авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК МУЗЕЙ АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ ПЕТРА ВЕЛИКОГО (КУНСТКАМЕРА) ИМ. РАДЛОВСКИЙ ...»

-- [ Страница 3 ] --

В первый же день Великой Отечественной войны Г.А. Гловацкий был мобилизован и сражался на фронтах (главным образом на Балтийском флоте, участвуя в обороне Ленинграда) вплоть до По беды. За свой ратный подвиг Г.А. Гловацкий был награжден, в частности, медалью «За оборону Ленинграда».

С декабря 1945 г. Г.А. Гловацкий возвращается в Институт эт нографии АН ССР, а с июня 1946 г. зачисляется в отдел Восточной и Южной Азии, где на него возлагаются обязанности ведения му зейной работы. Здесь он проработал более двадцати лет (до 1966 г.) В июне 1966 г. Г.А. Гловацкий был назначен заведующим от делом (позже — группой в составе музейного отдела) учета и хра нения музейных фондов, и на этом посту он проработал вплоть до выхода на пенсию в октябре 1977 г.

Помимо музейной технической и руководящей деятельности Г.А. Гловацкий занимался и научной работой. Так, он принимал участие в публикации музейных коллекций, в подготовке изда ний трудов отечественных ученых [Итс, Гловацкий 1957;

Бичу рин 1950–1953;

Кюнер 1961].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН Скончался Г.А. Гловацкий 11 октября 1986 г.

За время работы в нашем учреждении Г.А. Гловацкий проявил себя как опытный музейный работник. Еще в 1940 г. он был ко мандирован в Читинскую область для сбора коллекций в закры тых буддийских монастырях. В конце 1940 х — 1950 х гг. он принимал активное участие в организации временных и посто янных выставок по этнографии народов Восточной и Юго Вос точной Азии в МАЭ (Художественные ремесла Китая по коллек циям XIX века, 1946;

Отчетная выставка последних поступле ний по Дальнему Востоку, 1947;

Китайские коллекции Кунстка меры, 1948;

Китайская Народная Республика, 1949;

Положение трудящихся масс в гоминдановском Китае, 1950;

Демократичес кая Республика Вьетнам, 1951;

Китайский лубок, 1951) (совм. с Г.Г. Стратановичем) [о последней выставке: Кюнер, Гловацкий 1952] и на других выставочных площадках Ленинграда (Китай ская Народная Республика, ЦПКиО им. С.М. Кирова, 1950;

Ве ликая победа китайского народа, кинотеатр «Родина» к фести валю китайских фильмов, 1951). Такая же работа продолжалась и в 1960 е годы — выставки в МАЭ: Искусство Цейлона, 1963;

Народы Монголии, 1964;

Культура и быт японского народа, (совм. с Р.А. Ксенофонтовой). Об этих выставках: [Авдеев, Коч нев 1963;

Решетов 1965;

Гловацкий 1970]. Выставки вне МАЭ:

«Кукольный театр народов Востока» (Кукольный театр Евгения Деммени) (совм. с А.Д. Авдеевым), 1963.

Помимо этого Г.А. Гловацкий внес значительный вклад в по полнение музейных коллекций по Восточной Азии. Как извест но, в 1950 е гг. отношения между КНР и СССР, в том числе в об ласти науки и культуры, находились на подъеме. Отечественные синологи и китайские специалисты посещали Китай и СССР, уча ствовали в совместных научных разработках. Так, сотрудники Института этнографии АН СССР (Москва) П.Е. Терлецкий и Г.Г. Стратанович ездили в Китай для уточнения данных на эт нической карте Китая, издаваемой ИЭ АН СССР, Н.Н. и И.А. Че боксаровы участвовали в антрополого этнографических экспе дициях, организованных Академией национальных меньшинств КНР. Сотрудник Академии национальных меньшинств КНР Цзинь Тяньмин работал в Институте этнографии АН СССР, изу чая проблемы, связанные с историей этнографической науки в нашей стране [Стратанович 1958;

Чебоксаровы 1959;

Чебокса ров 1982;

Цзинь Тянь мин 1959].

К этому времени Музей антропологии и этнографии обладал значительным собранием по этнографии ряда народов Китая (прежде всего ханьцев и маньчжуров). Однако в нем не были пред ставлены многие другие народы, прежде всего из южной и юго Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН западной части страны. Для восполнения этого пробела было решено произвести обмен между МАЭ и научными и музейны ми учреждениями КНР. В 1958 г. участники Среднеазиатской экспедиции ИЭ АН СССР [Архив МАЭ РАН. Ф 29, оп. 1. № 28– 30] собрали значительные коллекции по народам этого регио на. Из них было выделено более 120 предметов (преимуществен но по таджикам и узбекам), а также около 20 образцов старин ных бухарских тканей из фондов МАЭ. Г.А. Гловацкий в г. был командирован в Китай, где провел около трех месяцев, посетив несколько научных институтов и музеев в Пекине и совершив поездку по стране [Гловацкий 1959].

В обмен на среднеазиатские коллекции в МАЭ были присланы предметы, характеризующие традиционную культуру ряда нацио нальных меньшинств КНР.

№ кол- Год Учреждение Народ Номе- Состав лек- пос- ров / кол ции туп- Пред- лекции ления метов 6375 1959 Центральный Китайцы (61 62 / 82 Одежда, Институт номер), обувь, национальных тибетцы (1 головные меньшинств и номер = уборы, Институт тибетские украшени национальностей АН сапоги) я, КНР коробки 6381 1959 Центральный Тибетцы 10 / 11 Одежда, Институт ткани национальных меньшинств и Институт национальностей АН КНР 6382 1959 Центральный Мяо 13 / 16 Одежда Институт женская, национальных вышивка меньшинств и Институт национальностей АН КНР 6383 1959 Центральный Корейцы 5/5 Одежда Институт национальных меньшинств и Институт национальностей АН КНР Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН № Год Учреждение Народ Номе- Состав кол- пос- ров / кол лек- туп- Пред- лекции ции ления метов 6384 1959 г. Центральный Чжуан 1/1 Вышивка Институт национальных меньшинств и Институт национальностей АН КНР 6385 1959 Центральный Казахи 2/2 Одежда Институт женская национальных меньшинств и Институт национальностей АН КНР 6386 1959 Центральный Хуэй 1/1 Головной Институт (дунгане) убор национальных меньшинств и Институт национальностей АН КНР 6391 1959 Центральный Цзинпо 1/1 Сумка Институт заплечная национальных меньшинств и Институт национальностей АН КНР 6392 1959 Центральный Таи 2/2 Вышивка Институт и национальных заплечная меньшинств и сумка Институт национальностей АН КНР Уйгуры 3/3 Одежда 6393 1959 Центральный Институт национальных меньшинств и Институт национальностей АН КНР Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН Состав № Год Учреждение Народ Номе кол кол- пос- ров / туп- Пред- лекции лек ции ления метов 6394 1959 Центральный Маньчжуры 2/2 Одежда Институт национальных меньшинств и Институт национальностей АН КНР 6395 1959 Музей Автономной Монголы 8/9 Головные области Внутренняя КНР уборы, Монголия кошельки, футляры 6396 1959 Центральный Монголы 6/7 Одежда Институт мужская национальных и меньшинств и женская, Институт обувь, национальностей ковры АН КНР 6397 1959 Центральный Дун 1/1 Юбка Институт национальных меньшинств и Институт национальностей АН КНР 6398 1959 Центральный И (ицзу) 3/3 Одежда Институт мужская, национальных сумка меньшинств и заплечная Институт национальностей АН КНР Буи 2/2 Одежда 6399 1959 Центральный женская Институт национальных меньшинств и Институт национальностей АН КНР Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН № Год Учреждение Народ Номе- Состав кол- пос- ров / кол лек- туп- Пред- лекции ции ления метов 6400 1959 Центральный Яо 14 / 14 Одежда Институт женская национальных меньшинств и Институт национальностей АН КНР 6414 1959 Нанкинский Музей Китайцы 26 / 26 Образцы (г. Нанкин) керамичес кой глины, муляжи, керамика 6415 1959 Нанкинский музей Китайцы 3/3 Теневой (г. Нанкин) театр Кроме указанных выше коллекций, Г.А. Гловацкий привез со бранную им лично коллекцию (№ 6416), состоящую из более чем 170 предметов (набор инструментов для резьбы по слоновой кос ти, образцы резьбы по ореху, образцы работы по эмали, наборы аппликаций и новогодних лубков и др.

Многие из этих предметов Г.А. Гловацкий получил в дар от ра ботников различных фабрик и мастерских прикладного искусства, которые он посещал во время своих поездок по Китаю.

Подведем итоги. Георгий Адамович Гловацкий проработал в Ленинградской части Института этнографии АН СССР более со рока лет. За это время он прошел путь от экскурсовода до руково дителя важнейшего отдела МАЭ. В послевоенное время, будучи рядовым сотрудником, а также на посту заведующего отделом он принимал участие в подготовке многих экспозиций (как вре менных, так и постоянных), причем некоторые из них (естествен но, с неизбежными коррективами) сохраняются в МАЭ РАН вплоть до настоящего времени. Его вклад в пополнение фондов Музея по народам Восточной Азии велик и репрезентативен. Бла годаря его усилиям в настоящее время в МАЭ имеются экспонаты по многим малым народам Китая, которые ранее здесь не были представлены.

*** Авдеев А.Д., Кочнев В.И. Выставка искусства Цейлона в Музее антро пологии и этнографии // СЭ. 1963. № 3. С. 193–199.

Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах, обитающих в Средней Азии в древние времена. В 3 т. М.;

Л., 1950–1953.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН Гловацкий Г.А. Поездка в Китайскую Народную Республику // СЭ.

1959. № 5. С. 164–167.

Гловацкий Г.А. Новая экспозиция «Культура и быт населения Япо нии» МАЭ // СЭ. 1970. № 3. С. 175–182.

Итс Р.Ф., Гловацкий Г.А. Парадный костюм китайского генерала из собраний Кунсткамеры (из истории китайской армии XVIII–XIX вв.) // Сборник МАЭ. Т. XVII. М.;

Л., 1957. С. 215–231.

Кюнер Н.В. Китайские известия о народах Южной Сибири, Централь ной Азии и Дальнего Востока. М., 1961.

Кюнер Н.В., Гловацкий Г.А. Выставка китайского лубка // СЭ. 1952. № 1. С. 196–200.

Решетов А.М. Новая выставка «Народы Монгольской Народной Рес публики» в Музее антропологии и этнографии АН СССР // СЭ. 1965. № 3.

С. 162–167.

Решетов А.М. Отдание долга. Ч. II. Памяти сотрудников Института этнографии АН СССР — воинов Великой Отечественной войны // ЭО. 1995.

№ 3. С. 7–8.

Стратанович Г. Выставка Института этнографии АН СССР в Централь ном парке культуры и отдыха имени С.М. Кирова // СЭ. 1951. № 1. С. 187– 192.

Стратанович Г.Г. Поездка в Китайскую Народную Республику // СЭ.

1958. № 2. С. 106–121.

Чебоксаровы И. и Н. Полевые этнографические работы в Китайской Народной Республике (1957–1958) // СЭ. 1959. № 5. С. 123–139.

Чебоксаров Н.Н. Этническая антропология Китая. Расовая дифферен циация современного населения. М., 1982.

Цзинь Тянь мин. О моей работе в Советском Союзе // СЭ. 1959. № 5.

С. 167–171.

А.А. Новик ЭКСПЕДИЦИЯ В КОСОВО 2006 г. ЗОЛОТОШВЕЙНОЕ РЕМЕСЛО И ВОПРОСЫ АРХИВАЦИИ ПОЛЕВЫХ ФОТОМАТЕРИАЛОВ В августе 2006 г. мною была предпринята экспедиция в Косово.

Среди задач поездки на Балканы был сбор полевого материала по сохранению традиционных ремесел и промыслов, которые в про шлом были хорошо известны за пределами Балканского ареала. Ра бота проводилась в городах Приштина, Призрен, а также в ряде не больших населенных пунктов и деревень. За время экспедиции было сделано более 300 фотографий, которые представляют этнографи ческий интерес.

На территории Косово до настоящего времени сохраняется ремес ло золотошвеев. В период правления Османской империи в этом ре гионе Балкан данное мастерство находилось в руках мужчин. Их работу регламентировали цеховые статуты. В наши дни золотошвей Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН ные изделия создают почти исключительно женщины. В ходе по левой работы были запечатлены различные варианты традицион ной одежды, расшитые золотной и серебряной нитью, а также мастера, ее создающие. Подобную одежду жители Косово покупа ют ко дню свадьбы и другим знаменательным датам.

За время работы в экспедиции мне удалось присутствовать на свадьбе в г. Приштине, столице Косово. Значительная часть гос тей была одета в традиционные костюмы, однако они представля ли собой региональные варианты традиционной албанской одеж ды, которую прежде носили повседневно. Соответственно они не являлись самыми нарядными вариантами костюма, а потому и не имели всей возможной нагрузки украшений в виде вышивок и аппликаций золотным гайтаном — позументом, традиционно ук рашающим костюм албанцев. Золотными вышивками был укра шен наряд невесты как самый дорогой и богатый вариант тради ционного костюма.

В данной статье речь пойдет о мастерах золотошвеях, изделия которых мне удалось зафиксировать в дюкянах — лавках мастер ских, представленных практически во всех более или менее круп ных городах Косово.

В наши дни проводить экспедицию в Косово при условии знания албанского языка и местной жизни совершенно безопасно и инте ресно. В силу политических и социальных проблем в Косово прак тически нет иностранных туристов. Иностранцы, которые присут ствуют в крае, несут службу в различных международных орга низациях либо представляют зарубежные фирмы. А потому лю бой человек, интересующийся традиционной культурой албанцев Косово, находит понимание и поддержку у местных жителей.

Мастера охотно демонстрируют свои изделия, рассказывают об условиях, в которых трудятся, не стесняются говорить о трудно стях, а также не скрывают коммерческой составляющей своего дела.

В экспедиции в моем распоряжении был цифровой фотоаппарат с высокой разрешимостью. Фонд фотоматериалов был фактически со здан на месте, во время сбора полевого материала. Однако вопросы его архивации и музейной регистрации остаются весьма злободнев ными, так как подобные фотофонды только начинают формироваться в музеях. Возможности цифровой фотографии позволяют создавать большое количество снимков. И перед музеями встает вопрос о том, как хранить цифровые фотографии. Опыт обработки полевого мате риала говорит о том, что собранные фотоматериалы могут храниться на DVD дисках в двух экземплярах, а лучшие снимки могут быть напечатаны на бумаге. Все перечисленное получает номер музейной коллекции и становится частью фотофонда. В МАЭ РАН стараниями Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН ряда научных отделов и фотолаборатории музея созданы определен ные правила хранения фотоколлекций. И опытом формирования по добных коллекций на примере полевых материалов и фотографий из экспедиции в Косово хотелось бы поделиться.

Одним из самых распространенных албанских ремесел на про тяжении более пяти веков в Косово является золотошвейное дело.

Изделия старых ремесленников, прославившихся на все Балканы своими тончайшими вышивками по бархату и шелку, можно встре тить в музеях, в бабушкиных сундуках, а также в сувенирных салонах и антикварных магазинах в столице Косово и других го родах и селах края, в Албании, Македонии, Черногории и ряде других стран Балканского полуострова. В Албании (в столице стра ны Тиране, в крупнейших городах Шкодре, Эльбасане, Гирокаст ре, Круе) изделия косовских мастеров можно встретить так же часто, как и в стране их создания. Выбор предлагаемых изделий столь велик, что надо прежде всего внимательно изучить то, что при первом разговоре выдается за «приданое бабушки».

Золотошвейное дело очень рано получило распространение на Балканах. Со времен правления византийских императоров и до ХХ в. несколько раз изменялись технологии изготовления золот ных нитей, методы и способы работы с ними. Во времена Визан тии золотная нить, как правило, представляла собой тонкую се ребряную позолоченную проволоку, спряденную на шелковую нить.

Катушки таких нитей купцы везли из Константинополя в самые отдаленные уголки Балканского полуострова.

Во времена османского владычества, которое продолжалось в албанских землях пять столетий с XV в., золотные нити ввозили из Стамбула и Италии. Золотная нить представляла собой уже тон чайше раскатанную золотую проволоку, спряденную на шелковую нить. А в XIX в. значительная часть золотной нити и золотого по зумента ввозилась в албанский ареал из Австро Венгрии. С этого периода в золотошвейном деле стали применяться и тончайшие золотые нити, привозимые из Европы, а также металлические нити, имитирующие золото. «Суррогатные» нити использовались для дешевых изделий. Их массовое применение приходится на вто рую половину XIX столетия.

Аристократам, церковному клиру, монастырям, богатым тор говцам в разные эпохи требовалось большое количество золото швейных изделий и одежд. Покупали их как у городских ремес ленников, специализировавшихся на золотошвейном деле, так и у кустарей. О спросе на них говорят архивные материалы средневе ковья (начиная с XIV в.).

После турецкого завоевания спрос на золотошвейные вещи стал расти. Ориентальный костюм турецкой знати, с его полихромнос Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН тью, приверженностью к ярким цветам, богатым украшениям, а также с чрезмерным использованием орнаментов, стал получать рас пространение у самых разных слоев албанского общества. За арис тократами тянулись зажиточные горожане и служивые люди, состо ятельное купечество и ремесленная верхушка. Старались не от стать и богатые крестьяне. Одежда, выполненная из дорогих тка ней, сплошь покрытая утонченной золотной вышивкой, особенно импонировала людям того времени. Предметы одежды, создан ные руками мастеров из малинового и зеленого бархата, багряно го сукна и золотистого шелка, украшенные золотным декором, пользовались большим спросом. Время наибольшего расцвета зо лотошвейного производства в Албании и Косово приходится на XVIII и первую половину XIX в. Большинство золотошвейных изделий здесь создавали ремесленники казази (основную их часть составляли мусульмане). Как и в других исламских странах, зо лотошвейное мастерство было мужским занятием. Мужчины вы шивальщики с утра до вечера трудились над своими великолеп ными изделиями в дюкянах (дюкян — мастерская, она же лавка, где изделия производились и продавались). Пока мужчины тру дились с золотными нитями и позументом, женщины традицион но занимались ткачеством, создавая на примитивных станках тон чайшие красивые ткани.

Золотошвейные узоры покрывали как мужскую, так и женскую одежду. В наши дни большинство магазинов, специализирующих ся на золотошвейных изделиях, предлагают почти исключитель но одежду для женщин — главным образом, свадебные наряды невест.

Богатейшее декоративное искусство албанцев нельзя переоце нить. Среди множества мотивов орнаментики, создаваемых масте рами прошлого, особую славу снискали узоры растительного и зоо морфного характера. На протяжении всего времени бытования витееватое кружево с изображениями диковинных цветов, листь ев, зверей и птиц доминировало в золотной вышивке. Этот факт тем более примечателен, что для народного искусства албанцев в общем плане более характерен строгий и сдержанный тон геометри ческих композиций. В золотной же вышивке мастера отдавали яв ное предпочтение плотным узорам, изображавшим цветы гвоздики и лилии, пиона и розы, стеблей хмеля и дубовых листьев, виноград ной лозы и налитых спелых виноградных гроздей.

Из мира фауны излюблеными мотивами вышивки стали орлы и львы, фантастические драконы и волшебные павлины, словно при шедшие из старой албанской сказки. Особое место занял двуглавый орел — геральдический символ албанцев, боровшихся за освобож дение от иноземного ига. Двуглавый орел, берущий свое начало Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН еще в Византии, был представлен на гербе Скандербега, славного героя албанского народа XV в., сражавшегося с турецким наше ствием. Двуглавый орел и ныне представлен на гербе Албании, символизируя ее стратегически важное положение — одна голова смотрит на Восток, другая — на Запад. А следовательно, и в ис кусстве албанцев сложнейшим образом переплелись традиции и культурные достижения двух цивилизаций — восточной и евро пейской. На их культурном синтезе и замешана самобытная ал банская культура.

В костюмах многочисленными золотными вышивками покры вали вороты и манжеты, полы и плечи верхней одежды, гетры.

Особенно нарядными были в албанских землях расшитые золотом безрукавки.

Золотошвейное искусство албанцев единодушно отмечали ино странцы, побывавшие здесь. Посетившие в XIX — начале XX в.

Албанию дипломаты, путешественники и военные отмечали раз нообразие и богатство традиционных костюмов. Одежда самых разных социальных групп своим видом, мастерской проработкой деталей вызывала восхищение европейцев.

И сейчас старинные золотошвейные вещи подкупают своей ори гинальностью и красотой. Сложнее обстоит дело с современными изделиями золотошвеев. Спрос на традиционные костюмы, укра шенные вышивкой и аппликацией гайтаном, диктует и соответству ющее предложение. На протяжении ХХ в. коренным образом изме нилась структура ремесла золотошвеев. Если прежде, как мы уже отмечали, данный вид ремесленной деятельности почти полнос тью находился в руках мужчин, то за ХХ столетие искусство вы шивальщиц освоили женщины. Здесь повлияли экономические условия, характерные в целом для Балканского полуострова.

Мужчины с первых десятилетий ХХ в. оказались задействованы в промышленном производстве. А женщины в качестве домаш них промыслов сохранили традиции процветавшего в прежние века ремесла золотошвеев. При этом финансовая выгода от таких занятий могла перекрывать все остальные виды доходов семьи.

В наши дни в Косово можно увидеть многочисленные магазины, в которых представлена одежда, украшенная золотной вышивкой.

Как правило, это одежда для девушек, собирающихся замуж. По местным традициям в день свадьбы невеста должна быть в нацио нальном костюме. В качестве свадебного чаще всего выступают два типа костюма — костюм с елеком и костюм с доламой. Елек — тра диционная безрукавка. В комплекс костюма с елеком входит наряд ная блуза, широкие штаны дими, нарядные ноговицы, поясное по крывало. В данном комплексе золотными вышивками покрывают елек, ноговицы, поясное покрывало. Орнаменты вышивок в дан Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН ном случае на деталях костюма повторяются, создавая тем самым общий ансамбль.

Костюм с доламой (длинным распашным одеянием) предполага ет наличие нарядной блузы, широких штанов дими. Ноговицы не полагаются (это чисто функциональное требование — ноговицы в комплексе с широкой и длинной доламой просто мешали бы при ходьбе). Вся основная масса украшений расположена на доламе.

Оба варианта предполагают головной убор в виде платка, бога то украшенного золотными вышивками. Также костюм дополня ют туфли с узким мысом из бархата с золотной вышивкой.

Во время работы в Косово в августе 2006 г. мне удалось сделать много фотографий с вариантами традиционной одежды, украшен ной золотным шитьем, а также представителей династий мастеров.

Без подробного описания экспедиционные фотографии через неко торое время перестанут представлять какой либо интерес. А пото му очень важно своевременно снабдить весь корпус фотографий подробной описью, которая позволит в будущем хорошо ориенти роваться в названной фотоколлекции. Для отдела европеистики МАЭ экспедиция в Косово была первым опытом работы в поле с цифровой камерой. Все предыдущие опыты сбора полевого матери ала сопровождались фотофиксацией на аналоговую пленку. Циф ровые технологии позволяют в значительной степени сократить расходы и время по обработке снимков, но накладывают новые обязанности по хранению и архивации фотоматериалов. Сбор и ар хивация новых фотоколлекций является, вне всяких сомнений, одним из важнейших видов музейной деятельности Кунсткамеры в последнее время. А потому должны быть выработаны, по воз можности, единые правила описания и хранения фотографий.

А.Ю. Сиим В ЛАБИРИНТЕ ЛОЖКИ (СПОСОБЫ ИНДИВИДУАЛЬНОГО ПОДХОДА К ПРЕДМЕТУ В ЭТНОГРАФИЧЕСКОМ МУЗЕЕВЕДЕНИИ) Собирательство и сопутствующее ему классифицирование ве щей, музеи и музееведение суть феномены европейской цивилиза ции. Публичные музеи и собрания древностей вне Европы, откуда изначально привозили этнографический материал (колониальный товар), сегодня в целом организованы по европейской модели. Ув лечение коллекционированием — как для индивида, так и для це лого музея — обычно имеет конкретную точку отправления — один предмет или один привоз, который в силу стечения определен ных обстоятельств дает повод для расширения собрания и задает Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН направление развитию собирательской деятельности. Видение чужой культуры как системы классифицированных блоков и фраг ментов — типичное свойство европейской цивилизации. Поэто му в области этнографического музееведения при экспонирова нии образцов материальной культуры народов подход через еди ничность и индивидуальность предмета на уровне концепции и оформления характерен до сих пор. Отдельный предмет, множе ство отдельных предметов, представленных во множестве раз розненных тем, дробят как картину мира того народа, которую выставка пытается передать, так и целостность выставки как художественного произведения, которым она в отношении ком позиции должна по мере возможностей являться.

Наиболее распространенным классическим вариантом являет ся «экспозиция каталог». Выбранные темы попросту совпадают с рубриками фондового каталога, обычно отражающими местона хождение однотипных предметов в хранилище. Тема и предметы автоматически находят друг друга: на одной полке для удобства хранения и облегчения поисков калебасы будут неизбежно стоять отдельно от масок, равно как никто не станет складывать ложки вместе с дубинками и ритуальными жезлами. Для наполнения тематического шкафа или витрины достаточно просмотреть кар точки единственной рубрики в каталоге, собрать по ним вещи и получить необходимый предметный ряд по темам «Утварь», «Пи тание» и.т.д. Либо, наоборот, при наличии достаточного числа однотипных предметов эту тему можно домыслить и расширить, так как абстрактное название всегда звучит более убедительно:

множество ложек порождают «Культуру еды», десятки сосудов становятся основой для «Утвари».

В результате диктатура ложек и черпаков в разделе «Питание»

кажется странной в отношении народов Африки, которые в боль шинстве своем едят руками. Обширное понятие «культура еды» ока зывается сведенным к ложке. Нельзя отрицать, что, во первых, та кой способ раскрытия темы значительно упрощает проблему состав ления этикеток. Во вторых, для жидких похлебок ложки в Африке действительно незаменимы. В третьих, надо учитывать, что имен но ложка определенной формы может быть пластическим символом культуры огромного региона, подобно тому, как палочки для еды куай цзы (хаси) стали символом Дальнего Востока. Можно вникать в культурологические и этнопсихологические подробности и по од ному этому факту реконструировать важные особенности ментали тета народов — скрупулезность, избирательность, внимание к мел ким деталям и т.д. Можно углубиться в нюансы, отражающие осо бенности отдельных национальных характеров: ведь неспроста японцы предпочитают простые одноразовые деревянные палочки, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН а китайцы и филиппинцы — с росписью, инкрустацией, из цен ных материалов. Конечно, африканские ложки также важны. Во первых, в отношении самовосприятия культуры. Правда, в этом плане особую роль играют ложки, используемые в обрядах (лож ка 7303–11 для размешивания сока дикого винограда народа до гон) или для ритуального кормления божеств и предков (ложка нигерийского народа игбо 7016–1 из шкафа «Верхняя Гвинея» на постоянной экспозиции «Африка» МАЭ РАН). Такие предметы часто имеют особый орнамент или антропоморфную форму и ста новятся объектом массового тиражирования для сувенирной ин дустрии.

В архаическом восприятии как престижные предметы могли восприниматься европейские ложки: готовые образцы столовых при боров служили амулетами или украшением одежды и даже воинс ких доспехов (курьезно парадоксальный пример из коллекции В. Юнкера — дарфурский шлем 5223–98 с ложками и вилкой на экспозиции МАЭ РАН). Кроме того, орнамент и форму черенков европейских ложек нередко копировали местные мастера литей щики. Однако связь всех подобных предметов с культурой пита ния в интересующем нас бытовом аспекте исторически разомкну та. Во вторых, благодаря своей необычной форме африканские лож ки вызывали немалый интерес у европейских художников модер нистов XX в. Достаточно вспомнить известное изображение конго лезской (видимо) ложки, один из ключевых символов сюрреализ ма — бронзовую скульптуру Femme cuillere «Женщина ложка»

(1926) знаменитого швейцарского художника Альберто Джакомет ти, работы которого испытали значительное влияние африканской пластики. Такие явления в европейском искусстве всегда служили поводом для генерирования новых символов Африки и тиражиро вания их «аэропортных» вариантов. Но и в этой ситуации PR аф риканского образа и европейская мода на ложки в этническом сти ле не связаны напрямую с этнографической стороной дела, с на родной культурой питания как таковой. Так что экспозиционный логический шаг «от еды к ложке» слишком прямолинеен и евро поцентричен.

Необходимо также сказать, что группирование экспонатов по материалу или технике производства тоже в своем роде хождение по легкому пути и упрощение творческой задачи. Выбор техноло гии как темы интересен и оправдан в случаях некоего региональ ного обобщения, локальной исторической традиции. Простой и уместный пример на петербургском материале — отдел «Народ ное искусство» в Государственном Русском музее, где представле ны народные промыслы. Традиционные промыслы локализованы в каждом случае, будь то Холмогоры, Хохлома, Палех, для каж Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН дого есть обязательное единство материала и его оформления (тех нология обработки, художественное оформление) — резьба по кости, роспись по дереву, кружева на коклюшках. Здесь, когда держишь в голове современные типичные образцы и видишь ста ринные, интерес вызывает сама по себе непрерывность традиции, несмотря на ее поразительные эволюционные изменения.

Тем не менее интерпретацию большой целостной темы через удобную частность или простое выделение тем по принципу «тех нология» или «материал» нельзя не считать важным этапом в развитии этнографического музееведения и ступенью в постиже нии и толковании европейцами архаических культур. В части крупных музеев Европы этот принцип продолжает работать, пре вратившись в элемент стиля «колониального ретро», который не изменно сохраняет позиции в среде музейных дизайнеров.

Данная концептуальная проблема корректировалась разными способами. Формальный вариант ее решения — принцип «откры тых фондов». Отношение к вещи как к экзотике остается прежним, равно как и сведение целого к частности. Однако намеренное вве дение в оборот большого количества однотипных вещей, перепол няющих шкафы и часто расположенных хаотично и даже без ин дивидуальных аннотаций и этикеток, создает особый оптико рит мический эффект. Специфика каждого предмета при этом теряет ся, однако благодаря своему множеству экспонаты выстраивают ся в композицию, привлекающую внимание. Обилие масок вызы вает ассоциацию с церемониальным шествием, лес стрел и копий — с войском, множество разноцветных тканей — с пестрой город ской толпой, груда однотипных горшков — с базаром, ряды ло жек — вероятно, с национальной кухней и т.п. Так выглядела и более ста лет не теряла актуальности экспозиция (в том числе африканская) одного из старейших в Европе флорентийского эт нографического музея. Похожий подход прослеживается в Копен гагенском музее с его знаменитым залом ашантийских гирек для золотого песка. Несколько тысяч однотипных предметов запол няют отдельный зал, отсутствие этнографических комментариев, с одной стороны, не отвлекает посетителя от целостного восприя тия, но, с другой стороны, не дает возможности почерпнуть ин формацию о каждом предмете самом по себе. Это ход удачен и не перестает быть прогрессивным в художественно декоративном отношении, он способен как продемонстрировать богатство кол лекций, так и скрыть их бедность, однако этнографический кон текст остается за кадром.

Есть случаи, где при подобном положении дел количество вещей все же переходит в качество. Множество вариантов одно го и того же предмета, когда таковое могут обеспечить фонды, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН нередко становится темой временной выставки или издания, например, когда в 1991 г. парижский Музей Даппера посвятил африканской ложке отдельную выставку и альбом. Конечно, здесь кроме эстетической составляющей присутствует и научная: боль шинство таких проектов определенно несут в себе черты семиоти ческого исследования, где вещи играют роль наглядных иллюст раций и служат подтверждением сложных умозрительных пост роений. И это свидетельствует о влиянии господствующей идео логии или научного метода на стиль оформления.

Диаметрально противоположно «открытым фондам» индивиду альное экспонирование предметов. Для таких экспозиций характе рен минимум вещей, акцентирование внимания на каждом предме те (с помощью особого освещения, расположения, помещения в от дельный шкаф или футляр). Этот вариант характерен для музеев народоведения в Лейдене и Берлине (старая экспозиция), а также для всех крупных художественных музеев и галерей, где этнографи ческий материал выставляется в отделах типа «Искусство Африки и Океании» или «Примитивное искусство» как объекты fine art и та ким образом снова попадает в европоцентристский контекст. В эт нографических музеях этот прием неизменно используется для при тяжения внимания к «жемчужинам» коллекций. Этот способ пода чи материала имеет свой апофеоз в виде распространенного вариан та выставки одного предмета (например, проект «Мир одного пред мета» в МАЭ РАН). На этой стадии формальный прием начинает приобретать содержательную сторону: смотря на предмет, зритель погружается в созерцание его формы и осмысление его символичес кой функции. Естественно, для таких выставок отбираются особые вещи, являющие собой некий обобщающий символ той или иной культуры, как правило, нагруженный множеством смыслов (напри мер, выставленный в МАЭ РАН в конце 2006 г. арабский калам).

Рассмотрение этого единственного экспоната в идеале должно быть сродни медитации. Как и в случае «открытых фондов», она может быть бесконечной: сама форма любого предмета способна задать ритм, и «заблудиться в лабиринте» любой ложки и тем более маски не сложно. Вероятно, начальная история подобного рода проектов во обще восходит не только к европейским «выставкам одной карти ны». Не обошлось без постмодернистского увлечения интерьерным минимализмом и функционализмом, типологически связанным с влиянием на европейцев (со второй половины XIX в.) дальневосточ ной культуры (особенно в ее японском варианте).

Здесь было бы интересно отметить, каким образом еще в нача ле обсуждений концепции новой экспозиции «Африка» МАЭ РАН работавшие над проектом дизайнеры делились впечатлениями от попавших к ним альбомов по этнографическим музеям Южной Кореи. С похвалами в адрес их необычного для России стиля они Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН предполагали, что характерные для них разреженное заполнение пространства и минимум предметов подойдет для Африки и даст возможность погрузиться в мир каждой вещи. Подобные практи ки действительно необходимы музеям, дедуктивный способ по стижения целостности региональной культуры через отдельный предмет или образ весьма эффективен и интересен. Однако, не смотря на ряд интересных примеров воплощения этого подхода, то же африканское видение мира довольно далеко от дзэн буддистско го созерцания.

Концентрация на единственном предмете, таким образом, яв ляется витком эволюции музейного дизайна и приемлема только для части региональных культур, органически созвучных этому стилю оформления. В качестве дополнительного частного реше ния включение отдельно стоящих вещей выгодно организует ос тающееся свободное пространство зала.

Е.С. Соболева ЧАСТНЫЕ ЭТНОГРАФИЧЕСКИЕ МУЗЕИ ГАМБУРГА И КОЛЛЕКЦИОНИРОВАНИЕ В КОНЦЕ XIX — НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА История естественно научных коллекций XIX в. зачастую ока зывается весьма сложной и запутанной. Нередко прежде чем по пасть в музейные или личные собрания, они прошли через руки нескольких владельцев. Уже с началом великих географических открытий в Европе сложилось несколько центров торговли «нату ралиями» и «курьезами», как правило — в портовых городах. В разное время таковыми были Венеция, Лиссабон, Антверпен и др., откуда мода на коллекционирование распространилась в ши рокие круги общества. К середине XIX в. промышленный рост, предпринимательство, международная торговля, транспортная доступность ранее отдаленных районов мира способствовали раз витию естественных наук, в том числе медицины, антропологии, этнографии. Коллекции составляли их базу и позволяли ответить на многие дискуссионные вопросы, прежде всего о происхожде нии человека и развитии его культуры. Поэтому образцы матери альной культуры и антропологические фотографии стали важным источником для изучения жилищ, орудий труда, оружия, спосо бов производства, средств транспорта, ремесел, средств обмена, социальных, экономических, религиозных и политических осо бенностей обществ.

Многие частные естественно научные кабинеты, создававшиеся в городах, впоследствии влились в состав крупных музеев. В Гер мании с 1868 г. (когда был основан Этнографический музей в Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН Мюнхене) по 1914 г. в городах возникало немало Музеев народо ведения. Особенный интерес вызывали первобытные культуры.

За их предметами велась охота, и покупатели были готовы пла тить за вещи, «которые больше уже найти невозможно».

Одним из мировых центров торговли был порт Гамбург. Капита ны кораблей, торговцы и пассажиры привозили гербарии, кол лекции экзотических насекомых, ботанические и зоологические редкости, в том числе имевшие отношения к жизни неевропейс ких народов. Целый ряд фирм и частных предпринимателей спе циализировались на торговле предметами живой и неживой при роды, снабжали экспонатами и частных коллекционеров, и му зеи.

Знаменательно, что в один год (1879 г.) в Санкт Петербурге и в Гамбурге на базе ранее существовавших собраний были созданы спе циализированные этнографические музеи и их руководство энер гично занялось пополнением фондов. В санкт петербургский Му зей антропологии и этнографии с 1905 по 1914 (вплоть до 1918) гг. поступило значительное количество коллекций «из Гамбургс кого музея». История их изучена недостаточно, но недавние пуб ликации немецких ученых проливают свет на отдельные ее страни цы. В конце XIX — начале ХХ в. в Гамбурге существовало не сколько крупных этнографических музеев, которые активно взаи модействовали друг с другом.

Потомки французских гугенотов, в XVII в. бежавших из г. Ля Рошель в Германию, поселились в Гамбурге в 1737 г. и успешно вели заморскую торговлю. Торговый дом Годефруа (в немецком ва рианте — Годефрой) «Das Handelshaus Joh. Ces. Godeffroy & Sohn»

(основан в 1766 г.) [Scheps 2005: 6–9] отправлял свои парусники в Южную и Центральную Америку, затем в Калифорнию и Авст ралию, а с середины XIX в. особенное внимание уделял островам Океании. Туда направлялись экспедиции, служащие собирали материалы для научных исследований. Одновременно была раз вернута выгодная торговля так называемыми «дублетами» есте ственно научных и этнографических предметов. Фирма охотно предоставляла предметы для иллюстраций к книгам (например, классического труда «Народоведение» Ф. Ратцеля, 1886), с г. публиковала карты и каталоги, способствуя междисциплинар ному сотрудничеству. Йохан Цезарь VI Годефрой (1813–1885) со здал в 1861 г. музей, доступный (за небольшую плату) для всех желающих. После ликвидации обанкротившегося Торгового дома в 1885 г. основная часть предметов была куплена для этнографи ческих музеев Лейдена, Лейпцига, Берлина, Гамбурга, а также для Британского музея. Дубликаты попали в музеи Дрездена, Вены и др.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН Некоторые служащие этого торгового дома впоследствии так же открыли самостоятельное дело в этой сфере: Эдуард Демель (1869), Й.Э.Г. Умлауфф (1868), капитан Пёль (1889).

Иоганн Фридрих Густав Умлауфф (1833–1889) стал одним из са мых успешных гамбургских купцов. Начал плавать на судах Годеф руа как корабельный плотник, в 1859 г. открыл собственное дело и превратил его в 1868 г. в фирму «Торговля натуралиями, фабри ка изделий из раковин, связанная с Зоологическо этнографичес ким музеем (Naturalienhandlung, Muschelwaren Fabrik, verbunden mit einem Zoologisch Ethnographischen Museum)». Поскольку Тор говый дом Годефрой с 1880 х гг. специализировался на растениях и растительном сырье, эта сфера была исключена из коммерчес ких интересов Умлауффа.

Успех фирме обеспечили родственные связи с другим выдаю щимся семейством — И.Ф.Г. Умлауфф женился в 1863 г. на сес тре знаменитого звероторговца Карла Гагенбека. Унаследовав в 1866 г. от отца дело по показу на ярмарках диких животных, начатое еще в 1848 г., Карл Гагенбек (1844–1913) превратил его в процветающее предприятие, получал заказы от зоологических обществ на поставку экзотических зверей, для отлова которых и для сбора коллекций организовывал экспедиции в Африку и Азию.

В 1890 х гг. он создал цирк и начал заниматься дрессировкой диких животных. В 1907 г. открыл в Штеллингене — пригороде Гамбурга — зоопарк, где впервые в мире животные содержались в вольерах, соответствующих естественным условиям их прожи вания.

Все члены семейств Умлауфф и Гагенбек были с детства вов лечены в бизнес, помогали друг другу, даже поселились на од ной улице, приобретя в 1880 е гг. ряд соседних домов. Покупа лось и продавалось все, что привозили путешественники из даль них стран. Если животные, поставляемые фирмой Гагенбека, погибали в пути, их шкуры и кости передавались в зоологичес кий отдел фирмы Умлауффа.

В 1884 г. в торговых помещениях фирмы Умлауффа продавали раковины (еще 20 работниц были заняты шлифовкой изделий из перламутра), готовили спиртовые зоологические и анатомические препараты;

в витринах были выставлены на продажу этнографичес кие, зоологические (скелеты, черепа, чучела, рога, перья, насеко мые, панцири крабов и пр.), антропологические (черепа, кости, спир товые препараты мозга и эмбрионов) коллекции. Большую часть то варов получали от моряков;

путешественники собирали их для фир мы «Handelsmuseum fuer Voelkerkunde J.F.G Umlauff» в поле, приоб ретали на аукционах в стране и за границей. Были налажены связи с музеями, торговцами, исследователями, например с не Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН мецким натуралистом Альфредом Бремом. Впоследствии Йохан нес Умлауфф приобрел предметы из Музея Годефрой и перепрода вал их покупателям со всего света.

С 1889 г. «Всемирный музей Умлауффа» поставлял этнографи ческие и зоологические предметы музеям, кинокомпаниям (для приключенческих лент немецких кинокомпаний UFA и Decla), циркам, а также снабжал ими этнографические выставки, ярмар ки и шоу. Тем самым формировались культура и сознание евро пейцев.

Почти пятьдесят лет Карл Гагенбек вместе с Умлауффом органи зовывал этнографические шоу в форме так называемых «Выставок народов» (с участием жителей Патагонии, Лапландии, Арктики и пр.). С 1874 по 1930 гг. Гагенбек и его родственники организовы вали ежегодно как минимум одно шоу в Гамбурге. В 1880– е гг. таких выставок делалось несколько, они совершали турне по Германии и другим странам. Успешные шоу («Нубийцы», «Сома лийцы», «Сингалы») повторялись неоднократно. В 1884 г. в шоу «Цейлон» участвовали не менее 67 человек и 25 слонов [Jebens 1989: 25–27]. Выставки сопровождались продажей фотографий и открыток, которые пользовались большим спросом. Этим зани мался Генрих Умлауфф. Музеи даже заказывали ему представле ния, которые привлекали большое количество посетителей [Thode Arora 1992: 143–158]. По завершении выставки этнографические вещи обычно продавались либо музеи получали их напрокат.

Одной из ключевых фигур предприятия Умлауффа и Гагенбека стал норвежец капитан Адриан Якобсен (1853–1947) [Гагенбек 1959]. С 1877 г. он привозил в Гамбург участников выставок наро дов, реализовывал концепции того времени о принципах сбора и фиксации этнографической информации, собирал для немецких музеев этнографические коллекции в Северо Западной Америке, на Дальнем Востоке, островах Восточной Индонезии и т.д. Отдель ные его предметы МАЭ получил в результате обмена с Берлинским музеем народоведения в 1899–1900 гг. (в составе коллекций МАЭ № 602–614).

Успех фирме Умлауффа принесло изготовление манекенов нату ральной величины, которые делали с участников выставок народов, используя гипсовые отливки и фотографии. Некоторые фигуры с 1905 г. хранятся в Этнографическом музее Казанского универси тета (негр и негритянка, индеец, маори и др.). Они были приобре тены у фирмы Умлауффа в качестве учебных пособий по страно ведению для кафедры географии (основана в 1888 г.), а в 1902– 1912 гг. там же были куплены коллекции по быту народов Авст ралии, Океании, Африки, Северной и Южной Америки, а также большое собрание фотографий [Краткие путеводители по универ Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН ситету 1957: 4, 10]. После Первой мировой войны Генрих Умла уфф продолжал делать манекены, но переключился на военную тематику — создавал сцены с вооруженными солдатами.

Другим значительным направлением деятельности была постав ка экспонатов для этнографических музеев всего мира. В собрании Умлауффа имелось много ценных предметов, судьбу которых в ХХ в. пытаются выяснить. Коллекции формировали в Музее Ум лауффа по региональному или тематическому принципу, подго тавливали краткий каталог, дополняя список фотографиями пред метов. Так, Каталог колеекции Музея Умлауффа № 107 из Новой Каледонии подготовлен в 1905 г., с о ва Цейлон № 113 — в г., с о вов Тонга № 165 и Самоа № 166 (ныне в МАЭ) — в 1906 г.

Этнографические музеи в начале ХХ в. нередко обменивались эк спонатами или продавали их. Длительное время Умлауфф сотруд ничал с Гамбургским и Лейпцигским этнографическими музея ми, покупал у них дублетные предметы, одалживал и обменивал на необходимые им экспонаты [Thode Arora 1992 156]. Нередко предметы, поступившие в МАЭ «из Гамбургского музея», имеют этикетки Музея Умлауффа. К сожалению, фирму не интересовала точная информация о вещах, нередко ее искажали для повыше ния цены. Известно, что было налажено производство фальшивок — например, «русских русалок», которые изготавливали, соеди няя чучела обезьяны и рыбы. На этикетках Музея Умлауффа со держится минимальная информация о назначении, географичес кой либо этнической принадлежности предмета. Датировку же и имя собирателя определить практически невозможно.

Петербургский купец Ойген (Евгений Иванович) Александер (?– 1913) включился в международный обмен этнографических коллек ций и в 1905–1912 гг. передал в дар МАЭ 23 предметные и иллю стративные коллекции, выступил посредником в деле приобрете ния экспонатов. Источники этих зарубежных коллекций не все гда ясны: среди поставщиков Е.И. Александера значатся торго вая фирма «Музей Умлауффа», Гамбургский этнографический музей, владелец чайной фирмы «Цзин Лун» г н Хынза и др. В свою очередь, Гамбургский музей народоведения хранит 1500 пр.

из сибирского собрания Е.А. Александера, купленных у него в 1910–1914 гг. и поступавших от его вдовы вплоть до 1920 г. (пред меты этнографии якутов, тувинцев, казымских хантов, ненцев, нанайцев, нивхов, коряков) [Die ersten 112 Jahre das Museum...

2004: 91].

В 1912 г. предприятие Умлауффа было поделено между его по томками на три специализированных отдела. Еще с 1894 г. этногра фический отдел и торговля интересовали Генриха Умлауффа, а зоо логический (препарирование и дермопластика животных) — Виль Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН гельма, затем подросшего Иоганна;


отделом импорта и экспорта раковин занималась дочь Каролина, затем Теодор. Впрочем, эти предприятия функционировали под общим названием «Торговля натуралиями и Музей Й.Ф.Г Умлауффа (J.F.G Umlauff Naturalienhandlung und Museum)»;

они сильно пострадали в годы Второй мировой войны, но действовали до конца 1940 х гг.

После того как фирма оказалась в долгах, этнографическое собрание (24 900 пр.) передали в Гамбургский этнографический музей, директор которого Георг Тилениус распределил предметы по региональному принципу. В результате цена на отдельные вещи возросла либо упала, что противоречило принципу Умлауффа про давать их группами. Коллекция была распродана по частям и попала в самые разные музеи.

В МАЭ, однако, имеется одна из коллекций, поступивших в г. от Джона Гагенбека (1866–1940). Он первым обратился в Му зей, согласился продать вещи с Андаманских островов (МАЭ № 1997, № 84, 91 пр.) за сумму, на треть меньше первоначаль ной цены, даже способствовал упрощению пересылки ящиков из Гамбурга в Санкт Петербург. Переписка велась по немецки, и де ловые вопросы решались с участием головной конторы Гагенбека в Гамбурге.

Сводный брат Карла Гагенбека Джон рано оставил школу, сбе жал из дома в Южные моря и сделал там успешную карьеру как торговец перламутром. В 1885 г. он впервые попал на Цейлон, в 1891 г. поселился там и даже приобрел несколько чайных план таций. Он организовывал отлов диких животных для продажи, поставлял тропические растения и этнографические коллекции.

Написав несколько книг о своих приключениях в тропиках [Hagenbeck, Ottmann 1922a;

1922b], он привлек внимание немец ких натуралистов, путешественников и других эксцентричных личностей к этому району мира. В общей сложности прожив на Цейлоне 25 лет, Джон Гагенбек в конце 1920 х гг. основал там Ceylon Zoological Gardens Company of Dehiwala, на базе которой возник зоопарк на юге Коломбо, первый и один из крупнейших в Южной Азии.

Как и его младший брат Густав, Джон оказался выдающимся антрепренером и до 1930 х гг. привозил в Европу участников эт нографических выставок из Южной и Юго Восточной Азии. Он подготовил, в частности, шоу «Африканская деревня» и «Цейлон».

Список на 3 страницы при коллекции «андаманских редкос тей», отправленных им в четырех ящиках, составлен на английс ком языке и состоит из 49 пунктов. В каждом пункте в свободной форме суммирована краткая информация о предмете или группе предметов: назначение, особенности использования и материал, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН местное название предмета, в отдельных случаях — место быто вания (Северные или Южные Андаманы) и племя. Коллекция является смешанной, в ней выделены вещи племен онго и джара ва. Отмечено, какие предметы были в пользовании у мужчин или женщин, вождей или детей. В целом набор этнографических ве щей характеризует культуру охотников и собирателей архипела га в целом. Многие предметы имеют непосредственное отношение к зоологии, ботанике и антропологии, поскольку представляют собой природные материалы (листья, раковины, камни, глина, воск, кости и т.п.). Состав коллекции МАЭ № 1997 и информация о ней, таким образом, типичны для собрания Гагенбеков.

Контакт МАЭ с фирмой Гагенбека продолжения не имел. Как раз в те годы МАЭ готовил свою экспедицию в Индию и Цейлон.

В МАЭ был создан попечительский совет, членов которого уда лось убедить приобрести у немецких посредников и собирателей значительные коллекции, которые были переданы Музею. Исто рия их выявления и приобретения требует особого изучения.

*** Гагенбек К. О зверях и людях. М., 1959.

Краткие путеводители по университету: Этнографический музей. Ка зань, 1957.

Die ersten 112 Jahre das Museum fuer Voelkerkunde Hamburg // Mitteilungen aus dem Museum fuer Voelkerkunde Hamburg. N.F., Bd 35.

Hamburg, 2004.

Hagenbeck J., Ottmann V. Fnfundzwanzig Jahre Ceylon: Erlebnisse und Abenteuer im Tropenparadis. Dresden, 1922a.

Hagenbeck J., Ottmann V. Kreuz und quer durch die indische Welt:

Erlebnisse und Abenteuer in Vorder und Hinterindien, Sumatra, Java und auf den Andamanen. Dresden, 1922b.

Jebens H. Exotische Bilder: Kulturkontakt und Photographie in Hagenbecks Voelkerschauen // Die ethnographische Linse: Photographien aus dem Museum fuer Voelkerkunde Berlin (Hrg M. Schindlbeck).

Veroeffentlichungen des Museums fuer Voelkerkunde Berlin, N.F. 48. Berlin, 1989.

Scheps B. Das verkaufte Museum: Die Suedsee Unternehmungen das Handelshauses Joh. Ces. Godeffroy & Sohn, Hamburg, und die Sammlungen “Museum Godeffroy” // Abhandlungen des Naturwisswnschaftlichen Vereins in Hamburg. NF 40. Keltern Weiler, 2005.

Thode Arora H. Die Familie Umlauff und ihre Firmen — Ethnographica Haendler in Hamburg // Mitteilungen aus dem Museum fuer Voelkerkunde Hamburg. N.F., Bd 22. Hamburg, 1992.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН Е.Б. Толмачева КОММЕРЧЕСКАЯ ФОТОГРАФИЯ КАК ЭТНОГРАФИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК Создание любой фотографии определено какой либо целью, по этому любой фотоматериал можно отнести к некоему типу, кото рый обусловлен поставленной задачей. В собрании МАЭ преобла дают такие виды фотографии, как научная и коммерческая, сю жет которых предопределен конечным результатом. Так как ком мерческие материалы также имеют научную ценность, необходи мо сначала отделить их от собственно научного изображения.

Основная задача научного материала — передать как можно точнее реалии культуры для последующего их изучения. Такое изображение часто подкрепляется и другими видами источников, например письменными или аудиозаписями. Поэтому мы имеем целый комплекс для анализа. В научной фотографии ясна цель создания материала, часто известно авторство, время, регион и другая информация, необходимая для дальнейшего использова ния материала. Многие эти данные отсутствуют в так называемой фотографии коммерческой.

Коммерческая фотография предназначалась для путешественни ков как реклама и информация о стране, ее жителях, исторических местах, природных ландшафтах и т.д. Она представляла своего рода сувенирную открытку. И такого материала очень много в коллекции МАЭ, так как часто собиратели покупали подобные фото во время поездок по разным странам, а потом передавали в музей.

Коммерческая фотография имеет ряд своих особенностей, на ко торых нужно остановиться подробнее. Фотограф пытался заснять объект с более выгодной, более красивой стороны и руководствовал ся в этом исключительно своим чувством прекрасного, имея це лью получить наиболее интересный, выигрышный результат. Здесь встречаются как семейные фото, где изображены люди в «традици онной» одежде, поэтому впоследствии они оказались в музейной коллекции, так и специально созданные материалы, рассказыва ющие о жителях какой либо страны. Однако даже просто фото графироваться в ателье (студию) человек часто приходит пусть и в традиционной одежде, но в праздничной или нарядной, кото рую он не носит повседневно. Очень часто съемки проводились в студиях, вне культурного контекста, в таких случаях реальность не фиксировалась, создавался некий задуманный образ, фотограф подстраивал объект под себя, а не ориентировался на точное вос произведение реалий культуры. Такие материалы обычно отлича Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН ет нарисованный задний фон, намекающий на некую обстановку, в которой обитает фотографируемый. Подобные фото характери зуются постановкой и попытками разыграть некие сцены, кото рые могли бы дать представление о жизни и занятии изображен ных. Иногда моделировались даже некоторые сюжеты. Напри мер, охота (человек стоит с натянутым луком, группа аборигенов, готовых метнуть копья).

Еще один интересный эстетический подход к съемке возмо жен, когда модель ставится в позу, например некой известной античной статуи. У фотографируемого в руках появляются не свой ственные для его культуры предметы. При фотографировании индейцев практиковалось одевание модели в одежду, не харак терную для данного племени. Фотографу она могла казаться бо лее красивой, экзотичной, этнически достоверной и т.д. Подоб ных случаев можно привести много [Vergara 1995: 92;

Wright 1997: 49, 51;

Emmons 1991: 401;

Соболева 2000: 192].

Существует и не студийная коммерческая фотография, когда фотограф без всяких постановок фотографировал традиционные де ревни, праздники, обряды и т.д. Здесь автор не способен воздей ствовать на внешнюю ситуацию и любой материал подстраивать под нее. Только получив окончательный результат, автор своей работой может показать личное видение предмета, взгляд на него, не изменяя данные с самого начала.

И, наконец, можно, предположить ситуацию, что в ателье обра щались путешественники и исследователи, заказывая те или иные съемки, а не покупали уже готовые фото. Такие материалы в не которых случаях можно отнести к научным фотографиям, так как они наверняка изготавливались под руководством заказчика.

Несколько вышеприведенных примеров усложняют работу с коммерческой фотографией, ставя под сомнение ее достоверность.

Поэтому, если обращаться к такому виду материала как к источ нику, нужно проводить предварительное исследование, направ ленное на качественную оценку его содержания. Большой недо статок коммерческих фотографий в том, что они создаются не с научными целями, к ним не делается специальное описание, а подписей или комментариев собирателя и регистратора часто не достаточно для четкого атрибутирования материала уже в силу их отсутствия при создании изображения. Однако по некоторым регионам или народам в коллекции МАЭ недостаточно научных фотографий, и в исследованиях можно использовать и покупные фото, только с большой оговоркой. Большим достоинством ком мерческих материалов является их качество, они могут стать ук рашением любого издания.


Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН Коммерческие материалы обычно имеют ряд отличительных при знаков. На отпечатках может быть указано место, где произведена съемка, реже — изображенный объект. Крупные ателье и фотогра фы во всем мире имели свои фирменные паспорта или визитки, на белой стороне которых и приклеивались изображения. Реже назва ние фирмы пропечатывалось или выдавливалось непосредственно под фотографией. Данные визиток могут быть очень ценны при атрибутировании изображений, так как можно найти информацию о фирме изготовителе, ее тематической специализации. На паспор тах встречаются и даты, они не соответствуют данным о съемках, а имеют совершенно другое значение, однако они тоже могут помочь в изучении данных о создании изображения. Тем более что часто встречается целая подборка материалов, приобретенных у одного ателье, и поэтому можно делать некоторые обобщения и сравни тельные исследования.

При изучении контекста фотографии в целом и этнографической в частности необходимо учитывать цель выбора предмета съемки и возможные варианты создания желаемого образа, так как фотогра фия — это не только работа техники, как часто считают, но и отра жение некоего замысла фотографа.

*** Соболева Е.С. Иллюстративные музейные коллекции как этнографи ческий источник (на примере индонезийского фонда МАЭ) // Сборник МАЭ. СПб, 2000.

Vergara B.M. jr. Displaying Filipinos: Photography and Colonialism in early 20th century Philippines. University of Philippines Press, 1995.

Wright Ch. An Unsuitable man: The Photographs of Captain Francis R.

Barton // Pacific Arts. № 15–16, July 1997.

Emmons G.T. The Tlingit Indians. Seattle, London, New York, 1991.

Н.В. Ушаков ПОЛЕВОЙ ЭТНОГРАФИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК — МЕТОДИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ПОЛЕВОЙ ДОКУМЕНТАЦИИ, АРХИВАЦИИ И МУЗЕЙНОЙ РЕГИСТРАЦИИ И ПУБЛИКАЦИИ Цель настоящей статьи, насколько позволяет ее краткий объем, — изложить текущие разработки автора по методическим вопро сам полевой документации современного полевого источника и его архивации и музейной регистрации.

I. Состояние полевого этнографического источника Полевых материалов собирается в настоящее время довольно много. Но они практически не архивируются. В научных рабо Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН тах распространена аббревиатура — ПМА — полевые материалы автора. Это означает, что они хранятся у него дома и недоступны для других исследователей. Если полевые материалы сдаются в архив, то практически без всякой обработки и документации. С учетом того, что каждый исследователь ведет полевую докумен тацию по своему, разобраться даже в архивированных полевых материалах другому исследователю трудно, порою невозможно.

Публикаций собственно полевых материалов в настоящее время почти нет. Мы имеем дело только с теоретическими работами.

Это означает два печальных момента:

1) невозможность проверить выводы автора, изложенные в ста тье по полевым материалам, из за недоступности самих полевых материалов;

2) зачем мы ездим в поле, если мы не архивируем и не публи куем полевые материалы?

II. Виды современных полевых материалов В настоящее время существуют следующие виды полевых ма териалов (по форме они разделяются на аналоговые и цифровые).

1. Текстовые материалы. Это конспекты бесед с информанта ми (синхронные, т.е. в процессе беседы и записанные по памяти), наблюдения и заключения собирателя и ответы самого собирате ля на программу. Данные материалы могут иметь как аналоговую форму — рукописные записи, так и цифровую форму — электрон ные тексты.

2. Иллюстративные материалы, как аналоговые — рисунки и чертежи (бумага), так и цифровые — иллюстративные файлы.

3. Фотоматериалы, как аналоговые (фотопленки), так цифро вые (фото файлы).

4. Аудиоматериалы, как аналоговые (аудиокассеты), так и циф ровые (аудиофайлы). Аудиоматериалы — это не только песни, сказ ки, в основном это аутентичные записи бесед с информантами.

5. Видеоматериалы, как аналоговые (видеокассеты), так и циф ровые (видеофайлы).

6. Экспонатные материалы. Это предметы быта и культуры.

Они могут быть только в аналоговой форме.

III. Стадии полевой работы Полевая работа начинается задолго до поля и заканчивается много позже его окончания. В ней можно выделить следующие стадии.

1. Полевая программа и опросник.

2. Полевая документация.

3. Архивация и музейная регистрация.

4. Полевые отчеты.

5. Публикация полевых материалов.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН 6. Научный анализ полевых материалов — проблемные науч ные статьи.

7. База данных по полевым материалам.

IV. Полевая программа и полевой опросник.

Программа — это сумма вопросов, где ставится научная пробле ма для полевых исследований, соответственно разделы и вопросы программы излагаются научным языком.

Опросник — это преобразование вопросов программы, изложен ных научным языком, в вопросы, сформулированные простым язы ком, доступные информанту с любым уровнем образования.

В процессе полевой работы на ряд вопросов программы удается получить ответ, на ряд — нет. Много материала собирается вне про граммы. Соответственно очень важны следующие комментарии со бирателя к программе: а) вопросы программы, по которым удалось собрать материал (положительные ответы);

б) вопросы программы, по которым не удалось собрать материал (отрицательные ответы);

в) вопросы вне программы, по которым удалось собрать материал.

Необходимо, чтобы программа, опросник и комментарии соби рателя прикладывались к полевым материалам. Это позволит сразу оценить, что удалось выполнить и чего не удалось выполнить.

V. Полевая документация Полевая документация — это фиксация бесед с информантами, наблюдений и т.д. в текстовых дневниках и текстовые записи к иллюстративным, фото, аудио, видео, экспонатным материалам.

В результате работ кафедры этнографии СПбГУ в течение 1998– 2006 гг. по систематизации полевой документации можно выде лить следующие типы методик полевой документации.

1. Рукописная тетрадь полевых записей — ТПЗ со специализи рованными дневниками (Автор Ушаков Н.В. — 1998 г.) Это штат ная методика, где основными материалами являются рукописные материалы, а иллюстративные, фото, аудио, видео, экспонатные материалы привязываются к ним. Двойная нумерация листов (ра бочая и архивная) позволяет делать корреляции между любыми ви дами полевых материалов и полевыми материалами разных со трудников отряда в процессе полевой работы, когда сбор полевого материала еще не окончен. Тематический указатель на основе руб рикатора позволяет ориентироваться в темах собранного материа ла. Данная документация была разработана еще под аналоговые полевые материалы.

2. Рукописная полевая опись собирателя — ПОС (Автор Вер няев И.И. — 2004 г.). Это методика, созданная под аутентичные записи бесед с информантами на диктофон, где остальные виды материалов привязываются к аудиоматериалам. В данной доку ментации практически нет рукописных материалов, а есть только Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН лишь их рукописная опись в таблице, со столбцами, соответствую щим аудио (основным) и иллюстративным, фото, видео (добавоч ным) материалам.

3. Рукописный единый полевой дневник — ЕПД (Автор Семе нов И.В. — 2006 г.). Это методика, созданная под наблюдения со бирателя, фиксирующая современное состояние этнической куль туры. Здесь нет специализированных дневников. Ведется один ру кописный дневник с авторским текстом наблюдений, в котором, как иллюстрации к ним, фиксируются иллюстративные, фото, аудио, видеоматериалы.

4. Тематический рубрикатор — ТР — текстов аудиозаписей (Авторы Сайфиева А.Ю., Степанов А.В. — 2006 г.). Данная мето дика — развитие методики полевой описи Верняева, но уже под компьютерные технологии. Рукописные полевые дневники пре вратились в черновики. Здесь нет полевой описи собирателя, а есть электронно текстовая полевая опись отряда, фиксирующая в таблице аудио, фото, видеоматериалы. Электронные тексты рас шифровок аудиозаписей организованы по рубрикатору тем.

5. Электронно текстовая тетрадь полевых записей — ТПЗ — со специализированными дневниками (Автор Ушаков Н.В. — 2006 г.). Это та же штатная методика Ушакова 1998 г., но разра ботанная под компьютерные технологии. Здесь ведутся те же тет ради и дневники, но не в рукописной, а в электронно текстовой форме.

VI. Архивация и музейная регистрация Здесь возникает целый ряд методических и технических вопро сов.

1. Все текстовые материалы подлежат архивации, т.е. попа дают в архив. Все нетекстовые материалы — иллюстративные, фото, аудио, видео, экспонатные — подлежат музейной регист рации, т.е. попадают в соответствующие фонды музея. Специали зированные дневники с текстами или таблицы к иллюстративным, фото, аудио, видео, экспонатным материалам являются исход ным источником для составления соответствующих музейных описей.

Однако архивная и музейная база МАЭ не подготовлена к при нятию всех видов полевых материалов, как в аналоговой, так и в цифровой форме.

В архиве МАЭ отработана система приема (фонды) и архивной документации (архивные описи) только рукописных полевых ма териалов. В МАЭ нет системы приема (фонды) и архивной доку ментации (архивные описи) для электронно текстовых полевых материалов.

Отработана система приема (фонды) и музейной документации (музейные описи) только для экспонатов (вещей) и аналоговых Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН иллюстративных и фотоматериалов, но нет системы приема для аналоговых аудио и видеоматериалов, цифровых материалов.

2. Аналоговые полевые материалы всех видов для современно го оперативного использования должны оцифровываться. Это элек тронные тексты путем набора и графические сканы рукописных полевых материалов, это оцифрованные аналоговые иллюстратив ные, фото, аудио, видеоматериалы. Все виды полевых материа лов, как в аналоговой, так и в цифровой форме, нуждаются в обработке, в каждом виде полевых материалов со своей специфи кой.

Очень важно соблюдать исходный источник. Если исходные аудиозаписи аналоговые, то хранить необходимо аналоговые аудио кассеты. Оцифрованная аудиозапись и электронные тексты ее рас шифровки — это лишь удобные для пользования копии.

Соответственно структура современного полевого архива очень сложна: а) аналоговый исходный источник и его цифро вая копия (или несколько видов копий), это цифровой источник;

б) цифровая копия аналогового источника — необработанная и обработанная;

в) необработанный и обработанный цифровой ис ходный источник.

3. На стадии архивации и музейной регистрации всех видов по левых материалов должны быть были двойные музейные номера, аналогичные экспонатным коллекциям, учитывающие целост ность коллекции и содержательную единицу внутри ее. Практика показала, что двойной музейный номер, отработанный в основ ном на вещевых коллекциях, позволяет легко учитывать как целостность коллекции, так и содержательную единицу при любом их использовании.

Соответственно должна быть разработана структура архива полевых материалов, учитывающая: а) архивные и музейные фонды видов полевых материалов;

б) аналоговые и цифровые фонды полевых материалов;

в) исходные аналоговые фонды и цифровые фонды копии аналоговых полевых материалов;

г) обработанные и необработанные цифровые копии аналоговых полевых материа лов и обработанные и необработанные собственно цифровые поле вые материалы. Мало того, должен быть однозначный музейный двойной номер для всех форм конкретной единицы конкретного вида полевого материала: аналоговая форма, цифровая копия, нео бработанная копия, обработанная копия, где суффиксом в музей ном номере должна быть обозначена данная форма.

VII. Полевые отчеты Можно выделить две формы полевых отчетов:

1) содержательный отчет. Это электронный текст, где полевые материалы собирателя (и только его полевые материалы) изложе Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН ны в систематизированном порядке по темам, причем только с конкретными выводами. Задача данного документа — системати зированное изложение собственно полевых материалов собирате ля;

2) деловой отчет. Это темы, районы, этносы, по которым со браны полевые материалы, виды полевых материалов и их форма (аналоговая, цифровая). Задача данного документа — четкие дан ные по результатам экспедиции.

Как содержательный, так и деловой отчет должны иметь ссылки на исходные документы — полевую документацию. Лучше, если эти ссылки были бы уже на архивные и музейные коллекции, т.е. на полевую документацию, преобразованную в стадию архивной и музейной регистрации.

Разумеется, полевые отчеты также должны архивироваться как полевые документы, созданные уже при камеральной обработке.

VIII. Публикация полевых материалов Можно выделить две формы публикации:

1. Выдержки из содержательных полевых отчетов. Задача — дать публикацию собственно полевых материалов. Данная форма исполь зовалась в конце XIX — начале ХХ в. Именно это основной фунда мент, на котором базируются теоретические исследования.

2. Тезисы, кратко излагающие полевые материалы. Задача — дать краткие сведения о собранных полевых материалах. Данная форма использовалась в ХХ в. К сожалению, это не может стать фундаментом теоретических исследований.

В современных условиях публикации могут быть в виде сбор ников (книг), в виде DVD дисков, на сайте. Разумеется, в публи кациях должны быть ссылки на исходные документы — архи вные и музейные коллекции. Как уже говорилось выше, к сожа лению, в настоящее время очень мало публикаций собственно по левых материалов. Очень важно, чтобы их было больше, так как это фундамент этнографической и этнологической науки.

IX. Научный анализ полевых материалов — проблемные научные статьи Это научные статьи, основанные на полевых материалах авто ра (собирателя). Но здесь уже используются полевые материалы других собирателей, музейные архивные и литературные источ ники. Основная цель работы — решить научную проблему, и все подчиненно именно этому. Поэтому полевые материалы ав тора — лишь иллюстрации к гипотезе. Это означает их целе направленный отбор из всей суммы материалов. В связи с этим научные статьи по полевым материалам в строгом смысле сло ва изложением собственно полевых материалов, т.е. исходным источником, считаться не могут.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН X. База данных по полевым материалам Это совокупность следующих документов:

1) архивированных программ и опросников с комментариями собирателя к ним по результатам полевой работы;

2) архивированных и прошедших музейную регистрацию по левых материалов на базе их четкой полевой документации;

3) четкой структуры архива и музея, учитывающей все формы полевых материалов и все их копии;

4) архивированных содержательных и деловых отчетов по по левым материалам;

5) публикаций полевых материалов в плане их изложения и в плане тезисов;

6) научных статей по полевым материалам.

В заключение хотелось бы сказать следующее. Все поставлен ные вопросы по стадиям полевой работы можно решать только постепенно, шаг за шагом, ибо здесь все стадии взаимосвязаны.

Каждая стадия полевой работы может иметь несколько вариан тов решения, следовательно, необходима разработка единой мето дики, позволяющей сочетать варианты всех стадий. Особенно не обходима единая методика при разработке базы данных.

Многое упирается в технические проблемы, связанные с фото, аудио, видеопроцессами, соответственно дальнейшие разработки должны представлять собой сплав технических и методических ре шений.

В теоретическом плане это является серьезной научно музей ной проблемой по полевому источнику и его музейной регистра ции.

Т.И. Шаскольская БИБЛИОТЕКА МАЭ: НАЧАЛО ЭЛЕКТРОННОЙ КАТАЛОГИЗАЦИИ Собрание библиотеки МАЭ насчитывает более 118 000 томов (46 % — книги и альбомы, остальное — периодические издания).

Ценнейшая часть библиотеки — старый фонд, в котором с впе чатляющей полнотой представлена этнографическая литература и источники XVIII — первой половины XX в. Примерно 400 назва ний — книги, изданные до 1830 г.: по схеме, принятой Министер ством культуры РФ, эти издания считаются книжными памятни ками.

Ежегодно в библиотеку поступает более 800 изданий. Основ ная часть поступлений приходит через отделы комплектования Библиотеки Российской академии наук (БАН). По подписке БАН поступает отечественная периодика (18 названий). Через отдел Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-134-3/ © МАЭ РАН международного книгообмена БАН мы получаем большую часть иностранной периодики, иностранные монографии. В то же вре мя более 40 % ежегодных поступлений — дары. Они поступают от читателей библиотеки, администрации МАЭ, издательского отдела МАЭ РАН и издательства «Петербургское Востоковедение», от зарубежных библиотек и музеев. К примеру, за 2006 г. в фонд библиотеки включено 377 даров.

Справочный аппарат библиотеки до недавнего времени состо ял только из традиционных карточных каталогов и картотек.

Небольшая, но значимая часть фонда — труды, выпущенные под грифом МАЭ и ИЭ — была отражена в указателе «Библиография трудов ИЭ, 1900–1962» [Библиография... 1967]. С появлением в библиотеке компьютерной техники справочно библиографическая работа изменилась: началась электронная каталогизация, мы по лучили возможность продолжить работу над составлением биб лиографии трудов ИЭ–МАЭ, изданных после 1962 г.

В 2001 г. мы начали вести электронные базы данных по новым поступлений и по трудам сотрудников. Первоначально работа ве лась в оригинальной программной системе (автор И.А. Задорож нюк), созданной специально для библиотеки МАЭ с учетом двух важнейших задач: 1) организация электронного каталога, 2) про должение работы над библиографией трудов ИЭ–МАЭ. Система позволяет, в частности, получать выходные файлы в различных форматах: MS Word, txt, HTML и в библиографическом формате ISO.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.