюдается неко торое размежевание. Наверху живут сильдинцы, а внизу гаккинцы. Даже тен денция идет, планы на постройку новых домов давать по такому принципу. Я несколько лет там работал инженером. Получается, даже два родственных селе ния делятся между собой… Как Зубатли и Миатли. После землетрясения сдела ли одно селение, споры не заканчивались, пока в одном селении не сделали две администрации и не разделили — одна улица забутлинская, другая — миатлин ская. Они в 70-х годах переселились туда в связи с землетрясением. Миатлинцев часть наверху осталась, а забутлинцы вынуждены были переселиться все. За бутлинцев чуть больше, видимо поэтому. Видимо, испокон веков эти два селе ния между собой не ладили, поэтому коммунисты решили их объединить. А их родовые спорные отношения перешли сюда. Один старик говорил: «Мы гор скую болезнь сюда принесли. — Какую болезнь? — Из-за нехватки земли в го рах;

даже здесь, где земли много, думаем, как бы взять ее побольше, даже если обрабатывать не в состоянии».

Бывший председатель совхоза в Чонтауле, кумык по национальности, весьма болезненно относящийся ко всем изменениям последних десятилетий, склонен к обобщениям.

Сейчас президент в Дагестане аварец, и все делает для аварцев, и Даниялов в 50—60-е гг. все делал для аварцев. Был главой даргинец (М. Магомедов) — все делал для даргинцев. Чеченцев сюда поселили в 1957 г. Кумыков никто не любит — ни даргинцы, ни чеченцы, ни аварцы, так как все хотят захватить ме стные, кумыкские земли… Сейчас в Кизилюртовском районе всего три кумык ских селения: Шушуновка, Султанянгиюрт и Чонтаул. Первое маленькое, вто рое — большое, но картина там схожая с чонтаульской, аварцы превалируют над кумыками... В районе 25 депутатов, из них один чеченец, два кумыка, один лакец, остальные аварцы. Заседания проводятся на аварском языке, тем самым демонстрируется полное неуважение к неаварцам.

Информант депутат районного Народного собрания, и на основании от меченного он отказывается посещать данные заседания [ПМЮК, № 1856:

4 об.—23].

Упомянутый житель Чонтаула, ботлихец по отцу и багулал по матери, понимает его чувства и переживания и уже поэтому говорит, что ощущает се бя неуютно и порой ему хочется уехать на родину предков. К слову заметить, людей, столь чутко реагирующих на внешнюю обстановку через восприятие ее своими друзьями, встречаются единицы. В частности, еще один такой че ловек нам встретился в селении Казиюрт. Точнее сказать, в бывшем селении Казиюрт, ибо нет преемственности между тем, что оно представляет из себя ныне (и теми, кто в нем сейчас живет), и тем, чем оно некогда было (и кто в нем жил).

*** О Казиюрте имеются сведения в документах конца XVIII и XIX вв., где подчеркивалась важная роль его как транспортного узла на дороге, соединяв шей степное Предкавказье с прикаспийскими и внутренними районами Даге Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН стана, так как «обыкновенная в нем переправа чрез Койсу к Таркам» (под Койсу здесь подразумевалась р. Сулак;

Тарки — центр шамхальства Тарков ского, одного из крупнейших государственных образований Дагестана той поры) [История 1958: 242];

(см. также: [Козубский 1894: 8;

Русско-дагестан ские отношения 1988: 234–235]). В конце XIX в. в Казиюрте насчитывалось более 1800 жителей [Населенные места: 46] и он входил в число наиболее крупных населенных пунктов Кумыкской плоскости. Николай Семенов, дол гие годы состоявший на гражданской службе на Кавказе, в том числе в Хасав Юртовском округе, заметил, что Эндери, Аксай, Костек и наряду с ними Ка зиюрт «пользовались названием аулов или городов;

что же касается всех ос тальных (населенных пунктов кумыков данной зоны. — Авт.), то они были ничем более, как хуторами, находившимися под покровительством и защитою первых» [Семенов 1895: 228—229, 235].

Впрочем, расположение селения не было в полной мере удачным;

время от времени р. Сулак его подтапливала, и местность была заражена малярией.

Во второй половине 1920-х гг. республиканская власть проявляла завидную активность, дабы переселить его жителей в другое место. Действительно ли власть была обеспокоена зараженностью этой местности малярией или глав ную роль играли иные причины, до конца понять трудно. Но фактом является то, что на протяжении изрядного количества лет местных жителей пытались переселить (в восприятии последних — выселить) и в итоге в 1943 г. пересе лили. Их прежнее место жительства и земельные угодья в округе отдали от гонникам, распределив их между кутанами хозяйств горной зоны. Резолюция властей по данному поводу содержала горькую иронию — переселяли кази юртов под предлогом затопления территории, однако было велено сохранить плодовые деревья. Уже из этого факта кумыкское население бывшего Кази юрта делает вывод о целенаправленной политике перераспределения земель в пользу горцев (подробнее см.: [Карпов 2010а]).

Было ли все так либо иначе, судить не решимся (хотя многое из известно го склоняет именно к положительному выводу). Для нас важнее обозначить основные черты того, что ныне представляет из себя Казиюрт. Уточним, на современных картах республики это селение не значится, однако в действи тельности оно существует, так как в нем живут люди, и даже немалое их ко личество. В середине 1970-х гг. здесь было всего порядка 30 хозяйств, тогда массово переселяться и обустраиваться не разрешали. Где-то со второй поло вины 1980-х гг. ситуация изменилась. Ныне здесь проживают выходцы из не скольких селений Ахвахского района, в том числе из Тад-Магитля 120 хо зяйств (ахвахцы), из Рачабулды (каратинцы) и Тлибишо (багулалы), из район ного центра селения Карата (каратинцы), есть из Шамильского (бывшего Со ветского) района, этнические ахвахцы и аварцы. В свое время коллективным хозяйствам этих горных районов здесь были выделены кутаны. Примечатель на реакция представителей разных горных селений на возможность поменять место жительства. Жителей райцентра она не прельщала, месторасположение «…Наши плодовые деревья, наши сады остались. Их охранял какой-то хунза хец. Нам не разрешалось брать фрукты из наших же садов. Один сельчанин, крупный мужик — пришел с фронта, побил того охранника. Собирался в Москву жаловаться, его не пускали, ждали, ловили на станциях. Он добрался до министерства сельского хозяйства (в Москве) — дагестанскому министру сельского хозяйства Унцукульско му, главному землеустроителю, сделали выговоры сверху» [ПМЮК, № 1920: 10 об.].


Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН выделенного кутана не нравилось, они находили работу на родине (все-таки райцентр) либо уезжали в города;

в Махачкале каратинцев сейчас порядка хозяйств, а здесь всего пять десятков. В свою очередь, для уроженцев отда ленных горных селений и эта местность выглядела «цивилизацией», и в на стоящее время сюда продолжается миграция из Рачабулды, Тад-Магитля, Ар чо, Уриба.

В 1970-е гг. в Казиюрте все кутаны принадлежали единому совхозу Ах вахского района. Ныне там три колхоза соответствующего количества горных селений. У каждого своя «контора» и своя территория для хозяйственного ис пользования, жители прописаны каждый в своем горном селении. Правда, вместе проводят праздник «первой борозды», школа и кладбище общие. Кол хозы с большим трудом сводят концы с концами, порой и это им не удается.

Общих собраний жителей трех поселков современного Казиюрта, принятия коллективных решений по обустройству быта, строительству дорог за по следние годы не вспомнят. Не только каждый колхоз, но буквально и каждое семейное хозяйство выживают как могут [ПМЮК, № 1920: 36 об.—37 об.].

На сравнительно небольших расстояниях от Казиюрта расположено не сколько поселков прикутанных хозяйств горных районов. Большая часть — это так называемые Львовские номера (получившие общее название до рево люции по фамилии помещика). Некогда в ряде их жили немцы-колонисты, ча стично покинувшие их в годы гражданской войны и окончательно выселен ные с началом Великой Отечественной войны.

В Львовском-1 с 1943 г. живут коренные казиюртовцы и их дети (правда, и после этого их переселяли в другие населенные пункты, неоднократно пере подчиняли и реорганизовывали) 8. Ссылаясь на компактное размещение в «В 44—45 годах всех нас, казиюртовцев, живших в Львовском-1, переселили в Люксембург (бывшее поселение немецких колонистов. — Авт.). Из 2600 га нам было выделено 100 га, из них 40 га составляло село и 60 га угодья. За эту границу мы не могли выходить. Вокруг все хунзахское…» «Несколько человек осталось здесь. А сю да переселили колхоз Карла Маркса Хунзахского района — их кутаны на окраине на шего села были. Наши люди не хотели в Люксембург, там леса, дров не было, там много ногайцев было, туда три ногайских и три кумыкских села переселили. Наши львовские земли отдали отгонникам под кутаны. Здесь (был) Батлаич (селение) из Хунзахского района. Хотели все под кутаны здесь пустить. Люди собрали деньги, кто бычка (дал) и послали человека, Акава, в Москву, его встречал Мужаид, он работал в Москве, через него Акав попал к Андрееву — заведующему отделом сельского хозяй ства ЦК ВКП(б). Андреев прислал сюда комиссию. Комиссия сделала выговор Дания лову (главе Дагестана), обвинив в национализме. Комиссия посмотрела: аварцы пасут овец прямо в садах. Сказали: „Это какой идиот пустил скот в сады?“ (это были немец кие сады)… После работы комиссии вызвали казиюртовцев в Махачкалу. В селе одни женщины, мужчины — на фронте;

они дошли до станции Петиевская под дождем. В Махачкале задали Даниялову вопрос: „Ты почему разрушил это селение? У нас школы нет“. У нас детям негде было учиться. Даниялов очень разозлился — почему на него наслали комиссию…» «Потом, в 1947 (или 46-м) году им (горным колхозам) дали тыс. га у Терека, мы здесь стали восстанавливать хозяйство, но нас сделали рыболо вецким колхозом. В 62-м было последнее крупное наводнение — три кутана Казбе ковского района смыло. Они ушли. Мы тоже были готовы уезжать — здесь была вода, за огородами выше канала поднялась. После этого озеро Кала-коль не существовало, его не стали затапливать… Затем центральную усадьбу сделали в Новой Каре. Потом развалили хозяйство. В 65-м, с оговоркой, что далеко, на 5 километров приближают центральную усадьбу — в Татаюрт. До октября 89-го у нас центральная усадьба там Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН этом селении, они в свое время просили власти переименовать оное в Кази юрт;

власти проигнорировали их обращение. Однако местные жители ощу щают себя и называют себя казиюртовцами. Несмотря на смену места жи тельства (или же, наоборот, в силу выпавших на их селение и на них самих невзгод), они сберегают общинные начала общежития. Оные проявляются в том, что современные казиюртовцы не ратуют за появление в их среде чужаков 9.

— Каждому хозяйству мы выделили по 2,3 га — размер одного рисового чека. У нас 1450 га было мелиорированной земли. Один чек даем тому, кто женился — пусть обрабатывает. Под строительство землю не даем, так как она может быть выделена только на территории, где пасем скот;

если раздадим — где же скот пасти. Вот и требуем, чтобы нам вернули нашу землю. В селении сейчас два дома продается. Желающие у нас поселиться со стороны, среди аварцев, имеются, но мы не разрешаем им продавать. Наши, если хотят, пусть покупают. Мы хотим сохранить свое село. Здесь, в рай оне, самым чистым считается наше село, мы не разрешаем продавать. Но гаец придет — пусть покупает… Аварцев у нас 70 человек. Когда-то, в 70-е годы, пришли один, другой, третий, устроились у нас пастухами, стали чле нами колхоза, получили участки. У них детей по 5–6 человек, у детей появи лись свои семьи, так и выросло общее количество аварцев у нас. Но они при няли наш обычай, многие аварского языка не знают… Адаптировались… Они уже наши, мы их не разделяем с собой. У меня один зять аварец (у него мать кумычка, отец — аварец)… была… Мы здесь сеяли, но потом земли передали Казбековскому району. В 86—87-м говорят — мы вас передали в Казбековский район, чтобы вы здесь не существовали, вот распоряжение Совета министров… Мы начали писать в Москву… Здесь нам уже руководителей назначили, уже приходят — командуют. Здесь собирались большое рисоводческое хозяйство организовывать, должны были много чего построить… три колхоза под это объединили. Мы что смогли выкупили, чтобы не остаться ни с чем.

Едва до войны дело не дошло. Хозяйство должно было располагаться на 24 тыс. га, аж до моря. Первые 8 тыс. га успели освоить, и развалился СССР. Мы вообще-то сейчас пользуемся тем, что осталось от той мелиоративной системы, которую тогда сделали.

А мы тогда отделились от Татаюрта, Казбековский район плюнул на нас, больше он не стал на нас претендовать» [ПМЮК, № 1920: 10 об.—12, 18 об.—19].

Из беседы с директором СПК (сельскохозяйственный производственный коопе ратив) «Казиюртовский», базирующимся в с. Львовское-1, Шамшидиновым Хасаном Дадаевичем.;

август 2009 г. «Во время войны горцев сюда привозили на работы — за ставляли рыбу ловить, канавы копать, косить. Их привозили большими партиями. И умирало их здесь много. Мой дед мне рассказывал. Мы сейчас шутим. У меня глав ный инженер аварец (женился на кумычке, невестка кумычка). Мы когда встречаемся на похоронах, свадьбах, я ему говорю: „Мерку бери“. Мерка — это веревка, шнурок, которым горцы, привезенные на работы, обвязывали себе голову. От непривычного для них климата, от малярии голова у горцев начинала пухнуть, что наглядно было видно по мерке — раз концы шнурка не сходятся на голове, значит, последняя опухла, человек заболел. Горцы убегали к себе в горы. Я сейчас говорю своему главному ин женеру: „Ты сейчас возьми мерку, поезжай к себе в горы, голова у тебя там опухнет“.

Горцев здесь не могли тогда удержать. Здесь болота, комары, в 60—80-е годы спрям ляли русло реки Акташ, проводили работы по осушению болот, мелиорацию. У каж дого горца тогда в кармане была мерка, если голова расширялась — значит заболел, и убегали. Силой не могли их здесь удержать… Чеченцы здесь бесчинствовали, граби ли, воровали скот у ногайцев. Только здесь была сотня, которая не пускала их гра бить» [ПМЮК, № 1920: 9 об.—10 об.].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Главная улица с. Львовское-1. Фото Ю. Карпова. 2009 г.

В 1991 г. была построена мечеть, на пожертвования. Сейчас основные суммы в мечеть вносят те, кто ездит на заработки;

один «олигарх» поставил пластиковые окна, двери в мечети. «В мечеть ходят разного возраста, и стари ки, и молодежь. В целом селение нерелигиозное». В селении следят за поряд ком — организован вывоз мусора, который оплачивает СПК. Общинность проявляется и в том, что казиюртовцы добиваются возвращения земель ( гектаров), которые в начале 1960-х гг. были от них переданы хозяйствам гор ных районов и ныне используются последними мало-, а то и вовсе неэффек тивно 10. Они безрезультатно обращаются в различные инстанции, и это рож дает в активистах если не отчаяние, то неверие в справедливость и успех.

Из интервью с Х. Д. Шамшидиновым в октябре 2008 г.: «В селении Львовское- угодий 2 тыс. га, 400 га у СПК, остальные раздали населению, каждой семье по 2 га соток. В Львовском-1 250 хозяйств, т. е. жителей немногим более 1 тыс. чел. В селе нии 1 тыс. голов крупного рогатого скота, в СПК 150 голов КРС. Мы требуем, чтобы нам вернули 780 га, которые отобрали в 1940-е гг. и передали отгонникам. Когда пе реселились горцы, то сады, которые были у немцев, свели „на нет“, на дрова. Когда наших переселяли под предлогом затопления, то почему-то сказали сохранить плодо вые деревья, т. е. политика была направлена на занятие этих земель горцами… Я нашел постановление Совета народных комиссаров о выделении колхозу им.

Тельмана, т. е. нашему селу, 2654 га земель на вечное пользование, причем там напи сано, что их никто не может уменьшить, только увеличивать. Но в 1962 г. выходит по становление Совмина о передаче во временное пользование трем горным хозяйствам 784 га земли в районе озера Кала-Кол, которой мы пользовались. Мы сейчас требуем, чтобы эти земли вернули. У нас 370 хозяйств стоят на очереди на получение участков, у нас молодежи сейчас негде жить, у нас на Севере знаете какие хорошие специали Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Все это говорилось о Львовском-1. Но Львовских «номеров» много. В Львовских № 2 и № 3 живут лакцы, в основном из селения Куба Лакского района. В 4, 5, 9 и 15-м номерах тоже лакцы из разных селений, в 6-м и 7-м — аварцы Хунзахского района, в 8-м — даргинцы-акушинцы. Есть еще поселки переселенцев из Рутульского района.

В Львовских 2-м и 3-м хозяйство общее: крупного рогатого скота полто ры сотни голов, овец около 3 тыс. голов, летом овцы пасутся в горах. Однако хозяйство не назовешь крепким, показательно, что его председатель живет в Махачкале. Впрочем, второй и третий номера производят разное впечатление.

Львовское-3 не выглядит ухоженным и благоустроенным. Второй номер — куда как лучше. Расположенная здесь школа хорошо обустроена благодаря стараниям ее активного директора, гордость которого команда старшекласс ников, становившаяся победительницей республиканских и всероссийских олимпиад и слетов. Директор школы, пятидесятилетний Асадула Магомедов, ратует за сплоченность жителей своего селения и их тесные связи с родствен никами, живущими в горах, в селении Куба, и выходцами из последнего, обосновавшимися в Махачкале (компактно проживают в 5-м поселке города).

«За кубок по спорту борются три команды: наши, с гор и из Махачкалы. Со ревнования в конце мая, по окончании учебного года. Года два я возил в Лак ский район на День победы. У наших ребят воспитание лучше…» Но связи с родным селом не разрываются. Их поддержанию в значительной мере способ ствует деятельность односельчанина-кубинца Г. М. Газиева, занимающего пост начальника железных дорог Дагестана. Он финансирует разные социаль ные программы, в том числе по местной школе. В родном селе на его деньги строится гостиница, в которой могут бесплатно жить кубинцы, некогда поки нувшие горный аул и не сохранившие там за собой дом. К этому же человеку приходят выходцы из Лакского района с различными вопросами и просьбами, заслуженный авторитет сделал его медиатором в спорах.

Директор школы не без оснований гордится положением во вверенном ему учреждении, доволен общим ходом дел в селении (Львовском-2). Столь же важным для него (человека, выросшего в Бабаюртовском районе в среде переселенцев, учившегося в школе, где учителями, а затем и коллегами по ра боте в основном были кумыки) является сохранение связей с «исторической родиной». «Я себя чувствую частью Лакского района здесь». Мы разговари ваем в присутствии его бывшего учителя, а ныне товарища, кумыка из Кази юрта. Его присутствие не смущает информанта. На дополнительный вопрос «Может быть, вы и ваши нынешние земляки — представители лакского наро да, а не часть Лакского района?» он отвечает отрицательно и лишь на второй или третий раз, и то неохотно, соглашается, что так говорить, вероятно, кор ректнее [ПМЮК, № 1920: 38—39 об.]. Но в душе остается сторонником соб ственного взгляда, который никак не соотносится с чувством неуютности от пребывания в «новом» месте.

В настоящее время положение в Бабаюртовском районе, на территории которого расположены Львовские номера и другие поселки переселенцев, та сты, на уровне генералов, и мы сегодня говорим, дайте нам наши земли, верните, мы хотим расширяться… И мы подаем в арбитражный суд, чтобы он признал незаконным постановление 1962 г. Судья смотрит на меня, дает понять, что вы правы, но выносит другое постановление — не могу, есть звонок сверху. Здесь с ума сойти можно…»

[ПМЮК, № 1856: 33—34 об.] Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН ково: переселенцы из горных районов составляют порядка 40 % населения, в районе 326 тыс. га сельхозугодий, «из них за хозяйствами района (вместе с переселенческими) осталось всего 45,7 тыс. га, или 14 % сельхозугодий. Осталь ными землями района — 86 % всех угодий пользуются 162 хозяйства из 21-го горного района» [Катастрофическое положение 2008].

Если оценивать данное положение с позиций «частей» Лакского, Хунзах ского, Казбековского и большого числа других горных районов Дагестана, то данный район, как и другие некогда почти моноэтничные в плане населения кумыкские районы представляют собой абсолютное подобие лоскутных оде ял. Только если в одеялах разноцветные лоскуты прочно сшиты, благодаря чему одеяла цельны на вид и на деле, то здесь лоскутность мало чем отлича ется от чересполосицы, с которой некогда усиленно боролись.

Однако продолжим обсуждение данной проблемы в другом месте.

Костек: нелады между Старым и Новым В Хасавюртовском районе расположено хорошо известное по письмен ным источникам позднего Средневековья и Нового времени и уже на этом ос новании, можно сказать, знаменитое кумыкское селение Костек 11. С рубежа XVII и XVIII вв. оно являлось центром одноименного, т. е. Костековского фе одального владения.

Ныне уже не в обиходе, а в официальных кругах его называют Старый Костек. Причина проста, появился Новый Костек. И как в большинстве случа ев селообразования в равнинной части Дагестана последних десятилетий — в новом населенном пункте проживают лица иной национальности.

Информант из (Старого) Костека, Беймурза, кумык, 1948 года рождения:

— Первая волна массового переселения горцев в Костек пришлась на 1957 г., когда им, даргинцам, велели покинуть Чечню. У них пастбища были в кочубеевской стороне (пос. Кочубей — крупный населенный пункт в совре менном Тарумовском районе республики. — Авт.), у них бараны были. Здесь их приняли, по домам расселили 12. Их включили в колхоз, им потом участки Костек упоминается в сочинении средневекового историка Мухаммадрафи «Тарих Дагестан» [Шихсаидов 1993: 103, 108]. Летом 1770 г. будущий академик Пе тербургской академии наук И. А. Гильденштедт записал в своем дневнике: «В полдень я достиг татарско-кумыкской деревни Костек. Она стоит у реки Койсу… Деревня ле жит на открытой равнине, и в ней насчитывается приблизительно 200 жилищ, которые все [построены] на здешний манер из переплетенных прутьев, обмазанных глиной.

Деревня принадлежит князю Хамурза из семьи Шамхал… Местные жители — кумык ские татары и немного армян. Основные занятия — земледелие и рыбная ловля. Здесь видны хорошие [поля] пшеницы и еще более многочисленные рисовые поля на низких местах Койсу, из которой они затопляются… Здесь производят еще немного хлопка для продажи, шелк же только для собственного употребления» [Гильденштедт 2002:

40—41].

В рассказах представителей коренного населения плоскостных селений о пер вых некогда появившихся в их селах горцах присутствует некоторая высокопарность (что, отчасти, не лишено оснований, так как различия культур были очень зримыми).

«Когда аварцы, даргинцы пришли, с гор приходили, кушать у нас просили. Отец, мать говорили: „Смотрите, аварцы придут, украдут вас“, — чтобы мы, дети, не бегали, что бы боялись… Они капуста, фасоль размешали — они кушать не могли делать. Мы Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН Жители Старого Костека. Фото Ю. Карпова. 2009 г.

смеялись тогда. Они не могли готовить, а счас, чем нас научились лучше готовить.

Спустились — научились. А счас одеваются… ну деньги есть… они не признают как были раньше, не признают, уже другими становятся» [ПМЮК, № 1856: 23 об.—24].

«Горцы — кубачинцы, унцукульцы — трости делают, кто-то свистульки делает. Они хвастаются — какое у них искусство, и говорят, что у кумыков искусства не было. У кумыков важнейшее искусство было — делать продовольствие. Здесь они муку брали.

У Гамзатова есть стихи — если знает кумыкский язык, значит, ему можно жениться, он сможет содержать семью. Они ходили с хурджином, в папахе оборванной, и проси ли хлеба, милостыню. Это в 50-е годы. А теперь они какие важные» [ПМЮК, № 1920: 23].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-85803-443-8/ © МАЭ РАН выделили… Потом им все помогали собственные дома строить. Тогда, если примерно 500 хозяйств было, дружно жили. Бригады полеводческие, все вме сте работали, тогда кумык–даргинец не было… Здесь один сельсовет был, не делились.

Потом приезжали и приезжали еще. Деньги дают — ему план (уча сток. — Авт.) дают. Они только баранами занимались, больше ничего не могли. Потом в Казахстан начали ездить, там шкуры дешевые покупали, шапки шили, зимой ездили на Север, на Ленинград, везде продавали там шап ки. И начали они иметь, богатеть… Теперь у них все богатые… В позапрошлом (2006) году скандал был. Приготовлено было, операцию [подготовили], войну они хотели. Мы с голыми руками там были. А там руч ные пулеметы... Они собрали наших там, побили, кинули в речку. Скандал из за земли. У нас с края земля есть, чтобы нашим молодым дать (выделить участки. — Авт.). Это наша земля. Участки [нашим] дали, они тоже начали строиться… У них свой сельсовет есть, у них территория своя есть, участки подели ли, но они хотели всю землю захватить… [ПМЮК, № 1856: 23—27].

Из газетной публикации 1993 г.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 18 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.