авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 18 |

«Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН © МАЭ РАН удк 94+80+39+75/78(4-012.1) ...»

-- [ Страница 6 ] --

один из них — «Кетиль, которого звали Гардакетиль — он был исландец». Прозви ще Гардакетиль возникло от скандинавского названия Руси — «Гардари Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-187-9/ © МАЭ РАН ки», поскольку Кетиль еще до похода Ингвара побывал на Руси в дружине Эймунда Хрингссона, служившего у князя Ярослава в 1010-х гг. После смерти Ингвара (около 1041 г.) Кетиль принял на себя руководство скан динавской дружиной4.

О русско-исландских церковных связях упоминают некоторые древ ние западные рукописные источники. Так, в «Повести о Торвальде путешественнике» сообщается об исландце, жившем во второй половине X в. и принимавшем деятельное участие в христианизации Исландии. Там также говорится о том, что Торвальд в конце своей жизни отправился в Ие русалим, а оттуда — в Грецию, где был в большом почете у императора и византийского духовенства по причине своего высокого благочестия. Далее сообщается, что византийский император послал его на Русь, где Торвальд основал монастырь при церкви св. Иоанна Крестителя, щедро оделил его именем и окончил в нем свою жизнь5.

Эти данные дополняет другая сага, где сообщается о паломничестве Тор вальда в Иерусалим и Миклагард (Константинополь), а затем в Киев «по восточному берегу Днепра» и о его смерти «в Руссии» недалеко от Полоц ка. Согласно саге, он похоронен там в горе близ церкви Иоанна Крестите ля, «и его называют святым». В подтверждение приводится строфа скальда Бранда-путешественника, побывавшего там, где «похоронен святой (Тор вальд) в горе у церкви Иоанна»6.

Княжна Ефросиния, игумения Полоцкая, под конец своей жизни тоже посетила Иерусалим и, поклоняясь Гробу Господню, молилась Воскресше му Спасителю: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий! Ты сказал: “Про сите и дастся вам”. Благодарю Тебя, что я, грешная, получила все, что просила: сподобилась видеть Святые места, которые Ты освятил Твоими Пречистыми ногами, и лобызать Святой Гроб, в котором Ты почил за нас пречистою Твоею плотию. Но и еще прошу у Тебя единого дара — дай мне скончаться в этих Святых местах!»7 Желание Св. Ефросинии Полоцкой исполнилось: она скончалась в Святой Земле в 1173 г. и была похоронена в одной из палестинских обителей. (Впоследствии ее мощи были перенесены в Киев, а в 1910 г. — в Полоцк, в основанный ею монастырь.) Следует отметить, что Полоцк, находившийся в сфере непосредствен ных контактов скандинавов с населением Древней Руси в Х–ХIII вв., не однократно упоминается в древнескандинавских письменных источниках.

Среди этих описаний можно упомянуть и о норвежской «Саге о Тидреке Бернском» (середина XIII в.), где содержится описание Полоцка.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-187-9/ © МАЭ РАН Исландия и Россия. ХVIII в. — середина ХIХ в.

Русско-исландские связи зародились вскоре после того, как Исландия и Русь приняли христианство, — в эпоху викингов. Но впоследствии раз витию прямых связей между обеими странами препятствовали как татаро монгольское иго, под которым находились русские земли, так и отдален ность Исландии от континентальной Европы. В XVIII столетии началось восстановление прерванных связей;

к этому времени в Исландии была вве дена Реформация;

страна поддерживала тесные отношения со скандинав ским миром.

Общеевропейскую известность получили «Письма о путешествии в Ис ландию» (1777) финско-шведского просветителя Г. Портана. Вольное пере ложение этих писем, выполненное с учетом и других источников, появилось и в русском переводе под названием «Любопытные известия, или Сокра щенная история об острове Исланде, собранная из Блефкения, Ангрима Ио наса и других разных историков Г. Пейрером. Перевел с французского Илья Грешищев» (М., 1789).

В 1795 г. русский исследователь Федор Моисеенко перевел на русский язык и издал «Младшую Эдду» (Эдда — буквально «учение праотцев». — Авт.), текст которой был помещен в переводном сочинении Г. Малета «Вве дение в датскую историю» (СПб., 1795). Выдающийся русский ученый ака демик М.В. Ломоносов (1711–1765) проявлял интерес к истории Исландии и ее церкви. С этой целью он изучал труды известного исландского хрони ста Снорри Стурлусона (1179–1241), изданные в Стокгольме в 1697 г., а так же книгу исландского историка Торлюда Торфеуса (1636–1719) «История Норвегии». Современник М.В. Ломоносова — А.Л. Шлецер (российский исследователь немецкого происхождения) — также обращал внимание на исландские саги, особенно выделив «Хеймскринглу» Снорри Стурлусона и подчеркнув, что она является «истинной хроникой»8.

Представитель следующего поколения — знаменитый русский историк Н.М. Карамзин (1766–1826) — писал о том, что «лучший исландский ле тописец есть Снорро или Снорри Стурлезон или Стурлузон»9. Повествуя о св. равноапостольном и великом князе Владимире, крестившем Киевскую Русь, Карамзин ссылался на С. Стурлусона и писал далее о варяжских по ходах в Биармию, каковым именем «называли скандинавы всю обширную страну от Северной Двины и Белого моря до реки Печоры»10.

В конце XVIII — начале XIX в. в России складывается представление о древнескандинавской литературе как об «общескандинавском наследии».

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-187-9/ © МАЭ РАН Русские исследователи, изучавшие историю России и Русской православ ной церкви, по-прежнему уделяли большое внимание сочинению Снорри Стурлусона. Один из них, работавший под руководством отечественного деятеля Н.П. Румянцева, в 1815 г. подготовил к публикации русский перевод извлечения из «Истории норвежских королей» (рукопись «Хеймскрингла») (около 1230 г.). В этом памятнике при описании царствования короля Олафа встречаются известия по истории Древней Руси времени княжения Ярос лава Владимировича. Перевод был подготовлен по латинскому изданию сочинения С. Стурлусона XVIII в. и сопровождался интересными истори ческими примечаниями, а также хронологической таблицей событий, про исходивших параллельно в России, Норвегии и Швеции X–XI вв.

Не случайно в предисловии подчеркивалось существование не только скандинавских сеймов, но и древнерусских вечевых собраний. По неиз вестной причине эта публикация не увидела свет и хранится в рукописном собрании11. Что касается самого Н.П. Румянцева, то он постоянно обо гащал свою библиотеку «достопамятностями северной словесности»12.

Он просил своих коллег (как свидетельствует его письмо Востокову от января 1825 г.) переводить для него из исландских саг «по-русски все, что найдется»13.

В первой половине XIX в. в отечественной публицистике возросло чис ло переводных трудов об Исландии. К числу таких сочинений относится статья В. Брайкевича «О христианском просвещении исландцев», опубли кованная в 1820 г. в журнале «Соревнователь просвещения и благотворе ния»14. В обзоре, представлявшем собой извлечение из книги Фр. Рюса (Fr. Ruhs. Die Edda. Berlin, 1812), В. Брайкевич сообщал об истории хри стианизации страны, отмечая, что около 1000 г. находившиеся при дворе норвежского короля Олафа Тригвессона (995–1000) крещеные исландцы, «по большей части изгнанные из отечества за веру, отправляются на остров в сопровождении духовенства и нескольких ученых, проповедать братии своей Евангелие»15. Далее в статье излагается история распространения веры Христовой в Исландии.

В 1121 г. в Исландии был основан первый монастырь, а позднее на остро ве насчитывалось семь небольших мужских и два женских монастыря.

С возникновением этих монастырей связано и появление письменности сна чала на латинском, а потом и на исландском языках. Начало образования в Исландии также связано с христианством. Церковные школы появились здесь в XI–XII вв., а светские начальные школы — только в первой половине XVIII в.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-187-9/ © МАЭ РАН В те годы русские читатели могли познакомиться с тогдашним положе нием церкви в Исландии из записок английского священника Э. Гендерсона, посетившего Исландию в 1815–1816 гг. Отрывок из его мемуаров в 1822 г.

был напечатан в «Северном архиве»16. Примечательной была цель путеше ствия английского священника в Исландию. В 1814 г. Британское библей ское общество напечатало в Лондоне более 2 тыс. экземпляров Библии на исландском языке и, кроме того, более 4 тыс. книг Нового Завета. Отправка книг в Исландию была поручена пастору Э. Гендерсону. Прибыв в Рейкья вик, где в то время находился глава исландских лютеран епископ Геир Ви тамен, Э. Гендерсон объехал затем почти весь остров и в своих записках уделил место описанию религиозного быта исландцев.

Интерес, который проявляли русские исследователи к истории Ислан дии и других стран Северной Европы, побуждал их обращаться к первоис точникам, не довольствуясь лишь переводами западноевропейских авторов.

В эти годы русские исследователи широко использовали исландские саги для изучения истории русско-скандинавских отношений. Но долгое время они заимствовали тексты саг в переводе с немецкого языка либо с латыни.

Впервые перевод саги непосредственно с исландского оригинала был сделан известным отечественным ученым польского происхождения О.И. Сенковским (1800–1858). Для перевода он использовал текст древнего списка Королевской библиотеки, изданный «Королевским обществом се верных антиквариев» в Копенгагене в 1833 г. Это сочинение под названием «Эймундова сага. Сказания об Эймунде Ринговиче и Рагнаре Агнаровиче, скандинавских витязей, поселившихся в России в начале XI в.» (перевел с исландского и критически объяснил О. Сенковский. СПб., 1834) было напе чатано в количестве 70 экземпляров и разослано известным исследователям в России. Впоследствии русский текст был снова напечатан в собрании со чинений О.И. Сенковского17.

Будучи профессором в Санкт-Петербургском университете и специали зируясь в области восточных языков, О.И. Сенковский, тем не менее, прояв лял большой интерес к скандинавистике. В предисловии к своему переводу «Эймундовой саги» он подчеркнул важность сведений по истории Древней Руси, содержащихся в свидетельствах этого эпоса. Позднее известный исто рик М.П. Погодин (1800–1875, с 1841 г. — академик) в статье «О северных сагах» поддержал точку зрения О.И. Сенковского, отметив, что содержание исландских саг важно для русской истории, поскольку они, хотя и не явля ются строго историческими источниками, все же передают колорит и дух взаимоотношений Руси и Скандинавии18.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-187-9/ © МАЭ РАН Следует также отметить, что в середине 1830-х гг. по инициативе О.И. Сенковского была открыта народная подписка, а собранные средства были переданы копенгагенскому Обществу для изучения древнего Севера на публикацию русских известий исландских саг. В начале 1850-х гг. изда ние увидело свет19.

Как известно, большинство рукописных оригиналов древних исланд ских саг хранится в собраниях Исландии, Дании и других Скандинавских стран. Но несмотря на географическую отдаленность Исландии от России, в первой половине XIX в. один из списков исландской саги был привезен в Санкт-Петербург. Речь идет о бумажном списке «Саги о Стурлунгах» — по видимому, единственной исландской рукописи, хранящейся в нашей стра не. Ее первый владелец — генерал-инженер П.К. Сухтелен (1751–1836) — с 1809 г. был русским послом в Швеции. Он собрал огромное количество ав тографов и памятников, среди них и рукопись «Саги о Стурлунгах».

Текст этой саги восходит к XVII в., вероятно, к 1630 г. Она содержит, в частности, т.н. «Сагу об Ауртни», разделенную в рукописи на 80 глав.

Известно, что 80-я глава была добавлена к этой саге видным церковным исландским деятелем Йоуном Арасоном. Рукопись из собрания Сухтелена была переписана в 1724 г. и до 1811 г. находилась в Исландии. Сухтелен приобрел ее в Стокгольме в 1814 г.;

после смерти Сухтелена в 1836 г. вся его коллекция, в том числе и наша рукопись, была передана Публичной биб лиотеке в Петербурге, где и хранится до настоящего времени20.

Памятники древнеисландской литературы становились известными в России все шире. Большая заслуга в этом процессе принадлежит еще одно му отечественному исследователю — Якову Карловичу Гроту (1812–1893, с 1840 г. — профессор Гельсингфорского университета). В России он был пер вым, кто обратил внимание на древнеисландские литературные памятники мирового значения — Эдды. Как сообщал сам Я.К. Грот, «главными и са мыми драгоценными хранилищами скандинавской поэзии служат два сбор ника, две так называемые Эдды. Одна из них — это сборник преданий и по вествований исторического содержания;

предание еще с XIV в. приписывает составление этого сборника священнику Семуну Сигфуссону, прозванному в Исландии “ученым” или “мудрым” и умершему в первой половине XII сто летия. Эта книга называется Старой (Старшей. — Авт.) Эддой. Старая Эдда долгое время оставалась в забвении и была обнаружена в XVII в., когда мно гие исландские ученые обратились к поискам старинных рукописей»21.

В 1643 г. епископ Бриниольф Свендсен открыл пергаменный манускрипт, содержащий большую часть Старшей Эдды;

впоследствии были обнаруже Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-187-9/ © МАЭ РАН ны дополнительные фрагменты этого сборника. Другой сборник древних преданий и исторических повествований — так называемая Новая Эдда — принадлежит перу исландского историка Снорри Стурлусона (первая поло вина книги). Вторая часть Новой Эдды принадлежит его племяннику Олафу Тордарсену22. «У нас в России, — писал Я.К. Грот в 1839 г., — Эдды еще очень малоизвестны. Нельзя при этом случае не пожалеть, что исландская литература — предмет столь важный для изучения древнего скандинавско го Севера и по тому самому столь занимательный для нас — не нашла еще в нашем Отечестве никого, кто бы посвятил ей свои труды»23.

До сих пор речь шла о том вкладе в историю русско-скандинавских отно шений, который был сделан светскими представителями русских научных кругов. Важное место в этой области принадлежит и выпускнику Санкт Петербургской духовной академии протоиерею Стефану Сабинину. Стефан Карпович Сабинин (1789–1863) был сыном бедного дьячка;

воспитан в Во ронежской семинарии. В 1817 г. он поступил в Санкт-Петербургскую духов ную академию. Вскоре после окончания академии, в 1823 г., С. Сабинин был назначен священником русской миссии в Копенгагене, где прожил до 1837 г.

Оттуда он был переведен в Веймар, где и оставался до самой смерти. Прот.

С. Сабинин был одним из образованнейших людей своего времени, ученым богословом, историком и филологом. Он состоял членом-корреспондентом Императорского Общества истории и древностей российских, Мекленбург ского союза истории и древностей, Копенгагенского общества северных антиквариев. Можно предположить, что жизнь в Дании, встречи с членами Общества северных антиквариев способствовали тому, что прот. С. Сабинин заинтересовался исландским языком. Он считал, что изучение исландского языка прольет свет на прошлое русского народа и русского языка. «Кто из молодых людей, посвятивших себя исследованию российских древностей и изучению российской истории, особенно древней, не посвятит себя на изучение языка исландского?» — писал прот. С. Сабинин в предисловии к «Грамматике исландского языка», им же составленной (СПб., 1851)24. Он даже намеревался, как он сам писал в письме к М.П. Погодину (от 20 июня 1840 г.), создать работу под названием «О сродстве исландского языка и скандинавских диалектов его с языком российским»25.

Владея исландским языком, прот. С. Сабинин в 1840 г. перевел некото рые главы из саги, повествующей о короле Олафе Тригвиссоне (995–1000), просветителе Норвегии, при котором Исландия приняла христианство26.

Отечественный исследователь отметил в этих материалах, содержащих большое число упоминаний о Руси и русско-скандинавских связях, стрем Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-187-9/ © МАЭ РАН ление нарисовать достоверную картину жизни минувших поколений в зна чительной мере художественными средствами. «Есть у меня еще несколько извлечений из саг исландских, которые более или менее касаются древней истории России, — писал прот. С. Сабинин в письме из Веймара от 20 июня 1840 г. — В законах Скандинавии встречал я законы древние русские, как то в законах Канута Великого, Edit. Kolderup-Kosenvinge, 1824... Там, напри мер, закон о наказании прелюбодеев и прелюбодейц слово в слово сходен с подобным же законом в уставе Владимира Великого»27.

Нужно учесть, что прот. С. Сабинин сделал далеко не все, что мог бы.

«Перемещение меня из Копенгагена в Веймар, — писал он М.П. Погоди ну, — лишило меня возможности заниматься исландской литературой так, как бы мне хотелось. До манускриптов исландских... едва ли доберусь когда нибудь»28.

Важной вехой в истории русско-скандинавских связей явилось основа ние в России в 1845 г. журнала «Финский вестник», в котором, в частности, публиковались статьи об истории христианства в Исландии. Так, в 1845 г.

в «Финском вестнике» появилось несколько публикаций на эту тему. Пер вая из них явилась переводом сочинения Генриха Выйтона «История север ных народов», напечатанного в 1831 г. в Лондоне. Главным источником его «Истории» служили труды норвежских, шведских и датских историков и в особенности сочинение Снорри Стурлусона, написанное на исландском языке.

В «Финском вестнике» перевод «Истории», содержавшей, в частности, сведения о христианизации Исландии, появился под названием «Историче ские известия об открытиях древних скандинавов»29. В статье отмечалось, что «первый миссионер христианский был приведен в Исландию в 981 г., Торвальдом, сыном корсара;

Торвальд, получив крещение на берегах Эльбы, от немецкого священника по имени Фредерик, уговорил этого миссионера отправиться с ним в его отечество. Усилия проповедника сначала были без успешны, но потом ему принесли помощь другие миссионеры, присланные королем норвежским, который, введя в свое государство новую религию, хотел ее распространить и в многочисленных норвежских колониях»30.

В связи с изучением процесса христианизации Исландии представляет интерес статья П. Дингельштедта «Литература Исландии», опубликованная в V томе «Финского вестника» за 1845 г.31, а также статья П. Дингельштедта «О древнем здании в Нью-Порте» — об исландских миссионерах XII столе тия, которые достигли берегов американского континента32.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-187-9/ © МАЭ РАН Исландия и Россия. 2-я половина ХIХ — ХХ в.

В 1850–1880-х гг. начался новый период русско-исландских отноше ний. Научное изучение древней исландской литературы стало системати ческим (работы Ф.И. Буслаева, А.Н. Веселовского и др.). В это время вы ходили многочисленные переводы исследований скандинавских авторов.

В одном из них, принадлежавшем перу Фредерика Винкеля Горна, «Исто рия скандинавской литературы» (М., 1894), есть глава под названием «Древнескандинавско-исландская литература»33. В ней, в частности, гово рится о том, что в исландском песнетворчестве XIII–XV вв. существовали песни религиозного содержания — хвалебные гимны, посвященные Христу, Деве Марии и святым. А в XV в. появились так называемые «rima» — вид скандинавской народной песни;

многие из них также имели религиозное содержание. Так, древнейшая дошедшая до нас рима (Olafsrima) относится ко второй половине XIV в. и повествует о св. Олафе — короле Норвегии (1016–1029)34, который содействовал христианизации страны;

в 1164 г. он был причислен к лику святых и объявлен покровителем Норвегии.

В конце ХIХ — начале ХХ в. в русских литературных кругах усилился ин терес к Исландии. Константин Бальмонт посвятил этой стране такие строки:

Валуны и равнины, залитые лавой, Сонмы глетчеров, брызги горячих ключей.

Скалы, полные грусти своей величавой, Убеленные холодом бледных лучей.

Тени чахлых деревьев и море… О, море!

Волны, пена и чайки, пустыня воды!

Здесь забытые скальды на влажном просторе Пели песни при свете вечерней звезды.

Эти Снорри, Сигурды, Тормодды, Гуннары, С именами железными, духи морей, От ветров получили суровые чары Для угрюмой, томительной песни своей.

И в строках перепевных доныне хранится Ропот бури и гром, и ворчанье волны, — В них кричит альбатрос, длиннокрылая птица, Из воздушной, из мертвой, из вольной страны35.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-187-9/ © МАЭ РАН «К.Д. Бальмонт много путешествовал, изъездил весь мир, был в Егип те, в Мексике, на Тихом океане и еще во многих других местах, — писал В.Я. Брюсов. — Все земли, где он побывал, Бальмонт описывал в стихах и в прозе. Но живее всего он описал страну, в которой никогда не был, — Ис ландию»36.

«Равнины, залитые лавой» — это не просто красивый поэтический об раз. В Исландии свыше ста вулканов, из них двадцать восемь — действу ющие;

крупнейшая вулканическая область, занимающая территорию в 3,5 тыс. кв. км, называется Оудаудахрейн — «Лавовое творение диавола».

Гекла — самый активный вулкан страны. Средневековая Европа узнала о существовании Геклы из хроники французского монаха Альбериха де Тру афонтена, написанной около 1240 г. В этом старинном документе впервые упоминается огнедышащая гора Гекла, находящаяся в далекой северной стране. Самое первое известное извержение Геклы произошло в 1104 г.;

оно так опустошило большую часть реки Тьоурсау, что впредь никто даже не помышлял селиться в ее верховьях. В 1300 г., после очередного изверже ния Геклы, вулканическим пеплом было покрыто 2/3 всей территории Ис ландии. Выпадение пепла сильно сказалось на урожаях и явилось причиной голода в следующем 1301 г. В 1947–48 гг. этот вулкан извергался в течение нескольких месяцев;

одно из сильных извержений Геклы было в 1970 г.

Суеверный страх, который внушала Гекла в прежние времена, получил отражение на карте Исландии в атласе Ортелия, 1590 г., где имеется над пись на латыни: «Гекла обречена вечно гореть, из снегов извергая камни с ужасным грохотом». В течение многих веков Геклу рассматривали как хаос в преддверии ада.

Много разрушений причинил исландцам и другой вулкан — Лаки, извер жение которого началось 20 июля 1783 г. В Киркьюбайярклейстуре, древнем поместье, расположенном на юге Исландии, в приходской церкви — низком, полуразрушенном здании из камня и дерна, — в тот день шло богослуже ние. В истории Исландии эта служба получила название «Огненной мессы».

Сорок дней лава выжигала все живое в округе. К концу следующего года около 10 тыс. человек умерло от голода и болезней, вызванных извержени ем. «Присутствие вулкана, даже потухшего, всегда придает пейзажу не что поражающее и трагическое, позволяющее смотреть на него с неосла бевающим вниманием», — писал Стендаль.

В начале ХХ столетия публикации по истории русско-исландских отно шений были продолжены. В 1903 г. в Петербурге был издан сборник «Древ несеверные саги и песни скальдов в переводах русских писателей» (СПб., Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-187-9/ © МАЭ РАН 1903. Вып. XXV.). А в 1917 г. в переводе и с комментариями С. Свириден ко была издана первая часть Старшей Эдды — замечательного памятника древнеисландского эпоса. Этим трудом как бы завершился довольно дли тельный процесс заочного знакомства отечественных исследователей с Ис ландией и ее церковно-историческим наследием.

В новейшее время важный вклад в развитие русско-исландских связей внес крупный отечественный исследователь М.И. Стеблин-Каменский, опубликовавший ряд монографий о литературных источниках по истории Скандинавии. Он явился основателем целого направления в отечественной скандинавистике, и его последователи успешно продолжают разрабатывать темы, имеющие отношение и к русско-исландским связям37.

Важным этапом в развитии русско-исландских церковных связей стал 1956 г. Осенью этого года по приглашению Московской патриархии в нашей стране находился Глава церкви Исландии епископ Асмундур Гудмундсон.

Он посетил Россию для ознакомления с местной церковной жизнью и уста новления контактов с деятелями Русской православной церкви. Епископ Ас мундур Гудмундсон посетил Москву, Ленинград, Киев, побывал в Троице Сергиевой лавре и Московской духовной академии. В Москве он был принят митрополитом Крутицким и Коломенским Николаем (Ярушевичем).

Связи между деятелями Русской православной и Исландской евангелическо-лютеранской церквей продолжались и в дальнейшем. В мае 1959 г. епископ Асмундур Гудмундсон направил в дар Русской православ ной церкви факсимильное издание исландской Библии, изданной первона чально в 1584 г. епископом Гудбрандуром Торлаксоном. Этот дар сопро вождался письмом на имя митрополита Николая (Ярушевича). В ответном письме митрополит Николай поблагодарил епископа Асмундура Гудмунд сона за этот дар — Библию, изданную в средневековой Исландии, отметив, что «эта древняя книга с вечно живым, благодатным содержанием является святыней нашей веры и говорит одинаково на всех языках о богатстве ми лости и неиссякаемой любви Бога к человеку»38.

С Исландией связан начавшийся осенью 1981 г. всеправославно лютеранский диалог. Одно из заседаний межправославной богословской комиссии по подготовке этого диалога, куда входили и представители Рус ской православной церкви, проходило в Исландии (Скалхольт, сентябрь 1980 г.)39. В Рейкьявике члены православной делегации встречались с Гла вой Евангелическо-лютеранской церкви Исландии епископом Сигурбьер ном Эйнарссоном, а также совершили Божественную литургию в тогдаш нем лютеранском кафедральном соборе столицы.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-187-9/ © МАЭ РАН Центром Рейкьявика считается площадь Аустурвэлур (Восточная), где находится альтинг (парламент) и старый кафедральный собор. В цен тре площади, лицом к двухэтажному зданию альтинга, украшенному ба рельефами и королевским гербом (времен унии с Данией), стоит памятник Йону Сигурдсону, борцу за национальную свободу и независимость Ислан дии в середине ХIХ в. и первому главе восстановленного парламента. На па мятнике нет надписи — каждый исландец должен знать имя Сигурдсона.

Отец и дед Сигурдсона были пасторами в Западной Исландии.

По окончании работы межправославной комиссии членам делегации Русской православной церкви была оказана особая любезность, и они смог ли посетить древний церковный центр Северной Исландии — Хоулар, где состоялась их встреча с пастором Аугустом Сигурдсоном, а затем посети ли место погребения национального исландского героя — епископа Йоуна Арасона (ум. в 1550 г.), боровшегося против датского вторжения в Ислан дию в XVI в.

Лютеранский Рейкьявик Еще в конце XVIII в. в Рейкьявике проживало всего 150 человек. В 1786 г.

Рейкьявику были предоставлены городские права. После окончательного отделения Исландии от Дании в 1944 г. Рейкьявик стал главным городом нового государства. В 1847 г. в Рейкьявике была открыта богословская се минария, которая вошла в качестве одного из факультетов в созданный в 1911 г. университет. Сейчас на богословском факультете обучаются около 60 студентов.

В Рейкьявике находится основанный в 1964 г. Институт исланд ских рукописей — уникальное собрание единственного материально го памятника древней исландской культуры. Здесь хранятся рукописи XII–XIV вв. — саги и книги религиозного содержания в деревянных переплетах, написанные на телячьей коже. До 1971 г. почти все древние исландские рукописи находились вне Исландии. В XVII в., ставшем для Исландии наиболее тяжелым периодом, множество древних пергаментов погибло, а уцелевшие рукописи стали усиленно вывозить в Данию, Шве цию, Англию, Германию, Голландию и Норвегию. В апреле 1971 г., когда Исландию посетила датская делегация во главе с министром иностранных дел П. Хартлингом, большая часть древних исландских рукописей, хра нившихся в Копенгагене, была возвращена на родину. Для исландцев это событие имеет огромное значение, так как они могут свободно читать и Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-187-9/ © МАЭ РАН понимать памятники своей древней литературы. Уже в ХIII столетии поч ти все население острова было грамотным.

В 1970 г. институт получил новое здание. В нем осуществляется изу чение и публикация древнеисландских литературных памятников, причем процесс возвращения рукописей продолжается, и почти каждую неделю ин ститут получает из разных стран посылки с двумя-тремя манускриптами.

В настоящее время члены Евангелическо-лютеранской церкви Ислан дии составляют около 97 % населения страны. На острове насчитывается 287 приходов, которые окормляются 110 пасторами. С середины XVI в.

церковь в Исландии является государственной. Высшая власть в церковно административной сфере принадлежит президенту страны, но в богослу жебных и канонических вопросах — Главе церкви — епископу совместно с Церковной ассамблеей. Епископ обязан уйти в отставку по достижении 65–70-летнего возраста. В 1976 г. впервые в истории страны пастором стала женщина, но до сих пор «женское священство» дальнейшего развития здесь не получило. Наряду с епископской должностью в Исландии имеются две вице-епископские, которые занимают пасторы, имеющие право ординации (рукоположения). В случае отсутствия епископа в стране, а также после его смерти они имеют право рукополагать во епископа новоизбранного пре емника. В Исландии проживает небольшое число католиков (около тысячи человек), пятидесятников, адвентистов седьмого дня и свободных (незави симых) лютеран.

Православный Рейкьявик В последние годы в Исландии обосновалось много наших соотечествен ников. По их просьбе в 2001 г. в Рейкьявике был образован приход Русской православной церкви. 20 апреля 2002 г. в московском Свято-Даниловом монастыре состоялась встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II с президентом Исландии Олафуром Рагнаром Гримссоном.

Приветствуя гостя, Предстоятель Русской православной церкви отметил, что у России и Исландии схожая история: на развитие обеих стран огром ное влияние оказало принятие в Х в. христианства. Во время аудиенции была достигнута договоренность о том, что в Рейкьявике будет возведена постоянно действующая православная церковь. (В 2001 г. по просьбе рос сиян, проживающих в этой стране, Священный Синод принял решение об организации православного прихода.) При этом Патриарх Алексий II под черкнул, что православные священнослужители не будут заниматься прозе Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-187-9/ © МАЭ РАН литизмом среди местного населения в Исландии, а будут знакомить исланд цев с культурно-исторической жизнью российского народа и традициями православия. «Надеемся, что вопросы о выделении земли для строительства храма и жилища священников с вашей помощью будут решены», — сказал Алексий II президенту40.

Патриарх отметил, что присутствие русского прихода в Исландии помо жет налаживанию сотрудничества с Лютеранской церковью. Патриарх по благодарил президента и все государственные структуры Исландии за то, что «наш приход получил право юридического лица». Он также напомнил, что становлению отношений между двумя странами во многом способ ствовало принятие христианства, которое произошло на Руси и в Исландии почти одновременно — в Х в. Подавляющее большинство граждан наших стран исповедует христианство, подчеркнул патриарх. «Нас также сближа ет память о том, что скандинавские племена, согласно древним летописям, стояли у истоков и русского, и исландского государств, — отметил Алек сий II. — Легендарные правители Киева Аскольд и Дир были первыми хри стианами, которые изначально прибыли на Русь из Скандинавии»41.

В мае 2002 г. в Свято-Никольском приходе Московского патриархата в Исландии состоялось первое пасхальное богослужение. Поскольку строи тельство православного храма еще не было завершено, Лютеранская церковь временно предоставила российским эмигрантам часовню Фридрикскапел ле. В то время у общины не было своего священника, поэтому в Рейкьявик специально прибыл заместитель председателя Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) Московского патриархата протоиерей Всеволод Чаплин42.

В последующие годы продолжались пастырские визиты из России в Ис ландию. Так, в апреле 2004 г. столицу Исландии посетил протоиерей Ни колай Щербаков, сотрудник ОВЦС. Здесь, в здании лютеранской часовни Фридрикскапелле, протоиерей Николай отслужил утреню, Великую вечер ню и Божественную литургию. Вечером Посол Российской Федерации в Исландии А.А. Ранних дал ужин, на котором, в частности, присутствовали протоиерей Николай Щербаков, староста прихода во имя святителя Нико лая Ксения Олафссон с супругом, третий секретарь посольства С.С. Гущин и директор Департамента городского планирования и застройки Рейкьявика С. Йоунсдоттир.

В ходе беседы С. Йоунсдоттир заверила присутствовавших, что город ские власти положительно относятся к идее выделения русской православ ной общине земли для строительства храма. В свою очередь протоиерей Николай отметил, что члены русской общины, объединенные вокруг право Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-187-9/ © МАЭ РАН славного храма, смогут стать гармоничной частью исландского общества.

В ночь на 11 апреля состоялось торжественное пасхальное богослужение, на котором молились не только многочисленные члены русской общины, но и православные сербы, болгары, поляки, проживающие в Исландии43.

Русская православная и Исландская евангелическо-лютеранская церкви осуществляют свое служение в различных условиях, в странах, располо женных на далеком расстоянии друг от друга. Но из настоящего краткого обзора видно, что издревле они были связаны многими нитями церковного и культурно-исторического характера. Можно надеяться, что в будущем эти связи станут еще более тесными. Большое место в этом процессе принад лежит взаимным визитам представителей обеих церквей.

*** Поэзия Европы: в 3 т. М., 1977. Т. 1. С. 375.

Рыдзевская Е.А. Легенда о князе Владимире в саге об Олафе Трюггвасоне // Труды От дела древнерусской литературы (ТОДРЛ). М.;

Л., 1935. Т. II. С. 8.

Там же.

Мельникова Е.А. Экспедиция Ингвара-путешественника на Восток и походы русских в Византию в 1043 году // Скандинавский сборник. Таллин, 1976. Вып. XXI. С. 81.

Рыдзевская Е.А. Указ. соч. С. 16.

Там же.

Цит. по: Марков Е. Путешествие по Святой Земле. СПб., 1891. С. 87.

Шлецер А.Л. Нестор. Русские летописи на древнеславянском языке / пер. с нем. Д. Язы кова. СПб., 1809. Ч. I. С. 53.

Карамзин Н.М. История государства российского. СПб.,1842. Кн. 1. Прим. 78. Гл. 2.

Там же. 2-е изд. СПб., 1818. Т. I. С. 44.

ГБЛ. Ф. 256. Д. 149. Л. 26–30. См.: Козлов В.П. Колумбы российских древностей. М., 1985. С. 116, 137.

Лобойко И. Взгляд на древнюю словесность скандинавского Севера. СПб., 1821. С. 8.

Переписка А.Х. Востокова в повременном порядке. СПб., 1873. С. 168.

Брайкевич В. О христианском просвещении исландцев // Соревнователь просвещения и благотворения. 1820. № 2. С. 150–164.

Там же. С. 153.

Северный архив. 1822. Т. I. С. 407–420.

Сенковский О.И. Собрание сочинений. СПб., 1858. Т. V. С. 511–573.

Погодин М.П. Исследования, замечания и лекции по русской истории. M., 1846. Т. I.

С. 287. См. также: Лященко А.И. «Eymundar Saga» и русские летописи // Известия АН СССР.

Л., 1926. Сер. VI. Т. XX. № 12. С. 1061–1086.

Antiquites russes d’apres les monuments historiques des Islandais et des anciens Scandina ves / еd. C. Rafn. Copenhagen, 1850–1852. Т. 1–2.

РНБ. Исл. Г-IV. I. № 1293. См. также: Либерман А.С. Рукопись «Саги о Стурлунгах» в Лен. гос. Публичной библиотеке им. Салтыкова-Щедрина // Скандинавский сборник. Тал лин, 1973. Вып. XVIII. С. 256.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-187-9/ © МАЭ РАН Грот Я.К. Труды. СПб., 1898. Т. I. С. 32. (Статья «Поэзия и мифология скандинавов»).

Там же. С. 32–33.

Там же. С. 33.

Китлов А.А. Русь в исландских сагах // Русская речь. 1971. № 2. С. 25.

Русский исторический сборник. M., 1840. Т. IV. Кн. 1. С. 138–139.

Там же. С. III–V, 7–116.

Там же. С. 143.

Там же. С. 137–138.

Финский вестник. СПб., 1845. Т. III. Отд. 2. С. 293–316.

Там же. С. 315.

Финский вестник. СПб., 1845. Т. V. Отд. 2. С. 49–94.

Там же. С. 95–110.

Горн Ф.В. История скандинавской литературы / пер. К. Бальмонта. М., 1894. С. 9–67.

Там же. С. 29.

Бальмонт К. Стихотворения. Переводы. Статьи. М., 1983. С. 113.

Брюсов В.Я. Miscellanea // Эпоха. М., 1918. Кн. 1. С. 229.

См., например: Джаксон Т.Н. Исландские саги о русско-скандинавских матримониаль ных связях // Скандинавский сборник. Таллин, 1982. Вып. XXVII. С. 108–109.

Журнал Московской патриархии (ЖМП). 1959. № 7. С. 9.

Августин (Никитин), архим. Неделя в Исландии — стране льдов и гейзеров // ЖМП.

1981. № 5. С. 52–54.

НГ-Религии. 15.05.2002. № 2 (97). С. 3.

Там же.

Августин (Никитин), архим. «Из варяг в греки» // НГ-Религии. 18.02.2004. № 3 (133).

С. 6.

Церковный вестник. 2004. Апр. № 8 (285). С. 6.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-187-9/ © МАЭ РАН С.В. Семенцов ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ ПРИНЕВЬЯ.

Очерк первый: СИСТЕМА РАССЕЛЕНИЯ СПАССКОГО ПОГОСТА ДО 1700-х гг.

Изучение исторической системы расселения территорий Приневья ста новится одной из существенных задач современного петербурговедения.

На магистральных путях развития знания об основании и развитии Санкт Петербурга далеко не последней была и линия углубленного исследования истории Приневья до основания столичного города на Неве, т.е. до начала XVIII в. За последние десятилетия были изданы многие карты и планы тех времен, появились крупные исследования, опирающиеся на картографиче ские фонды и нацеленные на выяснение многих особенностей историче ской географии Приневья.

Среди крупнейших работ по предыстории Приневья можно отметить работы Ю.Г. Алексеева, Л. Багрова, Ю.Н. Беспятых, Бергенгейма-первого, К. Бонсдорфа, Г. Бээрнхильма, В.Е. Возгрина, Б. Гефферта, А.И. Гиппинга, С.Б. Горбатенко, Р.Л. Золотницкой, Х. Келина, А.Н. Кирпичникова, В.В. Кол гушкина, А.А. Куника, О.А. Красниковой, А.С. Лаппо-Данилевского, Т.П. Мазур, К.А. Неволина, Г.А. Немирова, К. Оландера, А.П. Пронштейна, Сауло Кепсу, С.В. Семенцова, П.Е. Сорокина, А.Л. Шапиро, И.П. Шасколь ского, Т.А. Шрадер, Уллы Эренсверд и многих других исследователей1.

Система расселения Приневья конца XVII в. хорошо реконструируется на основе многочисленных материалов шведской картографии2.

Более развернутую библиографию по данному вопросу можно найти в серии источниковедческих статей, опубликованных автором в нескольких выпусках «Скандинавских чтений».

Крупнейшие своды подлинных карт и планов Ингерманландии шведского времени хранятся в разных коллекциях. Наиболее полные — в Стокгольме, в Военном и Государственном архивах. В Санкт-Петербурге также имеют ся значительные коллекции картографических материалов — в Библиотеке Российской академии наук (БРАН), в Российской национальной библиотеке (РНБ), в ряде архивов, в первую очередь Военно-Морского флота. Наиболее подробно описаны коллекции в материалах специальной международной выставки и специальной международной конференции, проведенной со вместно российскими и шведскими специалистами3.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-187-9/ © МАЭ РАН Комплексные исследования позволили уже сейчас четко понять, что си стема расселения Приневья до основания Санкт-Петербурга имела ярко вы раженные особенности4.

Пространственной предтечей столичного города Санкт-Петербурга была вполне развитая и устоявшаяся в веках сельская система расселения Прине вья. Город возник не на пустом месте, а на вполне обжитых землях. Терри тории Приневья до основания Санкт-Петербурга имели развитую систему расселения, включая тысячи селений разного типа, достаточно плотную сеть разных по значимости дорог, систему освоенных земель. Приневье отлича лось высокой плотностью заселения на всем протяжении XV–XVII вв. При этом многие элементы системы расселения имели многовековую стабиль ность, несмотря на то что данные земли сначала относились к Новгород ской республике, затем вошли в состав Московского государства, а с конца XVI в. были включены в состав Швеции, многократно испытывали измене ния в политическом, экономическом и религиозном статусе и неоднократно меняли систему землепользования и даже состав населения (на протяжении веков отмечено несколько волн массовой смены населения).

До основания Санкт-Петербурга система расселения Приневья уже включала тысячи существовавших столетиями населенных пунктов.

Рассмотрение (по данным российских и шведских источников) развития системы расселения Приневья с XV в. показывает, что на территории со временного большого Санкт-Петербурга и его пригородной зоны сформи ровалась развитая система расселения. По крайней мере в середине XV — конце XVII в. стабильно размещались 8 погостов, на территории которых столетиями находились 900–1000 поселений: в 1470–1490-е гг. — 1 город и не менее 998 поселений;

в 1498–1501 гг. — 1 город и не менее 994 по селений;

в 1690-е гг. — 2 города и крепости, а также не менее 902 насе ленных пунктов разного размера и разного типа. Во всей Ингерманландии в конце XVII в. насчитывалось 1991 поселение. Многие из поселений на всей рассматриваемой территории прослеживаются на протяжении веков и упомянуты в источниках последовательно в новгородский, московский и шведский периоды развития Приневья, т.е. по крайней мере на протяже нии XV–XVII вв.

Система расселения имела многовековую стабильность. В этом по следовательно проявляется многовековая стабильность системы расселения Приневья, сохраняется веками практически единая плотность размещения поселений в данном регионе на протяжении XV — конца XVII вв. Все это на поминает о том, что к моменту основания Санкт-Петербурга эти территории Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-187-9/ © МАЭ РАН не были пустынными, имели развитую систему сельского расселения, сфор мировавшиеся и стабильные сети водных и сухопутных путей сообщения.

На протяжении веков сформировалась особая мозаичность освоения территорий. Селения размещались традиционно группами, гнездами, ку стами. Проявившаяся с допетербургских времен мозаичность системы рас селения новгородского, московского и шведского периодов естественно и плавно перешла в дисперсный, многослободской характер градостроитель ной ткани Санкт-Петербурга, сохранившись до нашего времени в компо зиционной раздробленности исторического центра города. Конфигурация реальной застройки Санкт-Петербурга времен Петра I во многом преем ственно совпадает с конфигурацией освоенных территорий допетровского времени.

Веками уже существовал пространственный каркас Приневья — си стема сухопутных дорог и водных путей разной значимости. От главных магистралей — невской водной трассы «Пути из Варяг и Греки», «Велико го Волжского пути», государственных трактов, соединявших крупнейшие города этих территорий, — до местных проселочных дорог, объединявших гирлянды мелких поселений между собой, а также селения с угодьями. Си стемы поселений формировались и развивались вдоль всех этих дорог и водных трасс. В Приневье эта особенность расселения получила ярко выра женный характер. Сотни километров сформировавшихся и стабильно суще ствовавших веками дорог и водных путей с XV–XVII вв. стали «стержнем»

всего пространственного развития.

Допетербургская система расселения Приневья стала простран ственной основой развития Санкт-Петербурга. После основания Санкт Петербурга происходили процессы «вбирания» этой стабильной системы уже в городские пространства. Сотни километров сухопутных путей ста ли основой городских улиц и магистралей в самом Санкт-Петербурге и его пригородах. Десятки селений послужили основой для кварталов и слобод при строительстве самого Санкт-Петербурга с первых лет. Таким образом, допетербургская система сельского расселения во многом предопределила особенности территориального развития Санкт-Петербурга и стала его про странственным фундаментом (пространственным каркасом), постепенно и последовательно преобразовываясь в пространственно развитую систему городского расселения.

Сотни современных селений преемственно восходят по крайней мере к селениям, известным с конца XV — начала XVI в., пережив новгородские, московские, шведские этапы существования этих территорий и выжив в Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-187-9/ © МАЭ РАН многократных военных и социальных катаклизмах XVIII–XX вв. С конца XV — начала XVI в. известны: деревни «Морья на реце Морье» (совр. Мо рье), «Захожаи» (совр. Захожье), «Лопала ж» (совр. Лупполово), «Мендосар на речке на Мендосари у часовни» (совр. Мендосары), «Токсово над озером над Токсовым» (совр. Токсово), Колбино (совр. Колбино), Торикино (совр.

Торики), Перекула (совр. Перекюля), «На Бору на реке на Ижере» (совр.

Бор), «Кателской Остров» (совр. Коттелово), Раикола (совр. Раиколово), Ка дриных (совр. Кудрино), «На усть Врудици на Ковоше» (совр. Усть-Рудица);

дворцовая деревня «Пикула Мотина» (совр. Пикколово);

«вопчая» деревня «Врева на реке на Ижере» (совр. «Малое Верево»);

сельцо «Гостилици на Ковоши» (совр. Гостилицы), сельцо «Нежковичи» (совр. «Старые Низкови цы»), сельцо «Пудость на речке на Пудости» (совр. Пудость), села Волосово (совр. Волосово) и Храпши (совр. Ропша);

погостские села Корбосельское (совр. Корабсельки), Дятелици (совр. Дятлицы), Дягиленское (совр. Тягли но) и многие другие населенные пункты.

Современная планировка многих фрагментов Санкт-Петербурга, совре менная система расселения его пригородной зоны и ближайших к Санкт Петербургу районов Ленинградской области имеет явные и значительные совпадения с системой расселения и дорожной сетью допетербургского периода, в наиболее точном пространственном виде (по данным чертежей) известной нам с XVII в., а по письменным описаниям — с конца XV в. Со временный Санкт-Петербург и его планировочная, функциональная и соци альная зоны влияния в процессе своего развития «впитали» историческую систему расселения, вобрали в себя, адаптировали и во многих случаях со хранили до конца XX в. значительные следы допетровской эпохи.

Немало селений сохранили историческую память о важных государ ственных событиях и мероприятиях. Так, на реке Тосна, южнее современ ного города Тосно, до нашего времени дошло небольшое селение Рубеж, фиксирующее место прохождения здесь в XVII в. (после подписания Стол бовского договора 1617 г.) государственной границы между Россией и Шве цией. В XVIII — начале XX вв. фактически по этой же трассе проходила административная граница между Санкт-Петербургской и Новгородской гу берниями. Трассировка многих административно-территориальных границ XVIII–XX вв. (между губерниями и уездами, областями, районами и т. д.) во многих случаях проходила по исторически устоявшейся трассировке гра ниц предыдущих периодов. Например, трассировки отдельных участков государственных границ между Россией и Швецией по Ореховецкому до говору (1323) и Столбовскому договору (1617) во многом совпадали с более Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-187-9/ © МАЭ РАН поздними трассировками административно-территориальных границ Рос сийской империи и России советского и постсоветского времени.

Дороги XV–XVII вв. стали «стержнем» слободской застройки с само го начала XVIII в. Вдоль них, а также вдоль водных трасс (Невы, ее про ток и притоков) издавна велось массовое создание сел и деревень, которые при Петре I стали основой городских слобод. Древние дороги (их трасси ровка известна нам по шведским землемерным картам) постепенно при обретали статус городских улиц и магистралей. На карте современного Санкт-Петербурга в трассировке фрагментов десятков улиц, проспектов и магистралей можно увидеть память о дорогах допетербургского времени.


Среди таких улиц и проспектов можно назвать Суворовский и Лиговский проспекты, фрагменты Выборгской и Ушаковской набережных, Примор ского проспекта, проспекта Энгельса, Выборгского шоссе, улиц Котовского и Льва Толстого, улиц Блохина и Ждановской, Свердловской набережной, переулки Академический, Кадетский, Иностранный, фрагменты Шпалер ной улицы, Волковского проспекта, улицы Салова, дорог вдоль берегов Невы, ставших Октябрьской набережной и проспектом Обуховской оборо ны, улицы Крупской, Большой Пороховской улицы, Ириновского проспек та, Партизанской улицы, Большеохтинского проспекта, Рябовского шоссе, Беломорской улицы, улицы Трефолева, проспекта Маршала Жукова, Петер гофского шоссе, Таллинского шоссе и многих других.

Существующая в настоящее время улично-дорожная система санкт петербургской агломерации также в значительной мере восходит к до рожной системе, известной нам по крайней мере с XVII в. (по материалам шведских землемерных карт). Несмотря на огромные усовершенствования всей дорожной сети Ленинградской области, трассировка практически всех государственных трактов шведского периода почти полностью дошла до на шего времени, включаясь частично на многокилометровом протяжении в современные магистрали либо сохраняясь в трассировке дорог районного и местного значения и местных проездов. Учитывая стабильность существо вания на данных территориях сотен селений на протяжении XV–XVII вв., а затем и XVIII–XX вв., можно предположить, что и система обозначенных на шведских картах дорог имеет в основном более древнюю историю и мо жет быть отнесена по крайней мере к концу XV–XVI вв. Многие сотни ки лометров современных дорог в Ленинградской области сохраняют память о XV–XVII вв.

Вплоть до 1940–1950-х гг. ареалы освоенных земель во многих местах Ленинградской области, особенно на периферии, даже в нюансах совпадали Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-187-9/ © МАЭ РАН с ареалами освоенных земель XVII в. Годные к освоению земли в окруже нии обширных таежно-болотистых территорий веками оставались в преж них границах.

На протяжении столетий территория Приневья была зоной столкнове ния интересов многих государств, много раз переживала военные действия, столкновения и походы и неоднократно подвергалась массовым переселени ям населения. Такая динамичность (нестабильность) на протяжении веков населения территорий Приневья — по численности, социальным, экономи ческим, этническим, конфессиональным и другим особенностям — как ни странно, не очень сильно отразилась на особенностях системы расселения данных земель. Система расселения оказалась наиболее стабильным эле ментом развития Приневья, мало подверженным динамике и флуктуациям политических, этнических и иных факторов. Более того, современная систе ма расселения и многие планировочные закономерности Санкт-Петербурга и его пригородной зоны преемственно формировались на основе системы расселения Приневья XV–XVII вв.

Планировочная система Санкт-Петербурга и его зоны влияния, генетиче ски восходящие к системе расселения XV–XVII вв., не отвергли существо вавшие ранее поселения и разветвленную дорожную сеть, а Санкт-Петербург имеет значимые планировочные корни в системе расселения допетровской эпохи. Пережив радикальные изменения XVIII–XX вв., древняя система расселения XV–XVII вв. и до настоящего времени остается одной из основ современной системы расселения всего Санкт-Петербургского региона.

В этом проявилась многовековая стабильность Приневья, преемственность и эволюционный характер ее развития как в допетербургский, так и в петер бургский периоды развития.

Это уже сформировавшееся понимание особенностей исторической си стемы расселения Приневья допетербургских времен позволяет перейти к более углубленному изучению нюансов территориального развития. Речь идет о возможности исследования территорий вплоть до отдельных посе лений, т.е. о переходе к новому, более крупному, подробному, нюансиро ванному масштабу рассмотрения. В данной работе определяется система расселения территории одного из центральных погостов — Спасского — в последние десятилетия шведского периода (1680-е — 1702 гг.), т.е. изучают ся особенности территорий во время прихода русских войск и возвращения этих территорий в состав России.

На основании изучения наиболее комплексных топографических мате риалов — карт этого периода — были выявлены:

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-187-9/ © МАЭ РАН — границы погоста;

— трассировки основных дорог, в том числе государственных трактов Нотебург–Ниен, Ниен–Выборг (в прилегающей к Ниену зоне), Ниен–Нарва (в прилегающей к Ниену зоне);

— плотность и размещение населенных пунктов погоста.

В качестве информационных источников рассмотрены следующие кар ты, позволяющие выявить территориальную информацию именно на конец XVII в:

— № 11 — «Geographisk eller Trackt-Karta omkring Ntheborgh samt Neva Strmmens lopp utur Ladoga inuti ster-Sjn. Upprttad af Blasingh». (Из Гип пинга, № 11)5.

— 1681 г. — «Geometrisk Delineation uthaf Newa-Strmmen ifrn Ladoga Sjn och Nteborgh intill Nyen-Skantz, men den friga delen intill ster-Sjn r obiter och ungefehr tecknat. Octobr. 1681. E.F.P.Bgh». (Из Гиппинга, № 9)6.

— 1688 г. — «Geographisk Charta fwer Ntheborgs Lhn i Ingermanland / Undantagandes Dderhofs Pogost /: Hinlten hr Transporterat af de Geometriske Concepter, Anno 1688 in Jnio»7.

— 1690 г. — (Курляндия, Лифляндия, Эстляндия, Ингерманландия и Вы боргский лен)8.

— 1699 г. — «Denna Landt-Karta fver Nteborgs Lhn r efter stor gam mal Karta, fom fans hr p Contoret, bragt till detta format och rtta storleket af Landt-Cartor in Januario A 1699. E.S. Stuart. P. Wassander fecit». (Из Гиппин га, № 2)9.

— 1699-S. — «Frt Charta eller Thopographisk Delineation fwer Nyen… Nyen oy 26: Jul A 1699. E. Stuart»10.

— 1690-е гг. — «Land-Charta Eller Geographisk Delineation fwer Inger manneland»11.

— 1701 г. — «Hydrogrask Karta fver Newa-Strmmen allt ifrn Nyenska Redden I Salt-Sjn till Nteborgs Redd i Ladoga- Sjn, med dsss rtta Situation och djuplek, samt Grund och Banckar;

observerad uti Maj och Juni Mnader, A1701 af Carl Eldbergh». (Из Гиппинга, № 10)12.

— 1702 г. — «General Charta fwer Provincien Ingermanneland Hwilken Helt noga Uthwijsar Hela Dhes Situation Fmte alle der thi Belgne Krkior, Hff, Bar och Torp, Tillijka medh alle derigenom strckiande strre och mindre Wgar samt Pass Item Siar, ar och Bckar, ssom och Lhne samt Pogoste skillnaderne af Copierat hr widh Kongl: Maisjts: Landtmterij Contoir Anno 1704: af det ifrn Narfwen hr 1703 fwersnde Conceptet Sammandraget af Vahl: Ingenieuren Erich Beling s wll af 1678 hrs Geomet: Commissions Ar Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-187-9/ © МАЭ РАН bete ssom och dhe senare Tders Mtningar fwer Ntheborgs Lhns Horea dehl Unoverat = af Anders Andersin»13.

Эти карты отражают развитие территорий в самом конце XVII в., пока зывают устоявшуюся систему расселения шведского периода. Вне данного рассмотрения оставлены шведские карты начала и середины XVII в., так как они во многом отражают особенности новгородско-московской систе мы расселения и требуют в первую очередь дополнительного параллельно го сравнительного рассмотрения с более древними записями новгородско московского периода развития этих территорий, в первую очередь, с писцовыми книгами конца XV — середины XVI в.

Границы Спасского погоста в 1680-х — 1702 гг.

Территория Спасского погоста в шведское время показана на подлин ных шведских материалах недостаточно четко. На территориях севернее р. Невы западная и восточная части погоста практически на всех картах не обозначены. При этом в разных материалах существуют разночтения в трассировке границы погоста. Учитывая это, мы в данной работе приняли следующие уточнения:

1. Севернее р. Невы северная граница погоста прорисована в соот ветствии с вполне совпадающими обозначениями карт (1688 г., 1690 г., 1690-е гг., 1702–1704 гг.). Восточная граница погоста проведена тради ционно для шведских административных границ по р. Дегтярке и р. Чер ной до впадения ее в р. Неву. Западная граница погоста не определена (в настоящее время еще нет достаточного материала для четкого определе ния границы погоста). Поэтому в работе при описании селений условно рассматривается территория вплоть до р. Охты и до границы укреплений кронверка Ниеншанца.

Поэтому трассировка административной границы Спасского погоста проходила следующим образом. От современной линии КАД (Кольцевой автомобильной дороги) южнее Заневского поста по грунтовой дороге мест ного значения юго-западнее Уткиной Заводи — обход с юга селения Самар ка — с переходом через р. Черную — юго-восточнее платформы «20 км»

(по железной дороге Ладожский вокзал — Колтуши — Манушкино — Пав лово — Мга) — восточнее селения Манушкино — через болото Круглое (с четырьмя поворотами административной линии погоста) до ручья, впа давшего в р. Дегтярку. Оттуда нами условно была проведена разграничи тельная линия вдоль ручья до впадения в р. Дегтярка — по правому берегу Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-187-9/ © МАЭ РАН (или по оси реки?) р. Дегтярка — по правому берегу р. Черная до впадения в р. Неву. А в западной части рассматриваемой территории условно погра ничная линия проведена от южного абриса кронверка Ниеншанца по лево му берегу р. Охты, затем по прямой линии до Заневского поста и от него на восток до пересечения с современной трассой КАД.


2. Южнее р. Невы граница погоста по картам шведского времени мо жет быть в некоторых местах протрассирована достаточно четко. От устья р. Красненькой по прямой линии до ответвления от Нарвского тракта (совр.

пр. Жукова) дороги, которая шла вдоль южного берега залива (совр. Петер гофское шоссе), — по юго-западной границе усадьбы Александрино (совр.

улица Козлова) до Петергофской линии железной дороги — по прямой ли нии почти точно на восток до пересечения с совр. Московским шоссе — по Московскому шоссе вплоть до р. Славянки в Московской Славянке — затем по трассе ул. Ленина в Колпино вплоть до р. Ижоры — по оси ул. Правды в Колпино на юго-восток через территорию железнодорожной станции «Кол пино», через поля и болота вплоть до р. Тосна — затем на северо-восток приблизительно на 1,4 км — затем повернула на юго-восток и шла около 3,0 км до пересечения с грунтовой дорогой Никольское–Захожье — оттуда на восток на протяжении примерно 5,2 км через болото в сторону селения Войтолово (возможно, по одной из древних просек, сохранявшихся еще в конце XIX в.) — не доходя до трассы железной дороги, между станциями Войтоловка и Пустынька поворачивала почти точно на север и шла до ли нии железной дороги чуть западнее (приблизительно в 350–400 м) станции Горы — оттуда поворачивала почти строго на север и шла около 1200 м — затем новый поворот на северо-восток по ручью Грязному до р. Мги при близительно по окраине совр. дачного поселка Горы — около 1000 м шла вверх вдоль р. Мги — оттуда была ориентирована на северо-восток до озера Красного (в 1930–1940-е гг. практически полностью уничтоженного при торфяных разработках) — далее северо-восточнее до древней дороги Синявино–Назья — затем поворачивала на северо-запад к южному берегу Ладожского озера.

Некоторые вопросы вызывает принадлежность островов дельты Невы к данному погосту. В этой статье мы с некоторой долей условности рассма триваем все острова вместе с четко выявленными территориями Спасского погоста.

Вне рассмотрения остаются зоны города Ниена и цитадели (крепости) Ниеншанца с сопутствующими им территориями по правому берегу р. Невы ниже по течению города Ниена, вдоль современной Выборгской стороны.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-187-9/ © МАЭ РАН На ряде карт показаны поселения (города, дворянские усадьбы, села, де ревни, хутора и т.д.), но не даны их названия, поэтому для понимания про странственных особенностей системы расселения такие населенные пункты приводятся в перечне, но со значком (???). Отмечены процессы массовых переименований населенных пунктов, выявилась явная неустойчивость то понимического поля Приневья. Это было связано не только с изменениями названий поселений в связи со сменами владельцев (это особенно касалось дворянских усадеб — хофов). Причина была и в существенных сдвигах этничности населения Ингерманландии. До 1640–1660-х гг. повсеместно имелись либо новгородско-московские топонимы, частично переведенные на шведскую фонетику, с явными шведскими акцентами, либо отдельные новые топонимы. С 1650–1660-х гг. происходили ускоренные процессы массовой замены русских топонимов или их шведских «дублетов-калек» на шведские, в особенности на финские. Эти топонимические процессы, несо мненно, связаны с массовым переездом в это время на данные территории десятков тысяч финнов и вытеснением отсюда коренного русскоязычного населения. Таких топонимических примеров можно привести сотни. Ска жем, поселения вдоль берега Невы (совр. набережная Робеспьера) имели следующие наименования.

— До 1670-х гг. Сабрина (Sabrina b), после 1680-х, даже 1690-х гг. — ???

(1681 г.), Saberla (1699-S), Sabrula (1701 г.), Sabina (1702 г.).

— До 1670-х гг. Сюврюна Хоф (Swrna hoff), после 1680-х, даже 1690-х гг. — ??? (1681), Sluterhoff (1699-S), Sabrula (1701 г.), ??? (1702 г.).

— До 1670-х гг. Враловцина Хоф (Vralofzina hoff), после 1680-х, даже 1690-х гг. — ??? (1681), Larvala Krogh (1699-S), Larova (1701 г.), Varaiofsina (1702 г.).

— До 1670-х гг. Враловцина (Vralofzina b), после 1680-х, даже 1690-х гг. — Patenica (1699-S), Palanska (1701 г.), ??? (1702 г.).

— До 1670-х гг. Кандуя (Kanduiaby), после 1680-х, даже 1690-х гг. — ???

(1681), Kiafe (1699-S), Kyan (1701 г.), Condina (1702 г.).

В данном случае изучая систему расселения самого конца XVII в., мы выявляем топонимическое поле Приневья, формировавшееся с середины 1650-х гг. уже на шведско-финской основе и в таком виде увиденное Петром Первым, когда русские войска пришли в Ингерманландию.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-187-9/ © МАЭ РАН Северная зона погоста вдоль правого берега р. Невы в 1680-х — 1702 гг.

На правом берегу Невы по течению р. Черной речки, впадающей в р. Неву (Вне территории погоста). Mustilla Krog (1701 г.) — почтовый двор на левом берегу р. Мустила при ее впадении в р. Неву (совр. Черная речка).

1. Sernolai (1702 г.) — деревня на правом берегу р. Черной (чуть выше ее впадения в р. Неву).

На правом берегу по течению р. Невы 2. Zeurnatina (№ 11), Zurnualina (1699 г.) — на правом берегу р. Невы (чуть ниже впадения в нее р. Черной). Mustila (1681 г.) — р. Черная (совр.).

3. ??? (без названия) (1704 г.) — на правом берегу р. Невы напротив совр.

Марьино.

4. Smolkaa de (№ 11), Smolkoade (1699 г.), Smolkia (1702 г.) — на правом берегу р. Большой Невы напротив ручья Глубокого.

5. Dobraa (№ 11), Dobroa (№ 1699 г.), ???rova?nimis (1702 г.) — селение на правом берегу Большой Невы, напротив селения Dubrova.

6. Juscara (№ 11), Dama (1702 г.) — селение на правом берегу Большой Невы, напротив селения Dubrova (в конце 1890-х гг. — Дача).

7. ??? (1699 г.) — чуть севернее Dobroa (1699 г.), немного дальше от бере га р. Невы, в зоне совр. Новый Поселок (в конце 1890-х гг. — Плентовка).

8. Kolkj (1681 г.) — деревня на р. Kolki-jocki (впадает в р. Неву по право му берегу).

9. Luskara (1681 г.), Lusikara (1701 г.)? B???kara (1702 г.) — деревня на против места чуть восточнее устья р. Мги (между устьем р. Мойка (Lilla Moija ) и р. Мга (Moia ), напротив устья р. Мга), в 1890-е гг. — дер.

Пески.

10. ??? (1681 г.), Laurikalla (№ 11) — деревня на левом берегу р. ???, впадающей в Неву, чуть восточнее деревни Laurikalla. На территории совр.

селения Островки.

11. Laurikalla (1681 г.), Laurikalla (1701 г.) — деревня на правом берегу р. ???, впадающей в Неву. На территории совр. селения Островки.

12. Nisnowa (1701 г.) — деревня на берегу р. Невы чуть западнее деревни Laurikalla. На территории совр. селения Островки.

13. Dobren Seri Ma (№ 11), Servilla (1681 г.), Sarowa (1701 г.), ???

(1702 г.) — деревня напротив островка (Serwesari — 1701 г.) или «Главры ба» (совр.).

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-187-9/ © МАЭ РАН 14. Subotofskina (№ 11), Subbotofsina (1681 г.), Herialla (1701 г.), Saburtuva (1702 г.) — селение на берегу р. Большая Нева, в районе селения Масловка (1890-е гг.), Маслово (совр.).

15. Gelofskina (№ 11), Golofskina (1681 г.), Golofskina (1699 г.), Lppehara (1701 г. — 2 деревни рядом), Kolokina (1702 г.) — селение на берегу р. Боль шая Нева, напротив устья р. Тосно — Tussiena ets (№ 11), в зоне Пороги (1890-е гг.), Большие Пороги (совр.).

16. Tassari (№ 11), Tassari (1681 г.), Tassuri (1701 г.), Jabuck (1702 г.) — деревня на берегу р. Большая Нева, южнее устья р. Ижоры, в зоне Самарки (1890-е гг.), пос. им. Свердлова (совр. недалеко от церкви).

17. Borotka (№ 11), Borotka (1699 г.), Reijo (1701 г.) — деревня на берегу р. Большая Нева, чуть севернее Tassari (№ 11), Jabuck (1702 г.).

18. Mansicka (1701 г.), ??? (1702 г.) — безымянное деревня на правом берегу Большой Невы, южнее устья р. Ижоры — Ingris (№ 11) и деревни Lubolsa.

19. Kikckese (№ 11), Kirkepa (1701 г.), Lubolsa (1702 г.) — деревня на бе регу р. Большая Нева, напротив устья р. Ижоры, южнее Овцынской колонии (1890-е гг.), в районе Овцыно (совр.).

20. ??? (1702 г.) — безымянное селение на правом берегу Большой Невы, южнее р. Черная, чуть севернее устья р. Ижоры.

21. Walltulla Krog (1701 г.) — селение на правом берегу р. Большая Нева, южнее устья р. Черной, самое южное селение группы Walltull, напротив совр. церкви в Невском парклесхозе.

22. Walltulla niem (1681 г.), ??? (1702 г.) — безымянное селение на правом берегу Большой Невы, южнее устья р. Черная, в зоне Невского парклесхоза, в районе церкви (совр.).

23. Walltulla niem (1681 г.), ??? (1702 г.) — безымянное селение на правом берегу Большой Невы, южнее устья р. Черная, в зоне Невского парклесхоза (совр.).

24. Walitula (1699 г.), Walltulla (1681 г.), ??? (1702 г.) — безымянное селе ние на правом берегу Большой Невы, южнее устья по левому берегу р. Чер ная, в зоне Невского парклесхоза (совр.).

25. Walitula Turekalla (№ 11), Valkituia b (1702 г.) — селение на правом берегу Большой Невы, по правому берегу р. Черная севернее устья р. Чер ная, в зоне Невского парклесхоза (совр.).

26. Turekolla (1681 г.), Lmmito (1701 г.), Turikala (1702 г.) — селение на берегу Большой Невы, напротив «Носа» на р. Неве и селения на левом Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-187-9/ © МАЭ РАН берегу р. Невы Vlob, в зоне Новосаратовской колонии (1890-е гг.), Ново саратовки (совр.).

27. Rokona (1681 г.), Roska (1701 г.), ??? (1702 г.) — селение на правом берегу Большой Невы, чуть южнее и напротив устья р. Славянки, в зоне Новосаратовской колонии (1890-е гг.), Новосаратовки (совр.).

28. Kassala (1701 г.) — селение в зоне Новосаратовской колонии (1890-е гг.), в зоне церкви Новосаратовки (совр.).

29. Hckia (№ 11), Hckia (1681 г.), Hrckilla (1701 г.), Hajkala (1702 г.) — на берегу Большой Невы, напротив Мурзинки (1890-е гг.), чуть южнее пере хода КАД (совр.).

30. Srsijocki (1701 г.), ??? (1704 г.) — селение на правом берегу Большой Невы, в устье р. Утка.

31. Sursioke (№ 11), Sorsiocki (1699 г.), ??? (1701 г.), ??? (1702 г.) — го сподское селение на правом берегу Большой Невы, на правом берегу р. Sun deritza (совр. р. Утки), западнее ее устья.

32. ??? (1702 г.) — безымянное селение на правом берегу Большой Невы, западнее устья р. Утка.

33. ??? (1702 г.) — безымянное селение на левом берегу р. Утка, запад нее селения Sovjocki.

34. Soijosk (1699-S), Sovjocki (1702 г.) — селение на правом берегу р. Утка.

35. Sandoviti (1702 г.) — селение на правом берегу р. Утка, северо западнее Sovjocki.

36. Ludrapent (1699-S), ??? (1702 г.) — безымянное селение на правом берегу Большой Невы, западнее устья р. Утка.

37. Lstowa (1701 г.), ??? (1702 г.) — безымянное селение на правом бе регу Большой Невы, западнее устья р. Утка.

38. Lstowa (1701 г.), ??? (не прочитать) (1702 г.) — на берегу Большой Невы, в районе Октябрьской наб., д. 74–78.

39. Kojawossi Krog (1701 г.), Kaviois (1702 г.) — на берегу Большой Невы, в районе Октябрьской наб., д. 68–70.

40. Koivis (1699-S), Kojawossi (1701 г.), Kapills (1702 г.) — на берегу Боль шой Невы, в районе Октябрьской наб., д. 64–68.

41. Koifor (№ 11), Kurpala (1701 г.), ??? (1702 г.) — на берегу Большой Невы, в районе Октябрьской наб., д. 60–64.

42. Kurpala (1701 г.) — на берегу Большой Невы, в районе Октябрьской наб., д. 60–64.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-187-9/ © МАЭ РАН 43. Tammis (1701 г.), Dubackprkna (1702 г.) — на берегу Большой Невы, в районе Октябрьской наб., д. 60–64.

44. Tammis (1701 г.), Dubackprkna (1702 г.) — на берегу Большой Невы, в районе Октябрьской наб., д. 60–64.

45. Tammis (1701 г.), Dubackprkna (1702 г.) — на берегу Большой Невы, в районе Октябрьской наб., д. 60–64.

46. Lammis (№ 11), Tammis (1681 г.), Tamis (1699-S), Tammis (1701), Dubackprkna (1702 г.) — на берегу Большой Невы, в районе Октябрьской наб., д. 56–60.

47. Tegellada (1699-S), Tegelbruk (1701 г.), Crovanstegel (1702 г.) — селе ние на берегу Большой Невы, в районе Октябрьской наб., д. 34–38. (почти напротив, чуть южнее селения Kallin — на левом берегу Большой Невы), напротив Смоленской Ямской слободы (в 1890-е гг.).

48. Pastorshoff (1699-S), ??? (1702 г.) — усадьба пастора в устье р. Оккер виль, тогда имевшей название Carvilla Bck (1699-S), на ее правом берегу, при впадении ее в р. Охту (в районе Уткин пр., 2. Р. Охта (совр.) тогда на зывалась Svart-Bck Fluvius (1681 г.), Svart Bckens (1699-S).

49. Mlber (1699-S) — селение выше по течению на левом берегу р. Ок кервиль, чем Pastorshoff.

50. Wajag (1699-S) — селение выше по течению на левом берегу р. Ок кервиль, чем Mlber.

51. Pilloi (1699-S) — селение чуть выше по течению на правом берегу р. Оккервиль, чем Wajag.

52. Wnhannj (1699-S) — селение выше по течению на левом берегу р. Оккервиль, чем Pilloi.

53. Pundafusoj (1699-S) — селение чуть выше по течению на правом бе регу р. Оккервиль, чем Wnhannj.

54. L[illa] Carvilla (1702 г.) — селение на правом берегу р. Оккервиль, ниже по течению селения S[tora] Carvilla, в зоне селения Новая (в 1890-е гг.), в зоне селения Новосергиевка (совр.).

55. Carvilla (1699-S), S[tora] Carvilla (1702 г.) — селение на правом бе регу р. Оккервиль, тогда имевшей название Carvilla Bck (1699-S), в зоне селения Новосергиевка (совр.).

56. Jervis (1701), ??? (1702 г.) — селение на правом берегу Большой Невы, напротив устья р. Волковки (Черной речки, Монастырки).

57. Lijvfvartorp (1681 г.), Bleket (1701 г.), ??? (1702 г.) — безымянное селение чуть южнее Кронверка цитадели Нюен-Скантса.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-187-9/ © МАЭ РАН 58. Hennine (1699-S) — селение на левом берегу р. Охта, выше по тече нию от устья р. Оккервиль.

59. Skiepsbggeriet (1699-S) — селение на правом берегу р. Охта, выше по течению от устья р. Оккервиль.

60. Pallnonj (1699-S) — селение на правом берегу р. Охта, выше по те чению.

61. Palnonj (1699-S) — селение на левом берегу р. Охта, выше по тече нию.

62. Hukon Steisp Pallnonj (1699-S) — селение на левом берегу р. Охта, выше по течению.

63. Rubar (1699-S) — селение на левом берегу р. Охта, в устье р. по леком берегу р. Лубья, она тогда называлась Lubbia joccj (1699-S).

64. Sockila Sgeguartz (1699-S) — селение на левом берегу р. Охты при устье р. Лубьи по ее правому берегу.

65. Tegelbruck (1699-S) — кирпичные заводы по левому берегу р. Охта, поблизости от государственного тракта Нотебург–Ниен.

66. Groux Tegelbruck (1699-S) — кирпичные заводы по правому берегу р. Охта, на государственном тракте Нотебург–Ниен.

67. ??? (1702 г.) — безымянное селение по северной стороне тракта Нотебург–Ниен.

68. ??? (1702 г.) — безымянное селение по южной стороне тракта Нотебург–Ниен.

Южная зона погоста вдоль левого берега р. Невы в 1680-х — 1702 гг.

На левом берегу по течению р. Невы 69. Nteborgh (1699), Nteborg (1701), Nteborgs Sloss (1702).

70. Ladgrden (1681), Ladugrden (1701), Lhnsgrden (1702 г.) — напро тив крепости Нотебург, на южном берегу р. Невы. Kirkosari (1701) — остров напротив. Lammassar (1681 г.), Lammasari (1701) — остров по правому бере гу р. Невы, чуть южнее Lhnsgrden.

72. Strilka (1681 г.), Strelika (1699 г.), Strilka Frrje — Stad fwer Strm men (1701 г.), Strilna (1702 г.) — селение на левом берегу р. Невы, напротив Mustulla Krog (что на правом берегу р. Невы), севернее Talnikina, севернее р. Черной, на выходе тракта из Новгорода и его ответвления в тракт вдоль левого берега Невы.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-187-9/ © МАЭ РАН 73. Talnikena Kloster (1699 г.), Talnikina (1702 г.) — селение на левом бе регу р. Невы, севернее Dubrova, чуть южнее р. Черной, в районе церкви в поселке Марьино (совр.).

74. Vsnecka (1702 г.) — селение в глубине территории на дороге от Du brova, в районе Лесничества (в 1890-е гг.).

75. Munkil altas Telnikonamshof Munkila bck (1681), Munkilla (1701) — на левом берегу р. Невы между реками р.

76. Dobrova Jamskoi (№ 11), Dubrova Iamskoi (1699), Dubrova (1702 г.) — селение севернее Savarofsina, в месте пересечения тракта вдоль левого берега р. Невы и дороги от Vsnecka, в районе Московской Дубровки (в 1890-е гг.), в северной части Невского пятачка (совр.).

77. Seredna Sveanauti (№ 11) на правом берегу в устье р. 1 Moija (№ 11), Sokanauti (1681 г.), Seredna (1699), Savarofsina (1702 г.) — селение севернее Kusvatsova.

78. Kusvatsova (1702 г.) — селение чуть севернее устья р. Мойки, тогда называли речку Lilla Moija (1681 г.), в районе с. Анненское (в 1890-е гг.), в зоне церкви и кладбища (совр.).

79. Wynika mynne (№ 11) — селение на правом берегу в устье р. Мойка, река называлась Lilla Moija (1681 г.), Peni Mujajocki (1701 г.).

80. Peredka (1702 г.) — селение на правом берегу в нижнем течении р. Мойка.

81. Simgrawissina (1702 г.) — селение на правом берегу р. Мойка, немно го восточнее Peredka.

82. Kiennakova (1702 г.) — селение на левом берегу р. Мойка, немного восточнее Simgrawissina.

83. Werkova (1699 г.) — показана на правом берегу реки, Vpokovia (1702 г.) — селение на левом берегу р. Мойка, немного восточнее Kienna kova.

84. Annectoma (1681 г.), Moiasu (1699 г.), Sto Mujajocki (1701 г.), ???

(1702 г.) — селение на левом берегу р. Мга, в ее устье, река называлась Moia (1681 г.).

85. StoraAmynne (№ 11), Mujasu (1701 г.), ??nderssina (1702 г.) — селение на правом берегу р. Мга, в ее устье.

86. St. Moijo alias Parfeiova (1681 г.), Parofa (1699 г.), ???ark???

(1702 г.) — селение на левом берегу р. Мга, южнее ??nderssina.

87. Gorca Garazina (№ 11), Gorka (1699 г.), Gladcha (1702 г.) — селение на правом берегу р. Мга, южнее ???ark???.

88. ???ygga (1702 г.) — селение на правом берегу р. Мга, южнее Gladcha.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-187-9/ © МАЭ РАН 89. ??? ristari??? (1702 г.) — деревня на р. Черной, левом притоке р. Мги.

90. Warakalla (1701 г.), Aissnova (1702 г.) — деревня восточнее устья р. Тосно, напротив Ивановских порогов, на правом берегу ручья, западнее Петрушкина (1890-е гг.), западнее Петрушино (2000-е гг.). Чуть восточнее этой деревни у левого берега р. Невы остров — Kirsosari (1701 г.).

91. Tama (№ 11), Tammas (1681) — селение восточнее устья р. Тосно, на против Ивановских порогов, на левом берегу ручья, западнее Петрушкина (1890-е гг.), западнее Петрушино (2000-е гг.).

92. Piajoki (№ 11), Piaioki (1681 г.), Pyhajocki (1701), ??? (1702 г.) — селе ние немного восточнее устья р. Тосно, в устье р. Святка, чуть отступая от ее левого берега, в зоне селения Ивановское (1890-е гг., 2000-е гг.).

93. Tusina fall (1701 г.) — селение на левом берегу р. Невы, чуть западнее Pyhajocki (1701).



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 18 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.