авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«Российская академия наук Музей антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) МАТЕРИАЛЫ ПОЛЕВЫХ ...»

-- [ Страница 5 ] --

К народным обычаям опрошенные отнесли уважение и практи чески безоговорочное подчинение младших старшим, скромность женщин, крепкие большие семьи, дружеские отношения с соседями, гостеприимство и уважение к людям «независимо от нации и народ ности». При этом большинство (77 %) считают, что раньше отношения между старшими и младшими членами семьи и односельчанами были лучше и было бы хорошо сохранить эти обычаи.

В целом на сегодняшний день в семьях сохраняется следование тра диционным правилам этикета и в сфере гостеприимства, и в сфере от ношений между старшим и младшим поколениями. Это проявляется и в повседневной жизни, и при принятии жизненноважных решений. Так, в большинстве случаев до настоящего времени жену сыну выбирают родители, т.е. мать выбирает себе помощницу. И если молодой чело век, познакомившись с невестой, может отказаться от женитьбы, если она ему не понравилась, то у девушки шансов избежать замужества Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН практически нет. Правда, справедливости ради следует отметить, что в последнее время участились браки между молодыми людьми, позна комившимися во время учебы в техникуме или институте. Но в любом случае брак заключается только с одобрения родителей. Также в кишла ке до настоящего времени сохраняется тенденция выдавать дочерей из арабских семей замуж только за арабов. Женить же сына на арабке не обязательно — невеста может быть и таджичкой, и узбечкой.

При ответах на вопросы, касающиеся возможности и необходимо сти возрождения национальных традиций (т.е. требующих осознанной позиции), мнения анкетируемых разошлись: 11 % ответили, что нацио нальные традиции возродить невозможно и не нужно, но большая часть опрошенных ответила, что возрождение «возможно отчасти» и «нужно отчасти». В этом плане интересным и неожиданным оказался ответ гла вы местной арабской общины. Он ответил, что возрождение националь ных традиций не нужно — «сохранить бы то, что осталось».

Наибольшее затруднение вызвал вопрос о жизненных ценностях.

Как правило, респонденты довольно долго обдумывали свои ответы.

В результате большая часть опрошенных в первую тройку включила «здоровье», «уважение в обществе» и «крепкую семью». «Богатство и достаток», «независимость» и «удовольствие от жизни» в большинстве случаев замыкали список. Положение остальных позиций в таблице ва рьируется в зависимости от возраста, пола, статуса и образования опра шиваемого (в список жизненных ценностей были включены здоровье, уважение в обществе, крепкая семья, богатство и достаток, независи мость, интересная работа, знание и образование, жизнь по совести, спа сение души, жизнь со своим народом, удовольствие от жизни, сохране ние обычаев и традиций своего народа).

На вопрос «Считаете ли вы, что для того, чтобы быть арабом, надо быть мусульманином?» 71 % опрошенных ответили положительно, 14 % затруднились с ответом и 17 % — отрицательно. Последние в качестве подтверждения своих ответов привели в пример коптов-христиан и рус ских, принявших мусульманство.

Интересно, что знание арабского языка практически ни разу не от мечалось как этнический маркер. Уже упоминавшийся выше Нейдель замечал, что «язык не может предоставить безошибочный критерий племенной принадлежности … — некто либо является членом пле мени, либо нет» [Александренков 1996: 21], и здесь мы видим яркое этому подтверждение. Пожилые люди, говорящие по-арабски, конечно, высказывали опасения за судьбу языка, но при этом ни один из них не собирался учить языку своих детей и внуков.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Подводя итог, можно сказать, что национальное самосознание ара бов, проживающих на территории Узбекистана, опирается на доста точно устойчивую и обширную материальную и духовную базу и на сегодняшний день еще может противостоять «европеизации» и урба низации. Сохранение в народной среде памяти о традиционном жиз ненном укладе предков является неким стабилизирующим фактором в быстро меняющейся окружающей этносоциальной среде. Впрочем, од ной из причин такой относительной стабильности, возможно, является географическое положение кишлака (он достаточно удален (по меркам Узбекистана) от столицы — Ташкента и таких крупных городов, как Бухара и Самарканд).

Здесь же необходимо отметить, что представители окружающих эт нических групп также отличают арабов от себя, признают их право на «особость» и иногда с гордостью называют их: «Наши арабы!». Вероят но, историческая память местного населения сохранила представление о том, что они пришли издалека, являются первыми последователями, а то и родственниками Мухаммеда. В 1925 г. М.С. Андреев отмечает «исключительное положение арабов как соплеменников Пророка, ко торое должно было окружать их в глазах прочего туземного населения некоторым ореолом превосходства, и арабы в прошлом, видимо, очень держались за свои преимущества в этом отношении и при случае не прочь были их подчеркнуть» [Андреев 1925: 129]. Во время нашего пре бывания в Джейнау в 2007 г. нам пару раз довелось слышать несколько пренебрежительное слово «националы», которым отдельные предста вители арабского населения называют узбеков и таджиков (конечно, за глаза). В целом же никаких конфликтов на национальной почве в киш лаке не зафиксировано.

В представленной статье были приведены данные опроса арабов только одного кишлака. В дальнейшем хотелось бы продолжить работу и провести аналогичные опросы в арабских селениях Самаркандской и Бухарской областей и, может быть, Таджикистана (на территории ко торого также проживают потомки арабов-завоевателей) для получения более полных данных и сравнительного анализа.

Библиография:

Александренков Э.Г. «Этническое самосознание» или «этническая идентичность»? // ЭО. 1996. № 3. С. 13–22.

Андреев М.С. Некоторые результаты этнографической экспедиции в Самаркандскую область в 1921 г. Ташкент, 1925.

Баранов Д.А., Дмитриев В.А., Попова Л.Ф., Стасевич И.В., Чистякова Ж.К. Пред варительные итоги работы по опроснику «Самооценка этносом перспективности форм Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН традиционной культуры» // Изучение национального самосознания в этнографическом музее. СПб., 1998. С. 18–42.

Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М., 1983.

Бурыкина Н.Н., Измайлова М.М. Некоторые данные по языку арабов кишлака Джу гары Бухарского округа и кишлака Джейнау Кашка-Дарьинского округа Узбекской ССР // Записки коллегии востоковедов при Азиатском музее АН СССР. Л., 1930. С. 527–538.

Винников И.Н. Арабы в СССР // СЭ. 1940. IV. С. 3–22.

Винников И.Н. Арабы кишлака Джейнау. Ташкент. 1944 // СПФА РАН. Ф. 1045, оп. 1, ед. хр. 105.

Данциг Б.М. Арабы Ирака // Сер. Народы мира. Т.: Народы Передней Азии. М., 1957.

С. 506–536.

Джарылгасинова Р.Ш. Теория этнического самосознания в советской этнографиче ской науке (основные аспекты проблемы) // СЭ. 1987. № 4. С. 9–22.

Дробижева Л.М. Национальное самосознание: база формирования и социально-куль турные стимулы развития // СЭ. 1985. № 5. С. 3–16.

Козлов В.И. Проблема этнического самосознания и ее место в теории этноса // СЭ.

1974. № 2. С. 79–92.

Кондауров А.Н. Полевой дневник // ПФА РАН. 1932. Ф. 1045, оп. 4, ед. хр. 24.

Кушнер П.И. (Кнышев). Национальное самосознание как этнический определитель // КСИЭ. М.;

Л., 1949. VIII. С. 3–9.

Кушнер П.И. Этнические теории и этнические границы. М., 1951.

Прищепова В.А. Коллекции заговорили. СПб., 2000.

Резван Е.А. Коран Усмана. СПб., 2004.

Семенов А.А. К проблеме национального размежевания Средней Азии. Ташкент, 1924.

Тишков В.А.Очерки теории и политики этничности в России. М., 1997.

Токарев С.А. Проблема типов этнических общностей (к методологическим проблемам этнографии) // Вопр. филос.1964. № 11.

Широкогоров С.М. Этнос: Исследование основных принципов изменения этнических и этнографических явлений. Шанхай, 1923.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН А.Ю. Сиим АФРОБРАЗИЛЬСКАЯ КУЛЬТУРА:

ЕДИНСТВО ДУХОВНОГО И МАТЕРИАЛЬНОГО, СИНТЕЗ РЕЛИГИИ, НАУКИ И ИСКУССТВА (ПО МАТЕРИАЛАМ ЭКСПЕДИЦИИ В БРАЗИЛИЮ И СТАЖИРОВКИ В ЭТНОГРАФИЧЕСКИХ МУЗЕЯХ ФРАНЦИИ) В декабре 2007 г. состоялась экспедиция «Африканский субстрат в материальной культуре населения Бразилии», организованная ЦПСА МАЭ РАН и Консульством Анголы в Санкт-Петербурге. Исследование прошло в городе Сан-Паулу, а также в Салвадоре — столице штата Баия, более 80 % населения которого составляют потомки выходцев из Аф рики. Экспедиция работала в тесном контакте с Центром восточных и африканских исследований при Федеральном университете штата Баия, представительствами Министерства культуры Бразилии в Салвадоре и Сан-Паулу, а также с этнографическими и историческими музеями этих городов. Финансовую поддержку проекта обеспечили МАЭ РАН и Кон сульство Республики Анголы в Санкт-Петербурге. В ходе поездки было положено начало коллекции по афробразильской материальной культу ре — привезено более пятидесяти вещей. Это атрибуты афрохристиан ского культа кандомбле, боевого искусства капоэйра, предметы мест ного быта, в том числе уникальные вотивные предметы и музыкальные инструменты. Поездке в Бразилию непосредственно предшествовала стажировка-командировка Sejour Culture Musees в этнографических му зеях Франции по гранту Министерства культуры Франции.

Афробразильская тематика в музеях Франции и Бразилии Афробразильская тематика отражена в экспозициях этнографиче ских музеев мира далеко за пределами самой Бразилии. В первую оче Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН редь это Музей набережной Бранли, посвященный традиционному ис кусству Африки, Северной и Южной Америки и Океании, где в одной из витрин представлены металлическая фигура Эшу (божество-трикс тер в пантеоне народа йоруба (Респ. Бенин, Нигерия) с хвостом, рогами и трезубцем в руке, жезл божества-ориша Ошала (аналог йорубского бога-творца Олодумаре) и несколько атрибутов других божеств. Вместе с атрибутами кандомбле там экспонируются артефакты материальной культуры вуду — культа, легализованного в конституциях Республик Гаити и Бенин. Этот локус находится приблизительно между «афри канской» и «американской» частями постоянной экспозиции, которая сосредоточена в гигантском по размеру, но едином — без разделения на залы — пространстве. Это оптимальный выбор места для демонс трации креольских культур Карибского бассейна и Латинской Америки, представляющих собой амальгамные переходные формы, где европей ские, африканские и автохтонные (индейские) компоненты наклады ваются друг на друга или синтезируются. При этом в экспонируемых вещах наиболее отчетливо читаются элементы традиционной пластики (дизайна) народов йоруба и фон.

Выбор данных региональных культур кажется неслучайным: Гаити до получения независимости была французской колонией, бразильское кандомбле наравне с вуду является самым известным синкретическим культом африканского происхождения и в настоящее время основатель но изучается французскими антропологами, религиоведами и демогра фами. В Париже афробразильскую и афрокарибскую тематику можно обнаружить не только в законсервированном виде — в стенах универ сального по богатству представленного этнографического материала Музея набережной Бранли. Поскольку в Париже достаточно много им мигрантов из зоны Карибского бассейна и с Гаити, в городе имеется действующий дом культа гаитянского водун (вуду), находящийся в од ном из северных пригородов.

Временная выставка «Bresil: Heritage Africain» проходила в 2006 г.

в музее Musee Dapper — негосударственном культурном учреждении, одном из самых влиятельных центров пропаганды африканского искус ства во Франции. Благодаря мощной спонсорской поддержке этот му зей постоянно пополняет свою коллекцию первоклассными образцами классики традиционного африканского искусства путем закупок на аук ционах, публикует материалы временных выставок. В театре при музее проходят выступления актеров и музыкантов из стран Африки, ставятся спектакли. На выставке, посвященной Бразилии, были представлены предметы — маски и скульптура — из стран Африки, с территорий ко Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН торых вывозили рабов в Бразилию, и предметы культа кандомбле, про изведенные в самом Салвадоре. В целом она была построена по тому же принципу, что и постоянные экспозиции на эту тему в музеях самой Бразилии: Университетском музее Сан-Паулу, Museu Afrobrasil в Сан Паулу, Museu Afro-Brasileiro в Салвадоре.

Непосредственную параллель, иллюстрирующую преемственность в области материальной культуры, можно увидеть лишь на примере тан цевальных жезлов в виде топорика бога-громовержца Шанго народа йо руба в Нигерии и у афробразильцев в Салвадоре, а также жезлов Ошала (божества-творца мира в кандомбле) и церемониальных жезлов из горо дов-государств йоруба в Африке. Однако косвенных параллелей между африканской и афробразильской культурой, заметных как в музейном пространстве, а тем более в реальной жизни, гораздо больше.

Во Франции развивается также целый ряд проектов по налажива нию научно-культурных связей между странами Африки (лузофонными либо бывшими заморскими территориями Франции) и самой Бразили ей. Они призваны объединить государственные и негосударственные культурные учреждения.

Ввиду сильнейшего африканского влияния на культурную и духов ную жизнь Бразилии, а также определенного пересмотра точек зрения на историю в духе современной политкорректности и в силу некоторых объективных факторов (более половины населения страны имеют афро бразильские гены) музеи, связанные с африканской тематикой, играют в Бразилии особую роль. В этой области осуществляются крупномасш табные проекты, реализуются и применяются новые концепции. Museu Afro-Brasileiro (Салвадор) и особенно недавно открывшийся крупней ший по масштабности и характеру подачи материала Museu Afrobrasil (Сан-Паулу) демонстрируют примеры альтернативного осмысления ис тории и принципиально нового комплексного музееведческого подхода, объединяющего этнографический и культурно-исторический аспекты.

Африканские этнографические материалы экспонируются в ряде других крупных музеев — Музее португальского языка (Museu da Lingua Portuguesa) и Музее иммиграции (Memorial do Imigrante). В от личие от европейских и североамериканских этнографических музеев и экспозиций с африканским искусством в Бразилии африканские матери алы и родственные им афробразильские подаются не в этнографическо экзотическом ключе, а в культурно-историческом — в контексте собс твенной истории, как ее артефакты. Классический музей этнографии здесь воспринимается как «колониальный музей». «Ваш музей — ко лониальный?» — именно так прозвучал первый вопрос куратора экспо Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН зиции Museu Afro-Bresileiro в Салвадоре в ответ на мое представление.

В Бразилии этот термин давно в ходу, равно как и точка зрения, согласно которой каждый европейский музей, демонстрирующий этнографичес кие материалы (при любом принципе и концепции их подачи), обречен быть музеем колониальным, а благие намерения стимулировать диалог культур на деле оказываются фикцией.

В европейском этнографическом музееведении подобная позиция была озвучена в книге известного французского антрополога (работаю щего в Бразилии) Б. д’Этуаля «Вкус Других. О колониальной экспозиции первичных искусств» (B. d’Estoile «Le Gout des Autres. De l’Exposition Coloniale aux Arts Premiers», 2007). Она стала «реформаторской Библией»

музееведов-этнографов как знак реакции на открытие бывшим прези дентом Франции Ж. Шираком Музея искусства Африки, Азии, Океании, Северной и Южной Америки Quai Branly, вызвавшего противоречивый резонанс в научно-интеллектуальных кругах.

Афробразильская культура: единство духовного и материального, история формирования, история изучения, место в контексте современной культурной политики Штат Баия (Bahia) занимает первое место по количеству и плотности населения африканского происхождения за пределами африканского кон тинента. При общем количестве населения около 14 млн 63,2 % — пардос (потомки смешанных браков европейцев, африканцев и местного индейс кого населения) и 15,7 % — негрос (чисто африканского происхождения).

Таковы данные за 2007 г. от IBGE (Институт географии и статистики Бра зилии). Население столицы штата — города Салвадор — в 2007 г. состав ляло 3416 тыс. чел. Из них 54,9 % — пардос и 28,4 % — негрос. Таким образом, более 80 % жителей — афробразильцы.

Афробразильцы — категория самосознания, внутри их общества процентное соотношение африканской и какой-либо другой крови не является определяющим фактором, тем более что оно в точности изве стно далеко не в каждом случае. Да и разделение на негрос (черные) и пардос (серовато-коричневые) весьма относительно и связано с цветом кожи (это в большой степени рудимент прошлого, рабовладельческого периода). Афробразильская общность — прежде всего историко-куль турно-языковая. В течение трех веков (институт рабовладения был от менен в 1888 г.) в Бразилию было вывезено около 5 млн рабов из не скольких регионов Африки (для сравнения: на территорию США в эпо Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН ху работорговли вывезено около 750 тыс. рабов). Как говорил один из собеседников, «вся Бразилия построена на крови африканских рабов».

Одна из цементирующих основ общества — синкретический афрохрис тианский культ кандомбле — культ предков, названия разновидностей которого подразделяются именно по этническому принципу. В терми нах самих афробразильцев — nacoes (народы): жеже-наго, йоруба-кету, конго-ангола.

Для носителей этой культуры это прежде всего культурно-этниче ская идентификация. В этих названиях смешиваются и пересекаются как этнические, так и языковые и географические определения, и это следствие маргинальности носителей афробразильской культуры по от ношению к самой Африке. В практике работорговли фигурировавшие в именах рабов топонимы часто указывали на места их покупки, а не на места их происхождения. Между тем многие афробразильцы помнят свою генеалогию вплоть до поколений, живших в Африке.

Духовная основа жизни афробразильцев — синкретические (аф рохристианские) культы, сочетающие католичество и поклонение предкам и божествам африканского происхождения. В Бразилии, как и практически во всех районах Северной и Южной Америки, где рабы из Африки жили в христианской среде переселенцев из Европы, возникали культы, маскировавшие свои объекты почитания и ритуалы под христи анские во избежание преследований со стороны властей. Среди культур разных народов Африки, пустивших свои корни за пределами Черно го континента, было влияние культуры группы народов, говорящих на языке йоруба (современные Бенин и Нигерия), представители которых были переселены в Америку в эпоху рабовладения. Сложный и развет вленный комплекс их верований и ритуальных практик, включающий космогонические представления и пантеон божеств, оказался мощной и жизнеспособной системой, которая вступила в отношения симбиоза с христианской культурой, результатом чего и стали синкретические культы.

В Салвадоре наиболее развит культ кандомбле. Последователи кан домбле воспринимают себя как povo de santo (люди святого) и причисля ют себя к определенным региональным течениям, которые различаются прежде всего по именам и функциям божеств пантеона, музыкальному языку ритуальных барабанных ритмов и сакральному языку. Это кету (язык йоруба), жеже (язык фон), банту, или ангола, (языки киконго и кимбунду);

существует еще ряд течений, в названии которых не отраже но историческое происхождение. Однако эти дефиниции не являются в полной мере названиями этнических, а также этноконфессиональных Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН или этнокультурных объединений. Дело в том, что для выходца из Аф рики не всегда можно в точности проследить этническое происхожде ние. На это ясно указывает и тот факт, что за самоназвание группы в Бразилии берется понятие, которое в самой Африке будет либо ее на званием со стороны, либо названием ее субэтноса, либо относиться к другой этнической группе (тем более что имеет место несовпадение на званий самой группы и языка).

К этому явлению отчасти подходит определение «псевдоэтнос», однако данное «псевдоэтническое» понятие распространяется на при надлежность к культу и сакральный язык. Между тем стоит учиты вать, что для последователей и исследователей кандомбле — это не столько религия, сколько культ предков, а подобное отношение сти мулирует формирование этногенетических тенденций, характерным свидетельством чего являются активные контакты отдельных групп с соответствующими регионами Африки под лозунгом восстановления исторических корней.

Так или иначе кандомбле (а часто ради упрощения это понятие ста новится собирательным и для других синкретических культов) — за метный и доминирующий элемент духовной жизни афробразильцев и Бразилии в целом. Интеллектуально-творческая элита Бразилии ока зывается сосредоточенной вокруг Салвадора: бывший министр куль туры Жилберто Жил — последователь кандомбле, родом из Салвадо ра, так же как и самый знаменитый поэт и певец страны Каэтано Вело со. Действие большинства романов наиболее известного за пределами страны бразильского писателя Жоржи Амаду происходит в Салвадоре:

в своем характерном жанре мистического реализма автор мифологизи рует и мистифицирует городское пространство, и элементы кандомбле играют здесь важную роль. Впрочем, эффект присутствия мистическо го элемента возникает для читателя, находящегося по ту сторону этой среды. Для автора и местной читательской аудитории это в самом деле дословное описание объективно наличествующих реалий.

Мистический реализм и сближает произведения Ж. Амаду с текста ми наиболее известных африканских писателей — нобелевского лауреа та В. Шойинки и А. Тутуолы, нигерийцев йорубского происхождения, в книгах которых культы ифа-ориша занимают важное место. Сам не являясь последователем кандомбле, Ж. Амаду художественными сред ствами передает синкретическое мироощущение, точнее — то, как оно проникает даже в сознание тех, кто изначально ему несопричастен. Если на территории города, где около тысячи террейро (домов отправления культа), во время ритуальных праздников (каждые выходные) доволь Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН но большое количество людей входят в измененное состояние сознания (транс в момент вселения божества) в присутствии огромного скопле ния народа (достигнуть такого состояния либо стать свидетелем данной сцены считается желательным) — это важный фактор восприятия. Он создает мистический вектор в стереотипе отношения извне.

Большинство террейро — официально зарегистрированные рели гиозно-культурные организации. Они имеют офисы и свидетельства об учреждении, некоторые из них нанесены на городскую карту как до стопримечательности, при них даже работают небольшие музеи, где в основном излагается их собственная история. Одежда жриц культа, посвящаемых и посвященных членов общины — это одежда баианас да сайа — афробразильянок XVIII–XIX веков, своего рода традиционный костюм, ношение которого пропагандируют действующие в Баие орга низации по возрождению и сохранению афробразильского наследия.

Таким образом мистика становится легитимизированной, доступной и открытой внешнему миру и даже рекламируемой.

В представлении многих бразильцев неафриканского происхождения из других штатов Салвадор — определенно мистическое пространство, центр особой религиозной культуры. Многие жители Салвадора неаф риканского происхождения (потомки ирландских или португальских иммигрантов во втором-третьем поколении) воспринимают кандомбле в несколько негативном свете — с опасением, тем самым по умолчанию подтверждая присутствие мистической атмосферы и перенимая данную картину мира. В рамках стереотипа внешнего восприятия кухня Бра зилии — прежде всего баиянская кухня, всецело сформированная под африканским влиянием и во многом повторяющая ритуальные рецепты божеств кандомбле, во всяком случае — совпадающая с ними.

Самый простой пример. В интерьере бразильского ресторана в Па риже помимо фотографий с карнавала в Рио-де-Жанейро — коллажи с изображениями божеств из пантеона кандомбле, персонажей из аф робразильской истории Салвадора, баиянок в характерных костюмах.

Здесь подаются блюда баиянской кухни, оформленные как ритуальные блюда на праздниках кандомбле.

Визуальные образы кандомбле стали экспортными символами бра зильской культуры, завоевывающими влияние и популярность в совре менном мире, особенно в субкультурах. Объяснить это можно общим интересом к эзотерической тематике, а также эклектическим характе ром, присущим культуре эпохи постмодерна в целом, в результате чего эклектичное по своей сути кандомбле легко укладывается в настроен ную на эклектику матрицу сознания. В Интернете уже существуют рус Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН скоязычные сайты с подробной информацией (в основном переводной) о божествах бразильского кандомбле, также имеется община, члены которой прошли посвящение у жрецов йорубских культов в Нигерии (правда, связана она с афробразильской тематикой лишь косвенно).

Как мне видится, в России интерес к кандомбле отчасти связан с рас тущим интересом к капоэйре — боевому искусству афробразильского происхождения, сочетающему элементы борьбы, танца и акробатики, родиной которого также является Салвадор. В настоящее время в горо дах нашей страны много школ капоэйры, в некоторых из них преподают приглашенные мастера (местре) из Бразилии. Изначально капоэйра не связана с кандомбле, она не возникала на его основе, это просто система приемов защиты и нападения, движения которой в мирной обстановке могут использоваться как танцевальные. Однако, во-первых, лица, прак тиковавшие капоэйру, были, как правило, последователями кандомбле или принадлежали к их среде;

во-вторых, многие слова и выражения африканского происхождения, связанные с кандомбле, но употребляе мые в метафорическом и несколько профанном смысле, присутствуют в текстах песен, сопровождающих поединки капоэйристов. Да и рода (круг) — собрание капоэристов с шуточными поединками под песни и музыкальное сопровождение на говорящих барабанах и других инстру ментах африканского происхождения (колокола эгого почти в точности повторяют форму ритуальных колоколов в регионе Нижней Гвинеи и используются на церемониях кандомбле) — носит игровой и развлека тельный характер, но содержит элементы обряда. Таким образом, в от рыве от исконной среды возникает обратная тенденция — определенная сакрализация и мистическая романтизация капоэйры — возможно, по аналогии с восточными боевыми искусствами, за которыми обычно сто ят религиозно-философские практики.

В европейских интеллектуальных кругах интерес к кандомбле и аф робразильской культуре был вызван благодаря деятельности жившего в Бразилии французского исследователя Пьера Верже, фонд которого находится в Салвадоре. Он одним из первых сформулировал афробра зильский культурный феномен, сначала на языке визуальных образов, будучи автором десятков тысяч фотографий, сделанных в странах Аф рики и городах Бразилии и выявляющих культурные параллели, затем в научном формате, написав несколько научных трудов о кандомбле и африканско-бразильском культурном родстве.

Для носителей афробразильской культуры П. Верже, прошедший посвящение у йоруба в Бенине и принявший после инициации афри канское имя, — культовая фигура, давно ставшая персонажем городско Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН го фольклора. О таких говорят: «Он знал о нас больше, чем мы сами».

Именно Верже способствовал, выражаясь современным языком, пиару кандомбле на Западе, в результате чего афробразильский феномен попал в контекст западной культурологической и философской мысли. Это в некоторой степени напоминает знаменитую реконструкцию мифологии народа догон (Мали), проведенную французским ученым М. Гриолем и его школой.

Террейро кандомбле в Салвадоре посещал и Ж.-П. Сартр, а ита льянский философ и писатель У. Эко в своем знаменитом романе об эзотерическом знании и всемирном заговоре тайных обществ «Маят ник Фуко» вплетает подробные описания ритуалов кандомбле в сюжет повествования.

В университетской среде крупных городов Бразилии ведутся иссле дования по кандомбле, его изучают как феномен неоязычества и как жи вую архаику. Поскольку пантеон божеств и мифология йоруба весьма систематичен — и при большом количестве вариаций имен отдельных божеств ориша он имеет постоянное ядро, — часто проводятся парал лели между кандомбле и ритуальной культурой Античности, Древнего Египта, Месопотамии. Существуют теории, доказывающие их прямую преемственность и мифологизирующие историю кандомбле.

В общинах кандомбле, как мне показалось, в целом внимание со стороны науки приветствуется как благоприятный фактор, поддержи вающий и повышающий общественный статус культа. Можно без пре увеличения утверждать, что на эксплуатации образов и материальной культуры культа кандомбле держится большая часть сувенирной индус трии города Салвадор. И в этом смысле кандомбле воспринимается как факт культуры постмодерна. И все же, как утверждают последователи и исследователи кандомбле (часто две эти ипостаси, «субъект» и «объект»

исследования, воплощаются в одном лице), за театральными, по своей сути, элементами внешних светских проявлений стоит недоступная не посвященным система семейных и социальных связей, которая и обес печивает жизнеспособность и влиятельность культа.

Салвадор (полное название — Сан-Салвадор да Баия де Тодос ос Сан тос) имеет ряд эпитетов: Capital de Allegria (Столица радости — в связи с карнавальной атмосферой), а также Черный Рим и Черный Ватикан.

Два последних указывают на африканское происхождение большинства населения и объясняются тем, что именно в Салвадоре — первой сто лице Бразилии — находилась резиденция архиепископа и влиятельная школа иезуитов, в результате чего шла активная застройка города куль товыми зданиями (более 350 церквей), откуда еще один эпитет — «Го Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН род тысячи церквей». В настоящее время эпитеты сохраняются, однако часто имеет место перенос их значения.

Салвадор — важный религиозный центр в другом смысле. Это исто рическая родина и центр культа кандомбле. Кстати, с гордостью произне сенное выражение «Черный Ватикан» было услышано из уст служителя дома кандомбле, одного из многочисленных белых бразильцев, ставших последователями культа. Формально большинство последователей кан домбле — католики и государственная религия Бразилии — католиче ство. Однако если в прошлом католический антураж был необходим для маскировки культов предков, результатом чего стал синкретизм, то в на стоящее время, несмотря на сохранение образов христианских святых и формальную принадлежность к конфессии, идет активное продвижение «языческой» составляющей, в некоторых случаях — даже африканский пуризм.

В городе работают институты культурного обмена со странами Аф рики — Дом Бенина, Дом Анголы, Дом Нигерии. Там проводятся кон ференции, выставки традиционного африканского искусства, а глав ное — работают курсы африканских языков — йоруба и кимбунду, явля ющихся своего рода «литургическими» языками кандомбле. Возможно, такого рода африканский ренессанс связан с деятельностью бывшего министра культуры Бразилии Жилберто Жиля, выходца из Салвадора и последователя кандомбле.

При всем усилении влияния кандомбле и его популяризации, в от личие от Гаити, где афрохристианский культ вуду был объявлен госу дарственной религией одним из президентов (Ж. Аристидом), в отно шении кандомбле таких тенденций не наблюдается. Как говорят сами последователи, кандомбле не религия, а культ, точнее культ предков, у него слишком много вариаций, чтобы быть унифицированным для соответствия понятию «государственная религия». Тем не менее имеет место определенная конкуренция между домами (об этом подробнее далее), борьба за признание со стороны властей. То есть наблюдаются процессы, которые на практике способствуют закреплению канони ческого статуса за одной из вариаций и сопутствуют эволюции культа в религию.

Афробразильский элемент в католичестве Приверженцы кандомбле формально являются католиками. Многие из них носят маленькие нательные образки с изображением святых, со Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН ответствующих их личным божествам. Литургия в церквях носит стан дартный характер. Отчетливый акцент на афробразильской тематике за метен, пожалуй, лишь в Igreja Rosrio dos Pretos Negros de Salvador Bahia (Церковь молитвы черных священников). Это первая католическая цер ковь, построенная специально для выходцев с африканского континен та, она расположена в сердце исторического центра города Пелоуриньо.

Архитектурный ландшафт с Церковью черных — самый известный из городских видов, визитная карточка города.

В музее при церкви представлены портреты священников за всю ис торию существования храма и собраны изображения разных черноко жих святых. Это Святая Ифигения (Santa Egenia), Святая Жозефина (Santa Josena Bakhita) и Святой Бенедикт (Sao Benedito), Святой Мар тиньо (Sao Martinho de Forros), Santo Antonio da Categero. Здесь же стоят гипсовые копии статуй так называемых «черных мадонн», изначально не имевших отношения к Африке, но почитаемых в католическом мире:

Богоматерь Монтсерратская (Nossa Senhora do Monte Serrat) из монас тыря в Испании, Богоматерь Лоретская (Nossa Senhora de Loreto) из ита льянского города Лорето, где, по преданию, провела свои последние дни и скончалась Дева Мария, небесная покровительница Бразилии Nossa Senhora Aparecida.

Есть и более современные образы из области афрохристианских ре лигий: обобщенные образы Черного Христа и Марии — Богоматерь Аф риканская (Nossa Senhora da Africa) и черный Младенец Иисус в яслях (Menino Jesus Negro na Manjedoura). Здесь и Господь Иисус Растафари анский (Bom Jesus dos Passos Rastafari), так как Иисус Христос, не явля ясь ключевой фигурой в растафарианстве, почитается там как мученик праведник. Важное место занимает исторический персонаж XVIII в. — местная святая мученица — рабыня Анастасия (Escrava Anastacia), каз ненная за неподчинение хозяевам. Она изображена с маской на лице (та кие маски надевали рабам в качестве кляпа);

это соответствует традиции изображения святых страстотерпцев с атрибутами мученичества.

В музее представлены несколько изображений Святой Сары Кали (Santa Sara de Kalli), считающейся единственной причисленной к лику святых цыганкой, культ которой распространен на юге Франции. В круг афробразильских святых она вписана в связи с темным цветом кожи, а также потому, что в связанных с ней житийных сюжетах она предстает как служанка, спасшая с риском для собственной жизни свою госпожу Св. Марию Иаковлеву. Это ассоциация с африканской тематикой (тем более что Св. Сара жила в Египте), а также с темой рабства (святая слу жанка, святая рабыня).

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Помимо изображений конкретных персоналий в качестве декоратив ного фона представлены фигуры чернокожих ангелов-хранителей (Anjo da Guarda) — упрощенные раскрашенные изображения ангелов в виде крылатых младенцев, детей и женщин. Подобные образы, которые в ев ропейской традиции часто используются в религиозной живописи в ка честве элементов лепного декора в убранстве барочных церквей, — эле мент популярно-массовой католической культуры в афробразильском варианте.

Аллюзией на африканскую тематику служит экспонат Rosrio de Buzios (четки из раковин каури). В кандомбле каури используются в га даниях (jogo de buzios, jogo de Exu — игра в каури, игра Эшу), аналоге йорубского прорицания ифа (рис. 1). В данном пространстве экспонат соотносится с названием церкви — Розарио дос Негрос (розарио — сами четки и набор молитв в определенной последовательности).

Эта попытка связать воедино все так или иначе относящееся к Чер ной Африке и афробразильской традиции в области католической ико нографии соответствует исторической специфике данной церкви, пост роенной как «храм черных». Аналогичные фигуры — деревянные или гипсовые — стоят на домашних алтарях в террейро кандомбле или до Рис. 1. Предметы для традиционного гадания ифа.

Салвадор, 2007 г. Фото автора Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН мах местных жителей наряду с изображениями белых святых, мадонн и Иисуса. Более того, ориша — божествам африканского происхождения в пантеоне кандомбле — соответствуют, как правило, белые святые.

Алтарь в террейро обычно расположен при входе, в засвидетельство ванных мною случаях фигуры помещены в нишу в стене. Вероятно, в прошлом, в период конспирации культа, на таких алтарях при входе устанавливали «христианские» фигуры как бы для маскировки, чтобы в случае проникновения посторонних создавалось впечатление, что во внутренних помещениях, скажем так, находятся «нормальные» католи ки и не происходит ничего крамольного. В то же время фигуры католи ческих святых как персонажи афробразильского культа воспринимались как привратные обереги.

Несколько подобных фигур: деревянные статуи Св. Лазаря, Св. Ан тония Падуанского с младенцем Иисусом на руках и Nossa Senhora Presencao (съемная фигура младенца утрачена) и гипсовые фигуры Козь мы и Дамиана, Святой Сары, Nossa Senhora Aparecida — привезены в дар МАЭ РАН. Также были приобретены образцы местных экс-вото — вотивных фигурок из серебра в виде определенных частей тела, которые помещаются в специальных реликвариях в католических храмах в знак благодарности за исцеление соответствующих органов. При главном со боре Салвадора (Nosso Senhor do Bonm) существует музей экс-вото.

Главный сувенирный символ города — так называемая фига — сжатая в кулак рука;

этот образ восходит к католическим экс-вото.

Дома кандомбле В Салвадоре насчитывается около тысячи домов кандомбле, назы ваемых casa («дом»), terreiro («двор», «площадь»), а также ile axe («дом (присутствия позитивной духовной) энергии»). Внутренняя организа ция домов имеет иерархическую структуру, выраженную в названиях наподобие терминов родства. Во главе каждого дома стоят так называ емые mae de santo и pai de santo (матери и отцы «святых», то есть бо жеств пантеона). Эти названия — португальская калька с языка йоруба iyalorixa («мать божества») и babalorixa («отец божества»).

Как показывает документированная история наиболее старых до мов, изначально в роли «жриц», «распорядительниц ритуала» выступа ли женщины. Это отчасти объясняется особенностями распределения обязанностей в среде рабов в колониальном обществе, где ответствен ными за передачу культурных и сакральных традиций из поколения в Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН поколение становились женщины, в то время как мужчины были заня ты в производственной сфере. Традиционно положение матери святого выше, чем его отца. Однако в современных условиях в некоторых домах кандомбле это может быть наоборот.

Среднее звено иерархии составляют младшие жрецы — иници ированные последователи культа, lhos de santo («сыновья святого») и lhas de santo («дочери святого»). Они воспринимаются так же, как духовные дочери по отношению к матери святого либо как сыновья по отношению к отцу святого. Их посвящению предшествует долгое, порой многолетнее обучение культовым практикам. Кандидатов в пос вященные назначают старшие жрецы, руководствуясь благословением святых. Глава дома переизбирается посмертно из числа дочерей (или сыновей) святого.

Утверждение, что культ кандомбле в качестве своеобразной рели гии сопротивления начал развиваться с начала существования города и появления африканских рабов, в строгом историческом смысле, ко нечно же, ретроспективная мифологизация. Исторические документы позволяют проследить историю кандомбле в его нынешнем виде лишь на протяжении чуть более столетия. Именно столько насчитывает исто рия Иле Аше Ийа Нассо Ока или Каза Бранка (Белый Дом), старейшего в Салвадоре центра кандомбле кету. Считается, что священные тексты на языке йоруба для призыва божеств во время церемоний долгое время произносились жрецами без понимания смысла. И только в последнее время начались исследования по их расшифровке, равно как целенап равленное изучение языка йоруба в среде приверженцев культа.

Язык ритуальных песнопений считается, с одной стороны, утрачен ным в качестве разговорного и потому искаженным, с другой — закон сервированной формой старого йоруба, искомой формой реконструкции.

Традиции записи текстов не существовало, фиксацией устной традиции начали заниматься сравнительно недавно. Характерная для кандомбле материальная культура, судя по всему, довольно позднее явление. Во всяком случае ритуальных предметов кандомбле раннего периода (до начала XX в.) не сохранилось, так как сами культы строго преследова лись властями, результатом чего и могли стать, собственно, элементы синкретизма и появление персоналий католических святых в образной системе.

Кстати, в текстах упоминаний святых практически не встречается.

Ритуальные тексты, разумеется, интересны для лингвистической ре конструкции, но для адекватного восприятия феномена кандомбле это лишь один из компонентов целого наряду с музыкальным сопровожде Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН нием (исследование по реконструкции — прерогатива этномузыковеде ния), церемониальным сценарием, спецификой родственных и социаль ных отношений и иерархии внутри конкретного объединения людей.

Ритуальные праздники кандомбле:

этикет, сценарий, интерьеры, облачение, кухня, предметы В ходе пребывания в Салвадоре удалось побывать на церемониях в двух домах кандомбле — в небольшом террейро Иле Аше Деваледже на празднике в честь ориша Йансан, женского божества охоты и ветров (рис. 2), и в Каза Бранка, одном из крупнейших и старейших в городе террейро, на празднике в честь ориша Ошун — женского божества рек (изначально божество реки Ошун в Нигерии и любви — наподобие гре ческой Афродиты). Оба принадлежат направлению кету (йоруба). Так же состоялись посещения так называемых афоше и блоко африко — об рядово-развлекательных организаций, в которых проходят церемонии с музыкально-танцевальным сопровождением наподобие кандомбле, Рис. 2. Праздник в честь божества-ориша Йансан.

Салвадор, 2007 г. Фото автора Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН присутствуют изображения католических святых и божеств ориша, де лаются подношения в виде еды и напитков, но нет института инициа ции. Состоялось знакомство с традиционной системой гадания жого де бузьос, имитирующей йорубское гадание ифа, а также определение лич ных божеств в авторитетном террейро Меи Менининьа де Гантуа.

В Иле Аше Деваледже удалось заснять ряд моментов церемонии.

Сами представители общины фотографируют церемонию камерами, встроенными в мобильный телефон, на память. Дать разрешение пос тороннему на фотографирование или нет — ситуативное решение. Мне разрешили съемку благодаря доброжелательным отношениям со знако мой семьей, принадлежавшей к общине, а также в результате личной просьбы университетского профессора, специалиста по кандомбле, со провождавшего меня на празднике. В Каза Бранка висят таблички «фо тографировать запрещено». С точки зрения этики, нет желания нарушать установленные общие правила. Однако в Каза Бранка (это историческая достопримечательность) постоянно ведутся фотосъемки для альбомов, там снимают документальные фильмы и даже, как мне сказали, сцены из сериалов. Представляется, что подобные ограничения — следствие определенной конъюнктуры;

они вводятся для формального сохранения статуса старейшего традиционного дома со строгим соблюдением пра вил ритуального этикета.

Между тем ради той же конъюнктуры в церемониал вводятся дета ли, на первый взгляд не имеющие отношения к традиции. Например, во время праздника в честь Ошун ожидали визита губернатора, поэтому приготовления были особенно тщательными. Для создания особо тор жественной обстановки помимо пения и традиционных ритуальных инструментов — трех говорящих барабанов и колоколов эгого, игра на которых не просто ритмический фон, но набор текстовых посланий на нескольких языках, специально приглашенные музыканты играли на духовых инструментах в сопровождении ритуальных барабанов тор жественные марши. Это новшество вызвало удивление и недоумение сопровождавших меня на празднике представителей комитета по куль туре штата, которые сами принадлежат к другим домам кандомбле и, судя по разговорам, понимают, что на уровне материальной культуры и церемониального антуража кандомбле изначально открыта влияниям и тенденциям модернизации, но считают подобные новшества излишни ми и слишком популяризаторскими.

Обычно террейро — помещение со свободным пространством по середине, где происходит действо. Участники церемонии движутся по кругу. Места для участников-наблюдателей — по краям вдоль стен. Тро Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН ны божеств могут быть расставлены в центре, вокруг столба, подпира ющего потолок, как в каза Бранка, — тогда участники исполняют танец вокруг них, либо на подиуме вдоль стены, как в Иле Аше Деваледже.

Они обиты тканями в соответствии с цветовой символикой божеств и обычно сделаны в псевдобарочном стиле. Вероятно, в более ранний исторический период такая мебель считалась атрибутом престижа. Это также напоминает старинные троны африканских правителей и вож дей из областей, издавна активно контактировавших с португальцами и другими европейцами. Их делали местные резчики, заимствуя черты европейской барочной мебели и украшая рельефами и орнаментом в аф риканском стиле. На салвадорских тронах, которые делают по особым заказам в специальных мастерских, часто вырезаны атрибуты божеств ориша. В одном из соседних помещений находится трапезная, где после окончания праздника вкушают ритуальные блюда.

Сценарий праздника состоит из нескольких частей. Церемонии предшествуют приготовления ритуальных блюд и церемониальных одеяний. Ассортимент блюд зависит от того, кому из божеств посвящен праздник. Действо начинается, когда под звуки ритуальных барабанов выходят старшие и младшие жрецы и лица, проходящие посвящение, в ритуальном облачении, повторяющем по стилю платья по европей ской колониальной моде XVIII–XIX веков из кружевной ткани с пыш ными юбками с кринолином. У жриц — головные уборы по моде того же периода, повторяющие головные повязки наподобие тюрбанов, ха рактерные для женского костюма в Западной Африке. У большинства пришедших на церемонию бусы с цветовой символикой определенного божества. Такие же длинные бусы и язык цветов — параллель с культу рой йоруба.

Участники церемонии приветствуют друг друга особыми жестами и движутся по кругу, иногда некоторые из них меняют траекторию движе ния, перемещаясь в центр. Движения сопровождаются ритмом ударных инструментов и пением всех присутствующих (на языке йоруба). Это последовательные обращения ко всем божествам. Ритм меняется при переходе от одного божества к другому. Эта часть может продолжаться довольно долгое время, пока центральное божество данного праздника и, возможно, другие божества не будут приняты кем-либо из жриц и жрецов — внешне это выглядит как впадение в транс.

Вторая часть — выход преображенной жрицы в одеянии божества с одним из ритуальных блюд и ритуальными благовонными растения ми. Еду раздают зрителям, воду с благовониями разбрызгивают вокруг.

Третья часть — выход остальных жрецов, некоторые из которых также Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Рис. 3. Шествие божеств-ориша. Салвадор, 2007 г. Фото автора преобразились в божеств (рис. 3). В ходе танца они могут приближаться к зрителям и соприкасаться с ними особыми жестами в знак привет ствия. Зрители держат ладони особым образом, как бы воспринимая исходящую от божеств позитивную энергию. Этот жест унаследован из йорубских ритуальных практик (по виду он копирует жест бенинской бронзовой фигуры в коллекции и на постоянной экспозиции «Африка»


МАЭ РАН).

Неотъемлемая часть ритуального костюма ориша — завеса для лица, либо ниспадающие растительные волокна (Ошосси), либо сетка наподо бие вуали, сплетенная из бисера определенного цвета в соответствии с цветовой символикой божества (Ошала, Йеманджа, Йансан, Ошун и др.).

В традиции йоруба правитель являлся сакральной фигурой, воплощени ем божества, в связи с чем его никому нельзя видеть, поэтому его лицо также завешено подобной сеткой из бисера. Практически на каждом празднике в транс впадают и зрители. По окончании праздника — обыч но за полночь — участники и зрители собираются на совместной трапе зе. Некоторые образцы атрибутов божеств, аналогичные используемым на церемониях, были получены в дар для МАЭ РАН.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Культовая тематика в светском преломлении в городском пространстве, сфере образования и сфере услуг Изображения символов и атрибутов кандомбле присутствуют посто янно и повсеместно и в светских сферах. Ритуальное облачение, изоб ражения божеств и святых доступны в специализированных лавках.

Статуи святых, фигуры в костюмах божеств и резные скульптуры с их изображениями продаются в магазинах ритуальных предметов, лавках знахарей-травников, художественных салонах, сувенирных магазинах и на базарах. То же относится и к амулетам, связанным с божествами и их отдельными атрибутами.

Эта продукция ориентирована отнюдь не только на туристов, но и на местных жителей, которые в больших количествах помещают эти пред меты в своих домах и на работе. Приходилось видеть, как в офисах вы сокопоставленных чиновников, последователей кандомбле, стоят сим волы их личных божеств. Символы ориша можно увидеть на фигурных металлических решетках в городских парках, их изображения присут ствуют на многочисленных молодежных стенных граффити. Памятники в виде русалки (сирены) — распространенный вариант изображения ма тери всех ориша, богини океана Иеманджи — украшают городские пло щади. Имена богов и богинь часто присутствуют в названиях гостиниц, ресторанов, магазинов, художественных салонов. Определенные святые и божества считаются покровителями того или иного вида бизнеса.

В Салвадоре и Сан-Пауло издается ряд учебно-информационных периодических изданий на тему кандомбле и других синкретических религий Бразилии, в Салвадоре действуют фонды и просветительские организации по сохранению афробразильского культурного наследия.

Преподавание истории афробразильской культуры и литературы входит в школьную программу.

В Салвадоре множество частных художественных галерей современ ного искусства, и практически все из них носят подназвание типа «гале рея африканского искусства» (Arte Africana) ввиду того, что там могут быть представлены картины с изображением жанровых сцен с участием афробразильцев, живопись и скульптура на темы кандомбле, местные имитации «классических» образцов традиционной африканской круг лой скульптуры. Это характерно как для искусства на продажу, так и для более серьезного искусства, ориентированного на музеи и элитную публику.

Афробразильская тематика постоянно присутствует в образном дискурсе в творчестве местных художников. В ходе пребывания в Сал Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН вадоре я была приглашена на выставку признанной в Бразилии мест ной художницы Барбары Тэрсии, посвященную 90-летнему юбилею Местре Диди. Это культовая фигура в среде местных деятелей искус ства и авторитетный жрец кандомбле;

о нем пишет в своих романах Ж. Амаду. В произведениях художницы красной нитью проходят об разы кандомбле.

Помимо непосредственно афробразильского музея (Museu Afro Bresileiro) африканская тематика представлена в ряде других важных городских музеев. Благодаря деятельности упомянутого выше П. Верже в Салвадоре сформировалась своя школа этнографической фотографии.

В нескольких подобных студиях, где я побывала с рабочим визитом, удалось увидеть крупные архивы фотографий с церемоний кандомбле и других синкретических культов Бразилии.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В.А. Кисель НОВЫЕ ОТКРЫТИЯ НА ВАВИЛИНСКОМ ЗАТОНЕ В ТУВЕ (лето 2008 г.) Тувинская археолого-этнографическая экспедиция МАЭ РАН (ТАЭЭ) посвятила полевой сезон 2008 г. исследованиям Пий-Хем ского кожууна Республики Тыва. Работы осуществлялись совместно с Центрально-Азиатской археологической экспедицией Гос. Эрмита жа. Основное внимание было уделено пригородному району столицы Тувы — Кызылу. Эта территория, ограниченная Бий-Хемом (Большой Енисей), называется местными жителями Вавилинским Затоном. Здесь на площади в несколько километров тянутся цепочки разновременных погребальных и поминальных памятников. С 1990 г. эти могильники, получившие наименование «Догээ-Баары 1 и 2», ускоренными тем пами изучаются археологами, поскольку хозяйственная деятельность дачных и фермерских хозяйств ведет к их планомерному уничтоже нию [Чугунов 1994;

1996;

1999;

2007;

Панкова, Хаврин 2002;

Нико лаев, Хаврин 2004;

Николаев, Хаврин, Кисель 2003]. Еще двадцать лет назад над степными террасами Вавилинского Затона возвышалось множество каменных курганов, стояли ряды вертикально врытых ва лунов-балбалов, из земли проступали круги «восьмикаменников». На сегодняшний день большая часть территории запахана, застроена про мышленными, хозяйственными и жилыми сооружениями, покрыта ку чами шлака и бытового мусора.

Главной задачей ТАЭЭ стали спасательные раскопки кургана 3 мо гильника Догээ-Баары 11. Этот объект располагался на поле сельскохо зяйственного кооператива «Феникс». Год назад отчетливо просматри вался каменный панцирь памятника, но к началу лета 2008 г. объект уже никак не выделялся на фоне земли. Более того, на его месте была проло жена поливная труба (рис. 1).

Автор благодарит участников экспедиции, на которых легли основные трудности раскопок: М.Б. Теплицкую, И.В. Чекулаеву и С.В. Хаврина.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Рис. 1. Курган 3 могильника Догээ-Баары 1, уничтоженный распашкой.

2008 г. Фото автора Рис. 2. Погребение в срубе. 2008 г. Фото автора Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Прокопанная археологами траншея позволила обнаружить остатки грунтовой курганной насыпи. По ее краю проходил ровик шириной в полтора метра и глубиной до полуметра. Вероятно, некогда курган имел диаметр пятнадцать метров. В центре погребального сооружения располагалась подквадратная могильная яма (длина стороны 3 м). Ее углы были ориентированы с небольшим смещением по сторонам света.

Строители кургана выкопали яму в аллювиальных отложениях, состояв ших из суглинка и плотно слежавшегося галечника. Они остановились только на глубине четырех метров, дойдя до супеси, после чего выров няли дно ямы, кое-где подсыпав глины.

Перекрытие могилы представляло собой раму, сложенную из массив ных лиственничных бревен, скрепленных шиповым соединением. В раме была вырублена ступенька, на которой лежали более тонкие бревна.

Внутри могилы находился трехвенцовый сруб, возведенный из лист венничного бруса с двухсторонним остатком «обло». Его перекрывал двойной накат бревен. Два нижних бревна (северо-западное и юго-вос точное) имели продольные вырубы-ступеньки, на которых размеща лось семь досок пола. Тем самым пол нависал над дном ямы и не сопри касался с землей. Расстояние между стенками могилы и срубом было заполнено галечником, жердями, остатками бревен, бруса и досок.

В срубе находилось коллективное погребение трех человек (рис. 2).

Покойники были уложены на левый бок головами на северо-запад1.

У каждого под головой находилась «подушка» — крупный окатанный ку сок гранита. При расчистке скелетов выяснилось, что, хотя имелись мно жественные сочленения костей, анатомическое строение нарушено. По видимому, грабителям удалось раздвинуть бревна наката и проникнуть в сруб. Ограбление произошло еще до того момента, как трупы успели полностью разложиться, а перекрытие под тяжестью грунта — рухнуть.

Несмотря на потревоженность захоронения, погребальный инвен тарь оказался разнообразным и многочисленным. На общем фоне курга нов Вавилинского Затона, подвергшихся неоднократному ограблению, он выглядит очень представительно.

Вместе с погребенными была положена посуда, предметы вооружения, личные сакрально-бытовые вещи и украшения-инсигнии. Большой интерес вызвали два деревянных сосуда с ручками, вырезанными в виде фигур ло шади и кабанов в скифском зверином стиле (рис. 3). Один из этих предме тов имел длинный носик-слив. Вокруг валялись обрывки истлевшей кожи, которые, возможно, принадлежали мешкам, куда сосуды были помещены.


Антропологический анализ, проведенный А.В. Громовым, показал, что костяки при надлежали европеоидам: двум мужчинам 40–50 и 50–60 лет и женщине 35–45 лет.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Рис. 3. Ручка деревянного сосуда в виде фигуры лошади. 2008 г. Фото автора Рис. 4. Фрагменты стрел с бронзовыми, костяным и деревянным наконечниками. 2008 г. Фото автора Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Рис. 5. Бронзовый чекан. 2008 г. Фото автора Рис. 6. Бронзовый кинжал и нож в ножнах. 2008 г. Фото автора Рис. 7. Золотая гривна. 2008 г. Фото автора Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Два угловатых деревянных блюда находились в головах покойных.

В одном блюде была обнаружена органическая сыпучая масса светло желтого цвета — остатки заупокойной пищи. Судя по найденному об ломку деревянной ручки, в захоронении имелся еще один сосуд, кото рый был уничтожен грабителями (растоптан?).

Среди предметов вооружения выделялись два колчана, сделанные из планок, обтянутых древесной корой. Один из колчанов, вероятно висев ший на стене сруба над головой покойного, был наполнен семью стре лами с костяными трехгранными наконечниками. Большинство нако нечников оказалось покрыто бронзовыми окислами — следами вещей, похищенных грабителями.

Другой колчан, украшенный небольшими кусочками золотой ленты, был найден под юго-западной стенкой сруба. В нем лежали четыре стре лы с бронзовыми трехлопастными наконечниками, одна — с бронзовым трехгранным наконечником, одна — с костяным трехгранным наконеч ником, а также две цельнодеревянные стрелы с округлым утолщением на конце (рис. 4). Как свидетельствуют этнографические данные, та кие стрелы — томар — не являлись боевыми. Они использовались при охоте на мелких пушных зверей. Неожиданным явилось то, что на три бронзовых наконечника был надет кожаный колпачок1.

Этот колчан крепился к кожаному поясу, на котором висели кожа но-деревянные ножны с бронзовым кинжалом и ножом, чекан на дере вянной рукояти (рис. 5, 6), чехол с ножом и шилом, а также оселок из зеленого камня. От пояса отходили узкие ремешки с бронзовыми во рворками, пронизками и обоймой. На костях покойного, которому при надлежали все эти вещи, располагался футляр из кожи и шерстяной тка ни с круглым бронзовым зеркалом. Рядом лежала пластинчатая гривна, вырезанная из золотого листа (рис. 7), и небольшая золотая подвеска в виде когтя. Несомненно, эти вещи указывали на высокий социальный статус погребенного.

Тазовые кости третьего покойного перекрывал кожаный мешок с бронзовым зеркалом. Рядом располагался чехол с бронзовым ножом, шилом и иголкой.

Кроме того, в срубе был найден обломок палки с комлем, напоминав ший дубину, и фрагменты железного предмета, полностью разрушенно го коррозией.

Отсутствие у двух умерших предметов вооружения, исключая кол чан со стрелами с костяными наконечниками, позволяет предположить, Среди древнекочевнических материалов Тувы известен меховой мешочек с встав ленными в него бронзовыми наконечниками стрел [Дэвлет 1975: 120, рис. 3]. Правда, он был раза в три больше найденного в этом кургане.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН что грабители похитили их боевые пояса с оружием, висевшие на се веро-западной стене сруба, а также, возможно, и золотые украшения.

Игнорирование при ограблении зеркал — обычное явление. В древ ности, по-видимому, считалось, что эти предметы способны навлечь несчастье на незаконно присвоившего их. Принимая во внимание «бо гатство» самого молодого покойного и занимаемое им не центральное, а периферийное положение, следует думать, что из захоронения исчезло достаточно много ценных вещей, принадлежавших двум другим более статусным погребенным.

Характерные черты раскопанного кургана дают возможность отнес ти его к так называемой уюкско-саглынской археологической культуре, или более точно — к уюкской группе памятников. Уюкские комплек сы характеризуются каменными панцирями незначительной высоты (в данном случае он действительно был невысок, благодаря чему работни ки сельскохозяйственного кооператива быстро и полностью его уничто жили);

ровиком;

могилами глубиной 2,5–4,5 м;

трехвенцовыми срубами 3–5 м2;

перекрытиями, настланными параллельно полу;

коллективными захоронениями;

расположением погребенных, уложенных скорченно на левом боку и ориентированных в западном направлении;

отсутствием керамических сосудов [Чугунов 2001: 175;

Семенов 2008: 61–62]. Набор вещей из погребения, судя по аналогиям, датируется серединой VI — первой половиной V в. до н.э.

К.В. Чугунов, анализируя памятники могильника Догээ-Баары 2, отметил их «переходный» характер относительно комплексов алды бельской и уюкско-саглынской культуры [Чугунов 2007: 142]. К таким памятникам, безусловно, можно отнести и курган 3 Догээ-Баары 1. Эта «переходность», кроме смешанного характера инвентаря, подчеркива ется наличием каменных «подушек», которые В.А. Семенов выделил как один из отличительных признаков саглынских погребений [Семенов 2008: 62]. Специфика прослеживается и в том, что саглынскими подго ловниками в основном выступали каменные плитки, а не крупные галь ки, как в данном погребении.

За несколько последних лет группой исследователей было проведено радиоуглеродное датирование многих древнекочевнических погребений [Евразия… 2005]. В результате хронология могильника Догээ-Баары сместилась с конца VI — начала IV в. до н.э. [Чугунов 2001: 174] во вторую половину V — первую половину IV в. до н.э. [Евразия… 2005:

159–160, 215]. Не все археологи безоговорочно приняли такое омоло жение [Шульга 2007: 191–193]. Как представляется, курган 3 укрепляет возникшие сомнения. Найденная в захоронении золотая гривна имеет Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН точные параллели в алдыбельских комплексах VII–VI вв. до н.э. Скорее всего изученный памятник можно отнести ко второй половине VI — ру бежу VI–V вв. до н.э.

Другим объектом исследований ТАЭЭ стала одна из горных гряд Уюкского хребта Западного Саяна. Гряда расположена напротив мо гильников Вавилинского Затона и тянется вдоль автомобильной трассы Кызыл — Кара-Хаак (рис. 8).

Отроги Уюкского хребта уже неоднократно привлекали внимание археологов, которые обнаружили здесь не одно скопление петроглифов [Килуновская 1998;

Наскальные изображения… 2007]. Относительно же скальных плоскостей гряды сложилось стойкое мнение, что они ни когда не были украшены никакими изображениями. Несмотря на это, именно здесь М.А. Кисель и С.В. Хаврин открыли целый ряд наскаль ных рисунков.

Всего было выявлено семь скоплений петроглифов. Они находились на склонах 60–70 на высоте около трехсот метров, немногим ниже вер шины. Очевидно, создатели петроглифов не поднимались к плоскостям от подножия, а, добравшись до вершины по более пологим склонам, спускались с нее.

Подавляющее большинство изображений было выполнено в технике точечной выбивки, и только два процарапаны. Эти гравировки — неза конченная фронтальная фигура женщины и бегущий олень — были на несены на скалы уже после отслоения корки пустынного загара, что ука зывает на их недавнее происхождение. Главным персонажем остальных петроглифических композиций является козел (рис. 9). Имеются и труд ноопределимые животные, среди которых, возможно, присутствуют коро ва и косуля. Все изображения профильные, но у некоторых зверей показа ны четыре ноги и два рога. Туловища и головы переданы простой чертой или прямоугольником, образованным контурной линией. У части козлов намечены бороды. В двух случаях обозначен глаз. Особое место занимает композиция из трех геометрических фигур: круга, сегмента и вертикаль ной дуги. Не исключено, что они изображают различные фазы Луны.

Ряд рисунков настолько схематичен, что напоминает древнетюрк ский тамгообразный знак. Однако ситуационный контекст скоплений и доминирующая стилистика изображений позволяют отнести петрогли фы к этнографическому времени.

Полевой сезон 2008 г. наглядно показал, что сравнительно неболь шой хорошо освоенный район Тувы, археологическое изучение которо го началось еще в 1914 г. [Минцлов 1916], недостаточно исследован и требует дальнейших планомерных экспедиционных работ.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Рис. 8. Вид на горную гряду с петроглифами. 2008 г. Фото автора Рис. 9. Изображения животных, выбитые на скале. 2008 г. Фото автора Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Библиография Евразия в скифскую эпоху: радиоуглеродная и археологическая хронология. СПб., 2005.

Дэвлет М.А. Памятники «скифского» времени в северо-восточной Туве // Первобыт ная археология Сибири. Л., 1975. С. 119–127.

Килуновская М.Е. Быки Кара-Булуна // Древние культуры Центральной Азии и Санкт Петербург. СПб., 1998. С. 159–163.

Минцлов С.Р. Памятники древности в Урянхайском крае // Зап. Восточного отдела Им ператорского Русского археологического общества. Пг., 1916. Т. XXIII. С. 291–312.

Наскальные изображения Центральной Азии. Сеул;

СПб., 2007.

Николаев Н.Н., Хаврин С.В. Некоторые итоги полевых исследований 2001–2003 гг. на могильнике Догээ-Баары II // Археологические экспедиции за 2003 год: сб. докл. СПб., 2004. С. 24–36.

Николаев Н.Н., Хаврин С.В., Кисель В.А. Работы Кызыльского отряда Тувинской архе ологической экспедиции // Отчетная археологическая сессия за 2002 год: тез. докл. СПб., 2003. С. 22–25.

Панкова С.В., Хаврин С.В. Работа Тувинской экспедиции // Отчетная археологическая сессия за 2001 год: тез. докл.. СПб., 2002. С. 10–12.

Семенов В.А. Уюкско-саглынская культура // Тр. II (XVIII) Всероссийского археологи ческого съезда в Суздале. М., 2008. Т. II. С. 61–63.

Чугунов К.В. Исследование погребально-поминального комплекса на могильном поле Догээ-Баары в Туве (предварительное сообщение) // Элитные курганы степей Евразии в скифо-сарматскую эпоху. СПб., 1994. С. 195–199.

Чугунов К.В. Погребальный комплекс с кенотафом из Тувы (К вопросу о некоторых параллелях археологических и письменных источников) // Жречество и шаманизм в скиф скую эпоху. СПб., 1996. С. 69–80.

Чугунов К.В. Некоторые итоги исследований могильника Догээ-Баары II // Круг зна ния: Научно-информационный сборник. Кызыл, 1999. Вып. 2. С. 33–46.

Чугунов К.В. Локально-хронологические особенности культуры Тувы в середине I ты сячелетия до н.э. // Евразия сквозь века. СПб., 2001. С. 173–178.

Чугунов К.В. Могильник Догээ-Баары 2 как памятник начала уюкско-саглынской культуры Тувы (по материалам раскопок 1990–1998 гг.) // А.В.: сборник научных трудов в честь 60-летия А.В. Виноградова. СПб., 2007. С. 123–144.

Шульга П.И. О датировке и синхронизации памятников Алтая и Тувы VI–III вв. до н.э. // Алтае-Саянская горная страна и история освоения ее кочевниками: сб. тр. Барнаул, 2007. С. 191–195.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН МЕТОДИКА ПОЛЕВЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ Н.В. Ушаков КАРЕЛЬСКАЯ ФОТОЭКСПЕДИЦИЯ МАЭ РАН 2008 г.

ПО СЛЕДАМ СОБИРАТЕЛЯ М.А. КРУКОВСКОГО (ТЕХНИЧЕСКИЕ И МЕТОДИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ) Цель настоящей статьи — охарактеризовать работу Карельской фо тоэкспедиции МАЭ РАН 2008 г., организованной лабораторией аудиови зуальной антропологии, с технической и методической стороны. Содер жательная сторона экспедиции изложена в настоящем сборнике в статье ее тематического руководителя Л.С. Лаврентьевой.

Еще десять лет назад этнографические экспедиции были оснащены аналоговой фото-, аудио-, видеотехникой. Это означало ограничение материалов количеством фотопленок и аудио-, видеокассет и невозмож ность работы с ними сразу в экспедиции. Современная цифровая техни ка дает значительно больше возможностей в полевой работе. Емкие по объему винчестеры ноутбуков и внешние винчестеры снимают ограни чение в количестве фото-, аудио-, видеофайлов и позволяют работать с ними уже в поле: отбирать по качеству, организовывать в тематические группы, переименовывать файлы согласно нумерации полевой доку ментации. Отдельным вопросом является соотношение любительских и профессиональных цифровых фото-, аудио-, видеоматериалов в этно графических экспедициях.

Любительские модели современной цифровой фото-, аудио-, видео техники обеспечивают достаточное качество материалов. Автомати ческие настройки любительских моделей позволяют этнографам при получении определенных навыков освоить эту технику. Это означает, что основной поток материалов будет собираться этнографами — ис следователями и операторами в одном лице. Так как эти материалы являются иллюстрирующими «вставками» к основным материалам — рукописным дневникам, то у этнографов хватает времени в поле на их сбор.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН В то же время в ряде случаев в поле требуется детальная и точная фото-, аудио-, видеофиксация сложных объектов, звуковых явлений, процессов, которая может выполняться только на профессиональной цифровой технике, причем только профессиональными операторами.

Это работа требует значительного времени, поэтому ею должны зани маться отдельные люди. Соответственно в поле также необходимы про фессиональные фото-, аудио-, видеоработы, которые будут применяться в самых важных случаях.

По характеру использования цифровой техники можно условно вы делить следующие формы организации этнографических экспедиций.

Штатные этнографические экспедиции. Здесь приемлем люби тельский уровень работ, выполняемых самими этнографами. Фото-, аудио-, видеоматериалы могут быть как дополнением к рукописным дневникам [Ушаков 2007], так и основными материалами [Степа нов, Сайфиева 2007]. Например, аудиозаписи бесед с информантами являлись основным материалом Вологодской экспедиции МАЭ РАН 2006 г.

Специализированные этнографические экспедиции. Здесь применим только профессиональный уровень технических работ. Главными явля ются либо фото-, либо аудио-, либо видеоматериалы, исходя из постав ленной задачи. Например, фотоматериалы были основными в рамках Хакасской командировки 2008 г. сотрудника отдела этнографии Сибири И.А. Грачева и фотографа лаборатории аудиовизуальной антропологии С.Б. Шапиро (фотосъемка процесса разделки барана).

Лабораторные этнографические экспедиции. Здесь профессиональ ные лабораторные технические работы «вынесены» в полевые условия.

Это фотосъемка, сканирование, аудиозапись, видеосъемка. Основная цель этих экспедиций — комплексный сбор фото-, аудио-, видеомате риалов (собственно материалов, а не авторских фотоальбомов, аудио собраний и видеофильмов), к которым добавляется сканирование тек стовых, иллюстративных, фотодокументов информантов, интересных для этнографов. Примером была Вепсская фотоэкспедиция МАЭ РАН 2007 г. [Ушаков 2008].

Наиболее перспективный вариант таких экспедиций — сочетание работы сотрудников лаборатории и этнографа, осуществляющего те матическое руководство экспедицией: постановку научных задач, раз работку маршрута и хроники оперативной работы по полевому сбору.

С одной стороны, сотрудники лаборатории являются здесь технически ми исполнителями (они выполняют задачи, поставленные этнографом при фото-, скан-, аудио-, видеофиксации реалий), с другой стороны, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН сотрудники лаборатории, четко знающие специфику работы, являются полноценными собирателями. В лабораторных экспедициях основными будут фото-, скан-, аудио-, видеоматериалы, а рукописные дневники и вещевые сборы станут уже дополнительными материалами.

Примером такой экспедиции является Карельская фотоэкспедиция МАЭ РАН 2008 г., организованная лабораторией аудиовизуальной ант ропологии (ЛАВА), целью которой была поездка по маршруту М.А. Кру ковского в Южную Карелию (1899 г.), собравшего две коллекции: веще вую (МАЭ, колл. № 504;

106 предметов) и фотоколлекцию (МАЭ, колл.

№ 1363;

около 300 фотографий). О своем путешествии он издал книгу [Круковский 1904]. Задачей Карельской экспедиции было определение современного состояния реалий, зафиксированных М.А. Круковским более века назад.

Карельская экспедиция входит в проект МАЭ РАН «Экспедиции про должаются», предложенный зам. директора МАЭ РАН по науке д.и.н.

Е.А. Резваном. Данный проект предусматривает современные экспеди ции именно в места сбора старых коллекций МАЭ РАН. Таким образом, используется весьма эффективный метод, который позволяет зафикси ровать современное состояние реалий, отраженных в музейных коллек циях столетней давности, проследить динамику явлений культуры и до полнить старые коллекции МАЭ РАН новыми полевыми материалами.

Директором МАЭ РАН д.и.н. Ю.К. Чистовым и зам. директора МАЭ РАН по науке д.и.н. Е.А. Резваном были проведены такие экспедиции в зарубежные страны: Ближнего Востока, Северной Африки, Централь ной Азии. Карельская экспедиция продолжила полевые работы по дан ному проекту на территории нашей страны.

Экспедиция работала в республике Карелия, в г. Олонцец, в Олонец ком районе (в сельских поселениях Верхние и Нижние Видлицы, Гав риловка, Большие Горы Видлицкий волости, в Большой и Малой Сельге Китежской волости) со 2 по 17 июня 2008 г. Обследуемый этнос — ка релы-ливвики. В состав отряда входили зав. ЛАВА, к.и.н. Н.В. Ушаков (начальник экспедиции), ст.н.с. отдела этнографии восточных славян и неславянских народов Восточной Европы к.и.н. Л.С. Лаврентьева и со трудники ЛАВА: фотограф С.Б. Шапиро и главный специалист Е.Б. Тол мачева. В экспедиции работала также архиватор Я.Ю. Шувалова.

Уровень технических работ был следующий: цифровая фотосъемка и сканирование проводились с использованием профессиональной тех ники и на профессиональном уровне операторской работы, эксперимен тальные цифровые аудиозаписи и видеосъемка делались любительской техникой и на любительском уровне.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН В процессе полевой работы важна была синхронизация действий всех сотрудников экспедиции. Тематический руководитель Л.С. Лав рентьева организовывала работу с информантами и проводила беседы с ними, фиксируя их на диктофон. С.Б. Шапиро проводил фотосъемку, Е.Б. Толмачева сканировала личные фотографии информантов, отража ющие бытовые реалии, архиватор Я.Ю. Шувалова проводила видеосъ емку и делала укладку цифровых материалов в ноутбуке. Н.В. Ушаков осуществлял общее руководство экспедицией, оперативное руководство полевыми лабораторными работами, анализировал эффективность сис темы полевой документации, проводил выборочную фотосъемку наибо лее важных реалий.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.