авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
-- [ Страница 1 ] --

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

МУЗЕЙ АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ

ПЕТРА ВЕЛИКОГО (КУНСТКАМЕРА)

ИМ.

РАДЛОВСКИЙ

СБОРНИК

Научные исследования

и музейные проекты МАЭ РАН

в 2006 г.

Санкт Петербург

2007

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН ББК 63.5 Р15 Радловский сборник: Научные исследования и музей Р15 ные проекты МАЭ РАН в 2006 г. / Отв. ред. Ю.К. Чистов, Е.А. Михайлова. СПб.: МАЭ РАН, 2007. 300 с.

ISBN 978 5 88431 134 3 В сборнике представлены результаты научных и музейных ис следований сотрудников Музея антропологии и этнографии им.

Петра Великого (Кунсткамеры). Авторы материалов рассматрива ют различные аспекты традиционной и современной этнографии народов мира, вопросы истории коллекций МАЭ, их атрибуции и экспонирования.

Сборник представляет интерес для этнографов, антропологов, археологов, музееведов и спциалистов смежных исторических дис циплин.

ББК 63. © МАЭ РАН, ISBN 978 5 88431 134 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН СОДЕРЖАНИЕ СОЦИОНОРМАТИВНАЯ КУЛЬТУРА: НА СТЫКЕ ПОЛЕВЫХ НАБЛЮДЕНИЙ И ТЕКСТА Родионов М.А.

Сколько кварталов в Мадуде?

Смута в документах и рассказах.................................................. Березкин Ю.Е.

Гипотеза африканской прародины и астральная мифология.............. Василенко М.И.

Поэты контрабандисты Синая в традиционных стихах и полевых наблюдениях................................................. Васильков Я.В.

Загадки текстов и ответы «поля»: как извлечь стебель из травы мунджа?................................................................................. Васильков Я.В.

О происхождении индийского собрания, переданного в МАЭ из Первого филиала Государственного Эрмитажа (б. Музея Центрального училища технического рисования барона Штиглица).................. Котин И.Ю.

Южно азиатская диаспора по материалам доклада парламентской комиссии и собственным полевым наблюдениям......................... Салмин А.К.

Чувашское божество Квар............................................................ Царева Е.Г.

«Племенные» ковры Средней Амударьи как культурный текст......... ПОЛЕВАЯ ЭТНОГРАФИЯ И МУЗЕЙНОЕ ДЕЛО Белков П.Л.

«Дешифровка» музейных каталогов конца XVIII — начала XIX вв.

и проблема идентификация предметов из ранних поступлений МАЭ.................................................................... Иванова Е.В.

Некоторые проблемы изучения одежды тайских народов.................. Кисляков В.Н.

Коллекции по народам Китая конца 1950 х годов в МАЭ РАН (К 95 летию со дня рождения Г.А. Гловацкого).......................... Новик А.А.

Экспедиция в Косово 2006 г. Золотошвейное ремесло и вопросы архивации полевых фотоматериалов.......................................... Сиим А.Ю.

В лабиринте ложки (способы индивидуального подхода к предмету в этнографическом музееведении).............................................. Соболева Е.С.

Частные этнографические музеи Гамбурга и коллекционирование в конце XIX — начале ХХ века................................................ Толмачева Е.Б.

Коммерческая фотография как этнографический источник............... Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН Ушаков Н.В.

Полевой этнографический источник — методические вопросы полевой документации, архивации и музейной регистрации и публикации.......................................................................... Шаскольская Т.И.

Библиотека МАЭ: начало электронной каталогизации...................... Шрадер Т.А.

Скандинавия в иллюстрациях (в фондах МАЭ РАН)......................... Яншина О.В.

К закону об археологическом наследии России................................ ТРАДИЦИЯ В УСЛОВИЯХ ПЕРЕМЕН Арзютов Д.В.

Бурханизм: североалтайская периферия........................................ Васильцов К.С.

Понятия «совершенство» и «совершенный человек» в средневековом исламе (по материалам сочинения Афзал ад дина Кашани «Мадаридж ал камал»)........................................................... Веселовская О.В., Попов В.А.

Тарикаты Западной Африки: тайные союзы или мусульманские ордены?................................................................................ Корсун С.А.

Традиционный похоронный обряд индейцев тлинкитов.................. Крюкова В.Ю.

Древнейшая цивилизация Маргианы и традиционные культуры народов Ирана и Центральной Азии........................................ Лаврентьева Л.С.

«Говорить по арабски» (из предметов гагаузских коллекций полковника В.А. Мошкова)..................................................... Павлинская Л.Р.

Обоо в культуре народов Восточных Саян: жизнь традиции во времена перемен................................................................ Прищепова В.А.

Прошлое и настоящее народов Средней Азии и Казахстана в материалах МАЭ (фотоколлекции Музея народоведения:

1920–1930 гг.)....................................................................... Рахимов Р.Р.

Традиция в условиях перемен...................................................... Резван М.Е.

Мусульманская гадательная таблица из собрания МАЭ РАН........... Стасевич И.В.

Традиционные представления о возрастных и социальных статусах в современном казахском обществе (по материалам экспедиции в Западный Казахстан)........................................................... Терлецкий Н.С.

Некоторые сведения нарративных источников о «Центрально азиатской Мекке»............................................ Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН Шевченко Ю.Ю.

Пути распространения образа: Богородица Спилеотисса (Пещерная) и Медуза Горгона................................................................... Шоинбеков А.

Некоторые особенности погребально поминальной обрядности шугнанцев: обряд разбивания чаши на могиле и его интерпретация............................................................... ПОЛЕВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ МАЭ РАН В 2006 ГОДУ (АНТРОПОЛОГИЯ, АРХЕОЛОГИЯ, ЭТНОГРАФИЯ) Бельский С.В.

О методике поиска и археологического изучения средневековых погребальных комплексов в Северо Западном Приладожье (по результатам исследований Карельской археологической экспедиции МАЭ РАН в 2006 г.)............................................. Герасимов Д.В., Бельский С.В., Лисицын С.Н.

Археологические памятники Хейнийокского пролива: исследования Карельского археологического отряда МАЭ РАН в 2006 г.......... Федорова Е.Г.

О состоянии погребальной обрядности обских угров в последней четверти ХХ — начале ХХI в.................................................. Кисель В.А.

Монгун тайгинский вариант погребального обряда тувинцев........... Моисеев В.Г.

К вопросу о происхождении населения охотской культуры северного и восточного Хоккайдо........................................................... Самсонов Д.А.

Об исследовательской работе по некоторым актуальным вопросам этнографии в Государственном Музее этнографии Республики Корея.................................................................. Санкина С.Л.

Материалы к проблеме заселения Ижорского плато: могильник Ново Сиверская 2................................................................... Степанова О.Б.

Медведь как образ матери предка и души человека в традиционном мировоззрении селькупов....................................................... Терюков А.И.

Миграционная история Ленинградской области (К постановке проблемы)............................................................................. Успенская Е.Н., Янес М.А.

Икаты Индии............................................................................. Хлопачев Г.А., Кулькова М.А.

Стоянка Бугорок (Пушкари IX): геологическая характеристика и возраст............................................................................... Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ И МУЗЕЙНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Алексеенко Е.А.

Биографический подход как один из методов полевой работы (по материалам 1980–1990 х гг.)............................................. Арсеньев В.Р.

Петербургская африканистика на новейшем этапе истории России.. Бернштам Т.А.

Русские народные росписи по дереву в свете старообрядческой изобразительной культуры...................................................... Губанов И.Б.

Консерватизм древнегерманского общества: параллелизм свидетельств Корнелия Тацита и древнескандинавских источников............... Конькова О.И.

«Ижорская» архаичная конструкция мира и сохранение ее структуры.

в конце XIX и в конце ХХ вв................................................. Мазалова Н.Е.

«У хлеба спорынью вынимала»

(достаток русских крестьян и колдуны)................................... Окладникова Е.А.

Сноловка чиппевей как объект традиционной и сувенирной культур............................................................. Попов В.А.

К проблеме этнического самосознания: этнокультурная и языковая идентификация населения Анголы.......................................... Решетов А.М.

С.П. Толстов и Д.К. Зеленин: к истории их спора об участии финнов в образовании великорусской народности................................. Синицын А.Ю.

О японских часах макура докэй из коллекции И.Ф. ван Овермеера Фишера................................................... Степанова О.Б.

Представления о бестелесной и нематериальной душе в традиционном мировоззрении селькупов....................................................... Узунова В.Г.

Роль этносоциологической практики на базе МАЭ РАН для становления профессионального сознания студентов............ Успенская Е.Н.

К вопросу о «конструировании» индийской кастовой системы......... Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН СОЦИОНОРМАТИВНАЯ КУЛЬТУРА: НА СТЫКЕ ПОЛЕВЫХ НАБЛЮДЕНИЙ И ТЕКСТА М.А. Родионов СКОЛЬКО КВАРТАЛОВ В МАДУДЕ?

СМУТА В ДОКУМЕНТАХ И РАССКАЗАХ Для начала — несколько слов о теме нашего круглого стола.

Мне кажется, она не нуждается в пространных разъяснениях, т.к.

на загадки «поля» можно найти ответы в тексте и наоборот. Дру гое дело приоритет источников: для одних важнее первая катего рия, для других — вторая. Между тем при благоприятном разви тии исследования полевые наблюдения и соответствующие тек сты находятся во взаимно дополнительных равноправных отно шениях, хотя и требуют разных аналитических подходов.

От общих соображений обратимся к частному вопросу: соци альному конфликту в поселке Мадуда, расположенном в 5 км к северо востоку от города Сейун, столицы султанов ал Касири (1844–1967), Вади Хадрамаут, Южная Аравия. Исследование про водилось мною в 2004–2006 гг. в рамках проекта Востоковедного Центра в Галле (Университет имени Мартина Лютера, Галле Вит тенберг), финансировавшегося Немецким научно исследовательс ким обществом (DFG). О первом этапе проекта (2003 г.) я докла дывал на Радловских чтениях МАЭ 2004 г. (Родионов 2004).

Конфликту в Мадуде посвящено 9 из 50 рукописных докумен тов Сейунского султанского архива, выделенных хадрамаутским краеведом Абд ал Кадиром Мухаммадом ас Саббаном (1920–1999) в секцию IV «обычаев и традиций»: №№ 26 28, 32, 35, 40–42, 50.

Первый датирован 1938 г., последний — 1958 г. Три документа (№№ 26, 27, 32) я перевел и прокомментировал ранее (Rodionov 2005;

Родионов 2005).

Краткое содержание документов.

Шейх Таха б. Мухаммад Ба Хумайд, духовный лидер Мадуды, жалуется вождю соседнего племени Амиру б. Саиду ас Сукайру, что представители неполноправной социальной страты масакин под водительством смутьянов из рода Ба Матраф самовольно на чали охоту на каменного козла, и просит довести это до сведения султана Али б.

ал Мансура ал Касири (№ 26). Вождь ас Сукайр немедленно выполняет просьбу шейха и пересылает его письмо Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН султану с энергичной припиской, в которой сетует на упадок нра вов («мискин подымает голос, а человек из племени перестает следовать обычаю») и требует, чтобы султан «сокрушил голову преступнику» (№ 27). Султан действует безотлагательно. В том же месяце сафаре жители Мадуды подписывают, по его инициа тиве, соглашение из четырех пунктов: 1) все они составляют еди ный квартал (хафа), 2) осуждают смуту и обязуются выполнять свои обязанности согласно традициям, 3) обещают противиться разделу квартала, 4) принимают волю султана и все его предло жения (№ 28).

Но смута не утихает. Через четыре месяца султан Али б. ал Мансур получает письмо (№ 32) от мадудских диссидентов с жа лобой на шейхов рода Ба Хумайд, остановивших ритуальное ше ствие масакин «на границе кварталов» (обратите внимание на это множественное число!). Они просят султана разрешить их общине танцы с палками (идда). В предпоследнем месяце лунного 1357 г.

(28 зу л каада) знакомый нам шейх Таха б. Мухаммад из Маула Туйура, родового святилища Ба Хумайдов, пишет султану Джа фару б. ал Мансуру, брату недавно скончавшегося султана Али ал Касири. Он просит не запрещать охоту на каменного козла никому, кроме смутьяна из рода Ба Матраф: «ведь кофейные зер на уже приняты племенами» (№ 35). Информаторы поясняют:

прием кофейных зерен от шейха означает, что предводители охот ничьих групп согласны участвовать в ритуальной охоте и обязу ются соблюдать ее правила.

Документы, датированные следующим 1358/1939 г., сообща ют новые подробности. Мадудский шейх Али Ба Хумайд пишет (№ 40) султану Джафару, что покойный султан Али назначил некоего Саида Гулайка Бахдара главой над местными масакин, выделив их в самостоятельную общность (таила) и освободив их от власти шейхов и племен. И вот Саид Гулайк устраивает танцы и поэтические состязания (шабвани) без разрешения шейхов Ба Хумайд, ибо «масакины стали теперь масакинами династии».

«О, султан Джафар! — жалуется мадудский шейх.— Султан Али обращался к нам в одном из своих писем: «Вы — люди чести и достоинства, а мы — люди власти, и власть наша нуждается в поддержке каждого из носителей чести и достоинства». Теперь настало время поддержки, помощи и справедливости!» (40: 6–8).

Шейх просит нового султана распустить таилу масакин, чтобы они были вне всяких социальных групп.

Прежде чем разрешать или запрещать традиционные ритуалы Мадуды султан Джафар ал Мансур, как явствует из документа № 41 от 12 шаабана 1358 /29.08.1939, собрал шейхов Ба Хумайд и представителей других социальных слоев поселка. Он расспро Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН сил их о ритуалах Ба Хумайд, связанных с паломничеством к могиле пророка Худа, процессиями с барабанным боем и разда чей фиников у святилища Маула Туйура. Ответы жителей были записаны и хранились в султанском архиве для справки. Проше ние султану от 20 шаввала 1358/05.12.1939 (№ 42), направленное ходатаями за мадудцев — знакомым нам вождем Амиром ас Су кайром и Саидом Йислимом Вакадом, главой даллалей, или мак леров Сейуна, показывает, что проблемы ритуальной охоты так и не были урегулированы, несмотря на деловую переписку, перего воры, сходки и коллективные клятвы. Сначала султан Джафар, ссылаясь на опыт своего брата, запретил охоту на каменного коз ла, «ибо она влечет за собой лишь взаимный вред». В месяце сафар 1358 г., однако, он разрешил мадудцам охотиться, но, ког да подготовка была проведена, снова запретил. Излагая эту пре дысторию, указанные посредники просят султана разрешить охо ту в шаввале. И, наконец, последнее письмо этой категории из Сейунского архива (IV: № 50 от 24 сафара 1368/27.12.1948) де монстрирует, что все снова вернулось на круги своя. Тот же шейх Таха б. Мухаммад Ба Хумайд отвечает на султанское письмо, пе реданное ему по обычным каналам — через племенного вождя Амира б. Саида ас Сукайра. Шейх благодарит султана за разре шение охоты, но просит запретить ее смутьянам из масакин.

«Основываясь на письме покойного султана Али б. ал Мансу ра, — пишет шейх, — мы хотим, чтобы ты вел людей к целям, означенным в этом послании, дабы раз и навсегда остановить сму ту. Мы просим тебя запретить охоту шейхам и масакин из рода Ба Матраф, ибо они хотят охотиться самостоятельно, хотя на ка менного козла нельзя охотиться отдельно, а только сообща, со гласно твоему посланию. Их способ охоты навлечет большую беду, а ты потакаешь им, хотя этот раскол принес нам большую боль шую смуту и длится поныне. Если тебе мало моих слов, спроси кого хочешь из важных людей деревни Мадуда. А если ты жела ешь раскола, наша деревня не состоит из двух или трех частей, но суть единый квартал. Султан Али не желал раскола, а ты решай это дело как знаешь. Мы не согласны с таким (положением). Нынче масакин ропщут каждый день, а мы им внимаем, а причина (их поведения) все в том же... Мы ждем ответа из рук надежного человека» (№ 50: 8–16).

Сейунские архивные тексты по смуте в Мадуде существенно проясняют мои полевые информанты мадудцы, из которых выде ляются Мубарак Ахмад Бахдар, наследственный распорядитель (мукаддам) ритуальной охоты на каменного козла, и Рабийа Авад Бин Убайдулла, народный поэт и глава самопровозглашенного племени Бин Убайдулла (обоим — за шестьдесят). О ритуалах Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН охоты на каменного козла в Хадрамауте, уходящих в доисламс кую эпоху, и их параллелях с древнегреческими дионисиями см.:

Rodionov 1992;

Rodionov 1994. Оба информатора познакомили меня с документами, хранящимися в их семейных архивах. Остано вимся на двух из них (М 1 и М 2).

Первый, датированный 22 шаввала 1353/15.01.1935 г., пред ставляет собой коллективный договор, заключенный «двумя сто ронами» (а фактически пятью общинами), которые под страхом штрафа в 20 серебряных монет и одной овцы с каждого наруши теля обязались соблюдать настоящее соглашение, причем все пре жние документы считались потерявшими силу. Это касается ри туалов охоты на каменного козла, шествий и паломничеств к мо гиле пророка Худа и к могиле шейха Умара Ба Хумайда, покро вителя Мадуды. Документ подписан сторонами, заверен шейхами Абдаллахом и Шайханом Ба Хумайд и составлен почти на четыре года раньше, чем Сейунский документ IV: № 26.

Во втором Мадудском документе (М 2 от 25 раби 1 1368 / 25.01.1949) в частности говорится: «В согласии с указом моего покойного брата султана Али б. ал Мансура б. Галиба от 28 сафа ра 1357 г. (основанного на соглашении) между жителями кварта ла деревни Мадуда, он повелел им соблюдать его. А ныне мы под тверждаем этот указ и также повелеваем исполнять его. Нижепо именованные явились к нам сего дня, а это мукаддам квартала Саид Ахмад Бахдар и старосты пяти его частей (араиф ал ахмас).

После того, как я выслушал слова их относительно разрешения охоты на каменного козла, которая была остановлена ранее, мы даровали им разрешение и повелели им действовать таким обра зом: 1) сбор охотников в первую и во вторую ночь у святилища Маула Туйура у старейшины (мансаб) шейхов рода Ба Хумайд, 2) каждый староста ответственен за свою группу, а мукаддам от ветственен за всех старост, 3) прежние традиции охоты сохраня ют силу и все отправляются вместе с шейхами и с другими жите лями Мадуды и с людьми из окружающих ее племен. А кто не подчинится, будет наказан. «Верно» Джафар б. ал Мансур б. Га либ» (№ М–2: 4–16). Мои информанты подчеркивают, что на ос новании последнего документа охота на каменного козла прово дится в Мадуде и по сей день.

Документы, освещающие смуту в Мадуде, раскрывают функ ции ритуала при поддержании социального равновесия в тради ционном обществе, причем этот механизм дает неминуемый сбой в переходные периоды. В текстах нет ни слова о социально эконо мических требованиях «смутьянов», стремившихся изменить квар тальную организацию Мадуды и создать самостоятельный квар тал. Они принадлежали к торгово ремесленным кругам, сколо Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН тившим состояния за пределами Хадрамаута, и пользовались под держкой влиятельных лиц, например судьи из Сейуна Мухамма да б. Али Ба Хумайда из мадудского шейхского рода. Рассмотрен ные тексты относятся к устно письменной традиции и, как мы знаем, нуждаются в пояснении «надежных людей» (№ 50: 16), в роли которых и выступают наши информанты. Щедро делясь под робностями проведения ритуальных действий, информанты избе гают давать детальные характеристики участникам мадудской смуты: ведь потомки многих героев этой истории активно уча ствуют в жизни современной Мадуды. Ясно, что ритуальная роль шейхов Ба Хумайд в охоте на каменного козла, формально сохра няющаяся, сегодня заметно потеснена ролью предводителя охоты — мукаддама из рода Бахдар. По этому поводу мукаддам Муба рак Бахдар говорит: «В течение недели, пока длится охота, все жители Мадуды, а их более десяти тысяч, подчиняются только мне».

Так сколько же кварталов в Медуде? Конечно, один единствен ный. Но состоит он по меньшей мере из пяти традиционных час тей.

*** Родионов 2004:

Родионов М.А. Полевые разыскания в Хадрамауте (Йемен): 2003 г. // Радловские чтения 2004 г.: Тезисы докладов / Отв. ред. Ю.К. Чистов. СПб.:

МАЭ РАН. С. 153–155.

Родионов 2005:

Родионов М.А. Смеховые эффекты в деловой переписке султанов Сей уна // VI Конгресс этнографов и антропологов России, Санкт Петербург, 28 июня — 2 июля 2005 г.: Тезисы докладов / Отв. ред. Ю.К. Чистов.

СПб.: МАЭ РАН, 2005. С. 88.

Rodionov 1992:

The Ibex Hunt Ceremony in Hadramawt Today // St.Petersburg Journal of Oriental Studies // Петербургское Востоковедение. СПб. Вып. 1. С. 104– 112.

Rodionov 1994:

The Ibex Hunt Ceremony in Hadramawt Today. In: New Arabian Studies, 2, University of Exeter Press, p. 123 129.

Rodionov 2005:

Rodionov M. “Satanic matters”: social conflict in Madudah (Hadramawt), 1957/1938 // Proceedings of the Seminar for Arabian Studies. Vol. 35. Р. 215– 221.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН Ю.Е. Березкин ГИПОТЕЗА АФРИКАНСКОЙ ПРАРОДИНЫ И АСТРАЛЬНАЯ МИФОЛОГИЯ Работа выполнена на основе электронного каталога фольк лорно мифологических мотивов, работу над которым поддер живают РФФИ (проект 04 06 80238), программа Президиума РАН «Адаптация народов и культур к изменениям природной среды, социальным и техногенным трансформациям» и ИН ТАС (проект 05 10000008 7922). Каталог (в том числе резюме упоминаемых в статье текстов и их источники) доступен на сайтах http://www.ruthenia.ru/folklore/berezkin и http:// starling.rinet.ru/cgi bin/main.cgi?root=/usr/local/www/data/ berezkin Статистическая обработка глобального распространения фоль клорно мифологических мотивов выявила нейтральное положе ние Африки в общей картине. Речь идет не о всех мотивах (тако вых сейчас в нашем каталоге около 1400), а о тех из них, которые чаще всего используются в космологических и этиологических сюжетах и отражают представления об окружающем мире и чело веке. Мотивы с подобной тематикой составляют 40–45 % от об щего числа. Картину распространения мотивов данной группы определяют два основных территориальных комплекса — конти нентально евразийский и индо тихоокеанский [Березкин 2006a].

Свидетельства в пользу их существования появились еще на ран них стадиях работы и в дальнейшем все множились. Континен тально евразийский комплекс максимально выражен от Монго лии и Якутии до Балкан и Кавказа, обнаруживая также соответ ствия в Северной Америке. Индо тихоокеанский комплекс пред ставлен в пределах юго восточной и восточной окраины Азии (от неарийской Индии до Чукотки), в Австралии, Океании и Амери ке, а максимально выражен в Южной и Центральной Америке и Меланезии.

Еще в 2005 г. стало ясно, что все семь или восемь мотивов, которые чаще всего используются в мифах о происхождении смерти в пределах индо тихоокеанской половины мира, но не использу ются в континентальной Евразии, представлены также и в Афри ке южнее Сахары [Березкин 2007]. Логично было решить, что африканский набор космологических и этиологических мотивов и в целом будет похож на наборы мотивов, типичные для индо тихоокеанской зоны. Систематическое включение в базу данных материалов по мифологиям Африки, осуществленное на протяже нии 2006 г., опровергло это предположение. Как только что было сказано, Африка заняла нейтральное положение.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН Чтобы прояснить дело, в пределах всей совокупности космоло гических и этиологических мотивов были выделены более узкие тематические группы. В первую вошли мотивы (числом 163), имеющие отношение к представлениям о небесных телах и атмос ферных явлениях, во вторую (числом 97) — касающиеся антропо и социогенеза, представлений об анатомии и физиологии челове ка и разного рода отклонениях в этой области. Оказалось, что первая группа характерна главным образом для континентально евразийского комплекса, причем именно она отражает азиатско североамериканские связи. Свой набор астральных мотивов есть и в Южной и Центральной Америке, но за пределы этих регионов он не выходит. Вторая же группа мотивов, напротив, оказалась специфичной для индо тихоокеанского комплекса, причем имен но на нее приходится основная доля амазонско меланезийских аналогий.

О том, что в Африке южнее Сахары астральные представления слабо разработаны, писали многие этнографы и миссионеры. Од нако отсутствие в Африке также и «физиологически анатомичес ких» мотивов стало неожиданностью. Характерен пример мотива «зубастого лона», популярного в племенной Индии, вдоль всего тихоокеанского фронта Азии, в Северной Америке и на больше части Южной Америки (кроме крайнего востока и юга), но совер шенно не известного ни в Африке, ни в Австралии.

Подобное распределение мотивов хорошо соответствует гипо тезе генетиков относительно выхода предков современного чело века из Африки 50–70 тыс. лет назад и последовавшего затем разделения миграционного потока на две части [Metspalu et al.

2004]. Одна часть мигрантов продолжала двигаться вдоль побере жий Индийского и затем Тихого океанов, а другая примерно от района Персидского залива направилась к северу и заселила при ледниковые области Евразии. До начала расселения культура ран них сапиенсов была весьма примитивной, а ее усложнение в кон тинентально евразийской и индо тихоокеанской зонах протекало самостоятельно. Наличие двух главных комплексов мотивов ми ровой мифологии и является результатом такого независимого развития. Тот же мотив «зубастого лона» скорее всего появился где то в Юго Восточной Азии, причем достаточно поздно. Он мог быть не известен не только тем людям современного типа, кото рые первыми проникли в Австралию, но и самым ранним груп пам, достигшим Южной Америки (отсюда его отсутствие в Пата гонии, на Огненной Земле и у народов семьи же на Бразильском нагорье). В заселении Нового Света приняли участие популяции, принесшие в Америку элементы обоих комплексов, причем индо тихоокеанские мотивы проникли несколько раньше. Соответствен Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН но они оказались представлены по всему Новому Свету, а элемен ты континентально евразийские распространились в основном лишь в Северной Америке.

Сделанное заключение не исчерпывает, однако, сути пробле мы. Для индо тихоокеанского комплекса мы действительно име ем значительное число своего рода «путеводных нитей», т.е. це почек мотивов, тянущихся из Африки в Южную и далее в Юго Восточную Азию, затем вокруг Тихого океана в Америку с ответ влениями в Меланезию Австралию, в Микронезию Полинезию и, возможно, в Западную Сибирь [Березкин 2006b]. Эти нити пере плетаются и в совокупности образуют довольно прочный «канат».

С континентально евразийским комплексом ситуация иная. Его отличия от индо тихоокеанского ярки и несомненны, но свиде тельства его связи с Африкой южнее Сахары менее очевидны.

Одно из возможных объяснений — резкие изменения в культуре в ходе расселения сапиенсов в северном направлении и вынуж денного приспособления к совершенно новым природным услови ям. Зависимость между мифологией и любыми внешними факто рами опосредована и слаба, однако общая резкая культурная пе рестройка могла привести к более быстрой смене мифологическо го репертуара и более полной, чем в случае с мифологиями Юж ной Азии или Австралии, утрате африканских традиций. В прин ципе этого объяснения достаточно, но следует признать, что воз можно и другое.

Если генетики категорически настаивают на том, что все со временное человечество целиком происходит от относительно не давних африканских предков, то многие специалисты по археоло гии евразийского палеолита и антропологи как минимум допус кают возможность метисации между пришедшими из Африки сапиенсами и более архаическими популяциями на территории от Алтая до Западной Европы. Для индо тихоокеанской зоны фак тов в пользу подобной метисации значительно меньше. Оставаясь в границах фольклористики и игнорируя генетику, участие в фор мировании континентально евразийского набора мотивов местных не сапиенсов так же хорошо объясняет выявленную картину, как и гипотеза африканской прародины в ее чистом виде. Могли ли у неандертальцев быть подобные представления — вопрос другой, и на него сейчас вряд ли можно ответить.

Среди космологических и этиологических мотивов особую цен ность для прослеживания далеких связей имеют представления о таких объектах, которые, во первых, заведомо известны предста вителям всех культур, а, во вторых, могут быть истолкованы мно жеством способов, так что вероятность случайного появления оди наковых толкований невелика. К числу такого рода объектов от носятся те, которые мы наблюдаем на ночном небе.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН Хотя, как только что было сказано, астральная мифология для Африки не характерна, есть все же редкие случаи, когда пред ставления о звездах, фиксируемые за пределами Африки, нахо дят аналогии и на этом континенте, причем южнее Сахары.

Во первых, это противопоставление Ориона и Плеяд как муж ского начала женскому (обратная оппозиция у индонезийских ментавай скорее всего объясняется характерным для многих ав стронезийцев образом Плеяд как группы юношей, а не девушек).

Орион (чаще Пояс Ориона, чем все созвездие с привычной для нас конфигурацией) и Плеяды есть единственные небесные объекты, помимо солнца, луны и Млечного Пути, которые знакомы мно гим обитателям Африки южнее Сахары. Можно допустить, что подобная оппозиция оформилась еще до выхода сапиенсов из Африки и затем тысячелетиями воспроизводилась по всему миру.

Речь, однако, идет не о специфических евразийско африканских связях, а о распространении данного образа в разных регионах, в том числе (и даже преимущественно) индо тихоокеанских.

Второй астральный сюжет — «космическая охота». Он характе рен для континентальной Евразии и Америки и не известен в пре делах индо тихоокеанской окраины Евразии, в Океании и Австра лии [Березкин 2005;

2006]. У кисонге и луба касаи в Конго Пояс Ориона есть дичь, охотник и собака [Studstill 1984: 127–31], а у темне в Западной Африке охотник Орион стреляет в наседку с цып лятами (Плеяды). В последнем случае идентификация персонажей с определенными астральными объектами не вполне надежна, но все таки вероятна [Hirschberg 1929: 326–327]. Можно предполо жить, что образ Ориона охотника был перенесен из Африки в кон тинентальную Евразию, оставшись вне мифологического репертуа ра индо тихоокеанских популяций. При этом в Евразии Орион (в качестве ли охотника или в качестве дичи) остался по периферии ареала сюжета космической охоты, тогда как на большей части Сибири (кроме южной и заполярной) он был замещен в данном сюжете Большой Медведицей. Дальнейшая детализация представ лений привела к выделению маленькой звездочки Алькор (рядом с Мицаром — второй звездой ручки ковша Большой Медведицы) и отождествлению ее с весьма специфическими объектами, такими как собака и котелок [Березкин, в печати]. Наличие тех же пред ставлений в Северной Америке свидетельствует об их значитель ной древности (порядка 10 тыс. лет).

Плеяды в Африке не обязательно истолковываются мифологи чески, нередко это просто небесный объект, чей гелиакальный восход отмечает начало нового года. Порой Плеяды — это один персонаж, иногда группа девушек, но наибольший интерес пред ставляет интерпретация созвездия как курицы с цыплятами, пти Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН чьего гнезда или чего нибудь в том же роде. Подобное толкование характерно для Западной Африки, известно шари нильским на родам Судана, но, по видимому, не знакомо ни банту Централь ной и Южной Африки, ни бушменам и готтентотам. Плеяды счи таются курицей, уткой, гнездом и т.п. и по всей Европе. Этот же образ есть в Сибири у ненцев, манси, хакасов, но он зафиксирован также на Таити и у народов северо восточной Индии (кхаси), Ин докитая (тайцы, банар, вероятно, кхмеры) и Индонезии (даяки).

Другой северо евразийский образ Плеяд как чего то дырявого (сито, решето) в Африке не известен.

Данные факты как будто свидетельствуют в пользу африканс ких истоков евразийско североамериканской астральной мифоло гии. Вместе с тем географическая близость Африки и Евразии всегда позволяет объяснять общие культурные элементы более поздними и разновременными контактами. Осторожнее заключить, что изучение мифологии само по себе не способно ни подтвер дить, ни опровергнуть возможность сохранения в нашей культуре каких либо других элементов, кроме как восходящих к культуре первых мигрантов из Африки. Однако детализация знаний об аре альном распространении мотивов существенно обогащает те ре конструкции прошлого, которые строятся на материалах наук, специально ответственных за изучение отдаленных периодов ис тории — археологии, физической антропологии и популяционной генетики.

*** Березкин Ю.Е. Космическая охота: варианты сибирско североамери канского мифа // Археология, этнография и антропология Евразии. 2005.

№ 2 (22). С. 141–150.

Березкин Ю.Е. Евразийская прародина аборигенов Америки (анализ ареального распределения фольклорно мифологических мотивов) // Эт нокультурное взаимодействие в Евразии. Программа фундаментальных исследований Президиума Российской академии наук. Кн. 1. М.: Наука, 2006a. С. 228–240.

Березкин Ю.Е. Фольклорно мифологические параллели между Запад ной Сибирью, северо востоком Азии и Приамурьем — Приморьем (к ре конструкции раннего состояния сибирской мифологии) // Археология, этнография и антропология Евразии. 2006b. № 3 (27). С. 112–122.

Березкин Ю.Е. Происхождение смерти — древнейший миф // Этног рафическое обозрение. 2007. № 1.

Березкин Ю.Е. Алькор, котелок и собака // Сценарий жизни — сце нарий нарратива. М.: РГГУ (в печати).

Berezkin J. The cosmic hunt: variants of a Siberian — North American myth // Folklore (Tartu). 2006. No. 31. P. 79–100.

Hirschberg W. Die Plejaden in Africa und ihre Beziehung zum Bodenbau // Zeitschrift fr Ethnologie. 1929. Bd. 61(4–6). S. 321–337.

Studstill J.D. Les Desseins d’Arc en ciel: pope chez les Luba du Zare.

Paris: ditions du Centre Nacional de la Recherche Scientifique, 1984. 169 p.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН Metspalu M., Kivisild T., Metspalu E., Parik J., Hudjashov G., Kaldma K., Serk P., Karmin M., Behar D.M., Gilbert M.T.P., Endicott P., Mastana S., Papiha S.S., Skorecki K., Torroni A., Villems R. Most of the extant mtDNA boundaries in South and Southwest Asia were likely shaped during the initial settlement of Eurasia by anatomically modern humans // BioMed Central Genetics. 2004. Vol. 5. P. 1–23.

М.И. Василенко ПОЭТЫ КОНТРАБАНДИСТЫ СИНАЯ В ТРАДИЦИОННЫХ СТИХАХ И ПОЛЕВЫХ НАБЛЮДЕНИЯХ Во второй половине XX в. для большинства арабских кочевни ков единого бедуинского мира уже не было, однако он существо вал для контрабандистов. Для них как будто бы не было государ ственных границ. Путями распространения поэзии стали неле гальные маршруты, а лучшими поэтами Синайского полуострова — контрабандисты. Бывая во всех частях бедуинского мира, они не только приобретали массу необходимых впечатлений, но и обо гащали свой потенциал за счет общебедуинского запаса поэтичес ких формул, образов и сравнений. Это крайне важно, поскольку бедуинские стихотворцы конца прошлого столетия оставались носителями древнего типа художественного создания.

Полевой опыт этнографа Ицхака (Клинтона) Бейли подтверж дает эти соображения. Как то раз он засиделся до полуночи в палатке известного поэта из племен северного Синая. Вдруг беду ин, для которого поэзия, казалось, была делом жизни, не выдер жал и воскликнул: «Доктор, да оставь ты эти стихи, и давай пе рейдем к более серьезной теме!». «Что может быть серьезнее по эзии?» — удивился Бейли. В ответ стихотворец предложил уче ному сделку. Бейли имел возможность перемещаться по Синайс кому полуострову и сектору Газа, не вызывая подозрений, в то время как бедуинов военные и полиция подвергали всяческим проверкам. Поэт предложил гостю прибыть в указанное место на территории сектора Газа, получить груз гашиша и опиума, при везти его обратно и тут же получить тысячу долларов. Бейли веж ливо отказался. Бедуины поняли его по своему и увеличили раз мер обещанного вознаграждения до шестидесяти тысяч. Ученый извинился и сказал, что такое дело все таки не для него. Поэт посмотрел на него с нескрываемым презрением и спросил без обиня ков: «Скажи, тебе не присуще самоуважение?... Ведь если ты не заработаешь денег, тогда как будешь приглашать гостей? Откуда возьмешь козу или овцу, чтобы зарезать в их честь?...Смотри, что произошло с твоим приятелем Слейманом! Он перестал зани Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН маться контрабандой, и у него ни гроша за душой. Никто не захо дит его навестить!» [Bailey 1993: 9].

За контрабанду бедуины Синая нередко оказываются в тюрьме.

Случалось это и с поэтами, причем тюрьма порой способствовала расцвету их творчества. Арестантам, в большинстве своем негра мотным, нужно было отправлять послания родственникам и друзь ям таким образом, чтобы посторонние не догадались об их содер жании. В этой ситуации поэтическая система бедуинов была спасе нием. Поэты излагали мысли завуалировано — в традиционной образно поэтической форме — и передавали сообщения устно, че рез посланника. Стоит учесть и то, что, сочиняя стихи, бедуины дают выход эмоциям. Один из наиболее знаменитых поэтов Синая — сАнз абу Слем ал сУрды (племя тарбxн, юго восток полуостро ва) в 1962 г. был осужден в Египте на 15 лет тюрьмы как глава контрабандистской сети. Стихи, ставшие популярными среди оби тателей полуострова, он сочинил в последние десять лет своего зак лючения. Успеху произведений способствовали не только их кра сота и совершенство, но и репутация автора. Поэта знали как щед рого человека и надежного перевозчика — именно таким должен быть настоящий бедуин. В цитируемом ниже стихотворении Анез описывает жалкое положение, в котором он оказался.

Прошлой ночью я страдал от бессонницы, И немногие будут внимать боли моего сердца.

Как приятна чашечка кофе меж пальм И щелканье немецкого (ружья) в изгибах вади, И угли жаровни, на которых жарится баранина, И друзья, рассевшиеся в тени шатра Около тех (женщин), что с прорезями для глаз, прекрасными зубами, И татуировкой, зеленой, как весенняя трава.

Сегодня мы опутаны веревками судьбы И глотаем чистую отраву.

Когда другие одеты, мы голы, И в нашем разрушенном доме играют тушканчики.

После того, как побелела холка (верблюда), мы стали жалки, И рядом с кутающимися в черные шали мы не нужны.

Мы склонились, как стая гиен, Над мутной водой в безветрие.

Жизнь идет к концу, женщина обездолена, И возрадуется бедняк в День потрясения.

Я, который ради того, чтобы улечься, как волк, Седлал лучшую верблюдицу, как не мог Джадейа (бедуинский герой), Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН Иду пешком со сломанными костями, Встаю и падаю на скалистую землю.

[Bailey 1993: 87–88].

Анез напоминает о своем контрабандистском прошлом. Он сед лал лучшую верблюдицу так искусно, как не мог даже бедуинс кий герой Джадейа, и возил так много гашиша, что холка живот ного становилась белой от порошка. Говоря «мы», поэт имеет в виду свой род. Он гол, в то время как другие одеты, а в его разру шенных домах играют тушканчики. Он слаб, как стадо гиен, вы нужденное пить из мутных водоемов, к которым не приходят силь ные животные. Поэт считает своих родственников беспомощны ми, поскольку они изменили семейным ценностям. Анез, попав в тюрьму, дал развод своим женам, не желая быть опозоренным в случае их измены. Он ожидал, что жены дождутся его возвраще ния, однако ему было суждено разочароваться. Самым ужасным было то, что с его женами вступили в брак мужчины из его же семейства.

Общество контрабандистов Синая — всего лишь одна из ипоста сей бедуинского общества, а потому роль поэзии в нем совершенно та же, что в бедуинской среде в целом. Поэты в стихотворной фор ме обмениваются сообщениями, подчеркивают достоинства родствен ников и друзей, угрожают обидчикам, объясняют дорогу посланни кам, дают выход эмоциям. Они соблюдают каноны, зародившиеся еще в доисламскую эпоху, но контрабандистская реальность накла дывает свой отпечаток на стихи. К примеру, традиционное описа ние путешествия поэта через пустыню, принятое в поэмах касы дах, может оказаться описанием реальных ночных странствий кон трабандистов. Если бедуины сами не объясняют событийный фон поэмы, это не всегда очевидно. В стихах не обязательно указано, что именно везет человек на верблюдице. Если понять, откуда и куда он следует, можно догадаться, что он пересекал границу, од нако географические названия, упоминаемые бедуинами, зачастую знакомы лишь им одним. Ниже приведен отрывок из стихотворе ния, в котором синайский бедуин описывает свой ночной путь с грузом контрабанды через южный Негев.

Дай мне верблюдицу с черной потной грудью, Направляющуюся к кольцу гор в долине Убда.

Услышь стук уздечки о дерево седла, Верблюдица выдрессирована и слушается тебя.

Но вот ошибся проводник, (оказавшись) в вади без выхода, А ночь темна, и бурдюк с водой высох.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН Но с восходом солнца мы достигли горы Йахамим И продолжили скакать по каменистой долине.

[Bailey 1975: 130].

Если поэт контрабандист по традиции отправляет касыду с посланником, маршрут, который он обозначает в стихотворении, может оказаться путем контрабанды. Установить это из текста опять же невозможно, но это могут объяснить информанты. В коллекции Бейли есть поэма, которую бедуин, сидевший в тюрь ме Загазиг в Египте, сочинил для своей семьи, жившей в центре Синайской пустыни. Посланника он направил к себе домой пу тем, знакомым именно контрабандистам. Верблюда, везущего ве сточку родным, поэт описал как выносливое верховое животное:

ему дали кормиться до трех лет и не заставляли возить грузы.

Это говорит о том, что послание адресовано людям, дорогим сочи нителю.

О едущий на верблюде, быстром, как испуганный страус, Верблюде, взлелеянном без ожогов на ногах.

Сосцы его матери не подвязывались уже три года, А его пастух не стягивал его ремнями груза.

Направляй его через пустыню к вершинам Самар, Когда справа от себя оставишь Гоз эр Радави, А слева от себя оставишь Зигм эл Абйад, Преодолевай с осторожностью горные изгибы на высотах.

[Bailey 1975: 120].

Если адресат поэта — враг, которому направляется угроза, бе дуин стремится его унизить и посылает стихи на неблагородном и негодном животном. Ниже — краткое описание верблюда, кото рого бедуин контрабандист отправил с угрозой к не расплатив шимся за гашиш заказчикам из племени масза:

Он (верблюд) с трудом несет одеяло и два мешка, А его черная кожа разодрана и потерта.

Он измотан перевозкой неподъемных грузов, А если пошлешь его в путь, он пойдет, Будто горный волк, боящийся охотников, Дрожащий в своей пещере от свиста пуль.

[Bailey 1975: 119].

Сама угроза звучала так: «Как вставало наше племя против вас, так встанут наши внуки против вас. // Большие убытки при несло нам масза».

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН Достоинства адресата касыды бедуинские поэты традиционно прославляют в мадхе — панегирической части. Даже если поэма сочинена не ради восхваления, а, например, с целью передать сообщение, поэты все равно дают понять, что адресат — носитель важнейших бедуинских ценностей. В обществе торговцев кара ванщиков помимо прочих достоинств важно умение взять ответ ственность за груз и доставить его, невзирая на трудности и опас ности. Занятие контрабандой потому так легко распространилось среди бедуинов, что для них это, по сути, то же, что караванная торговля. Ниже — пример того, как поэт упоминает качества, необходимые контрабандистам, объясняя посланнику натуру ад ресата касыды:

Абу Салима, словно сильный верблюд, Верблюд, который доставит груз хоть до Багдада.

Обрати внимание на тех, которые отправляются в любое место, Обрати внимание на того, кто не испугается взятых обязательств.

[Bailey 1971: 135].

Контрабанда преображает и любовную лирику. К примеру, один юноша, желая воспеть понравившуюся ему девушку, сказал:

Она стоит всех контрабандистов с гашишем И всадников, преследующих их [Bailey 1975: 129].

В заключение определим связь текста с полевыми наблюдени ями применительно к поэтам контрабандистам Синая. Изучая за фиксированные в ходе полевых изысканий тексты, можно сде лать вывод, что в XX в. контрабанда имела большое значение в хозяйстве бедуинов полуострова. Такие наблюдения делал и сам Бейли, и некоторые другие исследователи. Изучались, к приме ру, система регулирования межплеменных отношений в области контрабанды и система контроля над ее путями. Отметим, что, исследуя соционормативную культуру бедуинов контрабандистов, нельзя уйти от изучения текстов. Как в ходе полевых наблюде ний, так и в ходе анализа стихов выясняется, что поэзия в пле менном арабском обществе — важный инструмент регулирования общественных и хозяйственных отношений. В то же время без полевых наблюдений зачастую не понять, что устный текст со здан поэтом контрабандистом или даже является орудием для решения практической задачи, поставленной перед бедуином в условиях контрабандистской реальности.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН *** Bailey Y. cArakhim khevratiim ba shira ha bedwit // “Reshimot be nose’ ha bedwim”. Midreshet Sde Boqer. 1971. 3. P. 134–149.

Bailey Y. Ha shir ha bedwi ke maqor histori // “Reshimot be nose’ ha bedwim”. Midreshet Sde Boqer. 1973. 4. P. 3–17.

Bailey Y. Ha shira ha bedwit be Sinay u va Negev // “Reshimot be nose’ ha bedwim”. Midreshet Sde Boqer. 1975. 5. P. 115–136.


Bailey Y. Qesem ha nqot. Ra canana, 1993.

Я.В. Васильков ЗАГАДКИ ТЕКСТОВ И ОТВЕТЫ «ПОЛЯ»:

КАК ИЗВЛЕЧЬ СТЕБЕЛЬ ИЗ ТРАВЫ МУНДЖА?

Автор данного сообщения должен признать, что не имеет опы та настоящего этнографического «поля». Да и где было взять та кой опыт, занимаясь культурой древней Индии по текстам на клас сическом языке — санскрите и вплоть до 1990 х гг. не имея воз можности поездок в изучаемую страну! Настоящим «полем» для исследователя классической культуры Индии может быть только пребывание в стране, предполагающее не одну лишь работу с му зейными коллекциями или рукописными собраниями, но и на блюдения за живой современной жизнью. В индийских условиях такой подход исключительно плодотворен. Это объясняется од ной специфической особенностью индийской цивилизации. Рели гиозно философские установки индуизма и принципы кастовой организации общества санкционируют консервацию и сосущество вание в рамках единой системы всех возможных типов обществен ного уклада и культуры. Не случайно в Индии добилось значи тельных успехов такое направление археологической науки, как «этноархеология» [Living Traditions 1994]. Индийские ученые эффективно используют для интерпретации археологических на ходок, хотя бы и относящихся к самым отдаленным временам, данные этнографии о материальной культуре современных индий ских племен, в числе которых есть стоящие едва ли не на всех мыслимых стадиях развития.

В классических санскритских текстах исследователи постоян но сталкиваются с подлежащими идентификации и объяснению природными и культурными реалиями далеких эпох. Истолко вать соответствующие термины по контекстам их употребления в имеющихся источниках удается далеко не всегда. Только обра щение к «полевым» этнографическим данным, т.е. к живой куль турной традиции, хранящей в себе наследие далекого прошлого, помогает в ряде случаев установить истину.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН Чтобы продемонстрировать, насколько беспомощными оказы ваются иногда, если не обращаться к «полевым» данным, даже самые компетентные филологи и историки культуры, можно при вести такой пример.

В текстах одного из древнейших религиозно философских уче ний Индии, санкхьи, начиная с самых ранних, еще до классичес ких, представленных, в частности, в великой эпопее «Махабхара та», неоднократно встречается аналогия, призванная пояснить, как человек, практикующий йогу, после долгих, тягостных, ка залось бы безнадежных усилий достичь в глубинах своей психи ки созерцания Пуруши или Атмана (сокровенной бессмертной основы своего существа), вдруг видит в себе Атман во всем его сиянии, и более того – обретает способность в любое время видеть его и в себе, и во всех живых существах.

Древнейший случай использования данной аналогии находим в «Катха упанишаде», где впервые формулируются основные по ложения санкхья йоги. Бог смерти Яма сообщает юному брахма ну подвижнику Начикетасу учение об Освобождении и заканчи вает словами: «Пуруша, размером с большой палец, пребывает в сердце людей, внутри каждого. Пусть извлекут его решительно из своего тела, как (извлекают) i из muja (оставляем пока эти k термины без перевода. — Я.В.). Пусть знают его, сияющего, бес смертного» [КатхУп 6.17].

Несколько более поздним временем датируются религиозно философские тексты «Махабхараты», такие, например, как про поведь мудреца Санатсуджаты в 5 й книге эпоса, «Удьогапарве»

(«Книга об усилиях [сохранить мир]»): «Те в этом мире, кто побе дили страсти, кто стремятся удерживать себя в “состоянии Брах мана”, пребывающие в ясности духа, — извлекают здесь Атман из тела, как (извлекают) i из muja» [Мбх V.44.4].

k Та же аналогия используется в «Анугите» — тексте из 14 й книги «Махабхараты», излагающем учения эпической санкхьи:

«Как человек, извлекший i из muja, может (потом) показы k вать (другим, где следует искать), так и йогин, выявив (в себе) Атман, (становится) способен прозревать его (скрытым) в теле.

Тело называют (в данном случае) “i k”, а “muja” означает Ат ман. Люди, сведущие в йоге, считают эту аналогию наилучшей»

[Мбх XIV.19.21, 22].

В позднем трактате «Панчадаши» (автор — Видьяранья, XIV в.) говорится, что люди мудрые, имея практический навык (yukti), извлекают Атман из тела так же легко, как извлекается (тоже, по видимому, при условии обладания практическим навыком) i k из muja [Панчадаши 1.42].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН Что же означают оба термина? Относительно термина мунджа все словари указывают, что это растение, и даже приводят его на звание в европейской ботанической классификации: Saccharum munja или Saccharum sara. В основных европейских словарях сан скрита мунджа определяется как разновидность тростника (“Schilfgras”) [Bhtlingk 1884: 88], «вид тростника или трава, по добная осоке» [Monier Williams 1899: 821], «разновидность трост ника или трава, из которой изготавливают брахманский поясок»

[Apte 1965: 442], «осока, камыш» [Кочергина 1996: 516]. Для i / k k в словарях даются следующие значения: «тростник, камыш»

Bhtlingk 1889: 214;

Mayrhofer 1956: 93;

Apte 1965 95], «трост ник, камыш, стебель травы, используемый в качестве стрелы»

[Monier Williams 1899: 168], «тростник» [Кочергина 1996: 109].

Переводчики, основывающиеся только на данных словарей, оказываются в сложном положении: получается, что «тростник»

извлекается из «тростника». В поисках выхода, они дают порой волю фантазии, переводя, например, «как тростник из зарослей»

[Махабхарата 1976: 108] или «как ветер из тростника» [The Principal Upanishads 1953: 647–648].

Большинство, однако, сознает, что оба слова относятся к рас тению, при этом мунджа определяет его вид, а словом ишика обозначается некоторая его часть: стебель или сердцевина. Соот ветственно переводят: «как...из тростника...стебель», (Б.Л. Смир нов;

ср. его же «как бы освобождая стебель от коры») [Фило софские тексты «Махабхараты» 1977: 33, 178], «как стебель из тростника» (П. Дейссен) [Vier philosophische Texte des Mahвbhвratam... 1922: 19, 340, 900;

Sechzig Upanishad’s der Veda 1938: 287], «как стебель из травы мунджа» (Й. ван Бейтенен) [The Mahbhrata 1978: 290];

другие полагают, что извлечение i из muja означает «извлечение сердцевины травы из ее стеб k ля» (В.К. Шохин) [Лунный свет Санкхьи 1995: 22;

Шохин 1997:

94]. В их передаче Атман или Пуруша извлекается йогином из бессознательного, «как сердцевина из тростника» (А.Я. Сыркин) [Упанишады 1967: 112]. В ходе состоявшейся в марте апреле г. краткой дискуссии о смысле и способах перевода этой философ ской аналогии на сайте INDOLOGY (архив сохраняется: http:// listserv.liv.ac.uk/archives/indology.html) известный специалист в области индийской философии и одновременно ученый естествен ник (биохимик) Видьяшанкар Сундарешан тоже предложил пере водить i как pith ‘мякоть’, ‘сердцевина’, понимая процесс ее k «извлечения» как «снятие многочисленных верхних слоев» (письмо переслано А. Аклуджкаром 6.04.2002). Признав мнение В. Сун дарешана «весьма авторитетным», его фактически поддержал вы дающийся санскритолог Фритц Стааль (письмо от того же дня).

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН К такому пониманию склоняли и присланные А. Аклуджка ром (письмо от 22.03.2002) данные средневекового комментария Рамакришны к выше цитированному месту из «Панчадаши» Ви дьяраньи. Там разъясняется, что «мунджа — особое растение этого имени», а ишика — «находящийся в глубине нежный стебель», который необходимо извлечь из под закрывающих его «грубых листьев». Доверившись свидетельству традиционного коммента тария, автор настоящего сообщения в тот момент признал пред положение В. Сундарешана наиболее близким к истине (письмо от 13.04.02). Но позднее именно соприкосновение с «полем», т.е.

с живой культурной традицией, позволило внести в картину, со зданную воображением участников обсуждения, существенные поправки.

В декабре 2002 г. группа петербургских индологов посетила Санскритский университет на юге страны, в г. Тирупати, чтобы принять выставку «Научные достижения Древней Индии», кото рую индийские ученые готовили к показу в Санкт Петербурге. Во время беседы с сотрудниками университета, ответственными за раздел экспозиции, посвященный традиционной индийской бота нике, нами был задан вопрос о том, что представляет собой расте ние мунджа. Наш собеседник, доктор Г. Кришна Мурти, попро сил немного подождать его и вскоре вернулся, держа в руках гор шок с кустом травянистого растения более метра высотой.

Как выяснилось, мунджа образует густые заросли из множе ства растений, хорошо укорененных в почве, что и позволяет в наши дни использовать посадки мунджи для закрепления песков по линиям железных дорог [Вульф, Малеева 1969: 13]. У каждого растения от корня отходит центральный стебель с узлами (санскр.

parvan), как на стволе бамбука;

помимо него от корня или, воз можно, от самого нижнего узла отходят узкие длинные остроко нечные листья, растущие параллельно стеблю и немногим усту пающие ему в высоте. Такие же листья отходят от самого стебля ниже каждого из узлов. В итоге центральный стебель оказывает ся скрыт зелеными листьями. Между тем именно в центральном стебле заключена мякоть или сердцевина (санкр. majjan «[кост ный] мозг», «сердцевина [растений]»), употребляемая в пищу.


Кроме того, стебли или нарезанные из них полосы после очистки от мякоти могли использоваться вместе с листьями по главному хозяйственному назначению мунджи: для плетения циновок, кор зин, обуви и т.п. В этой функции мунджа известна уже в «Ригве де» и последующих ведийских текстах: именно из нее сплетался поясок (maja ‘[изготовленный] из мунджа’, иначе: mekhal), ко торый наставник повязывал юному брахману в обряде посвяще ния (упанаяна) [Sen 1978: 154].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН Обучение сборщика мунджи, очевидно, должно было начинать ся с того, как отыскать в гуще зеленых листьев центральный стебель. Реальность, впрочем, вносит здесь поправку к коммента рию Рамакришны: стебель нельзя противопоставлять как «не жный», «мягкий» (komala) «грубым» (sthla) листьям;

его обо лочка, заключающая в себе мягкую сердцевину, довольно тверда.

Самым близким к истине оказывается старый перевод Д. Роусо на: «извлекают... как тростник из его “чехла”» (“as from its sheath a reed”) [Rawson 1934: 209]. Здесь, правда, неточность в том, что «листовым чехлом» или «листовым влагалищем» ботаники назы вают лист, которым полностью обернут стебель;

а в случае с мун джей задача сборщика состоит в том, чтобы по известным призна кам (форма и толщина, другой цвет) отличить центральный твер дый стебель от закрывающих его собой, параллельно растущих или от него же исходящих листьев. Сходным образом йогину в текстах рекомендуется научиться быстро обнаруживать по опре деленным признакам в своей душе бессмертное духовное начало — Атман.

Ранние тексты индийских религий изобилуют такого рода ана логиями, «примерами» или моделями, призванными путем срав нения прояснить суть философских концепций или неописуемых иными способами глубинно психологических практик. При этом часто в качестве объектов сравнения фигурируют (как в нашем случае) реалии сельского быта и трудовые процессы, технологии ремесел (напр., изготовления гончаром глиняного горшка и т.п.).

К сожалению, до сих пор природа многих реалий и процессов, подразумеваемых в объектах сравнений, остается неясной для фи лологов и историков философии. Их идентификация посредством привлечения «полевых» этнографических данных может содей ствовать ощутимому сдвигу в нашем понимании классической индийской культуры.

*** Вульф Е.В., Малеева О.Ф. Мировые ресурсы полезных растений. Л.:

Наука, 1969.

Кочергина И.А. Санскритско русский словарь. М., 1996.

Махабхарата. Книга пятая. Удьогапарва, или Книга о старании / Пер.

с санскр. и коммент. В.И. Кальянова. Л.: Наука, 1976.

Лунный свет Санкхьи. Ишваракришна. Санкхья карика. Гаудапада.

Санкхья карика Бхашья. Васчаспати Мишра. Таттва Каумуди / Изд. под готовил В.К. Шохин. М.: Ладомир, 1995.

Упанишады / Пер. с санскр., предисл. и примеч. А.Я. Сыркина. М.:

ГРВЛ, 1967.

Шохин В.К. Первые философы Индии. М.: Ладомир, 1997.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН Философские тексты «Махабхараты». Вып. 1. Кн. 2. Анугита и Книга Санатсуджаты / Пер. с санскр., предисл., примеч. и толковый словарь Б.Л. Смирнова. Ашхабад: «Ылым», 1977.

Apte V.S. The Student’s Sanskrit English Dictionary. Delhi Varanasi Patna: Motilal Banarsidass, 1965.

Bhtlingk O. Sanskrit Wrterbuch in krzerer Fassung. Th. V.

St.Petersburg: Kaiserlichen Academie der Wissenschaften, 1884.

Living Traditions: Studies in the ethnoarchaeology of South Asia / Ed.

by B.Allchin. New Delhi: Oxford & IBH Publishing Co., 1994.

Mayrhofer M. Kurzgefasstes etymologisches Wrterbuch des Altindischen.

Band I. Heidelberg: Karl Winter — Universittsverlag, Monier Williams M. A Sanskrit English Dictionary. Oxford: Oxford University Press, 1899.

Rawson J.N. The Ka upaniad. An introductory study in the Hindu ha doctrine of God and human destiny. Oxford: OUP, 1934.

Sechzig Upanishad’s der Veda. Aus dem Sanskrit berzerzt.. von P.Deussen. 3 Aufl., Leipzig, 1938.

Sen Ch. Dictionary of Vedic Rituals. Delhi: Concept Publishing Company, 1978.

The Mahbhrata. 4. The Book of Virta. 5. The Book of the Effort / Tr. and ed. by J.A.B. van Buitenen. Chicago;

London: The University of Chicago Press, 1978.

The Principal Upanishads / Ed. with introduction, text, translation and notes by S. Radhakrishnan. L., 1953.

Vier philosophische Texte des Mahbhratam... In gemeinschaft mit Dr.

O.Strauss aus dem Sanskrit berzerzt von P.Deussen. 2 e Auflage. Leipzig:

F.A.Brockhaus, 1922.

Я.В. Васильков О ПРОИСХОЖДЕНИИ ИНДИЙСКОГО СОБРАНИЯ, ПЕРЕДАННОГО В МАЭ ИЗ ПЕРВОГО ФИЛИАЛА ГОСУДАРСТВЕННОГО ЭРМИТАЖА (Б. МУЗЕЯ ЦЕНТРАЛЬНОГО УЧИЛИЩА ТЕХНИЧЕСКОГО РИСОВАНИЯ БАРОНА ШТИГЛИЦА) Обстоятельства, при которых индийские материалы были пе реданы из бывшего Музея училища барона Штиглица в МАЭ, впервые прояснены в ходе специального исследования, произве денного по архивным данным в середине 1990 х гг. Т.М. Моисее вой. К сведениям об этом, содержащимся в ее статье [Моисеева 1995: 153–162], и сейчас нечего добавить;

воспользуемся разве что случаем, чтобы еще раз подчеркнуть значение самоотвержен ной деятельности Эрнста Конрадовича Кверфельда (1877–1949) — последнего директора Музея училища барона Штиглица, с 1924 г. — заведующего I филиалом Гос. Эрмитажа, посредством передачи в надежные руки спасшего индийское собрание, как и Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН многие другие, от угрозы распродажи и расхищения [Там же: 160;

Каганович 2006: 163–164].

Основные вехи в истории индийского собрания, установлен ные по документам Т.М. Моисеевой, это покупка его в 1883 г. у Южно Кенсингтонского музея (далее — ЮКМ) в Лондоне (Архив Гос. Эрмитажа, ф. I, оп. IX, № 4, л. 60) и передача 30 июля 1925 г. из I филиала Гос. Эрмитажа (б. Музей училища барона Штиглица) в Музей антропологии и этнографии. Акт о передаче (АГЭ, ф. I, оп. IX, № 107, л. 3) подписали от Эрмитажа Э.К. Квер фельд и и Э.Х. Вестфален, а от МАЭ — С.М. Дудин и А.М. Мер варт. К акту был приложен список предметов (582 ед.), «в кото ром они лишь перечислялись с инвентарными номерами музея Штиглица» [Моисеева 1955: 161]. (Можно полагать, что, когда прекрасные знатоки материальной культуры Индии супруги Л.А.

и А.М. Мерварт работали над описями пяти коллекций (3166– 3170), на которые в МАЭ оказалось поделенным «штиглицевс кое» собрание, они сумели определить многие предметы и атрибу тировать их различным местным художественным школам. Но эти описи, сам факт работы над которыми Т.М. Моисеева считает несомненным (устное сообщение), пропали после ареста супругов по «делу Академии наук» (1929–1930). По тому же делу был аре стован и Э.К. Кверфельд, но через две недели, к счастью, выпу щен. А.М. Мерварт, как известно, погиб в Ухтпечлаге, а Л.А. Мерварт после тюрьмы, лагеря, болезни, многих лет беспра вия и безработицы к работе в МАЭ уже не вернулась.) Немногим более информативен и английский список предме тов, отправленных в 17 ящиках из Лондона 27 июня 1883 г. [List of objects for Industrial Museum, St. Petersburg // АГЭ, ф. I, оп.

IX, № 4, л. 63–76]. В отношении и того, и другого списка спра ведливы слова: «Где, когда, в каком регионе созданы эти вещи — неизвестно». Точно так же неизвестно было и то, когда, как и с какой целью собрание формировалось, откуда вещи прибыли в ЮКМ.

Отсутствие такого рода информации ощущалось при подготов ке совместной с Эрмитажем однодневной выставки «Китай и Ин дия: разделенная коллекция» в Музее прикладного искусства СПГХПА (бывший Музей барона Штиглица) [Александр Людви гович Штиглиц... 2006] и особенно остро при работе сотрудников отдела Южной и Юго Западной Азии по паспортизации предме тов из «штиглицевского» собрания, экспонируемых в зале «Ин дия и сопредельные страны» МАЭ. Стало очевидным, что серьез ное продвижение в деле изучения «штиглицевских» коллекций невозможно без обращения к архивам лондонского МВиА (Музея Виктории и Альберта, как с 1899 г. стал называться ЮКМ).

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН В первой декаде июля 2006 г. автору настоящего сообщения, находившемуся в командировке в Великобритании, удалось по бывать в Азиатском отделе МВиА и несколько дней поработать там с документами архива. Предварительная договоренность об этом была достигнута по переписке с британскими коллегами. Я был предупрежден о том, что в архиве МВиА нет документов, засвидетельствовавших продажу индийской коллекции из ЮКМ в С. Петербург, но попросил разрешения ознакомиться с доку ментами о поступлениях в Музей в начале 1880 х гг. Старший хранитель архива МВиА д р Кристофер Марсден любезно распо рядился приготовить к назначенному дню папки с документами об имевшей место как раз в эти годы закупочной экспедиции в Индию К.П. Кларка, который, как он допускал, мог «в получаст ном порядке» приобрести что нибудь и для петербургского музея.

Как выяснилось, в этих папках и содержался ответ на главный вопрос — о происхождении наших коллекций.

В апреле 1880 г. Департамент наук и искусств, в ведении кото рого находился ЮКМ, постановил, что музей нуждается в значи тельном расширении и упорядочении своих коллекций. Для за купок предметов декоративно прикладного искусства и ознаком ления с деятельностью местных художественных школ в Индию был командирован Каспар Пэрдон Кларк (1846–1911) — к тому времени уже известный специалист по искусству Востока, архи тектор индийского павильона на Всемирной выставке в Париже (1879), позднее ставший первым хранителем индийских коллек ций Музея, а с 1896 г. и его директором [Konody 2004]. Тогдаш ний директор ЮКМ Оуэн [Wood 2004] снабдил его подробными инструкциями, предполагавшими объезд практически всего суб континента при особом внимании к известным центрам производ ства художественных изделий из металла (Мадрас, Бенарес, Дели, Морадабад, Амритсар, Кашмир, Хайдерабад и Пурнеа), резьбы по дереву (Сурат, Ахмедабад и др.;

в Бомбее и Гоа рекомендовалось поискать образцы старинной мебели), производства керамики (Мад рас, Синд, Мултан, Пешавар и Кашмир), ткачества (Мадрас, Ма салипатам, Джайпур, Лакнау и Дели, Синд, Кашмир, Мирзапур, Джаббалпур, Танджор, Бангалор, Варангал и др.). Перемещения К.П. Кларка по Индии были расписаны помесячно на срок от ноября 1880 по апрель 1881 г. (в реальности экспедиция длилась намного дольше). У государственного секретаря по делам Индии были взяты рекомендательные письма к вице королю с просьбой оказывать К.П. Кларку всемерное содействие, а для того чтобы он выглядел более представительным в глазах начальства на мес тах, для К.П. Кларка испросили право носить дипломатический мундир второго секретаря посольства.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН Купленные изделия К.П. Кларк отправлял морем в Лондон, сопровождая каждый ящик списком находящихся в нем предме тов. Сотрудники ЮКМ при доставке составляли списки получен ного. Владельцы бомбейской транспортной компании King, King & Co. отправляли в ЮКМ письма, удостоверяющие, что грузы определенного состава приняты ими от К.П. Кларка для доставки в Англию и должным образом застрахованы. Все эти документы хранятся в Архиве МВиА. Именно в этой папке [N.F., S.F., № 48, Pt. II: Agendas of Purchases] мы и находим сведения, относящие ся к «штиглицевским» индийским коллекциям МАЭ.

В одном из писем, адресованных директору ЮКМ, представи тели King, King & Co. подтверждают, что приняли от К.П. Клар ка «одиннадцать упаковок с керамикой из керамических мастер ских Бомбейской школы искусств. Перечень содержимого: № 142– 181 по каталогу S.K.M. (т.е. ЮКМ. — Я.В.), № 66–115 по ката логу русской коллекции (курсив здесь и далее мой. — Я.В.)».

Другое письмо, на таком же бланке и датированное тем же числом (17.12.1880), заключает в себе частичный ответ на воп рос, который мы с Е.Н. Успенской ранее задавали себе при работе с «кенсингтонско штиглицевскими» материалами в фондах МАЭ.

Какую коллекцию обозначает сохранившийся на многих предме тах латинский шифр P.M.R., какому музею принадлежала эта коллекция? В письме представители King, King & Co. сообщают, что на сей раз ими приняты для перевозки в Англию: «шифры P.M.R. 1/160 — коллекция декоративно прикладного искусства из 109 предметов под номерами 1–28, 30–65, 116–160, описан ных под этими же номерами в каталоге русской коллекции».

Окончательно расставляет все точки над i приписка в перечне предметов, полученных в Лондоне 23 августа 1882 г. (ящик № 143):

«Нижеперечисленные ткани под шифром P.M.R. (Petersburg Museum Russia) отосланы в Дирекцию (Director’s office) 7 декабря 1882».

Приписка не оставляет никакого сомнения в том, что К.П. Кларк регистрировал под шифром P.M.R. предметы, пред назначенные именно для Музея барона Штиглица. Предметы, фи гурирующие во фрагментах «каталога русской коллекции» (P.M.R) из документов экспедиции К.П. Кларка, идентичны предметам, указанным под этими же номерами в английской краткой описи предметов, отправленных из Лондона 27 июня 1883 г. [АГЭ, ф. I, оп. IX, № 4, л. 63–76]. В этой описи место назначения определено как Industrial Museum в С. Петербурге, явное сокращение от Industrial Arts Museum «Музей промышленного / прикладного искусства», как назывался и сам ЮКМ.

Кроме того, приписка свидетельствует, что К.П. Кларк, заку пая вещи для «петербургского музея» и отправляя их в Англию, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН действовал вполне открыто и под прямым контролем со стороны директора ЮКМ Фрэнсиса Ф.К. Оуэна.

Британские коллеги несомненно правы в том, что в архиве МВиА нет документов, непосредственно отражающих факт про дажи Южно Кенсингтонским музеем петербургскому «Промыш ленному музею» индийской коллекции. Документы, однако, сви детельствуют о том, что сотрудники ЮКМ собрали эту коллекцию в Индии, переправили ее в Лондон и затем — в Санкт Петербург.

Что может означать отсутствие документов о сделке между ЮКМ и Музеем Штиглица в архиве МВиА? На мой взгляд, только одно — что продажу коллекции осуществила другая организация, ско рее всего — стоявший над ЮКМ Департамент наук и искусств. Об этом свидетельствует, в частности, и сопроводительное письмо (накладная) на английском языке к пересылаемой из Лондона коллекции [АГЭ, ф. I, оп. IX, № 4, л. 61], где в качестве отправи теля фигурирует именно Science and Art Department of the Committee of Council on Education, South Kensington, а получате лем назван Senator Polovtsoff, Industrial Museum, St.Petersburg.

Т.о., если продолжать поиски документов о продаже коллекции, то их следует, по видимому, перенести из архива МВиА в архивы вышестоящих организаций.

Можно считать установленным, что собирателем «штиглицев ских» коллекций, хранящихся ныне в МАЭ, был К. Пэрдон Кларк, который, как правило, покупал идентичные или сходные предме ты для своего музея и для Петербурга, регистрируя их соответ ственно под шифрами S.K.M. и P.M.R. Место и время изготовле ния каждого предмета, принадлежность его к определенной мест ной школе были документированы еще собирателем и прекрасно известны хранителям МВиА, у которых во время пребывания в Лондоне мне удалось получить бесценные консультации по при везенным с собой фотографиям. Пользуюсь случаем выразить глу бочайшую признательность старшим кураторам Азиатского отде ла МВиА Розмэри Крилл и Сьюзэн Стронг, которые помогли уточ нить и упорядочить имевшиеся у нас данные о многих предметах «штиглицевских» коллекций. Соответствующие исправления бу дут внесены в паспорта находящихся на экспозиции предметов в текущем году.

*** Александр Людвигович Штиглиц. Программа «Служение Отечеству:

забытые имена». СПб., 2006.

Моисеева Т.М. Этнографические коллекции Музея Центрального учи лища технического рисования барона Штиглица // Кунсткамера. Этног рафические тетради. 1995. Вып. 8–9. С. 153–162.

Каганович Б.С. Сергей Федорович Ольденбург. Опыт биографии. СПб., 2006. С. 163 164.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН Konody P.G. Clarke, Sir Caspar Purdon // Oxford Dictionary of National Biography / Ed. by H.C.G. Matthew and Brian Harrison. Oxford, 2004. Vol.

11. P. 850–851.

Wood H.T. Owen, Sir Francis Philip Cunliffe // Oxford Dictionary of National Biography / Ed. by H.C.G. Matthew and Brian Harrison. Oxford, 2004. Vol. 42. P. 196–197.

И.Ю. Котин ЮЖНО АЗИАТСКАЯ ДИАСПОРА ПО МАТЕРИАЛАМ ДОКЛАДА ПАРЛАМЕНТСКОЙ КОМИССИИ И СОБСТВЕННЫМ ПОЛЕВЫМ НАБЛЮДЕНИЯМ Эмиграция индийцев и формирование их общин за рубежом уже давно стали признанной темой академических исследований.

Это связано как с индийским культурным влиянием, во многом определившим развитие цивилизаций Восточной и Юго Восточ ной Азии, так и с трудовой миграцией и переселением предпри нимателей в США и Канаду, Восточную Африку, Великобрита нию, Канаду, США и Австралию.

Политическая и общественная активность индийцев в Вели кобритании, протесты индусов и сикхов в США в связи с ложной идентификацией их американцами как арабов, возрождение ин дийского влияния в Уганде и Танзании, недавние события на Фиджи (военный переворот и свержение кабинета, возглавляемо го этническим индийцем) показали, что и для политологов тема южно азиатской диаспоры приобретает большую значимость. На ряду с еврейской, армянской, китайской, русской диаспорами южно азиатская диаспора становится важным фактором современ ной международной жизни в новую эпоху, уже получившую оп ределения постфордистской, постмодернистской, постиндустриаль ной, периода информационного общества, эры глобализации и транснационализма.

В то же время исследователи современной ситуации в Индии, Пакистане, Бангладеш не могут обойти стороной диаспору, сыг равшую большую роль в развитии гадаристского движения, борьбе за независимость Бангладеш. Временные рабочие и эмигранты из Кералы дают половину внешних валютных поступлений в этот штат.

Силхетцы (выходцы из округа Силхет, ныне — часть Бангладеш), осевшие в Лондоне, посылают ежегодно в виде денежных перево дов сумму, равную четверти валютных вливаний в экономику Бан гладеш. Историкам культуры и литературоведам индологам также могут быть интересны литераторы — представители южноазиатс кой диаспоры — Нейпул и Рушди, Мистри, Курейши и др.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН За последние десятилетия изменилось и отношение руковод ства стран Южной Азии к положению своих граждан за рубежом.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.