авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

Российская академия наук

Музей антропологии и этнографии

имени Петра Великого (Кунсткамера)

МАТЕРИАЛЫ ПОЛЕВЫХ

ИССЛЕДОВАНИЙ

МАЭ РАН

Выпуск 9

Санкт-Петербург

2009

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН

http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН УДК 303.425.5 ББК 63.5 М34 Утверждено к печати Ученым советом МАЭ РАН Рецензенты: В.А. Козьмин, Н.В. Ермолова Материалы полевых исследований МАЭ РАН. Вып. 9 / Отв.

ред. Е.Г. Федорова. СПб.: МАЭ РАН, 2009. 232 с.

М34 ISBN 978-5-88431-155- Сборник состоит из статей, подготовленных сотрудниками МАЭ РАН по материалам этнографических и археологических экспедиций на тер ритории России, ближнего и дальнего зарубежья, проводившихся в по следние десятилетия, а также статей по методике полевых исследований и истории экспедиций.

Сборник предназначен для этнографов, археологов, историков, крае ведов.

УДК 303.425. ББК 63. ISBN 978-5-88431-155-8 © МАЭ РАН, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН ОТ РЕДАКТОРА Настоящий сборник — девятый выпуск периодического издания результатов полевых исследований сотрудников Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН. В него включены статьи, написанные сотрудниками МАЭ РАН по материалам экспеди ций, проводившихся в основном в последние годы.

Полевая работа — это не просто сбор информации. Она имеет мно жество нюансов, которые далеко не всегда удается отразить в строго на учных публикациях. Многое остается за их границами. И тем интерес нее и важнее статьи, в которых как бы присутствуют наши информанты.

Это нужно и нам, и тем, кто помогает нам в поле.

Сборник открывают статьи, написанные по материалам этнографи ческих экспедиций последних лет к народам, проживающим на тер ритории России. Одна из них — в Южную Карелию — проводилась в рамках проекта «Экспедиции продолжаются» и проходила по следам экспедиции фотографа М.А. Круковского, который сотрудничал с МАЭ в начале ХХ в. Участники экспедиции повторили часть его маршрута по Олонецкому краю. В их задачи входило сравнение современных реалий с тем, что зафиксировал М.А. Круковский более 100 лет назад у карель ского населения Олонецкой губернии. О том, что им удалось увидеть, написала в своей статье Л.С. Лаврентьева.

Фрагмент одной из экспедиционных поездок к некрещеным чува шам очень ярко и образно дан в статье А.К. Салмина. В ней не просто описаны детали традиционных чувашских праздников и обрядов — они представлены через восприятие информантов. Хорошо видно, как взаи моотношения с носителями традиций важны для самого исследователя.

О.Б. Степанова публикует материалы по традиционному стойбищу северных селькупов, собранные в трех экспедициях. В ее статье деталь но характеризуются различные жилые и хозяйственные сооружения — обязательная составляющая современного стойбища. Нужно отметить, что оно рассматривается в общекультурном контексте, с исторической преамбулой.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Важные вопросы о самоидентификации, формировании новой ре лигиозной идентичности, взаимодействии различных культурных тра диций ставит Д.В. Арзютов в интерпретации записанного им во время экспедиции к алтайцам и публикуемого в настоящем сборнике диалога между алтайкой, которая считает себя человеком, придерживающимся алтайских традиций, и русской — прихожанкой протестантской органи зации, функционирующей в Горно-Алтайске.

Последняя статья первого раздела посвящена похоронно-поминаль ной обрядности. Она написана М.С.-Г. Албогачиевой на материалах, собранных во время экспедиции 2008 г. в Республику Ингушетия.

В ней дается детальное описание действий, которые в настоящее время совершаются во время похорон и поминок у ингушей, в качестве срав нительного приводится материал, полученный автором во время более ранних экспедиций, а также почерпнутый из публикаций других иссле дователей. Важно отметить, что М.С.-Г. Албогачиева выявляет особен ности, присущие погребально-поминальной обрядности представите лей разных религиозных направлений.

Второй раздел сборника содержит статьи, написанные на материа лах экспедиций в ближнее и дальнее зарубежье. Его открывает работа А.А. Новика, в которой дается этнографическая характеристика груп пы македонцев-мусульман, проживающих на северо-востоке Албании.

В статье Н.Г. Голант представлены материалы по зимним праздникам населения одного из районов Румынии. Южноазиатской диаспоре в Нидерландах посвящена статья И.Ю. Котина. В ней подробно рас сматривается история возникновения этой диаспоры, характеризуется ее современное состояние, ставится вопрос о межэтнических взаимо отношениях.

Совместная статья Д.С. Ермолина и А.А. Новика посвящена куль туре кладбищ и построена на материалах обследования захоронений одного из селений албанцев Приазовья, которое, по мнению авторов, относится к числу наиболее показательных. Акцент в статье делается на типологии крестов, благодаря чему авторам удалось выявить не сколько секторов кладбища, связываемых с разными хронологичес кими периодами, укладывающимися в несколько десятилетий (1870– 1900-е годы).

Работа Р.Р. Рахимова является еще одним этапом его исследований мест поклонения мусульман Республики Таджикистан. Как и в предыду щих публикациях, автор много внимания уделяет собственно обстанов ке, сопутствующей сбору материала, подчеркивает роль информантов — носителей культуры — в процессе экспедиционных исследований.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН В статье М.А. Янес анализируются результаты анкетирования араб ского населения одного из кишлаков Республики Узбекистан, проведен ного ею во время экспедиции 2007 г. с целью выявления устойчивых этнических маркеров в области материальной культуры и социальной жизни. Собранные материалы указывают на сохранение национально го самосознания арабов, их представлений о традиционном жизненном укладе предков, что, по мнению автора, наряду с отдаленным географи ческим положением кишлака является «неким стабилизирующим фак тором в быстро меняющейся окружающей этносоциальной среде».

Акцент на духовную составляющую национальной культуры на при мере афробразильского населения делается в статье А.Ю. Сиим, пост роенной преимущественно на материалах ее экспедиции в Бразилию.

Своего рода преамбулой к этому исследованию было знакомство с му зейными экспозициями по традиционному искусству Африки, Северной и Южной Америки и Океании.

Раздел, посвященный археологическим исследованиям, содержит статью В.А. Киселя, в которой представлены главным образом резуль таты спасательных раскопок одного из курганов на территории Респуб лики Тыва. Полученные материалы дают возможность ставить вопрос об изменении датировки изучаемого памятника.

Традиционный для данного издания раздел по методике полевых ис следований включает статью Н.В. Ушакова, продолжающего разработки в области фиксации полевого материала, а именно иллюстративного, в данном случае — собранного во время работы Карельской фотоэкспе диции МАЭ РАН, о которой здесь уже шла речь.

Завершает сборник статья С.А. Корсуна. Она также подготовлена в рамках основных научных интересов автора, который уже много лет занимается изучением в разных аспектах вопросов формирования му зейных коллекций, истории взаимодействия между отечественными и зарубежными учеными, в данном случае — по вопросам этногенеза эскимосов.

Неотъемлемая часть экспедиционных исследований — фотофикса ция изучаемых объектов. И практически все статьи, представленные в настоящем сборнике, снабжены иллюстративным материалом.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН НА РУБЕЖЕ XX И XXI ВЕКОВ.

ЭТНОГРАФИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ: РОССИЯ Л.С. Лаврентьева КРАЙ ЛЕСОВ, РЕК И ПОЭТОВ (КАРЕЛЬСКАЯ ФОТОЭКСПЕДИЦИЯ 2008 г.) В 2008 г. лаборатория аудиовизуальной антропологии (ЛАВА) МАЭ РАН провела вторую экспедицию. В этот раз был выбран один из райо нов Южной Карелии. Карельская фотоэкспедиция вписывалась в про ект, предложенный заместителем директора по науке д.и.н. Е.А. Резва ном «Экспедиции продолжаются».

В конце ХIХ — начале ХХ в. среди собирателей коллекций музея был известный фотограф, автор научно-популярных очерков и альбомов по этнографии народов России Михаил Антонович Круковский, который объездил многие области, подбирая материал для своих путевых очер ков и альбомов. Путешествуя по Уфимской, Оренбургской, Вятской, Пермской и Олонецкой губерниям, он систематически снабжал своими фотоработами многие музеи и библиотеки Санкт-Петербурга и Москвы.

Фотографиями иллюстрированы и его собственные публикации. Фото графии М.А. Круковского или рисунки с его фотографий, выполненные разными художниками, мы можем увидеть во многих известных издани ях, например в «Живописной России».

Значительное количество фотографий попало и в Музей антрополо гии и этнографии им. Петра Великого. Коллекция № 1363 насчитывает 283 снимка по Олонецкой губернии, в коллекции № 1919 зарегистри ровано 382 фотографии по народам, населявшим Южный Урал. В кол лекции № 2354 насчитывается 284 снимка. М.А. Круковский не только оставил в МАЭ свои превосходные фотографии, но и собрал для Музея уникальную коллекцию предметов (106 экспонатов), которые характе ризуют почти все стороны жизни карельского и русского населения Оло нецкого края. И если фотографии М.А. Круковского можно обнаружить в библиотеках и других музеях России, а возможно, и в Западной Евро пе, то коллекционные вещи есть только в МАЭ. Коллекции, которые он Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Рис. 1. Карта Олонецкой губернии. Маршрут путешествия М.А. Круковского собирал для своего музея в городе Камень-на-Оби, к сожалению, время не сохранило [Зенухина 2005: 173–181;

Лаврентьева 2007: 273–279].

Связи М.А. Круковского с Музеем, вероятно, начались еще в конце ХIХ в., когда он вместе с женой (С.К. Круковской, в девичестве Бурэ) приехал в Петербург в 1899 г.

В одном из писем на Историко-филологическое отделение Импе раторской Академии наук от 6 апреля 1899 г. В.В. Радлов, директор Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого, просит для фотографа-любителя Михаила Антоновича Круковского, исполняв шего фотографические работы по заказу музея и ныне отправляюще гося в Олонецкую и Пермскую губернии для составления альбомов видов и типов населения этих губерний с мая по сентябрь, заготовить свидетельства, или открытые листы [СПФА РАН. Ф. 142, оп. 1, № 53, л. 99–100 об.].

Прошло более 100 лет после того, как Михаил Антонович Круков ский совершил поездку в Олонецкий край. Ее результатом стала моно графия «Олонецкий край. Путевые очерки» [Круковский 1904], а также Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН богатейшие коллекции предметов (МАЭ, колл. № 504, 106 ед.хр.) и фо тографий (МАЭ, колл. № 1363, 283 ед.хр.).

Свое путешествие М.А. Круковский подробно описал в монографии.

Книгу, которая вышла небольшим тиражом, но с большим количеством иллюстраций, можно отнести к жанру путеводителя. Даже ее формат продуман. Она небольшая и достаточно компактная. Здесь описаны не только местные красоты, достопримечательности, жители, с которыми ему довелось встречаться и беседовать, но и то, каким образом, на каком транспорте добраться до того или другого места.

Фотоколлекция, коллекция предметов, монография М.А.Круковского и стали тем отправным материалом, который позволил организовать экс педицию спустя 100 лет.

Из большого маршрута М.А. Круковского по Олонецкому краю (рис. 1) (Санкт-Петербург, Ладожское озеро, река Свирь, Лодейное Поле, Александро-Свирский монастырь, Олонец, Видлица, Петрозаводск, Шуя, Повенец, Кижи, Пудож, Подпорожье) были выбраны только два райо на — Видлицкий и Олонецкий, а также Александро-Свирский монас тырь. И каково же было наше удивление, когда выяснилось, что именно эти районы давно не посещались ни этнографами, ни фольклористами.

Местом для базирования экспедиции было выбрано сельское посе ление Видлицы. Когда М.А. Круковский путешествовал по Видлице, это поселение имело статус деревни. М.А. Круковский писал: «Деревня Видлица стоит на реке Видлице. Она чрезвычайно живописна. На ос тровке стоит церковь за каменной стеной, вблизи школа, а по берегу реки расположились громадные дома карел. Есть здесь и волостное правление, и доктор, несколько лавок. Видлица — большое селение, за брошенное в страшной глуши» [Круковский 1904: 61]. Сегодня Видлица (рис. 2) — центр Видлицкого района, но мало чем отличается от селе ния, описанного М.А. Круковским.

Рис. 2. Сельское поселение Видлица. 2008 г. Фото С. Шапиро Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН С замечанием М.А. Круковского по поводу карельского языка: ка рел, «который, несмотря на вековое соседство русских, несмотря на отсутствие литературы и своей грамоты, не утратил своих племен ных особенностей, даже языка и не столько сам смешивался с другими, сколько претворял в себе других» [Там же: 38], тоже можно согласиться.

Видлицкий район все же больше карельский, чем русский.

Православие и давние контакты карел со славянским населением оказали влияние на широкое распространения двуязычия. Массовые контакты славянского населения на территории Карелии были, можно сказать, постоянными. Последние крупные миграции пришлись на 50– 60-е годы прошлого века, когда сюда приехало значительное количество белорусов, украинцев и русских. Так, на территории Видлицкого посе ления на берегу Ладожского озера в устье реки Видлицы обосновалось некарельское население. Выделение Усть-Видлицы на территории Вид лицкого сельского поселения отразилось и в неофициальном делении местного кладбища на две части, в одной из которых хоронят карел, а в другой — людей прочих национальностей. Если говорить о карельском языке, то мы его слышали чаще, чем ожидали. Старшее поколение сво бодно владеет и финским языком.

М.А. Круковский писал: «Но православными они (карелы) счита ются лишь номинально: громадное большинство их придерживается “старой веры”. … Признаки суеверия карел можно найти на клад бищах, в лесах, на озерах, везде» [Там же: 40].

В этом мы убедились, побывав в первый же день нашей экспеди ции на кладбище Видлицкого сельского поселения. Оно расположилось буквально в километре от поселка, в сосновом лесу. И если бы не было оград и крестов, мы бы увидели типичный ландшафт карельского леса.

Могилы напоминали заросшие брусничником и мхом валуны. На мно гих старых могилах были еще заметны доски, которыми обшивали мо гильные холмики. Следуя своей древней традиции, карелы на могилы до сих пор кладут доску с именем умершего, датой рождения и смерти.

Анатолий Николаевич Степанов — глава Видлицкого сельского по селения — показал нам и святой камень, и поклонный крест, и моги лу сказительницы Екатерины Георгиевны Гавриловой, родившейся в 1888 г. и умершей в 1968 г. в деревне Гавриловка, что находится всего лишь в нескольких километрах от Видлицкого сельского поселения, где мы, конечно, тоже побывали.

Никто уже не помнит, когда появился на территории кладбища этот небольшой камень, кем и когда он был освящен (рис. 3). Только до сих пор к святому камню приносят щепотки земли с могил видливцев, по Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Рис. 3. Поклонный камень. Видлица. Кладбище. 2008 г. Фото С. Шапиро Рис. 4. Лесное озеро (ламбушка). 2008 г. Фото С. Шапиро Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН хороненных в разных уголках России. Непременно посещают это место родственники или знакомые в дни рождения умерших, в дни кончин, в календарные поминальные дни и праздники. Когда-то святой камень был огорожен деревянной оградой, а рядом стоял металлический крест.

Недавно усилиями Анатолия Николаевича это место было благоустрое но и установлен деревянный поклонный крест.

И еще один объект, «самый настоящий языческий уголок» [Там же:

89] — ламбушка, так ласково карелы называют небольшие лесные озе ра. Озеро, которое посетил М.А. Круковский, находится в нескольких километрах от деревни Большие Горы.

«Перейдя лесную дорожку, мы очутились в глухом лесу. Пробираясь тропинкой меж кустов, мы вошли в топкую ложбину. Перед нами лежа ло другое озеро, маленькое, но такое мрачное, что просто становилось жутко и неприятно. … Эта ламбушка, по верованию корел, — закол дованная. Она обладает чудодейственной силой. Если в семье болеет ребенок, корелка несет его сюда и, как он есть, в одежде, погружает его с головкой в воду несколько раз. При этом она шепчет заклинания.

Затем она раздевает его донага и надевает новое, принесенное с собой платье, старое же — с болезнью, с немочью — оставляет здесь злым духам озер» [Там же: 87–88].

Нам было любопытно узнать, сохранились ли в памяти сегодняш него населения деревни сведения о волшебном озере. Интересно, что на наши вопросы, есть ли такое озеро, мы сначала получали отрица тельный ответ, но при дальнейшем уточнении жители старшего и даже среднего поколения вспоминали, что такое озеро есть (рис. 4).

Интересно, что само озеро, вода которого должна забрать болезни, имеет определенный набор признаков: топкие берега, к воде не подой ти, у озера нет дна. Озеро трудно найти, к нему идет узкая тропинка, само место мрачное, жуткое и неприятное. Это еще раз говорит о том, что человек в состоянии болезни находится между мирами — «миром мертвых» и «миром живых». Лечение должно проводиться именно на этой границе.

У карел в прошлом были широко распространены добыча руды и как следствие — кузнечное ремесло. В XIX в. карельские кузнецы из руды изготавливали различные предметы, необходимые для хозяйства:

земледельческие орудия (сошники, косы, топоры, заступы), коровьи ко локола, подковы для лошадей и т.д. В Видлицкой волости карельские кузнецы в основном занимались выделкой коровьих колоколов. Один такой колокольчик был подарен нам Галиной Викторовной Ковалевич (главный специалист Видлицкого поселения). Она нашла его в хлеву Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН дома Евдокии Пекиной, в деревне Симон Наволок Видлицкого сельско го поселения.

Свою историю имеет и Видлицкий сталелитейный завод. Его посе тил и М.А. Круковский. Краеведу Анатолию Александровичу Сапож никову с помощью местных жителей удалось обозначить территорию завода, а в устье реки Видлицы обнаружить берег, где сгружали шлак, куда подходили баржи с углем (уходили они с чугунными заготовками), где буксировались пароходы с лесом. На высоком берегу реки Видлицы А.А. Сапожников показал места крепления леса у берега и места печей для выжигания угля. Эти угодья сегодня особенно любят огородники.

Земля там плодородная, и если взять ее на ладонь, то можно найти вкрапления угля.

«Видлицкий сталелитейный завод стоит на самом берегу Ладож ского озера. Длинная дамба выдается прямо в озеро, тут стоят паро ходы. В больших заводях по обеим сторонам дамбы стоит масса леса.

На берегу груды шлака, руды, ярусы чугунных свинок, печи для выжига ния угля, заводские строения, и посреди главный корпус завода с возвы шающейся трубой» [Там же: 63–64].

В те времена руду завод получал в основном из Финляндии, дрова сплавляли по рекам Видлице, Тулоксе и Олонке.

В первом десятилетии ХХ в. в Карелии была введена пошлина на дрова, выделка железа не стала себя оправдывать, кузнечное мастерство начало падать [Тароева 1965: 55].

Многочисленные реки и озера Карелии и самое главное озеро — Ла дожское — все еще богаты ценными промысловыми рыбами. Когда-то на берегу Ладожского озера находился филиал Сортаваловского рыб ного завода. Сюда рыболовецкие артели привозили рыбу из самых от даленных уголков Карелии. Сейчас пойманную рыбу сразу же увозят в Санкт-Петербург.

Именно рыба с древнейших времен занимала одно из первых мест в питании карел. Рыбу употребляли в самых разнообразных видах: све жую, соленую, сушеную и т.п. Повсеместно заготавливали впрок суше ную рыбу (сущик), которой хватало на весь год. И сегодня почти в каж дом карельском доме мы видели большие стеклянные банки с заготов ленным сухим мальком. Считают, что крепкая уха из сущика является прекрасным лекарством при желудочных заболеваниях.

«Малек этот ловится весной и сушится тут же, где выловлен, на песке или на крыше рыбачьего шалаша» [Круковский 1904: 44] (рис. 5).

Сегодня малька на песке уже не сушат — это делают в печах. Мелкую плотву и окуней продолжают вялить на открытом воздухе, нанизывая Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Рис. 5. Шалаш рыбаков. Фото М.А. Круковского. МАЭ. Колл. № 1363– Рис. 6. Шалаш рыбаков. 2008 г. Фото Н. Ушакова Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН на веревку и подвешивая под крышей дома или амбара. На живописном лесном берегу Ладожского озера мы обнаружили рыбачью избушку, ос мотрели и сфотографировали ее (рис. 6).

Застав лов корюшки, мы попробовали рыбу, приготовленную в молоке с репчатым луком. Жарить, по карельским обычаям, рыбу не принято.

Во многих карельских деревнях еще сохранились часовни. Местные жители (обычно это пожилые женщины) ухаживают за постройками и проводят службы. В деревне Гавриловка есть небольшая часовенка «Утоли мои печали», где мы были на службе во время праздника Воз несения (рис. 7).

Конечно же, побывали мы и в деревне Большие Горы, о которой так подробно рассказал М.А. Круковский в своей книге «Олонецкий край».

«Эта деревня живописно раскинулась на высокой горе. Вокруг вид на десятки верст, всюду лесные дали. Вот она — лесная страна» [Там же:

83]. Так описал М.А. Круковский деревню Большая Гора.

Удивительно приветливо встретила нас Антонина Михайловна Гош киева, которая рассказала нам и о церкви, которую видел и сфотографи ровал М.А. Круковский, и о часовне, в которой она и еще несколько по жилых женщин проводят службу по праздничным и воскресным дням.

Именно в одном из домов этой деревни нам удалось собрать предметы традиционного карельского быта (более 40 единиц). Многие из этих ве Рис. 7. Часовня в д. Гавриловка. 2008 г. Фото С. Шапиро Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН щей буквально дублируют предметы из коллекции М.А. Круковского.

В карельской избе преобладала деревянная утварь. Новые берестяные короба, корзины из дранки имеются и сегодня в каждом доме. С одними ходят в лес по грибы и ягоды, другие используют при переноске дров или уборке картофеля. Когда-то каждый карел умел плести кошели, корзины, солонки и т.п. Сегодня имена мастеров, которые специали зируются на плетении корзин, хорошо известны, и без заказов они не остаются.

Всегда в хозяйстве карельского дома были и бондарные изделия:

ушаты, лохани, квашни, ведра, кадушки, подойники, бочки. Правда, эта утварь сегодня встречается редко, а то, что сохранилось от старых вре мен, используется не по своему прямому назначению. Найти ее можно в сараях, куда попадают старые вещи. Интересно, что назначение, т.е.

функции той или другой утвари, менялось в период ее бытования.

Во время экспедиции было услышано и записано много песен: на карельском, русском и финском языках. В Видлицах есть два фольклор ных коллектива, участники которых поддерживают отношения с испол нителями старшего поколения. Конечно, мы не услышали старинных эпических песен, но зато записали много лирических песен и городских романсов.

Рис. 8. Город Олонец. Фото М.А. Круковского. МАЭ. Колл. № 1363– Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Следующим местом, которое планировалось посетить, был город Олонец и его окрестности. Свое знакомство с городом (рис. 8) мы на чали с краеведческого музея карел-ливвиков. Вся экспозиция, размес тившаяся в нескольких залах, позволила нам познакомиться с историей возникновения первого поселения на слиянии двух рек, с интерьером карельского дома и городским бытом. В музее насчитывается более 200 тыс. экспонатов. С 1959 г. фонды музея постоянно пополняются но выми предметами, в основном за счет дарений. В этом году музей дол жен переехать в новое отреставрированное здание в центре города.

На обратной дороге мы заехали в Александро-Свирский монастырь и еще раз убедились в том, что, отъехав на 200–300 км от Петербурга, можно увидеть архаику, о которой никто и не подозревал.

Библиография Зенухина Т.Н. Круковский и Каменский краеведческий музей // Краеведческие запис ки. Барнаул, 2005. Вып. 5. С. 173–181.

Круковский М.А. Олонецкий край. Путевые очерки. СПб., 1904.

Лаврентьева Л.С. Иллюстративные коллекции М.А. Круковского // Радловский сбор ник. СПб., 2007. С. 273–279.

Тароева Р.Ф. Материальная культура карел. М.;

Л., 1965.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН А.К. Салмин ОНИ ХРАНЯТ ТРАДИЦИИ 1990 год. Июнь. Шенталинский район Куйбышевской области. Ми нуя село Салейкино, направляюсь в сторону деревни Старое Афоньки но. Это не простая деревня. Она знаменита тем, что здесь живут не крещеные чуваши. Деревня большая, живет здесь народ дружный и трудолюбивый. По пути знакомлюсь с жительницей этой деревни. Она оказалась человеком очень отзывчивым и понимающим. Она же поз накомила меня с двумя пожилыми сестрами. Те в свою очередь очень тепло приняли меня, будто я у них самый близкий родственник. К тому же сестры Ульдяковы — Савнитей аппа и Сервери аппа — в один голос торопились сообщить мне, что на днях деревня проводит большое мо ление. Дружно посоветовали пойти мне к Ульяна аппа и попросить ее познакомить с деревней, а также с кладбищем.

И вот беседую с Ульяна аппа. Она ждет сына, который живет в горо де и очень часто посещает родной дом вместе со своей женой. Ульяна аппа то и дело смотрит в окно и вспоминает, как ее сын в детстве чуть не ослеп. Знахарка посоветовала ей использовать куриную кровь. Помогло.

Теперь она рада, что сын здоров и любит маму. Говорим о великих праз дниках моего народа.

— Конечно, мункун у нас самый великий праздник. Он начинается у нас в среду перед Пасхой. В мункун родня собирается в коренной дом, т.е. в тот дом, откуда выделились в отдельные семьи повзрослевшие сыновья. Режем курицу у столба ворот. А летом — имк. Его мы тоже очень ждем. Ходим на кладбище. Ведь там наши предки родные. Это их деревня. Скоро и мы там будем. Накануне праздника имк убираемся на кладбище. Удаляем слишком высокие травы, красим намогильные столбы юпа, слегка поправляем могилку. имк был в прошлый четверг.

А сегодня суббота. В этот день на кладбище ходят крещеные. Осенью будет кр сри. Это тоже великий праздник. Также готовим угощения.

Поминаем умерших родных. А вот в следующий четверг у нас будет Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Рис. 1. Знахарка Хртилет аппа (Таймухина Хртилет Семеновна) общесельское моление Учук. Его будем проводить в поле у реки Черем шан. Вся деревня выйдет. Председатель колхоза уже пообещал выде лить жертвенного быка. Я буду деньги собирать на крупу и масло. Кто сколько даст. А вот твои знакомые сестры Ульдяковы дадут барашка, его будем жертвовать верховному божеству Тур. Все будет согласно традициям, заведенным нашими дедами. А молельщица Мислике и зна харка Хртилет (рис. 1) будут подсказывать нам и вести моление. Надо еще котлы приготовить. Сказали, что в этом году будем варить в шести пивных котлах. Уже десять лет минуло от прошлого Учука. Знахарка Хртилет сказала, что в этом году в первый четверг июня надо обяза тельно провести. Если не сможем провести в следующий четверг мо ление, то придется отложить еще на четыре года. Так сказала Хртилет.

Она знает порядки.

Моя собеседница улыбается. Значит, все будет в порядке. По тради ции. И сын приедет с женой в этот день.

— Многие из города приедут, — продолжает Ульяна аппа. — Они уже знают. Будут и из соседних деревень. Те, кто вышли замуж в бли жайшие деревни. Придут на моление и крещеные. Они тоже когда-то были некрещеными и теперь продолжают уважать традиции своих ро Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН дителей. Правда, может явиться в деревню батюшка и стыдить народ.

Но он нас знает. Поговорит и уйдет.

Беседуем. Мой верный старый магнитофон поскрипывает, но не под водит. Дальше говорим о божествах Валем хуа, Киремет и Йрх. Зная, что здесь под Йрх имеют в виду то, что в Чувашской республике назы вают Киремет, пытаюсь запутать бабулю.

Спрашиваю:

— А вот в поле по дороге из Салейкино у вас растут два отдельных дерева. Они — Киремет?

— Нет, это Йрх. А куклы, которые оставляют под деревом, называ ются Йрх пукани, — объясняет собеседница.

Да, это правда. С таким фактом я уже столкнулся два года назад в Са ратовской области. При этом представление о дереве-Йрх стадиально более раннее, чем о дереве-Киремет.

Время летит. Начинает вечереть. До наступления темноты надо ус петь побывать на кладбище. Отложить нельзя, ибо мои родненькие сес тры Савнитей аппа и Сервери аппа обещали мне завтра познакомить со знахаркой Хртилет аппа. Она соседка Ульдяковых. Я планирую пос вятить ей целый день. В то же время так хочется поскорее побывать и на кладбище некрещеных чувашей. Ведь там на могилах не кресты, а столбы юпа. Стемнеет — тогда невозможно будет сфотографировать. Да и не принято ходить ночью на кладбище.

Идем. По пути останавливаемся у мостика через овраг. Овраг носит название Хупраххан. В переводе — «место, куда бросают лубья». Име ются в виду лубья, на которых моют умершего дома. Через овраг на узком месте брошены деревяшки, расколотые пополам. Это и есть мост, через него проходит душа, прощающаяся с деревней навсегда. Здесь же валяются символические стол и стул, использованные в прошлом обряде юпа. Само кладбище расположено на возвышенном месте, на развилке реки Черемшан и оврага, впадающего в реку. По пути Ульяна аппа рас сказывает мне подробности про мункун, про трещотку, используемую в срен, об обрядах очищения. А я продолжаю задавать свои вопросы и получаю чудесные толкования обрядов ларма, улах и сурхури.

Возвращаемся с кладбища. Останавливаемся у дома, где на бревнах сидят пожилые сельчане. В деревне уже знают, что к ним из Москвы прилетел чуваш и интересуется их старинным бытом. На лицах улыбки.

Все дружно просят авторитетного местного знатока старинных поряд ков Михай пичче рассказать гостю что-либо интересное. Он доволен доверием. Начинает говорить про Учук. Да, это у них самый значитель ный праздник в деревне. Он является благодарственным жертвоприно Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН шением за выращенный в поле урожай (рис. 2, 3). Что может быть выше хлеба! Люди приносят божеству Тур живность — овцу, утку, гуся и т.д.

Все жертвенные животные отдаются верующими в надежде на то, что Природа их отблагодарит сторицей. Далее рассказ переходит на моло дежный хоровод Уяв. Лица стариков светлеют, они вспоминают моло дость, свою первую любовь и первое свидание.

Савнитей аппа и Сервери аппа уже заждались меня. Пришли к ним и родственники. Садимся за стол. Но больше говорим, чем кушаем. Гости уходят. Мы опять разматываем нити этнографии. Говорим про Старый Новый год. И я вспоминаю этот праздник. Говорю, что все парни в эту ночь набивали карманы пресными жареными шариками йвача и ели их на улице, угощали своих возлюбленных. Тут мои хозяйки совсем ожив ляются и начинают месить тесто. И вскоре из затопленной печи они вы нимают целую сковородку этих мелких румяных колобков. Фотографи руем экспонат и дружно его съедаем.

Именно в этой деревне я записал самый полный вариант рассказа о родовом празднике, посвященном завершению сбора урожая. Назы вается он чклеме. В исконном виде сохранились здесь представления о таких обрядах, как «жертвенный сноп», закрывание скота на откорм, «молозиво». Знают не понаслышке о божествах Пиршти, Пихампар, Хртсурт и Плх. Как нигде больше, люди здесь носят чувашские име на. Они звучат поразительно красиво, и каждое обязательно означает что-либо. Например: Пинеслу, Ултеслу, Хртилет, Хрпике, Теверни, Севретей, Савнитей, Илерни, Тутреви, Савнепи, Савтилет, Пейментей, Мулентей, Исментей, Тементей, Ементет, Урлук, Сирук, Ситриван… Сразу бросается в глаза — в этом перечне очень часты имена на корень Сав-. А это значит «обожать, восхищаться, любить». Действительно до стойные имена. У такого народа не может быть в душе злобы и враж дебности. У такого народа понятия «любовь» и «восхищение» всегда на первом месте. Люди эти чувства носят в себе, в своем имени.

Интересной собеседницей оказалась и Северслу аппа. Ей тогда было почти 90 лет. Мои хозяйки попросили меня пересказать беседу с ней.

Пришлось дать им прослушать магнитофонную запись. Они подтвер дили, что Северслу аппа знает лучше всех про общесельское моление Апраин клли.

Не успели дослушать магнитофонную запись, как к нам пришли две девочки и сказали, что гостя из Москвы ждет Мишша тете, т.е. дядя Михаил. И это срочно, ибо Мишша тете собирается ехать в районный центр. Он работает агентом соцстраха и должен быть там с отчетом.

Вхожу в званый дом. Приветствую по обычаю. Из другой комнаты раз Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Рис. 2. Общесельское моление Учук: последние приготовления перед молением Рис. 3. Общесельское моление Учук: автору объясняют значение жертвенной лепешки с «носами» и «пупком»

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН дается голос хозяина, он просит пройти к столу. «Я мигом, вот сложу папку», — говорит Мишша тете. Вот и он. Невысокий, худой. Но глаза живые, даже властные. Я и не ожидал, что подружусь с ним навсегда.

Из рассказа хозяина дома узнаю очень много. Особенно ценно то, что Мишша тете бывает во многих деревнях района и очень внимательно наблюдает за народными обрядами и верованиями. Он даже ведет за писи и потому смог указать мне на различия, т.е. варианты бытования некоторых традиций. От него я впервые в своей жизни записал родовой обряд урама. Этот ритуал сохранился только в этой деревне, но и в ней его совершает только половина жителей. Объясняется это тем, что деревня была образована выходцами из двух регионов — из теперешней Республики Татарстан и Ульяновской области. Ритуал этот родовой. Он призван примирить живых, что в свое время не успели покаяться перед умирающим, из-за чего тот не сумел их простить.

Увы, мы все подвластны времени. Многих моих тогдашних собесед ников уже нет на этом свете. Но остаются записи, их письма ко мне.

Остаются в памяти и теплые встречи в моей квартире в Чебоксарах, куда приезжали даже не они, а те, кого они просили зайти ко мне и просто поговорить. Памяти одного из моих собеседников — знахарки Хртилет — я посвятил в свое время брошюру «Предводители обрядов чувашей». Поклон вам, родные мои староафонькинцы. На вас держится традиция, изучению которой этнографы посвящают свои жизни. Пока живы добрые традиции — жив и народ.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН О.Б. Степанова СТОЙБИЩЕ ВЕРХНЕТАЗОВСКИХ СЕЛЬКУПОВ (ПО МАТЕРИАЛАМ СОВРЕМЕННЫХ ПОЛЕВЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ) Данная публикация подготовлена по материалам трех экспедиций автора в Красноселькупский район Ямало-Ненецкого округа Тюмен ской области (2004, 2005 и 2008 гг.). Стойбища, лесные хозяйства, ро довые угодья или просто «чумы» тазовских селькупов разбросаны по берегам рек и озер бассейна Таза и летом доступны лишь частным реч ным транспортом, что для этнографа означает — труднодоступны. По данным отдела по развитию агропромышленного комплекса и делам малочисленных народов Севера Красноселькупского района, в 2007 г. в районе насчитывалось 37 частных лесных хозяйств. В ходе трех экспе диций нам удалось посетить три из них.

Надо заметить, что селькупы редко используют слово «стойбище», как правило, они заменяют его словом «лес»: «в лесу сидит», «в лес уехал», имея в виду именно чье-то лесное хозяйство. Не менее часто слово «стойбище» замещается понятием «дом» в смысле «домашний очаг». Название есть далеко не у всех лесных хозяйств, определителем стойбища чаще всего служит имя или прозвище одного из его хозяев, того, кто стойбище «держит», живет там постоянно, следит за порядком, под чью опеку приезжают и поселяются одна-две молодых семьи, тогда говорят: «у Никандра», или «у Еврея», «к Соплям», «у Верблюдов», «где такой-то живет».

Феномен современного селькупского стойбища состоит в том, что оно сохранило все главные особенности традиционного селькупского поселения, соответствовавшего полукочевому образу жизни, который селькупы вели до середины ХХ в. В то время каждая селькупская семья, как правило, имела по три сезонных места стоянки. Первое находилось на берегу мелкой речушки или озера, где они рыбачили, промышляли дичь и белковали весной, осенью и два первых зимних месяца. Оно счи Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН талось постоянным местом жительства семьи и было наиболее обуст роено: здесь ставили чум, строили полуземлянку или избушку, олений сарай и хозяйственные амбары.

Второе место — на берегах более крупных рек, куда спускались в июне для неводьбы, жилищем здесь служили шалаши из гнутых тальни ковых веток, покрытых берестой или травой. И третье — в районе зим него (с февраля по апрель) охотничьего промысла («большой дороги»), часто за сотни километров от мест постоянного проживания. Эта сто янка тоже считалась стойбищем, здесь имелось теплое зимнее жилище и нередко хозяйственные постройки, но первое стойбище все же было более основательным.

Советская власть, внеся в жизнь малочисленных коренных народов Севера ряд новаций (мы имеем в виду попытку перевода кочевых на родов на оседлость, создание системы интернатского обучения детей, промышленное освоение районов Севера и связанное с ним основание крупных русскоязычных поселков, манящих жителей тайги и тундры пагубными для них соблазнами цивилизации), пошатнула основы коче вого образа жизни селькупов. Но она же, объединив множество бедняц ких селькупских хозяйств, создала здесь колхозы, а затем совхозы, кото рые получили промысловую хозяйственную направленность, сохранив два основных, исконно селькупских вида промысла — охоту и рыбо ловство. Значительная часть селькупов, работая в совхозах, продолжала жить в лесу на стойбищах. Они рыбачили и охотились, как и раньше, — и на ближних, и на дальних промысловых угодьях, сдавая продукцию в заготконторы совхозов. Государство, несмотря на неизбежную убыточ ность традиционных отраслей хозяйства народностей Севера, не жалея средств, их дотировало. Благодаря этому северные селькупы продолжа ли вести традиционный образ жизни, что, как мы считаем, помогло им сохранить культурную самобытность и этническое самосознание.

Тяжелейший удар традиционному образу жизни селькупов был на несен после развала Советского государства, в период экономического кризиса 90-х годов прошлого столетия. Промысловые отрасли лиши лись поддержки государства, дотирование прекратилось, совхозы раз валились. Селькупы, проживающие на угодьях, остались без промыс ловых заработков и средств к существованию. Многие семьи забросили кочевой образ жизни и осели в поселке, где проявили полную неспособ ность к каким бы то ни было трудовым занятиям, не связанным с тра диционными промыслами. Конечно, существовала и противоположная тенденция: при скудости денежных доходов с появлением продоволь ственной проблемы некоторые коренные жители вернулись к натураль Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН ному хозяйству, к тем же охоте и рыболовству. И все же доля селькупов, ведущих традиционный кочевой образ жизни, в эти годы значительно сократилась. В 1997 г. из 1532 представителей малочисленных народов Севера в Красноселькупском районе лишь 65 имело статус кочующих (данные отдела по делам народов Севера Администрации МО Красно селькупский район). Уход от традиционного образа жизни породил в среде селькупов такое количество тяжелейших проблем, что в районе пошли разговоры о скорой гибели народа не только как самостоятельно го этноса, но и в физическом смысле [Пяк 2003 № 33: 5].

С начала 2000-х годов у некоторых субъектов Российской Федера ции появилась возможность восстановить систему финансовой помощи малочисленным народам Севера. Для тазовских селькупов спаситель ную роль сыграла административная принадлежность их района к Яма ло-Ненецкому автономному округу, получающему немалые доходы от разработки своих недр, богатых углеводородным сырьем. Государствен ный курс на воссоздание продуктивной хозяйственной деятельности ко ренных малочисленных народов Севера, нарушенной в ходе рыночных реформ, и перевод на присущий им в прошлом кочевой образ жизни получили финансовую поддержку. Мы не хотим сказать, что эта помощь текла, как из рога изобилия. Наоборот, она была явно недостаточной, проблемы решались с трудом, но она была, и результатом стал устойчи вый рост всех показателей национального хозяйства района.

Государство воссоздало и опять дотирует бывшие промысловые совхозы района. Теперь это агрофирмы и общества с ограниченной ответственностью, которые в обиходной речи продолжают называть совхозами. Эти предприятия дали работу и заработок рыбакам-охотни кам, кочующее население получает губернаторское («нееловское») де нежное пособие, периодически обеспечивается средствами транспорта, бензином, брезентом, ружьями, сетями, печками, электростанциями, радиостанциями, продуктами, пользуется многочисленными льготами.

В районе увеличивается число жителей, имеющих статус «кочевых».

В 2003 г. таковых было 244 чел. (без детей). В 2007 г. статус «кочевых», т.е. работающих на промысловых предприятиях района, имело 275 чел., а более 400 чел. фактически вели кочевой образ жизни (данные отдела по развитию агропромышленного комплекса и делам малочисленных народов Севера Красноселькупского района). Растет количество стой бищ и численность домашних оленей.

Мы еще не успели сказать, что традиционный образ жизни северных селькупов неразрывно связан с оленеводством и целиком зависит от него.

По характеру селькупское оленеводство определяется как транспортное, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН мелкостадное (10–40 оленей на семью) и нартенное. Олень — основное транспортное средство селькупов. На нем совершают перекочевки, пе ревозят продукцию промыслов в заготконторы совхозов, ездят в поселок за покупками, на почту, в больницу, к родственникам, участвуют в со ревнованиях на празднике День оленевода. В 1991 г. поголовье оленей в личных хозяйствах района насчитывало 1000 голов [Бакулин 2000:187].

В планах по развитию хозяйственной сферы района присутствовал пункт об увеличении числа оленей в частных хозяйствах. К 1998 г. поголовье оленей в личных хозяйствах свелось к нулю [Там же]. По словам инфор мантов, «оленей съели или сдали на мясо в рыбкооп и деньги пропили».

Между тем в настоящее время происходит восстановление числен ности домашних оленей. В с. Ратта, например, частных оленей уже бо лее 300. Оленей на мясо не забивают, их берегут. Все 37 частных лесных хозяйств района — эту цифру мы приводили выше — имеют оленей (данные отдела по развитию агропромышленного комплекса и делам малочисленных народов Севера Красноселькупского района на 2007 г.).

И это только учтенные хозяйства! Мы имеем основания думать, что су ществует немало неучтенных, незарегистрированных в органах власти района, спонтанно возрожденных хозяйств.

Итак, традиционное селькупское стойбище — исключительное яв ление современной жизни и фактор сохранения этноса северных сель купов. А теперь подробнее о том, что представляет собой современное / традиционное селькупское стойбище, а точнее стойбище верхнетазов ских селькупов, ибо мы побывали в трех стойбищах близ национально го поселка Ратта, расположенного в верховьях р. Таз.

Первое лесное угодье (№ 1), которое мы посетили в августе 2004 г., — стойбище «на Налимьих», как нам его назвал глава админи страции с. Ратта. Однако от других мы не слышали такого названия, это лесное угодье чаще называли «где Сопли живут», по прозвищу, видимо, его главных или постоянных «держателей» Г.Н. Куболева и его жены.

Нам не повезло застать дома всех хозяев. Их, судя по шести жилым пос тройкам и одной палатке, должно быть не менее семи семей. На момент нашего посещения здесь находилась лишь молодая семья с маленьким ребенком, которая в ближайшем чернолесье занималась изготовлением ветки (лодки-долбленки), да два молодых человека, врачующих боль ных конъюнктивитом оленей (засыпали им в глаза сахарный песок).

Дело в том, что, хотя для лесных селькупов, особенно для отде лившейся от родителей молодежи, жилищная проблема и стоит очень остро, всем им есть где остановиться в поселке — в своем доме или у родственников. Большая часть населения стойбища могла отсутство Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН вать также потому, что август — время самой продуктивной рыбалки на «своих» для каждой семьи местах. Случается даже, что стойбище пол ностью пустеет, и тогда кто-то, чьи олени там остались без присмотра, едет туда из деревни специально, чтобы развести дымокуры.

Как уже было сказано, стойбище насчитывало шесть домов, одну па латку, два неразобранных остова чума, олений сарай, в котором помеща лось до 40 оленей, а также амбары, хозяйственные навесы и несколько старых полуразвалившихся строений. Это самое большое из осмотрен ных нами стойбищ.

Второе стойбище (№ 2), в котором мы побывали в 2005 г., только что возродилось на месте заброшенного около 20 лет назад. В двух све жесрубленных избушках, чуме и палатке проживали три семьи и один неженатый молодой человек. Из хозяйственных построек имелись два свайных амбара, навес и олений сарай, в котором содержалось 30– оленей (вопрос о том, сколько оленей кому принадлежит, у селькупов считается неприличным).

В 2008 г. мы посетили летнее стойбище (№ 3) Никандра Иванови ча Ирикова (по прозвищу Еврей) и его жены Елены Иосифовны. В его владении находятся два дома (один из них гостевой), олений сарай, хо зяйственные постройки, 30–35 оленей и семь собак. В 2–3 км от этого стойбища Никандр Иванович имеет еще и зимнее угодье, обустроенное более основательно. Он также владеет двумя домами в поселке Ратта («еврейская автономия»), которые сдает в наем. В прошлом стойбище № 3 было более населенным, о чем безмолвно свидетельствует поляна с несколькими заброшенными, полуразвалившимися строениями. Как нам сказал его нынешний хозяин, кто-то ушел в мир иной, а кто-то уехал и основал собственное стойбище.

Все три стойбища расположены на берегах реки Таз. Каждое из них стоит на «горе» — высоком сухом яру, начинающемся в 100–150 м от берега. С реки место стойбища можно определить по лодкам двух ви дов: веткам (долбленкам) и лодкам с дюралевым корпусом, на который устанавливается мотор. Все они лежат на берегу или причалены к берегу (рис. 1). Опознать место можно и по маленькому бревенчатому сараю, где хранятся рыболовные снасти: сети, колья для запора и т.д. Сарай этот стоит у самого берега и, как правило, виден с воды.


Два стойбища (№ 1 и 3) устроены на очищенном от леса пространс тве площадью около 1000 м (рис. 2, 3). Чтобы это пространство не за растало, его пропалывают — вырывают появляющиеся молодые побеги деревьев. Третье стойбище (№ 2) находится среди редкого высокого со снового бора.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Рис. 1. Лодки у стойбища № 3. Река Таз. 2008 г. Фото автора Рис. 2. Вид стойбища № 1. Река Таз. 2004 г. Фото автора Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Рис. 3. Вид стойбища № 3. Река Таз. 2008 г. Фото автора Рис. 4. Жилая срубная постройка с двускатной крышей на коньковом стояке на стойбище № 2. Река Таз. 2005 г. Фото автора Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Рис. 5. Жилая срубная постройка с двускатной крышей на коньковом стояке на стойбище № 1. Река Таз. 2004 г. Фото автора Рис. 6. Жилая срубная постройка с односкатной крышей, покрытой дерном, на стойбище № 1. Река Таз. 2004 г. Фото автора Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Рис. 7. Жилая срубная постройка с односкатной крышей, покрытой рубероидом, на стойбище № 3. Река Таз. 2008 г. Фото автора Рис. 8. Жилая срубная постройка («домик для гостей») с односкатной крышей, покрытой рубероидом, на стойбище № 3. Река Таз. 2008 г. Фото автора Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Рис. 9. Уличная железная печь для приготовления пищи в летнее время.

Стойбище № 2. Река Таз. 2005 г. Фото автора Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Рис. 10. Железная печь под навесом — вариант летней кухни на стойбище № 1. Река Таз. 2004 г. Фото автора Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Преобладающим типом жилища лесных селькупов на стойбищах яв ляются срубные постройки. Сравнив конструкции обнаруженных нами на стойбищах десяти срубных домов с аналогичными постройками обских угров, изученными З.П. Соколовой [1963], мы с уверенностью относим их к традиционному типу. Они отличаются от домов, строящихся в нацио нальных поселках по проектам районной администрации (хотя и в по селках нередки традиционные жилища). Самым распространенным (семь домов) оказался сруб с двускатной крышей на коньковом стояке (рис. 4).

У такого типа крыши коньковая балка лежит на двух невысоких бре вешках (коньковых стояках), поставленных вертикально в двух концах сруба в его фронтонной части. Поверх стропил настилается рубероид, ко торый придавливается бревнами (до пяти бревен на каждый скат). Фрон тоны остаются полностью открытыми или зашиваются доской с одной стороны. Пол хорошо проветриваемого чердака служит потолком жилой комнаты. В комнате устраиваются нары, полки для вещей, под одним из окон (окно может быть всего одно) укрепляется столик для еды, для сидения используются чурбаны и скамьи. Очаг — железная печка типа буржуйки — устанавливается по центру комнаты или справа от входа.

Пол комнаты, как правило, оставляют земляным. К трем из семи подобнх срубов пристроены сени из досок или жердей с односкатной крышей на слегах. В сенях зимой хранят дрова, оставляют лыжи. Коньковый стояк крыши такого дома может быть совсем коротким, тогда крыша получает ся пологой, и чердак как таковой отсутствует (рис. 5).

Три из десяти жилых срубов имеют другой тип крыши — односкат ную крышу с очень небольшим углом ската (рис. 6, 7, 8). Такая почти плоская крыша представляет собой накат из бревен или жердей, кото рый покоится на верхних бревнах сруба. У двух срубов поверх наката уложен рубероид, придавленный бревнами или досками, у третьего на кат покрыт дерном. Пристройкой к двум срубам (рис. 6, 7) служат сени из досок и жердей с такой же односкатной крышей.

Высоту всех десяти срубов большой назвать нельзя, они уложены в шесть-одиннадцать венцов, расстояние от пола до крыши составляет от 2 до 3 м. Размеры срубов тоже очень невелики и варьируют от 2 2 до 4 6 м. Местные жители жилые срубы называют избушками.

Летом рядом с каждым жилым домом есть железная печка типа буржуйки для приготовления еды. Она устанавливается на кирпичах, бревнах или обложена кирпичами с боков, обмазана глиной и наполови ну закопана в землю. Нередко над печкой устраивается навес, а вокруг нее — ограждение из жердей или досок (рис. 9, 10). Дополнением к та кой уличной печке обычно служит костер. На стойбище № 3 над костром Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН и дымокуром был сделан навес с ограждением размером около 2 3 м (рис. 11). На костре при нас хозяйка готовила уху, вытапливала на зиму из рыбы жир, кипятила чайник, варила еду собакам, а в дыму костра и дымокура коптилась юкола (пирня). Разделочные столики и стулья здесь заменялись чурбанами, тут же лежали дрова.

Жилой чум, покрытый брезентом (рис. 12), мы видели только на од ном стойбище (№ 2). В нем жила семья с маленьким ребенком, глава которой был довольно почтенного возраста. На двух других стойбищах стояли лишь остовы чумов (рис. 13). Это не значит, что чум продолжа ет выходить у селькупов из употребления. Со слов информантов, есть стойбища, где стоят по два, три, четыре чума, где чум является основ ным типом жилища.

Третьим типом жилища на стойбищах № 1 и 2 неожиданно для нас оказалась брезентовая палатка (рис. 14). Такие палатки раньше выдава ли пастухам совхозных оленьих стад. Возможно, что так они попали и в современный обиход.

Широко известная селькупская полуземлянка пой мот ни на одном из стойбищ не присутствовала, хотя, по рассказам местных жителей, этот тип жилища по сей день существует на лесных урочищах.

Для селькупских хозяйств среднего и верхнего Таза характерен спо соб содержания оленей в сараях отай мот. Их также называют оленьи ми домами и теневыми навесами (рис. 15, 16). Такие сараи есть сегод ня на каждом стойбище, так как везде содержатся олени. Сараи строят из бревен, жердей или досок, листов железа, фанеры, рубероида — из всего, что найдется в хозяйстве. Они имеют двускатную (на слегах или на стропилах и слегах) крышу, крытую жердями, досками, рубероидом или брезентом. Роль дверей (в обеих торцевых стенках) исполняют по лотнища из брезента, которые открывают-закрывают, чтобы выпустить впустить оленей или проветрить сарай. Внутри сарая за ограждением из жердей расположен дымокур. Олени спасаются в сарае, когда их заедает мошка, в остальное время они пасутся вокруг стойбища, поедая ягель.

Для оленей на территории стойбища устраиваются еще три-четыре ды мокура, огороженные жердями.

На всех осмотренных стойбищах присутствовали традиционные селькупские свайные амбары кор (рис. 17, 18, 19). Амбар кор представ ляет собой срубную, бревенчатую или дощатую постройку (размером 1,5 1,5 или 2 2 м) с двускатной (на слегах или стропилах и конько вом стояке) или односкатной крышей, установленную на четыре врытых в землю толстых бревна или на спиленные деревья. Такую конструк цию амбара селькупы объясняют необходимостью защиты от грызунов.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Рис. 11. Летняя кухня на стойбище № 3. Река Таз. 2008 г. Фото автора Рис. 12. Чум, крытый брезентом. Стойбище № 2. Река Таз. 2005 г. Фото автора Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Рис. 13. Остов чума. Стойбище № 1. Река Таз. 2004 г. Фото автора Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Рис. 14. Брезентовая палатка. Стойбище № 1. Река Таз. 2004 г. Фото автора Рис. 15. Олений сарай на стойбище № 3. Река Таз. 2008 г. Фото автора Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Рис. 16. Олений сарай на стойбище № 2. Река Таз. 2005 г. Фото автора Рис. 17. Свайный амбар с двускатной крышей на слегах.

Стойбище № 1. Река Таз. 2004 г. Фото автора Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Рис. 18. Свайный амбар с двускатной крышей на коньковом стояке.

Стойбище № 2. Река Таз. 2005 г. Фото автора Рис. 19. Свайный амбар с односкатной крышей и бывший олений сарай.

Стойбище № 1. Река Таз. 2004 г. Фото автора Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Рис. 20. Навес для хранения вещей. Стойбище № 2.

Река Таз. 2005 г. Фото автора Рис. 21. Помост для хранения продуктов. Стойбище № 2.

Река Таз. 2005 г. Фото автора Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН К двери амбара приставлена лестница — обычная с перекладинами или в виде бревна с зарубками на месте ступеней. Внутри амбара подвешен ной к потолку хранится зимняя одежда хозяев, на полу стоят мешки с продовольственными запасами. Под полом амбара, образующим свое образный навес, летом стоят нарты.


Помимо амбаров нарты, тюки с имуществом, зимняя одежда хранят ся под навесами на четырех опорах (рис. 20). Для хранения продукто вых запасов устраиваются помосты между деревьями (рис. 21).

Итак, современное стойбище сохраняет основные черты традицион ного селькупского быта. Лучше всего это демонстрируют традиционные жилые и хозяйственные постройки, а также множество других стойбищ ных атрибутов, рассказать о которых подробно в рамках данной публика ции мы не имеем возможности. Перечислим лишь некоторые. Это олени и нарты, собаки, берестяная посуда, колоды для подкормки оленей, ветки (лодки-долбленки — их до сих пор изготавливают с помощью традици онных инструментов, в том числе лучкового сверла и деревянных гвоз дей типы). Добавим и селькупскую национальную пищу (хлеб-лепешка, юкола, рыбий жир). Назовем также приспособление в виде палки с су ком на конце (чипо) для подвешивания над костром чайника или котла, под углом втыкаемое в землю. Вспомним и ловушки-пасти на глухарей, которые устанавливают совсем близко от жилых домов. Одежда (сокуи, малицы и бокари) по-прежнему хранится под крышами свайных амба ров. Берестяные свертки с костями медведей подвешивают к ветвям вы соких сосен на краю стойбища (такой способ захоронения медвежьих костей — традиция, и соблюдается она неукоснительно).

Вместе с тем вошли в жизнь селькупского стойбища и новации: мо торные лодки, брезент и брезентовые палатки, рубероид, шесты для ра диоантенны (№ 2 и № 3);

туалеты в виде дощатых будок (№ 1);

бани (№ 3);

небольшие огороды, засаженные картошкой, которую на стойби щах стали сажать в голодные 1990-е годы (№ 1). В лесной жизни при живается все, что удобно и доступно. И, вероятнее всего, в этом соче тании традиционного и современного и состоит феномен современного селькупского стойбища.

Библиография Бакулин В.В. Экономика и традиционное хозяйство // В краю селькупов. Екатерин бург, 2000. С. 179– Пяк М. Решение насущных проблем // Северный край. 2004. № 33.

Соколова З.П. Материалы по жилищу, хозяйственным и культовым постройкам об ских угров // ТИЭ. Новая сер. Т. 84. М., 1963. С. 182–233.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Д.В. Арзютов ДИАЛОГ О ВЕРЕ:

к проблеме нового религиозного обращения на Алтае 1. Предисловие В последние два десятилетия деятельность протестантских миссио неров на всем постсоветском пространстве приобрела особую широту.

Среди представителей этого движения огромное число различных орга низаций: «Новая жизнь», «Слово веры», «Примирение» и многие дру гие. Эти организации развернули свою деятельность, в том числе и на территории Республики Алтай, где общая численность последователей протестантского движения колеблется в пределах 1–2 тысяч2.

В ходе экспедиционных работ в Республике Алтай летом 2008 г. я стал свидетелем интересного диалога, состоявшегося между алтайкой (алтай-кижи), не являющейся последовательницей какого-либо направ ления в христианстве (равно как и других мировых религий) и иден тифицирующей себя как человека, «придерживающегося алтайских традиций», и русской женщиной — прихожанкой протестантской орга низации «Новая жизнь». Сам диалог записан в г. Горно-Алтайске по до роге из здания Дома молитвы организации «Новая жизнь» сразу после прочтения вечерней молитвы (рис. 1–2).

Обе информантки — женщины в возрасте 45–50 лет, постоянно про живающие в единственном городе Республики Алтай — Горно-Алтай ске — и имеющие высшее образование. С целью соблюдения полевой этики я обозначу героинь диалога так: А. — алтайка, П. — протестантка.

Мне представляется, что данный диалог интересен не только раз ностью взглядов каждого из его участников, но и самой структурой и Искреннюю благодарность за помощь в экспедиции 2008 г. выражаю Н.А. Тадиной.

Точную численность определить очень сложно в силу того, что часть организаций не имеет официальной регистрации, те же, которые зарегистрированы в органах власти как религиозные организации, не говорят точных цифр, то называя относительную числен ность, то явно занижая ее.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Рис. 1. Дом молитвы протестантской организации «Новая жизнь».

Горно-Алтайск. 2008 г. Фото автора Рис. 2. Вечерняя молитва в здании Дома молитвы.

Песнопения на алтайском языке. 2008 г. Фото автора Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН системой доказательства «правильности / неправильности» «религий».

Важность публикации данного диалога связана еще и с тем, что в за писках и отчетах православных миссионеров XIX — начала XX в. по добные диалоги встречаются достаточно редко и носят главным обра зом назидательный характер, что невольно ведет к искажению текста.

Единственным фактором для искажения информации в публикуемом диалоге было мое как исследователя присутствие, однако в речевую коммуникацию я включен не был: ко мне не было вопросов, предло жений и т.д. Более того, диалог с определенного момента стал носить достаточно натянутый характер, что в значительной степени только уси лило коммуникативную связь двух собеседников и тем самым сделало «незаметным» мое присутствие.

В комментариях после диалога в квадратных скобках даны ссылки на пронумерованные высказывания информантов.

Продолжительность диалога составила около 25 мин.

Публикуется с незначительными сокращениями.

2. Диалог … 1. А. А ты в простую [церковь] ходила, вот?

2. П. Я ходила туда, я шла к Богу.

3. А. А сколько раз ходила?

4. П. Я и раньше ходила, я давно Бога искала. Давным-давно. И ког да, там даже мощи эти привозили.

5. А. А чо тебе там не понравилось?

6. П. Когда я покаялась там, в церкви, в православной. Я вышла и такая думаю, ну должно же что-то во мне произойти. Я так стою и смот рю. Ну, ничего, абсолютно ничего.

7. А. Я здесь чо произошло?

8. П. А здесь… Во-первых, сестра у меня уверовала. Она 8 лет… Он ходила уже 4 года в церковь. Она мне говорила, приходи. Я слуша ла — не слушала, ну, как все люди. И потом когда пришла сюда, она по казала мне просто видеокассеты про человека, который умер и который ходил со Христом. А я всегда его искала. И когда он сказал, что Иисус смотрит на людей, и он не просто смотрит, он плачет, глядя, как люди живут, как они мучаются, как они страдают. Иисус смотрит на это и страдает, он плачет. И у меня как будто глаза открылись. Я говорю не то, что Иисус есть, он просто плачет, он сострадает нам. И как пелена упала с глаз. Повернулась к [указывает имя сестры] и говорю, что я приду в Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН эту церковь. Я пришла сюда, и я нисколько не жалею об этом. Я точно знаю, что Бог нас так касается, он нас так меняет. «Песня прославле ния» — это не просто прославление. Мы благодарим Бога, и он духом святым просто касается нас. Вот даже на физическом уровне. Мы стоим и у нас сердце... Мы просто плачем, в благодарности к Богу. Это разве не церковь?

9. А. Вот эта церковь, которая там, государственная. Она же твоих предков. Ну, там, дедов, прадедов. Они же туда ходили. Раньше же вот эта не приезжала.

10. П. А я не отказываюсь от православия. Мы не отказываемся от них. Они наши, такие же братья и сестры.

11. А. А это же православная что ли?

12. П. Почему? Она просто христианская церковь. Тот же самый Отец, Сын и Дух Святой. Но у нас нет свечей. Почему? В Библии их нет.

Икон нет. Почему? В Библии их нет. Их нет. Там написано, не поклоняй ся изделию рук своих. Икона получается изделие рук своих.

13. А. А ты видела церковь у кержаков1 в Усть-Коксе2? У них тоже без икон.

14. П. Я не знаю про кержаков. Если они верят во имя Отца, Сына и Духа Святого. Если следует всем законам… 15. А. А чем вы от кержаков отличаетесь?

16. П. Я не могу сказать, я не знаю. Если человек исцеляется в цер кви, если он освобождается. У нас служители многие раньше были нар команами. Бог освобождал.

17. А. Я не поняла, ну также можно идти в церковь государствен ную. Или только здесь случаются чудеса?

18. П. Ну, знаешь… ну, со мной вот так вот было. Я ходила в право славную церковь, но жизнь у меня не менялась.

19. А. Кого не спросишь, у всех чудеса. Значит, получается, что только здесь чудеса, а в государственную… 20. П. Ну, почему, там есть люди верующие, которые искренне ве рующие. Знаешь, как бывает? Я христианин, я повесил крест, слушай меня, я пошел, поставил свечку, я помолился на икону, пошел, парня увидел, глазки ему построил, пошел, поругался там, слова нехорошие, пошел, соседа своего проклял, который там нечаянно яблоко закинул в твой огород или еще что-нибудь такое. Понимаешь?

Кержаки — представители одного из направлений старообрядчества.

Усть-Ккса — районный центр Усть-Коксинского района Республики Алтай. Рас положен в начале Уймонской долины в месте впадения реки Кокса в Катунь в 400 км от г. Горно-Алтайск и в 120 км от пос. Усть-Кан.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН … 21. А. А ты в эту церковь платишь, деньги носишь?

22. П. Все православные христиане, все, верующие, истинно ве рующие десятину отдают. Мы тоже отдаем. Потому, что это в Библии написано. Я девять получаю. Я девятьсот рублей отдаю.

… 23. А. Мужик еще, если денег привезет. Они не знают?

24. П. Почему? Ну и что, я же перед Богом хожу, я же не перед людьми хожу. Я не собираюсь от Бога ничего таить. Там четко написано, вы прокляты будете, если десятину не будете платить. Это просто его, его часть. Он нас благословляет, он нам помогает.

25. А. Ты еще жертвуешь чо-то?

26. П. Конечно, вот сегодня я же жертвую временем. Я могла бы поехать домой и лежать-почивать, а я пошла в церковь, чтобы просла вить его. Хвала — это жертва моя для Бога. Мое личное время — это жертва. Деньги еще. Я работаю с утра до вечера. Хожу на работу. Я не досыпаю… — я работаю. Это мое время, это моя жизнь. Десятая часть это жертва, я отдаю ее. Все процветающие финансисты, спроси любого банкира, он одну десятую часть отдает.

27. А. Куда? К вам что ли?

28. П. Нет-нет, не к нам… Ну не знаю куда, чтобы процветал их бизнес.

29. А. Ну, вот мне бы сказали, в церковь ходи и одну десятую отда вай… Странно.

30. П. Знаешь, за четыре года Бог мне два раза зарплату поднимал на пустом месте. Когда у меня что-то заканчивалось, Бог мне это давал.

… 31. А. А мне много чего надо… (смеется) 32. П. А ты покайся. А ты пройди водное крещение.

33. А. Если что-то не придет, значит, я виновата, что плохо каялась.

34. П. (смеется) Он всегда будет с тобой, он тебе всегда поможет, поддержит и утешит. Я не сказала, что христианам легко. Ну, это тот узкий путь, через который мы должны идти. «Широка дорога, идущая в погибель»1. Я туда не хочу. Как бы трудно ни было, я знаю, что Бог всегда поможет.

35. А. А я никуда не хочу. Ни в какую церковь. Почему у меня так?

36. П. Во-первых, тебе так кажется, что ты никуда не хочешь. Твоя душа, она христианка. Ты же хочешь, чтобы тебе было хорошо всегда?

Ср.: «Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, веду щие в погибель, и многие идут ими» [Мтф. 7: 13].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН 37. А. Я хочу, чтобы муж не пил.

38. П. Вот. Молись за него, молись.

39. А. А как?

40. П. Ты должна сама придти покаяться. Сама, чтобы ты… 41. А. А в чем мне каяться, пусть он кается.

42. П. Человек рожден во грехах. Мы в течение жизни много грехов делаем. Понимаешь? Как написано в Слове Божьем, «ничто нечистое не пристанет предо мной»1. Бог рад бы тебя к себе взять, но он не может.

43. А. А я видела, что ты сидела рядом с преподавателем из универ ситета2? Это правда?

44. П. Да. Я только рада за нее. Она моя любимая сестра. У нас с ней всегда «домашка» проходит.

45. А. Что проходит?

46. П. «Домашка» — домашние группы.

47. А. Чо такое?

48. П. Домашние группы по четвергам. Проходят на дому. У нас ли деры церкви. Вот у нее на дому (закашлялась). Я с тобой голос сорвала (улыбается).

49. А. Тебе боженька поможет (смеется).

50. П. Аминь. Вот знаешь, полседьмого вечера мы встречаемся. Ой, нет, в шесть. Мне надо чаще туда ходить, чтобы точнее запомнить. Мы приходим домой к ней. Мы разбираем определенные главы. Сейчас мы читаем первую главу Тимофея3. Мы там молимся за нужду. У кого что.

51. А. А домашние может чо-то хотят поделать, кино посмотреть.

52. П. Ой, нет. Ну, вот у [называет имя], у нее дочка верующая с самого рождения. Она или с нами, или… 53. А. А чо вы там дома читаете?

54. П. Ну, вот нужно первого Тимофея прочитать, все шесть глав.

55. А. Вам чо, читать больше нечего? Вон сколько газет, вон телик показывает, новости.

56. П. А телик… Новости мы смотрим.

… 57. А. Ну вот мне, даже если будет плохо, я все равно не пойду.

58. П. Почему? Ты хочешь в ад пойти?

59. А. Ну, конечно, не зарекаются. А какой ад-то? Мы умрем все.

Вот это наша планета не долговечна. Я со всем этим согласна. Вот Ср.: «И не войдет в него ничто нечистое и никто преданный мерзости и лжи, а толь ко те, которые написаны у Агнца в книге жизни» [Откр. 21: 27].

Имеется в виду Горно-Алтайский государственный университет (ГАГУ).

Судя по дальнейшему упоминанию 6 глав, информант имеет в виду «Первое посла ние к Тимофею Святого Апостола Павла».

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН тот алтайский бог, который меня создал, я точно знаю, что мне нужно делать.

60. П. Так делай, конечно.

61. А. А если вот это, то это противоречит тому, что есть в моем народе.

62. П. Понимаешь, многие люди, они отступили от истины, от Бога и потом начали изобретать то одно, то второе.

63. А. А в чем истина?

64. П. А истина в том, что Бог создал Землю и небо. Создал Адама и Еву.

65. А. А алтайцы чем нарушают эту природу?

66. П. Слушай дальше. И вот они просто… Он им сказал: «Живите и размножайтесь»1. И вот потом Земля населилась народностями вся кими разными. Потом пошли люди и народы. Но он им сказал, чтобы люди не отступали от Бога, чтобы люди всегда его помнили, чтобы всег да его знали. А люди почему-то стали творению поклоняться. Какие-то ленточки вязать, какому-то духу горы, какому-то духу травы, там я не знаю.

67. А. Что люди неправильно стали делать?

68. П. Это язычество.

69. А. Почему Христос правильный, а мой Алтай-Кудай, он непра вильный? Почему так? Я не согласна. Я очень не согласна. Еще сказать, что мой алтайский народ где-то в рабстве находится от своих духов или там, вот… Я очень не согласна.

70. П. Почему, ну почему? Ну, ведь вы духу поклоняетесь.

71. А. Я понимаю то, в чем я выросла.

72. П. А дух, это падший ангел.

73. А. Я понимаю то, в чем я выросла. Почитание домашнего очага, вот. Я Христоса не слышала. Только, когда была маленькая.

74. П. Пожалуйста, почитай. Уже сегодня слышала.

75. А. Только когда была маленькая. А потом уже, конечно, в школе, когда уже, оказывается, христианство, все... Но я никогда не подумаю, что… 76. П. Ты знаешь, не всегда наши предки были правы, не всегда.

77. А. Для меня всегда Христос — это символ русского.

78. П. У Бога нет национальностей. Он творец.

79. А. Для меня… 80. П. Пусть перелом произойдет в твоей голове.

Ср.: «И благословил Бог Ноя и сынов его и сказал им: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю [и обладайте ею]» [Быт. 9: 1].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН 81. А. Не-е-е, не получится. Русский человек, он не может кропить огонь так же, как алтаец.

82. П. Ты знаешь, русские иногда говорят, вы какому-то американ скому Богу поклоняетесь. Чо только не говорят? Поговори обо всем с алтайцами, они тебе все объяснят.

83. А. Вот с теми, что ли. Они все запрограммированные роботы, я даже не хочу с ними разговаривать.

84. П. Ну, как может быть христианин запрограммированным.

85. А. Самые настоящие роботы.

86. П. В нас дух святой.

87. А. Я знаю, что они сюда пришли вследствие мягкого характера.

88. П. (смеется) Вот так вот. Надо было быть, наверное, злой, нар команкой. Чтобы люди потом сказали: «О, как ты изменилась?» А Бог мою семью сохранил, вот, сохранил.

89. А. Я курить не буду. Ну, говорят, что не зарекайся — в тюрягу попадешь.

… 90. П. Знаешь, к одному хорошему христианину пришел один та кой хороший академик такой, чтобы научиться у него… 91. А. Почему вы только себя видите, а других не видите? А ты видь моими глазами.

92. П. …Дай я дорасскажу. Так, вот он, когда пришел к нему чай попить и начал наливать ему чай в стакан. Льет, льет, а вода уже пере ливается через край. Этот не выдержал и говорит: «Чашка уже пере полнена». Он говорит: «Так и вот, куда вливать-то, куда». Он настолько умный…1 Если человек не освободится от своего какого-то мировоззре ния и начнет дальше искать, именно Бога искать, он тогда поймет, что в чем-то он заблуждался. А когда человек он утвержденный в своем, консерватор. Но иногда люди ошибаются, мы все люди.

93. А. Я изначально не могу понять, зачем его искать?

94. П. Скажи, твой алтайский Бог умер за тебя? Он что-нибудь сде лал за тебя лично?

95. А. Так, как это, чтобы он мне чего-то сделал?

96. П. Ну а как? А для чего тогда вообще Бог нужен, если он ничего человеку не делает?

97. А. Он не чего-то сделал, мне ничего делать не надо.

98. П. А мой Бог мне много сделал. Он мою семью сохранил.

Этот нарратив явно небиблейского происхождения. Вместе с этим подобные тексты встречались в популярных книгах о дзэн-буддизме (именно это направление провозглаша ли составители книг), в которых рассказывалось о мистических практиках, позволяющих по-новому взглянуть на мир.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН 99. А. Что мне нужно, я сделаю сама.

100. П. Он исцеляет моих детей. А мы сами-то, мы сами. Мы просто люди — мы сегодня можем что-то, а завтра мы ничего не можем. Кто нам поможет, ну кто?

101. А. Какая-то комбинация обстоятельств — у меня получается уда ча, какая-то комбинация обстоятельств — у меня получается неудача.

102. П. Так это Бог тебе… 103. А. Вся жизнь из светлых и темных полос.

104. П. Ты знаешь, Бог говорит: «Я свет даю, тепло даю на добрых и на злых»1. Потому что Бог любит каждого человека… Каждого… И тебя, и меня.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.